Александр дутов: что случилось с трупом белого генерала

Александр Дутов: что случилось с трупом белого генерала

От Редакции: Конечно, все то, что сделали большевики с трупом генерала Корнилова — это мерзость перед Богом! Однако не будем забывать, что именно он (наряду с Алексеевым, Рузским, Брусиловым и другими генералами-масонами) предали последнего Русского Государя-мученика — св. Николая Александровича! Более того, именно Корнилов по приказу т.н. Временного правительства арестовывал… Царскую семью — свв. Царицу и детей Государя в Царском Селе! Так что, в определенном смысле, это посмертное возмездие было неслучайно попущено Богом! 

Вот как описывает этот арест один из очевидцев С. В. Марков : «Государыня была одна со Своими несчастными Страдальцами… Болезнь Их Высочеств действовала на нас угнетающе и, безусловно, вносила в наши ряды замешательство… Дворец обратился в лазарет!.. 
Государыня спокойно обошла все роты, разговаривала с солдатами и здоровалась с офицерами.

Она поразила всех нас Своим хладнокровием и, действительно, царственным величием. Бледная, как полотно, с впавшими от безсонных ночей глазами, Она тихим, спокойным голосом говорила с нами, совершенно не обращая внимания на безпорядочную стрельбу, доносившуюся из города и смешивавшуюся с дикими криками и пьяными воплями солдатских толп, бродивших по соседним улицам.

 
В момент, когда Корнилов с Гучковым вошли в гостиную, из противоположной двери вошла в нее Государыня.

В эти безумно тяжелые минуты Она не потеряла Своего Царственного достоинства, Она осталась тем, чем была всю жизнь! Настоящей Русской Царицей! Твердыми шагами Она подошла в Корнилову и, не подавая руки, спросила: 
— Что вам от меня нужно, генерал? 
Мне было больно и противно смотреть на этих жалких себялюбцев и изменников… 
Корнилов инстинктивно, под пристальным взглядом Императрицы, вытянулся в струнку, и до меня донеслись слова, произнесенные хриплым, прерывающимся голосом: 
— Мне очень тяжело и неприятно Вам докладывать… Вам не известно, что происходит в Петрограде… Для Вашей же безопасности я должен Вас… — тут он запнулся, будто ему не хватило воздуха. 
Государыня прервала его, и Ее спокойный, твердый голос металлически резко разнесся по гостиной: 
— Мне все очень хорошо известно! Вы приехали Меня арестовать?! 
Корнилов еще более растерялся и мог только произнести: 
— Так точно! 
— Больше ничего?! — спросила Царица. 
— Ничего! — пробормотал Корнилов. 
Государыня еще раз пристально посмотрела на него и, не подавая руки, медленно повернулась и той же твердой, величественной, царственной походкой удалилась на Свою половину… 
Когда пришли революционные стражники, чтобы заменить нас, почетную охрану Дворца, батальон как один человек отказался впустить их за решетку Дворца и вместо ответа выкатил пулеметы… Еще минута, и было бы жарко. Но Царица попросила к Себе полковника Лазарева. Она не приказывала, Она просила, как мать, подумать о больных Детях… Просила преклониться перед судьбой… 
— Не повторяйте кошмара французской революции, защищая мраморную лестницу Дворца!.. 
Это были Ее подлинные слова… Государыня не хотела, чтобы из-за Нее проливалась кровь Ее верных людей!… Пришлось преклониться перед последним приказом-желанием Императрицы!»

* * *

Лавр Георгиевич Корнилов был убит 31 марта при штурме Екатеринодара неожиданно залетевшей во двор дома гранатой. В ночь на 2 апреля гроб с его телом был тайно захоронен в немецкой колонии Гначбау.
Александр Дутов: что случилось с трупом белого генерала
Но на следующий день Гначбау заняли большевики, которые первым делом бросились искать якобы «зарытые кадетами кассы и драгоценности». Во время этих розысков были обнаружены свежие могилы, которые были раскопаны по приказу советского командующего Сорокина. Увидев на одном из трупов погоны полного генерала, красные решили, что это и есть тело генерала Корнилова, после чего тело бывшего Верховного Главнокомандующего Русской армии, накрытое брезентом, было отвезено в Екатеринодар.
Сорокин и Золотарев распорядились сделать фотографии тела погибшего генерала. После фотографирования останков Сорокин и Золотарев приказали сорвать с тела китель и принялись при помощи своих ординарцев вешать тело на дереве и наносить по нему удары шашками.

Генерал Деникин цитирует в «Очерках Русской Смуты» материалы Особой следственной комиссии по расследованию злодеяний большевиков: 

«Отдельные увещания из толпы не тревожить умершего человека, ставшего уже безвредным, не помогали. Настроение большевицкой толпы повышалось. Через некоторое время красноармейцы вывезли на своих руках повозку на улицу. С повозки тело было сброшено на панель. Один из представителей советской власти, Золотарев, появился пьяный на балконе и, едва держась на ногах, стал хвастаться перед толпой, что это его отряд привез тело Корнилова, но в то же время Сорокин оспаривал у Золотарева честь привоза Корнилова, утверждая, что труп привезен не отрядом Золотарева, а темрюкцами.
Появились фотографы, и с покойника были сделаны снимки, после чего тут же проявленные карточки стали бойко ходить по рукам. С трупа была сорвана последняя рубашка, которая рвалась на части, и обрывки разбрасывались кругом. «Тащи на балкон, покажи с балкона», — кричали в толпе, но тут же слышались возгласы: «Не надо на балкон, зачем пачкать балкон. Повесить на дереве». Несколько человек оказались уже на дереве и стали поднимать труп. «Тетя, да он совсем голый», — с ужасом заметил какой-то мальчик стоявшей рядом с ним женщине. Но тут же веревка оборвалась, и тело упало на мостовую. Толпа всё прибывала, волновалась и шумела. После речи с балкона стали кричать, что труп надо разорвать на клочки… Наконец отдан был приказ увезти труп за город и сжечь его… Труп был уже неузнаваем: он представлял из себя бесформенную массу, обезображенную ударами шашек, бросанием на землю…»
По дороге на городские бойни глумление продолжалось: к трупу подбегали отдельные лица из толпы, вскакивали на повозку, наносили удары шашкой, бросали камнями и землей, плевали в лицо. При этом воздух оглашался грубой бранью и пением хулиганских песен.

По прибытии на городские бойни тело сняли с повозки и, в присутствии высших представителей большевистской власти, прибывших к месту зрелища на автомобилях, стали жечь, обложив предварительно соломой.

Когда огонь уже начал охватывать обезображенный труп, подбежали солдаты и стали штыками колоть тело в живот, потом подложили ещё соломы и опять жгли. В течение одного дня не удалось окончить этой работы: на следующий день большевики продолжали жечь останки генерала, жгли и растаптывали ногами.

Позже собранный пепел был развеян по ветру. Посмотреть на это зрелище собрались из Екатеринодара все высшие командиры и комиссары, бывшие в городе.

Через несколько дней большевистские власти устроили «похороны Корнилова»: по городу прошествовала шутовская процессия ряженых в сопровождении толпы народа. Городские жители по этому поводу были обложены «контрибуцией на помин души»: останавливаясь у подъездов, ряженые звонили и требовали у людей денег «на помин души Корнилова».
О бесчеловечных, отвратительных глумлениях большевиков над телом Корнилова в Добровольческой армии известно не было. После взятия через 4 месяца армией генерала Деникина Екатеринодара 6 августа 1918 г. было назначено торжественное перезахоронение генерала Корнилова в усыпальнице кафедрального собора. В его разрытой могиле был обнаружен лишь кусок соснового гроба. Проведённое расследование акта издевательства над телом Лавра Георгиевича потрясло его семью. Таисия Владимировна, надеявшаяся увидеть супруга, пусть и мёртвым, в последний раз, обвинила генералов Алексеева и Деникина в том, что тело её мужа не было вывезено вместе с армией – настолько велико было её горе. На верхнем изображении: Фотография изуродованного тела Л. Г. Корнилова с дарственной надписью: «На память американскому товарищу Акселю Гану», подаренная ему командующим красной Кавказской Армией Чистовым. Александр Дутов: что случилось с трупом белого генерала Александр Дутов: что случилось с трупом белого генерала Александр Дутов: что случилось с трупом белого генерала Александр Дутов: что случилось с трупом белого генерала Александр Дутов: что случилось с трупом белого генерала Александр Дутов: что случилось с трупом белого генерала Александр Дутов: что случилось с трупом белого генерала Александр Дутов: что случилось с трупом белого генерала


Источник: http://monomah.org/archives/13378

Атаман Дутов – жертва №1 чекистских спецопераций за рубежом

Есть много версий, как это произошло.

В разное время убийцами атамана генерал-лейтенанта Александра Дутова называли то кого-то из белогвардейцев, то кого-то из красных, под подозрение попал даже его личный адъютант.

Хотя с самого начала главными подозреваемыми были чекисты — позже они признали свою ответственность за убийство Дутова, видимо, справедливо рассудив, что не стоит стесняться успехов.

6 февраля 1921 г. около 18 часов Дутов был смертельно ранен чекистскими агентами в своем доме в Суйдуне (Китай, недалеко от границы с Россией). На следующий день в 7 часов утра вождь оренбургских казаков скончался от потери крови. Преступники ушли. Это то, что точно известно об обстоятельствах смерти атамана, остальные сведения в источниках разнятся.

Александр Дутов: что случилось с трупом белого генерала

Убийство в Суйдуне открыло длинную череду тайных спецопераций советских спецслужб за рубежом, в ходе которых врагов советской власти подкупали или заманивали в Россию (как генерала Слащова), «ликвидировали» (как Л. Троцкого или С. Бандеру) и похищали (как генералов А. Кутепова и Е.Миллера или В.Шульгина).

Дутов стал первой жертвой, так как был, с одной стороны, довольно опасен, а с другой — до него оказалось легче добраться. Атаман пренебрегал своей безопасностью, зная, как близка граница. Незадолго до гибели Дутов говорил: «Если суждено быть убитым, то никакие караулы не помогут».

Его легкомысленность сыграла чекистам на руку.

Александр Дутов: что случилось с трупом белого генерала А. И. Дутов. (kaminec.livejournal.com)

«Батька-атаман»: один из самых популярных белых вождей

Почему ЧК вообще понадобилось ликвидировать белогвардейского казачьего вождя, силы которого, как и войска почти всех белых, уже были к 1921 г. выдавлены за пределы РСФСР?

Дутова на историческую сцену вынесла революционная пучина: полковой казачий командир уже весной 1917 г. начал заниматься политикой, поддержав Февраль и борясь за казачьи интересы. Человеком он был энергичным и трудолюбивым, в меру тщеславным и лукавым, увлекающимся, но в то же время не самым выдающимся военным организатором и точно не самым дальновидным политиком.

Дутов, как и большинство вождей гражданской войны, оказался в роли, требовавшей большей ответственности и подготовки, чем у них были. Дворянин, патриот, выходец из военной казачье элиты, Дутов тем не менее благодаря личной храбрости, военным заслугам и заботе о подчиненных снискал себе большую популярность и осенью 1917 г.

 стал войсковым атаманом Оренбургского казачьего войска.

Конечно, с большевиками человеку его происхождения и опыта было не по пути. Он стремился водворить в стране порядок.

«Большевики, — говорил атаман, — грязными руками сдергивают с тебя [Россия] последние ценности, … у одра твоего звенят немецкие марки!» Дутов открыто не принял Ленина одним из первых — он воевал с красными с 8 ноября (26 октября) 1917 г. и до своей гибели. В ноябре 1918 г.

 атаман признал власть адмирала Колчака, его оренбуржцы прошли с верховным правителем России все победы и поражения. В конце 1919 г. Дутов был разбит и с остатками своих войск (всего несколько сотен человек) укрылся в Китае.

Александр Дутов: что случилось с трупом белого генерала Дутов с Колчаком, Троицк, 1919 г. (wikimedia.com)

Но прекращать борьбу атаман не собирался: «Я выйду умирать на русскую землю и обратно в Китай не вернусь!» Харизматичный Дутов немедленно стал призывать под свои знамена отступивших в Китай белых, чтобы вернуться в Россию и продолжить войну.

Атаман успешно создавал подпольную сеть агентов в Оренбурге, Омске, Семипалатинске, Тюмени и др. По данным ЧК (в разы преувеличенным), в январе 1921 г. Дутов готов был мобилизовать 5−6 тыс. опытных воинов для похода и собирался вскоре его начать.

Это и сделало атамана целью ЧК.

Ликвидация «врага народа»

Историк А. В. Ганин исследовал подробности биографии Дутова и историю его гибели. В самых общих чертах, спецоперация была проведена следующим образом.

Так как Дутова сложно было выкрасть и предать пролетарскому суду (как хотелось бы), представители ВЧК в Туркестане приняли решение о его ликвидации. Для обезвреживания Дутова были завербованы местные красногвардейцы.

Главным исполнителем стал Касымхан Чанышев, татарин из зажиточного ханского рода, который по своему статусу должен был скорее симпатизировать белым. Он жил в Джанкерте, имел родню в Китае, часто переходил границу и идеально подходил на роль агента для внедрения в окружение Дутова.

Чанышев связался с атаманом, представившись врагом коммунизма, готовым по сигналу поднять в Джанкерте восстание, свергнуть красных и присоединиться к Дутову. Не сразу, но атаман поверил.

В ликвидации Дутова принимали непосредственное участие также Махмуд Ходжамиаров (играл роль связного Чанышева и передавал атаману его «донесения») и некий Байсмаков — всего минимум трое. Вечером в день убийства они прибыли в дом Дутова якобы с важными вестями.

Тот разрешил им войти, и когда они сблизились, убийцы открыли огонь из револьверов. Дутов был ранен в руку и печень (смертельно), на месте были убиты два его часовых. Проведя ночь в страшных муках, атаман скончался.

В суматохе, начавшейся после стрельбы, убийцы сумели скрыться.

Спустя 2−3 дня после похорон могилу Дутова ночью разрыли, труп был вытащен, обезглавлен и оставлен. Как полагали белые, это сделали убийцы, чтобы принеся голову, доказать ЧК, что миссия выполнена, и освободить свои семьи, взятые чекистами в заложники. Совершив надругательство над могилой Дутова, убийцы вернулись в Джаркент.

Основной смысл операции по ликвидации атамана был реализован. «Нет человека — нет проблемы»: после убийства Дутова возглавляемые им силы в Западном Китае некому было мобилизовать, и поход дутовцев в Россию не состоялся. К несчастью для белых, впоследствии чекистские операции по ликвидации наиболее опасных белогвардейцев в эмиграции еще не раз приводили к тому же результату.

Время возмездия: судьба киллеров

Падение белогвардейцев и торжество советской власти убийцам Дутова счастья не принесли. Главный исполнитель — Чанышев — погиб в 1932 г. Его арестовали в городе Ош по подозрению в казнокрадстве и убили «при попытке побега». М.

Ходжамиаров трижды подвергался покушению, а в 1937 г. его жена и дочь были зарублены топорами в своем доме (историк А. В. Ганин допускает, что это мог быть акт мести кого-то из дутовцев).

Сам Ходжамиаров был расстрелян год спустя как «английский шпион»; его единственный сын погиб во время Великой Отечественной войны.

Еще один участник операции в Суйдуне — Г. У. Ушурбакиев — был также расстрелян в 1938 г. как шпион (японский). Лишь один чекист, участвовавший в ликвидации Дутова на вторых ролях, пережил 1930−1940-е гг. и умер своей смертью в 1968 г. Казаки могли и не мстить за любимого атамана — за них это делала сама история, пожелавшая, чтобы в Гражданской войне в России подлинных победителей не было.

Родственники и дети Дутова остались в Советской России. Тщательно скрывая свою связь с атаманом, они спаслись от преследований.

Источник: https://diletant.media/articles/45269685/

1918 год (Из воспоминаний обывателя)

В январе 1918 г. (95 лет назад) в Верхнеуральске появляется атаман ОКВ А.И. Дутов. Временно город становится столицей Оренбургского казачества.

Гражданское противостояние усиливается, а позднее перерастает уже в гражданскую войну.

Предлагаем вашему вниманию фрагмент воспоминаний верхнеуральца Михаила Петровича Полосина, городского врача, председателя городской Думы (сына П.С.Полосина, бывшего до 1917 года городским головою). М. П. Полосин

В начале 1918-го года судьба столкнула меня с атаманом Дутовым. Первый выборный Войсковой Атаман Оренбургского казачьего войска Александр Ильич Дутов родился в семье казачьего офицера.

Читайте также:  Ярослав мудрый: кто украл мощи великого киевского князя

По окончании кадетского корпуса, затем военного училища казачьим офицером поступил в Академию Генерального Штаба, которую окончил по второму разряду, и потом был преподавателем юнкерского училища в Оренбурге.

Во время мировой войны он был контужен в голову, причем некоторое время не владел речью и правой половиной тела. Все это скоро прошло. Революция застала его на фронте в качестве командира шефского Наследника Цесаревича 1-го Оренбургского казачьего полка.

Выбранный делегатом с фронта на общеказачий съезд в Петербург, Дутов быстро там выдвигается и становится потом председателем общеказачьего союза.

Позднее он был выбран членом Учредительного Собрания. Во время корниловского мятежа Дутов занимает выжидательное положение. После подавления мятежа арестовывается Керенским, но вскоре же им освобождается. Ко времени большевицкого переворота он, уже выбранный Атаман Оренбургских казаков, печатно заявляет, что большевицкой власти не признает, и успевает уехать в Оренбург.

Вскоре по приезде его в Оренбург там составляется казачье правительство, не признающее власти большевиков. Отрезанное большевиками от остальной России в Оренбурге, оно печатает свои деньги, так называемые «дутовки». Завязывается вооруженная борьба с большевиками, которая идет с переменным успехом до конца 1917-го года.

Наконец, большевики посылают на Оренбург матросские части, казаки бросают борьбу и бегут с фронта… Дутов остается в Оренбурге до последнего момента и уезжает на рысаке, взятом комендантом станции Оренбург, поручиком Гончаренко, на улице, причем владелец и кучер были высажены на мостовую.

На этом рысаке Дутов, взявший с собой чемодан и булаву войскового атамана, едет с Гончаренко до станицы, находящейся в 30-ти верстах от Оренбурга. Там встречаются с ними еще шесть человек молодых офицеров. Под охраной этих семи человек Дутов едет в Верхне-Уральск, где должен собраться Войсковой Круг Оренбургского казачьего войска.

Большевики повсюду разослали телеграммы о награде за поимку Дутова. Мне рассказывали потом провожатые Дутова, как в одной из станиц им не дали лошадей и хотели задержать Дутова. Однако Дутов не растерялся и заявил, что он согласен на задержание его и провожатых и не будет сопротивляться, но для этого должно быть постановление станичного схода. Собрался сход.

Дутов сказал казакам такую трогательную речь, что они плача просили прощения у своего атамана за то, что хотели продать его большевикам. Главный же зачинщик попытки ареста Дутова вез потом его на своих лошадях.

Оратором Дутов, действительно, был прекрасным и всегда хорошо знал психологию своих слушателей. В этом я убедился, бывая и слушая Дутова на Казачьем Круге.

Круг был по своему составу очень разношерстный, настроенный против Дутова и против борьбы с большевиками, однако кончился тем, что Дутов снова был выбран атаманом абсолютным большинством — против одного голоса старика Каширина, отца небезызвестных потом большевиков, офицеров Кашириных.

Меня познакомили с Дутовым в кулуарах съезда. Я увидел перед собой небольшого, полного, сутулого человека, в желтом овчинном полушубке, заросшего давно не бритой бородой, половина которой на контуженной стороне была совершенно седая. Волосы на голове, стриженные ранее под машинку, отросли и были с проседью. Кисть правой руки намазана йодом и висит на черной повязке.

Мне сказали, что с ним на съезде был обморок, при известии, что его жена и дети убиты большевиками в Оренбурге, и после этого у него отнялась рука. (Известие это, как потом оказалось, не было правильным). Глаза у него голубые, большие, были очень красивы и поразили меня тогда своим грустным выражением.

Я как врач поинтересовался состоянием его руки, на что услышал приветливое:

— О, нет. Это ничего. При нервных потрясениях это со мной случается, а потом быстро проходит. А вы видите, какое время мы все переживаем…

Несколько дней эта рука еще фигурировала на съезде на черной повязке, потом повязка исчезла.

Речи Дутов произносил громко, складно и дельно. Во время речи он смотрел через головы слушателей, на противоположную стену. Голова его сутулилась, и поднятые вверх глаза останавливали на себе внимание слушателей. Седая борода и голова импонировали аудитории, состав которой был, главным образом, из стариков.

Через несколько дней съезд кончился, и в последний день произошла разительная перемена. Дутов явился на съезд в изящном штатском костюме, выбритый и гладко остриженный. Румяные щеки его пылали здоровьем, и на вид ему нельзя было дать более 35-ти лет. В то время ему было года 42-43, но с бородой он выглядел лет на 50.

Дутов не забыл порисоваться штатским костюмом, объяснив его тем, что ему приходится переодеваться, так как простые люди кидаются в сторону, когда он идет с булавой по улице в сопровождении своей охраны, и высказал надежду, что скоро, вероятно, ему не придется переодеваться и маскироваться, и жизнь, особенно казачья, быстро наладится.

(Вероятно, это обстоятельство послужило позднее к рассказам о нем, как оборотне).

При громких аплодисментах и криках «ура» он покинул трибуну.

Александр Дутов: что случилось с трупом белого генерала

Я в это время увлекался возможностью еще борьбы с большевиками и, помня довольно твердое настроение съезда, разделял его надежды на хорошее будущее.

Сам Дутов после оренбургского поражения меньше доверял казакам, но и он, конечно, искренне верил в возможность новой борьбы с большевиками.

В организованность большевиков он не верил, говорил, что достаточно было бы одного надежного полка, чтобы взять Москву.

У правительства не было денег. Касса Верхне-Уральского казначейства была пуста, т. к. она не получала уже несколько месяцев поддержки из центров. Нужно было достать денег. По просьбе Дутова за это взялся я.

В качестве председателя городской Думы мне удалось добиться постановления ее об обложении местных богатых людей. Дело шло о сравнительно пустячной цифре — тысяч в сто только.

И, конечно, наши толстосумы оказались на верху своего гражданского долга: удалось собрать только тысяч 18 всего, внесенных добровольно. Делать нечего: поехал убеждать их я сам.

Приезжаю к одному, говорю:

— Дорогой мой! Вы же понимаете, что Дутов нашу же с вами шкуру защищает! Вот на вас наложено всего пять тысяч, внесите их полностью!

— С нашим удовольствием! — отвечает. — Да нет их у меня! Ей-Богу, нету! Все деньги в товаре, а в казначействе взять нечего! Вот 800 рубликов пожалуйте, получите, это все, что у меня есть!

Поверил я, взял 800 рублей, — не может же врать, думаю, такой уважаемый человек… Акогда большевики Дутова угнали и посадили этого «уважаемого» в тюрьму, то супруга «уважаемого» внесла за мужа 250 тысяч романовскими рублями и 20 фунтов золотом в слитках наложенной большевиками контрибуции. Но и это не помогло: большевики его расстреляли…

Таким образом, денег у Дутова было мало, и дела шли неважно. Набор казаков, о котором постановил съезд, не мог состояться из-за отсутствия, с одной стороны, средств и оружия, а с другой стороны — правительство с Дутовым определенно не верили казакам и не хотели собирать их на свою голову.

Начали формировать партизанский отряд из офицеров… Дело шло туго. Молодые офицеры поступали в партизаны, а офицеры постарше интриговали против Дутова и старались, снимая погоны, перейти на обывательское положение.

(Большинство из них были потом убиты большевиками)… Дутов никого не принуждал, сидел в Верхне-Уральске и, как мне казалось, ничего не делал. Ходил в клуб, ухаживал за дамами, танцевал, ходил по гостям, играл в карты; пил он немного.

Рассказывал много о себе, сам себя называл исторической личностью, охотно притом ругал Керенского и вообще социалистов, и, несомненно, мечтал о лаврах Наполеона…

Итак, мне казалось, что Дутов ничего не делал. Когда я говорил ему об этом, он отвечал мне:

— Ну, что, по-вашему, надо делать? Отряд формируется, до весны боев никаких не будет! Вы думаете, большевики пойдут сюда, в Верхне-Уральск? Да никогда! Они, дорогой мой, привыкли воевать с комфортом: штаб их в международных вагонах, а солдатня, матросня — в классных. Пойдут они вам сюда, за 150 верст от железной дороги, да еще в такие морозы!..

Мне казалось, что он прав. Но, ездя по своим больным, особенно у простых людей, я поражался каким-то предчувствием их и приготовлением к чему-то серьезному. Не могу не вспомнить тут такой случай.

Приезжаю как-то к одному мужику в слободке, беднейшей части нашего города; вхожу в избу и вижу не совсем обычную картину: открыт подпол, на полу лежит огромная куча земли.

Спрашиваю у хозяйки: что это такое?

— Да, вон, Митрий окоп в подполе копает!

— Какой окоп? Митрий, ну-ка, вылезай, да расскажи, что ты делаешь?

Митрий вылез, сел на край подпола, поздоровался со мной…

— Ну, рассказывай!

— Да чего рассказывать то? Ведь война у нас будет — вот и рою окоп, схоронимся туда с ребятишками!

— Бога ты побойся, с кем же здесь воевать будут?!

— Ох, будут, Петрович, поверь маму слову; придут сюда большане за Дутовым!..

Я посмеялся над Митрием и уехал… А через месяц я сам сидел в подполье, прячась не от пуль, правда, а от большевиков, и вспоминал Митрия с его предсказаниями.

Больше уж я никогда не смеюсь над предугадываниями будущего простыми людьми, и я ни разу не видел, чтобы они ошибались…

Вскоре после моего разговора с Митрием с немецкого фронта пришел 15-ый казачий полк. Полк не пожелал сдать оружие большевикам и шел с западного фронта через Саратов, Уральск, Орск конным порядком. Сражаться с большевиками полк не имел никакого желания и начал расформировываться в станице Карагайской, в 30 верстах от Верхне-Уральска.

Дутов послал туда 10 партизан, чтобы они приняли пулеметы и винтовки от казаков. Молодой командир этих партизан, как и они, офицер, приехал туда пьяный. Часть партизан также была пьяна. Во время передачи оружия этот командир оскорбил или ударил казака. Казак схватился за винтовку и убил его наповал.

Другие казаки также начали стрелять по партизанам, причем был ранен мой знакомый пехотный поручик Д. Брат его, тоже партизан, убил тогда того казака, который ранил брата. Словом, партизаны начали, отстреливаясь, отступать, таща с собой раненого товарища.

И так как все они были замечательные стрелки, то ранили и убили еще человек 15 казаков, и казаки их не преследовали.

Известие это принес телеграф из Карагайской, и я скоро узнал о происшедшем. Еду по улице к больным и вижу Дутова в шинели, с полковничьими погонами, спокойно идущего без охраны, в сопровождении дамы, которой он начал увлекаться в Верхне-Уральске. Я выскочил из саней, подхожу к нему и говорю:

— Александр Ильич, слышали?

— Да как же, слышал! — отвечает совершенно равнодушно. — Такой-то убит, а такой-то ранен; 2 казака убито, и человек 12 их ранено! Однако простите меня: видите, меня ждет дама! — и он лукаво усмехнулся.

— Дама то дамой, а вот вы без охраны ходить стали, это не хорошо!

— Эх, батенька, от судьбы не уйдешь, да и надоела мне эта охрана: никогда не можешь себе принадлежать, а все от тебя шарахаются в сторону!..

Козырнул мне и отправился догонять свою даму. Я слышал от партизан из его охраны, что лично Дутов очень храбрый человек, но легкомыслие его в такой момент меня поразило, и с этого момента у меня началось разочарование в нем как в человеке, который, казалось мне, мог бы стоять во главе антибольшевицкой борьбы.

События между тем развивались… Раненых и убитых в станице Карагайской привезли в город. Были устроены торжественные похороны, причем врагов хоронили в одной братской могиле. Были речи на могиле на тему единения и недоразумения. Приглашенный фотограф снимал эти похороны.

Фотографии этой суждено было сделаться для многих роковой: большевики потом расстреливали участников похорон, ставя им в вину, что они «дутовцы».

Так, ими был расстрелян скромный мещанин, пимокат по профессии  Чепелев, который виноват только тем, что вышел на фотографии в тот момент, когда помог пронести гроб через ворота.

Казаки 15-го полка торопились сдать оружие. Оно, наконец, было привезено в Верхне-Уральск. Теперь у Дутова были патроны и пулеметы. Но, конечно, этого было недостаточно. Бессилие Дутова чувствовалось и в настроении горожан. Богатые начали понемногу уезжать из города, а бедные поднимали голову.

Как-то днем, подъехав к квартире, занимаемой Дутовым, пьяный хулиган начал его ругать, причем разбил окно и уехал. Партизаны, жившие с Дутовым, выскочили на улицу и решили наказать этого хулигана. Одевшись, они отправились с поручиком Гончаренко и увидели нахала, вернувшегося посмотреть на результаты своей выходки.

Окруженный ими, он выскочил из саней и бросился бежать. Горячий поручик Гончаренко выхватил револьвер и выстрелил в него два раза. Вторым выстрелом тот был ранен в зад, однако не упал, а, схватившись за раненое место, продолжал бежать дальше, чем рассмешил партизан, и они не преследовали его, решив, что он достаточно наказан ими.

Эта стрельба днем на улице в праздничный день также производила впечатление бессилия и неорганизованности.

Совет солдатских, рабочих, батрацких и казачьих депутатов, самочинно собравшийся в нашем городе еще до приезда Дутова из разного сброда — двух матросов, приехавших домой из Кронштадта, нескольких дезертиров с фронта и местных хулиганов, видя эту халатность и неорганизованность, на своих публичных собраниях начал громить Дутова.

Читайте также:  Петербургские немцы: почему северная столица была самым «германским» городом россии

Доказав Дутову бессилие этого совета, я просил его не обращать на них внимания. Но на одном из таких публичных собраний присутствовал и поручик Гончаренко. Услышав, как громят Дутова, он взял слово и начал говорить в защиту Атамана. Однако собравшиеся криком и протестами не давали ему говорить. Гончаренко вспылил.

Выхватил из кармана ручную бомбу и закричал:

— Марш отсюда, сволочь, или всех взорву! 

«Сволочь», выломав все двери и окна, разбежалась, оставив его одного.

В ту же ночь партизаны застрелили одного «орателя», а многих из главарей арестовали и пришли доложить об этом Дутову, прося разрешения о расстреле. Я, будучи в гостях вместе с Дутовым, ужасно волновался за судьбу арестованных и просил Дутова их освободить.

— Успокойтесь, Михаил Петрович, — сказал мне Дутов, — пойдемте вместе со мной в управление Отдела.

Придя туда, мы увидели всех этих людей, за кого так болело мое сердце и которые потом расстреляли моего отца и других бывших в нашем городе, и меня самого приговорили к смертной казни. Все они были бледные, с трясущимися губами.

Дутов усмехнулся, глядя на них, и сказал:

— Господа, я вас не трогал и просил бы и меня оставить в покое! Не забывайте, что я выбранный от 250000 оренбургских казаков и творю их волю! Ваших выступлений против себя я не потерплю, предупреждаю вас, сила, как видите, на моей стороне!..

Трясущиеся губы забормотали:

— Помилуйте, ваше высокоблагородие! Да мы разве что?.. Да мы, ей- Богу, ничего! Мы, ведь, здря — болтовня одна, мы народ темный, простите, ваше высокоблагородие!..

— Здесь нет высокоблагородий, — сказал Дутов, — я такой же человек, как и вы, и если вы думаете по-своему, то позвольте и мне думать и делать так, как мне кажется лучше!

— Отпустите их, А. И., вы видите, что эти люди не большевики! — прошу я.

Дутов еще раз усмехнулся и бросил мне:

— Вы так думаете?

— Ручаюсь, А. И.

Дутов распорядился об их освобождении. Все они прошли мимо него с униженными поклонами и скрылись в темноте ночи. На другой день некоторые из них были у меня и благодарили. Я посоветовал им опасаться мести партизан и уехать из города, что они и сделали…

Александр Дутов: что случилось с трупом белого генерала

Он зашел как-то лично в Сибирский банк и реквизировал под расписку часть хранившегося там — собственного банка и частных лиц -золотопромышленников — золота…

Поручик Гончаренко был назначен комендантом города…

И опять сам Дутов почил от дел творения. Ухаживания его за дамой сердца приняли систематический характер. Муж этой дамы поспешил уехать из города, даже со скандалом: партизаны не хотели его выпустить, посчитав его за шкурника.

Дутов не вылезал из квартиры дамы, или она от него.

Часть членов правительства куда-то выехала, часть сидела, ругала Дутова и ничего не делала.

Горячий Гончаренко перетягивал. Тюрьма наполнилась арестованными, среди которых пока еще не было ни одного большевика. В милицию Гончаренко взял бывших стражников и полицейских; вели они себя опричниками. Гончаренко занимался рукоприкладством. Я сам, зайдя как-то в милицию, слышал его допрос арестованного, сопровождавшийся пощечинами при закрытых дверях его кабинета.

Редко встречаясь с Дутовым, я предупреждал его, что дело идет неладно, но он устало махал рукой, говоря:

— Ах, не все ли равно? Насильно мил не будешь!..

И спешил к своей даме.

Источник: http://www.vurizvoz.ru/rubriki/kraevedenie/1918-god-iz-vospominanii-obyvatelya

Конец атамана Дутова: загадке советских чекистов исполнилось 90 лет

Так что же это было? В ночь с 6 на 7 февраля 1921 года в Китае, в местечке Суйдун, в своем кабинете, был застрелен в упор атаман Александр Дутов. Так на 42-м году оборвалась жизнь главного врага большевиков после Октябрьского переворота. Но история с ним на этом не закончилась.

Жизнь и борьба атамана Дутова по-прежнему вызывает много споров. Одни по-прежнему считают его бандитом и врагом советской власти, другие – героем России, боровшимся против коммунистов за демократическую Россию. Казахская современная историография пока не дает никакой оценки личности Александра Дутова.

Но казахские историки однозначно не согласны с трактовкой, что Дутов – народный герой России. В новейшей истории Казахстана на личности Александра Дутова по-прежнему висит ярлык, сформированный пропагандистскими штампами советской эпохи.

Деятельность Дутова на территории современного Казахстана практически никто из казахских историков не изучает. – Основной акцент у нас приходится или на 1916 год, или основание автономии, или потом уже 30-е – голод и так далее. Но Гражданская война почти сейчас не изучается.

Считается, что вроде бы не актуально, что это все проблемы Советской России, – сказал нашему радио Азаттык доктор исторических наук, профессор одного из университетов Казахстана, не пожелавший, чтобы упоминали его фамилию.

«ПЕРЕД НАМИ ПРОВОКАТОРСКАЯ ФИГУРА ЛЕНИНА»

Войсковой атаман Оренбургского казачьего войска Александр Дутов одним из первых в России уже в октябре 1917 года выступил против большевиков. «Это любопытная физиономия: средний рост, бритый, круглая фигура, волосы острижены под гребенку, хитрые живые глаза, умеет держать себя, прозорливый ум» – такой портрет Александра Дутова оставил весной 1918 года его современник. Тогда войсковому атаману было 39 лет. В октябре 1917 года на чрезвычайном войсковом круге он был назначен главой Оренбургского войскового правительства. Александр Дутов родился 5 августа 1879 года в городе Казалинске Сырдарьинской области в семье есаула, казачьего офицера. Отец будущего казачьего вождя, Илья Петрович, боевой офицер эпохи туркестанских походов, в сентябре 1907 года при увольнении со службы был произведён в чин генерал-майора. Мать, Елизавета Ускова, – дочь урядника, то есть офицера казачьих войск, уроженка Оренбургской губернии.

Дутов не был идеальным человеком, не выделялся способностями, обладал многочисленными слабостями, свойственными обычным людям, но при этом всё же проявил качества, позволившие ему в смутное время встать во главе одного из крупнейших казачьих войск России.
Дутов окончил оренбургский Неплюевский кадетский корпус в 1897 году, а через два года – Николаевское кавалерийское училище, был произведён в чин хорунжего и направлен в первый Оренбургский казачий полк, стоявший в Харькове. 20 марта 1916 года Александр Дутов добровольцем ушёл в действующую армию. Через месяц после Февральской революции 1917 года был избран председателем Всероссийского союза казачьего войска, в апреле того же года возглавил съезд казаков России в Петрограде. По своим политическим взглядам Дутов стоял на республиканских и демократических позициях. С октября того же года Александр Дутов постоянно находится в Оренбурге. Он подписал приказ по войску о непризнании на территории Оренбургского казачьего войска власти большевиков, совершивших переворот в Петрограде. Александр Дутов взял под свой контроль стратегически важный регион, перекрывавший сообщение с Туркестаном и Сибирью. Перед атаманом стояла задача провести выборы в Учредительное собрание и поддерживать стабильность в губернии и войске вплоть до его созыва. Приехавшие из центра большевики были схвачены и посажены за решётку.

В ноябре Александр Дутов избирается членом Учредительного собрания от Оренбургского казачьего войска. В своем выступлении на этом собрании он говорил:

«Ныне мы переживаем большевистские дни. Мы видим в сумраке очертания царизма, Вильгельма и его сторонников, и ясно определенно стоит перед нами провокаторская фигура Владимира Ленина и его сторонников: Троцкого-Бронштейна, Рязанова-Гольденбаха, Каменева-Розенфельда, Суханова-Гиммера и Зиновьева-Апфельбаума. Россия умирает. Мы присутствуем при последнем её вздохе. Была Великая Русь от Балтийского моря до океана, от Белого моря до Персии, была целая, великая, грозная, могучая, земледельческая, трудовая Россия – нет её».

Бежав из окружения от отряда Красной армии в Китай в 1920 году, Александр Дутов ставит цель – объединить все антибольшевистские силы Западного Китая для похода на Советскую Россию. Он издает приказ об объединении антибольшевистских сил в Западном Китае в Оренбургскую отдельную армию.

«НЕПОСРЕДСТВЕННОЕ СНОШЕНИЕ С АНТАНТОЙ»

Наличие значительных организованных и закаленных годами борьбы антибольшевистских сил вблизи границ Советской России не могло не беспокоить власть Советов. Еще больше беспокоил советское руководство непререкаемый рост авторитета атамана Дутова. Cемиреченские большевики и чекисты в любой момент могли оказаться отрезанными от Москвы. К тому же казачий атаман установил контакт с представителями Антанты.

«Французы, англичане и американцы со мной имеют непосредственное сношение и оказывают нам помощь, – писал Дутов. – Близок день, когда эта помощь будет ещё более реальна. Покончив с большевиками, мы будем продолжать войну с Германией, и я, как член Учредительного Собрания, заверяю Вас, что все договоры с союзниками будут возобновлены. Чехословацкий корпус дерётся с нами».

Поэтому срочно необходимо было прекратить антибольшевистскую деятельность атамана Дутова и казачества под его руководством. Председатель Всероссийской чрезвычайной комиссии (ВЧК) Феликс Дзержинский хотел не просто убить атамана, а прилюдно казнить его. Поэтому была разработана спецоперация по его похищению. Однако, изучив дислокацию отряда атамана и образ жизни Александра Дутова, разведчики пришли к выводу, что похищение технически невозможно. Тогда и возник второй план по его уничтожению на месте. По знаменитому советскому фильму «Конец атамана» мы знаем, что атамана убил чекист Чадьяров. Надо полагать, что сценарист Андрон Михалков-Кончаловский придумал такую собирательную фамилию главному герою картины неспроста. Из документов советской разведки известно, что выстрел сделал некто Махмуд Ходжамьяров. Руководил спецгруппой Касымхан Чанышев. Его во многих советских источниках называли не иначе как «агентом красных спецслужб».

КОНТРАБАНДИСТ И ЧЕКИСТ В ОДНОМ ЛИЦЕ?

Кто же он, Касымхан Чанышев? В некоторых источниках он значится как начальник Джаркентской уездной милиции или Хоргоса. Другие свидетели той эпохи, из числа даже родственников, называли его контрабандистом, торговцем опием. Он провозил в Китай опий и панты оленьих рогов и привозил оттуда золото. У него была большая сеть как поставщиков, так и перекупщиков по обеим сторонам границы. Бытует версия, что на убийство атамана Дутова, давнего приятеля родного дяди Касымхана Чанышева, последний пошел не по своей воле и не по долгу службы. Чекисты вынудили его это сделать, арестовав его родителей, жену и детей. Ему пригрозили, что если он не вернется из Китая или не убьет Дутова, то его семью просто-напросто расстреляют. Если судить по рассказам его родственников и потомков, то Касымхан Чанышев никогда не служил ни в милиции, ни в контрразведке, тем более не был офицером Красной армии. С чекистами имел «деловые отношения» – за определенную мзду они закрывали глаза на его незаконную предпринимательскую деятельность. Александр Дутов доверял Касымхану Чанышеву. У него были даже общие дела. Можно сказать, что атаман и его казаки был в некотором роде его клиентами. Выходец из богатой татарской семьи, Касымхан Чанышев не мог поддерживать идеи большевиков. От их раскулачиваний пострадала и его многочисленная родня. Не одно десятилетие татарские купцы Чанышевы успешно вели торговые дела в Синьцзянской провинции. Родной дядя Касымхана постоянно проживал в Кульдже, где имел торговые дома и считался богачом региона. Касымхан Чанышев благодаря дяде был вхож в дом Дутова. Он был хорошо знаком со многими людьми Дутова. Личный переводчик атамана полковник Аблайханов был другом детства Касымхана. Продумывая спецоперацию, спецслужбы новой власти не могли не воспользоваться этим обстоятельством. Только Касымхан Чанышев мог приблизиться к самому атаману, и соответственно, только у него был реальный шанс убить его. В советской и эмигрантской литературе есть немало версий этой успешной для чекистов операции. Остановимся на документе из Центрального архива ФСБ России. В частности, на отчете Махмуда Ходжамьярова. «При входе к Дутову, – писал он, – я передал ему записку, тот стал ее читать, сидя на стуле за столом. Во время чтения я незаметно выхватил револьвер и выстрелил в грудь Дутову. Дутов упал со стула. Бывший тут адъютант Дутова бросился ко мне, я выстрелил ему в упор в лоб. Тот упал, уронив со стула горевшую свечу. В темноте я нащупал Дутова ногой и выстрелил в него еще раз».

МАУЗЕР И ЗОЛОТЫЕ ЧАСЫ ЗА ТЕРРОРИСТИЧЕСКИЙ АКТ

Таким образом, прославленного атамана Дутова убил уйгур Махмуд Ходжамьяров. О чем с гордостью часто писали в советских газетах на уйгурском языке. М. Рузиев в книге «Возрожденный уйгурский народ» со ссылкой на газету «Сталин жолы» от 7 ноября 1935 года пишет, что Ходжамьяров получил из рук Феликса Дзержинского маузер с выгравированной надписью: «За лично произведенный террористический акт над атаманом Дутовым товарищу Ходжамьярову».

В независимом Казахстане не изменилось отношение к личности Дутова. В отношении казахского народа он сыграл негативную роль, и правительство Дутова поддерживало колониальную политику на нашей территории.
Кроме маузера, Махмуду Ходжамьярову были вручены золотые часы. Касымхана Чанышева наградили только золотыми часами. В приказе Феликса Дзержинского написано: «За непосредственное руководство операцией». Об этом упоминает в своей статье Х. Вахидов в журнале «Простор» за 1966 год. История не говорит о том, чем занимался Касымхан Чанышев после успешного проведения важной спецоперации чекистов. Есть сведения, что он был репрессирован в 1937 году и расстрелян в том же году. В 1960-е годы его реабилитировали.

Читайте также:  Кто из священников не может давать благословение

ВЕЩДОК – ГОЛОВА АТАМАНА

Отряд Касымхана Чанышева, состоявший из девяти человек, вскочив на готовых коней, ускакал под покровом ночи. Погоня казаков оказалась безуспешной, так как вопреки ожиданиям дутовцев Чанышев и Ходжамьяров поскакали не в сторону советской границы, а в противоположную сторону – в Кульджу. Они спрятались в просторном особняке дяди Чанышева. Они не могли вернуться домой, не предоставив чекистам доказательства совершенного им убийства.

На похороны атамана и погибших вместе с ним казаков Лопатина и Маслова пришло немало русских, живущих в Китае. Жившая там в те годы эмигрантка Елена Софронова описывает похороны атамана в своей книге «Где ты, моя Родина?», изданной в Москве в 1999 году:

«…Состоялись с пышным торжеством и музыкой похороны Дутова: впереди несли гроб с усопшим, а за ним двигался многочисленный народ. Похоронили Дутова на маленьком кладбище Доржинки, находившемся приблизительно на расстоянии четырех километров от Суйдуна. Три приехавших к Дутову басмача, т. е. Чанышев, Ходжамьяров и Байсмаков, были посланниками из Советского Союза для выполнения вышеописанного задания. Дня через два или три после похорон ночью могила Дутова была кем-то разрыта, а труп обезглавлен и не зарыт. Похищенная голова была нужна убийцам для того, чтобы убедить пославших, что задание с точностью выполнено». Об этом писал и реэмигрант из Синьцзяна В. Мищенко: «В первую неделю после похорон могила Атамана была вскрыта и труп обезглавлен. Голова была нужна убийце как доказательство для предъявления в ЧК о выполнении задания, чтобы была освобождена семья убийцы, взятая в заложники чекистами». То есть русские, живущие в Китае, понимали, кем была осквернена могила атамана. Более того, они знали, что семья Чанышева находилась в заложниках. Спустя пять дней, после того как участники операции вернулись домой с головой атамана, 11 февраля, из Ташкента была отправлена телеграмма в Москву, в Центральный комитет Российской коммунистической партии (большевиков). Текст ее был впервые опубликован в 1999 году в одной из центральных российских газет: «В дополнение посланной вам телеграммы сообщаем подробности двтчк посланными через Джаркентскую группу коммунистов 6 февраля убит генерал Дутов и его адъютант и два казака личной свиты атамана при следующих обстоятельствах тчк руководивший операцией зашел квартиру Дутова подал ему письмо и воспользовавшись моментом двумя выстрелами убил Дутова третьим адъютанта тчк двое оставшихся для прикрытия отступления убили двух казаков из личной охраны атамана бросившихся на выстрел в квартиру тчк наши сегодня благополучно вернулись Джаркент тчк».

«ДУТОВ НЕ БЫЛ ИДЕАЛЬНЫМ ЧЕЛОВЕКОМ»

Так оборвалась жизнь атамана генерала Александра Дутова, положившего начало Белому движению на Востоке России. Устранение такого крупного политического и военного деятеля, каким являлся Дутов, нанесло Оренбургскому казачеству сильнейший удар.

Исследователь военной истории России конца 19-го – первой четверти 20-го века Андрей Ганин в своей книге об атамане пишет:

«Конечно, Дутов не был идеальным человеком, не выделялся способностями, обладал многочисленными слабостями, свойственными обычным людям, но при этом всё же проявил качества, позволившие ему в смутное время встать во главе одного из крупнейших казачьих войск России, создать практически из ничего собственную вполне боеспособную армию и повести беспощадную борьбу с большевиками; он стал выразителем надежд, а порой даже кумиром сотен тысяч поверивших ему людей». Свои политические взгляды Александр Дутов высказал в интервью Сибирскому телеграфному агентству: «Я люблю Россию, в частности свой Оренбург, край, в этом вся моя платформа. К автономии областей отношусь положительно, и сам я большой областник. Партийной борьбы не признавал и не признаю. Если бы большевики и анархисты нашли действительный путь спасения, возрождения России, я был бы в их рядах, мне дорога Россия, и патриоты, какой бы партии они ни принадлежали, меня поймут, как и я их. Но должен сказать прямо: «Я сторонник порядка, дисциплины, твёрдой власти, а в такое время, как теперь, когда на карту ставится существование целого огромного государства, я не остановлюсь и перед расстрелами. Эти расстрелы не месть, а лишь крайнее средство воздействия, и тут для меня все равны – большевики и не большевики, солдаты и офицеры, свои и чужие…» По мнению кандидата исторических наук Ерлана Медеубаева, если историки Российской Федерации пересмотрели роль Александра Дутова в истории белого казачества, контрреволюционного движения, в Гражданской войне, преподнося его как патриота монархической России, то казахстанская современная историография отношение к деятельности Дутова не изменила.

– В независимом Казахстане не изменилось отношение к личности Дутова. Он так и остается классовым врагом, организатором Белого казаческого движения, в Тургайском крае от рук которых погибло немало местного населения.

В отношении казахского народа он сыграл негативную роль, и правительство Дутова поддерживало колониальную политику на нашей территории, – сказал нашему радио Азаттык Ерлан Медеубаев, кандидат исторических наук заведующий кафедрой отечественной истории Актюбинского государственного университета имени Кудайбергена Жубанова.

Источник: https://rus.azattyq.org/a/alexander_dutov_killing_/2296420.html

Зачем большевики откопали труп генерала Корнилова

Генерал Лавр Георгиевич Корнилов, организатор контрреволюционного мятежа и один из самых ярких белых генералов Гражданской войны, погиб в марте 1918 года. Когда большевики заняли Екатеринодар, они извлекли труп ненавистного им полководца из могилы, чтобы подвергнуть посмертному «наказанию».

Генерала Корнилова, убитого взрывом гранаты, отступающие белые тайно похоронили через 3 дня после смерти на территории немецкой колонии Гначбау (ныне село Долинское Краснодарского края). Могила находилась у подножия дерева на холме, принадлежавшем колонисту Иону.

Уже на следующее утро в колонию вошли части Красной Армии. На захоронение, как пишут историки, красноармейцы наткнулись случайно при розыске якобы сокрытых «кадетских драгоценностей» — о секретных манипуляциях противника им рассказали местные жители.

По некоторым данным, в поисках участвовал отряд Золотарева либо бойцы Темрюкского полка. Вместо клада большевики откопали сосновый гроб с телом человека, имевшего генеральские погоны. Поняв, что это Корнилов, они накрыли труп брезентом и переправили его в Екатеринодар.

Повозка для транспортировки была позаимствована у колониста Давида Функа.

По версии белогвардейской следственной комиссии, тело генерала привезли на Соборную площадь, где в гостинице Губкина жили советские руководители. Находившиеся во дворе гостиницы красноармейцы узнали, чей труп перед ними, и стали поносить Корнилова «отборной бранью». Некоторые горожане пытались их утихомирить, объясняя, что мертвый враг уже не представляет вреда.

Но большевики горели желанием «разделаться» с генералом. Повозку выволокли на улицу, а труп сбросили на панель, оставив без рубахи. Некоторые из собравшихся предлагали выставить мертвеца на балконе, но чтобы «не пачкать балкон», его решили повесить на дереве. Поднять голое тело на высоту не удалось из-за оборвавшейся веревки, и оно осталось лежать на мостовой.

Один из ораторов произнес перед многолюдной толпой речь о том, что тело несомненно принадлежит Корнилову. Сборище продолжалось не меньше двух часов — все это время труп военачальника рубили шашками, оплевывали и закидывали камнями.

«Вдруг крики и возбуждение — ведут коня, к хвосту которого привязан труп генерала Корнилова», — описывал один из эпизодов глумления раненый белогвардейский прапорщик Иванов, также находившийся в это время в городе.

В толпе звучали призывы разорвать тело контрреволюционера на части. Однако в итоге его привезли на скотобойню, где сожгли, обложив соломой.

Издевательства над обугленными останками продолжались и на следующий день, пока от трупа не осталась лишь горстка пепла.

Сохранилась фотография изуродованного тела Корнилова, сделанная перед губкинской гостиницей. Ее некий «командующий революционными войсками Кавказской Армии» Чистов подписал на память американскому социалисту Акселю Гану.

На снимке видно, что на четвертые сутки после смерти черты лица генерала были еще узнаваемыми, однако оно покрылось трупными пятнами. Непрофессиональное обращение с телом, находившимся на такой стадии разложения, не прошло для большевиков бесследно.

Один из солдат, коловший труп штыком, подхватил от него инфекцию и умер.

О надругательстве над Корниловым командование Добровольческой армии узнало только через 4 месяца. Вновь взяв Екатеринодар, белые пришли к могиле генерала, чтобы торжественно перезахоронить его в кафедральном соборе. Однако тела в Гначбау не нашли.

Шокированная вдова Корнилова обвинила генералов Алексеева и Деникина в том, что они не вывезли тело покойного. Панихида по Корнилову все же состоялась.

Через месяц после нее безутешная вдова генерала скончалась, ее похоронили недалеко от места гибели мужа.

Поведение большевиков во время данного инцидента биографы Корнилова Владимир Федюк и Александр Ушаков сравнивают с допетровскими нравами, имея в виду публичное издевательство москвичей над телом убитого в 1606 году Лжедмитрия I, вошедшее в историю как «торговая казнь».

Источник: https://russian7.ru/post/zachem-bolsheviki-otkopali-trup-gener/

Голодный поход атамана Дутова — Спецпроект Гражданская война — Аналитический интернет-журнал Vласть

Переход стал чуть легче, когда оренбургская армия приблизилась к маленькому городку Иргиз Тургайской области. Вблизи него находились киргизские кибитки, у которых казаки и солдаты реквизировали верблюдов. 13 сентября отступающая армия впервые за весь свой путь увидела населенный пункт — город Иргиз.

Сейчас Иргиз это село в Актюбинской области, в котором живут около 6 тысяч человек. Однако через 40 минут после прихода армии в Иргиз, оказалось, что в 20 верстах от города появилась кавалерия красных. Пополнить запасы тогда не удалось – пришлось спешно выдвигаться на Тургай.

Вечером 20 сентября беженцы добрались до Тургая, но город был уже переполнен отступающими частями остатка Южной армии. Людей ждало разочарование: продуктов питания здесь тоже не было.

Около Тургая беженцы пробыли около двух суток и снова двинулись в путь, дорога стала чуть лучше: часто попадалась вода и хороший подножий корм для лошадей и верблюдов. Но уже в октябре выпал первый снег и подули суровые ветра.

«Днем и ночью нам приходилось быть в одних шинелях, которые заменяли нам матрац, подушку и одеяло. Нам казалось, что тургайский поход был гораздо опаснее, чем пребывание на фронтах германской и гражданской войны», — вспоминал Иван Еловский.

Остатки оренбургской армии добрались до поселка Державинского Акмолинской области, основанного переселенцами. Здесь жили зажиточные крестьяне, которые встретили белых гостеприимно. С этого поселка до Атбасара путь уже лежал по линии сел и деревень.

Тем временем остатки Южной армии должны были идти в Петропавловск для воссоединения с Сибирской армией, но вскоре пришла новость о том, что город взят большевиками. Тогда решили идти на Омск, в ставку верховного правителя.

Из остатков Южной армии сформировали отдельную оренбургскую армию, назначив командующим Дутова.

Но Омск и Семипалатинск пали, и таким образом оренбургская армия оказалась отрезанной, ничего не оставалось как идти через Каркаралинск на Сергиополь и в Семиречье – к атаману Анненкову.

Во время этого похода красные пытались окружить армию, устраивали внезапные набеги на тыл и с фланга, захватывали много обозов и людей. Ко всем бедам прибавилась эпидемия тифа трех видов: сыпной, брюшной и возвратный. Еловский утверждает, что болезнь унесла больше людей, чем их пало на поле брани.

Путь из Каркаралинска до Сергиополя пролегал через каркаралинские степи и был очень долгим.

Правда, немного движение облегчало то, что по дороге выставлялись казахские летние кибитки, в которых находились коменданты этапов, они указывали направление следования частей и им оставляли умерших для погребения.

К 15 декабря 1919 года части армии стали пребывать в Сергиополь. Там продолжилась эпидемия тифа. «Не было ни медикаментов, ни ухода. Иногда среди больных два-три человека умирали и лежали вместе с больными по несколько дней, так как некому было вынести умерших или подать воды больным».

В одну могилу иногда зарывали до 25 тел. Жители окрестных сел, в которых размещался отряд, ничем не могли помочь – их тоже сразил тиф. В это же время на отряд нападали и казахи и партизаны «Горные орлы». Из 20-тысячной армии до Семиречья добралась только половина, и та вся была больна.

После похода командовать Оренбургской армией стал Бакич, а Дутов стал генерал-губернатором Семиреченской области.

Анненковцы встретили дутовцев враждебно, ведь до их прихода ни были главными, происходили стычки, и даже случай убийства целой семьи оренбуржцев Луговских. Мужчин этой семьи анненковцы убили, а женщин изнасиловали и потом изрубили. Под давлением атаман Борис Анненков выдал нескольких своих людей, виновных в этом, их зарубили на глазах у оренбургского полка.

13 марта генерал Андрей Бакич договорился с китайскими властями и 14 марта 1920 года, в 6-7 утра остатки оренбургской армии – около 10 тысяч человек перешли границу. Ушли в Китай и Дутов, и Анненков со своими людьми.

Китайские власти приказали всем сдать оружие и развернули военный лагерь, установили довольстве – баранину и хлеб, однако питание поступало с перебоями и многие голодали. Часть интернированных решили вернуться обратно – в Россию. Их отпустили, предварительно отслужив напутственные молебны.

Иван Еловский свидетельствует, что из лагеря ушло больше половины людей.

7 февраля 1921 года в Суйдуне Александра Дутова застрелили советские чекисты, которые должны были либо вывезти атамана в СССР, либо уничтожить. Позже об этой спецоперации сняли фильм «Конец атамана», в которой главную роль – советского разведчика, расправившегося с Дутовым, исполнил Асанали Ашимов. Дутова же сыграл Владислав Стржельчик.

Источник: https://vlast.kz/civilwar/28386-golodnyj-pohod-atamana-dutova.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector