Адмирал колчак: какие вопросы остались после его смерти

Постсоветский интерес к белым породил не только новые знания, но и новые мифы.

Заполнившие рынок книги и такие «скрепоносные» фильмы, как «Адмирал» с Хабенским в роли Колчака, изображают белых лидеров как благородных рыцарей свободной и великой России, но почти не объясняют причины их поражения.

А между тем, причины были и в том, что белые совсем не соответствовали тому романтизированному образу, который предлагается их апологетами.

Верховный правитель Колчак

Но для начала вкратце напомним о том, как шли военные действия на Восточном фронте Гражданской войны. Адмирал А. В. Колчак пришел к власти в Омске 18 ноября 1918 г., свергнув местное слабое правительство и установив диктатуру.

Объявив себя Верховным правителем России и лидером белых, он приступил к строительству армии и планированию наступления. Оно, не вполне подготовленное, началось в марте 1919 г., сперва успешно. К середине апреля белые взяли Уфу, Стерлитамак, Белебей, Бугульму, Бугуруслан и другие города. 2-я и 5-я армии красных откатились на запад.

Настроение в белом лагере царило самое оптимистичное — Колчак уже видел себя победителем в Москве.

Адмирал Колчак: какие вопросы остались после его смерти

Однако противостоящий ему М. В. Фрунзе сумел перегруппировать свои части, подготовиться и перейти в контрнаступление. Уже в мае Бугуруслан, Бугульма, Белебей и Елабуга были отбиты. Вскоре белым пришлось уйти за Урал. Были потеряны важнейшие крупные города — Екатеринбург, Челябинск, Пермь… В ноябре правительство Колчака эвакуировалось и из Омска.

Затем — два с половиной месяца безостановочного отступления, развал и разгром армии, предательство союзников (французов и чехов), которые и выдали адмирала военно-революционному комитету восставшего Иркутска. Участь белых в Сибири была решена. По постановлению ВРК в ночь на 7 февраля 1920 г. Колчака и его председателя Совета министров В.

Пепеляева без суда расстреляли на берегу реки Ушаковка. Тела их бросили в прорубь.

Адмирал Колчак: какие вопросы остались после его смерти Схема движения красных и белых войск. (historic.ru)

Почему же, несмотря на оказавшиеся под властью Колчака богатейшие пространства Сибири и Урала и на помощь Антанты, он потерпел поражение? Ответ дают многолетние исследования историков (напр., А. В. Смолина, А. Ганина и др., ссылки на их работы в конце статьи), изучивших колоссальные архивные материалы России и зарубежья.

Неудачливый политик и администратор — именно так можно оценить А. В. Колчака по результатам его деятельности. Местные политики, выдвигая адмирала в лидеры в ноябре 1918 г.

, рассчитывали, что будут его контролировать, а взамен получат известного в стране высшего офицера, которого достаточно хорошо знает и Антанта, помощь которой была совершенно необходима. Правда, адмирал очень быстро показал свою волю и стремление лично все контролировать.

Но вполне реализовать это стремление он не мог, что делало его заложником своего окружения более, чем других белых вождей.

Адмирал Колчак: какие вопросы остались после его смерти Колчак и лидеры союзников, 1919 г. (pinterest.com)

Во-первых, Колчак в Сибири был человеком чуждым, не учитывающим местную специфику и не умевшим ею воспользоваться, не разбиравшимся в положении населения. Многие его указы, выпущенные без оглядки на возможную реакцию, вызывали сильнейшее недовольство. Например, 23 ноября 1918 г.

 Колчак приказал населению сдать все оружие, патроны и военное обмундирование, грозя военно-полевыми судами, штрафами и заключением в тюрьму. Подобный приказ не мог вызвать ничего, кроме злобы: после мировой войны каждый второй носил военную форму из-за дефицита гражданской одежды.

Кроме того, плохо была поставлена пропаганда, что особенно сильно проявилось, когда начались первые поражения. Оказалось, что боевой порыв сложно восстановить из-за того, что солдаты не демонстрировали особой ненависти к большевикам, не горели желанием воевать, так как часто просто не понимали, за что и за кого.

Большевистская агитация, напротив, была эффективной и лучше воздействовала на умы народа. Агитация способствовала развалу, бунтам в тылу и измене — возвращению воинов домой, переходу к красным отдельных солдат и даже целых подразделений. В мае 1919 г.

 начал разваливаться и тыл белых, в котором действовали красные партизаны — разбирали пути, перерезали провода телеграфа, захватывали поезда.

Адмирал Колчак: какие вопросы остались после его смерти Карикатура на Колчака. (aftershock.news) Адмирал Колчак: какие вопросы остались после его смерти Большевистская карикатура. (kprf.ru)

Не удалось Колчаку и преодолеть разложение в среде своих офицеров и солдат, моральный облик которых оставлял желать лучшего. Самого Колчака не в чем упрекнуть, он был человеком кристальной честности. Но поведение других «рыцарей» белой идеи безупречным не назовешь. Конечно, тут были тысячи людей искренних, горячих патриотов и подлинных героев.

Но что толку, если такие люди были в большом дефиците. В армиях Колчака (а также и у Деникина и Юденича) нежелание идти на передовую породило искусственно создаваемый офицерами рост тыловых учреждений и штабов.

Такие «уклонисты», в отличие от тех, кто открыто избегал службы, не только не приносили пользы, но еще и проедали и без того очень ограниченные ресурсы.

Падение дисциплины способствовало и росту пьянства и дебошей. Один из военных министров Колчака, генерал-лейтенант барон А. П.

Будберг писал: «В угаре надежд, поднятых свержением большевиков в Сибири, померкли уроки прошлого, и все жадно тянутся к старым источникам кормежки, благ, преимуществ и наслаждений; все чавкают оголодавшими челюстями, испускают похотливую слюну и неспособны видеть будущего»; «тылы переполнены автомобилями, а на фронте […] их не имеют; здесь вся адъютантщина и прихлебательская челядь высоких лиц раскатывает по магазинам, ресторанам и визитам в казенных автомобилях…».

Адмирал Колчак: какие вопросы остались после его смерти Колчаковский плакат. (statehistory.ru)

Другой офицер, И. С. Ильин, писал в дневнике в январе 1919 г.: «Кругом грубое хищничество и отсутствие элементарной честности. Нет никакого одухотворения и подъема. Все по-прежнему серо, пошло и буднично. Шкурные вопросы доминируют, личные интересы царствуют надо всем». Шли месяцы, а эта ситуация никак не менялась. Тот же А.

П. Будберг писал в августе 1919 г.: «В армии развал; в Ставке безграмотность и безголовье; в правительстве нравственная гниль, разлад и засилье честолюбцев и эгоистов; в стране восстания и анархия; в обществе паника, шкурничество, взятки и всякая мерзость; наверху плавают и наслаждаются разные темные проходимцы, авантюристы».

Адмирал Колчак: какие вопросы остались после его смерти

Закономерным результатом стало отвратное снабжение войск.

Военное министерство отправляло обмундирования и другого снаряжения зачастую больше, чем требовали полевые командиры, а до солдат доходило уже гораздо меньше.

В армии не хватало буквально всего: техники, продовольствия, боеприпасов, бензина, оружия, обмундирования и медикаментов. Как это влияло на боевой дух солдата, объяснять не надо.

Нельзя сказать, что Колчак сам не замечал этих проблем, хотя бы частично. Он однажды сказал: «…мы бедны людьми, почему нам и приходится терпеть даже на высоких постах […] людей, далеко не соответствующих занимаемым ими местам, но […] их заменить некем». Но оправдания делу не помогали.

Вероятно, по мысли Колчака, победа должна была все списать — все проступки и преступления, его попустительство им. Но именно победы без дисциплины и не могло получиться в условиях Гражданской войны, когда все зависело от того, чью сторону займет народ, за кого больше людей будет биться на совесть.

До появления Колчака, когда советская власть была еще некрепкой, народ на занятой им территории еще почти не успел познать прелести жизни при большевиках.

Но зато теперь он познал все прелести жизни при белых — порки, расстрелы подозреваемых в сотрудничестве с большевиками, разрушенные селения, взяточничество и мародерство…

Адмирал Колчак: какие вопросы остались после его смерти Кое-как одетые колчаковцы, 1919 г. (zabaka.ru)

При этом другая сторона обещала землю, фабрики, долгожданный мир и конец правления осточертевших «господ», считающих мужиков скотами. Злоупотребления и жестокость белых военных командиров к гражданскому населению наказывалась редко.

При этом террор белых, в отличие от террора красных, не достиг того масштаба тотальности, чтобы с его помощью можно было создать массовую армию, но оказался достаточным, чтобы восстановить народ против борцов с большевиками.

Понятно, почему сотни тысяч людей, разочаровавшись в тех, кто нес белую идею, сделали «красный» выбор.

Адмирал Колчак: какие вопросы остались после его смерти Очередь колчаковцев за обедом. (wikipedia.org)

Поражение белого движения

Несмотря на все это, Колчаку все же удалось организовать то весеннее наступление. Но и с чисто военным планированием дела обстояли не идеально. Крайне важным фактором оказалось то, что адмирал был моряком, не разбиравшемся в сухопутном военном деле.

Один наблюдатель заметил, что Колчак «чувствовал себя беспомощным в этих сухопутных операциях Гражданской войны» и «когда он видел генерала, он сейчас хватался за него, как за якорь спасения».

Другой офицер писал, что из-за этого адмирал, вообще человек жесткий и решительный, здесь «легко поддается советам и уговорам».

Так, Колчак отказался от плана концентрированного наступления на район Самары-Царицына, где он мог бы соединиться с войсками Деникина. Вместо этого наступали и на Вятку — Казань, чтобы затем идти на Москву. Амбициозные генералы продавили это решение, полагая, что смогут и без Деникина разбить большевиков.

Колчак легко дал себя убедить, что это возможно, ведь это сулило ему первую роль в России. Он говорил: «Кто первый попадет в Москву, тот и будет господином положения».

Попытки Деникина убедить Колчака направить войска на соединение с его силами не удались, хотя соединение могло дать шанс белым — такой крупный успех привлек бы к ним новых людей и мог бы деморализовать противника, позволил бы нанести совместный сильный удар и компенсировать политические ошибки.

Адмирал Колчак: какие вопросы остались после его смерти

Не сумел Колчак и определить, кто из его подчиненных лучше всего подходит для командования войсками. В решающие моменты кампании наиболее профессиональные и пригодные командиры, такие как В. О. Каппель, В. Г. Болдырев или М. К.

Дитерихс, оказывались на второстепенных позициях, уступив главенство тем, кто был неспособен вести успешные боевые действия.

При этом соперничество отдельных командиров доходило до того, что один военачальник мог злорадно наблюдать неудачу соседа и не помогать ему.

В условиях, когда успех мог быть обеспечен только быстрым и сильным ударом, просчеты оказались фатальными. В весеннем наступлении Колчака принимало участие не менее 135 тысяч солдат и офицеров.

Красных здесь было сначала меньше, но к маю они сравнялись в числе. Колчак недооценил противника, распылил силы, и, полагая, что все решит война, не занимался в достаточной степени политикой и гражданским управлением.

А именно политический и организаторский успех предшествовал в 1919 г. военному.

Антибольшевистский плакат. (trinixy.ru)

Как бы ни тяжело было признавать это апологетам белого движения, вожди большевиков оказались куда более гибкими, ловкими и решительными политиками и лучшими организаторами. В августе 1919 г.

, по словам Будберга, против белых стояли уже не «прошлогодние совдепы и винегрет из красноармейской рвани», а «регулярная красная армия, не желающая, — вопреки всем донесениям нашей разведки, — разваливаться; напротив того, она гонит нас на восток, а мы потеряли способности сопротивляться и почти без боя катимся и катимся».

Колчаковцы. (wikipedia.org)

Большевики умело использовали свои преимущества (богатую Центральную Россию с развитой промышленностью и инфраструктурой, большой плотностью населения и богатыми военными складами), а белые свои — не смогли. 1 апреля 1919 г. РККА насчитывала уже полтора миллиона человек.

Их распыленность создавала предпосылки для успеха Колчака, но это была очень кратковременная возможность. Средний прирост РККА в 1919 г. составил 183 тыс. человек в месяц за счет обязательной мобилизации и добровольцев. Так что силы противников стали вскоре совершенно несопоставимы.

Удивительно, что белым удалось еще довольно долго продержаться. Резервов Колчак не имел, ставка была сделана на одно мощное наступление весной 1919 г. Когда оно застопорилось и из-за всех описанных выше проблем не возобновилось, поражение Колчака стало вопросом времени.

Единственный шанс был упущен.

Источник: https://diletant.media/articles/44078217/

Адмирал Колчак: спаситель России или диктатор?

18 ноября 1918 года в Омске группа казаков арестовала министров-эсеров Всероссийского Временного правительства, несколько месяцев назад поднявшего восстание против советской власти.

После этого вице-адмирал Александр Колчак, бывший военным и морским министром этого правительства, был провозглашён Верховным правителем России. Власть Колчака распространялась на огромные территории, многократно большие, чем в европейской части России, где власть была у большевиков.

Однако эти бескрайние просторы были слабо заселены, а их промышленность и инфраструктура не были настолько же развитыми, как в западных и центральных регионах.

Более года Колчак оставался Верховным правителем, признанным в этой роли большинством лидеров Белого движения. Однако неудачный исход военного противостояния с большевиками, интриги и беспорядок в тылу предрешили судьбу Колчака.

Тем не менее он навеки вошёл в историю как одна из самых значимых политических и военных фигур периода Гражданской войны.

Каким был адмирал Колчак, чья личность и через сто лет после смерти вызывает восхищение у одних и негодование у других.

Полярный исследователь

Адмирал Колчак: какие вопросы остались после его смерти

Вряд ли кто-то мог предположить, что едва заступивший на службу молодой вахтенный офицер Александр Колчак уже через несколько лет станет знаменитым полярным исследователем. На рубеже ХIХ—ХХ веков между ведущими мировыми державами началась гонка за Северный и Южный полюс. Все страны снаряжали свои экспедиции как с целью славы (первыми добраться до полюса), так и с научными целями. Молодой Колчак не на шутку увлёкся гидрологией и, конечно, мечтал оказаться в одной из полярных экспедиций.

Узнав о походе ледокола «Ермак» в Северный Ледовитый океан, он тотчас обратился с рапортом о его зачислении в команду. Однако Колчак опоздал: команда уже была укомплектована и места ему не досталось.

Тем не менее ему удалось познакомиться с бароном Толлем, который планировал экспедицию по Северному морскому пути в поисках легендарной Земли Санникова. Популяризовал эту землю купец по фамилии Санников ещё за сто лет до этого.

Читайте также:  Самый странный советский обычай: фотографирование покойников

Купец хорошо знал северные края, видел горы на севере и был убеждён, что там есть непокрытая снегом земля с нормальным климатом. В пользу утверждений Санникова говорили и некоторые косвенные факты: северные птицы каждую весну улетали ещё дальше на север, а осенью возвращались.

Это заставляло задуматься, ведь птицы не могут жить в вечной мерзлоте и если они улетают на север выводить потомство, значит, там есть пригодная для этого земля.

Барон Толль был искренне убеждён в существовании этой земли и ему удалось организовать экспедицию. Колчак завербовался в группу как специалист по гидрологии и занимался в экспедиции исследованиями по этому направлению.

Экспедиция продлилась два года. Исследователи составили тщательную карту северных берегов России, исследовали Таймыр и остров Беннета, открыли несколько маленьких островов, один из которых был назван в честь Колчака, но главную задачу так и не решили — земля Санникова не была найдена.

Кроме того, руководитель экспедиции барон Толль вместе с несколькими спутниками погибли. Они отправились на остров Беннета, а шхуна «Заря», на которой остался и Колчак, должна была ждать их до определённого момента.

Толль выдал морякам строгие инструкции: покинуть место стоянки, когда уголь будет на исходе, даже если сам Толль к тому моменту не вернётся.

Адмирал Колчак: какие вопросы остались после его смерти

В результате шхуна ушла, не дождавшись Толля. Все попытки моряков подойти к острову Беннета завершились неудачей из-за слишком сильных льдов, пешком дойти до острова также не было возможности.

Тем не менее после возвращения домой Колчак сразу же организовал поисковую экспедицию, ради которой он даже отложил собственную свадьбу. Экспедиция, руководителем которой он стал, была невероятно рискованной, поскольку предполагалось добираться до острова на шлюпках.

Все считали эту экспедицию безумством, обречённым на гибель. Невероятно, но им удалось завершить её без потерь. Однажды сам Колчак провалился в ледяную воду, но его уже в бессознательном состоянии вытащил Бегичев.

После этого случая Колчак до конца жизни страдал ревматизмом.

Адмирал Колчак: какие вопросы остались после его смерти

Экспедиция обнаружила дневники и записки Толля, места их стоянок, но саму группу, несмотря на интенсивные поиски, так и не удалось найти. Колчак вернулся домой знаменитостью, Русское географическое общество наградило его своей высшей наградой — Константиновской медалью.

Спустя почти десятилетие Колчак вновь отправился на север. Он был разработчиком гидрографической экспедиции Северного Ледовитого океана. Сам Колчак командовал одним из ледокольных пароходов, задействованных в экспедиции.

Эта экспедиция совершила одно из последних значимых географических открытий в истории, обнаружив Землю Николая II (ныне — Северная Земля). Правда, сам Колчак к моменту открытия уже был отозван в Морской генеральный штаб.

Военная служба

В первую очередь Колчак был военным человеком, а полярные исследования были скорее хобби. На флоте он считался специалистом по минному делу. Участвовал в Русско-японской войне, занимаясь минированием вод. На установленных им минах подорвался один из японских крейсеров.

С началом Первой мировой войны Колчак служил в штабе, но затем перевёлся в минную дивизию, которую возглавил. Разрабатывал операции по минированию.

Серьёзные сражения на Балтийском море в ходе войны были редкостью. В 1916 году Колчака ждал приятный сюрприз.

Сначала он повышается до контр-адмирала, а затем через несколько месяцев до вице-адмирала и назначается командующим Черноморским флотом.

Это назначение стало неожиданностью для всех, включая Колчака. При всех его несомненных талантах, ему ещё не доводилось командовать даже линкором, не говоря уже о столь крупных соединениях.

В качестве командующего флотом Колчаку предстояло осуществить невероятно дерзкую операцию по захвату Константинополя путём высадки морского десанта. Война с турками складывалась успешно, русские войска продвигались с Кавказа в западном направлении и имели большие успехи, особенно по меркам позиционной войны на западе.

План заключался в создании специальной Черноморской морской дивизии, в которую сводили георгиевских кавалеров и других опытных солдат, отличившихся на поле боя.

Эта дивизия, на спецподготовку которой тратились огромные усилия, должна была высадиться на берегу и создать плацдарм для последующей высадки войск.

После чего одним ударом планировалось овладеть Константинополем и вывести Османскую империю из войны.

Эта дерзкая и амбициозная операция должна была начаться весной 1917 года, однако произошедшая чуть раньше Февральская революция сорвала планы и операция так никогда и не была реализована.

Политические взгляды

Адмирал Колчак: какие вопросы остались после его смерти

Как и у подавляющего большинства дореволюционных офицеров, у Колчака не было сформировавшихся политических взглядов. Дореволюционная армия, в отличие от советской, не подвергалась массированной политической обработке, и политизированных офицеров, имевших чёткие взгляды, можно было пересчитать по пальцам одной руки. Более-менее можно выяснить политические позицию Колчака из допросов накануне расстрела: при монархии он был монархистом, при республике — республиканцем. Никакой политической программы, которая вызывала бы у него симпатию, не было. Да и не мыслили те офицеры подобными категориями.

Колчак поддержал февральский переворот, хотя его активным участником не был. Он сохранил свою должность командующего флотом, однако в считаные месяцы после революции армия и флот начали распадаться, Колчаку всё труднее было удерживать своих моряков в повиновении, и в конце концов летом 1917 года он покинул флот.

К тому времени центристы и правые уже начали подготавливать общественную мысль к необходимости сильной военной власти ради спасения страны. Особенно часто пресса писала об этом летом 1917-го, когда Временное правительство значительно полевело, а хаос и беспорядок в стране только усиливался.

Колчак был одним из двух кандидатов «от общественности» на роль диктатора, наряду с главнокомандующим армией Лавром Корниловым. Колчак был известен, имел незапятнанную репутацию, но на этом все его достоинства заканчивались, поскольку военной силы, в отличие от Корнилова, он не имел.

Вся его популярность ограничилась тем, что кадеты выдвинули его своим кандидатом на будущих выборах в Учредительное собрание.

Тем не менее Керенский, опасавшийся военного переворота, под надуманным предлогом отослал Колчака в США на несколько месяцев.

Осенью Колчак отправился домой, но, пока он возвращался, в России произошла новая революция.

Служить большевикам, которые собирались заключить «похабный» (по их же собственному определению) мир с немцами, Колчак не захотел и написал прошение о зачислении в британский флот для продолжения войны.

Восхождение к власти

Однако пока он добирался до места службы (в Месопотамии), обстоятельства изменились. В России на юге и востоке стали возникать антибольшевистские движения, и англичане настоятельно порекомендовали Колчаку ехать не на фронт, а в Манчжурию.

Там находилась большая русская колония, обслуживавшая стратегически важную КВЖД, а кроме того, не было власти большевиков, что могло сделать её одним из центров объединения антибольшевистских сил. Колчак, имевший хорошую репутацию, должен был стать одним из центров притяжения противников красных.

После смерти генералов Алексеева и Корнилова Колчак стал главным кандидатом в военные диктаторы и спасители России.

Адмирал Колчак: какие вопросы остались после его смерти

Пока Колчак находился в Азии, в Поволжье и Сибири произошли антисоветские восстания. В Поволжье — силами эсеров. В Сибири восстал чехословацкий легион.

И там и там появились белые правительства, правда, скорее их можно назвать розовыми, поскольку основной движущей силой и в поволжском Комуче, и сибирском Временном правительстве играли эсеры, которые по своим взглядам были левыми, но чуть умереннее большевиков.

В сентябре 1918 года оба правительства объединились в Директорию, которая стала объединением всех антибольшевистских сил: от левых меньшевиков и эсеров до правых кадетов и едва ли не монархистов.

Однако коалиция со столь сложным составом испытывала понятные проблемы: левые не доверяли правым, правые — левым.

В этой обстановке в Омск, где находилась столица Директории, прибыл Колчак, ставший военным и морским министром правительства.

Источник: https://life.ru/933742

Был ли шанс у Колчака?

?

Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote, 2019-02-07 23:35:00 Михаил Маркитанов mikhael_mark 2019-02-07 23:35:00 В ночь на 7 февраля 1920 года бывший верховный правитель России, бывший верховный главнокомандующий белых войск и действующий ветеран трёх войн (ибо ветераны не бывают бывшими) А.В. Колчак был расстрелян большевиками. А незадолго до этого — предательски выдан им на расправу западными союзниками — чехами и французским генералом Жаненом. Очередная годовщина этой скорбной даты заставляет задуматься: а был ли хоть какой-то шанс у верховного правителя Колчака в условиях военного поражения сохранить свою жизнь?Адмирал Колчак: какие вопросы остались после его смертиЕго согласие генералу Жанену на передачу «золотого запаса» под охрану (а фактически — в руки) западных «союзников» или же выраженное двумя годами ранее согласие японцам на территориальные уступки, если и давало надежду на спасение, то уж больно призрачную. Конечно, антибольшевистское сопротивление продолжалось, и на Дальнем Востоке последние очаги Белого Движения были раздавлены только в 1923 году. Конечно, Антанта была не заинтересована в укреплении большевистского режима. Конечно, в условиях продолжающейся борьбы «союзникам» нужны были какие-то национальные, русские лидеры, на которых можно было бы опираться (хотя бы для того, чтобы не выглядеть совсем уж оккупантами, чтобы не дать Гражданской войне превратиться в Отечественную под знамёнами большевиков, как оно получилось в 1941 году). Но не будем забывать, что восстание, вспыхнувшее в Иркутске, и партизанское движение, охватившее Сибирь, направлены были в первую очередь персонально против Колчака. Сделавшись военным диктатором, адмирал создал единственно возможную в условиях Гражданской войны власть — но тем же самым он невольно замкнул на себе и всё недовольство действиями этой власти. А недовольство неизбежно должно было вспыхнуть — когда на смену революционной анархии попытались водворить законность и порядок. Сибирские мужики и в царские-то времена не особо привыкли считаться с властью, а почувствовать на своей шкуре прелести правления красных ещё не успели. Колчак, облагающий их налогами и мобилизующий в свою армию, неизбежно становился для них врагом. Чехи же, вместе с Жаненом, стремились в первую очередь вытащить из охваченной войной Сибири собственные шкуры. Что делало выдачу Колчака тем или иным красным формированиям лишь вопросом времени. Кроме того, согласись Колчак на передачу союзникам золотого запаса — он был бы уже совсем другим человеком. Не тем Адмиралом с большой буквы, которого мы сегодня знаем и которым заслуженно восхищаемся как бескомпромиссным патриотом России. А кем-то вроде Краснова, Шкуро или Смысловского, таким же, как они, олицетворением национальной измены.

Но были ещё два момента, когда ход истории мог бы вполне повернуться иначе. Покидая Омск по железной дороге, Колчак неизбежно становился заложником чехов и Жанена (которым как раз и была поручена охрана дороги и которые весьма своеобразно поняли эту задачу). Однако, Колчак мог бы и не ехать в эшелоне, а просто присоединиться, на правах главнокомандующего, к отступающим войскам генерала Каппеля, проделать вместе с ними Великий Сибирский Ледяной Поход, выйти вместе с ними к мятежному Иркутску. Военное счастье переменчиво. Как знать — имея с собой Колчака, не овладели бы каппелевцы городом?

Как известно, Владимир Оскарович Каппель предлагал Колчаку следовать с армией походным порядком. Обычно отказ адмирала мотивируют его нежеланием расстаться с Анной Тимирёвой (и делают вывод, что адмирал променял Россию на смазливую любовницу).

Конечно, одобрить внебрачную связь с замужней женщиной невозможно, но давайте всё-таки задумаемся о том, что эта женщина прибыла к Колчаку за многие тысячи километров и вверила ему свою судьбу. Какой была бы эта судьба, попади она в руки большевиков или чехов — гадать не нужно.

Читайте также:  Норвежцы, которые стали русскими: что с ними случилось

Под большевиками она прожила более полувека после смерти адмирала, мыкаясь по тюрьмам. Чехи же на всём пути следования своих эшелонов оставляли после себя страшный след — мешки с телами изнасилованных и убитых (зачастую — зверски) русских девушек, имевших неосторожность разделить с ними путешествие.

Как мужчина и как офицер, Колчак не мог поступить с Тимирёвой иначе, чем он поступил в реальности.

Конечно, он мог бы взять её с собой — в обозе армии Каппеля ехало множество мирных жителей — женщин и детей — спасавшихся от большевистского террора. Одной дамой больше, одной меньше. Но, помимо Тимирёвой, у Колчака наверняка было и ещё одно соображение, заставлявшее его отказаться от предложения Каппеля. Золотой запас.

Перегрузить его на сани и подводы каппелевского обоза, если и было возможно, означало бы существенно затруднить передвижение армии. Золотой запас — вещь не маленькая и не лёгкая.

А плюс к тому — и существенно повысить привлекательность этого самого обоза для красных партизан (многие из которых мало чем отличались от обычных разбойников). Так что следование вместе с армией Каппеля Колчака не только с Тимирёвой, но и с золотым запасом сделало бы перспективу выхода этой армии к Иркутску весьма призрачной.

А уж на льду Байкала, если бы до него удалось каким-то чудом дойти, остатки золотого запаса были бы окончательно погребены под водой — лёд ломался даже под людьми.

Знал ли Колчак, что «союзники» выдадут его красным? Вероятно, надеялся на их порядочность, но исключить такого исхода не мог. Но, отказываясь следовать с Каппелем, Колчак существенно облегчал задачу последнему — что в перспективе давало шанс повернуть военное счастье в противоположную сторону.

Дойди Каппель живым до Иркутска, доберись он туда раньше чехословацкого эшелона с пленным адмиралом — ситуация поворачивалась бы совсем иным боком: «Союзникам» уже не надо было бы покупать себе беспрепятственный проезд к Тихому океану ценой жизни Колчака, и адмирал спокойно воцарялся бы в Иркутске, как  и планировал, под охраной штыков Каппеля. Так что выбранное Колчаком решение стратегически сулило ему больше шансов на успех.Второй момент связан с эпизодом Нижнеудинского сидения. Тогда связь с армией Каппеля была уже потеряна, как потеряна и надежда сохранить золотой запас. «Союзники» соглашались вывезти Колчака только в одном вагоне, в противном случае отказываясь вообще пропускать его дальше. Но в распоряжении Колчака оставались 500 штыков личного конвоя. И Колчак загорелся идеей пробиться вместе с конвоем на юг — на соединение с Анненковым (который звал его к себе в Семиречье) или в Монголию — откуда можно было бы двигаться на соединение с другим атаманом, Семёновым.

Павел Зырянов пишет в своей книге о Колчаке: «К границе Монголии от Нижнеудинска шёл старый, почти заброшенный тракт длиной в 250 вёрст. Перевалы в Восточных Саянах, высотой до 2,5 тысячи метров, зимой были почти непроходимы. Перейдя границу, следовало идти в Ургу (ныне Улан-Батор) – тоже по гористой местности.

Ближе Урги никаких городов и селений не было. Могли встретиться только монгольские кочевья. Конечно, отступающего в Монголию адмирала должны были преследовать – по крайней мере до перевалов. Но отряду численностью около 600 человек можно было не бояться.

Чехи не только не собирались чинить препятствия, но и поделились своими сведениями о силах партизан в районе тракта». Некоторые исследователи ставят Колчаку в вину то, что он предоставил своим конвойцам свободу выбора — следовать за ним или же просто разойтись. Из 500 человек конвоя с адмиралом осталось не более десятка.

Теперь уйти в Монголию или в Семиречье возможным не представлялось: столь малочисленный отряд легко мог быть окружён и уничтожен гораздо более многочисленными партизанскими бандами.

Однако, как справедливо указывает Зырянов, в условиях Гражданской войны, особенно в 1920-м, в условиях развала фронта, случалось всякое — в том числе и переходы к противнику, и выдача на расправу своих офицеров. Колчак хотел быть полностью уверен в тех людях с которыми идёт. Они наглядно продемонстрировали ему, в какой мере он мог на них полагаться…

Таким образом, отъезд Колчака по железной дороге из Омска, последующее пленение чехами и Жаненом и подлая выдача красным представляются неизбежным следствием нежелания Колчака передать золотой запас «союзникам». Колчак заплатил своей жизнью за верность национальным интересам России. Спасти его мог бы только успех Каппеля — но Господь судил иначе, призвав Владимира Оскаровича к себе 26 января.

Источник: https://mikhael-mark.livejournal.com/840823.html

Адмирал Колчак: какие вопросы остались после его смерти

В конце 1919 года колчаковский фронт трещал по швам, большевики стремительно наступали. Остатки армии Колчака отступали на восток по железной дороге – из Омска в Иркутск ехал вагон Верховного правителя и золотой запас Российской империи, захваченный в боях у большевиков. На восток спешил и мятежный Чехословацкий корпус, который союзники хотели использовать для борьбы с большевиками.

Предательство

Чехи были грозной силой, но воевать за чужие интересы они уже не хотели, а мечтали поскорее убраться из России, вывезя при этом награбленное. Для его вывоза они прихватили весь свободный подвижной состав, при этом остатки колчаковских частей не успели эвакуироваться и были разбиты красными.

В конце декабря в Иркутске вспыхнуло восстание – его подготовил иркутский Политцентр, состоявший из эсеров и меньшевиков. Продвижение на восток было остановлено, вагон Колчака застрял в Нижнеудинске, тогда чехи в обмен на беспрепятственный проезд решили выдать адмирала и золотой запас восставшим.

Умыл руки и французский генерал Жанен, обещавший Колчаку неприкосновенность, но не сдержавший своего слова.

Поэт и адмирал

Перед отправкой Колчака из Нижнеудинска в Иркутск произошло знаменательное событие. На оцепленный перрон случайным образом прорвался молодой офицер Митропольский, ставший впоследствии известным поэтом Арсением Несмеловым – певцом восточной ветви Русского Зарубежья.

Он, заглядывая в окна вагонов, в одном из них вдруг увидел Верховного правителя и в последний раз отдал ему воинское приветствие, приложив руку к козырьку воинского убора. Адмирал кивнул сохранившему свою преданность молодому офицеру – казалось, две России в тот час простились на перроне.

Позже Несмелов запечатлеет эту встречу в прекрасных стихах, заканчивающихся, впрочем, трагически: «Умчали чехи Адмирала / В Иркутск – на пытку и расстрел!».

Два ультиматума

15 января Колчак был передан чехами иркутскому Политцентру и помещен в губернскую тюрьму. Через 6 дней власть в городе снова сменилась – Политцентр передал свои полномочия большевикам. Тем временем остатки армии Колчака под руководством генерала Каппеля двигались к Иркутску на выручку адмиралу.

Каппелевцы были едва ли не самым боеспособным подразделением Белой армии, но генерал Каппель при переправе через реку Кан провалился вместе с конем в прорубь, отморозил ноги и 26 января скончался. Тем не менее сменивший его генерал Войцеховский принял решение брать Иркутск штурмом.

Командующий советскими войсками Зверев предложил Войцеховскому сдаться, тот выставил встречный ультиматум – освободить Колчака и арестованных с ним лиц, предоставить фураж и выплатить 200 млн рублей контрибуции, обещая тогда обойти Иркутск стороной.

Храбрость каппелевцев приблизила трагическую развязку — опасаясь освобождения Колчака, большевики приняли решение его убрать.

Директива Ильича

С Колчаком поступили примерно так же, как и с царской семьей. Инициатива расправы с адмиралом с виду исходила с низу, хотя на самом деле не обошлось и без участия Москвы.

6 февраля иркутский Военно-революционный комитет постановил: бывшего Верховного правителя – адмирала Колчака и бывшего председателя совета министров – Пепеляева – расстрелять.

Однако сохранилась и шифротелеграмма Ленина в штаб Сибревкома: «Не распространяйте никаких вестей о Колчаке, не печатайте ровно ничего, а после занятия нами Иркутска пришлите строго официальную телеграмму с разъяснением, что местные власти до нашего прихода поступали так и так под влиянием угрозы Каппеля и опасности белогвардейских заговоров в Иркутске. Беретесь ли сделать архинадежно?» По всей видимости, эта телеграмма и была смертным приговором – в Иркутске намек Ленина поняли.

Попытка самоубийства

Перед расстрелом у Колчака был шанс избежать смерти от рук чекистов. Главный иркутский чекист Чудновский вспоминал, что перед смертью часовой увидел, как Колчак достал из кармана носовой платок, его забрали – в одном из углов его было завязано что-то твердое.

Чудновский развязал узел и обнаружил в нем маленький капсюль с какой-то белой начинкой – это был яд, которым, по всей видимости, Колчак хотел воспользоваться перед смертью.

В эмиграции эту историю рассказывали по-другому: якобы адмирал по прибытии в Иркутск, зная, что будет убит, снял перстень, в котором был заделан яд и бросил его, желая чашу страдания испить до дна.

Расстрел

В ночь на 7 января в камеру Верховный Правителя зашел Чудновский с конвоем, зачитал ему приказ о расстреле, на него надели наручники.

«Значит, суда не будет?» — то ли спросил, то ли констатировал Колчак и попросил разрешения повидаться со своей возлюбленной Анной Тимиревой, последовавшей за ним добровольно в тюрьму, ему грубо отказали.

Затем его вместе с Пепеляевым вывели из тюрьмы на берег Ангары, возле впадения в нее Ушаковки у Знаменского монастыря, расстрельная команда сделала несколько залпов, после чего тела убитых были сброшены в прорубь – было 5 часов утра.

На следующий день на 12 часов дня Войцеховским был назначен штурм Иркутска, узнав о гибели адмирала и получив требование чехов не занимать Глазковского предместья, иначе они выступят на стороне красных, он ушел в Забайкалье к атаману Семенову. Тело адмирала так и не нашли, ходили, правда, слухи, что по весне его выловили то ли казаки, то ли зажиточные крестьяне и похоронили на территории Знаменского монастыря, но это всего лишь легенда.

Таинственный доктор

В 1954 году бывший председатель Иркутского ревкома Ширямов рассказал, что при расстреле Колчака присутствовал большевик Федор Гусаров, работавший врачом в Знаменском госпитале.

С его слов, врач был нужен для того, чтобы зафиксировать смерть Колчака после расстрела. Странная попытка убеждения, особенно с учетом того, что тело Верховного Правителя решено было спустить на дно Ангары, для чего была специально вырублена прорубь.

По версии писателя Валерия Привалихина, врач должен был обезобразить кислотой тела убитых, чтобы их невозможно было опознать. Подобным образом поступили и с царской семьей, правда, лишь спустя некоторое время, теперь же чекисты действовали наверняка.

Вот почему имя врача Федора Гусарова не фигурировало в воспоминаниях, присутствовавших при расстреле чекистов.

Источник: https://cyrillitsa.ru/past/93618-admiral-kolchak-kakie-voprosy-ostalis.html

Какой звезде перед своим расстрелом пел адмирал Колчак?

В этот день большевиками и их союзниками эсерами был расстрелян великий россиянин — полярный исследователь, конструктор, герой трех войн, командующий российским Черноморским флотом и последняя реальная возможность России сохранить в целостности свою государственность.

После 1917 года во время «красного террора» под разными предлогами, а то и без них были убиты тысячи «врагов нового порядка». Тогда почему событие 7-го февраля 1920 года имеет такой исторический вес и значение?

Читайте также:  Почему греческая церковь из крестного хода делает событие

Тем утром расстреляли не только Великого Адмирала, но и надежду России на законность и благосостояние. На мир и добро в её границах. Такой и была цель убийства.

Александр Васильевич Колчак был сыном героя обороны Севастополя 1854−55, который чудом избежал смерти, получив тяжелейшее ранение при защите Каменной башни на Малаховом кургане. Такая родословная обязывает — и сын героя становится офицером флота.

В возрасте 25 лет публикует серьёзную научную статью, а годом позже отправляется в полярную экспедицию, в результате которой становится членом РИГО (Российского императорского географического общества).

В 1904 году становится командиром военного корабля «Сердитый».

О героической доблести Колчака на Русско-японской войне говорили даже сами японцы. Уже после сдачи Порт-Артура (5.01.1905) Колчак со своей батарей продолжал отстреливаться и только раненым был захвачен в плен.

Японцы, чтобы показать свое уважение к его храбрости, построили две шеренги самураев и пронесли через них героя на носилках. Может быть, именно в японском плену Колчак встретил одного из героев Цусимы — мичмана Волковицкого (о нем писал А. С.

Новиков-Прибой: «Первое — не сдаваться!»), которому через 35 лет вместе с немногочисленными офицерами удастся избежать катынской трагедии весной 1940 года.

Но Колчака занимали не только военные дела и заботы. Он проектировал ледоколы и опубликовал научную статью по гляциологии — «Лёд Карского и Сибирского морей».

Во время Первой мировой войны Колчак делает ошеломляющую карьеру — в 40 лет становится контр-адмиралом и командующим Чepномоpcким флотом.

После февральской революции 1917 Керенский отстраняет адмирала от командования Черноморским флотом и направляет с миссией в Aмерику.

Злополучны те нации, над которыми начальниками становятся фигуры, подобные Керенскому («А из всех социалистов больше всего ненавижу Александра Федоровича Керенского», — М. A. Булгаков, «Белая Гвардия»).

Отъезд Колчакa из Крыма имел неотвратимые последствия для России — поcлe большевистского Октябрьскогo переворотa и разгона Учредительного собрания на юге России формируется центр сопротивления власти Советов. Но самым большим минусом «белого движения» становится недостаток авторитета из-за отсутствия в его рядах бесспорного лидера.

Лучший из всех возможных кандидатов на эту роль, А. В. Колчак, в это время находится в далёкой Америке.

Оттуда добирается до Омска, где ему предлагают пост военного министра в тамошнем правительстве — Директории.

Но поскольку Директория больше занималась банкетами и митингами, чем реальной работой и организацией борьбы, возмущенные этим обстоятельством офицеры призывают Колчака стать диктатором.

А. В. Колчак принял это предложение и 20.11.1918 г.

, обращаясь к населению, заявил: «Приняв крест этой власти в исключительно трудных условиях гражданской войны и полного расстройства государственной жизни, объявляю, что не пойду ни по пути реакции, ни по гибельному пути партийности».

Поcлe прихода к власти Колчак предпринимает ряд мер, которые должны привести к коренному перелому в войне с большевиками. И успехи не заставили себя долго ждать. Вскоре был завоеван весь Урал, взяты Уфа, Eкатеринбург, Пeрмь. Белые армии подошли к Казани и Самаре.

К сожалению, ошибки в организации и подборе командиров, всеобщее воровство и казнокрадство, чрезмерная жестокость по отношению к гражданскому населению быстро перевела первые успехи в плавную полосу военных пopaжeний. Западные союзники, обещавшие неограниченную помощь военными поставками, не сдержали своего слова. Армия начала отступать к востоку.

Только после того, как началось отступление Восточного фронта, Дeникин в Крыму и Юденич на Северо-западе признали над coбой верховенство Aдмиpaлa. Но момент был упущен. В июне 1919, уже после первыx поражений, Колчак отбросил предложение маршала Маннeргeйма oб организации финского наступления на Петроград. Для большого патриота возможность взятия столицы иностранной армией была невыносима.

Но у непрерывно оттесняемого к востоку адмиpaлa был обоюдоострый меч — российский золотой запас. Входящий в состав армии Колчака нe иcпoльзуемый на фронте Чexocлoвацкий кopпyc прельстился на это золото.

В обмен за право безопасного возвращения домой (с соответствующими «сувенирами» из того же сокровища!) 15.01.1920 его представители вероломно арестовали и вместе с большей частью золотого запаса выдали своего Глaвнокомандyющeгo большевикам.

Этот позор одобрил главнокомандующий союзных войск (Антанты) в Сибири и на Дальнем Востоке — М. Жaнен, имевший личнyю обидy на A.B. Koлчaка.

Ранним утром 7 февраля 1920 перед самым рассветом поcлe двухнедельного допроса Александр Bасильевич Колчак и премьер-министр его правительства Виктор Николаевич Пепеляев были убиты выстрелами в затылок, а их тела — брошены в прорубь реки Ушаковка…

Отвечая же на вопрос, поставленный в заголовке статьи, ссылаюсь на свидетельство некого Солуянова, участника расстрела Александра Васильевича, который рассказывал много лет спустя в Иркутске, что перед смертью адмирал Колчак долго смотрел на Полярную звезду. И тихо пел свой любимый романс «Гори, гори, моя звезда…»

Источник: https://ShkolaZhizni.ru/biographies/articles/63934/

Александр Колчак: трагическая судьба адмирала

Он был полярным исследователем, адмиралом и верховным правителем России. Призванный возглавить белое дело, он мог стать новым Бонапартом, но так и не добрался до Москвы.

На службе Англии

С самого начала Гражданской войны Колчак сделал ставку на англичан. Еще в июне 1917 года в составе военно-морской миссии он оказался в Лондоне и завел знакомства в военном ведомстве. Об Октябрьской революции Колчак узнал в Японии и через английского посла в Токио обратился к английскому правительству с просьбой принять его на службу. Англичане предложение Колчака приняли и направили боевого адмирала на сухопутный Месопотамский фронт. Было ли это издевательством со стороны англичан или легендой прикрытия не суть важно, поскольку до театра боевых действий Колчак так и не добрался. На полпути его развернули и отправили в Китай, а потом во Владивосток и далее в Омск, где он стал Верховным Правителем. С самого Владивостока адмирала сопровождал батальон английского Миддлсекского полка, который служил адмиралу Колчаку в качестве преторианской стражи. Однако власть Верховного Правителя не продержалась и года. После военных успехов большевиков в ноябре 1919 года премьер-министр Великобритании Ллойд Джордж, выступая в парламенте, призвал торговать, а не воевать с советской властью. По мнению британского премьера, белые восстановили против себя население, а большевики стали демократичнее и пользуются поддержкой народа. Что на практике означало прекращение военных поставок белому движению.

Мы пойдем на север

По наводке англичан армия Колчака весной 1919 года начала пробиваться на север, чтобы соединиться с высадившимися там английскими и американскими войсками.

Это им даже удалось, однако наступление в малонаселенных районах не имело большого смысла, да к тому же и союзники к тому времени подостыли и напуганные массовыми забастовками рабочих в Англии вывели свои войска.

Гораздо перспективней было бы пробиваться на юг к Деникину, объединение с которым доставило бы красным массу проблем. В итоге красные перешли в контрнаступление и белым пришлось оставить Омск.

Страсть к высоким технологиям

После отступления из Омска стала ощущаться очень слабая координация действий Белого движения не только в международном но и во всероссийском масштабе.

Если и в Омске телеграфное агентство функционировало с перебоями, то наладить бесперебойную связь в Иркутске, куда переехало правительство Колчака, с главными российскими посольствами, с Архангельском, Ростовом-на-Дону и Ревелем было довольно затруднительно.

Несмотря на это Колчак подписал указ о создании Верховного Совещания, который предусматривал управление страной из поездов при помощи совещаний по телеграфу.

Однако структура управления оказалась неработоспособной по сугубо техническим причинам — министры заседали в Иркутске, штаб командующего фронтом был в Новониколаевске (Новосибирске), а поезд верховного правителя Колчака двигался по дороге к Красноярску. Плохая координация действий приблизила трагическую развязку.

Золотой запас

Еще одним камнем, утянувшим на дно адмирала Колчака, стал захваченный в Казани золотой запас Российской Империи. Доставленному в Омск золоту Колчак так и не смог найти достойного применения, часть его ушла на закупку вооружения и обмундирования, но поставки не были полностью выполнены.

За царским золотом развернулась настоящая охота, на золотой эшелон отступавшего адмирала неоднократно нападали большевики. Пытались его прибрать к рукам и французы, хотевшие вывезти его за пределы России, но Колчак не отдал.

В итоге оно оказалось в руках у белочехов, которые обменяли его большевикам на гарантии беспрепятственной эвакуации из России.

Предательство

В конце 1919 года колчаковский фронт трещал по швам, большевики стремительно наступали. Остатки армии Колчака отступали на восток по железной дороге — из Омска в Иркутск ехал вагон верховного правителя и золотой запас Российской империи, захваченный в боях у большевиков. На восток спешил и мятежный Чехословацкий корпус, который союзники хотели использовать для борьбы с большевиками. Чехи были грозной силой, но воевать за чужие интересы они уже не хотели, а мечтали поскорее убраться из России, вывезя при этом награбленное. Для его вывоза они прихватили весь свободный подвижной состав, при этом остатки колчаковских частей не успели эвакуироваться и были разбиты красными. В конце декабря в Иркутске вспыхнуло восстание — его подготовил иркутский Политцентр, состоявший из эсеров и меньшевиков. Продвижение на восток было остановлено, вагон Колчака застрял в Нижнеудинске, тогда чехи в обмен на беспрепятственный проезд решили выдать адмирала и золотой запас восставшим. Умыл руки и французский генерал Жанен, обещавший Колчаку неприкосновенность, но не сдержавший своего слова.

Два ультиматума

15 января Колчак был передан чехами иркутскому Политцентру и помещен в губернскую тюрьму. Через 6 дней власть в городе снова сменилась — Политцентр передал свои полномочия большевикам. Тем временем остатки армии Колчака под руководством генерала Каппеля двигались к Иркутску на выручку адмиралу.

Каппелевцы были едва ли не самым боеспособным подразделением Белой армии, но к несчастью генерал Каппель при переправе через реку Кан провалился вместе с конем в прорубь, отморозил ноги и 26 января скончался. Тем не менее сменивший его генерал Войцеховский принял решение брать Иркутск штурмом.

Командующий советскими войсками Зверев предложил Войцеховскому сдаться, тот выставил встречный ультиматум — освободить Колчака и арестованных с ним лиц, предоставить фураж и выплатить 200 млн рублей контрибуции, обещая тогда обойти Иркутск стороной.

Храбрость каппелевцев несомненно приблизила трагическую развязку, опасаясь освобождения Колчака, большевики приняли решение его убрать.

Директива Ильича

С Колчаком поступили примерно так же, как и с Царской семьей. Инициатива расправы с адмиралом с виду исходила с низу, хотя, на самом деле, не обошлось и без участия Москвы.

6 февраля иркутский Военно-революционный комитет постановил: бывшего верховного правителя — адмирала Колчака и бывшего председателя совета министров — Пепеляева — расстрелять.

Однако сохранилась и шифротелеграмма Ленина в штаб Сибревкома: «Не распространяйте никаких вестей о Колчаке, не печатайте ровно ничего, а после занятия нами Иркутска пришлите строго официальную телеграмму с разъяснением, что местные власти до нашего прихода поступали так и так под влиянием угрозы Каппеля и опасности белогвардейских заговоров в Иркутске. Беретесь ли сделать архинадежно?» По всей видимости, эта телеграмма и была смертным приговором — в Иркутске намек Ленина поняли.

Попытка самоубийства

Перед расстрелом у Колчака был шанс избежать смерти от рук чекистов. Главный иркутский чекист Чудновский вспоминал, что перед смертью часовой увидел, как Колчак достал из кармана носовой платок, его забрали — в одном из углов его было завязано что-то твердое.

Чудновский развязал узел и обнаружил в нем маленький капсюль с какой-то белой начинкой — это был яд, которым, по всей видимости, Колчак хотел воспользоваться перед смертью.

В эмиграции эту историю рассказывали по-другому: якобы адмирал по прибытии в Иркутск, зная, что будет убит, снял перстень, в котором был заделан яд и бросил его, желая чашу страдания испить до дна.

Расстрел

В ночь на 7 января в камеру верховный правителя зашел Чудновский с конвоем, зачитал ему приказ о расстреле, на него надели наручники. «Значит, суда не будет?» — то ли спросил, то ли констатировал Колчак и попросил разрешения повидаться со своей возлюбленной Анной Тимиревой, последовавшей за ним добровольно в тюрьму, ему грубо отказали. Затем его вместе с Пепеляевым вывели из тюрьмы на берег Ангары, возле впадения в нее Ушаковки у Знаменского монастыря, расстрельная команда сделала несколько залпов, после чего тела убитых были сброшены в прорубь — было 5 часов утра. На следующий день на 12 часов дня Войцеховским был назначен штурм Иркутска, узнав о гибели адмирала и получив требование чехов не занимать Глазковского предместья, иначе они выступят на стороне красных, он ушел в Забайкалье к атаману Семенову. Тело адмирала так и не нашли, ходили, правда, слухи, что по весне его выловили то ли казаки, то ли зажиточные крестьяне и похоронили на территории Знаменского монастыря, но это всего лишь легенда.

Таинственный доктор

В 1954 году бывший председатель Иркутского ревкома Ширямов рассказал, что при расстреле Колчака присутствовал большевик Федор Гусаров, работавший врачом в Знаменском госпитале. С его слов, врач был нужен для того, чтобы зафиксировать смерть Колчака после расстрела.

Странная попытка убеждения, особенно с учетом того, что тело верховного правителя решено было спустить на дно Ангары, для чего была специально вырублена прорубь. По версии писателя Валерия Привалихина, врач должен был обезобразить кислотой тела убитых, чтобы их невозможно было опознать.

Подобным образом поступили и с царской семьей, правда, лишь спустя некоторое время, теперь же чекисты действовали наверняка. Вот почему имя врача Федора Гусарова не фигурировало в воспоминаниях, присутствовавших при расстреле чекистов.

Источник: https://news.rambler.ru/other/37968301-aleksandr-kolchak-tragicheskaya-sudba-admirala/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector