Раиса горбачева: почему ее боялся главный кремлевский повар

Анатолий Галкин — кремлевский повар, который начал свою карьеру еще при Брежневе, работал личным поваром у Горбачева и Ельцина, готовил десерты, которыми лакомилась английская королева. В своих интервью и книгах («Секреты Кремлевской кухни», «Книга о вкусной Кремлевской кухне») он рассказал много интересного о высокой кухне и пристрастиях четы Горбачевых. В частности, о том, зачем он всегда возил с собой на иностранные приемы вареную курицу.

Все свое ношу с собой

Именно так можно охарактеризовать работу кремлевского повара. По словам Анатолия Галкина, буквально все — вплоть до емкостей с водой — команда поваров первых лиц государства в иностранных визитах возит с собой.

Что касается приемов с фуршетами, то здесь заранее оговаривается не только меню, но и порядок выноса блюд, промежутки между ними, маршрут официантов по залу и т. д.

Торжественный банкет с участием руководителей государств — это не просто дорогое застолье, а хорошо отрепетированный спектакль, в котором у каждого своя строго отведенная роль.

В одном из интервью Анатолий Галкин рассказывал: «Михаил Сергеевич пробовал все везде. Ему было это интересно. Раиса Максимовна [Горбачева], скажу честно, никогда не ела лягушек, змей, прочей экзотики».

Вот именно на этот случай среди продуктов у повара и имелась вареная курица, которую первая леди СССР очень любила.

Задачей же Галкина было ловко подменить экзотическую зверушку на более привычную русскому человеку пищу.

На свое усмотрение

Чета Горбачевых была очень разборчивой в еде. Изучая меню, Михаил Сергеевич часто оставлял повару различные пометки и пожелания.

Самой страшной, по словам Галкина, была надпись «на твое усмотрение, плюс Раиса Максимовна». Угодить первой леди было непросто и удавалось далеко не всегда.

Даже кофе для нее варили по особому «восточному» рецепту, трижды снимая пенку и укладывая ее в чашку, куда аккуратно по бортику наливали готовый напиток.

Сухой закон не для всех

Несмотря на яростную борьбу с алкоголем, сам Михаил Сергеевич выпить любил и частенько это делал во время обеда. Правда, и меру знал — стопка водки или коньяка для аппетита. Причем коньяк предпочитал советский — армянский. А вот время торжественных застолий Горбачев предпочитал употреблять менее крепкие напитки — в основном вино и тоже отечественное: грузинское или крымскую мадеру.

Источник: https://maxpark.com/community/7285/content/6903581

Кремлевский повар: «Горбачев на завтрак ел пять видов каш»

Анатолий Галкин рассказал, как кормил экс-президентов, почему после его блюд Тэтчер поправлялась, о картошке с салом для Путина с Медведевым, и почему ушел из Кремля, проработав 30 лет.

— Анатолий Николаевич, вы проработали на кухне в Кремле тридцать лет, были личным поваром Михаила Горбачева все время его президентства. На хорошие должности люди с улицы не попадают. В 20 лет вас взяли в Кремль по блату?

— Меня посоветовали. До этого я три года работал с военным атташе в Бонне. А по приезде в Москву мне позвонили и сказали: «Не хотели бы поработать?». Первое время было сложно.

Хотя и не было такого, чтобы меня бросили и говорили: «Иди, готовь». Учили, показывали. Все-таки кормили мы 19 членов политбюро.

В любой момент тебе могли в лицо сказать: «Спасибо! В ваших услугах больше не нуждаемся».

— Из всех политиков, с которыми работали, вы всегда выделяли Горбачева. Говорили, что самое сложное было, когда он писал вам записки со словами: «Обед на твое усмотрение плюс Раиса Максимовна». Как выкручивались в таких ситуациях?

— Перед тем, как готовить Горбачеву в Кремле, я три месяца поработал у него на даче в Горках-9. Работали сутки через трое. Потом он подошел и сказал: «Толик, пусть женский батальон командует! Хватит здесь сидеть!». Когда перешел в 1985 году в Кремль к нему личным поваром, это был и другой статус, и оклад.

А как готовили? Составляли меню из закусок, горячего, сладкого. Потом клали ему на стол, он галочками отмечал, что понравилось. Но этот список, как правило, не отвечал гастрономическим пристрастиям Раисы Максимовны. Поэтому мы садились с шеф-поваром и придумывали для нее что-то другое. Она любила десерты и крепкий кофе.

У нас была искусница на кухне, которая пекла для нее миниатюрные пирожные из свежих ягод на один укус. Кстати, во время приготовления блюда мы раз по сто его пробовали, даже врачи присутствовали.

Страховали себя тем, что, делая еду, оставляли в сейфе на сутки маленькие пробники по 40-50 г каждого блюда, которые подавались на стол.

— Вы говорили, что на завтрак Михаил Сергеевич ел по пять-шесть видов каш. Это был каприз?

— Ну, почему же. Он же не пробовал их, а ел. Мы давали ему не по чугунку, а маленькие плошки с разными кашами. Гречневая, перловая, ячменная… Особенно ему нравилась перловка из настоящего зерна. Ее приходилось варить по восемь часов, но оно того стоило. Гречку ему делали разную под настроение: размазню или рассыпчатую, с грибами, бекончиком.

Иногда просил рисовую или пшенную кашу. Но с годами его пристрастия изменялись. Он был расположен к полноте, поэтому часто ограничивал себя. Просил: «Сделай мне салатик. Горячее не буду, а пирожное съешь сам». Обожал белый без косточек виноград. А еще цукаты, финики, орешки. От них и поправлялся.

Поставишь ему на стол блюдо с сухофруктами — он сидит за бумагами и как семечки их щелкает, не замечая количества.

— Сейчас общаетесь с Горбачевым?

— Редко. Михаил Сергеевич себя не так хорошо чувствует, не так часто бывает в России – в основном он на лечении. Недавно разговаривали, но после ухода Раисы Максимовны он замкнулся в себе и стал другим.

— Ваш коллега, повар Виктор Беляев, рассказывал, что за время работы в Кремле получил две служебные квартиры. Вы в материальном плане хорошо себя чувствовали?

— Платили достойно. Оклад у меня был 584 рубля. К этому — звания, обмундирование, командировки. За границу тогда не ездили, отдыхали в Сочи в кэгэбэшных санаториях. А квартиры я не получал — нужды не было.

Хотя Горбачевы спрашивали меня о жилищном вопросе. Мы с женой жили в подаренной родителями 4-комнатной квартире, а потом мне осталось от бабушки шикарное жилье площадью в 150 кв. м напротив Кремля. Она его получила, работая поваром у Сталина.

Поэтому мне было стыдно еще что-то просить.

— Ваша бабушка давала вам кулинарные советы?

— Она рассказывала мне о каких-то приемах, но тогда было совсем другое время. У меня остались ее записи по выпечке. Думаю, соберусь и выпущу книгу царской кухни.

— Вы кормили во время визитов и заграничных гостей. Как они относились к нашей кухне?

— Да. Кормил Рейгана, Буша, а потом и его сына. Душевные люди. Когда смотришь на них по телевизору — такие глыбы, а когда видишь рядом — совершенно другие люди. Гельмут Коль — душка. Хотя ростом громадина под два метра.

Когда он приезжал с Горбачевым на Кавказ отдыхать, мы кормили его семь дней. Он, как наш русский мужик, мог выпить, поесть и песни попеть. Маргарет Тэтчер — необыкновенная.

Ее называли «железной леди», а она ела нашу еду и говорила: «После твоей кухни поправляюсь на два килограмма».

Рейгана кормили только блюдами русской кухни, чего сейчас в Кремле не хватает. Там на официальных визитах пахнет нашей кухней только на 20%, остальное – западная. Это нонсенс, когда президент страны встречает на официальном приеме гостя итальянской кухней. Президент сам в это не влезает, а вокруг него приближенные кукловоды, которых переубеждать бесполезно.

Вот поэтому такие разногласия и случились. Я никогда не бросил бы сам кремлевскую кухню — все началось с приходом Ельцина. Об этом человеке я вообще не хочу говорить: о мертвых или хорошо, или ничего. Я проработал у него около года, а потом восемь месяцев увольнялся – не хотели меня отпускать. Я плюнул на все и сказал: «Мне мое имя дороже, чем прихлебатели».

— Вы сказали, что знаете, кто сегодня кормит президента. Что ему подают?

— Сейчас первые лица государства иные: они моложе, креативнее. Особого гурманства не проявляют, могут попробовать прованскую кухню, но не отказываются от пельменей, борща, щей и жареной картошки с салом. Не каждый день, но, как и все люди — не без греха.

— Украинские политики вас не переманивали к себе на кухню?

— Нет. Хотя, если бы заинтересовали хорошо, наверное, согласился бы (смеется). Я знал ваших президентов — Кучму и Кравчука. Последний, мне казался скользким, как лиса. С Кучмой в хороших отношениях был, но он очень замкнутый.

Ирина Миличенко,

Источник: https://yagazeta.com/lichnost/kumiry/kremlevskijj_povar-_gorbachev_na_zavtrak_el_pyat_vidov_kash/

Шеф-повар рассказал о кулинарных пристрастиях руководителей СССР и РФ

Свою профессию Галкин унаследовал от бабушки, которая была поваром Сталина на его ближней даче в Волынском. Бабушка редко рассказывала 12-летнему внуку об особенностях кремлевских трапез, однако кое-какие подробности ему выяснить удавалось.

«Она никогда плохо о нем (Сталине) ничего не говорила. Всегда с таким уважением, с такой теплотой. Отношения у него к сотрудникам, работающим у него на даче, было самым великолепным», — сказал Галкин.

Он отметил, что Сталин одинаково любил русскую и грузинскую кухню, а также с особым трепетом относился к изобилию на столе. «Столы накрывали так, что всегда было ассорти: закуски все русские и грузинские. Изобилие он любил на столе, чтобы было все заставлено, чтоб стола вообще не было видно», — сказал Галкин.

От бабушки ему удалось узнать рецепт приготовления щей для Сталина. Блюдо делалось по старорусской традиции — трое суток. Повара выбирали хорошо просоленную квашеную капусту, мелко шинковали ее, затем обжаривали, тушили пять-шесть часов и только после этого добавляли в бульон.

«Обязательно, чтобы бульон был не только мясной: кусочек телятины, говядины, курочка — чтобы он был тройной», — отметил повар.

Бульон варился в течение двух-трех часов, после чего его оставляли остывать, и затем замораживали еще на 10-12 часов. По слова Галкина, это придает нежность капусте. Потом суп вынимали и давали ему самому разморозиться. В завершении блюдо в глиняном горшочке накрывали слоеным тестом и запекали в русской печи.

Галкин отметил, что Сталин «не столько кушал сам, как наслаждался гостями». «Он смотрел, кто как кушает. Вот он смотрит и говорит: «А почему Вы не кушаете? Вам что-то не нравится или Вам не нравится наша компания?» — сказал повар.

Добрый и ласковый

Галкин пришел работать в Кремль, когда ему исполнилось 20 лет. «Я еще застал Леонида Ильича Брежнева в последние годы его работы. Он необыкновенный человек — очень добрый, очень ласковый, всегда зайдет на кухню, всегда со всеми поздоровается, спросит, что у нас там сегодня, что мы будем кушать. Вот такой был человек», — вспоминает повар.

По его словам, в составлении меню Брежнев не участвовал — лишь выбирал из предложенного.

«Мы подготавливаем меню, кладем на стол. Первое лицо государства выбирает, что хочет на следующий день», — сказал повар.

По его словам, такая практика действует и сейчас: после детального обсуждения кулинарных предпочтений президента и консультаций с его врачами повара предлагают меню.

«Пишется меню из 10-12 закусок холодного, четыре «первого», горячее, рыба, мясо, десерты, выпечка и так далее. И он выбирает», — сказал Галкин.

Пять видов каши

С Горбачевым Галкин работал с самого начала — когда тот был еще членом Политбюро — и вплоть до окончания президентства.

Галкин отметил, что повара первых лиц государства во время поездок возят с собой 95% продуктов, вплоть до канистр с водой. Меню во время официальных визитов всегда обговаривается службой протоколов: не только продукты, но и обслуживание, передвижение официантов.

«Но Михаил Сергеевич пробовал все везде. Ему было это интересно. Раиса Максимовна (Горбачева), скажу честно, никогда не ела лягушек, змей, прочей экзотики», — признался Галкин.

В личном меню Горбачев отдавал предпочтение русской кухне. «На завтрак ему всегда подавали омлет или яичницу и кашу. Обязательно, чтобы было не менее пяти сортов каши. Он мог положить по ложечке каждой. Обязательно молочко кипяченое», — сказал повар.

Для Раисы Максимовны варили кофе «по-восточному»: свежемолотый кофе насыпали в турку, заливали холодной водой, варили, с напитка три раза снимали пенку и укладывали ее в чашку, затем аккуратно, по краю чашки наливали кофе — так, чтобы не повредить пенку.

«Пеночка вся тройная поднимается над чашкой. Ничего мы не добавляли — ни сахар, ни соль. Она пила со сливками с жирными, 35%», — сказал Галкин.

Он отметил, что Раиса Максимовна была очень разборчивой в еде и всегда следила за собой. «Она говорила: «Ты думаешь, Толик, мне не хочется жареной картошки с салом? Хочется. Но нельзя», — отметил повар.

«Вообще, это была удивительная семья. Я такой любви не видел никогда. И не вижу сейчас нигде», — отметил Галкин.

По его словам, выбирая меню, Горбачев любил оставлять записи для своего повара. «Он всегда очень внимательно изучал меню. И писал мне: «это не буду», «первое не надо», «здесь немного», «пирожное съешь сам». Но самое страшное — это когда он напишет «на твое усмотрение, плюс Раиса Максимовна». Вот это все! Потому что угодить Раисе Максимовне…», — сказал Галкин.

Читайте также:  «путь христа»: где в россии находится «дорога скорби»

По словам личного повара Горбачева, автор «сухого закона» не отказывал себе в алкоголе. «Кстати, Михаил Сергеевич никогда себе не отказывал — и коньячку немного, и водки…», — сказал Галкин.

  • При этом экс-президент СССР никогда не пил импортный коньяк, а выбирал отечественный — армянский, «Юбилейный» и «Праздничный».
  • Во время длительных выступлений Горбачев любил пить черный чай с молоком, отметил повар.
  • Десерт для королевы

Галкин сказал, что в Советском Союзе «не было той изюминки на официальных приемах, не было того лоска», и поэтому его отправили учиться в Букингемский дворец. «Несколько месяцев я смотрел, как выходит дворецкий, как встречает гостей, как идут официанты в зале. Потом то, что приемлемо для России, мы вводили», — отметил он.

Во время обучения советский повар удостоился даже двухминутной аудиенции королевы Елизаветы.

«Я делал ей свой десерт. Была необыкновенно красивая клубника, прямо отменная. Я ее зафаршировал кедровыми орешками, с ликером, с коньячком, красиво подали. Не знаю, ела она или не ела, но на следующий день она сказала мне, что все было очень вкусно, необыкновенно, пожала мне ручку, подарила серебряный сервиз», — сказал Галкин.

После этого ему приходилось готовить для высоких иностранных гостей, в частности, для президентов США: Бушей — младшего и старшего, Клинтона, Рейгана. «Мы им гамбургеров не давали, конечно, хотели им показать нашу кухню. На официальных визитах стараемся сделать красивую русскую кухню», — отметил повар.

Русский президент

Одним из самых привередливых и разборчивых в еде Галкин считает Ельцина. «Борис Николаевич такой русский у нас мужик был, любитель большого количества мяса, пельменей. Любил кабанятину, лосятину, сибирскую рыбу любил, мы делали ему. Водочку. Русский президент», — сказал повар, добавив, что «Наина Иосифовна (Ельцина) была вообще золотой человек».

«Ела все. Она вообще была рукодельница — она могла прийти на кухню и заворачивать пельмени, пирожки делать», — сказал Галкин.

Здоровое питание

Сейчас, по словам Галкина, меню первых лиц государства изменилось.

«Во-первых, об этом стали говорить открыто. Мне кажется, сейчас Россия вышла на тот уровень демократии, что сейчас ни одно первое лицо не стесняется ничего: что он ест, что он пьет. Вы никогда не узнаете, что американцы готовят первому лицу. А у нас никто из этого не делает секрета», — отметил повар.

По его словам, нынешние первые лица государства очень следят за собой и своим питанием.

«В основном их все меню — это много овощей, фруктов, зелени. Меньше жирного. Много очень раздельного питания. Пьют белое или красное вино», — сказал Галкин.

Он отметил, что жажду на официальных приемах утоляют специальным коктейлем, состоящим из большого количества льда, капли лимонного сока, мяты, капельки сиропа и 50 грамм шампанского.

«Необыкновенно утоляет жажду… Я считаю, что это самый оптимальный вариант», — сказал повар.

Спецкухня для домохозяек

По словам повара, блюда «особой» кухни может приготовить любая домохозяйка. Для них Галкин написал книгу «О вкусной кремлевской кухне», где собрал более ста рецептов блюд, которые ему доводилось готовить для первых лиц государства и патриарха Алексия. Ожидается, что книга выйдет в сентябре.

Источник: https://ria.ru/20100805/262168568.html

Как Горбачева отравили в Киргизии — МК

Шеф-повар Белого дома раскрывает “МК” секреты рациона вождей

25.04.2010 в 18:18, просмотров: 8256

Шеф-повара Белого дома Анатолия Галкина обожают все — от первых лиц до посудомоек. Потому что он не только готовит, но и говорит, да и вообще все делает с особым… смаком. А еще им здесь очень гордятся. Ведь он внук поварихи Сталина, сам долгое время был личным поваром Горбачева и Ельцина.

Несмотря на свой высокий статус, Анатолий всегда доступный, искренний и всегда в творческом поиске. За все это Управделами Президента РФ, в комбинате которого он сейчас работает, его особенно ценит.

О том, как он угождал вкусам политической элиты и в какие переплеты попадал, Галкин рассказал в эксклюзивном интервью “МК”.

“Бабушка кормила меня и Сталина”

— Анатолий, в детстве, когда ваши сверстники играли в машинки и казаки-разбойники, вы крутились на кухне возле мамы?  

— Точно, но только около бабушки. Мои родители часто уезжали — они были военные, потому я жил в основном с ней. А бабушка работала поваром у Сталина на ближней даче в Волынском.

Она чудесно готовила, и, наверное, мне это от нее передалось. Она меня многому научила, хотя я на самом деле не мечтал стать поваром.

Я хотел быть военным — и в конце концов им стал, потому что все, кто работает с первыми лицами, должны быть аттестованными, то есть военными.  

— Помните свое самое первое блюдо, которое приготовили?  

— Я никогда этого не забуду. Я делал солянку под руководством бабушки, которая ее готовила просто изумительно. Блюдо я сильно пересолил. Бабушка укоризненно посмотрела и сказала: мол, что ж ты соли так много положил? А я в ответ ей заявил: “Бабушка, так потому она и солянка, что в ней соли должно быть много!”  

— На кремлевскую кухню попали благодаря бабушке?  
— Нет, что вы. Это долгая история. Я работал в ресторане “Мир” при СЭВе (Совете экономической взаимопомощи), где заседали 15 стран. Наше заведение обслуживало в основном иностранцев. И оттуда меня направили в длительную командировку с военным атташе. Возвращаюсь в Москву, а мой шеф ушел, и я оказался не у дел. Так вот, атташе звонит мне и говорит: “Вот тебе телефон, позвони туда, скажи, что от меня”. И никаких подробностей. Я звоню, представляюсь, мне говорят: мол, подходите. Я в ответ — куда? Они: “Кутафья башня”… Я положил трубку — и тут только понял, куда позвонил. Пришел, мне вкратце объяснили работу, сказали, что нужно собрать кучу документов. Так вот, в течение года я все это делал. Комиссию проходил в поликлинике КГБ месяцев пять…  
— Что же они там с вами столько времени делали?!  
— Одной только крови сколько сдал за это время — Бог его знает. Оказалось, повар на кремлевской кухне должен иметь высшую категорию здоровья — А. Но с этим у меня проблем не было. Потом за меня взялись психологи. Например, меня специально выводили из терпения. Сижу в кабине, а врач выходит по своим делам минут на 40, возвращается и смотрит на мою реакцию. Но все это, уверяю вас, было необходимо. Человек несдержанный, вспыльчивый не может и не должен работать с первыми лицами государства.  
— Потому что поводов вспылить много бывает? Часто ругают?  
— О, там не ругают. Там просто подходят и говорят: “Вы свободны, мы в ваших услугах больше не нуждаемся”. А терпение и выдержка нужны потому, что ситуации могут быть самыми непредсказуемыми, и ты не должен растеряться. А то вдруг перед важным приемом повар вдруг все бросит и уйдет, потому что у него какое-то блюдо не получилось…  
— Ну а потом вас сразу — к Горбачеву?  
— Нет. Сначала — на особую кухню, которая есть в Кремле. Потом работал на дачах, на выездных мероприятиях. Тогда было 19 членов Политбюро, которых мы кормили, плюс Генсекретарь. Брежнева я застал. Леонид Ильич был душкой. В “Завидово” он всегда заходил на кухню и трогательно интересовался у нас: “Дорогие, как у вас здесь дела?”Баранья голова для Горбачева

— Когда вы стали личным поваром Михаила Сергеевича, то кормили его прямо в Кремле?  
— Да, у меня была своя комнатка — через стенку с его кремлевским кабинетом. Там стояла небольшая плита, разные сервизы. Как правило, многое мне приносили с большой кухни полуготовое. Уже перед подачей я обжаривал мясо или разогревал там супчик, добавлял сметанку, порезанную зелень и сам выносил. Официанта не было, потому что Горбачев не любил, чтобы его обслуживало много людей. У меня был проход в его кабинет не только через секретаря, но и напрямую — сразу в зону отдыха, где он питался. Михаилу Сергеевичу понравилось, как я его кормлю, и он предложил, чтобы я с ним был везде. Так я с ним и ездил по всему Союзу.  
— Он был всеядный — ел все, но понемножку. Любил что-то новое. Уважал русскую и грузинскую кухню. Мог и водочки иногда выпить, и сальца с горчичкой съесть, и селедочку с чесночком. Одним словом, обычный человек. Деликатесов у него на столе практически не было, потому что этого просто не требовалось. Икру он ел очень редко, хотя ему врачи не запрещали. Каждое утро обязательно начиналось с каш. Это было незыблемое правило. Каш я подавал ему не меньше 5 — перловую, гречневую, овсяную, манную, пшеничную.  
— Неужто он все 5 каш за раз съедал?  
— Он мог положить себе по ложечке, по две каждой. Мог одну кашку съесть. Но мы не спрашивали, какую именно он сегодня будет, — просто выставляли перед ним все. Готовили их по особому рецепту. Перловку, к примеру, варили в чугунках, сливая воду не меньше 8 раз. Каша томилась в духовке в течение 10 часов. Процесс длительный, но он того стоит. Чтобы каждый день перловку не готовить, мы делали с запасом и часть замораживали. Помимо каш на завтрак также было немного сыра, фрукты и минимум выпечки (20-граммовые булочки, в которых мало-мало теста и много начинки — грибочков, картофеля, капустки). Вообще и Горбачев, и его супруга любили, когда им подавали маленькими порциями. Потому и булочки, пирожные мы пекли крошечные, что называется — на один укус. Раиса Максимовна сладкое ела крайне редко, и в основном только низкокалорийное.  
— Что особенно любил Горбачев?  
— Баранинку ариштю — кусочек мяса на косточке отваривается, добавляются туда (без предварительной обжарки) и баклажанчик, и морковочка, и перчик, и картошечка одна. И не бульон получается, и не суп. Михаил Сергеевич с удовольствием ел борщ. Табу в еде для него не было никаких.  
— Змей, лягушек и прочие экзотические деликатесы готовили?  
— Никогда. Ни он, ни Раиса Максимовна этого категорически не ели. Но Горбачев на каких-то приемах мог что-то такое попробовать. Однажды прилетели в Бишкек в совхоз-миллионер. Там для нас местные жители (удивительно хлебосольные и гостеприимные люди) шатры расставили. Столы ломились от яств. Но как это готовилось, кем? Ничего ведь не проверялось. Я ему шепчу: “Михаил Сергеевич, это есть нельзя”. Тут ему подают на огромном блюде баранью голову: по местной традиции он как дорогой гость должен отрезать кусочек уха и языка и съесть. Делать нечего — он отрезает, кладет в рот и мне дает: “На-ка, Толенька, попробуй”. Он сидит ест, и я стою жую. Потом подносят разные блюда, я ему: “Михаил Сергеевич, остановитесь, давайте не будем, это опасно”. А они за нами наблюдают, обидеть их нельзя — так ведь старались. Ну, Горбачев в итоге нахватался всякого. Расстройство желудка было. Едем (а мы ездили в разных машинах), он звонит мне: “Толенька, у нас боржоми есть?” А у меня с собой “тревожный чемоданчик” — там термос с кипятком, чай, кофе, лимон, печенье, боржоми, чашка, бокал. Этот кейс всегда при мне, как медицинская аптечка у доктора. Остановились, дали ему пару таблеток, стакан боржоми.Рецепт кофе от Раисы Максимовны

— Раиса Максимовна в еде была очень разборчива?  
— В меру. Но была очень непредсказуема. Как-то летим в самолете (а я раз уж с Горбачевыми работал, то и следил за всем — чтоб ремни были пристегнуты, чтоб не скучали и т.д.), я подхожу к Раисе Максимовне и говорю, что через 15 минут будем садиться. Она: “Ой, Толенька! А мы успеем чашку кофе выпить?” Как быть? Отказать? У нас не было такого слова “нет”. Я бегу к стюардессе: “Оля, включай плиту”. Она: мол, это невозможно — через 10 минут садимся. Но делать нечего. Мы включили кофемолку, чтоб жужжала (будто зерна мелем), а сами молотый варим, времени ведь в обрез. Успели! А вообще всегда кофе, перед тем как варить, мы сами мололи. И готовил я его по рецепту, который мне дала сама Раиса Максимовна.  
— Поделитесь с читателями?  
— Во-первых, нужна хорошая турочка, желательно мельхиоровая, с толстыми стенками. Ее разогреваем, чтобы теплая была. Высыпаем туда 2 чайных ложки свежемолотого кофе и как бы обжариваем его там. Потом заливаем холодной водой (никакого сахара, ничего не кладем) и, потихоньку помешивая, варим. Подготавливаем теплую чашку (чтоб когда кофе налили, оно быстро не остыло). Вот поднимается первая пенка, мы аккуратненько ложечкой снимаем и кладем на дно чашки. И так три раза снимаем пенку. Потом аккуратненько, буквально по ложечке, кофе выливаем, и пенка поднимается красивой шапкой. Михаил Сергеевич любил кофе. Утром я обязательно его варил и днем 2—3 раза. Если Горбачев чувствовал, что кофе выпил сегодня слишком много, то просил черного чая с лимоном. Обожал пить его с сушками с маком.  
— Вы о Горбачевых с такой нежностью рассказываете…  
— Это была удивительная семья. Действительно была любовь у людей, и они не играли на публику. Я приезжал домой к жене и с восхищением ей говорил: “Алла, они относятся друг к другу так, как будто только встретились”. Это я вам честно говорю, мне скрывать нечего. У четы Горбачевых было глубочайшее уважение друг к другу — то, чего нет в большинстве семей. У всех ведь в основном какая-то ругань. А жизнь такая короткая, такая маленькая…  
— Вы и во время путча с ними были?  
— Да, и это правда было очень страшно. На даче в Форосе нас фактически взяли в заложники, обрубили телевизоры, телефоны, радио, никуда не выпускали. Ни воды, ни продуктов не давали, и мы питались теми запасами, что я привез с собой. Почти вся охрана сразу стала против нас. Потом прилетел Руцкой за нами, спросил, на каком самолете полетим — на его или на борту №1. Горбачев в целях безопасности выбрал самолет Руцкого. А он маленький, неприспособленный. Еле-еле туда забились, нас с аэропорта не выпускают. Наконец взлетели. Холодина, еды нет. Я раздобыл пледы для Горбачевых, с собой у меня был коньяк, так что согрелись.

Читайте также:  Какие драгоценные камни оберегали русских от дурных поступков

— Были случаи, когда Горбачев неожиданно хотел какое-то блюдо, а продуктов нужных не оказалось?  
— Конечно, были. Но он никогда не настаивал и говорил обычно: “Толь, а возможно сделать сегодня вот это?” Не так, как ЕБН: “Хочу, и все!” Михаил Сергеевич себе такого не позволял. Он совсем другой человек. Потому привыкнуть после Горбачева к Ельцину было очень сложно.  
— Вы перешли к нему сразу после того, как Горбачев сложил полномочия?  
— Да. У Горбачева я в общей сложности проработал 7 лет (два года до того, как он стал генсеком, и вплоть до 1991-го). У него остались на даче женщины-повара, которые полагались по статусу, но в кремлевском кабинете уже не было. Да и он сразу съехал из Кремля.  
— Про Ельцина вы, наверное, не очень любите рассказывать?  
— Ну почему же. Он в чем-то был простой и открытый. Как настоящий сибиряк любил дичь, кабанятину.  
— Что-нибудь экзотичное для него готовили?  
— Бычьи яйца. Он их очень любил. Вообще с ЕБН я и до этого работал, когда он еще не был президентом. Тогда он был совсем другим человеком. Я в ту пору искренне восхищался им.  
— Да, написал рапорт. Меня очень долго не увольняли. Коржаков (начальник службы безопасности) говорил: мол, не горячись, все будет нормально. В мае 1992-го я все-таки уволился.  
Кстати, сейчас я не совсем шеф-повар БД. Я бренд-шеф и обслуживаю сразу несколько мест, включая Белый дом, выездные мероприятия и т.д.  
— И как это вы везде успеваете готовить?  
— У меня каждый день расписан. И есть команда поваров, которые мне помогают. Бывает, салатик сначала нарисуем, как художники, обсудим его. Практически каждое блюдо рождается в творческих муках.  
А вообще профессия у нас очень сложная — вы ведь понимаете, каких людей мы кормим. Поверьте, у них голова забита не тем, как поесть, а совершенно другими вещами. Для первого лица еда просто необходимость, и мы не должны как-то ее выпячивать, стараться придать ей первостепенное значение. Наша главная задача — чтобы покушал хорошо, но не слишком плотно, чтоб пища была сбалансирована.  
— Нужно знать, что любит — не любит каждый?  
— Ну разумеется. Плюс я общаюсь с их врачами, которые говорят, что можно, а что нельзя. Скажем, на апельсиновый сок аллергия или острые приправы из-за склонности к язве нельзя. Я все это знаю, как таблицу умножения.  
— Бывало, что подавали блюдо пересоленным?  
— Это невозможно. Я ведь все чуть ли не по 10 раз пробую. Что бы я ни готовил, это делается в нескольких экземплярах. Вот, к примеру, не одно пирожное печется, а минимум 4.  
Когда я был личным поваром Горбачева, всегда готовил запасное блюдо. Мало ли что может случиться? Допустим, основное блюдо — борщ. К нему есть еще запасной вариант — какой-то суп. Вдруг я разолью борщ по дороге или еще какая напасть. Вдруг он скажет: “Не хочется сегодня борща, а что у вас еще есть?” Плюс всегда есть в запасе бульон. Он как палочка-выручалочка. Можно подать его с гренками, с пирожком, кусочком мяса. Бульон я готовлю обычно смешанный из говядины и курицы (сначала варю кусочек говядины, а потом туда добавляю птицу), и он получается очень вкусный.

— Чем обычно кормите высоких гостей из других стран?  
— Все зависит от делегации. Учитываем, конечно, и особенности национальности. После того как составим меню, отсылаем в протокол президента, и там смотрят, если надо, корректируют. А вообще часто подаем блюда русской кухни — пельмени, заливное, различную рыбу. Кстати, студни очень любят наши политики. Один из них мне как-то в шутку сказал: “Я за холодец полжизни отдам”.  
Недавно в Доме приемов встречали делегацию стран БРИК, в состав которой входят представители Индии, Китая, Бразилии и России. Долго гадали: как быть? Индусы говядину не едят, бразильцы ее обожают, у китайцев свои вкусовые пристрастия. А нужно было составить меню для всех. Ну мы и выкрутились. Сделали рыбное ассорти, вырезку из оленины, салат “Столичный” (по рецепту 1904 года), пельмени из дичи с бульоном, борщ (на курице и беконе). На горячее подали нельму в шампанском. Все были в восторге. Кстати, большинство иностранцев русскую кухню очень любят. И мы для них на встречах делегаций выкладываемся от и до.  
— Часто после приемов вызывают шеф-повара “на бис”?  
— Не часто, но бывает. Поблагодарят, спасибо им за это. А забудут — так и не надо. Главное, что резкой критики в мой адрес ни разу не было. Но бывает, кто-то из высоких говорит: мол, все было великолепно, но если бы вы еще вот это сюда добавили, было бы еще вкуснее. Я подыгрываю: “В следующий раз обязательно так и сделаем”.  
— А какие тенденции появились?  
— От майонеза отказались. Заправляем им редко и в этом случае стараемся сделать его сами на оливковом масле. Кстати, это довольно просто, и я всем хозяйкам советую. Тем более что самим можно сделать майонез любой консистенции.  
Во-вторых, все меньше используем картофель. Его стали мало есть, так же, как и хлеба. А вот на пирожки сейчас настоящий ажиотаж. Только и успеваем печь — с грибами, зеленым луком и яйцом, капустой и т.д.  
— Знаю, что вы были с российскими спортсменами в Ванкувере. Чем их кормили?  
— Я, два моих помощника и официант сопровождали наших биатлонистов. Меню разрабатывали для каждого спортсмена вместе со спортивным врачом: у кого-то ведь диета, а кому-то можно все. Но главное, из чего исходили, — чтобы кухня не отличалась сильно от привычной и не было никаких скачков в режиме питания. Для этого пришлось привозить свои продукты (более трех тонн!). Делали мы спорт­сменам пельмешки, оладушки, дичь. Кстати, очень хорошо, когда ребята едят дичь, ведь в ней много белков.  
— Только не это! Дома готовит жена. И я совершенно не капризный — готов есть все что угодно, только бы это было “не моих рук дело”.

  • Рецепт от шеф-повара БД ГОЛУБЦЫ ТАЕЖНЫЕ

  • Ингредиенты:

Источник: https://www.mk.ru/politics/article/2010/04/25/475496-kak-gorbacheva-otravili-v-kirgizii.html

Воспоминания повара Политбюро: Лигачев любил мясо, Горбачев — кашу

Бабушка Анатолия Николаевича работала поваром у Сталина — на ближайшей даче в Волынском. Когда появился единственный внук, сразу ушла на пенсию и занялась его воспитанием. По сути, она была для него и отцом, и матерью — родители Анатолия годами работали за границей.

Так и запомнилась она — двигается по кухне пухлая, добродушная, с певучей ласковой речью старушка, волшебным образом появляются на столе безумно вкусные солянки и блинчики. И уписывает их «миленький, золотой, ненаглядный» внучек под рассказы о «хозяине».

Как все его боялись, как охрана ежедневно осматривала и кухню, и прислугу, и лишь она говорила ему прямо в глаза, что думает. «Не знаю, что он натворил в стране, — добавляла она, — но я его не боялась, всегда говорила то, что думаю.

Хоть и был он грузин, но кухню любил русскую».

Любопытно, но при выборе жизненного пути Анатолий выбрал стезю не отца-военного (чем очень его огорчил), а бабушкину. При этом кулинарных склонностей за собой он не замечал. Его опыт приготовления блюд (несмотря на школу и службу в армии) ограничивался только яичницей.

Не было раньше у него желания помочь бабушке на кухне, придумать свой рецепт. И все-таки он пошел в техникум общественного питания, и учеба ему неожиданно понравилась. Практику, например, будущие повара проходили не где-нибудь, а на обслуживании Олимпиады 80-го года.

Будущий знаменитый повар вышел из стен техникума с красным диплом и супругой-однокурсницей.

А распределился он в интуристский ресторан «Золотой колос». Затем последовал ресторан рангом выше — «Мир», снабжающийся 208-й правительственной базой, затем — заграничная командировка с военным атташе Петром Лушевым , в семье которого он работал поваром…

Когда вернулся в Москву, его место в «Мире» было занято. Следующее предложение поступило не откуда-нибудь, а из Кутафьей башни Кремля, где находился самый главный отдел кадров страны.

Анатолий Николаевич понял, что попал в кремлевскую обойму, пул, как сейчас говорят.

— Проверяли меня почти полгода, — вспоминает Анатолий. — Всю родню до третьего колена. Тещи уже не было в живых, так в кладбищенской книге сличали даже место захоронения.

Анатолий попал в команду поваров, кормивших членов Политбюро и Московского горсовета. У каждого из них был свой врач, составляющий рекомендации для питания. Меню висели в столовой и были бесфамильными, под номерами.

Лигачев любил блюда понаваристей, жирное мясо, каши не признавал. Рыжков — селедочку, сало. Самый молодой член Политбюро Горбачев обожал каши: гречневую, перловую, овсяную.

Они действительно были замечательными: упревались по старинному русскому рецепту в глиняной посуде.

Анатолий Николаевич ни разу не пожалел о годах, проведенных рядом с Горбачевым. «Выдержанный, порядочный, культурный». Да и Горбачев привязался к спокойному добродушному повару.

Уходя, первый и последний президент СССР сожалел, что не может позвать любимого повара с собой, некуда, фонд существовал еще только в мечтах.

Про следующего хозяина Галкин вспоминать не любит, только честно перечисляет заказ на «завтрак», который слышал два с половиной года по утрам: виски, лед, лимон… Из еды Ельцин любил кабанятину, осетрину, семгу, черную икру…

А вот Горбачев ставить черную икру на стол не разрешал: «Она идет под водку, а водку я пить не хочу». Чуть ли не каждый день к вечеру Галкина увольняли, впрочем, как и другую, попавшую под горячую руку обслугу. Коржаков успокаивал: утро вечера мудренее…

С 1995 года Галкин работает за границей. В том числе и в Лондоне, на Королевской улице рядом с Букингемским дворцом. Там находились все посольства мира.

Окна российского посольства выходили прямо на Букингемский сад, в котором любили прогуливаться члены королевской семьи. Повар двух русских президентов жил в посольстве, но работал на дворцовой кухне.

Королеве Елизавете очень понравился его десерт, который позже Галкин запатентовал в России.

Да, есть специальная комиссия, отвечающая за патенты. В нее входят те, кто работает в фирменных ресторанах. Члены комиссии рецепты и названия сличают по каталогу, пробуют его «вживую». Хозяин свидетельства может потом заключить договор с теми, кто захочет воспользоваться его изобретением.

— Только разве уследишь за всеми кухнями мира! Знаю, что мои блюда готовят, не спрашивая моего согласия… — машет рукой Галкин.

Как рождается блюдо? Анатолий Николаевич сначала представляет его мысленно, рисует план тарелки, распределяя на ней ингредиенты. Составляет один, второй, третий рецепт, готовит, пробует…

— Вот вы побывали в разных странах мира. Какая кухня вам больше всего по душе? — спрашиваю я.

— Мексиканская. — отвечает он, не задумываясь. — Люблю блюдо фахитас. Тонко-тонко нарезанные мясо, курица или морепродукты обжариваются на оливковом масле с луком, перцем, зеленью, специями. Поскольку готовится оно считанные секунды, сохраняются цвет и витамины.

Читайте также:  «цыганский барон»: что на самом деле означает этот титул

Мало ли что он любит… А что все-таки ест? С того времени, как Анатолий закончил техникум и женился на своей жене-однокурснице, дома готовит только его жена.

А любимая его российская еда, вы не поверите, обыкновенная вареная колбаса. Та, что в социалистические времена продавалась по 2 рубля 40 копеек. Ни в одной стране я не встречал такую. Это наше русское ноу-хау.

Сейчас все труднее достать ее аналог, все какие-то добавки примешивают.

  • «Десерт для Елизаветы»:
  • свежая клубника, фаршированная кедровыми орешками и политая соусом из клубники и коньяка с легким буше — хрустящим, рассыпчатым бисквитным пирожным.
  • Любимое блюдо Патриарха Московского и всея Руси Алексия II.
  • Пельмени с черной икрой.

Все дело в тесте, которое надо раскатать не толще папиросной бумаги. Пельмени опускаются в кипяток и тут же вынимаются. Варить нельзя: икра становится белесой, теряет вкус. Потом сбрызнуть топленым маслом и подавать в неглубоких супницах.

Источник: https://rg.ru/2006/06/09/povar.html

Кремлевский шеф-повар Анатолий Галкин: про кашу генсека и десерт королевы

Анатолий Галкин — чародей кремлевской кухни, 30 лет проработавший в Кремле, обладатель не одного десятка престижных премий и призов в мире кулинарного искусства, единственный россиянин, принятый в Мировую гильдию шеф-поваров Chef de Chef.

О том, как он учился варить любимые щи Сталина и готовил десерт для королевы Англии, какую колбасу любил Горбачев и почему трудно было угодить Ельцину, что сегодня пьют на кремлевских приемах и почему из меню исчезла гигантская стерлядь, что общего между русским балетом и черной икрой, Анатолий Николаевич рассказал в интервью РИАМО.

Космонавт Елена Серова: про невесомость и гармонию в космосе>>

Про детектор лжи

РИАМО, Анастасия Осипова

«Моя бабушка работала личным поваром у Сталина, и я с детства знал, кем хочу стать, когда вырасту. Родители были категорически против моего выбора, поскольку воспитывался я в военной семье.

Папа уверял меня, что повар — не мужская профессия и прочил мне военное будущее. Но вышло по-моему. Сразу после Московского техникума питания я устроился в Совет экономической взаимопомощи, где проработал несколько лет.

Моя первая профессиональная командировка была в ФРГ, куда я полетел с военным атташе — это стало хорошим толчком для меня.

Когда я прилетел из командировки, то первым делом попытался устроиться на работу, но ставок не было, и тут мне позвонил мой бывший шеф — военный атташе и предложил должность повара в Правительстве.

Заполнить пришлось тысячи анкет, пройти не одну проверку на здоровье, психологов и даже детектор лжи.

Это в общей сложности заняло два года, хотя к тому времени я успел поработать за границей и уже, вроде бы, был проверен со всех сторон.

Я очень волновался, но меня успокаивали тем, что на протяжении трех месяцев у меня будет возможность присмотреться, узнать эту кухню изнутри, всему научиться.

Удивить меня было сложно, но на кремлевской кухне я увидел много продуктов, которых нет было в Советской России. Учили меня в общей сложности в течении полугода.

Меню для каждого охраняемого лица разрабатывали личные доктора-диетологи, потом это меню обрабатывал шеф-повар кухни, а мы уже готовили».

Борис Грачевский: про опасный возраст, эрогенную зону и Гарри Поттера>>

Про «суточные щи» для Сталина

РИАМО, Анастасия Осипова

«Иосиф Виссарионович, по рассказам бабушки, любил, чтобы на столе было ассорти из русской и грузинской кухни, причем в изобилии.

Сам он практически никогда не ел вместе со своими гостями, а предпочитал наблюдать за ними, подмечая для себя, кто что ест, интересуясь, насколько это вкусно, и попивая красное вино, которое он очень любил. Где и как вождь кушает, никто не видел.

У него было несколько столовых на «Ближней даче», ему накрывали в одной из них на стол и уходили — он был очень подозрительным и боялся, что его отравят. 

Излюбленным блюдом Сталина были суточные щи — это старинное исконно-русское кушанье. Варились кислые щи, остывали, их замораживали на сутки, утром размораживали, подогревали, добавляли специи и подавали к столу.

В чем смысл? Квашеная капуста достаточно жесткая, но, когда ее подвергают термическим перепадам, она становится нежнейшей и почти тает во рту. За границей эти щи идут на ура! Мы с бабушкой даже дома их делали.

Наши окна выходили на Кремль, у нас были большие подоконники, полтора метра, зимой она открывала окно, ставила туда кастрюлю на ночь, а утром я сидел и выковыривал оттуда лед, потому как щи должны размораживаться в естественных условиях, постепенно».

Психотерапевт — о вреде ТВ и эпидемии панических расстройств у москвичей>>

Про аппетиты Брежнева и кофе «по-горбачевски»

РИАМО, Анастасия Осипова

«Я застал еще Леонида Ильича Брежнева, когда только пришел в Кремль. Удивительный был человек! Добродушный дедушка — лапочка. Мы приезжали в резиденцию «Завидово» его обслуживать, он очень любил мясо, рыбу, и чтобы столы ломились от количества еды. Он говорил мне: «Толя, стол надо накрывать так, чтобы ножки гнулись».

«Горбачев много внимания уделял подаче, сервировке, красивой посуде — все должно было выглядеть изящно. Раиса Максимовна в еде была абсолютно не привередлива, но очень любила кофе, который я варил по особому рецепту специально для нее.

Он сейчас во многих ресторанах так и называется «Кофе по-горбачевски».

Самым главным блюдом на утреннем столе Михаила Сергеевича были каши — не менее пяти различных видов, которые он мог по ложечке попробовать каждую; также не обходился без «Докторской» обезжиренной колбасы и отечественного сыра, но обязательно нетвердого.

Борис Николаевич Ельцин был охотником-мясоедом, также обожал рыбу: карпа, толстолобика, амура. Он был не то, чтобы гурманом, скорее, очень непредсказуемым в своих гастрономических желаниях.

Случалось, захочет чего-нибудь — и подавай ему это сию же секунду, а когда в данный момент осуществить это было не под силу, и мы предлагали альтернативу, обижался, мол, чего сложного, но это же не бумажку подписать.

Наина Иосифовна, надо отдать ей должное, прикрывала нас».

Олег Меньшиков: о гастролях, съемках в новых фильмах и мечтах>>

Про десерт для королевы Англии

РИАМО, Анастасия Осипова

«Был случай, когда мы летели с Горбачевым в США, перелет долгий, Михаил Сергеевич начал злоупотреблять кофе, и тут бежит недовольный доктор с требованием больше кофе не давать. А как я откажу? Говорю тогда: «Идите и сами объясняйте». Доктор тут же ретировался.

Еще один интересный случай, который запомнился на всю жизнь, произошел тоже во времена Горбачева. Я поехал в Лондон учиться сервису. Пришел во фруктовый магазин и упал в буквальном смысле слова от разнообразия, аромата и красоты фруктов, а надо отметить, была зима.

Поскольку я повар, то во дворце меня попросили продемонстрировать свои умения, и я придумал десерт — клубника, фаршированная орехами. Он настолько понравился королеве, что она пригласила меня на аудиенцию и подарила серебряный сервиз.

Так я и назвал это блюдо «Клубника Елизавета».

Стас Пьеха: про наркоцентр, адреналин и Ди Каприо>>

Про икру и бургеры 

РИАМО, Анастасия Осипова

«Сейчас, конечно, все изменилось: приемы уже не те. Раньше мы накрывали русские столы — стерлядь по пять метров, килограммы икры, а сейчас происходит европеизация, подача стала индивидуальной — экономят.

Я также всегда был не согласен с тем, что, когда в Кремль приезжает, например, французская делегация, правительство отдает распоряжение приготовить французские блюда — зачем? Мы никогда не приготовим лучше! Они же приехали к нам, так надо удивить их чем-то нашим, русским, традиционным. Если вы свое, национальное приготовить не можете — это другой вопрос. 

Сколько я открывал отелей, сколько я работал за рубежом, когда мы делали дни русской кухни, люди записывались за две-три недели, чтобы попасть к Галкину на обед. И никогда те же американцы не хотели есть этот свой гамбургер с беконом — они шли на русские щи, на пельмени, на блины.

Их интересовала наша икра, пускай она стоит бешеных денег, но они хотели вкусить русскую кухню. Как наш балет гастролирует по миру, и очень непросто достать на него билеты, но люди изловчаются, так же и кухня — достояние культуры.

Я только из-за этого непонимания и ушел из Кремля, когда на русскую кухню начали приглашать иностранных поваров. Это дикость».

Владимир Зельдин: «В 101-й день рождения для меня главное — выйти на сцену»>>

Про водку «Столичную» и «Абрау Дюрсо»

Надо отдать должное: до сих пор сохраняется традиция подачи отечественной алкогольной продукции на всех официальных приемах. Сейчас это сухие крымские вина и шампанское «Абрау Дюрсо».

В советское время пили только дагестанское, абхазское, грузинское вино и коньяк, да «Столичную» водку. Раиса Максимовна предпочитала абхазское молодое вино постоянного брожения «Лыхны».

Нынешнее, конечно, не годится в подметки.

Я искренне хочу пожелать всем читателям здоровья, терпения и быть добрее. Говорят, хороший повар должен быть добрым. Нам не хватает этой доброты. Желаю мира на Земле. Больше отдыхайте, наслаждайтесь жизнью, она такая короткая и так быстро проходит!».

Источник: https://riamo.ru/article/129743/kremlevskij-shef-povar-anatolij-galkin-pro-kashu-genseka-i-desert-korolevy.xl?mTitle=&mDesc=&mImg=&mImgWidth=&mImgHeight=

Меню кремлевских жен

Источник: politikan-news.net

Главный повар Кремля времен Горбачева и Ельцина – Анатолий Галкин – прежде чем приступить к своим прямым обязанностям, прошел и с успехом закончил обучение ни где-нибудь, а в Букингемском Дворце.

Там он учился особому лоску и шику официальных приемов. Причем учился не только приготовлению блюд, но и общей организации банкетов, тонкостям работы официантов и дворецких.

Позже он перенес все эти знания в Кремль, и организация официальных правительственных пиршеств вышла на новый уровень.

Источник: pravdaurfo.ru

Однажды Анатолий приготовил десерт для Елизаветы II. Взял клубнику, кедровые орешки, ликер, коньяк, все красиво оформил… Королева десерт попробовала, и ей так понравилось, что она тут же наградила мастера серебряным сервизом, пожав руку.

После обучения Анатолий возвращается в Москву, где и разворачиваются битвы за кулинарную благосклонность первых леди.

 Гроза Раиса

 

Источник : cocteil.blogspot.ru

Самая красивая дама Кремля была исключительно требовательна в том, что касалось еды. Угодить ей было безумно сложно, практически нереально. Во-первых, сама она все время сидела на очень строгой диете, исключавшей немало продуктов. А во-вторых, Раиса очень тщательно следила за меню Михаила Сергеевича.

Каждое утро президенту приносилось очень подробное, детальное меню. Причем оно было согласовано с лучшими диетологами и врачами. Михаил Сергеевич делал поправки: «это не буду», «этого побольше», «этого поменьше». Повара были готовы к любым изменениям.

Кроме вердикта «На усмотрение Раисы». В этом случае, чтобы они ни приготовили, как бы ни сделали блюдо, как бы ни оформили подачу – все было «мимо».

Получить похвалу от Раисы не удалось ни Анатолию, ни одному другому повару Кремля за все время, что она была первой леди.

В заграничные поездки повара брали с собой до 95% продуктов из дома. Иногда даже доходило до того, что везли канистры с водой, чтобы сохранить ее московский вкус.

Это объяснялось тем, что Раиса Максимовна не терпела в еде никаких новшеств, никогда не дегустировала местную кухню и с огромной опаской относилась к экзотическим продуктам.

Михаил же в отличие от Раисы мог себе позволить поэкспериментировать – в том, что касалось кулинарных дегустаций, он был настоящий гурман.

Напиток, который Раиса Максимовна любила больше всего и была готова пить день и ночь – кофе. Ей варили его по особому рецепту: кофе перемалывается, насыпается в турку, заливается холодной водой. Варится.

С напитка три раза снимается пенка. Пенка укладывается в чашку. И аккуратно по краю в чашку выливается сам кофе, так, чтобы не повредить пенку. Ни сахара, ни других приправ в этот кофе класть не нужно.

Подавать его стоит со сливками 35% жирности.

Хозяйка Наина

Источник: business.peterlife.ru

Наина Ельцина в гастрономических предпочтениях – полная противоположность Раисы Горбачевой. Для поваров Кремля Наина была «золотым человеком» — не придиралась к меню, почти все оставляя на мнение шеф-повара и даже могла сама отправиться на кухню помочь с пирожками или пельменями. Она любила готовить, причем простую, непритязательную еду и скучала по этому занятию.

Сам Ельцин был также неприхотлив в еде, однако очень любил мясо. Специально для него готовили кабанятину и лосятину, сибирскую рыбу. Запивал он все это водкой.

Сегодня на Кремлевской кухне правят совсем другие повара. А Анатолий Галкин вошел в историю страны, в историю перестройки. Он обосновался там основательно, и никто не сможет поколебать его исторический авторитет и признанное мастерство.

Вместо эпилога

Источник: izismile.com

Галкин давно уже не работает в Кремле, к тому же так уж сложилось, что сегодня у нас нет первой леди. Но мы можем заглянуть в меню к самому президенту – Владимиру Владимировичу. Известно, что он — сторонник раздельного питания, употребляет много овощей и фруктов, а из напитков предпочитает сухие вина – как красные, так и белые.  

Ланикина Елена

Источник: https://www.koolinar.ru/article/show/163/menu-kremlevskih-zhen

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector