Когда швейцарцы воевали против русских

Билли Коэн BBC Travel

Когда швейцарцы воевали против русских Правообладатель иллюстрации Getty Images

У швейцарцев богатая военная история, и они отнюдь не всегда соблюдали нейтралитет. Об этом многие не знают, но нейтральной Швейцария стала потому, что на протяжении столетий была страной наемников, за деньги поставляя солдат армиям других государств.

Мы сидели в маленьком кафе в горах южной Швейцарии и наслаждались местной версией ризотто, приготовленным с местным вином, нас окружали радующие глаз зеленые склоны, а рядом лежала деревушка возрастом в несколько столетий, в которой и сейчас никто не пользуется электричеством.

Оба моих знакомых были швейцарцами, но один из них, как правило, говорил по-итальянски, а второй предпочитал немецкий. Ради меня оба переключились на английский, за что я была им благодарна.

Такое случалось не раз во время моего путешествия по этой стране, и я понимала, что этим обязана знаменитой приверженности Швейцарии нейтралитету.

Ваш нейтралитет только тогда имеет смысл, когда другие державы признают егоЛоран Гершель, профессор политологии

Деревушка, где мы обедали, пережила множество войн на Старом континенте и осталась совершенно нетронутой — просто потому что здесь, в Швейцарии, никаких войн не было.

Границы Швейцарии легко проницаемы. Европейцы могут пересекать их так же легко, как легко переключаются местные жители с одного языка на другой, с одной национальной кухни на другую.

Даже то, как эта страна организована, можно рассматривать как воплощение идеи мирного сосуществования.

Если говорить о политической системе, это прямая демократия. С точки зрения культурной, здесь четыре языковых группы, и, переезжая из кантона в кантон, вы как будто каждый раз оказываетесь в новой стране: то это Италия (кантон Тичино), то Германия (если вы в Цюрихе), то Франция (если вы в Женеве), то ретороманские районы (кантон Граубюнден).

Когда швейцарцы воевали против русских Правообладатель иллюстрации Billie Cohen Image caption Тичино и проход к Альпам имели стратегическое значение в военной истории Швейцарии

И вот, когда я в очередной раз поднесла ко рту вилку с ризотто, один из моих сотрапезников вдруг произнес фразу, которая выдернула меня из моего кокона благодушия: Швейцария, заметил он, этот всемирный бастион нейтралитета и миротворчества, была когда-то страной наемников.

В голове моей защелкали, закрутились шестеренки. Я вспомнила, как вчера ходила по зубчатым стенам знаменитых замков Беллинцоны, главного города кантона Тичино, и думала о Средневековье, когда за эти места сражались миланцы, французы и молодая Швейцарская конфедерация.

Этот всемирный бастион нейтралитета и миротворчества был когда-то страной наемников

  • Те каменные цитадели, ныне объекты Всемирного наследия ЮНЕСКО, напоминают нам о долгой истории борьбы племен, кантонов и стран за контроль над стратегически важным Тичино и проходом к Альпам.
  • У швейцарцев богатая военная история, и они отнюдь не всегда соблюдали нейтралитет.
  • Однако по иронии судьбы именно нынешнюю антивоенную политику страны надо благодарить за то, что туристы и сейчас могут видеть неразрушенные свидетельства далекой истории.

Когда швейцарцы воевали против русских Правообладатель иллюстрации AGF/Getty Images Image caption Крепостные стены Беллицоны — свидетели старых битв за контроль над Тичино

«Плоды нейтралитета здесь — повсюду», — говорит Клайв Черч, почетный профессор европейских исследований британского Университета Кента и автор нескольких книг по истории и политике Швейцарии.

«Вот скажите-ка мне: где следы бомбежек в любом из швейцарских городов?»

Ответ — их нет. «Приезжайте в любой город страны, и он предстанет перед вами таким, каким он стал, постепенно развиваясь с древних времен — в него никто никогда не вторгался, не разрушал его. Преимущества нейтралитета весьма наглядны — прошлое здесь не тронуто».

Профессор прав — это отчетливо понимаешь, когда прогуливаешься по швейцарским городам, словно пришедшим в наш мир из старой сказки.

Преимущества нейтралитета весьма наглядны

Весь Старый город Берна, столицы Швейцарии, — объект Всемирного наследия ЮНЕСКО. Он полон исторических зданий из песчаника, романтичных аркад и фонтанов, не говоря уже о знаменитой часовой башне, построенной в 1530 году.

  1. В противоположном конце страны, в самом древнем городе Швейцарии Куре можно увидеть отлично сохранившиеся фрагменты
  2. В прекрасном состоянии и три древних замка Беллицоны, и каменные дома в расположенных по соседству с ней исторических деревушках.
  3. Однако далеко не все приезжающие в Швейцарию знают о ее нейтралитете и военном прошлом.

Когда швейцарцы воевали против русских Правообладатель иллюстрации Marka/Getty Images Image caption Антивоенная политика Швейцарии помогла сохранить нетронутыми исторические места и древние города

«Мне встречаются два типа туристов, — рассказывает Лидия Мюральт, историк, гид и совладелец туристической компании Lynvi Switzerland. — Те, кто не знает, что Швейцария нейтральная страна, и те, кто знает».

«Первые бывают очень удивлены, когда слышат, что мы прежде всего нейтральны, и поэтому в нашей стране почти невозможно найти следов войны. Вторым трудно понять суть нашего нейтралитета: означает ли он, что нам наплевать на окружающий мир? Или у нас просто нет своего мнения о происходящем в мире?»

Мюральт сообщила мне, что на сайте швейцарского правительства можно найти определение политики нейтралитета, что я и сделала.

В Средние века Швейцария умела побеждать в войнах. Умела настолько хорошо, что превратила это в бизнес

Оказалось, что вдобавок к гуманитарной стороне вопроса, которой уделяется основное внимание, здесь перечислены несколько правил: страна должна воздерживаться от участия в войне, не позволять воюющим государствам использовать ее территорию и не поставлять наемников воюющим сторонам.

Последний пункт — явная отсылка к событиям прошлого.

В Средние века Швейцария умела побеждать в войнах. Умела настолько хорошо, что превратила это в бизнес.

Когда швейцарцы воевали против русских Правообладатель иллюстрации Tim Graham/Getty Images Image caption Старый город столицы Швейцарии Берна — объект Всемирного наследия ЮНЕСКО

  • «В общем-то услуги наемников предоставлялись по экономическим причинам», — рассказывает Лоран Гетшель, профессор политологии Университета Базеля и директор исследовательского института Swisspeace.
  • «Старая Швейцарская конфедерация была очень бедной страной — ее территория была непригодна для крупномасштабного земледелия, у нее не было выхода к морю, заморских колоний с их ресурсами, так что наемничество стало просто источником дохода».
  • Швейцарцы хорошо умели воевать, так что это умение долгое время приносило им хороший доход — до тех пор, пока они не потерпели поражение.

Момент истины наступил в 1515 году в битве за Мариньяно, когда французы и венецианцы, вооруженные артиллерией, с кавалерией в латах, разгромили швейцарцев с их пиками и копьями. Увы, сражения выигрывают новые технологии, а не смелые воины.

«После того поражения они поняли, что какой бы ты ни был смелый солдат, с алебардой против артиллерии делать нечего, — говорит Черч. — И они отстранились от всякого участия в европейских политических разборках».

Вместо этого швейцарцы начали предоставлять свои военные услуги почти исключительно Франции, что позволяло им оставаться в плюсе и заодно избавило от неловких ситуаций, в которые они раньше время от времени попадали — когда швейцарские наемники воевали в обеих воюющих между собой армиях.

К тому времени стало понятно, что швейцарцы участвовали в слишком многих войнах, на стороне слишком многих государств, чтобы теперь было возможно выбрать кого-то одного и отныне воевать только на его стороне…

Швейцарцы участвовали в слишком многих войнах, на стороне слишком многих государств, чтобы теперь было возможно выбрать кого-то одного

К тому же каждая из ведущих европейских держав хотела бы присоединить Швейцарию к себе из-за ее стратегически важного расположения.

В 1814-1815 гг. на Венском конгрессе (общеевропейской конференции, в ходе которой была выработана система договоров, направленных на восстановление монархий, разрушенных французской революцией 1789 года и наполеоновскими войнами. — Прим. переводчика), были определены новые границы государств Европы.

Континент получил хорошую встряску во время французской революционной войны (в ходе которой швейцарцы служили французской монархии в качестве телохранителей, включая последнего короля Франции Людовика XVI) и наполеоновских войн (когда французы вторглись в Швейцарию и разрушили старую конфедерацию).

И швейцарцы вышли с элегантным предложением, которое на тот момент устроило всех на континенте: а давайте мы будем нейтральной страной, сказали они.

Когда швейцарцы воевали против русских Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption Музей Красного Креста в Женеве документирует приверженность Швейцарии к оказанию гуманитарной помощи

  1. Как подчеркивает профессор Гетшель, «ваш нейтралитет только тогда имеет смысл, когда другие державы признают его».
  2. Декларация о нейтралитете, составленная швейцарским дипломатом Шарлем де Рошмоном, была ратифицирована на Венском конгрессе.
  3. С тех пор Швейцария стала той, которой она остается и поныне — государством, не занимающем ничьей стороны.
  4. В женевском музее Красного Креста становится очевидным еще одно следствие нейтрального статуса страны — ее вовлеченность в процессы оказания гуманитарной помощи по всему миру.
  5. Все началось в 1860-х, когда женевский бизнесмен Анри Дюнан поехал по делам в Италию.
  6. Он надеялся уладить разногласия по поводу торговых маршрутов, но когда увидел, как ужасно обращаются с солдатами, ранеными в кровопролитных сражениях, затеянных Наполеоном III, то решил сосредоточиться на создании международной гуманитарной организации — Красного Креста.

Если она настолько нейтральна, зачем ей вооруженные силы?

К тому моменту у Швейцарии дела шли очень неплохо. Создание Красного Креста повысило степень международного доверия к стране, привело к выработке в 1864 году первой из Женевских конвенций, принесло ей в 1901-м Нобелевскую премию мира и наделило, как говорит Клайв Черч, «мягкой силой».

  • Но последовавшие затем мировые войны стали для этой новой репутации жестким испытанием — особенно Вторая мировая, во время которой Швейцария хранила в своих банках нацистские активы, в том числе так называемое «еврейское золото», и отказывалась принимать еврейских беженцев.
  • «Со швейцарской точки зрения, нейтралитет работал успешно в той степени, в какой стране удалось избежать непосредственного участия в военных действиях», — объясняет Лоран Гетшель.
  • «По этому поводу было много дебатов — особенно в отношении роли Швейцарии во Второй мировой войне, но страна не участвовала в военных действиях».
  • Подобное буквоедство, тем не менее, не проясняет для тех, кто хочет разобраться в швейцарской позиции до конца, интересный вопрос: если страна нейтральна, то зачем ей вооруженные силы?

«Швейцарский нейтралитет всегда был вооруженным, — комментирует Клайв Черч. — Когда-нибудь кто-нибудь может напасть, поэтому вам нужна армия, чтобы защитить свою страну».

Когда швейцарцы воевали против русских Правообладатель иллюстрации Bloomberg/Getty Images Image caption Чтобы попробовать разобраться в швейцарской внутренней политике, можно совершить экскурсию в парламент страны в Берне

  1. Та же логика лежала в основе создания широкой сети подземных бункеров, больниц и укрытий во время Второй мировой войны (многие из которых по сей день открыты для туристов).
  2. Что касается современных вооруженных сил, велика вероятность того, что вы не раз столкнетесь с их представителями, путешествуя по стране.
  3. Мне случалось ехать на автобусе по городскому маршруту в Куре вместе с жизнерадостными призывниками, и на одной из площадей Цюриха я наблюдала за торжественной церемонией передачи флага выпускниками военного училища новобранцам.
  4. Чтобы составить более полное представление о том, как работает нейтралитет современной Швейцарии и что он ей приносит, вы можете отправиться в экскурсию по зданию парламента в Берне, навестить международный исследовательский центр ЦЕРН (он наполовину в Швейцарии, наполовину во Франции) и женевскую штаб-квартиру ООН.
Читайте также:  Что на руси запрещено было делать беременным

(Интересно, что Швейцария стала членом ООН только в 2002 году. Еще более интересно то, что она до сих пор не член Евросоюза.)

  • А можете во время путешествия по Швейцарии просто держать широко раскрытыми глаза, уши и… рот, чтобы не упустить ничего из того, что делает это государство такой уникальной смесью культур, языков и кухонь, пришедших сюда из стран, с которыми швейцарцы сталкивались в своей истории, в том числе и на полях сражений.
  • И кстати, обязательно попробуйте ризотто.
  • Прочитать оригинал этой статьи на английском языке можно на сайте BBC Travel.

Источник: https://www.bbc.com/russian/vert-tra-40813682

Швейцарцы до сих пор восхищаются русским полководцем Суворовым

Переход Суворова через Альпы — кто же не слышал об этом историческом подвиге? В XVIII веке Наполеон в Европе строил однополярный мир, и Александр Васильевич его немного окоротил, войдя в Швейцарию через неприступный перевал.

Сейчас, когда Россию шельмуют за Крым на каждом европейском углу, я отправился в Швейцарию, к тем самым Альпам, чтобы понять, как там относятся к временной «оккупации» Швейцарии князем Италийским, графом Рымникским Александром Васильевичем Суворовым.

Меня встретили пряничные городки с голубыми озерами, зеленые альпийские склоны с пасущимися коровками, скоростные поезда, гладкие, как стекло, автобаны и тоннели, тоннели. В техническом плане Швейцария на голову выше соседей.

Но мало кто знает, что еще в XIX веке швейцарцы были самой бедной нацией в Европе! Чтобы хоть как-то прокормиться, они шли в наемники. Воевали кто за Гроб Господень, а кто даже совсем наоборот. Неурожаи и голод чуть не подкосили Швейцарию. Наш Александр I в 1818 г.

выделил им 100 тысяч рублей золотом в качестве (как теперь говорят) гуманитарной помощи. Этот высокий жест русского императора благодарные швейцарцы не забыли до сих пор. Чтобы прокормить свои семьи, они отправлялись на заработки за границу, в том числе и в Россию.

Хорошо стрелявшие вербовались в иностранные армии и становились легионерами, образованные — гувернерами и гувернантками, ремесленники создавали сыроварни и шоколадные производства, а кто ничего не умел — открывали двери доходных домов и гостиниц. Так в русском языке появилось слово «швейцар».

Когда швейцарцы воевали против русскихИмя Суворова в Швейцарии знакомо каждому — пояснения излишни. А скромность такие памятники только украшает. Юрий Снегирев/ РГ

Первым толчком Швейцарии к благосостоянию стало открытие британцами чудодейственных свойств альпийского воздуха, после чего многочисленные туристы из туманного Альбиона заполонили горные курорты Швейцарии. А трудолюбивые швейцарцы стали вкладывать доходы от туризма не в кубышку, а в инфраструктуру.

Потом появились знаменитые швейцарские банки. Первая, а затем и Вторая мировая буквально озолотили страну. Где, как не в нейтральной Швейцарии, было хранить свои капиталы? Ко всему прочему добавились невостребованные вклады. Золото рейха, еврейское золото…

Сейчас только доходы от вложенных инвестиций составляют до 40 тысяч швейцарских франков на душу населения в год! Вот откуда и шикарные дороги, и самые длинные в мире тоннели, и самое лучшее здравоохранение, и прочее, и прочее.

Кстати, в память о тех наемнических временах, когда брат мог воевать против брата, в Швейцарии нет государственных наград. И монументы военачальникам ставить не принято. Тем более, с оружием в руках.

Но, как я понял, Суворова это не касается.

…Наш путь лежит в горы. Меня сопровождает молодой русский художник Алекс Долль, который недавно написал серию работ под названием «По следам Суворова в Швейцарии». Он знает практически каждый камень, на который ступала нога Александра Васильевича.

В живописном городке Андерматте в мясной лавке работает не совсем обычный мясник. Знакомьтесь: Фердинанд Мухайм — местный миллионер, лично рубит мясо и стоит за прилавком. И еще он страстный поклонник Суворова.

Фердинанд выходит к нам навстречу в мясницком фартуке и широко улыбается.

На стене магазинчика в рамке среди грамот, плакатов на русском и флага ВДВ российский орден Дружбы, полученный им за вклад в развитие российско-швейцарских отношений.

В Москве завершена реставрация главного дома усадьбы Суворовых

Развивать отношения мы отправились в ближайший гаштет, хозяин которого, Гверино Кольдезина, тоже восхищается Суворовым.

За граппой мы и не заметили, как стали поднимать тосты за Великую Россию.

— Без Суворова не было бы современной Швейцарии, — провозглашал Фердинанд. — Я люблю русских за то, что они такие отважные. Ничего не боятся!

Практически на каждом доме, где останавливался Суворов, имеется соответствующая памятная доска. Особенно мне понравилась экспозиция в муниципальном музее Урзерн с кроватью, на которой провел всего лишь одну ночь будущий генералиссимус. И его походный горшок.

…Те, кто едет из Милана в Цюрих, Чертова моста, конечно, не увидят: указатели отправляют их в самый длинный семнадцатикилометровый автомобильный Сен-Готардский тоннель. Но мы пошли другим путем. По старой дороге вынырнули из очередного тоннельчика прямо на мост.

Но оказалось, что дорога на ремонте, и регулировщик запретил даже выходить из машины. К ремонту дорог здесь относятся гораздо серьезнее, чем к российской прессе.

Пока мы стояли на светофоре, я буквально выкрутил голову и увидел где-то внизу гигантский православный крест, высеченный в серой скале. Зеленые лишайники украшали его вместо цветов. На этом месте при переходе через горную реку Рейссу погибли множество русских солдат.

И крест этот, пожалуй, самый значимый памятник нашей воинской славе в Швейцарии. Стоит он, кстати, на российской земле — 500 квадратных метров являются собственностью России с 1898 года.

…На Сен-Готарде бродили облака. Коровьи колокольца грустно звенели из тумана. А на самой верхушке перевала в косматых тучах швейцарский проводник вел под уздцы бронзовую лошадь. На ней сидел сгорбленный старик и смотрел куда-то вниз.

— Суворова принято изображать могучим полководцем, — рассказывает мне художник Алекс Долль. — Эта скульптура приближена к реальности. Переход через Альпы в 1799-м был последним походом Суворова. Через год он умер. Но посмотрите в его глаза! Сколько в них мудрости и отваги!

При строительстве тоннеля Мильхбук под Цюрихом в 1976 году были найдены останки солдат корпуса Римского-Корсакова. После обнаружения кости были переданы в Цюрихский университет и хранились там в ящиках как наглядное пособие — 8 черепов и скелетов.

А когда в Цюрихе прошла выставка «Город в войне 1799 г.», на которой в витрине экспонировались фрагменты одного скелета, русская душа не выдержала. Сотрудники посольства России в Швейцарии решили захоронить останки.

Подходящим местом для этого стала «Часовня павших» на Сен-Готарде, где с XIV века монахи-капуцины хоронили замерзших путников. Там же в 1799-м хоронили и суворовских солдат. Перезахоронение состоялось в сентябре 2012 г. с воинскими почестями.

На гранитной плите только четыре цифры — 1799. Напоминать о любой войне в Швейцарии не принято.

— Эти четыре цифры и так знает любой швейцарец! — говорит мне генеральный секретарь фонда «Про Сен-Готардо» Ливио Ломбарди. Фонд выделил 85 тысяч швейцарских франков на завершение этой церемонии.

Ливио — представитель одного из пяти патрицианских родов города Айроло, а его семья вот уже 500 лет производит швейцарский сыр. На «Мерседесе» он ездит смотреть за коровами.

А в долину спускается на машинах из итальянских конюшен.

Ливио похож на генерала Нобиле. Орлиный взгляд, благородная седина. Его предки построили этот замок, в котором мы сидим, едим сыр и пьем швейцарское вино. По преданию суворовские солдаты ели сыр семьи Ломбарди, поэтому и выстояли в переходе. По большому счету из продовольствия на их пути ничего и не было, кроме сыра. Того самого, который на столе.

Когда швейцарцы воевали против русскихВ этом доме Суворов провел всего одну ночь. Кровать немедленно стала мемориальной и помещена в муниципальный музей. Юрий Снегирев/ РГ

— Суворов освободил Швейцарию от Наполеона. Мы это никогда не забудем, — продолжает неспешную беседу потомок семьи Ломбарди.

— А как Вы, сеньор, относитесь к проблеме Крыма?

Ливио посмотрел на меня через бокал и сказал:

— Каждый народ имеет право на свободу выбора. Что ж, Крым выбрал Россию. Надо это принять…

— Вы говорите совершенно невероятные вещи для Европы! — начал подзуживать я. — Суворов ведь тоже вторгся в Швейцарию, никого не спросив…

— 200 лет назад не было такого сильного игрока в политике, который лезет во все дела. Вы догадываетесь, о ком я говорю. Наполеон им в подметки не годится. А Суворов, брависсимо! Суворов освободил нас.

Если бы не он, то мы говорили бы только на французском. Может, еще через 200 лет поймут, что Путин тоже освободил Крым. Я хорошо разбираюсь в России.

Видите, — Ливио кивнул на полку, — у меня даже русский флаг есть.

Признаться, такого ответа от седого дона я никак не ожидал.

На следующий день в муниципальном музее города Пайерн в честь 215-летия перехода Суворова через Альпы открылась самая большая в Европе экспозиция, посвященная Суворову.

Санкт-Петербургский Государственный мемориальный музей привез 80 драгоценных экспонатов — памятные монеты, медали, документы, фотографии и аутентичную форму суворовских солдат и офицеров. Подчеркну особо: черепов и костей здесь не было.

В отдельном зале экспонировались 11 работ моего провожатого на Сен-Готард, почетного члена Российской академии художеств Алекса Долля. На картинах я увидел и часовенку, и каменный крест, и Чертов мост, и старика Суворова на кобыле, и единственный на всю Швейцарию памятник русскому солдату с мушкетом в Эльме.

На открытие выставки приехали сотрудники посольства России в Швейцарии, представители швейцарских федеральных, кантональных и муниципальных властей, швейцарские журналисты, и конечно, наши соотечественники.

Мэр Пайерна очаровательная Кристель Луизье Бродар произнесла благодарственную речь, а дуэт баяна и мандолины ударил русскую плясовую. Алекс Долль по такому случаю надел золотую награду Российской академии художеств и выглядел именинником. Для крохотного Пайерна, и даже для всей Швейцарии, это было грандиозное культурное событие. И никто, ни один человек не сказал гадкого слова в адрес моей Родины.

Возвращался я в гостиницу поздно. В Люцерне полным ходом шел уличный фолк-фестиваль. На подмостках театра выступала украинская группа «Худаки вилидж бэнд». Зажигала так, что танцевали даже афроамериканцы, как их здесь называют.

Я остался до самого окончания выступления, чтобы поблагодарить ребят за музыку. Представился. Думал, погонят москаля. Нет, заулыбались. Группа оказалась из Закарпатья. Но по-русски говорили все.

Читайте также:  Как советские пограничники отразили китайскую агрессию на даманском

Мы уже думали, как отметить встречу, но тут из гримерки вышла солистка Олечка и выпалила:

— А зачем вы Крым аннексировали и войну развязали?! На ваших руках кровь!

Говорить об этом совершенно не хотелось. Тем более, по ее взгляду было ясно, что бесполезно это.

— Ты не обращай внимания, — говорил мне тамбурист Тарас, провожая. — Она только с Киева. Не отошла еще от телевизора…

Эх, такую песню испортила!

Автор благодарит за помощь в подготовке этого материала Чрезвычайного и Полномочного Посла Российской Федерации в Швейцарской Конфедерации Александра Головина

Источник: https://rg.ru/2014/09/11/suvorov.html

NZZ (Швейцария): Почему во Вторую мировую войну Швейцария не пострадала?

В конце войны, 8 мая 1945 года, швейцарский главнокомандующий генерал Анри Гизан (Henri Guisan) заявил, что армия «спасла нас от бедствия и страданий, от войны, оккупации, разрушения, плена и депортаций». В то же время он напомнил о «значении нашей тщательной подготовки, нашей воли к сопротивлению, бдительности и многочисленных жертвах».

Действительно поколение годных к службе в армии трактовало свой жизненный опыт и свою готовность к самопожертвованию и сопротивлению как успех, что придает смысл также многим лишениям. Владелец мясной лавки Ханс Майстер (Hans Meister) писал: «Я могу тебе сказать, что немцы сильно просчитались (…).

Затраты на то, чтобы завоевать Швейцарию, были бы слишком велики, однозначно».

Может ли эта боеготовность разъяснить, почему Вермахт не напал на Швейцарию? Действительно ли затраты были бы слишком велики для армии, которая в ходе блицкрига завоевала Польшу и Францию и изгнала британцев с континента? Когда в середине июня 1940 года капитулировала Франция, немецкие танковые войска были уже у Понтарлье.

Швейцарская граница там была лишь слабо укреплена, так как войска были мобилизованы на севере и на востоке, чтобы задержать Вермахт на Рейне. Вермахт во время своего западного похода против численно превосходящих в этих местах союзников задействовал 2500 танков и 3500 самолетов. Значительно больше половины были после этого боеспособны.

У Швейцарии было свыше 60 000 лошадей, но лишь более 24 танков, использовавшихся для разведки, и 90 боеспособных истребителей немецкого типа Мессершмитт Ме 109. Эти поставленные предполагаемым противником самолеты во время западного похода сбили несколько немецких самолетов, которые нарушили нейтралитет.

Однако Гизан запретил воздушные бои даже над собственной территорией, чтобы не спровоцировать войну с превосходящим по силам противником.

После поражения Франции Швейцария была почти полностью окружена силами оси Германии и Италии.

Изнуренному правительству страны после падения Парижа потребовалось десять дней пока президент страны Марсель Пиле-Гола (Marcel Pilet-Golaz) 25 июня 1940 года не произнес свою самую спорную за все времена речь в бундестаге.

Он видел, что настал «момент внутреннего возрождения», которое должно происходить как «приспособление к новым условиям вне устаревших форм». Индивидуальная свобода, демократия, парламент, даже подотчетность правительства — ничего этого в речи не было.

Позже федеральный советник Маркус Фельдманн (Markus Feldmann) говорил о «благочестивом капитулянтском курсе» ведущих членов правительства: «внутри страны авторитарный, на заграницу — раболепный». Совсем иное воздействие оказало выступление в Рютли генерала Гизана, когда он вскоре после речи Пиле-Гола объявил об отступлении.

Однако для большинства солдат было трудно пережить сдачу позиций на Рейне и прежде всего густонаселенной средней территории. Пока в Альпах не были созданы новые укрепления, прошли годы.

Сам Гизан в 1940 году с трудом сохранил бы свой пост, если бы немцы воспользовались представленными им документами, которые показывали, что генерал заключал с Францией договоренности, противоречащие нейтралитету.

Таким образом летом 1940 года Швейцария была бы легкой добычей Вермахта, который разрабатывал и такие планы. Однако предпочтение было отдано нападения на Францию через Бельгию.

Убежденные сторонники нацизма в Швейцарии хотя и оставались небольшой группой, однако существовали еще влиятельные буржуазные круги правого толка, которые хотели использовать кризис лета 1940 года, чтобы на продолжительное время изменить соотношение сил внутри конфедерации.

«Конфедеративная буферная система», как ее назвал Герберт Люти (Herbert Lüthy) в 1940 году, привела, однако, к тому, что страна застыла в статусе кво. Это не везде означало признание либерального парламентаризма.

Однако власть швейцарских элит покоилась на институционных нормах, которые фундаментально противоречили ведущему принципу нацистов, их партийной диктатуре и народной аграрной «политике крови и земли»: федерализм, многоязычие, корпоративность союзов.

Свидетельница того времени Алиса Майер (Alice Meyer) в 1965 году вывела эффективную формулу, согласно которой швейцарский народ выбрал «сопротивление», в то время как готовность к «приспособлению» ограничивалась влиятельным, но незначительным меньшинством.

Но что, если, так звучит подозрение из 1968-го года, третий рейх от вторжения в страну удержала не бескомпромиссная воля к сопротивлению слабой армии, а готовность к сотрудничеству дружественно относящихся к немцам функционеров (как посол Ханс Фрёлихер в Берлине (Hans Frölicher) и стремящиеся к наживе владельцы заводов и фабрик, которых пощадили? Поскольку те, кто после частичной мобилизации 1940-го года снова вернулся на рабочее место, работал шесть дней в неделю на немцев и в седьмой день молился о победе союзников — «стандартный анекдот» согласно Максу Фришу (Max Frisch).

Когда швейцарцы воевали против русскихBlick08.02.2018SwissInfo15.10.2017SwissInfo30.07.2017Тезис об «экономической интеграции без политического присоединения» (Якоб Таннер Jakob Tanner) в новой Европе хотя и возмутил многих, кто принадлежал к поколению годных к службе в армии, однако, с точки зрения статистики, в нем было и нечто верное: торговые договоры с державами оси, масштабные поставки вооружений частными производителями, такими как Oerlikon-Bührle, но также даже государственными, что также противоречило нейтралитету как и их государственное финансирование путем «отмывания миллиардов» («Clearing-Milliarde»), к тому же — эффективный транзит через Альпы и сознательная скупка старого золота Швейцарским Национальным банком. Где заканчивались законные усилия окруженной страны добраться до жизненно важных товаров как уголь, железо, продукты питания и посевной материал и где начинался роскошный гешефт с теми, кто выигрывал от войны, и кто до весны 1945 года держался за торговлю с преступным режимом?

Но если готовность Швейцарии к экономическому сотрудничеству предотвратила вторжение немцев, не были ли тогда женщины истинными спасительницами Швейцарии? Поскольку они должны были повсюду заменять мужчин на производстве — так по крайней мере выглядел Monique Pavillon 1989, в то время как мужчина без пользы торчали в редутах.

Ответы на вопрос, почему же Швейцарию пощадили, отражают не в последнюю очередь перемену в общей историографии: от истории событий послевоенного времени (собственные военные достижения), через экономическую и социальную историю 70-х годов (интегрированное постоянное место производства) до истории женщин и полов 90-х годов.

Все эти толкования делали расчеты «без хозяина», так как они односторонне концентрировались на том, что предпринимали швейцарцы. «Хозяина» тогда звали, однако, Адольф Гитлер, и он был и оставался все время один и тот же: непредсказуемый.

Могла ли Швейцария пребывать, сознавая свои экономические услуги, в безопасности, когда войска СС еще осенью 1944 года с фашистскими путчистами свергли их союзника — правоконсервативное авторитарное правительство в Венгрии? Были ли швейцарские поставки вооружений, которые покрывали немецкие потребности лишь минимально, достаточной гарантией? Преследовал ли режим, который уничтожал миллионы людей в концлагерях вместо того. чтобы целенаправленно использовать их, вообще какую-то экономическую логику?

Решения Гитлера нередко заставляли элиты третьего рейха сомневаться. Гитлер никогда не говорил о том, почему он оставил Швейцарию как единственную соседнюю страну незавоеванной.

Однако он неоднократно недружественно высказывался, например, в июне 1941 года в Бреннере, где он встречался с Mуссолини, который назвал Швейцарию «анахронизмом» и хотел аннексировать части страны, где говорили на итальянском языке.

«Швейцарию фюрер называл самым отвратительным и жалким народом с государственным образованием. Швейцарцы были кровными врагами новой Германии (…).

Они открыто настроены против рейха, поскольку они в результате отделения от судьбоносной общности германского народа надеялись, что им будет лучше — что в продолжительные периоды так и бывало, теперь, однако, в свете новейшего развития убедились, что просчитались. Их позиция является в некотором роде ненавистью ренегатов».

Ожидание, что Швейцария, этот «гнойник на теле Европе», рано или поздно добровольно сдастся третьему рейху, отвечало миссионерской самоуверенности Гитлера и многих нацистов. Маленькому государству с четырьмя языками в народной картине мира не должно было быть места.

Однако оно не было приоритетным для нацистов: после «Майн кампф» их преступный реваншизм был обращен против Франции; славяне и прежде всего большевистские русские стали жертвами завоевания «жизненного пространства на Востоке»; а евреи, синти и рома были «окончательным решением».

Оккупационная политика в «арийских» странах, таких как Нидерланды, Бельгия или Норвегия, напротив, была нацелена на то, чтобы не устрашать народ и создавать опору для «великогерманского рейха» в Европе. Примечателен пример с Данией.

Пока датчане экономически включались в новую Европу и (до 1943 года) сотрудничали, страна формально не была оккупированной территорией, а была независимой и даже нейтральной.

У нее была своя армия, а также свое многопартийное правительство, в котором слабые датские национал-социалисты не участвовали. В 1943 году состоялись парламентские выборы, и Гитлер даже не аннексировал Северный Шлезвиг, который лишь в 1920 году отошел к Дании.

Если небрежно абстрагироваться, то Швейцария была Данией, но в лучшем положении с геостратегической точки зрения, поскольку Германия не должна была укреплять ее в военном плане, чтобы перекрыть британцам путь в Скандинавию.

В таком контексте высказывание Гитлера о том, что швейцарцы «есть ничто иное как неудавшаяся ветвь нашего народа», было скорее не угрозой, а причиной для сдержанности в отношении страны, в «которой есть миллионы граждан немецкой национальности».

С некоторыми из них Гитлер еще в ранние 1920-е годы, будучи почти неизвестным предводителем НСДАП, имел контакт, когда его приветливо встречал Ульрих Вилле младший (Ulrich Wille junior). Отвечая за военную подготовку армии, Вилле был открыто дружественно относящимся к немцам противником Гизана, который сместил его в 1942 году.

В 1940 году это было бы почти невозможно. При этом Гизан использовал, пожалуй, одну из возможностей, которые постоянно возникали во время войны. В конфедеративной децентрализованный системе чиновники, принимающие решения, реагировали не очень координированно. У них была общая цель — сохранить независимость и без пользы не провоцировать Гитлера.

То, что хорошо интегрированный в немецкую глобальную экономику «гнойник» в конечном счете мало интересовал одержимых идеологией и геостратегией, не было заслугой швейцарцев, но имело решающее значение.

Это не умаляет признания мужественных и целенаправленных решений, которые они принимали в ситуации огромной неизвестности, как и констатацию плохих, особенно в политике с беженцами — как раз в сравнении с Данией.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Источник: https://inosmi.ru/politic/20180914/243232086.html

Швейцария: остров неполиткорректности в Европе

21 октября 201913:23

На выборах в Швейцарии в очередной раз победила антииммигрантская Народная партия. Страна подтвердила статус «центра неполиткорректности в Европе», обретённый благодаря жёсткой миграционной политике и запрету на строительство минаретов.

В то же время сильно укрепились «зелёные», призывающие к более «открытым дверям». Что касается России, то Швейцария наверняка сохранит санкции, ибо она координирует свою политику с Евросоюзом.

Однако у РФ есть возможность в будущем их отменить, используя систему референдумов.

Швейцария — страна с уникальной политической системой. Только в ней четыре раза в год проводят референдумы, касающиеся самых разных сторон жизни государства и общества.

Выборы в Национальный совет (парламент) проходят раз в четыре года, причём партии выдвигают на них не общенациональный список кандидатов в депутаты, а список по отдельно взятым кантонам.

В итоге голоса считают в каждом кантоне, который представлен в 200-местном парламенте определённым числом мест, зависящим от численности его населения.

Тем не менее при формировании правительства (Федерального совета) учитывается именно общенациональный итог. Всего в этом органе заседают семь человек.

Представители партий, занявших первые три места, имеют по два человека в Федеральном совете, за четвёртое место можно «получить» одно министерское кресло. Президент избирается из числа семи советников сроком на год.

Потому-то едва ли иностранец назовёт хоть одно имя швейцарского президента. Его просто не успеют запомнить.

Население Швейцарии — всего 8,5 млн человек, она не входит в ЕС и НАТО, сохраняя нейтралитет. Но это не означает, что от неё ничего не зависит. Страна остаётся ведущим финансовым центром. Она входит в пятёрку государств мира по экспорту капитала.

На её территории располагаются многие штаб-квартиры подразделений ООН и других международных организаций. Через её территорию идёт значительная часть продажи на мировые рынки российских нефти и зерна.

Читайте также:  7 причин, по которым россия могла продать аляску

Так что отношения со Швейцарией имеют для России немалую важность.

Кроме того, за последние 20 лет Швейцария приобрела славу «острова неполиткорректности» ввиду того, что проводит достаточно жёсткую миграционную политику.

Во многом швейцарские чиновники действуют тут не сами, будучи вынужденными подчиняться итогам референдумов. Так или иначе, но обосноваться в Швейцарии беженцу сложнее, чем в государствах Евросоюза.

А многие меры вызывают шквал гнева со стороны более «политкорректных» деятелей из стран Евросоюза.

Источник: https://eadaily.com/ru/news/2019/10/21/shveycariya-ostrov-nepolitkorrektnosti-v-evrope

Переход Суворова через Альпы 1799

На момент окончания царствования Екатерины II Россия находилась в союзе с Австрией, Англией и Пруссией, направленном против Франции. Екатерина даже приказала А.В. Суворову начать формирование 60-тысячного корпуса для борьбы с французской революцией и восстановления там монархии.

Павел I отказался от этого плана, заявив союзникам о невозможности  войны с Францией, поскольку русская армия, находясь в «непрерывной» войне с 1756 г., нуждается в отдыхе.

Но держаться политики невмешательства ему не удалось, и почти все царствование Павла Россия или вела войну с Францией, или находилась в состоянии войны с Англией и Австрией, достаточно часто меняя свои политические интересы.

Внешнеполитическая деятельность Павла I отличалась такой же непоследовательностью, как и внутренняя.

Ряд действий французского правительства заставил Павла обратить внимание на европейские дела.

Его беспокойство вызывали приготовления Наполеона к египетскому походу, арест русского консула на Ионических островах, покровительство Франции польским эмигрантам, слухи о намерении французов напасть на северный берег Черного моря.

Однако непосредственным поводом к началу войны с Францией явились события связанные с Мальтийским орденом. В 1797 г. император Павел I взял Мальту под свое покровительство. Этот факт проигнорировал Наполеон, и, отправляясь в Египетский поход, захватил остров. Магистр мальтийского ордена бежал.

Оскорбленный Павел принял на себя звание гроссмейстера ордена. Это обстоятельство подстегнуло его к участию в новой (второй) антифранцузской коалиции, которая была образована в 1798 г. В нее, кроме России вошли Австрия, Османская империя, Англия и Неаполитанское королевство.

Военные действия развернулись как на суше, так и на море. Объединенный русско-османский флот под командованием Ф.Ф. Ушакова, пройдя через черноморские проливы, вошел в Адриатическое море и летом 1798 г. овладел Ионическими островами и крепостью Корфу. (В конце марта 1800 г. в г.

Константинополе была подписана конвенция об образовании там Республики Семи Соединенных Островов под вассалитетом Османской империи, но с внутреннем самоуправлением и правом   иметь собственный флот). В 1799 г., высаженный Ф.Ф.

Ушаковым десант успешно вел военные действия против французской армии на Аппенинском полуострове, освободив от французов Неаполь и Рим.

Наполеон завоевал Италию в ходе блестяще проведенной военной компании с Австрией 1796-1797 гг. Армия талантливого 27-летнего генерала неожиданно для противника прошла по прибрежной кромке Альп, где вся дорога простреливалась с моря.

 Во время итальянского и швейцарского похода Суворова Наполеон находился в Египте, входившем в то время в состав Османской империи. В ходе этого похода французская армия одержала знаменитую победу в битве у пирамид 20 июля 1798 г.

Однако вскоре английский флот под командованием адмирала Нельсона у Абукира уничтожил французскую эскадру, доставившую войска Наполеона в Египет. Таким образом, французская армия оказалась в ловушке – выход из Египта ей был отрезан.

Когда в Египет дошли известия об успехах второй коалиции в Италии, Бонапарт решился на рискованный шаг: оставив на произвол судьбы армию, он на двух кораблях с группой верных генералов сумел прорваться сквозь кольцо английской блокады и 16 октября 1799 г. прибыл в Париж. 18 брюмера (9 ноября) 1799 г.

он совершил государственный переворот, свергнув правительство Директории. Власть перешла в руки трех консулов. Главная роль в этом триумвирате принадлежала Наполеону, установившему личный авторитарный режим.

В начале 1799 г. командование сухопутными союзными русско-австрийскими войсками, посланными на помощь неаполитанскому королю Фердинанду VI, было поручено А.В. Суворову. Главным театром военных действий стала Северная Италия, которая за полтора месяца была очищена от французских войск.

В упорном трехдневном сражении 15-17 апреля 1799 г. Суворов разгромил французскую армию при р. Адде.  После этого без боя был захвачен Турин и Милан. 4 июня союзная армия совершила беспримерный марш, преодолев за 36 часов около 80 верст и с ходу начала сражение у р.

Треббии, в ходе которого была на голову разбита французская армия под командованием генерала Макдональда. Назначение нового французского командующего Жубера не поправило положения: его армия была разгромлена Суворовым у г. Нови, а сам Жубер был убит.

С падением крепости Мантуи северная Италия окончательно перешла в руки русской армии.   

Успехи А.В. Суворова обнаружили подлинные цели Австрии — стремление овладеть освобожденной от французов территорией. В этих условиях пребывание российской армии было нежелательным для австрийцев.

Суворову было приказано отправиться в Швейцарию для соединения с корпусом Римского-Корсакова с тем, чтобы перенести военные действия на территорию Франции.

Суворов избрал самый короткий, но самый трудный путь через Сен-Готардский перевал.

Суворов начал свой поход 21 сентября, когда в Альпах уже началась настоящая зима. Совершать переход в зимних условиях казалось откровенным самоубийством, так как большинство перевалов превращаются в неприступные снежные крепости, горные тропы исчезают под толстым слоем снега, а бесконечные метели не позволяют ничего видеть дальше вытянутой руки.

Первым серьезным препятствием, кроме погодных условий, стала бригада французов под командованием Луазона, которая прикрывала переход через перевал Сен-Готард. Умело действуя тремя колоннами, русско-австрийские войска под командованием Суворова смогли оттеснить неприятеля и выйти к деревне Урзерн.

Следующим препятствием на пути войск Суворова был Чертов мост (Teufelsbruecke), который перекинут через р. Рёйса.

Желая не допустить чрезмерного укрепления французов на левом берегу, Суворов отдал приказ генералу Каменскому преследовать войска отступавшего генерала Лекурба, изматывая французские части постоянными арьергардными боями.

В результате французы не смогли укрепиться у Чертова моста, но разобрали центральную его часть, сделав проход невозможным. Тогда русские солдаты под командованием П.И.

Багратиона разобрали стоящий неподалёку сарай на брёвна, и, связав их между собой офицерскими шарфами, перебросили через пролом. Под натиском русских французы вынуждены отступить, а большая их часть была направлена на юг для эвакуации. Всего у Лекурба осталось 3 000 человек, после эвакуации не более 900.

Уже 29 сентября войска Суворова спускаются в Мутенскую долину через перевал Кинцинг-Кульм. В это же время фельдмаршал получает донесение о поражении сил Римского-Корсакова и австрийского полководца Хотца от Андре Массены – будущего маршала Франции. В результате Массене удалось окружить русские силы в долине.

Суворов прекрасно понимал, в каком положении находятся войска.

Накануне этого боя он обратился к офицерам: «Мы окружены горами… окружены врагом сильным, возгордившимся победою… Со времени дела при Пруте, при Государе Императоре Петре Великом, русские войска никогда не были в таком гибелью грозящем положении… Нет, это уже не измена, а явное предательство… разумное, рассчитанное предательство нас, столько крови своей проливших за спасение Австрии. Помощи теперь ждать не от кого, одна надежда на Бога, другая — на величайшую храбрость и высочайшее самоотвержение войск, вами предводимых… Нам предстоят труды величайшие, небывалые в мире! Мы на краю пропасти! Но мы — русские! С нами Бог! Спасите, спасите честь и достояние России и ее Самодержца!.. Спасите сына его…»

Старший из офицеров Отто Дерфольден ответил фельдмаршалу: «Все перенесем и не посрамим русского оружия, а если и падем, то умрем со славою! Веди нас, куда хочешь, делай, что знаешь! Мы твои, отец, мы русские!»

1 октября в Мутенской долине сошлись русские войска численностью 14 тыс. человек под командованием генерала А.Г. Розенберга с 24-тысячным корпусом под командованием генерала Массена.

Понимая своё отчаянное положение, русские войска начали наступать на французские позиции и завязали всеобщий рукопашный бой. Натиск русских воинов был таков, что французский центр не смог продержатся и получаса – французы начали беспорядочное отступление.

Входе истребления французских войск русский унтер-офицер Иван Махотин добрался до самого Массены и содрал с него золотой эполет, хотя генералу удалось бежать. В результате русские потеряли 700 человек убитыми и ранеными. Потери французов составили от 3 000 до 6 000 человек.

В плен было взято 1 200 солдат и офицеров, в том числе генерал Ла Курк. Трофеями русских стали семь орудий и одно знамя.

Переход Суворова через Альпы стал беспрецедентным в истории. Никто ни до, ни после Суворова не совершал его в зимнее время. Русские войска доблестно выполнили свои союзнические обязательства перед австрийцами, чего нельзя сказать о последних.

Переход, вызвавший изумление всей Европы, был успешно завершен, однако, помощь запоздала и корпус Римского-Корсакова, действовавший в Швейцарии, был разбит французами при Цюрихе. Вступив в Швейцарию после труднейшего перехода, русские войска не были вовремя поддержаны австрийцами и попали в окружение в Мутенской долине.

С большим трудом Суворову удалось, одержав несколько побед, уйти в южную Германию. Он с полным основанием приписывал неудачи кампании плохим распоряжениям австрийского военного совета, желавшего из Вены руководить всем театром военных действий. Император Павел I разделил это мнение Суворова и, обвиняя именно австрийцев в поражении отряда Римского-Корсакова, отозвал свои войска в Россию.

Суворову был пожалован чин генералиссимуса и почетный титул князя Италийского.

Воспользовавшись отзывом российских войск, Бонапарт вновь отправился в Италию, 14 июня 1800 г. разбил австрийскую армию у д. Маренго, вынудив тем самым Австрию заключить в феврале 1801 г. мирный договор.

Одновременно в Египте была разгромлена турецкая армия. После выхода из войны России и Австрии, Англия в марте 1802 г также вынуждена была подписать Амьенский мирный договор с Наполеоном.

Вторая антифранцузская коалиция распалась окончательно.

Распаду второй коалиции способствовало изменение внешнеполитических приоритетов Павла I. Свержение правительства Директории означало явное стремление Бонапарта к восстановлению монархии. Он обратился к Павлу с лестным письмом и возвратил всех русских пленных.

С другой стороны английские войска, отняв у французов Мальту, не спешили возвращать остров Мальтийскому ордену. Результатом всех этих событий был мир Павла с Наполеоном, и разрыв союза с Австрией и Англией.

  В 1800 году он заключил направленный против Австрии союз с Пруссией, а против Англии была образована целая коалиция, состоявшая из России, Дании, Швеции и Пруссии.

Особенно деятельные приготовления велись к военным действиям против Англии. Желая нанести ей чувствительный удар, Павел послал 40 полков донских казаков на завоевание Индии.

Армия выступила в поход без точных карт, без определенного плана действий, без знания местности и, вероятно, была бы обречена на гибель в среднеазиатских пустынях, если бы смерть Павла не остановила это предприятие (в ночь переворота Александр отдал распоряжение вернуть казаков домой).

Источник: https://histrf.ru/lenta-vremeni/event/view/pieriekhod-suvorova-chieriez-al-py

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector