Генофонд русских: с кем у нас были общие предки

Что означает понятие «последний общий предок всего человечества»? Являются ли митохондриальная Ева и Y-хромосомный Адам — Адамом и Евой Библии, единственными прародителями всех людей на Земле? Эти вопросы нередко задает любопытствующая публика, и хоть науке известны ответы, понять их обычному человеку с позиций бытового здравого смысла не так-то легко. Генофонд русских: с кем у нас были общие предки Откуда берутся митохондриальные Евы? Схема демонстрирует, каким образом в результате генетического дрейфа разнообразие мтДНК в популяции в конце концов приходит к одному-единственному варианту, носителем которого становятся все самки. Этот процесс стохастический, основанный на случайностях, но исход его неизбежен.

Последний общий предок человечества, тот, с кем каждый житель Земли — от австралийского аборигена до гренландского эскимоса — связан прямым родством. Интуиция подсказывает, что этот наш общий пращур обитал на Земле в какие-то фантастически древние времена, возможно, миллион лет назад. Однако на самом деле это не так, что подтверждается не самыми сложными расчетами.

Все быстро породнились

Представим себе, что есть некая популяция с постоянной численностью, где из поколения в поколение число особей не меняется. И представим себе, что из поколения в поколение брачные пары внутри популяции образуются случайным образом, то есть в ней не существует изолированных подгрупп.

Каждый самец имеет равные шансы составить пару с любой самкой и наоборот. Такая популяция называется панмиктической и являет собой широко используемую в биологии идеальную модель, сродни идеальному газу или абсолютно черному телу в физике.

В панмиктической популяции каждая пара родителей будет оставлять какое-то количество потомков (например, от 0 до 4), но в результате выживает количество особей, которое точно соответствует численности родительского поколения. То есть каждая пара родителей оставит в среднем двух выживших детей.

Это же можно сказать и про каждую отдельную особь из поколения «0»: в поколении «1» у нее будет в среднем по два потомка. Значит, в поколении «2» у этой же особи окажется четыре внука, в поколении «3» — восемь правнуков и т. д.

До тех пор, пока потомки данной особи не начнут скрещиваться друг с другом, число их будет расти как 2 в степени N, где N — число поколений. То есть очень быстро, и даже после начала родственных скрещиваний скорость не сильно упадет. И вот однажды придет поколение, каждый представитель которого будет связан прямым родством с одной из особей поколения «0».

Генофонд русских: с кем у нас были общие предки

Митохондриальную Еву и Y-хромосомного Адама правильнее называть точками схождения. Это те точки на эволюционном дереве, где все ветви сходятся в один узел. И такая точка схождения есть у дерева, построенного по любому гену.

Если взять какой-нибудь ген на аутосомах (неполовых хромосомах), то точка схождения окажется, как правило, еще древнее, чем митохондриальная Ева и Y-хромосомный Адам. Дело в том, что мтДНК и Y-хромосома имеют более низкую эффективную численность.

МтДНК есть и у мужчин, и у женщин, причем только в одном варианте, а потомству передается только материнская мтДНК. Y-хромосома есть только у мужчин и тоже лишь одна.

Ген, находящийся на аутосоме, имеет в четыре раза большую эффективную численность, так как и у самок, и у самцов он существует в двух экземплярах (вариантах) и потомству передается от обоих родителей.

Таким образом, можно ожидать, что последний общий предок (точка схождения) по любому аутосомному гену будет примерно в четыре раза глубже в прошлом, чем митохондриальная Ева. По некоторым генам точка схождения может находиться даже раньше, чем точка расхождения предков человека и шимпанзе. Значит, еще тогда существовало две вариации данного гена и оба перешли в популяцию Homo sapiens.

Когда это произойдет? Подсчитано, что первый общий предок из поколения «0» возникнет для поколения, номер которого ориентировочно можно вычислить при помощи математического выражения log2P (где P — численность популяции).

Попросту говоря, много поколений для этого не потребуется. Для численности 1000 особей это будет примерно 10-е поколение.

По прошествии еще примерно стольких же поколений уже все особи из поколения «0» станут либо общими предками всех ныне живущих членов популяции, либо вообще не будут иметь живущих потомков (за счет прерванных линий).

Для популяции в 100 000 особей момент появления первого общего предка наступает примерно через 17 поколений, а через 30 или чуть больше все особи поколения «0» станут общими предками всей живущей популяции, кроме тех, кто вообще не имеет живых потомков.

Генофонд русских: с кем у нас были общие предки Схема демонстрирует, каким образом в результате генетического дрейфа разнообразие мтДНК в популяции в конце концов приходит к одному единственному варианту, носителем которого становятся все самки. Этот процесс стохастический, основанный на случайностях, но исход его неизбежен.

Все мы Рюриковичи и Чингисовичи

Из этой нехитрой математики следует вывод: за последним общим предком как всего человечества, так и его крупных групп слишком далеко в прошлое ходить не надо. С большой вероятностью все ныне живущее население Евразии — это потомки любого человека, который жил 1000 лет назад и имел много детей или внуков.

Например, многочисленный род Рюриковичей расцвел примерно 1000 лет назад, из чего можно заключить, что сейчас все русские практически наверняка являются прямыми потомками Рюриковичей.

Даже если учесть, что вступление членов этого рода в брак было ограничено социальными барьерами, минимального протекания через эти барьеры было достаточно, чтобы модель сработала и гены русского княжеско-царского рода добрались до каждого из нас.

Было Батыево нашествие и проникновение на Русь монголов? Значит, можно смело утверждать, что все русские являются потомками каких-то монголов и даже лично Чингисхана (о нем чуть ниже). Но как такое может быть? — возразит кто-то.

— Ведь в русском генофонде монгольских генов практически нет! Да, но это вовсе не доказывает отсутствие монгольских предков. Вся популяция может состоять из потомков какого-то одного человека, но не нести в своем геноме его участков ДНК.

Дело в том, что при геометрическом росте количества потомков доля генов предка в той же геометрической прогрессии будет убывать. Поколений через 35 с большой вероятностью у данного конкретного потомка не будет уже ни одного унаследованного от предка нуклеотида.

Доля оставшихся от предка генов вычисляется в данном случае как 1 делить на 2 в степени 35. Если учесть, что нуклеотидов у нас около шести миллиардов, получается, что эта доля составит меньше одного нуклеотида.

Генофонд русских: с кем у нас были общие предки

Сообщалось, что сегодня среди аборигенов Зеленого континента уже невозможно найти чистый австралийский геном. У всех есть европейская примесь, хотя совершенно непонятно, откуда она взялась у племен, живущих изолированно в пустынях.

Понятно, что это след какого-то весьма редкого контакта, но теперь все коренные австралийцы — немного белые.

Подлинный геном австралийского аборигена удалось прочесть лишь недавно, но для этого пришлось использовать образец волос аборигена, собранный каким-то антропологом более 100 лет назад.

Случайная Ева

Итак, последний общий предок человечества гораздо ближе к нам, чем можно было бы подумать.

Совсем другое дело, если мы будем искать не просто последнего общего предка, а последнего общего предка по какому-то конкретному гену или по конкретному кусочку генома, скажем, по митохондриальной ДНК или Y-хромосоме.

Как известно, эти две части нашего генома интересны тем, что одна из них (мтДНК) передается строго по материнской линии, а другая (Y-хромосома) — строго по мужской. Все другие участки генома мы получаем и от отца, и от матери.

Генофонд русских: с кем у нас были общие предки Генографическая карта показывает, какими путями перемещалось человечество по миру, выйдя однажды со своей африканской прародины. Данные науки свидетельствуют о том, что предками людей, заселивших Евразию, Австралию и обе Америки были всего несколько тысяч африканцев.

Последний общий предок по прямой материнской линии, который традиционно называется «митохондриальной Евой», находится в прошлом гораздо дальше, чем просто последний общий предок.

Дело в том, что количество потомков некой женщины по прямой женской линии не обладает свойством увеличиваться в геометрической прогрессии в каждом поколении, а ведет себя совершенно иначе. Оно меняется по закону случайных блужданий — за счет генетического дрейфа.

В каждом поколении оно может увеличиваться на какую-то случайную величину и на какую-то случайную величину уменьшаться, и никакой «памяти» этот процесс не имеет. Однако мы все равно имеем дело с математически просчитываемой ситуацией, исход которой можно предсказать.

Допустим, есть поколение «0», и в нем 20 женщин, каждая из которых имеет свой вариант мтДНК. В следующем поколении каждая из этих женщин производит на свет некое количество (например, от 0 до 4) дочерей (сыновьями в данном случае можно пренебречь). Из общего числа дочерей в поколении остаются снова 20.

И каким-то женщинам поколения «0» не повезло: они дочерей не родили или их дочери не выжили. Таким образом, в поколении «1» разнообразие мтДНК несколько уменьшилось. Так происходит от поколения к поколению: постепенно в популяции остается все меньше вариаций мтДНК.

И хотя частота каждого из 20 гаплотипов колеблется по закону блужданий, примерно к 30-му поколению из исходных вариантов остается один. В этот момент женщина, которая внесла в поколение «0» этот вариант мтДНК, становится митохондриальной Евой всей живущей популяции.

Это стохастический, основанный на случайностях процесс, но исход его неизбежен: все живущие женщины популяции будут прямыми потомками по женской линии одной-единственной женщины из поколения «0».

Генофонд русских: с кем у нас были общие предки

Из объяснения видно, что митохондриальная Ева ни в коем случае не является какой-то единственной женщиной, которая существовала в далекие времена и от которой все произошли.

Нет, кроме нее жила целая популяция, и многие из женщин поколения «0» тоже являются предками молодого поколения, но не по прямой женской линии, а уже через посредство сыновей, внуков, правнуков, то есть предков мужского пола.

Возраст у митохондриальной Евы принципиально больше, чем у просто последнего общего предка. Ее отделяет от живущего поколения количество поколений, примерно равное количеству особей в популяции.

Правда, стоит оговориться, что все эти выкладки имеют отношение к идеальной панмиктической популяции. В реальности миграции, изоляция части популяции на других континентах и островах — все это может влиять на процесс и увеличивать число поколений.

Тем не менее в реальной истории полная изоляция если и бывает, то долго по меркам антропогенеза обычно не продолжается.

Население Америки 10−12 тысяч лет находилось в почти полной изоляции от населения Евразии, но потом приплыл Колумб, и обмен генами продолжился.

Генофонд русских: с кем у нас были общие предки

До недавних пор получалось, что и митохондриальная Ева, и Y-хромосомный Адам примерно «одновозрастны» и оба жили в Восточной Африке 180−190 тысяч лет назад. Но, возможно, эта оценка основывалась на неполном знании о генетическом разнообразии человечества.

Достаточно найти в дебрях тропической Африки какого-нибудь одного человека с неизвестным ранее вариантом мтДНК (какое-то очень древнее ответвление), и Ева сразу станет древнее. Недавно было сообщение, что у чернокожего жителя США провели анализ ДНК и обнаружили неизвестный ранее тип Y-хромосомы.

А это значит, что «постареть» придется Y-хромосомному Адаму.

Как отметиться в истории

Что касается Y-хромосомного Адама, то можно ожидать, что, поскольку в разных культурах время от времени возникает полигиния, гаремная система, и возможны ситуации, когда один мужчина может оставить тысячи потомков, разные варианты Y-хромосомы будут вытеснять друг друга быстрей, чем разные варианты мтДНК. И поэтому Y-хромосома может временами очень быстро распространяться.

Интересная научная работа была проделана в 2003 году, когда генетики проанализировали Y-хромосомы у очень большого количества популяций современных азиатов и обнаружили один ее вариант, возникший около 1000 лет назад и присутствовавший у 8% мужчин в 16 популяциях. Общая численность носителей гена составляет примерно 16 млн человек.

Как же мог столь «молодой» вариант Y-хромосомы так широко распространиться? Случайным дрейфом, колебаниями частот аллелей он таких показателей достичь не мог. Следовательно, ему помог отбор, неслучайное, избирательное размножение носителей этой Y-хромосомы.

По многим косвенным признакам можно предположить, что этот вариант возник либо у самого Чингисхана, либо у его ближайших предков по отцовской линии и распространился в результате завоеваний. Эту гипотезу подтверждает и совпадение границ ареала распространения данного варианта Y-хромосомы с контурами империи Чингисхана. Есть и специальные случаи, которые подтверждают эту гипотезу.

Читайте также:  Как сочи был столицей независимой черкесии

Например, в Пакистане живет небольшой народ, люди которого считают себя потомками Чингисхана. И именно среди них обнаружен высокий процент «чингисхановского» варианта, при том что у окружающих племен такой Y-хромосомы нет.

Генофонд русских: с кем у нас были общие предки

Так сколько их было?

Но если генетические исследования не подтверждают библейский миф о происхождении всех людей от одной пары, то от какого количества особей произошло человечество? Здесь возможны только очень приблизительные оценки, основанные на характере генетического полиморфизма современного человечества. Дело в том, что «бутылочные горлышки» — периоды резкого сокращения численности — оставляют характерные следы в геноме, и можно с известной долей вероятности просчитать колебания численности предковой популяции в прошлом. Расчеты показывают, что предки всего внеафриканского человечества испытали «бутылочное горлышко» 100 000 лет назад — это соответствует выходу из Африки небольшой группы «сапиенсов». Предки людей, заселивших потом всю Евразию, Австралию и обе Америки, имели начальную численность порядка нескольких тысяч.

Если бы популяция сократилась до одной пары особей, мы бы имели очень резкое сгущение точек схождения по разным генам в этот гипотетический период в прошлом.

Но ничего подобного не наблюдается: эволюционные деревья, построенные по разным генам, уходят далеко в глубь времен и даже за момент появления Homo sapiens.

Это говорит о том, что численность нашей предковой популяции никогда не снижалась до экстремально низких значений. Адамов и Ев было несколько тысяч, а может быть, тысяч 10−20.

Статья «Адам, Ева и математика» опубликована в журнале «Популярная механика» (№5, Май 2013).

  • Лонгрид
  • Генетика
  • Происхождение видов

Источник: https://www.popmech.ru/science/14065-adam-eva-i-matematika/

Издание — об исследовании российских генетиков: русские — не славяне, а финны!

Эстонский генетик член Академии наук Эстонии (а также Швеции, Финляндии и других. — Ред.

) Рихард Виллемс сказал Delfi, что один из подробнейших рапортов исследования о генофонде русских был опубликован несколько лет назад, а в конце этого года уже появится материал, касающийся всех славянских народов.

Он также подчеркнул, что Y-хромосома является лишь малой частью человеческого генома, так что делать выводы о происхождении русского народа, основываясь только на этих данных, некорректно.

”С другой стороны, Y-хромосома позволяет проследить историю чистой отцовской линии любого народа”, — отметил ученый. Он не согласился с утверждением, что преобладающий в Y-хромосоме финнов ген N1С1 (в России — N3. — Ред.) можно назвать финским.

”N1C1 — отцовская линия, распространенная во всей Северной Евразии, начиная с чукчей и заканчивая финнами и саамами Этот гаплотип распространен и у эстонцев, латышей, литовцев.

Особенно высока его концентрация у якутов и бурят, в Поволжье — у татар и чувашей (тюркская языковая группа. — Ред.

), а также у говорящих на языке финно-угорской группы марийцев и коми”, — пояснил Виллемс.

”Поэтому гаплотип N1C1 — ни в коем случае не ”финский”, а ген, характерный для народов финской языковой группы — хантов, манси, нанайцев, якутов, тунгусов, бурят и так далее. Оценочно, ген старее этих языков на 15-20 тысяч лет”, — подчеркнул генетик.

И все же общие предки есть

У русских частота проявления этого гена зависит от места жительства. ”У русских, живущих на севере России, вариации Y-хромосомы очень близки к карелам.

Скорей всего, русские северных территорий изначально являлись народами ”финского типа”, которые по историческим причинам перешли на славянский язык и обратились в православную веру.

Ко всему прочему, у большинства сегодня живущих Рюриковичей есть Y-хромосома N1c ”, — продолжил Виллемс.

Однако группа северных русских маленькая, большая часть русских своими корнями по отцовской линии очень близка к украинцам, белорусам, полякам.

”Грубо говоря, финно-угорское присутствие в виде гена N1c1а действительно заметно и у центральных и южных русских, но, в общем, ассимилированные отцовские линии составляют не более 20-30%”, — отметил генетик, указав, что оставшиеся гены почти полностью характерны для славянских племен Центральной Европы, где гаплогруппы N1c отсутствуют.

Источник: https://rus.delfi.ee/daily/estonia/izdanie-ob-issledovanii-rossijskih-genetikov-russkie-ne-slavyane-a-finny?id=66158298

Загадки истории: что содержится в ДНК русского человека

МОСКВА, 20 июн — РИА Новости, Татьяна Пичугина. Ученые опровергли поговорку «поскреби русского — найдешь татарина». Монгольское нашествие почти не оставило следа в русских геномах, не были нашими прямыми предками и скифы. От кого же произошли русские и что можно узнать о них по ДНК — в материале РИА Новости.

Из чего состоит геном россиянина

«В геноме россиянина, как в геноме любого другого организма, содержится четыре нуклеотида: аденин, гуанин, цитозин и тимин, представляющие собой моноэфиры ортофосфорной кислоты и соединенные фосфодиэфирной связью.

Более 99,5 процента нуклеотидных последовательностей в геномах всех людей на Земле идентичны, а вот на эти полпроцента или даже меньше — одну десятую — приходятся все различия», — комментирует РИА Новости Владимир Брюхин, ведущий научный сотрудник Центра геномной биоинформатики имени Ф. Г. Добржанского СПбГУ.

При наследовании ДНК от поколения к поколению в его структуре возникают различные изменения.

Это вставки или пробелы (делеции) фрагментов, длинные или короткие повторы определенного сочетания нуклеотидов, однонуклеотидные полимормизмы, когда в каком-то участке гена заменяется всего одна буква, и другие варианты.

Одни происходят случайно (генетический дрейф), другие — результат приспособления к условиям среды. Все это, как правило, находится в некодирующей части генома, той, что не несет информацию о синтезе белков.

Возникший вариант генома может наследоваться и закрепиться в популяции. Тогда он служит маркером, по которому одни популяции отличают от других. При этом популяции далеко не всегда удается однозначно сопоставить с историческим народом.

Ученые обнаружили большое разнообразие геномов

В России почти две сотни народностей, из которых примерно восемьдесят процентов относят себя к русской национальности.

Но даже их ученые считают «полиэтносом», смесью древних балтославянских и германских племен, финно-угорских и тюркских народов, множества более мелких этносов. Геномы русских разных областей, часто соседних, заметно различаются.

Словом, подвести под общий знаменатель все генетическое многообразие русских и получить некий геном «среднего россиянина» нереально.

По этой причине, например, для проекта «Российские геномы», который реализуется под эгидой СПбГУ при участии ИОГен РАН, ИТМО и еще множества научных организаций страны, выбрали более пятидесяти популяций, в том числе тридцать региональных русских этнических групп.

Пока секвенировали 330 геномов из 17 популяций. Этого мало для статистики, но некоторыми результатами ученые на днях поделились.

«По предварительным данным, в целом у русских много общего с финно-уграми, балтийским и западноевропейскими геномами, что, впрочем, отражает историю миграции и расселения народа.

Хотя общего единства пока не прослеживается: геномы псковской и новгородской популяций похожи на балтийские, архангельские почти не отличаются от западных финно-угорских, а южные русские близки западноевропейским и практически не содержат финно-угорского компонента, в отличие от русских северо-западной и центральной частей России», — продолжает ученый.

Гены рассказывают об особенностях здоровья

Исследователей интересует как этническое происхождение, так и имеющие отношение к здоровью варианты генов: предрасположенность к заболеваниям, эффективность лекарств, возможные последствия их приема.

«Как показали наши исследования, в среднем в геноме каждого человека 50-60 геномных вариантов, влияющих на вероятность развития того или иного заболевания», — отмечает Брюхин.

Давно известно, что некоторые наследственные заболевания встречаются в одних популяциях чаще, чем в других.

Например, фенилкетонурия, которая вызвана нарушением метаболизма и приводит при неправильном питании к задержке умственного развития, не так уж редка у европейцев и русских.

А вот у марийцев, чувашей, удмуртов и адыгейцев ее почти нет. В какой степени за это отвечают генетические различия, ученым предстоит выяснить.

«Распространенность генетического варианта в гене TBC1D31, ассоциированного, например, с диабетическим заболеванием почек, различается даже между псковской и новгородской популяциями почти в два раза и в семь раз по сравнению с якутской популяцией», — добавляет ученый, подчеркивая, что это предварительные данные.

А если поскрести глубже

Как генетики увязывают ДНК и этническую принадлежность? Отправляются в экспедиции в различные регионы, берут образцы у местных и записывают, к какой национальности они себя причисляют, откуда их родители, дедушки и бабушки. Если минимум три поколения семьи проживали в одной деревне и называли себя русскими, такой геном относят к этому этносу, происходящему из определенной местности.

Затем из образцов слюны или крови в лаборатории выделяют ядерные и митохондриальные ДНК и выполняют полное секвенирование. Результаты — цепочки из миллиардов букв — анализируют в программах, вычленяя известные маркеры, ища новые, и сравнивают между собой. Методы извлечения и секвенирования, как и алгоритмы анализа, постоянно совершенствуются.

В 2015 году ученые Института общей генетики РАН вместе с зарубежными коллегами опубликовали результаты масштабного исследования геномов русских. По их данным, отчетливо выделяются северные, центральные и южные группы. Различие в «субстрате», то есть этносах, живших на территории европейской части России до прихода славян и балтов.

Пытаться идентифицировать этот древний предковый субстрат с нынешними народами неправильно. Ученые склоняются к выводу, что он существовал еще до разделения популяций на славян, балтов, германцев, финно-угров и так далее. Нас с ним разъединяет не одно тысячелетие. Кем были эти народы, носителями каких культур, еще предстоит узнать.

Распространенное мнение о том, что славяне — прямые потомки скифов и в более широком смысле — азиатов, не подтверждается по тем же причинам: скифы жили две с половиной тысячи лет назад. Их гены могут быть и у русских, но только через посредничество каких-то других, более близких к нам по времени этносов.

Это как с генами неандертальцев и денисовцев, которые есть у русских, как и у большинства современных популяций людей, поскольку все мы происходим от одних предков, вышедших из Африки сотни тысяч лет назад.

Ученые также отрицают большой вклад татаро-монголов в русский генофонд. Иго повлияло на историю и культуру, но в генах его след едва заметен. Азиатский компонент в небольшом количестве присутствует, но более древний, от этносов, населявших Сибирь задолго до событий XII-XIV веков.

Читайте также:  Кому из русских князей помогала золотая орда

Один из показательных примеров — изучение геномов казачества. Некоторые историки допускают, что раз казаки жили на границе Руси, охраняя ее от набегов тюркоязычных племен, то они могли в итоге вобрать в себя степной (подразумевается монголо-татарский) компонент.

Российские ученые вместе с украинскими коллегами решили это проверить и секвенировали геномы четырех казачьих групп. Выяснилось, что на девяносто процентов генофонд донских верхних и нижних, кубанских, запорожских аналогичен восточнославянскому, как у русских, украинцев, белорусов. А вот терские казаки — исключение, у них заметный вклад северокавказских генов.

Исследование геномов русских и других этносов, проживающих в стране, — это мейнстрим мировой науки. Без этого невозможно установить происхождение современных популяций, древних миграций населения, уточнить и проверить исторические гипотезы.

И это необходимо для того, чтобы изучить распространение наследственных заболеваний, обнаружить генетические маркеры, которые помогут сделать медицину адресной.

Источник: https://ria.ru/20190620/1555710999.html

«Русский — это тот, кто считает себя русским»

Публикация заметки о генетике русского этноса вызвала очень много откликов читателей, многие из которых мы не стали публиковать среди «Писем читателей» из-за неприемлемо резкой позиции их авторов. Выводы, которые были сделаны из статьи, не совсем точно отражают мысль, которую нам хотелось бы донести.

Надеемся, что публикация интервью с ведущим автором оригинальной статьи, кандидатом биологических наук, сотрудником лаборатории популяционной генетики человека Медико-генетического научного центра РАМН Олегом Балановским снимет все вопросы.

— Олег Павлович, в своей работе Вы отмечаете, что некоторые генетические маркеры продемонстрировали мозаичное распределение по всей территории Древней Руси наряду с явным финно-угорским отпечатком в северных областях.

Можно ли при этом говорить о большей «чистокровности» русского населения в центральной и южной части России по сравнению с северянами, и имеет ли смысл говорить о едином русском этносе в свете двух полюсов формирования русского государства?

Отметив качество нашей научно-популярной статьи, Олег Балановский выступил резко против одного из выводов, которые можно было сделать из первого абзаца публикации:

— Сразу скажу, что меня очень смутил и огорчил этот вывод. Вы и в анонсе статьи, и в этом вопросе говорите о «двух мало смешанных группах» русских, одна из которых как бы даже и не русские! От этого недалеко и до разделения людей на этнически «чистых» и «нечистых», а там и до расизма. Увы, я совершенно серьезен, так и происходит.

Грустно, но именно такие выводы сделали многие авторы писем. Именно поэтому мы их и не опубликовали.

— Понятие «чистокровный русский» вообще не имеет смысла, так же как и чистокровный татарин, якут или чеченец.

Каждый человек и на севере, и на юге Европейской России — «стопроцентный чистокровный русский» по той единственной причине, что он считает себя русским.

Если же еще русский язык для него родной, то все вопросы и вовсе отпадают, кто бы ни были по национальности его родители или его отдаленные предки тысячу лет назад.

Русский — по определению не тот, все предки которого славяне (или все предки которого финно-угры, или все предки которого татары и так далее); русский — это тот, кто считает себя русским.

Это единственно возможный научный подход, в рамках которого национальность определяется не по родословной, не по генетике, а по самосознанию.

То же, что популяции тех или иных «стопроцентных русских» имеют несколько различающиеся происхождение — совсем другой вопрос.

Одни, например, составились при смешении определенной части славянских переселенцев и другой части финно-угорского населения, а в других популяциях — это соотношение могло быть в количественном соотношении чуть иным.

Но все это не делает ни тех, ни других менее «русскими» — это только несколько различающаяся история происхождения самих русских популяций.

Более того, наличие двух полюсов ничем не отменяет единства народа, не только культурного, но и генетического… Эти группы очень даже смешаны. Ведь мы обнаружили клины, то есть постепенные изменения генофонда при движении с севера на юг. Если бы эти группы населения были мало смешаны, то никаких постепенных изменений не было бы, а была бы резкая граница, перепад, обрыв.

Методы наших карт позволяют их обнаруживать очень четко.

Например, на геногеографических картах населения Кавказа вырисовывается Кавказский хребет — это зона «обрыва» потоков генов. Будь такой «обрыв» среди русского генофонда — мы бы его обнаружили, ведь обнаруживаются даже особенности потоков генов при расселении русских на юге исконного ареала — в нынешних Курской и Белгородской областях, то есть более поздние и менее масштабные.

— Вы упоминали, что подобные исследования важны не только с точки зрения демографической истории, но также и для поиска «общих сигналов, важных для изучения заболеваний». В статье эта тема не раскрывается, однако нашим читателям оказалось очень интересным узнать и об этом аспекте генетической генеалогии в национальных масштабах.

— Это уже медицинская генетика — область, действительно тесно связанная с нашей, но все же отдельная. Мы ею не занимаемся. Медицинская генетика и популяционная генетика весьма разнятся между собой, а «молекулярная генеалогия», которая упоминается в статье, — скорее все-таки не наука, а прикладная область, и она намного ближе к популяционной генетике.

Но и есть и важное сродство популяционной и медицинской генетики, объясняющее, почему наша лаборатория, работающая только со «здоровыми» генами, находится в Медико-генетическом научном центре —

по структуре и географии генофонда, выявляемой популяционной генетикой, можно прогнозировать структуру и географию груза наследственных болезней.

— Также в Вашей статье есть предположение, что большая близость генетической структуры локальных популяций в центре и на юге обусловлена либо отсутствием ассимиляции субстратных племен в ходе переселения славян, либо наличием на этих территориях славян с незапамятных времен. Этот вопрос так же активно обсуждался нашими читателями. Не могли бы Вы в таком случае пояснить, какова может быть предыстория этих славян, или куда могли исчезнуть генетические следы древних обитателей этих земель, не перемешавшихся с новыми хозяевами?

— Не славян! Далеких предков славян. Это большая разница. Три тысячи лет назад не было восточных славян, эта группа еще не выделилась, существовал некий праязык, а славянского языка не было.

Но на территории нынешней южной России существовало население, потомки которого, возможно, стали со временем основным компонентом в составе популяции славян (разумеется, вместе с еще какими-то компонентами, ни один народ не формируется лишь из одного источника).

— Ваша работа охватывает предысторию только славянской части многонационального населения нашей страны.

Предполагается ли провести аналогичное исследование в отношении остальных этнических групп, чтобы, например, установить, является ли современное население Татарстана потомками волжских булгар, или же этот этнос полностью истреблен, и предки всех современных татар освоились на этих землях во времена татаро-монгольского нашествия?

— Конечно, предполагается. И мы занимаемся далеко не только русскими популяциями. И наши коллеги в России и во всем мире проводят подобные исследования для множества народов. Конкретно по татарам у нас собрана очень большая коллекция образцов, и мы планируем проанализировать ее в этом году.

Олег Балановский также подверг критике наше утверждение, что целью работы было установление степени смешения с другими народностями:

— Вот уж такой цели не было! Вообще говоря, это неинтересно, так как все народы генетически «смешаны» друг с другом — как при «рождении» народа, так и при его «жизни». Важно, как русский генофонд сформировался, а не с кем он потом смешивался.

Напоследок учёный вновь предостерёг от слишком далеко идущих выводов — вплоть до изменения государственных границ «чтобы всё было по науке».

— Вы слишком уважаете генетику. Если есть две зоны в генофонде, это еще не значит, что были две зоны и в государственности. Генофонды генофондами, государства государствами — они иногда связаны друг с другом, но только отчасти.

И генетика лишь послушно следует за границами государств, если они формируют и границы для потоков генов. Тогда в «прапамяти» генофондов можно найти следы ранее существовавших общностей.

Но никогда генетика не предопределяет границы государств.

Для подтверждения этого достаточно заглянуть в историю.

Беседовал Валерий Кривецкий.

Источник: https://www.gazeta.ru/science/2008/01/18_a_2569285.shtml

Гены нации

Недавние работы генетиков разочаровали евреев, порадовали греков и выявили якутские корни у русского писателя Бориса Акунина

В начале августа замечательный российский беллетрист Борис Акунин поделился со своими читателями следующей сенсацией: «Сделал генетический тест. Сюрпризов почти нет: 48% ашкеназийского, 46% кавказского. Но оказалось, что я на одну пятисотую якут. Сейчас вот пытаюсь вообразить якута или якутку восемнадцатого столетия — человека, без которого меня бы не было».

Что ж, воображение — писательский хлеб, но что объективно важного мы узнали из этого сообщения? Во-первых, Григорий Шалвович, оказывается, не чужд модных тенденций. Определять свои этнические корни посредством генетического анализа — актуальный тренд года; буквально на днях New York Times посвятил этой теме очень популярную статью.

В ней мы прочтем не только о том, как меняется жизнь американца, узнавшего о наличии в 10-м поколении афроамериканских предков; там есть еще и комментарии ученых.

И один из этих комментариев как раз о том, что на самом деле «5% якутских генов» означает ровно то же самое, что и «0% якутских генов» — такие тонкости просто за пределами разрешающих возможностей метода, что бы там ни воображал себе Григорий Шалвович.

Но самое интересное — это то, о чем Акунин не написал, потому что счел само собой разумеющимся. Генетический анализ выявил в нем грузинскую и еврейскую кровь, но в его генах не нашлось никаких упоминаний о том, что Борис Акунин — замечательный русский писатель.

Ни намека. А ведь он — русский писатель не на пять, а на все 100%.

Читайте также:  С кем русские чаще всего воевали

Возможно, и тот воображаемый якут был на самом деле советником китайского императора, писавшим удивительные стихи на чистейшем мандаринском наречии, но и об этом генетический анализ сказать нам не может.

Пикантность текущего момента в развитии этнологии состоит в следующем: в то время как успехи расшифровки человеческих геномов наконец-то позволили буквально по капельке слюны определять не только пол и расу (как было еще десять лет назад), но худо-бедно родословную индивидуума, ученые все более единодушно говорят, что нации и гены — предметы разных наук, и поминать их в одном предложении просто-напросто некорректно. Вот, например, замечательная Светлана Боринская из Института общей генетики рассказывает ресурсу «Постнаука»: «Этничность, так же как и язык, не является врожденным признаком — ее обретают (или не обретают) в общении с другими людьми. Миф о том, что “кровь” или гены определяют национальность (…), очень опасен. Его не раз использовали для манипуляций общественным сознанием, последствия которых варьировались от разной глубины дискриминации до геноцида­».

Ситуация, прямо скажем, странная. Одни ученые ловко определяют по генам, были ли у вас в роду евреи.

Другие ученые придумывают такое определение «нации», чтобы никакую национальную принадлежность по генам установить было невозможно, дабы избежать всей этой мерзости «от дискриминации до геноцида».

Благородство мотивов и тех и других нам, неученым, не приходится ставить под сомнение. У нас, впрочем, могут быть свои предпочтения, связанные с самоидентификацией на консервативно-либеральной шкале.

Вот, к примеру, весьма либеральная точка зрения, высказанная уважаемым участником проекта «Сноб»: «Этническая принадлежность — кем себя человек считает и кем его считают окружающие.

Тут только и исключительно МНЕНИЕ играет роль».

Если закон дает человеку право во время переписи населения записаться дотракийцем, никакой генетик не может ему это запретить, что, на наш взгляд, справедливо.

Но тут проблема вот в чем: тех, кто считает себя дотракийцем или полагает, что нация — всего лишь мнение, само понятие нации, как правило, в повседневной жизни не очень-то и беспокоит. Для тех же, кому оно жизненно важно, главную роль, как назло, играют именно гены.

Когда добрые чеченские родители мечтают выдать свою дочь за прекрасного чеченского юношу, им важно вовсе не «мнение» этого юноши, а его родословная, общие предки, «кровь», то есть в конечном счете генетика.

И если вы дадите высоконаучное определение нации, из которого этот аспект будет начисто удален, почтенная семья погонит вас с вашим определением с порога своего дома, едва только разобравшись в подлоге.

Возможно, лет через сто человечество придет к общему (а не только лишь ученому) консенсусу по этому вопросу; но пока навязывать ему единомыслие вроде бы рановато. Мы и не надеялись разъяснить вопрос, просто намекаем, что он сложнее, чем кажется.

Между тем минувшее лето принесло две научные работы, в которых, вопреки пожеланиям гуманитариев, слова «нация» и «гены» встречаются бок о бок. 

1. В геноциде невиновны

Британский генетик Марк Хейбер исхитрился выделить ДНК из останков людей, проживавших в Палестине — точнее, в окрестностях финикийского города Сидона — в  XVII веке до нашей эры. То есть примерно в тот период, когда праотец Иаков пас свои стада чуть восточнее, если считать, что Библия донесла до нас хоть крупицы реальной истории.

Исследователь расшифровал геном покойных и выдал примерно тот же вердикт, что Борис Акунин получил от «23andMe»: примерно половину генов они унаследовали от неолитического населения Леванта, другую половину получили из Ирана. Примерно так описывали происхождение финикийцев древнегреческие источники, так что сюрприза тут не было.

Сюрприз в другом: если верить Библии, полтысячелетия спустя племена, населявшие эти земли, — Священное Писание называет их хананеями — были волею Божией истреблены, дабы дать место избранному народу.

Пятикнижие сохранило для нас свидетельство этого геноцида, а это источник весьма авторитетный, причем именно для народа, который в геноциде хананеев якобы повинен, — израильтян.

Однако генетики выяснили, что древние хананеи, раскопанные подле Сидона, делят 90% генов с современным населением Ливана. Если геноцид действительно имел место, такого просто не может быть. А значит, его не было. Страшный груз вроде бы снят с совести народа Израиля, но есть и неприятный осадок: с библейской историей, возможно, что-то не так.

Единственное объяснение, примиряющее оба свидетельства: возможно, древние израильтяне действительно извели всех хананеев, но при этом генетически от них не отличались. Потому что, см.

выше, национальность определяют не кровь и не гены, а (в данном случае) верность Единому Богу.

Хотя тот факт, что даже на таком весьма оживленном историческом перекрестке, как Ближний Восток, население сохранило 90% генофонда на протяжении 3700 лет, говорит о том, что не так уж он прост, этот национальный генофонд. Может быть, и рано махать на него рукой.

2. Потомки богов

Вторая научная работа лета призвана приободрить современных греков. Наследники языка той культуры, что питает корни современной цивилизации, вполне серьезно ощущают себя соотечественниками Одиссея и Агамемнона.

Однако любители оскорблять людей по национальному признаку последние сто лет не скупились на шутки о том, что эти греки — далеко не те греки, а вообще непонятно кто.

Статья, опубликованная этим летом в Nature, неопровержимо свидетельствует, что гордые греки правы, а их обидчики заблуждаются.

Древнюю ДНК на этот раз выделили из останков даже не микенцев (от которых греки ведут родословную и к которым как раз принадлежали мужи-ахейцы во главе с Агамемноном), а предшествовавших им минойцев.

19 зубов возрастом от 4900 до 3700 лет послужили источником ДНК, геномы расшифрованы, результаты красноречивы. Микенцы унаследовали 90% своей ДНК от минойцев (остальные 10% — из Восточной Европы и Центральной Азии).

Минойцы, в свою очередь, делят 75% маркеров с первыми неолитическими земледельцами Средиземноморья. А современные греки генетически почти неотличимы от микенцев.

Таким образом, население этой территории не только пронесло свой генофонд практически через всю человеческую историю, но и сохранило историческую память минимум о трети этого отрезка времени. Если в этом месте не должно прозвучать слово «нация», тогда это слово действительно лучше бы вычеркнуть из лексикона.

* * *

Если вам кажется, что тут мы опасно приблизились в наших рассуждениях к позиции уважаемого Егора Просвирнина, можно вернуть себе внутреннее равновесие, познакомившись с замечательным обзором из журнала Science.

Из него вы узнаете, в каком хаосе пребывают генофонды большинства современных народов Европы и насколько глупо гордиться, к примеру, такими фикциями, как «немецкая» или «кельтская» кровь.

Научная истина всегда сложнее, чем допускают правила аргументации в идеологических дискуссиях. Если недавние работы по этногенетике и способны привести к мировоззренческим выводам, то в основном вот к такому: приобретайте побольше знаний и поменьше мнений.

Если этот принцип и не несет абсолютной мудрости, то по крайней мере не даст сморозить какую-нибудь глупость в споре. Это, между прочим, тоже отличный результат.

Источник: https://snob.ru/entry/150933/

Русские гены: что мы об этом знаем

«Откуда вышел человек?», «Кем были наши предки?»  — эти вопросы входят в длинный список, на которые наука не может дать достоверных ответов.  Но относительно недавно на помощь историкам пришли генетики.

Оказалось, что в каждом человеке записана информация обо всех его предках. Это наш самый первый «паспорт», который мы получили от природы. В целом, внутри нас полное генеалогическое древо, которое, в отличие от рукописных вариантов, нельзя ни переписать, ни уничтожить. Нужно только научиться читать эту информацию. И этим сегодня занимается популяционная генетика.

Если кратко, то она базируется на двух основных свойствах человеческого организма – наследственности и изменчивости. Изучая это, генетики обнаружили, что все современное человечество восходит к одной женщине, которую ученые именуют Митохондриальной Евой.

Она жила в Африке более 200 тысяч лет назад. Как об этом узнали? Все просто – у всех нас в геноме одинаковая митохондрия – набор из 25 генов, которые есть у любого человека. И передаются они только по материнской линии.

При этом Y-хромосома у всех нынешних мужчин также возводится к одному мужчине, прозванном Адамом, в честь библейского первого человека.

Итак, у нас есть два биологических предка человечества: Адам и Ева, но говорить о серьезном вторжении в научный дискурс креационистской теории еще рано. Речь идет всего лишь о ближайших общих предках всех ныне живущих людей.

Они не были первыми и единственными представителями рода людского на земле, просто в результате процесса, который ученые называют генетическим дрейфом, до нас дошли только их гены через их потомство, которое оказалось самым продуктивным. Кстати, жили они в разное время – Адам, от которого все современные представители мужского пола получили свою Y-хромосому, был на 150 тысяч лет моложе Евы.

Этих людей с трудом можно назвать нашими «предками», так как из тридцати тысяч генов, которыми обладает человек, от них у нас всего лишь 25 генов и Y-хромосома.

Популяция увеличивалась; гены остальных людей мешались с генами их современников, видоизменялись, мутировали в ходе миграций и условий, в которых люди жили.

В итоге мы получили разные геномы разных образовавшихся впоследствии народов.

Благодаря этим мутациям мы можем определить процесс расселения человечества, а также генетические гаплогруппы (это общности людей со схожими гаплотипами, имеющими общего предка, у которого в обоих гаплотипах имела место одна и та же мутация – остальное хорошо описано в википедии), свойственные той или иной нации. У каждого народа – свой набор гаплогрупп, которые иногда бывают схожи. Благодаря этому мы можем определить, чья кровь течет в нас, и кто является нашими ближайшими генетическими родственниками.

Источник: https://russian7.ru/post/o-chyom-nam-govoryat-russkie-geny/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector