Какое преступление русские крестьяне считали самым страшным

Какое преступление русские крестьяне считали самым страшным

12 поражений Наполеона Бонапарта. Завершая кампанию 1812 года, русские вышибли остатки Великой армии Наполеона не только из России, но из пределов ублюдочного Великого герцогства Варшавского. Собрав новые силы, вплоть до 17-летних конскриптов будущего призыва, французский император вступил в новую…

Какое преступление русские крестьяне считали самым страшным

Джелал ад-Дина Менгуберди считают национальным героем граждане четырёх центральноазиатских государств: Узбекистана, Таджикистана, Туркмении и Афганистана. Узбекистан первым из них сделал официальную попытку закрепить за собой право считать его «своим». В городе Ургенче был поставлен ему памятник…

Какое преступление русские крестьяне считали самым страшным

Этногенез и этническая история русского народа Исторические корни русского народа уходят в глубокое прошлое. veles.bzРусский народ от Потопа до Рюрика   objective-news.ruГиперборея в Индийском эпосе  В эпосе Древней Индии содержится ряд удивительных свидетельств о таинственной северной стране…

Какое преступление русские крестьяне считали самым страшнымВся жизнь по кругу — изнасилования и убийства. Борис Николаевич Пльцин тюменцу из «Черного дельфина» Андрею Дедкову в 1999 году отменил расстрел и наказал пожизненным заключением.2 года он его честно ждал. И страдал, говорит, не меньше, чем Достоевствкий.

Теперь…

Какое преступление русские крестьяне считали самым страшным

В наше время, когда всем рулит их величие рынок и жажда наживы, новости о просрочке и некачественном товаре бывают чуть-ли не ежедневно. Не зря Росстат давно зафиксировал резко падение объемов испорченных продуктов во всем объеме торговли и хранений. Понятно, что это говорит не об улучшении…

Какое преступление русские крестьяне считали самым страшным

Для начала уясним, что в СССР статистическая информация о доходах колхозников была строго засекречена. К примеру: «Сов. секретно. Исх. № 2396 от 23.06.1951г. Секретарю ЦК ВКП(б) Пономаренко П.К. Согласно Вашего поручения представляю сведения о выдаче колхозникам по трудодням зерна и денег, и об…

Какое преступление русские крестьяне считали самым страшным

Этрусские демоны, ваза, Италия, IV в. до н. э. Когда речь заходит о Древнем Риме, то у человека невольно встают перед глазами легионеры, императоры, гладиаторы, вспоминаются фильмы, книга о Древнем Риме. Вот только настоящие римляне очень отличались от римлян кинематографа. Настоящие римляне были…

Какое преступление русские крестьяне считали самым страшным

Три подряд проигранных войны и 90% крестьян.. Вы хотели сказать «слабую аграрную»? К слову «оставили».. Первая мировая война тоже и уже была проиграна.. 2 марта 1917 года, когда Империя приказала долго жить и рассыпалась на улусы.. Брестский мир, это прямые последствия проигрыша в войне, в которую…

Какое преступление русские крестьяне считали самым страшным

НАКАНУНЕ Царская Россия, несмотря на впечатляющие темпы экономического рост и промышленного развития, даже близко не напоминало страну всеобщего благоденствия, где каждому полагается по отдельной радуге и единорогу. Россия времен Николая Второго — это страна торжествующего социального расизма, при…

Какое преступление русские крестьяне считали самым страшным

Кто не в курсе: французский Император Наполеон в 1803 году продал треть современной территории США, которая тогда принадлежала Франции, — правительству США за 15 миллионов долларов. (На картинке отмечено зелёненьким)   Почему продал? А Императору Наполеону тогда очень нужны были деньги. Чтобы на…

Монгольская администрация на Руси. Получение князьями ярлыка на княжение от хана. Цель монгольской администрации в завоеванных странах была двойственной: обеспечивать армию рекрутами и собирать налоги для поддержания государства и императорской семьи. Монгольская политика на Руси не отличалась по…

Попалось тут эпичное. Как раз в тему народного единства:

«Великие Русийския державы, государства московского боярам и воеводам…. и боярину и воеводе князю Дмитрею Михайловичу Пожарскому с товарищи богомолец ваш Сильвестр, архиепискуп вологодской и великопермьский, и архимандриты, и…

Все знают про строительсво БАМа во времена Брежнева, когда он был Всесоюзной комсомольской стройкой. Но мало кто знает, что строительство начиналось еще при Сталине и поскольку добровольцев ехать в эти тяжелые по климату и удаленности места не было, то строительство было начато силами заключенных у…

125 лет назад в Крыму скоропостижно скончался император Александр III и на престол вступил его сын Николай, ставший последним русским императором. Спустя 22 года его вынудят отречься от трона, а Россия погрузится в смуту, самую страшную за всю ее историю. Как его правление, так и отречение и…

Вокруг море бранное доспехов волнуется,и конница среди них крутому под стать холму.Заполнит все впадины, и местность сравняется,и горы нанижутся, как бусины на тесьму. А лица у воинов мечами исписаны,копьем точки ставлены. Их грамоту я пойму.

Он львиные лапы приподнял…

Нашествие хана Батыя и Велико Княжение Ярослава II Всеволодовича. В 1235 году на курултае в Монголии было принято решение предпринять поход на западные страны. Зимой 1237 года монголы разрушили Рязань и разорили Великое княжество Рязанское. Владимирский князь Юрий Всеволодович «послал сына своего…

Как я уже говорил, история изучения русского эпоса в целом — тема чересчур объемная. Да и подводить итоги, «закрывать темы» на манер Путилова, в любой науке, особенно в гуманитарной, — дело крайне неблагодарное. Стоит хотя бы вспомнить, как лет тридцать-сорок назад советские историки объявляли…

Здравствуйте, уважаемые читатели. К своему неведению я уже настолько привыкла, что не удивилась, узнав то, о чем ещё вчера не предполагала :о) Как оказалось, мегалиты Трилитона, таки, были изготовлены римлянами, а вот сердцевина подиума имеет более древнюю историю и, даже, связана некоторыми…

Великий Князь Киевский Ярослав II Всеволодович Во внутренней политике особенно примечательна многолетняя борьба Ярослава за право княжить в Новгороде. Впервые он был призван Новгородцами в 1215 году, когда город покинул Мстислав Мстиславич. Ярослав прибыл в город, однако был недоволен беспорядками,…

    К сегодняшнему дню проклятые туземцы Ханаана, выпутавшись из-под пресса рабства, в которое были отданы наложенным на них проклятьем, с помощью каббалы и масонства перехватили практически все мировые финансовые потоки. Эти средства позволили им переставить мировую историю с ног на голову и…

Источник: https://nethistory.su/blog?comments_ids%5B0%5D=42803355427

Об особенностях крепостного права в России

byrnasКакое преступление русские крестьяне считали самым страшным
        Что мы знаем об истории крепостничества в России? В основном то, что страна была страной рабов и господ, что почти все крестьяне были крепостными и являлись самым забитым и бесправным сословием в России,  что они влачили жалкое существование и во всем зависели от своего господина помещика,  который  мог, все   что хотел сотворить со своим имуществом,  к которому приравнивались крепостные,  вплоть до убийства и не понести за это ни какого наказания, так ли это было на самом деле? В основном так, однако, в истории российского крепостничества существовали и довольно интересные малоизвестные современному обывателю особенности.

       Во первых не все крестьяне принадлежали помещикам и попадали под определение крепостных,  согласно исследований русского историка Ю.В.

Готье  проведенные им по итогам 5 ревизии, в 1796 году  крепостных на территории центральной части России всего насчитывалось  5 700 465 душ  мужского пола, что составляло  53 % от всей тогдашней численности  крестьян и 5 миллионов  Государственных крестьян.

Таким образом, на протяжении 18 века крепостные крестьяне составляли чуть более половины в общей массе великорусского крестьянства.

       Были в Российской империи и  целые провинции, по своей территории, превосходившие  многие европейские государства, где крепостного права не было вообще, это в Поморье и Сибири.

Интересно также и то, что на  западных территориях Российской империи процент крепостного населения был гораздо выше, чем в самой России.

Так, к примеру, в Прибалтийских губерниях численность крепостных доходила почти до 85% от всего крестьянского населения.

        В 19 веке количество крепостных крестьян стало быстро сокращаться в связи с  переходом в другие сословия, так только за период с 1816 по 1856 гг. в другие сословия перешло свыше 1 млн.  крепостных крестьян мужского пола.

         Последняя проведенная почти перед самой крестьянской реформой 10 ревизия 1857 года,  насчитала  в России 62,5 млн. человек населения, из них крепостных крестьян было 23 млн.

крестьян, что составляло  34 % от всего населения страны.

Таким образом, к моменту отмены крепостного права людей относящихся к крепостному сословию в Российской империи было меньшинство, всего 1/3 от всего населения.

       Из множества художественных произведений русских классиков, воспоминаний современников и других исторических источников, в особенности советского периода нам известно множество  описаний бедственного, буквально нищенского  существования русского крепостного крестьянства, однако существуют, оказываются и другие воспоминания современников, тех же иностранцев кто бывал в крепостнической России, многие из них отмечали, например, что  в 18 веке уровень жизни крестьян России был выше, чем во многих странах Западной Европы, так  по наблюдениям французского путешественника Жильбера Рома, проехавшего по Сибири в 1780 гг. сибирский крестьянин жил лучше своего французского собрата. Англичанин Джон Паркинсон отмечал, что русские крестьяне одеваются намного лучше, чем простой народ в Италии.

        Но наиболее интересны были  воспоминания и сравнения  русских офицеров и аристократов  проведенные ими по итогам  заграничных походов русской армии 1813 — 1814 гг. будущие декабристы и офицеры восхищались демократическими порядками Европы, однако наряду с этим были явно шокированы и удивлены нищетой польского и французского крестьянства по сравнению с русским.

         Капитан английского флота Кокрейн, путешествовавший по России 4 года писал в 1824 г. «положение здешнего крестьянства куда лучше состояния этого класса в Ирландии».

Кокрейн отмечал в России «изобилие продуктов, они хороши и дешевы», а также «огромные стада» в обычных деревнях.

Другой английский путешественник в 1839 году вспоминал, что русские мужики живут намного лучше, чем низшие классы не только в Ирландии, но также в Англии и в Шотландии.

         В те времена, оказывается, иметь корову крестьянину в Европе  был признак роскоши, а в России наоборот, не иметь коровы означал признак крайней бедности.

         Наш Великий  поэт  А. С. Пушкин, обладавший глубоким умом и хорошо знавший русскую деревню, и тот отмечал: «Фонвизин в конце 18 в. путешествовавший по Франции, говорит, что, по чистой совести, судьба русского крестьянина показалась ему счастливее судьбы французского земледельца. Верю…»

          Оказывается в самый расцвет крепостничества, а это был 18 век,  повинности  которыми облагался русский крепостной крестьянин не являлись для него особо тягостными.

Подушная подать платилась всем миром,  барщина была определена законом, печально известный  оброк для большинства крестьян оказывается, не был разорительным,  правда не везде была такая благостная картина, были и исключения,  например  на территориях  которые находились   в близости Москвы и Петербурга, где разнообразие оборотов промышленности  и дороговизна столичной жизни усиливала  поборы помещиков со своих крестьян в ближних к столицам поместьях, но это было исключением, а не правилом.    

       Особенно колоритными были повествования  русских революционных деятелей близких к  народникам  из числа призывавших Русь к топору  о бесправности крепостных крестьян, о  помещиках которые якобы  безнаказанно мучили и убивали крестьян сотнями, а то и тысячами. Так ли это было на самом деле?

        Да это правда, что права крепостных крестьян были ограничены по сравнению с другими группами населения, однако крепостной крестьянин мог быть истцом и свидетелем в суде, присягал на верность царю, имел право с согласия помещика переходить в другие сословия.

        По словам одного из крупнейших современных историков Б. Н. Миронова, «вопреки распространенному в литературе мнению, крестьяне и юридически и фактически вплоть до 1861 г. имели право жаловаться на своих помещиков и активно им пользовались». В 1767 г. Екатерина II запретила подавать жалобы лично ей, «мимо учрежденных на то правительств».

         В отличие от многих «передовых и просвещенных» стран тогдашней  Европы, где например, в той же Польше, убийство крепостного вообще не считалось государственным преступлением и подлежало только церковному наказанию, законы России защищали жизнь и имущество крестьян от помещиков. «Убийство крепостного рассматривалось как тяжкое уголовное преступление».

        Еще начиная с середины 17 века  специальное Соборное Уложение от 1649 г. разделяло меру ответственности помещика за неумышленное и предумышленное убийство крестьянина.

В случае неумышленного убийства, к примеру,  в драке, дворянин подвергался тюремному заключению до специального распоряжения царя. При предумышленном убийстве крестьянина виновного казнили, независимо от социального происхождения.

В правление Елизаветы Петровны, когда смертная казнь в России была фактически отменена, дворян, виновных в смерти своих крестьян, обычно отправляли на каторгу.

         Так что царское правительство довольно внимательно следило за отношениями помещиков и крестьян, пресекая при этом всяческий беспредел.

         Так,  Екатерина II в 1775 г. уполномочила даже своих генерал — губернаторов преследовать помещиков за жестокое обращение с крестьянами вплоть до конфискации имений и передачи их в управление опекунским советам. Александр I в 1817 г. указал за произвол помещиков предавать их суду и брать имения под опеку казны.

         Из исторических источников известно,  что только за период  с 1834 по 1845 годы царское  правительство привлекло к суду 2838 дворян и осудило из них 630 человек.

         В правление Николая I в опеке находилось ежегодно около 200 имений, взятых за плохое обращение помещиков с крестьянами. Правительство постоянно регулировало отношения помещиков и крестьян.

          Наказание несли и крестьяне, так за тот же самый период с  1834 по 1845 гг. в России было осуждено 0,13 % крестьян за неповиновение своим помещикам и почти такое же число 0,13 % помещиков за превышение власти над крепостными крестьянами.

Читайте также:  В какой битве тверь последний раз победила москву

           Спорны  также  и подробности  отмены крепостного права входе проводимой в 1861 г. реформы,  версии большевиков о том, что потеряли в основном в ходе освобождения только крестьяне, был явно политизирован, факты говорят о том, что 

крестьяне получили в ходе реформы 1861 г. в среднем 4, 8 десятин на душу муж. пола, или по 14, 4 десятин на двор (1 десятина составляла примерно 1,1 гектара).

          По подсчетам экономиста Ю. Э. Янсона прожиточный минимум для крестьянской семьи составлял в 1870 гг. 10 — 11 десятин на двор. Таким образом, в целом полученной земли хватало.

           По словам французских историков, «несмотря на все ограничения, русская реформа оказалась бесконечно более щедрой, чем подобная же реформа в соседних странах, Пруссии и Австрии, где крепостным была предоставлена совершенно голая свобода, без малейшего клочка земли».

            В связи с перечисленными фактами невольно возникает вопрос, а  почему тогда в революцию 1917 года, большевики выдвинули лозунг «Землю крестьянам!», если у крестьян и так была своя земля?

             К 1916 г. в результате продаж у помещиков осталось только 40 млн. десятин земли, причем значительной частью это были земли с лесом. В результате к 1916 г. по данным земской статистики крестьяне владели 90 % пашенной земли и также 94 % скота в Европейской России, а также 100 % в Азиатской России.

          По словам русского историка С. Г. Пушкарева «по составу землевладения Россия уже в 1905 г. была совершенно крестьянской страной,  в большей степени, чем какая-либо из европейских стран».

          Самое интересное это когда в 1918 г. крестьяне разделили между собой 40 млн. десятин помещичьей земли, то есть почти полностью реализовали известный лозунг большевиков, то  выяснилось, что крестьянские наделы выросли незначительно и большого значения эти земли не сыграли, 1 дворянская десятина к этому времени приходилась на 5,5 крестьянских.

          В это время после захвата власти,  большевики уже больше не скрывали и откровенно заявляли, что лозунг захвата помещичьих земель не имел «серьезного экономического значения», а был поднят для поднятия крестьян против законной власти.

  В целом, характеризуя начало 20 века профессор Гарварда Ричард Пайпс отмечал, что в отличие от государств Европы Англии, Испании, Италии, Франции, где подавляющая часть земли находилась в руках крупных землевладельцев, до революции 1917 г. «Россия …

была классическим примером страны малых крестьянских хозяйств».            

         Получилось,  что революция образца 1917 года, русскому крестьянину вообще была ни к чему, в дальнейшем больше, по результатам революции  он еще и потерял все то, что получил в приданное в 1861 году от такой не родной ему царской власти.

Источник: https://byrnas.livejournal.com/37938.html

Гибель русского крестьянства — самое страшное преступление коммунизма | Война, политика, идеология, патриотизм

Какое преступление русские крестьяне считали самым страшным 

Радио «Град Петров» провело презентацию нового документального фильма Виктора Правдюка «Дело» Иосифа Сталина». Во встрече приняли участие известный историк Кирилл Александров, автор фильма режиссер Виктор Правдюк, редактор радио «Град Петров» Марина Лобанова.

Сегодня, когда на наших глазах происходит, по сути, экономический и морально- нравственный геноцид русского народа, необходимо вспомнить об одном из самых чудовищных преступлений в истории нашей страны, совершенных предшественниками нынешней либеральной власти  —  коммунистической системой и ее руководством.

Зачем нужна была сталинская коллективизация, которая привела к таким страшным человеческим жертвам? Действительно, если посмотреть на ее результаты, то становится страшно. Всего в Советском Союзе за первые три года было «раскулачено» не менее одного миллиона крестьянских хозяйств с общим населением в 5-6 миллионов человек.

За 10 предвоенных лет депортациям, принудительным выселкам из родных мест подверглись почти 4 миллиона человек, из них более 2,5 миллионов вместе с членами их семей. Более 2 миллионов крестьян погибло в так называемых спецпоселках в условиях, которые были нечеловеческими для их возможного существования и проживания. Особенно очень много умирало детей в 1930-1932 гг.

  • Историк Кирилл Александров:В марте этого года я работал 2,5 недели в архиве Стэндфордского университета, США, где довольно много хранится копированных документов из архива ЦК партии и политбюро.
  • В начале 90-х с них были сняты копии, которые были выкуплены американцами для занятия своих историков. Я хочу просто несколько цитат из этих документов привести, потому что они непосредственно касаются этой темы,
  • Вот этот документ, который у меня в руках:
  • «Москва, ЦК ВКПБ, товарищу Кагановичу».30 января 1930 года

Тут стоят все шифры, все номера, отметки, положенные документам такой секретности. Северное ГПУ запросило о возможности принятия к весне до ста тысяч кулацких семейств из южных районов страны.

Таким образом, еще постановление политбюро не принято, а органы уже готовятся к отправке на Север ста тысяч кулацких семейств. Учитывая, что одна семья – это 6-7 человек, речь идет, как минимум, о 600-700 тысячах людей. И вот что архангельские чекисты докладывают в Москву. Я зачитаю пункт 4.

«На первый период дать им голодные нормы снабжения, ибо в местах предполагаемого заселения нет никаких рынков и населения».

Теперь еще один совершенно жуткий документ, который произвел на меня неизгладимое впечатление. Это докладная записка, которая была написана в августе 1933 года в Нарыме, в поселке «Новый Путь», в притоке реки Назины. «Инструкторам-пропагандистам Нарымского обкома партии Величко».

Тут номер его партбилета указан, отметки 59-го года о том, где находится оригинал этой записки. Записка на имя Сталина секретаря Нарымского окружного комитета партии Велидова и первого секретаря западносибирского райкома партии Эйхе. Она пространная, здесь 12 страниц, у нас, конечно, мало времени.

Я тоже зачитаю только несколько абзацев.

«29-30 апреля 1933 года из Москвы и Ленинграда были отправлены на трудовое поселение 2 эшелона деклассированных элементов. 18 мая первый и 26 мая второй эшелоны, состоя из трех барж, были высажены на реке Оби, в устье реки Назина на остров Назино, северная окраина Нарымского округа.

Первый эшелон составил 5070 человек, второй – 1044, всего 6114 человек. В пути, особенно в баржах, люди находились в крайне тяжелом состоянии: скверное питание, скученность, недостаток воздуха, и в результате высокая смертность. В первом эшелоне она достигала 35-40 человек в день».

Показателен такой факт:«Первый эшелон пристал к острову в прекрасный солнечный день. В первую очередь на берег были вынесены до 40 трупов, и потому что было тепло, а люди не видели солнца, могильщикам было разрешено отдохнуть. Пока могильщики отдыхали, мертвецы начали оживать.

Из этих трупов ожили и встали 8 человек, их не закопали. Сам остров оказался совершенно девственным, без построек. Люди были высажены в том виде, в каком они были взяты – в весенней одежде, без постельных принадлежностей. На острове не было ни инструментов, ни продовольствия.

Весь хлеб вышел в баржах.

Такое положение смутило многих товарищей из сопровождавших первый эшелон. Однако эти сомнения комендантом Цепковым были разрешены так: выпускай, пускай пасутся. Жизнь на острове началась. На второй день выпал снег, поднялся ветер, а затем мороз.

Люди были способны только жечь костры, сидеть, лежать, спать у огня, бродить по острову, есть гнилушки, кору и мох. По острову пошли пожары. Люди начали умирать. Они сгорали у костров во время сна, умирали от истощения и холода, от ожогов и сырости.

В первые сутки после солнечного дня могильщики смогли закопать только 295 трупов…»

Наконец, последний результат: «В результате всего из 6100 человек, выбывших из Томска, и добавленных к ним 500-700 человек (точно установить не удалось) на 20 августа в живых осталось 2200 человек…»

Этот документ еще никогда не публиковался, мы его целиком, конечно, опубликуем с комментариями. Это реальность, таких документов я видел десятки. Они производят страшное впечатление. Меня совершенно не интересует, кто он был – великий менеджер или великий полководец.

Очевидно другое: из почти 3,5 миллионов спецпереселенцев, которые в эти спецпоселки попали за первые годы  «смертилизации», в так называемой кулацкой ссылке до второй мировой войны умерло до 2-2,5 миллионов. Мы даже не знаем точно сколько. Это больше, чем умерло в блокадном Ленинграде в условиях войны. Это только одна маленькая деталь правления и властвования этого человека.

Источник: https://maxpark.com/community/5325/content/2049734

Какие преступления считались самыми тяжкими на Руси

Деревенская община не выдавала воров и иных преступников властям, приговор выносился на сходе, в кругу своих.

Неправильно считать самосуды результатом вспышки ярости, эмоциональным стихийным действом — нередко преступника наказывали хладнокровно.

Имели место жестокие расправы с летальным исходом — в таком случае все члены общины хранили тайну о событии, а казненный признавался пропавшим без вести.

Задержание преступника конвоирами односельчане считали прискорбным упущением, помехой справедливому возмездию.

Высшая мера наказания назначалась за крупную кражу, поджог и колдовство

Самые жестокие расправы совершались над конокрадами. Беспощадность крестьянской общины объясняется высокой ценностью лошади в хозяйстве, лишиться животного для многих означало разорение.

В подавляющем большинстве случаев конокрада ждала смерть, реже — пытки каленым железом, оскопление, забивание гвоздей в голову.

Нередко в результате исполнения такого наказания все равно наступала смерть.

За самосуд крестьяне могли быть приговорены к тюремному заключению, но это их не останавливало, так как в справедливости наказания по закону не было никакой уверенности. Нередко власти терпели неудачи в поиске и задержании конокрадов или же назначали по мнению крестьян слишком мягкое наказание.

За воровство зерна, продовольствия и иного добра злоумышленники терпели телесные наказания. Пойманные на краже не дожидались собрания, их били на месте преступления.

В действе принимали участие все, кто находился поблизости — соседи и родственники потерпевшего, случайные прохожие. Воров нередко забивали до смерти или калечили, спастись можно было лишь бегством.

В народе говорили: “Ничем вора не уймешь, коль до смерти не убьешь”.

Та же участь ждала поджигателя — огонь наносил деревне непоправимый урон, этим и объясняется жестокая кара. В “Тамбовских ведомостях” от 1884 года была опубликована заметка о том, что подозреваемого в поджоге крестьянина привязали к хвосту коня, которого гоняли несколько часов по полю. Историк В.

Безгин пишет о стихийном убийстве крестьянки, обвиненной в масштабном пожаре. Расправа со смертельным исходом произошла в присутствии полицейского, который никак не мог повлиять на ход события.

После смерти виновной действо не прекратилось — жители деревни Муравьево продолжали оскорблять и плевать на труп, который позже утопили в пруду.

Жестокое наказание со смертельным исходом предусматривалось за колдовство. Услуги ворожей пользовались спросом — к ним приходили врачеваться, искать помощи в повседневных делах. Но когда в деревне начиналась эпидемия, кто-то заболевал непонятной хворью, гиб урожай по какой-либо причине, виноватой считалась по умолчанию местная ворожея.

Доказывать причастность ведьмы к бедам деревни или отдельных ее жителей было затруднительно, но этого и не требовалось. Законодательство не предусматривало какой-либо ответственности за колдовство, поэтому наказывали ведьму исключительно в формате самосуда. Зачастую ведьм сжигали, но не гнушались и других методов лишения жизни.

Крестьяне отнюдь не считали грехом убийство “служителя сатаны”.

Мелкие кражи и добрачные сексуальные связи карались посрамлением

Виновного в краже заставляли идти по селению с украденной вещью. Вора сопровождали односельчане, которые создавали шум — били в кастрюли, печные заслонки, сковороды и ведра, привлекая всеобщее внимание. Приветствовались крики и хохот.

За жалобы земскому начальнику после унизительной экзекуции виновного ждало повторное наказание с элементами физического насилия. Историк С.

Оболенская пишет о событии, когда крестьянка деревни Мешкова была подвергнута “вождению”, после чего униженная женщина обратилась с жалобой в управление. Деревенский староста был арестован на 2 дня за незаконное самоуправство.

После его возвращения был собран сход по делу доноса, община обязала мужа виновной выпороть ее кнутом, а ее вещи отдать на водку для односельчан. Решение было исполнено.

За добрачные связи девушек также ждала унизительная процедура — их коротко стригли, надевали на голову сорочку, и обнаженными по пояс гнали по деревне.

Считались правомерными истязания неверных жен, для расправы достаточно было одного лишь подозрения — доказательств вины не требовалось.

Если женщина жаловалась на побои и жестокое обращение в суд, что становилось известно общине, мужу могли приказать публично избить супругу.

В крестьянской среде на протяжении веков сохранялись собственные законы, которые имели мало общего с официальным сводом. С. Оболенская отмечает, что народные расправы в русской глубинке происходили вплоть до XX века.

Какое преступление русские крестьяне считали самым страшным

Источник: https://the-criminal.ru/kakie-prestupleniya-schitalis-samymi-tyazhkimi-na-rusi/

Крепостная Россия — 2 (срыв покровов)

?

Categories: В комментах про крепостных олигархов всплыли дополнительные темы/вопросы, которыя я по пунктам здесь раскрою.

Читайте также:  Почему на могилах староверов нет ограды

1) Часть комментаторов откуда-то взяла что я чуть ли не идеализирую систему крепостного права.

Хотя вроде прямым текстом написано об опровержении советских мифов и сравнении с советской системой.

Эта дислексия прекрасна: а если я скажу что алкоголь не так вреден, как героин —  они набегут с криками «ах ты алкаш проклятый, ты что не знаешь как люди спиваются, ты что, доказываешь, что бухать это хорошо???» Впрочем, кто-бы сомневался в интеллектуальных способностях любителей мертового совка.

Так вот дисклеймер: нет никаких сомнений в том что крепостное право было тормозом развития и дикостью, а  свободные люди гораздо эффективнее работают и творят. Вот только такой свободой и не пахло в СССР, особенно сталинских времен — когда рабства было гораздо больше чем в самый разгул крепостничества в России. Были времена когда советским колхозникам и рабочим и не снились права и свободы крепостных крестьян дореволюционной России.

2) Внезапно часть комментаторов даже с претензиями на знание истории оказалась не в курсе, что крепостных крестьян была не такая уж большая доля в населении России. На 1857 год — 34%, по данным последней 10 ревизии, пишет историк Ключевский в «Курсе русской истории».

Даже  в 18-веке, на пике крепостничества — не более 53%.

3) Конечно же всплыли какие-то нелепые выдумки про извергов-помещиков, якобы замучивших миллионы бесправных крепостных.

 Все они растут из одного единственного факта — истории с Салтычихой, психопатки-убийцы, которая была осуждена за убийство 38 крепостных на пожизненное заключение.

Ее очень долго не могли вывести на чистую воду, и из этого обличителям царизма делается «логический» вывод что подобное обращение, пусть и в меньших масштабах было нормой для крепостной России. Логика конечно — блеск.

То есть, если депутат-единорос Сергей Цеповяз из Кущевки был в банде, которая 10 лет насиловала девушек и убивала местных жителей — то по их логике выходит в ГосДуме девушкам лучше не появляться: по коридорам там бродят сплошные насильники и убийцы.

 

На самом деле, крепостные имели законное право жаловаться на помещиков местным властям, и они активно этим правом пользовались. При этом подавляющее число претензий касалось слишком больших оброков или избыточной барщины. И таких помещиков незамедлительно наказывали.

О том, чтоб безнаказанно и по своей прихоти пытать/убивать крестьян — в России и речи идти не могло:

Соборное Уложение 1649 г. разделяет меру ответственности помещика за неумышленное и предумышленное убийство крестьянина. В случае неумышленного убийства (в драке) дворянин подвергался тюремному заключению до специального распоряжения царя. При предумышленном убийстве крестьянина виновного казнили, независимо от социального происхождения.

11 В правление Елизаветы Петровны, когда смертная казнь в России была фактически отменена, дворян, виновных в смерти своих крестьян, обычно отправляли на каторгу.Надо также понимать, что обычный русский дворянин-помещик 19-ого века был набожным, культурным и воспитанным человеком.

И был он скорее всего почеловечнее и поинтеллигентнее, чем большинство тутошних интернетных любителей мертвого совка, бредящих про зверства русских помещиков и мечтающих о возвращении Сталина.Конечно изверги и изредка встречались в любых слоях населения.

И в русской истории зафиксировано несколько случаев, когда помещиков ссылали на каторгу за жестокое обращение с крепостными. Самое интересно что были и обратные случаи — когда крестьяне убивали или даже пороли (sic!) зарвавшихся помещиков. И еще неизвестно в чью пользу счет. ;)Но в любом случае все это очень далеко от нормы.

4) Особо порадовали виртуальные любители русских классиков, которые невнятно стали кивать в сторону книжных полок (цитат впрочем не приводя). Мол, читайте Пушкина — там все есть про ужасное положение крепостников.

Правда? Ок, берем статью Пушкина «Путешествие из Москвы в Петербург». Читаем:

———————————————————-

Фонвизин, лет за пятнадцать пред тем путешествовавший по Франции, говорит, что, по чистой совести, судьба русского крестьянина показалась ему счастливее судьбы французского земледельца. Верю. Вспомним описание Лабриера;* слова госпожи Севинье еще сильнее тем, что она говорит без негодования и горечи, а просто рассказывает, что видит и к чему привыкла. Судьба французского крестьянина не улучшилась в царствование Людовика XV и его преемника…

Прочтите жалобы английских фабричных работников: волоса встанут дыбом от ужаса. Сколько отвратительных истязаний, непонятных мучений! какое холодное варварство с одной стороны, с другой какая страшная бедность! Вы подумаете, что дело идет о строении фараоновых пирамид, о евреях, работающих под бичами египтян.

Совсем нет: дело идет о сукнах г-на Смита или об иголках г-на Джаксона. И заметьте, что всё это есть не злоупотребления, не преступления, но происходит в строгих пределах закона.

Кажется, что нет в мире несчастнее английского работника, но посмотрите, что делается там при изобретении новой машины, избавляющей вдруг от каторжной работы тысяч пять или шесть народу и лишающей их последнего средства к пропитанию… У нас нет ничего подобного. Повинности вообще не тягостны.

Подушная платится миром; барщина определена законом; оброк не разорителен (кроме как в близости Москвы и Петербурга, где разнообразие оборотов промышленности усиливает и раздражает корыстолюбие владельцев).

Помещик, наложив оброк, оставляет на произвол своего крестьянина доставать оный, как и где он хочет. Крестьянин промышляет чем вздумает и уходит иногда за 2000 верст вырабатывать себе деньгу… Злоупотреблений везде много; уголовные дела везде ужасны.

Взгляните на русского крестьянина: есть ли и тень рабского уничижения в его поступи и речи? О его смелости и смышлености и говорить нечего. Переимчивость его известна. Проворство и ловкость удивительны.

Путешественник ездит из края в край по России, не зная ни одного слова по-русски, и везде его понимают, исполняют его требования, заключают с ним условия. Никогда не встретите вы в нашем народе того, что французы называют un badaud ; никогда не заметите в нем ни грубого удивления, ни невежественного презрения к чужому.

В России нет человека, который бы не имел своего собственного жилища. Нищий, уходя скитаться по миру, оставляет свою избу. Этого нет в чужих краях. Иметь корову везде в Европе есть знак роскоши; у нас не иметь коровы есть знак ужасной бедности.

Наш крестьянин опрятен по привычке и по правилу: каждую субботу ходит он в баню; умывается по нескольку раз в день… Судьба крестьянина улучшается со дня на день по мере распространения просвещения... Благосостояние крестьян тесно связано с благосостоянием помещиков; это очевидно для всякого.

Конечно: должны еще произойти великие перемены; но не должно торопить времени, и без того уже довольно деятельного. Лучшие и прочнейшие изменения суть те, которые происходят от одного улучшения нравов, без насильственных потрясений политических, страшных для человечества…————————————————————

Подобные вещи можно встретить также у Тургенева, Достоевского,

5) Кстати, что касается непосильного рабского труда крепостных:

Выдержка из хорошей статьи А Горянина «Загадки крепостного права»:Поражают невысокие цифры трудозатрат в дореформенном сельском хозяйстве. Обобщив огромный цифровой материал, Б.Н.

Миронов установил, что общая продолжительность труда взрослых барщинных (!) крестьян составляла в первой половине ХIХ века около 1350 часов в год, из них половина на барщине, половина на себя (Б.Н. Миронов. Социальная история России, 3 изд., т. 1. – СПб., 2003, – С. 400). Оброчные крестьяне трудились на помещика, понятное дело, еще меньше.

Даже современный служащий, и тот проводит на работе свыше 1800 часов в год. А уж о сравнении с трудом американских рабов на плантациях нечего и говорить – те трудились, как установили американские историки из Гарвардского университета Р. Рэнсом и Р. Сатч (их цитирует Б.Н. Миронов), от 3055 до 3965 часов в год.

(Иногда уверяют, что в США собирали три урожая в год, отсюда и трудозатраты рабов. Это не так. До отмены рабства ни одна из культур не давала и двух урожаев в год. Лишь в конце XIX века два урожая начали снимать во Флориде.)

Общее число нерабочих дней в году у российских крестьян достигло в канун реформы трудно постижимой цифры – 230. На работу оставалось 135 дней. Дело было в обилии праздников, церковных и народных.

«Свадьбы, никольщины, закоски, замолотки, засевки, отвальные, привальные, связывание артелей, и пр. и пр.» – перечисляет А.Н. Энгельгардт («Письма из деревни»).

Народ и сам чувствовал, что перебарщивает с досугом: «Пришел сон до семи сел, пришла лень до семи деревень».

Источник: https://gosh100.livejournal.com/72746.html

Это рабство? Крестьян можно было бить? Стыдные вопросы о крепостном праве И калькулятор вашей стоимости до 1861 года! — Meduza

19 февраля 1861 года в России закончилось рабство: Александр II подписал манифест об отмене крепостного права. «Медуза» попросила просветительский проект InLiberty, который считает тот день одной из семи ключевых дат в истории России, ответить на стыдные вопросы о крепостном праве, а также рассчитать, за сколько можно было бы купить или продать читателей «Медузы», если бы они жили в Москве два века назад и были бы крепостными.

Сначала — калькулятор

Крепостное право — это рабовладение?

Да, как минимум для многих современников крепостного права. В знаменитом «Путешествии из Петербурга в Москву» Радищев писал: «Земледельцы и доднесь между нами рабы; мы в них не познаем сограждан нам равных, забыли в них человека».

Было ли крепостное право похоже на американское рабовладение? Не совсем. Закон формально (но далеко не всегда на практике) защищал крепостных от чрезмерных поборов и насилия владельца.

Крепостные, в отличие от рабов, которые находились в полной личной собственности владельца, содержали себя сами, отдавая часть своего дохода — деньгами или продуктами — владельцам земли, к которой были прикреплены.

Слово «рабство» со временем заменяют «крепостным состоянием», а затем — «крестьянским вопросом». Однако сути дела это не меняет — если человека можно купить или проиграть в карты, для описания его статуса не нужно искать сложных слов.

В основе крепостного права не было какого-то одного закона, оно складывалось постепенно и в итоге так глубоко укоренилось в сознании и повседневной жизни людей, что помыслить иное положение вещей для многих было очень сложно.

В том числе поэтому его было так трудно отменить. Можно сказать, что крепостное право было следствием специфической ситуации с собственностью в России: вся земля принадлежала князю и раздавалась в качестве вознаграждения за военную или гражданскую службу.

Крестьяне, жившие и работавшие на этой земле, закреплялись (именно отсюда происходит слово «крепостной») за ее хозяином.

Окончательно крепостное право сложилось к середине XVII века — по Соборному уложению 1649 года владельцы земли получили право на бессрочный розыск беглых крестьян. Так у крестьян появились хозяева.

Практики продажи крестьян без земли Уложение еще не фиксирует, но у государства того времени не было ни необходимости, ни желания ей препятствовать. Уже в конце XVII века продажа, обмен или дарение людей стали обычным делом.

Сколько людей в России были крепостными? Крепостными были только подданные Российской империи или можно было себе купить африканских рабов?

К 1861 году в России 23 миллиона крепостных крестьян. Были и другие — «государственные», прикрепленные к земле, которая принадлежала казне, или «удельные», принадлежавшие императорской семье.

По данным ревизии 1857 года, их было еще 29 миллионов человек, а всего в стране проживало немногим больше 60 миллионов.

В некоторых губерниях крепостных было почти 70%, как в Смоленской и Тульской, в других их почти нет (в Сибири крепостных — около 4 тысяч человек).

Закон никак не регламентировал владение чернокожими рабами, хотя известно, что в аристократических семьях в XVIII веке было модно иметь чернокожих слуг.

Однако поскольку юридически института «рабства» в империи не существовало, находились они на положении лично зависимых домашних слуг, то есть дворовых. Впрочем, некоторые выходцы из Африки имели и статус свободных людей.

Все знают про прадеда Пушкина, «арапа» Петра I Абрама Петровича Ганнибала, который служил царю в качестве секретаря и камердинера, а затем дослужился и до одного из высших генеральских чинов.

Крепостного можно было бить — и ничего не будет? А разделять семьи? А насиловать?

Битье крепостных было скорее в порядке вещей. Закон формально запрещал жестокое обращение с крепостными, но правительство закрывало на это глаза.

Со времен Елизаветы Петровны дворяне получили право наказывать крепостных, ссылая их в Сибирь, и это была распространенная практика. В 1827–1846 годах помещики сослали в Сибирь почти четыре тысячи человек. Сосланные засчитывались за рекрутов, то есть помещик был волен «очищать» свои владения от тех, кто ему не нравился, и еще и ничего при этом не терять.

Телесные наказания крепостных (особенно порка) были широко распространенной практикой.

Свод законов 1832–1845 годов смягчил возможные наказания крепостных — за помещиками оставили следующие: розги — до 40 ударов, палки — до 15 ударов, заключение в сельской тюрьме до 2 месяцев и в смирительном доме до 3 месяцев, отдача в арестантские роты на срок до 6 месяцев, а также в рекруты и удаление навсегда из имения с предоставлением в распоряжение местной государственной администрации.

Государство наказывало помещиков за злоупотребление властью и крестьян за неповиновение примерно в одинаковых масштабах — в 1834–1845 годах по всей России было осуждено 0,13% крестьян и 0,13% помещиков от общего числа тех и других в стране.

Перечислять разнообразные способы издевательств не хочется — достаточно сказать, что среди них — изнасилования, домашняя пыточная, домашний тир с непосредственным участием крепостных, травля собаками и так далее. Но особые зверства и садизм были скорее исключением.

Здесь больших «успехов» добилась помещица Дарья Салтыкова, замучившая разными способами несколько десятков крепостных.

Среди излюбленных средств наказаний были порка, обливание кипятком, горячие щипцы для завивки волос, вырывание волос, а также избиение провинившихся поленом.

Читайте также:  «морская диета»: какие вещи способны были съесть только моряки

Екатерина II решила сделать из следствия по делу Салтыковой пример. Следствие велось в отношении 138 возможных убитых и покалеченных крестьян, точно доказанными считались 38 смертей от руки Салтыковой. Приговор писала сама императрица — после публичного наказания у позорного столба Салтыкову поместили в монастырь, где она и умерла, проведя в заточении 33 года.

Крепостной мог быть богатым человеком? Как можно описать уровень жизни среднего крепостного крестьянина? Мог ли он сам себя выкупить и перестать быть крепостным?

История знает примеры разбогатевших крестьян. Одним из них был крепостной Николай Шипов, оставивший после себя мемуары (это большая редкость).

Шипов обладал, судя по всему, немалым предпринимательским талантом: вместе с другими крестьянами из своей слободы Шипов перевелся на оброк и отправился в башкирские степи, чтобы покупать и перегонять оттуда стада овец.

Это принесло ему такой доход, что он — вместе с другими крестьянами — предложил помещику выкупиться из зависимости. Барин отказался. Шипов вспоминал:

«Однажды помещик, и с супругою, приехал в нашу слободу. По обыкновению богатые крестьяне, одетые по-праздничному, явились к нему с поклоном и различными дарами; тут же были женщины и девицы, все разряженные и украшенные жемчугом.

Барыня с любопытством все рассматривала и потом, обратясь к своему мужу, сказала: „У наших крестьян такие нарядные платья и украшения; должно быть, они очень богаты, и им ничего не стоит платить нам оброк“. Недолго думая, помещик тут же увеличил сумму оброка.

Потом дошло до того, что на каждую ревизскую душу падало вместе с мирскими расходами свыше 110 руб. асс оброка».

Слобода, в которой жил Шипов, платила помещику 105 тысяч рублей ассигнациями в год. Это огромная сумма — по ценам начала XIX века, времени, о котором рассказывает Шипов, крепостного можно было купить за 200–400 рублей рублевыми ассигнациями (за 125 рублей Пущин в это время купил телегу, а Пушкин получил за «Евгения Онегина» 12 тысяч рублей гонорара).

В книге «Беседы о русской культуре» Юрий Лотман приводит эпизод из воспоминаний Николая Шипова и пишет:

«Интересно, однако, что помещик стремится не столько к своему обогащению, сколько к разорению крестьян. Их богатство его раздражает, и он готов идти на убытки ради своего властолюбия и самодурства.

Позже, когда Шипов убежит и начнет свою „одиссею“ странствий по всей России, после каждого бегства с необычайной энергией и талантом вновь изыскивая способы развивать начинаемые с нуля предприятия, организовывая торговлю и ремесла в Одессе или в Кавказской армии, покупая и продавая товары то у калмыков, то в Константинополе, живя то без паспорта, то по поддельному паспорту, — барин будет буквально разоряться, рассылая по всем направлениям агентов и тратя огромные деньги из своих все более скудеющих ресурсов, лишь бы поймать и жестоко расправиться с мятежным беглецом».

С подписанием в 1803 году Александром I Указа о вольных хлебопашцах крестьяне получили право выкупаться у помещиков сразу целыми деревнями и вместе с землей.

За время царствования Александра I была заключена 161 сделка и освобождено около 47 тысяч человек мужского пола, или менее 0,5% всего крестьянского населения. За 39 лет, с 1816 по 1854 год, свободу получили 957 тысяч человек.

Как пишет историк Борис Миронов, всего за первую половину XIX века коллективно и индивидуально от крепостного права освободились около 10% помещичьих крестьян.

В 1842–1846 годах, в период новых скромных попыток законодательно облегчить жизнь крепостных, крестьяне получили право выкупаться на волю как при согласии помещика, так и без его согласия, правда лишь в том случае, если помещичье имение продавалось на аукционе.

Почему часть общества считала, что крепостные — это в порядке вещей? Какие у этого могут быть аргументы? А были случаи, что крестьяне хотят оставаться крепостными?

На самом деле разговор о том, что крепостное право аморально и неэффективно, начинается довольно рано.

Екатерина II разделяла мнение, что человек не может владеть человеком, при Александре I дискуссия принимает еще более очевидный оборот, а ко времени царствования Александра II в необходимости отмены крепостного права уже почти никто не сомневался, спорили в основном об условиях и сроках.

Другое дело — что сто лет дискуссии о крепостничестве никак не приводили к ощутимым результатам. Аргументов тут было несколько: и пресловутая неготовность людей к свободе, и экономическая сложность процесса (неясно было, где крестьянам взять деньги на выкуп), и размер империи.

Попадались случаи совсем причудливой логики. В 1803 году Дмитрий Бутурлин, дипломат и вольтерьянец, пишет: «Есть что-то такое отеческое и нежное во взаимных отношениях барина и крепостного, в то время как отношения хозяина и нанятого слуги кажутся мне чисто корыстными.

Свободный рынок — это обмен услуг на мои деньги, и, едва заплатив, я нахожу, что полностью освобожден от любых обязательств, поскольку выполнил все, что обещал. Мимолетная сделка, которая проходит, не оставляя по себе малейшего следа.

Она не несет ни для одной из сторон ни воспоминаний о прошлом, ни надежды на будущее. Наш обычай велит признавать за детьми услуги, оказанные их отцами, — вот вам и прошлое. Обеспечивать существование старым слугам, которые не трудятся уже по возрасту, — вот и будущее.

Все это куда человечнее и добрее, чем простой денежный рынок».

К середине XIX века к дискуссии императорского дома и либерального дворянства подключается даже охранка. С 1827 года созданная Николаем I политическая полиция готовит для императора ежегодный отчет о положении в стране. Если читать эти отчеты подряд, хорошо видно, с какой скоростью отношение к «крестьянскому вопросу» менялось в среде высшей российской бюрократии:

  • 1827 год. Среди крестьян циркулирует несколько пророчеств и предсказаний: они ждут своего освободителя, как евреи своего Мессию, и дали ему имя Метелкина. Они говорят между собой: «Пугачев попугал господ, а Метелкин пометет их».
  • 1839 год. Толки всегда одни и те же: царь хочет, да бояре противятся. Дело опасное, и скрывать эту опасность было бы преступлением. Простой народ ныне не тот, что был за 25 лет перед сим. Вообще крепостное состояние есть пороховой погреб под государством…
  • 1847 год. …Главным предметом рассуждений во всех обществах была непонятная уверенность, что Вашему Величеству непременно угодно дать полную свободу крепостным людям. Эта уверенность поселила во всех сословиях опасение, что от внезапного изменения существующего порядка вещей произойдут неповиновения, смуты и даже самое буйство между крестьянами.
  • 1857 год. Дворяне беспоместные, писатели и люди разных сословий… все с восторгом прославляют мысль об уничтожении крепостного права. Они доказывают — и весьма справедливо, — что положение крепостного человека есть состояние неестественное, противное разуму и христианской вере, что человек в рабстве перестает быть человеком и делается вещью…

Сами крепостные относились к происходящему по-разному: 23 миллиона человек довольно сложно считать однородной группой. Среди крепостных были более или менее предприимчивые люди, более или менее готовые к радикальной смене в своей каждодневной жизни, более или менее знающие, что делать дальше; были те, кто любил своих господ и предпочитал продолжать службу.

Крестьянскую реформу называют «ущербной» и видят в этом одну из предпосылок революции. Что в ней было ущербного? Это вообще хорошая реформа или плохая?

Манифест и «Положение о крестьянах» даровали крепостным личную свободу, но являлись компромиссными (и потому половинчатыми) результатами почти четырехлетней работы над законопроектом губернских комитетов, специально учрежденного Главного комитета по крестьянскому делу и так называемых Редакционных комиссий (предполагалось, что комиссий будет две — общая и региональная, но на самом деле работа шла в одной комиссии, которой от первоначального замысла досталось множественное число в названии).

Реформа считалась для царской России почти безупречной: более-менее впервые в процесс были вовлечены совсем разные люди с разными идеологическими взглядами — Александру II было важно, чтобы инициатива реформы исходила не от него, а от дворян.

Так она и началась: 30 марта 1856 года, выступая перед уездными и губернскими предводителями московского дворянства, Александр в первый раз пытается внушить им эту мысль: «Слухи носятся, что я хочу дать свободу крестьянам; это несправедливо, и вы можете сказать это всем направо и налево; но чувство враждебное между крестьянами и их помещиками, к несчастию, существует, и от этого было уже несколько случаев неповиновения к помещикам. Я убежден, что рано или поздно мы должны к этому прийти. Я думаю, что вы одного мнения со мною, следовательно, гораздо лучше, чтобы это произошло свыше, нежели снизу».

Так начинается реформа — не вполне снизу, но настолько, насколько можно себе представить: роль инициаторов реформы берут на себя литовские дворяне, отчасти вдохновленные самим императором через виленского генерал-губернатора Владимира Назимова.

20 ноября 1857 года, в ответ на прошение дворян, император направляет Назимову рескрипт, разрешающий дворянству заняться разработкой проектов «об устройстве и улучшении быта помещичьих крестьян», что предполагало создание в губерниях специальных комитетов во главе с дворянским предводителем.

Законы 19 февраля 1861 года дали крестьянам основные гражданские права и освободили их от унизительной личной зависимости от помещиков. Но вот найти простое решение земельного вопроса реформаторам не удалось.

Предполагалось, что крестьяне могут выкупить у помещика надел земли, получив на 49 лет от государства ссуду под 6% годовых. Но до перехода на выкуп бывшие крепостные считались «временнообязанными», то есть, по сути, «арендовали» землю у помещика и продолжали платить за нее плату в виде барщины или оброка.

Переход к выкупу земли занял в целом более 20 лет — с 1883 года оставшиеся временнообязанные в основном переводились на выкуп принудительно.

Дополнительную пикантность ситуации придавало и то, что, освободившись по манифесту 1861 года от помещиков, крестьяне остались «зависимы» от крестьянской общины, которая регламентировала их хозяйственную деятельность, часто запрещала переезжать (из-за круговой поруки в платеже податей и выкупных платежей) и так далее.

Возможность получить землю в настоящую личную собственность и оставить ее в наследство своим детям пришлось ждать очень долго — до закона 14 июня 1910 года.

Была ли реформа «плохой» или «хорошей»? Наверное, можно себе представить какой-то более правильный процесс с более точным результатом, но очевидно одно: после 19 февраля людей уже нельзя продать и купить — и это ее главный итог.

Говорят, что окончательно крестьяне освободились в 1974 году, когда им впервые дали паспорта, говорят, что реформа и ее неполноценность явились предпосылками революции 1917 года, — это все так, но где-то должно быть начало, и это начало — 19 февраля, когда в России наконец отменили рабство.

«Медуза» и InLiberty благодарят за консультацию Игоря Христофорова, профессора Высшей школы экономики и старшего исследователя Принстонского университета, и старшего научного сотрудника НИУ ВШЭ Елену Корчмину

Источник: https://meduza.io/feature/2018/02/19/eto-rabstvo-krestyan-mozhno-bylo-bit-stydnye-voprosy-o-krepostnom-prave

Какое преступление крестьяне на Руси считали самым страшным

Когда во второй половине XIX в. в России распространились волостные суды, то очень скоро юристы обнаружили, что крестьяне их избегают и предпочитают все конфликты разрешать самостоятельно. Нормой был самосуд, а представления о тяжести того или иного деяния сильно отличались у наших прапрадедов от современных, пишет Кириллица.

Начать стоит с того, что физическое насилие вообще было повседневным в русской деревне. Детей было принято сечь розгами, вожжами, мокрыми веревками или наказывать стоянием коленками на горохе. Довольно бесцеремонно обращались и мужья с женами.

Если жена была неверна, муж имел право устроить «вождение» и «срамление»: полуголую (или совсем раздетую) прелюбодейку вели по улицам деревни и прилюдно ругали.

Неудивительно, что если в процессе воспитания так доставалось членам семей, то с преступниками мужики боролись очень жестоко.

С особенной ненавистью крестьяне расправлялись с конокрадами. Конь – самое ценное имущество в хозяйстве, безлошадный земледелец легко мог разориться, а новый конь стоил как теперь неплохой автомобиль. Историки В. В. Тенишев и С. Фрэнк описывают изобретательность самосудов.

Пойманных конокрадов оскопляли, ослепляли и просто избивали до смерти. В 1898 г. житель села Казинки Орловского уезда Курской губернии писал в Этнографическое бюро: «Крестьяне с конокрадами поступают очень жестко […]; бьют его до тех пор, пока он упадет полумертвый».

Власти эти самосуды пресечь тогда не могли, не посадишь же в тюрьму всю деревню! Много было и убийств подозреваемых в черном колдовстве.

Так как государственные суды отказывались рассматривать такие дела (закон о магии ничего не знал), то крестьяне решали все сами в 100% случаев.

А вот к некоторым другим преступлениям, которые сегодня мы считает тяжкими, крестьяне относились снисходительно. Например, не считалось преступлением убийство, совершенное в драке, ведь дерущиеся не хотели убить, а просто дрались. Украсть что-то у помещика тоже считалось чем-то не заслуживающим наказания.

А вот если украл у соседа, берегись! Историк В. Б. Безгин в книге «Правовые обычаи и правосудие русских крестьян второй половины 19 – начала 20 века» (Тамбов, 2012) приводит примеры, как ворам выбивали зубы, топили и т. п., в общем, зверски расправлялись. То же ожидало поджигателей.

Жестокость должна была отвадить других от подобных поступков.

Как и к убийствам во время драки, довольно мягко относились крестьяне к изнасилованиям, кстати, довольно редким в русской деревне. Их не убивали и не пытали, но могли посечь розгами на сельском сходе или превратить в посмешище.

Этнографы Тамбовской губернии писали, что насильника «народ сторонится, не каждая девушка решится выйти за него замуж, будь он даже богат».

Вместе с тем этнографы отмечали, что часто насильников оправдывали, говоря «сука не захочет, кобель не вскочит».

По закону насильникам полагалось от 4 до 8 лет каторги, но судили их редко, а судьи шли на сделки с потерпевшими. Что толку обиженной семье от того, что злодея отправят на каторгу? Пусть лучше заплатит! Так, в 1884 г.

один из судов Самарской губернии просто заставил двух крестьян, изнасиловавших девушку, заплатить 10 руб. ее родителям и купить судьям полведра водки. Так и уладили конфликт.

По-настоящему жестоко наказывали крестьяне только тех, кто насиловал детей, или если мужья сами мстили за обиженных жен. В других случаях все было менее сурово. Практика денежной компенсации была самой распространенной для наказания насильников.

Ущерб не казался очень большим (девушка потом могла легко выйти замуж), а суммы компенсации то немалые. Есть факты, когда преступник не имел денег и вынужден был год или дольше работать на семью потерпевшей.

В общем, обычное право отличалось гибкостью и оставалось очень сильным, противостоя проникновению государственного контроля над правосудием. Лишь постепенно и с помощью больших усилий в конце 19 – начале 20 вв. властям удавалось приобщить крестьян к законным судам.

  • КОСТАНАЙ
  • ОБЛАСТЬ
  • КАЗАХСТАН
  • БЫВШИЙ СССР
  • В МИРЕ

Источник: https://Qostanay.tv/kaleydoskop/kakoe-prestuplenie-krestyane-na-rusi-schitali-samym-strashnym

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector