Иван грозный: был ли он английским агентом

Сватовство Ивана Грозного к английской королеве Елизавете обычно считают его очередной мимолетной прихотью. Но он вел крупную игру. На кону мог быть титул монарха от Англии до Урала или политическое убежище в Англии…

Иван Грозный: был ли он английским агентом

Королева Елизавета любила повторять, что она «замужем за Англией». Она не желала делить свою власть с мужчиной, тем более что негативное отношение к браку у нее сформировалось еще в детстве. Ее отец – Генрих VIII заработал себе славу «черного вдовца». У него было шесть жен и лишь две пережили его.

Мать Елизаветы – Анну Болейн он отправил на эшафот, обвинив в измене. За ней последовала ее двоюродная сестра Екатерина Говард, смерть которой потрясла молодую Елизавету едва ли не больше, чем смерть ее матери.

Историки считают, что именно в это время у Елизаветы сформировалось четкое отвращение к браку. Отныне для нее любое подчинение мужчине ассоциировалось со смертью.

Иван Грозный: был ли он английским агентом

Леди Елизавета в 1546 году на портрете неизвестного художника

Однако Елизавета умело использовала свое холостое положение в политических целях. Брак с ней мог изменить всю политическую расстановку сил в Европе, поэтому она всегда находилась в состоянии обручения с тем или иным кандидатом, держа всех в напряжении.

Так, например, ее сватовство с французским герцогом Алансонским длилось около десяти лет.

В зависимости от политической ситуации во Франции и Испании, королева то приближала, то отдаляла претендента, чем заставила изрядно поволноваться Екатерину Медичи и Филиппа II, ибо ее брак с французским принцем мог существенно подорвать мирное сосуществование Габсбургов и Валуа. Брачные игры всегда были одним из главных ее политических козырей.

В этих условиях, едва ли Елизавета видела в Иване Грозном, который по количеству жен был схож с ее отцом, удачную партию. Но, без сомнения, она извлекала свою выгоду из их дружеской переписки.

Добрые отношения с Иваном Грозным позволяли ей поддерживать английскую «Московскую компанию», торговавшую с Россией, которая в определенный момент заняла главенствующее положение на рынке, вытеснив русских конкурентов.

Но не только экономические интересы привлекали Елизавету в отношениях с русским царем. Считается, что в одном из писем Елизавета сама намекала Ивану Грозному на возможный брачный союз, чтобы стать правителями всей Европы – от Англии до Урала.

Иван Грозный: был ли он английским агентом

Елизавета I, Королева-дева — королева Англии и Ирландии, последняя из династии Тюдоров

Без сомнения, подобная перспектива не могла не импонировать Ивану IV. Но дошедшие до нас источники сообщают еще одну причину, по которой царь так стремился заручиться поддержкой Англии и благосклонностью королевы.

Как рассказывает современник событий, английский аристократ и путешественник Джером Горсей, Иван Грозный стремился получить политическое убежище в Англии:

«Беспокоясь о том, чтобы избежать участи своих жертв, Иван Грозный постоянно расспрашивал Элизиуса Бомелиуса (придворного лекаря) о том, сколько лет королеве Елизавете, насколько успешным могло бы быть его сватовство к ней. Он решился на эту попытку; с этой целью постриг в монахини царицу, свою последнюю жену.

  • И с давнего времени имея мысль сделать Англию своим убежищем в случае необходимости, построил множество судов, барж и лодок у Вологды, куда свез свои самые большие богатства, чтобы, когда пробьет час, погрузиться на эти суда и отправиться в Англию».
  • Принимая во внимание темперамент царя и его склонность к быстрым решениям и поступкам, подобная позиция вполне могла иметь место.
  • Слова Горсея подтверждают Псковские летописи изучаемого периода:

«В лето 7078-го (1570 год)… к нему [Ивану Грозному] прислаша Немчина лютого волхва нарицаемаго Елисея, и бысть ему любим в приближении.

И положи на царя страхование и выбеглец от неверных нахождения, и конечне был отвел царя от веры: на русских людеи царю возложил сверепство, а к немцамъ на любовь переложи… и много множества род боярскаго и княжеска взусти убити цареви.

Последи же и самого приведе наконец еже бежати в Англинскую землю и тамо женитися, а свои было бояре оставшие побитии».

  1. Иван Грозный: был ли он английским агентом
  2. Иван IV Васильевич, прозванный Грозным, также имел имена Тит и Смарагд, в постриге — Иона
  3. Но планам русского царя не суждено было сбыться. Этим же годом датируется одно из самых гневных писем Ивана Грозного Елизавете, где он называет ее пошлой девицей, которая не имеет никакого политического веса в своей стране:

«Мы думали, что ты правительница своей земли и хочешь чести и выгоды своей стране. Ажно у тебя мимо тебя люди владеют и не токмо люди, но и мужики торговые и о наших государевых головах, и о честех, и о землях прибытка не ищут, а ищут своих торговых прибытков. А ты пребываешь в своем девическом чину, как есть пошлая девица».

В письме речь шла о произволе английских купцов на русском рынке. Кроме того, царь упрекал королеву, что она ставит интересы английских торговцев выше неких «тайных дел великого значения», под которыми обычно понимают возможность заключение брачного союза.

  • Историки считают, что причиной столь гневного письма, стал отказ Елизаветы не только на брачное предложение царя, но и на просьбу о политическом убежище. Вот как пишет об этом исследователь Феликс Прайор: 
  • «Царь вышел из себя, когда Елизавета отвергла его ухаживания и предложила ему приют только на условии, что он сам будет оплачивать свои расходы».
  • Иван Грозный: был ли он английским агентом
  • Смотрины царской невесты послом Иоанна Грозного в Англии

Обида царя была глубокой, переписка между ним и Елизаветой прекратилась на 12 лет, но от своих планов царь не отказался. В 1582 году он отправил в Англию дворянина Федора Писемского, который должен был сосватать за царя племянницу королевы Марию Гастингс, графиню Гоптингтонскую. Но Елизавета ему вежливо отказала:

«Любя брата своего, вашего государя, я рада быть с ним в свойстве. Но я слышала, что государь ваш любит красивых девиц, а моя племянница некрасива. Мне стыдно списывать портрет с племянницы и послать его к царю, потому что она некрасива и больна, лежала в оспе, лицо у нее теперь красное, ямковатое».

Королева лишь тянула время. Право монопольной торговли с Москвой Англия могла получить и за помощь Ивану Грозному против поляков, а породниться с аналогом своего отца Елизавета явно не желала. Прямых наследников у нее не было, а претенденты на английский трон извне могли подорвать суверенитет страны.

  1. В конце концов, она сделала вид, что готова устроить брак, при этом отправив в Москву посла Джерома Боуса, который должен был всеми силами отговорить Ивана Грозного от его решения.
  2. «Последняя капля кремлевского терпения»
  3. Джером Боус, после длительных переговоров о монопольных привилегиях Англии в Москве, поспешил сообщить царю, что Мария Гастингс очень больна, страшна собой, приходится дальней родственницей Елизаветы, не имеет никакого влияния при дворе, и вообще не готова принять православную веру, что фактически делало невозможным ее законный брак с русским царем.

На просьбы Ивана Грозного предложить ему более подходящую кандидатуру, Боус ответил, что не уполномочен об этом говорить. Впоследствии он писал, что царь настолько жаждал найти жену в Англии, что был готов сам нанести визит на Туманный Альбион.

Иван Грозный: был ли он английским агентом

Изображение Ивана IV из западного источника

По мнению историка Андрея Портнова, столь убежденное желание Ивана Грозного породниться с домом Тюдоров стало «последней каплей, переполнившей чашу кремлевского терпения». На русский престол уже нацелился Борис Годунов, который имел большое влияние при дворе. На прощальную аудиенцию с послом Джером Боусом царь прийти уже не смог.

Источник: http://vestnikk.ru/dosug/legends/30717-ivan-groznyy-i-angliyskaya-koroleva-elizaveta.html

Сватался ли Иван Грозный к английской королеве?

Как известно, браки заключаются на небесах. Но мы расскажем вам о том возможном браке, который вроде планировали заключить дипломаты Лондона и Посольский приказ в Москве. Расскажем, как Иван Грозный сватался к английской королеве Елизавете I

Знакомство

В середине XVI века Россия, как и Англия, искала новые торговые пути. Все дороги в Новый Свет были заняты испанцами и португальцами, которые нашли для себя источники неиссякаемых богатств и делиться ими ни с кем не собирались. В те времена Англия ещё не была готова с ними соперничать и стала искать обходные пути.

Английские «купцы-авантюристы» решили поискать северо-восточный морской проход в Индию и Китай. Россия в этих планах не значилась. Английские корабли были загружены образцами товаров и получили грамоты от короля Эдуарда VI.

Англичане были бы не англичанами, если бы не подготовили эти грамоты так, что они при случае могли быть вручены любому правителю, до которого они бы добрались. В далёкое плавание отправились три корабля.

Два корабля погибли в Баренцевом море, а один – под названием «Bonaventure» («Благое предприятие») и под командованием Ричарда Ченслера – оказался в устье Северной Двины и попал к поморам. Корабль был задержан, а местный воевода доложил обо всём случившемся в Москву. По приказу Ивана Грозного Ченслера доставили в Москву.

Иван Грозный: был ли он английским агентом

Елизавета I неизвестного автора

Источник: pinterest.ru

Но Россия тоже искала новые торговые пути. Дороги на Запад проходили через Польшу и Литву, а они добрых чувств к Русскому государству не испытывали. Прибытие англичан было очень кстати. Правда, Иван Грозный сразу ехидно заметил, что королевские грамоты «составлены неведомо кому».

Торговля – двигатель прогресса

Все сомнения насчёт помыслов англичан искупили товары, привезённые ими, а это было олово, оружие, сукно. Русский царь проникся к иностранным купцам определённым доверием.

Он даже предоставил им право беспошлинной торговли.

Англичанам было выделено отдельное подворье на Варварке, но они видели в России лишь торгового партнёра, а вот Иван Грозный надеялся приобрести военного и политического союзника.

Иван Грозный: был ли он английским агентом

Еще одно изображение Елизаветы

Источник: pinterest.ru

В 1555 году была создана привилегированная Московская компания. Московские купцы тоже получили право беспошлинной торговли с Англией. Русские товары (лес, пенька, дёготь, ворвань) помогли Англии стать «владычицей морей». Отношения складывались с переменным успехом, но Иван Васильевич всё пытался добиться военно-политического союза с Англией, который дополнил бы экономические отношения.

Лучшей гарантией прочности такого союза в тот период считался брачный альянс. Но дело это было непростое и хлопотное. До сих пор в ходу версии, что в это время у русского царя появились идеи жениться на английской королеве Елизавете. Факт сватовства вызывает большие сомнения и основан только на сообщении англичанина Джерома Горсея, который и в те времена отличался недобросовестностью.

У вас товар, у нас купец

Тем не менее вопрос этот довольно интересен. Известно, что Иван Васильевич состоял с английской королевой в переписке. Они обсуждали разные вопросы, вплоть до предоставления политического убежища русскому царю в случае необходимости.

Конечно, если бы ставился и брачный вопрос, он бы не остался незамеченным и современниками, и последующими исследователями. А уж писатели, поэты и другие творческие романтики не остались бы в долгу.

Но наши читатели помнят, что у истории нет сослагательного наклонения.

Иван Грозный: был ли он английским агентом

И ещё одно

Источник: pinterest.ru

Русский царь никогда монахом не был, в современных глянцевых журналах его назвали бы ловеласом, ведь он четырежды состоял в законном браке и три раза вступал, как нынче говорят, в отношения без спроса у церкви.

Да, к женщинам Грозный был неравнодушен и выбирал себе избранниц из достойных семей. Естественно, как было не обратить внимание на девушку из далёкого королевства, которая была, между прочим, не замужем и имела солидное приданое в виде Туманного Альбиона.

Кому-то даже кажется, что это был не только мужской интерес, а крупный проект, в результате которого можно было получить титул монарха от Урала до Англии. Вспомним знаменитую советскую песню: «И от тайги до британских морей Красная Армия всех сильней».

И вот такой расклад мог бы произойти ещё в XVI веке, правда, вместо Красной Армии выступала бы русская.

Елизавета действительно замужем не была. Её папа, Генрих VIII, с самого начала привил дочке неприятие к браку, так как был женат шесть раз, и четыре жены его умерли. И уже став королевой, она дала всем понять, что не желает делить свою власть с мужчинами, а своим придворным заявила, что она вообще «замужем за Англией».

Потенциальная невеста женщиной была деспотичной, что во многом позволяло ей продвигать свою страну вперёд. У неё и без Ивана Васильевича женихов было достаточно, и все понимали, что союз с ней кардинально изменит расстановку сил в Европе.

Читайте также:  Последний удельный князь: почему иван грозный затаил обиду на владимира старицкого

«Почтовый роман»

Действительно, оба властителя состояли в дружеской переписке. Всего Елизавете было отправлено 11 писем. И ещё один важный момент: с другими женщинами Иван Васильевич в переписке не состоял.

Иван Грозный: был ли он английским агентом

Так могла бы выглядеть наша пара

Источник: a.kras.cc

Особенно примечательно письмо царя от 24 октября 1570 года. Там затрагиваются торговые проблемы и неоднократно упоминаются некие «тайные дела великого значения», которые Грозный передал королеве через её посланника Дженкинсона.

Вот под этими «тайными делами» многие понимают предложения о браке и о предоставлении взаимного политического убежища в случае необходимости. Поверенного в сердечных делах коронованных особ давно нет в живых и спросить нам не у кого.

Вероятно, сердечное предложение было отклонено королевой, а убежище было обещано при условии, что царь сам будет себя содержать.

Отвергнутый жених написал Елизавете гневное письмо. Он назвал её «пошлой девицей», не имеющей никакой власти и политического веса в стране. А ещё он ей пообещал, что в одностороннем порядке аннулирует все ранние договорённости, вплоть до торговых…

История не имеет сослагательного наклонения, но повторяется с завидным постоянством. Похожим образом мы и сейчас общаемся с Англией, вполне оправдывающей свою репутацию пошлой девицы.

  • Обложка: russiapost.su

Источник: https://histrf.ru/biblioteka/b/svatalsia-li-ivan-groznyi-k-anghliiskoi-korolievie

Записки придворных сочинителей и сэра Джерома Горсея об Иване Грозном и Слободе

Иван Грозный: был ли он английским агентом

На Западе представления о России Ивана Грозного во многом складывались из исторических описаний, записок, докладов людей, выполнявших поручения королей европейских государств и папы римского. Авторы эти: купцы, военные, дипломаты, политические агенты — в своих сочинениях обычно рассказывали и об Александровской слободе.

Конечно, современный образованный человек знает, что это уникальное историческое место. Единственное на земле, в котором наиболее полно раскрывается сложный и загадочный период русской истории — эпоха Грозного.

Похоже, что просвещенные европейцы XVI- XVII вв. тоже это понимали. Хотя не все их рассказы можно считать правдивыми и объективными. Информацию они добывали из вторых или третьих рук и зачастую в Слободе и даже России XVI в.

никогда не бывали.

Иван Грозный: был ли он английским агентомК числу распространенных и известных тогда сочинений относится «Описание Московии» Александра Гваньини (1578 г.). Итальянец из Вероны, начавший в 1550-х годах карьеру как военный инженер на польской королевской службе, он в дальнейшем принял польское подданство. Почти 18 лет занимал важный пост военного коменданта старинного города Витебска. В круг его обязанностей, кроме военного дела, входило изучение географии, политики, этнографии Польши и сопредельных с нею государств. По свидетельству современников, он одинаково хорошо владел пером и шпагой. И «средь шума военного» написал важную книгу, где дал интересный историко-географический очерк о России. Главные сведения об укладе жизни, обычаях, религии русских он почерпнул из популярных «Записок о Московии» австрийского дипломата С. Герберштейна, побывавшего в Москве при Василии III в 1517 и 1526 гг.

Но рассказ Гваньини о Слободе — простой, логический и четкий, основан на другом источнике — докладе перебежчика от царя Ивана Грозного к польскому королю Сигизмунду II.

Поскольку автор «Описания» находился в то время при королевском дворе, он мог еще в рукописи ознакомиться с этим сомнительным документом, написанным в свое оправдание немецким дворянином А. Шлихтингом. Попав в плен к русским, тот несколько лет служил переводчиком у царского врача, не раз сопровождал его в походах и бывал в Александровской слободе.

Избежав чрезмерного «сгущения красок» и ужасающих подробностей, свойственных этому очевидцу опричных нововведений, Гваньини в главном последовал за ним. События в Слободе (он называет ее двором) представлены им для обличения тирании Грозного. Вслед за Шлихтингом он повторил, что целью царя было уничтожение представителей древних фамилий.

Как просвещенный европеец-гуманист, Гваньини не преминул порассуждать об истоках тирании в России. Им дана такая оценка русского народа: «…все московиты или русские более довольны состоянием рабства, чем свободы».

В отличие от Гваньини шведский дворянин Петр Петрей де Ерлезунда, написавший «Историю о великом княжестве Московском», периодически бывал в России с 1601 по 1617 гг. Посещал ли он Александровскую слободу — достоверно не выяснено. Однако известно, что в 1609-1610 гг.

он находился в составе корпуса шведского воеводы Я. Делагарди. Так что с его войсками Петрей вполне мог принимать участие в освобождении Слободы от поляков.

Недаром его описание слободской крепости, подробности декора главной ее церкви, «построенной в память девы Марии», иногда цитируется в исторической литературе как свидетельство очевидца.

О своей жизни Петрей распространялся мало, так как собирал разнообразную информацию о внутренней и внешней политике Московии. Эту трудную и опасную работу шведского агента он прикрывал дипломатическими поручениями и врачебной практикой.

Круг его информаторов был очень широк: от вдовы Ивана Грозного — Марии Нагой, окружения самозванца Лжедмитрия I до простых горожан, слуг иностранных посольств, жителей Немецкой слободы. В Швеции высоко ценили заслуги Петрея. Он получил должность придворного историографа, а затем и «придворного фискала».

Книга «История о великом княжестве Московском» (1615 г.) явилась своеобразным итогом его деятельности в России. Ему хотелось дать очерк русской истории от времен Рюрика до царя Михаила Федоровича.

Безусловно, удалась придворному сочинителю та часть, что посвящена событиям Смуты, очевидцем и участником которых он являлся. Когда же он стал излагать историю, опираясь на сочинения других иностранных авторов, да еще писавших по определенному заказу, то получился многословный и запутанный рассказ.

Малопонятна, например, цель приезда Ивана Васильевича в Слободу. Разве «когда ему пришла охота бросить дела, вести монашескую жизнь»? Равно, как и образ его жизни там: то ли «жил со своим двором, точно отшельник», то ли развлекался?

Петрей не дал прямой характеристики царя Ивана, а описал, в основном, те эпизоды его жизни, где он слаб и жалок.

В «Истории» неоднократно описывается неустойчивая психика Грозного: «ослабел, устал, не может дольше заниматься трудными делами правления», «долгое время только и делал, что рыдал и плакал», «вел чрезвычайно жалкую и несчастную жизнь».

Какие цели преследовал подобными оценками умный и дальновидный политический агент? Может быть, хотел принизить перед своим королем грозного соседа? Некоторые исследователи полагают, что в сочинении Петрея преобладали антирусские настроения, и он принадлежал к авторам, стремившимся создать отрицательный образ России у европейцев.

Как важное свидетельство современника и участника событий конца правления Ивана Грозного воспринималась книга А. Поссевино «Московия» (1586 г.).

По поручению римского папы Григория XIII, к которому обратился царь Иван IV, иезуит Антонио Поссевино приехал в Москву с необычной миссией. Будучи опытным дипломатом, он выступил посредником в переговорах о мире между Россией и Речью Посполитой в 1581-82 гг.

Папский посланник имел еще и тайную цель: обратить в католичество царя, а затем, возможно, и весь русский народ.

Несмотря на активность, деятельность Поссевино на переговорах вызвала недовольство обеих сторон. Польский гетман писал раздраженно: «… эти переговоры кончатся тем, что князь (Иван IV) ударит его костылем и прогонит».

И в самом деле, почти 20-летняя война России за выход к Балтийскому морю закончилась перемирием на тяжелых для русских условиях. Поссевино ничего не смог изменить. Не выполнил он и главного поручения римского папы, только добился публичных диспутов о вере с Иваном Грозным.

Беседы о религии, как своеобразный отчет, Поссевино включил в свою книгу. Вошла в нее и дипломатическая переписка: письма посредника к царю Ивану, польскому королю Стефану Баторию, другим участникам переговоров. Эти уникальные материалы помогают понять, почему провалилась миссия Поссевино.

Видимо, в Ватикане имели смутное представление о положении дел в России и о личности царя. Искушенный дипломат Поссевино рассчитывал переиграть Грозного, не подозревая о глубине его богословских знаний, красноречии, хитрости и преданности православию.

В то же время в Александровской слободе умер наследник престола, старший сын царя. Этому трагическому событию в «Московии» посвящена отдельная глава. Для нас она особенно интересна. Ведь летописи об этом говорят скупо: «Того же году (7090) преставися царевич Иван Иванович в Слободе», или «Ноября 19 преставися царевич Иван Иванович на утрени и лет его 28».

О причинах ссоры между отцом и сыном сообщают некоторые иностранные источники по информации, полученной от русских пленных. Гнев царя якобы был вызван стремлением наследника возглавить войско под Псковом. Совсем другую, «семейную», версию излагает Поссевино. Ее он записал со слов бывшего в Москве придворного иезуита.

В ней живо рассказывается о подробностях бытовой ссоры великого князя с сыном, его убийстве и глубокой скорби отца. Если бы не этот рассказ, то о Поссевино сейчас знал бы только узкий круг историков и архивистов. Теперь же его имя становится известно практически всем, кто приезжает в «Александровскую Слободу».

В музейных залах, бывших царских палатах слободского дворца, по нескольку раз в день освещается самая популярная «поссевиновская» версия о личной драме Ивана Грозного.

Весомый вклад в создание представлений иностранцев о России внес Джером Горсей, английский купец, дипломат, тайный агент английской королевы Елизаветы Тюдор. Почти два десятилетия (1573-1591 гг.) он выполнял посольские службы то Англии, то России, путешествуя из одной страны в другую.

Историки отмечают, что Горсей занял исключительное положение при царском дворе с тех пор, как исполнил секретное и важное поручение Ивана IV к Елизавете. На 13 кораблях он привез из Англии военные припасы русским для ведения Ливонской войны: порох, селитру, медь, свинец и т.п.

Не забывал английский посланник и о личной выгоде, из-за чего попадал порой в скандальные ситуации. Ему приходилось спасаться бегством в Россию от обвинений купцов английской компании. А московские власти, в свою очередь, высылали «Еремея…. в Аглинскую землю».

(Еремеем называли Горсея в русских посольских документах).

«После странствий по чужим землям», окончательно вернувшись в свою страну, он написал записки, состоявшие из нескольких книг. Принято считать, что самые ценные сведения содержит сочинение «Путешествия сэра Джерома Горсея» (1626г.). Это живые зарисовки современника и очевидца, которому покровительствовал сам Иван Грозный. И автор дал его личности высокую оценку.

Иван Васильевич в его описании «вырос красивым, был наделен большим умом и блестящими способностями, достойными для управления столь великой монархии». Но «Путешествия» начинаются с событий, происходивших еще до приезда Горсея в Москву. Здесь он основывался на устных рассказах, хотя и ссылался на какие-то «хранимые в секрете» хроники.

Это повлекло за собой большую путаницу, хронологическую и фактическую.

Горсей совместил события, разделенные десятью годами. Отъезд Ивана Грозного в Александровскую слободу, введение опричнины происходят у него в одно время с посажением на трон татарского царевича Симеона Бекбулатовича.

Перепутана последовательность взятия городов в опричном походе: вначале разгромлен Псков, затем Новгород, а не наоборот, как в сообщениях русских летописей. Им названо фантастическое число жертв новгородского погрома — 700 тыс. человек! Напомним: Таубе и Крузе, служившие у царя в опричнине, указывали на 27 тыс.

Но и эта цифра, по мнению исследователей, сильно преувеличена. Особенно наполненным «ходячими» слухами, легендами и мифами оказалось описание образа жизни в царской Слободе. Чего тут только нет: травля монахов медведями, подробности изощренных пыток и казней, огромные питающиеся трупами, жирные, переросшие себя щуки и карпы в прудах и озерах Слободы и т.п.

Что, правда, что вымысел — разобраться почти невозможно. Самое грустное, что эти россказни сэра Джерома стали кочевать из одного отечественного историко-художественного произведения в другое. Принимаемые за достоверные известия, они с успехом добрались до нашего времени. Достаточно вспомнить фильм Павла Лунгина «Царь».

Между тем, в «Путешествиях» отношение Горсея к царю нельзя назвать враждебным. Их встреча в Слободе описана в уважительном тоне. Царь у него поступает так, как подобает его величеству: гневается, обрушивает свое недовольство на подданных, попадающих под горячую руку. Он отбирает в царскую казну у обвиненных в измене многочисленное добро, деньги, сокровища.

Казням и расправам, творимым по приказу Ивана IV, автор находит вполне человеческое объяснение: постоянный страх, боязнь заговоров и покушений. «Он знал, что его государство и личная безопасность с каждым днем становится все менее надежными», — отмечал Горсей.

Он как бы сочувствует царю, понимает и разделяет желание Грозного сделать в случае необходимости своим убежищем Англию. В книге не раз говорится о созидательной деятельности Ивана IV: что он отстроил и укрепил Москву, построил множество судов, барок, лодок; за время царствования возвел 155 крепостей и 300 городов на пустующих землях.

Почти 400 лет прошло со времени появления записок сэра Джерома Горсея. Пробужденный им интерес англичан к российской истории оказался очень устойчивым. И уже в XXI веке музей-заповедник «Александровская Слобода» неоднократно выбирался английским телевидением как место съемок документально-исторических фильмов.

Компания «BBC», известная замечательными и масштабными проектами («Дворцы мира», «Мировые правители» и др.), вновь и вновь обращается к личности Ивана Грозного.

Живой свидетель той эпохи — Александровский кремль с царскими палатами, храмами, подземельями, музейными экспозициями в подлинном грозненском пространстве — неудержимо влечет создателей фильмов в Слободу.

Хочется надеяться, что обилие материалов, в т.ч. написанных придворными европейских правителей — современников Грозного, впечатления от увиденного и услышанного в музее, помогут более объективно рассказать о первом русском царе. И он предстанет не только как кровавый монстр или тиран-разрушитель, но как могущественный государь-созидатель с человеческими слабостями и страстями.

С.А. Глейбман, заслуженный работник культуры РФ;
С.И. Смирнова, зав. отделом музея-заповедника «Александровская Слобода».

Источник: http://www.alexnews.info/archives/6603

Борис Годунов: был ли он «английским агентом»

Иван Грозный: был ли он английским агентом

При Борисе Годунове в России расширяется деятельность Лондонской Московской компании, а русские люди впервые отправляются на обучение за границу – именно в Англию. Учитывая роль Англии во многих событиях в России последующих веков, некоторые считают, что ещё Борис Годунов начал подспудное подчинение России интересам английской короны, был, так сказать, «агентом влияния».

При Иване Грозном

С 50-х гг. XVI века начались интенсивные торговые сношения Англии и России и обмен посольствами.

Царь Иван IV дал английским купцам большие привилегии: беспошлинную торговлю многими товарами, устройство торговых дворов в важных городах, право экстерриториальности.

Он даже списывался с английской королевой Елизаветой I на предмет женитьбы на одной из родственниц королевы и возможности эмигрировать в Англию в случае его свержения в России.

Не всегда эти отношения были безоблачными. В какой-то момент Иван Грозный рассердился на английских купцов и отобрал у них большинство привилегий.

Предлогом послужила досада на несговорчивость Елизаветы по вопросам сватовства и политического убежища, но главной причиной, вероятнее всего, были жалобы русских купцов на нежелательную конкуренцию англичан.

Правда, к концу царствования Ивана IV почти все привилегии были англичанам возвращены.

Читайте также:  Синодик опальных: сколько человек казнил иван грозный

Продолжение привилегий

Когда в марте 1584 года умер Иван Грозный, то среди русской знати разгорелась борьба за влияние на нового царя Фёдора.

Находившийся в то время в Москве английский посол Джером Баус вспоминал, что думный дьяк Андрей Щелкалов, имевший тогда большое влияние, заявил ему с насмешкой: «Царь английский умер!». Бауса на время подвергли домашнему аресту, но скоро отправили из России восвояси.

Разгневанный Баус не захотел взять письма и даров царских к королеве. Возник неприятный дипломатический инцидент, который с российской стороны старался сгладить именно Годунов.

По его инициативе следом за Баусом в Лондон был отправлен прибалтийский немец Роман Бекман. Он вёз грамоту, в которой вся вина за возникшее недоразумение возлагалась на Бауса и подчёркивалось неизменно стремление русских государей находиться с английской королевой во взаимной приязни и чести.

В 1585 году царём Фёдором по настоянию Годунова был отправлен в Англию послом купец Лондонской Московской компании Джером Горсей, с ласковой грамотой к королеве. Елизавета поняла, с кем из сильных людей России надо иметь дело в интересах Англии. В ответном послании она особенно льстила царице – сестре Годунова – и самому Борису.

Годунов в 1587 году восстановил право англичан на беспошлинную торговлю (тем самым, как отмечал Карамзин, «лишив казну 2000 фунтов стерлингов ежегодного доходу»), но с некоторыми ограничениями. Лондонской компании было разрешено торговать только оптом и только английскими товарами, а не перекупленными.

Елизавета просила ещё особого права для английских купцов быть подсудными только личному суду шурина царского, то есть самого Годунова, а также английской монополии на торговлю импортными товарами в России. Борис счёл невозможным удовлетворить эти пожелания.

В ответной грамоте он писал, что затворить торговый путь в Россию купцам других стран невозможно, «ибо море-окиан есть путь Божий, всемирный, незаградимый».

Относительно прочих требований Годунов поручил дьяку Щелкалову, считавшемуся врагом англичан, самому сформулировать отказ, присовокупив, что «шурину царскому, знаменитейшему боярину великой державы Российской, неприлично самому отвечать на бумагу столь нескромную».

Списание английского долга

Следующее недоразумение возникло уже в 1588 году. Английские купцы слишком обнаглели, брали у русских бояр большие суммы в долг и не отдавали их, рассчитывая на покровительство Годунова. Им вменяли задолженность на 20 тысяч с лишним тогдашних рублей. Чтобы сделать их уступчивее, была восстановлена пошлина для английских купцов.

С целью урегулировать вопрос о долге и пошлинах Елизавета отправила в Россию Джайлса Флетчера, но в тот момент верх в Москве взяла партия, противная Годунову. С Флетчером договаривался Щелкалов, и англичане ничего не добились.

Однако в 1595 году Андрей Щелкалов умер. Как явствует из письма Елизаветы в 1596 году царю Фёдору, право беспошлинной торговли англичан было восстановлено, а долг английских купцов русским кредиторам был выплачен русской казной. Кроме того, Елизавета отдельно благодарила в личном письме Годунова, называя его «истинным благодетелем англичан в России».

Карамзин считал, что «Годунов знал всю пользу английской торговли для России, для нашего обогащения и самого гражданского образования» и не хотел отпугнуть англичан от России, памятуя печальный пример Ивана III, изгнавшего из России ганзейских купцов и потом уже не сумевшего их вернуть.

Политические виды Годунова

Итак, правдоподобно, что Борис Годунов был, так сказать, «лоббистом» торговых интересов английских купцов в России. Но недостаточно оснований считать, чтобы он делал это, руководствуясь своими личными интересами, а не тем, как он понимал интересы Российского государства.

Дело в том, что Россия и Англия середины и конца XVI столетия были «странами-изгоями» Европы. Почти все великие европейские державы того времени были католическими – Испания, Франция, Венеция, Австрия, Польша. А «папежники» всегда считались на Руси основными и самыми коварными врагами.

Поэтому весьма логично сближение между православной Россией и протестантской Англией, начатое ещё при Иване Грозном, продолженное Борисом Годуновым, и углублённое Михаилом Романовым в 1-й половине XVII века. При этом геополитические интересы той и другой страны пока нигде не сталкивались.

Когда говорят «английский агент», то на это выражение обычно переносят представление об Англии XVIII-XIX вв. как о великой державе. Но применительно к XVI веку и даже к 1-й половине XVII века оно совершенно неправомерно.

Тогда Англия была ещё заурядной европейской страной, весьма далёкой от мирового могущества. В этом качестве она значительно уступала, например, Испании.

А влияние Англии на внутренние дела России было куда меньшим, чем влияние больших соседних государств – Польши и Швеции.

Более загадочной может показаться возможная связь Бориса Годунова с остатками ереси «жидовствующих».

В одном из писем к английской королеве Елизавете Годунов просил прислать в Россию Джона Ди, про которого узнал каким-то образом. Джон Ди был не только выдающимся математиком, но и каббалистом.

Он основал так называемую «магию Еноха», используемую в ритуалах некоторых оккультных обществ и в настоящее время. Но это уже другая история.

via

Источник: https://123ru.net/blogs/174146406/

Статьи

Иван Грозный: был ли он английским агентом

Россия во времена Ивана Грозного впервые использовала Белое море для сношений с Западом, и в частности для торговли с Англией. Русские освоили северный морской путь вокруг Норвегии в конце 15 века. В 1554 году успешно завершилась экспедиция англичан Р. Ченслора и В. Уиллоуби вдоль берегов Северного Ледовитого океана в устье Северной Двины. Иван 4-й пожаловал английских купцов грамотой, согласно которой им предоставлялось право беспошлинной торговли в России. C этого и начались постоянные торговые связи Москвы с Лондоном, где специально для торговли с Россией была образована Московская компания. Несмотря на длинный и опасный путь с середины 16 века в Архангельск приходили ежегодно по 3-4 английских корабля, а с начала 60-х годов — по 10-14 кораблей.

  С Ливонской войной связано развитие «нарвского плавания”, так как в 1559 году Нарва стала русским портом. Открывшиеся возможности Россия широко использовала, c одной стороны для, для вывозя пушнины, льна, конопли, сала, ворвани, поташа и воска, а с другой — для ввоза соли, сукна, меди, олова, свинца.

Английская королева Елизавета охотно пошла навстречу пожеланиям Ивана 4-го и разрешила возить из Англии пушки, снаряды, оружие, а также доставлять в Россию корабельных дел мастеров, архитекторов, докторов, аптекарей и других специалистов.

Со своей стороны Иван 4-й гарантировал английским мастерам соответствующее вознаграждение, свободный въезд и выезд из России по первому их желанию.

Однако Дания, Швеция, Империя и Польша настаивали на том, чтобы Англия и другие торговавшие с Россией европейские государства прекратили нарвскую торговлю, а шведские и польские каперы грабили суда, покидавшие Нарву. Иван Грозный не остался в долгу — в 1570 году для борьбы с морским пиратством он завел свой наемный каперский флот.

В противоборстве с Сигизмундом 2-м Августом Иван 4-й возлагал большие надежды на создание антипольской англо-русско-шведской коалиции.

В 1569 году Иван Васильевич вел через английского торгового представителя в Москве Дженкинсона тайные переговоры с Елизаветой о политическом англо-русском союзе и добивался от нее запрета купцам торговать с подданными польского короля и взаимных гарантий политического убежища.

 Королева Англии тогда ожесточенно боролась за власть с законнойнаследницей престола шотландской королевой Марией Стюарт, а для Грозного реальную угрозу представлял старицкий князь Владимир Андреевич. У Елизаветы идея союза двух государей интереса не вызвала.

В 1569 году Грозный разорвал мир со Швецией, а в 1570 году Елизавета обещала русским послам только одно: предоставить царю убежище в Англии, если » по тайному ли заговору, по внешней ли вражде” ему и его семье придется покинуть родину.

Грозный в ярости отобрал у Московской компании все привилегии и прекратил в Вологде строительство судов и барж, предназначенных для бегства в Англию.

 После поражения в Ливонской войне Иван 4-й рассчитывал добиться успеха в дипломатической игре и, будучи в седьмой раз женатым, посватался к племяннице английской королевы принцессе Мери Гастингс.

В августе 1582 года в Лондон отправилось посольство Федора Андреевиче Писемского для переговоров с Елизаветой о браке царя с ее племянницей… Сватовство подходило к развязке. В королевском окружении принцессу Мери уже называли «московской царицей”.

В Англии стали входить в моду русские сарафаны и сапожки. Для оформления наметившегося союза из Лондона в Москву отправился специальный посол Джером Боус, но он поздал — «жених” не дожид до свадьбы. Королевский посол появился в Москве совсем некстати — в возникшей после смерти царя суматохе Боус был принят с оскорбительной для его высокого званият безучастностью.

Настойчивое сватоство пожилого и больного царя- многоженца в наше время кажется странным. Но это была дипломатическая уловка Ивана 4-го с целью добиться союзнических отношений с могущественной Англией и с ее помощью укрепить свои позиции на Западе.

Именно поэтому царь создал английским купцам самые благоприятные условия для их деятельности в России, предоставив права на беспошлинный провоз товаров в Шемаху, Бухару, Самарканд и Китай, устройство промышленных предприятий, чеканку английской монеты на русских монетных дворах, наем русских рабочих, пользование ямскими лошадьми, свободный проезд через Россию в другие страны.

  Даже в самый мрачный период своего царствования Иван Васильевич не забывал об англичанах; он приказал взять из земщины в опричнину все английские дома в России, так как «в опричных владениях будет больше порядка «. Но как раз опричнина во многом дезорганизовала жизнь страны.

Источник: http://www.worldofnature.ru/stati/istoriya/2507-torgovlya-s-angliej-vo-vremena-ivana-groznogo

Агент 007 против Ивана Васильевича

Иван Грозный: был ли он английским агентом
Иван Грозный. Художник Клавдий Лебедев

Причастна ли английская разведка к смерти Ивана Грозного?

 Тиран, но личность выдающаяся

То, что английские разведчики, являвшиеся предшественниками нынешних агентов «Сикрет интеллидженс сервис», издавна пытались влиять на судьбы России, ни для кого не секрет. Историки уже давно опубликовали сведения о заговоре против императора Павла I, во главе которого стоял английский посланник Уитворт.

Англичане руками заговорщиков-гвардейцев устранили строптивого самодержца, желавшего организовать совместный с войсками Наполеона поход в Индию. Спустя век эта же участь постигла и Григория Распутина, склонявшего императора Николая II к сепаратному миру с Германией в Первой мировой войне.

И в смерти «великого старца» просматривается явный английский след.

Однако подобные события происходили не только в XIX и XX веках. Начались они давным-давно, ещё в эпоху Ивана Грозного и связаны с довольно тёмной личностью, именовавшейся Елисеем Бомелем (Бомелием).

Есть веские основания утверждать о его причастности к смерти Ивана Грозного – последнего Рюриковича. Формально последним из династии Рюрика является сын Ивана Грозного от первой жены Анастасии Романовны.

Но Фёдор Иоаннович фактически не правил, а находился в тени Бориса Годунова, на сестре которого был женат.

О личности Ивана Грозного историки спорят до сегодняшнего дня. Для одних он великий правитель, при котором состоялись победоносные походы на Казань и Астрахань, были созданы стрелецкое войско и система управления (приказы), предпринята первая попытка укрепления Руси на Балтике.

Для других это злобный тиран, садист и убийца. Своеобразно примиряя эти два подхода к личности царя, современный исследователь С.

 Шокарев в книге «Тайны российской аристократии» пишет: «И всё же в основных чертах характер этого человека выявлен – жестокий мнительный садист, трус на поле брани и храбрец в застенке, царь был вместе с тем одним из самых образованных людей своей эпохи, обладал выдающимся даром слова и музыкальными талантами. Весьма основательны предположения о психической ненормальности царя. Однако её характер, степень и влияние на политику не выявлены, да и не могут быть выявлены современными методами медицинской науки».

 Чародей из Лондона

Как известно, террор Ивана Грозного достиг своего апогея в конце60-х – начале70-х годов XVI века. И именно в это время (1570 г.) в Россию приехал английский маг и астролог Елисей Бомелий, ставший врачом царя. В Англии у него была фамилия Бромли, но урождённым англичанином он не являлся.

Выходец из вестфальского города Везеля, Бромли долго жил в Англии, где изучал астрологию и медицину. Знаком он был и со знаменитым астрологом и чернокнижником Джоном Ди, о котором ещё пойдёт речь. Обосновавшись в Лондоне, Бромли стал составлять гороскопы, которые часто сбывались.

Современник писал о Бромли: «Народ стекался к нему как к колдуну; были его почитатели и из знати». Популярность мага и астролога оказалась не по нраву церкви. По указанию архиепископа Мэтью Паркера Бромли бросили в темницу. Вот тут-то чародей и обратился с посланием к лорду Берли, являвшемуся шефом разведки Её Величества королевы Елизаветы I.

В послании авантюрист заявлял, что знает, как укрепить мощь Англии, защитить её от врагов и приумножить богатства страны. Кстати говоря, английская королева не брезговала советами астрологов, зачастую являвшихся опытными разведчиками. Среди английской знати шёпотом поговаривали о том, что рыжеволосая королева с бледным, как мел, лицом – сама колдунья.

Читайте также:  Русские, белорусы, украинцы: являются ли эти народы потомками половцев

Ведь её матерью была Анна Болейн, которую за глаза называли «шестипалой». На правой руке Болейн вместо пяти пальцев придворные видели шесть. Король Генрих VIII строго-настрого запретил изображать на портретах королевы её правую руку.

Ну а когда Анна ему наскучила и Генрих решил жениться на Джейн Сеймур, то шестипалая королева была отправлена на эшафот с вердиктом: «Колдунья, околдовавшаяй Его Величество». Ну а кто, по мнению подданных, мог родиться у колдуньи? Только рыжеволосая колдунья. Но вернёмся к Бромли.

С подачи лорда Берли, сумевшего разглядеть в авантюристе нужного человека, Бромли начали готовить к «засылке» в Россию. Мага и чародея свели с московским послом, опричником Андреем Григорьевичем Совиным. Так Бромли оказался в Москве, а через год, когда во время пожара погиб первый лекарь царя Арнольд Линдсей, занял его место. Да и не мудрено, ведь новоявленный лекарь имел рекомендательные письма от английского королевского двора!

Александр Обухов

Продолжение читайте в декабрьском номере (№12, 2015) журнала «Чудеса и приключения»

Источник: https://chudesamag.ru/ochevidnoe-neveroyatnoe/agent-007-protiv-ivana-vasilevicha.html

Иван Грозный и Макиавелли

Другой английский посол Томас Рандольф сообщает о ночном свидании с царем в феврале 1569 года. Иван Грозный пожелал говорить с ним секретно и вызвал его к себе поздним вечером через доверенного боярина.

«Место свидания было далеко, — вспоминал Рандольф, — ночь холодная, и я, переменив свое платье на русское, испытывал от этого большое неудобство.

Я говорил с царем около трех часов, к утру был отпущен и возвратился домой».

Столь тесные контакты с англичанами стали причиной появления среди русских множества кривотолков.

Особую ненависть в народе вызвал прибывший из Англии медик и астролог Елисей Бомелий, человек, судя по всему,  действительно ловкий,  с задатками большого интригана.

По общему мнению, Бомелий, гадая царю Ивану, как звездочет, втерся к нему в доверие и стал всерьез влиять на решение многих вопросов при московском дворе. В том числе, решать некоторые вопросы, что называется,  кардинально.

Считалось, что именно он изготавливал яды, с помощью которых царь избавлялся от неугодных бояр. Ему же приписывалась и идея, на какое-то время овладевшая царем, – жениться на самой английской королеве Елизавете. Кончил Бомелий, правда, плохо, сам став жертвой придворной интриги.  Его обвинили в измене и казнили в 1580 году.

Кстати, десять лет пребывания Бомелия около Ивана Грозного можно считать первым документально зафиксированным случаем «распутинщины» при царском дворе. Как пишет Платонов, «известность Бомелия была настолько широка, и слава о его могуществе так шумела, что даже глухая провинциальная летопись того времени повествовала о нем в эпически сказочном тоне».

Согласно летописи, враги Москвы хитростью подослали к царю Ивану  Бомелия – «немчина, лютого волхва».  Далее летописец подробно повествует о всевозможных злодействах, совершенных Грозным не по своей воле, а под воздействием чужеземных колдовских чар. Писатель той эпохи дьяк Иван Тимофеев, резюмируя всю эту историю, констатирует: царь поддался слабости и отдал душу варвару.

То, что тогдашние русские объясняли колдовством, современная история пытается объяснить либо психическим нездоровьем Ивана Грозного, либо его особым взглядом на роль государя, своеобразным пониманием того, что есть польза и вред в политике.

Недаром некоторые русские историки упорно пытаются найти документальные доказательства знакомства Ивана Грозного с творчеством Макиавелли. Действительно, очень многое в мыслях и поступках Грозного совпадает с рекомендациями знаменитого флорентийца.

  Прямых свидетельств, что царь штудировал работы Макиавелли, до сих пор не найдено, но «косвенных улик» хватает. 

Кстати, московским государям в разные времена и очень разные люди неоднократно приписывали склонность к макиавеллизму. Карл Маркс в «Хронологических записках», говоря о Софье Палеолог, называет ее мужа, то есть еще деда Ивана Грозного – Ивана III, «великим макиавеллистом».

Естественно, влияние идей Макиавелли на Ивана Грозного могло быть и непрямым, а опосредованным или даже искаженным. Следует учитывать, что Макиавелли приписывали множество идей и афоризмов, к которым он никакого отношения на самом деле не имел.

В действительности основная мысль флорентийца сводилась лишь к тому, что в реальной жизни нравственным часто оказывается вовсе не тот государь, что слепо почитает десять заповедей, а тот, кто на деле обеспечивает подданным мир и процветание.

Аморальным правителем может оказаться в результате как раз тот, кто, спасая собственную душу,  губит во имя своего личного покоя судьбы других.

Политика и нравственность, по Макиавелли, не противоречат друг другу, но и не находятся в прямой зависимости.

Этот сложнейший вопрос, в действительности только обозначенный самим Макиавелли, его последователи и критики без особых колебаний  решили за него, заменив осторожный пунктир жирной линией.

Сомнение со знаком вопроса было преобразовано в утверждение с восклицательным знаком. В результате вышло, что политика (якобы по Макиавелли) может быть лишь безнравственной и коварной, государь жестоким, а цель всегда оправдывает средства.

Характерно, что незадолго до воцарения  Ивана Грозного на Русь проникло своеобразное сказание о «праведном тиране» – «Повесть о Дракуле», где влияние идей Макиавелли (или, вернее, мифического Макиавелли) просматривается легко.

Создателем  повести считается дьяк Федор Курицын, дипломат, побывавший в Венгрии и Молдавии.

В этой повести Дракула изображен государем, который добивается установления совершенного и справедливого порядка путем устрашения своих подданных невиданной жестокостью, что, в конце концов, приносит добрые плоды: «В пустынном месте, где протекал горный источник с прекрасной ключевой водой, Дракула велел оставить золотую чашу, и никто не смел ее унести. Иноземный купец мог спокойно ночью оставлять свои товары посреди улицы — Дракула ручался за безопасность его имущества» и т.д.

Труд Курицына – очевидная подсказка власти не стесняться в средствах для искоренения зла. Любопытен в связи с этим комментарий историка Лурье, считавшего Ивана Грозного воплощением Дракулы в XVI столетии. Он пишет: «Дьяволом можно грозить, но вызывать его не следует».

Не вполне прояснена степень влияния на Ивана Грозного еще одного «макиавеллиста» того времени — публициста и  профессионального наемника  русского дворянина Ивана Пересветова, служившего многим государям в Западной Европе.

  Он подал царю челобитную с подробным изложением государственных реформ, где также легко найти отголоски различных мыслей о политике, высказанных когда-то флорентийцем. Исследователи отмечают сходство предложенных Пересветовым реформ с тем, что на деле осуществило потом правительство Ивана Грозного.

Есть даже любопытная версия  о том, что подлинным автором проекта реформ являлся сам царь, он лишь воспользовался именем реального дворянина, подавшего ему челобитную.

Как бы то ни было, очевидно, что и в мыслях, и в политической практике московского государя прослеживается определенная связь с Макиавелли. Эту связь можно увидеть даже в читательских предпочтениях (царь Иван, как и Макиавелли, особенно любил Тита Ливия).  Похоже, речь здесь действительно идет о влиянии (прямом или, скорее, опосредованном) флорентийца.

Если же нет, значит, это как раз тот случай в истории, когда на Руси с некоторым хронологическим отставанием от Запада был самостоятельно изобретен свой собственный, в данном случае политический «велосипед» системы Ивана Грозного, весьма напоминающий  «велосипед» Макиавелли.

Кстати, этим «велосипедом» системы Грозного, судя по заметкам в книгах, очень интересовался еще один российский правитель – Иосиф Сталин.

Был ли по-азиатски жестокий Иван Грозный первым русским «западником»? Современники Грозного, осуждавшие царя за слишком тесные, с их точки зрения, контакты с иноземцами, безусловно, считали государя таковым.  «Ваш английский царь умер»,  – почти с насмешкой сообщил о кончине Ивана IV английскому послу дьяк Щелкалов.

Можно, однако, посмотреть на Ивана Грозного и под другим углом. Крайности ортодоксального русского патриотизма русский философ Николай Бердяев называл «детским славянофильским самодовольством».

Были, однако, в том же патриотическом лагере всегда и те, кто, стараясь сохранить русскую самобытность, к западным ценностям подходил критически: перенимая полезное, решительно отказывался от ненужного хлама. Бердяев уважительно называл таких людей «первыми русскими европейцами…

так как они пытались мыслить по-европейски самостоятельно, а не подражать западной мысли, как подражают дети». 

Если следовать приведенной логике, то Ивана Грозного следует считать тогда, скорее, одним из первых русских «европейцев». Многочисленные факты свидетельствуют: царь, хотя и увлекался Западом, относился к иноземцам  критически и сам решал, что стоит  у них брать, а что нет.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Источник: https://ria.ru/20060605/49033883.html

Иван Грозный сватался к английской королеве и просил убежища в Великобритании

ВСЕ ФОТО

Русский царь Иван Грозный сватался к английской королеве Елизавете I и просил убежища в Великобритании. К такому выводу пришли британские историки, проанализировав письмо российского правителя к британской королеве, которое было написано 28 октября 1570 года. Это послание было обнаружено в Национальном архиве британского города Кью, пишет Daily Telegraph в материале, перевод которого публикует Inopressa.Ru.

Как отмечают специалисты, письмо написано в настолько грубом тоне, что будь Иван Грозный обычным англичанином, ему грозила бы смертная казнь или как минимум Тауэр. Русский правитель осыпал бранью «невоспитанных» советников королевы, а ее саму назвал старой девой.

Как считают ученые, подобный тон письма был вызван отказом, который Иван Грозный получил в ответ на свое предложение о браке.

Кроме того, русский царь просил королеву предоставить ему политическое убежище, если ему придется бежать из страны. Реакция королевы была прохладной: она ответила, что он может приехать, если будет сам за себя платить.

Письмо, найденное в Кью, включено в книгу историка Феликса Прайора «Елизавета I: ее жизнь в письмах». Оно было отправлено спустя 10 лет после смерти первой жены царя.

Иван Грозный был тогда на вершине своего страшного царствования, которое длилось 51 год и началось с того, что он четвертовал своего престарелого канцлера и живьем содрал кожу с государственного казначея.

Историк Феликс Прайор считает, что «это самое грубое письмо из всех, когда-либо полученных Елизаветой». Из перевода того времени следует, что царь подвергал сомнениям власть Елизаветы.

«Мы думали, — пишет он, — что ты правительница своей земли и хочешь чести и выгоды своей стране. Ажно у тебя мимо тебя люди владеют и не токмо люди, но и мужики торговые и о наших государевых головах, и о честех, и о землях прибытка не ищут, а ищут своих торговых прибытков. А ты пребываешь в своем девическом чину как есть пошлая девица», — пишет царь.

«Царь был очарован Англией и искал здесь убежища, но он вышел из себя, когда Елизавета отвергла его ухаживания и предложила ему убежище, только если он сам будет оплачивать свои расходы, — считает историк. — Тон письма чрезвычайно груб и лишен всякого оттенка дипломатии.

Если бы его написал англичанин, его, несомненно, отправили бы в Тауэр, и его жизнь оказалась бы под угрозой. Связи между Англией и Россией восходят примерно к 1540 году, и их единственной движущей силой была торговля.

Иван лицемерил, потому что деньги были нужны ему не меньше, чем Елизавете».

Книга включает в себя 60 редких рукописных памятников, в том числе письмо Ивана, написанное в 1569 году. В этом послании царь укоряет королеву за то, что она ставит торговые интересы Англии выше «наших высоких дел». Полагают, что это намек на его тайное брачное предложение и просьбу об убежище в случае необходимости.

«У него было параноидальное отношение к плетущимся вокруг него заговорам, — утверждает Прайор, — и он, несомненно, считал, что Елизавета находится в таком же положении.

Господствует мнение, хотя конкретных доказательств нет, что именно поэтому он предложил ей брак. Иван был уже женат во второй раз.

Но, как и отец Елизаветы Генрих VIII, он был не из тех, кто позволяет подобным соображениям становиться у него на дороге».

После смерти его первой жены в 1560 году Иван Грозный считал брак способом заключения политических альянсов. У него было шесть жен: три умерло, с двумя он развелся, а одна пережила его.

Источник: https://www.newsru.com/world/05jan2004/grazny.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector