Что не понравилось гитлеру в советском военном параде 1941 года

Вопросы истории Военная история
Вся страна, затаив дыхание, переживала Московскую битву. Самым тяжелым был месяц октябрь. Суровый облик родной столицы осени 1941 года вызывает любовь и гордость большинства русских людей. Москва с закрытыми мешками с песком витринами зданий, аэростатами в небе, воем сирен, колоннами шагающих на фронт военных и ополченцев, суровой Красной площадью и строгим Кремлем навсегда останется в памяти и в сердце каждого человека, посмотревшего документальные кадры Москвы осени и зимы 1941 года.

Сайт телеканала «Звезда» публикует цикл статей о Великой Отечественной войне 1941–1945 годов писателя Леонида Масловского, основанных на его книге «Русская правда», изданной в 2011 году.

В своих авторских материалах Масловский, по его словам, разоблачает «выдуманные недоброжелателями России мифы о событиях Великой Отечественной войны и показывает величие нашей Победы». Автор отмечает, что в своих статьях собирается «показать неблаговидную роль Запада в подготовке Германии к войне с СССР».

Торжественное собрание 6 ноября и парад на Красной площади 7 ноября 1941 года.

Вся страна, затаив дыхание, переживала Московскую битву. Самым тяжелым был месяц октябрь. Суровый облик родной столицы осени 1941 года вызывает любовь и гордость большинства русских людей.

Москва с закрытыми мешками с песком витринами зданий, аэростатами в небе, воем сирен, колоннами шагающих на фронт военных и ополченцев, суровой Красной площадью и строгим Кремлем навсегда останется в памяти и в сердце каждого человека, посмотревшего документальные кадры Москвы осени и зимы 1941 года.

И. В. Сталин принял решение отметить 24-ю годовщину Великой Октябрьской социалистической революции так, как это было принято с 1918 года, – торжественным собранием 6 ноября и парадом на Красной площади 7 ноября.

В эти дни Сталин часто появлялся на улицах Москвы. Людям он говорил: «Будет, будет и на нашей улице праздник!». А начальнику охраны Власику, обеспокоенному возможной бомбежкой, отвечал: «Власик, не беспокойтесь.

Наша бомба мимо нас не пролетит».

В то время Москва была крупнейшим промышленным и культурным центром не только СССР, но и всего мира. Это был город-труженик, выпускавший огромное количество продукции, как наукоемких изделий, так и продукции легкой и пищевой промышленности. Товары московских предприятий отличались повышенным качеством и продавались во всех городах Советского Союза.

Сегодня Москва, возможно, еще более напряженно работает, но для такого огромного города почти ничего не производит. Пятнадцатого октября было принято решение о выезде из Москвы наркоматов (министерств). Из Москвы продолжали эвакуировать людей (всего эвакуировали два миллиона человек), художественные и другие ценности, и даже саркофаг с телом В. И. Ленина был направлен в далекий Томск.

В этой связи интересен один факт, показывающий разницу между советским, народным и либеральным государствами. Когда Сталин на совещании спросил оставшихся наркомов и членов Политбюро: «Как дела в Москве?» – А. И.

Шахурин ответил, что на одном предприятии рабочие возмущались невыплатой зарплаты, которую увез директор завода. Но на самом деле в связи с эвакуацией денег не хватило в Госбанке. «Где Зверев?» – спросил Сталин Молотова. «В Казани», – ответил Молотов.

«Немедленно самолетом привезти деньги», – распорядился Сталин. И это было, когда враг стоял под Москвой.

В то время были случаи задержания государственными органами незаконно выезжающих из Москвы руководителей, растаскивания из магазинов продуктов, других правонарушений, указывающих на возникшую панику, но большой паники в Москве не было. Несмотря на эвакуацию значительного количества людей, была быстро налажена работа всех сфер городской жизни даже в условиях, когда под городом стояли вражеские полчища.

В Москве оставались ГКО, Ставка и минимально необходимые для оперативного руководства страной и армией партийный, правительственный и военный аппараты. Эвакуация была вызвана тем, что, по мнению Сталина, немцы могли раньше нас подвести резервы и прорвать фронт под Москвой. Угроза Москве была реальной, но думаю, что все равно немцы были бы разгромлены в уличных боях.

Ставка к ним на всякий случай готовилась: было принято решение о строительстве оборонительного рубежа из трех полос – по Окружной железной дороге, по Садовому кольцу и по Бульварному кольцу.

Сталин не разрешил Жукову перенести штаб Западного фронта из Перхушково подальше от линии фронта в Москву к Белорусскому вокзалу или в Арзамас и сказал военным: «Штаб останется в Перхушкове, а я останусь в Москве. До свидания».

Семнадцатого октября по городской радиосети обратился к москвичам секретарь ЦК и московского городского комитета (МГК) ВКП(б) А. С.

Щербаков, который сообщил об обстановке на фронте под Москвой и заявил, что за Москву будем драться упорно, ожесточенно, до последней капли крови.

Он также довел до сведения москвичей очень значительный факт, способствовавший стабилизации обстановки в городе: Сталин в Москве.

После этого сообщения москвичи уже не так боялись танковых дивизий Гота и Гудериана, стоящих под Москвой, шли добровольцами на фронт, в ополчение, день и ночь трудились для защиты столицы. Тот, кто говорит, что Москву можно было сдать врагу, не понимает, что в 1941 году Москва была столицей СССР, которую в случае взятия Гитлер обещал стереть с лица земли вместе с населяющими ее людьми.

В 1812 году столицей Российской империи был Санкт-Петербург, и ссылки на решение по Москве, принятое в ХIX веке, не соответствуют реальностям, существовавшим в разные времена.

Сталин, как всегда, был выдержан, спокоен и требователен.

После получения доклада Жукова о том, что немцы понесли тяжелые потери, вынуждены перегруппироваться и пополнить войска, подтянуть тылы, и поэтому в ближайшие дни наступать не смогут, Сталин принял решение о проведении торжественного собрания и парада.

Принятию указанного решения способствовало и то обстоятельство, что к этому времени под Москвой наша авиация не уступала немецкой и совместно со средствами ПВО могла гарантировать, что ни один немецкий самолет к Красной площади не прорвется.

Предложение И. В. Сталина о проведении парада шокировало многих представителей власти. Командующий войсками Московского военного округа генерал-лейтенант П. А. Артемьев высказался против проведения парада, но ГКО поддержал Сталина, и было принято окончательное решение о его проведении.

Для проведения торжественного собрания 6 ноября 1941 года на станции метро «Маяковская» подготовили зал на две тысячи мест. Члены Государственного комитета обороны (ГКО) приехали на поезде метрополитена. По радио на всю страну объявили: «Говорит Москва! Передаем торжественное заседание Московского совета…» Страна слышала, что Москва стоит и сражается с врагом.

С докладом выступил И. В. Сталин. Он говорил об огромных потерях людей и территории и о том, что немецкий план блицкрига, то есть молниеносной войны, сорван, о намерении Гитлера и Геринга истребить русский народ и другие славянские народы, о призыве немецкого командования к солдатам проявлять крайнюю жестокость по отношению к народам СССР.

Сталин говорил: «Эти люди, лишенные совести и чести, люди с моралью животных имеют наглость призывать к уничтожению великой русской нации, нации Плеханова и Ленина, Белинского и Чернышевского, Пушкина и Толстого, Глинки и Чайковского, Горького и Чехова, Сеченова и Павлова, Сурикова, Суворова и Кутузова! Немецкие захватчики хотят иметь истребительную войну с народами СССР. Что же, если немцы хотят иметь истребительную войну, они ее получат. Отныне наша задача… будет состоять в том, чтобы истребить всех немцев до единого, пробравшихся на территорию нашей Родины в качестве ее оккупантов. Никакой пощады немецким оккупантам! Смерть немецким оккупантам! Наше дело правое – победа будет за нами!»

Седьмого ноября 1941 года в 8 часов утра поднялись на трибуну Мавзолея И. В. Сталин, руководители партии и правительства, начался исторический парад на Красной площади в Москве. Парад начался на два часа раньше обычного.

На площади выстроились пехотинцы, курсанты артиллерийского училища, военные моряки, войска НКВД, отряды народного ополчения, кавалерия, артиллерия, танки. Командовал парадом командующий Московского военного округа генерал П. А.

Артемьев, возглавлявший одновременно Московскую зону обороны.

В этот день утром Сталин встал рано, еще затемно. По причине светомаскировки фонари не горели и не было видно снежинок, несущихся вдоль улицы, а только слышалось завывание ветра и ощущалось дыхание стужи за окном.

Сталин подумал о солдатах, переносящих все невзгоды в промерзших окопах. Начало светать, ветер стих. Сталин с Власиком направились на Красную площадь. Шел снег.

Он покрывал Спасскую башню, стены Кремля, булыжники Красной площади, и в этом белом наряде она стала еще краше.

Не хотелось верить, что идет война, и совсем рядом с Москвой в эту минуту бьют орудия по наступающим немецким танкам, и молодой лейтенант в лихо надетой шапке-ушанке командует: «Огонь!». Сколько осталось жить этому лейтенанту, знает только кукушка, но в глухом промерзшем лесу она молчит, и мы так и не узнаем его судьбу.

В это время в заснеженных полях Подмосковья строчили пулеметы, хлестко стреляли винтовки, ухали пушки. Шел священный бой за нашу Родину, за наших детей, за наших жен и матерей, братьев и сестер, за жизнь будущих поколений.

В боях гибли лучшие русские люди, мужчины, многие из которых так и не успели стать отцами, не познали счастья быть любимыми, светлой радости прикосновения нежных ручонок ребенка, не услышали слова «папа». И людям, живущим на земле, которую они защищали, никогда, и через тысячу лет, нельзя забывать об их жертвенности, об их подвиге. Если мы забудем о них, то погибнем. Таков закон жизни.

В моем стихотворении «Девятое Мая» есть такие строки: «…и Россия без них опустела, и земля застонала от слез, и молитва из храма летела мимо нежных русских берез. А живые дошли до Берлина и врагу отомстили в боях за погибшего брата и сына и за горе в родных глазах».

Только народ, стоящий в бою насмерть, имеет право жить на просторах России. Такой народ никогда не забудет своих соотечественников, павших за свободу и независимость Родины.

А если забудет, то потеряет право на жизнь, окажется слабым и беспомощным перед лицом наступающего врага.

Именно потому, что били из пушек, строчили из пулеметов и стреляли по врагу из винтовок наши советские солдаты, Москва жила.

В 8 часов утра раздался бой кремлевских курантов. С последним ударом из ворот Спасской башни верхом на коне выехал Маршал Советского Союза С. М. Буденный. То, что парад, как и раньше, до войны, принимал Семен Михайлович Буденный, укрепляло веру в силу Советского Союза.

Генерал-лейтенант П. А. Артемьев, который, как сказано выше, командовал парадом, доложил о готовности войск к параду в честь 24-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции.

Буденный объезжал строй войск и поздравлял солдат и офицеров с праздником. Наши воины в ответ дружно и горячо кричали: «Ура!».

О своей решимости и готовности биться с врагом, жертвовать собой во имя Родины они говорили русским словом «ура».

Боевой дух солдат, их искренность, молодость, благородство и вера в свою силу передавались москвичам, гостям столицы, членам партии и правительства. Затем фанфары проиграли сигнал «Слушайте все!». По традиции должен был выступать принимавший парад С. М.

Буденный, но слово взял И. В. Сталин. Вначале, руководствуясь соображениями безопасности, планировали передавать парад только по радио Москвы, но в последние минуты Сталин изменил решение и попросил транслировать парад на весь Советский Союз и на весь мир.

Он говорил с трибуны Мавзолея, обращаясь к жителям страны: «Товарищи красноармейцы и краснофлотцы, командиры и политработники, рабочие и работницы, колхозники и колхозницы, работники интеллигентного труда, братья и сестры в тылу нашего врага, временно попавшие под иго немецких разбойников, наши славные партизаны и партизанки, разрушающие тылы немецких захватчиков!».

В своем выступлении Сталин вспомнил Гражданскую войну и сказал: «Наша страна во много раз богаче теперь и промышленностью, и продовольствием, и сырьем, чем 23 года назад… Враг не так силен, как его изображают некоторые перепуганные интеллигентики. Не так страшен черт, как его малюют… Немецкие захватчики напрягают последние силы.

Нет сомнения, что Германия не может выдержать долго такого напряжения. Еще несколько месяцев, еще полгода, может быть, годик – и гитлеровская Германия должна лопнуть под тяжестью своих преступлений (ровно через год, в ноябре 1942 года начнется победоносное наступление Красной армии под Сталинградом и закончится в Берлине – Л. М.)».

Читайте также:  Что, согласно «домострою», ждало шахматиста после кончины

Он с уверенностью говорил, что Красная армия скоро будет освобождать Европу, что порабощенные народы Европы и весь мир смотрят на наших воинов «как на силу, способную уничтожить грабительские полчища немецких захватчиков», и продолжал, обращаясь к участникам демонстрации: «Великая освободительная миссия выпала на вашу долю. Будьте же достойны этой миссии!

Война, которую вы ведете, есть война освободительная, война справедливая. Пусть вдохновляет вас в этой войне мужественный образ наших великих предков – Александра Невского, Дмитрия Донского, Дмитрия Пожарского, Кузьмы Минина, Александра Суворова, Михаила Кутузова! Пусть осенит вас победоносное знамя великого Ленина!».

Начался парад. Оркестр дивизии имени Дзержинского под управлением дирижера, военного интенданта 1-го ранга В. А. Агапкина, который написал знаменитый марш «Прощание славянки», играл военные марши.

Под звуки этих маршей проходили по Красной площади части 2-й Московской стрелковой дивизии, кавалерия, артиллерия, танки и другие войска.

Большинство участников парада отправлялись с Красной площади прямо на фронт.

Оркестр умолк, а самый задушевный, самый русский марш «Прощание славянки» еще долго звучал в сердцах, возвращавшихся с парада граждан и членов партии и правительства.

Перед глазами стояли открытые, добрые, мужественные лица уходящих на фронт великих сынов великой страны.

Сколько матерей, жен, сестер, детей проводили под чистые звуки марша «Прощание славянки» на фронт, на страшный бой с ненавистным врагом своих сынов, мужей, братьев и отцов! Миллионы.

Сам воздух больших вокзалов и маленьких полустанков пропитан звуками славного русского марша. Спасибо ему, Агапкину, и низкий поклон от всех, чьи сердца помнят и чтут то суровое время тяжелых испытаний и великих побед.

Вся наша страна, весь мир поняли, что Москва не сдалась, что Россия жива и полна решимости одолеть жестокого и сильного врага.

С каким упоением слушали советские люди слова Сталина, известия о параде и торжественном заседании в Москве! Как впадала в бешенство преступная банда Гитлера, слушая торжества на Красной площади! Как сжимались от страха немецкие завоеватели, когда слышали слова Сталина: «Смерть немецким оккупантам!». 

  • Продолжение следует…
  • Мнения, выраженные в публикациях Леонида Масловского, являются мнениями автора и могут не совпадать с мнениями редакции сайта телеканала «Звезда».
  • Леонид Масловский

В ДPУГИХ CMИ

Экспертное мнение и аналитика

Источник: https://tvzvezda.ru/news/qhistory/content/201602181023-rl89.htm

Гитлер совершенно случайно узнал о параде на Красной площади 7 ноября 1941 года, когда включил радиоприемник

Военный парад в честь 24-й годовщины Октябрьской революции состоялся во время Московской битвы, когда линия фронта проходила всего в нескольких десятках километров от города.

Этот парад по силе воздействия на ход событий приравнивается к важнейшей военной операции. Он имел огромное значение по поднятию морального духа армии и всей страны, показав всему миру, что Москва не сдается, и боевой дух армии не сломлен.

Большие сложности вызывало само проведение парада, в частности большие опасения были насчет немецкой авиации, которая могла нанести удар по площади с целью уничтожения советского руководства.

В связи с этим с 5 ноября советская авиация наносила упреждающие бомбовые удары по аэродромам немецких войск.

К тому же за день до парада метеорологи сообщили, что 7 ноября ожидается низкая облачность и сильный снегопад, все это несколько разрядило обстановку.

В ночь перед парадом по личному указу Сталина были расчехлены и зажжены кремлевские звезды, также была убрана маскировка с мавзолея Ленина.

Парад начался ровно в 8 часов 7 ноября 1941 года. Командовал парадом командующий Московским военным округом генерал Павел Артемьев, а принимал его маршал Семен Буденный. Руководство страны разместилось на обычном месте — на трибуне Мавзолея В. И. Ленина.

Перед началом парада торжественную речь произнес Сталин:

«Товарищи красноармейцы и краснофлотцы, командиры и политработники, партизаны и партизанки! На вас смотрит весь мир как на силу, способную уничтожить грабительские полчища немецких захватчиков. На вас смотрят порабощенные народы Европы, подпавшие под иго немецких захватчиков, как на своих освободителей.

Великая освободительная миссия выпала на вашу долю. Будьте же достойны этой миссии! Война, которую вы ведете, есть война освободительная, война справедливая.

Пусть вдохновляет вас в этой войне мужественный образ наших великих предков — Александра Невского, Дмитрия Донского, Кузьмы Минина, Дмитрия Пожарского, Александра Суворова, Михаила Кутузова! Пусть осенит вас победоносное знамя великого Ленина!»

Торжественный марш войск на Красной площади открыли курсанты артиллерийского училища. 

С развернутыми знаменами, под боевые революционные марши, исполняемые оркестром штаба МВО под управлением Василия Агапкина, шли по главной площади страны артиллеристы и пехотинцы, зенитчики и моряки. 

Потом по Красной площади двинулись конница, знаменитые пулеметные тачанки, прошли танки Т-34 и КВ-1.

В параде приняли участие батальоны курсантов Окружного военно-политического училища, Краснознаменного артиллерийского училища, полк 2-й Московской стрелковой дивизии, полк 332-й дивизии имени Фрунзе, стрелковые, кавалерийские и танковые части дивизии имени Дзержинского, Московский флотский экипаж, Особый батальон военного совета МВО и МЗО, батальон бывших красногвардейцев, два батальона Всеобуча, два артиллерийских полка Московской зоны обороны, сводный зенитный полк ПВО, два танковых батальона резерва Ставки, которые к 7 ноября прибыли из Мурманска и Архангельска. 

Всего в параде участвовало 28 467 человек, в том числе: 19 044 пехотинцев (69 батальонов), 546 кавалеристов (6 сабельных эскадронов, 1 тачаночный эскадрон); 732 стрелка и пулеметчика (5 батальонов), 2165 артиллеристов, 450 танкистов, 5520 ополченцев (20 батальонов).

В параде на Красной площади участвовало 16 тачанок, вооружение и военная техника были представлены 296 пулеметами, 18 минометами, 12 зенитными пулеметами, 12 малокалиберными и 128 орудиями средней и большой мощности, 160 танками (70 БТ-7, 48 Т-60, 40 Т-34, 2 КВ). В воздушном параде планировалось и участие 300 самолетов.

Однако из-за сильного снегопада и пурги воздушный парад был отменен.

Парад 7 ноября 1941 года имел большой общественный резонанс, несмотря на пургу в небо были подняты истребители, Красная площадь находилась в зоне обстрела. С парада на главной площади страны бойцы Красной Армии уходили прямо на фронт, который был всего в нескольких километрах, и люди поверили, что в этой жестокой войне можно победить. 

Для гитлеровцев парад стал полной неожиданностью. Радиотрансляция с Красной площади была включена на весь мир в ту минуту, когда парад уже начался. Ее услышали и в Берлине. Позже приближенные Гитлера вспоминали, что никто не осмеливался доложить ему о происходящем в Москве.

Он сам совершенно случайно, включив приемник, услышал команды на русском языке, музыку маршей и твердую поступь солдатских сапог и понял в чем дело. Как свидетельствуют историки, Гитлер пришел в неописуемую ярость. Он бросился к телефону и потребовал немедленно соединить его с командующим ближайшей к Москве бомбардировочной эскадрой.

Устроил тому разнос и приказал: «Даю вам час для искупления вины. Парад нужно разбомбить во что бы то ни стало. Немедленно вылетайте всем вашим соединением. Ведите его сами. Лично!» Несмотря на метель, бомбардировщики поднялись в воздух. До Москвы не долетел ни один.

Как было сообщено на следующий день, на рубежах города силами 6-го истребительного корпуса и зенитчиками ПВО Москвы было сбито 34 немецких самолета.

Военный парад 7 ноября 1941 г. имел огромное внутриполитическое и международное значение. Он способствовал укреплению морального духа советского народа и его Вооруженных Сил, продемонстрировал их решимость отстоять Москву и разгромить врага.

По воспоминаниям современников, о вероятности проведения ноябрьского парада спрашивали в письмах, многие не верили в его проведение – «враг близко, не до этого». Утреннее сообщение по радио 7 ноября 1941 г. для многих стало неожиданным.

Фронтовики и работники тыла поняли, что если в столице состоялся праздничный парад, значит, Москва имеет достаточно сил, чтобы выстоять. «После парада произошел перелом в разговорах и настроениях. В последующие дни народ стал совсем иным: появились особая твердость и уверенность…

» Парад вдохновил армию и тружеников тыла на борьбу с агрессором. По силе эмоционально-нравственного воздействия на дальнейшие события Великой Отечественной войны он может быть приравнен к победе в важнейшей стратегической операции.

С 2003 года в Москве на Красной площади ежегодно в честь исторического военного парада красноармейцев 7 ноября проводится торжественный марш с участием ветеранов Великой Отечественной войны, курсантов военных училищ, школьников, студентов и различных творческих и патриотических коллективов. По традиции, одной из кульминационных точек является небольшая театрализованная инсценировка, а в заключении — праздничный концерт для ветеранов. 

Источник: https://www.vpk-news.ru/news/33441

1 Мая 1941 года в Москве: до начала Великой Отечественной войны оставался только 51 день

Сегодня, накануне праздничного 1 Мая 2010 года, когда до празднования 65-ой годовщины Победы советского народа в Великой Отечественной войне остались считанные дни, с особой остротой и душевной болью дожившие до этой даты ветераны минувшей войны вспоминают о том, последнем в мирное время, праздновании 1 Мая, когда всем так хотелось мира, любви и счастья, а потому не верилось, не хотелось верить в то, что в сумрачном Берлине германский фюрер Адольф Гитлер уже подписал окончательный вариант директивы о начале 22 июня 1941 года операции «Барбаросса» — нападении фашистского вермахта на Советский Союз.

Май 1941 года ворвался в Москву оглушительной музыкой маршей, огнем полыхающих знамен, громовыми криками «Ура!!!». В честь 1 Мая — Международного праздника трудящихся — на Красной площади шёл военный парад….

Каски, пилотки, бескозырки. Радостные, гордые молодые лица. Скоро, очень скоро эти юноши будут брошены в кровавое месиво войны, встанут грудью на пути гитлеровских полчищ. Счет уже шёл на дни. Но 1 Мая 1941 года на Красной площади шёл военный парад!

На трибунах для гостей находились многочисленные иностранные дипломаты, военные атташе. Среди них были и вернувшийся накануне из Берлина в Москву германский посол фон Шуленбург вместе с советником Хильгером. Были здесь и германский военный атташе генерал Кёстеринг и его заместитель — полковник Креббс.

Генерал Эрнст Кёстеринг — фигура весьма примечательная. Сын обрусевшего немца, он родился в России, долго жил и учился в Москве. После революции Кёстеринг стал офицером Белой армии, после разгрома которой большевиками бежал в Германию. Но в 1935 году Кёстринг вернулся в Москву, уже в качестве германского дипломата.

У советской контрразведки не было никаких иллюзий в вопросе о том, чем конкретно занимается генерал Кёстринг на Первомайском параде. Еще 25 апреля 1941 года советским контрразведчикам удалось подслушать телефонный разговор между генералом Кёстерингом и его заместителем полковником Креббсом:

Креббс: Они всё ещё не замечают, что мы готовимся к войне. А вы видели, какие войска прибывают на парад? Кёстеринг: Дивизии НКВД. Войска воздушного флота… Танки. Креббс: А орудия? Кёстеринг: Тоже.

Креббс: Что же, для подсчета мы можем использовать парад блестяще. Посидим на параде и постараемся все записать.

Первомайский парад 1941 года был настолько важен Гитлеру, что на помощь» Кёстерингу и Креббсу он направил в Москву еще одного своего профессионального разведчика — Вальтера Шелленберга.

Шелленберг прибыл в Москву в штатском, под видом торгового представителя Объединенного концерна германской химической промышленности. Через посольство Германии в Москве ему удалось получить пропуск на Красную площадь и присутствовать на параде. Все его внимание было сосредоточено как на показанной военной технике, так и в особенности на «морально-психологической атмосфере» парада.

Как вспоминает один из участников этого парада, немецкий коммунист Вольфганг Леонгард: «Часа через два мы проходили колоннами по Красной площади. «Да здравствует мирная политика Советского Союза!» — неслось изо всех репродукторов. «Мир! Мир!!!» — никогда прежде эти слова не повторялись в Москве так часто и с такой настойчивостью».

Эта идея «мира» явственно прозвучала и в торжественной речи наркома обороны Тимошенко: «Товарищи! В этом году трудящиеся нашей страны и всего мира встречают Первое мая в исключительно сложной международной обстановке… Мы стоим за мир, за укрепление дружественных, добрососедских отношений со всеми странами, которые стремятся установить такие же отношения с Советским Союзом. Однако большевистская партия, советское правительство и весь наш народ ясно учитывают, что наша страна находится в капиталистическом окружении, что международная обстановка сильно накалена и чревата всякими неожиданностями. Поэтому весь советский народ, Красная армия и Военно-морской флот должны быть в состоянии боевой готовности…»

На следующий после парада день, рано утром Вальтер Шелленберг и Ганс Креббс улетели в Берлин. Они были обязаны в срочном порядке представить Гитлеру подробный доклад обо всем, что увидели и услышали на этом параде.

Читайте также:  Представили каких профессий меньше всего ругаются матом

В своём известном «Военном дневнике» Франц Гальдер, начальник германского Генерального штаба записал:

«… 5 мая 1941 года. Полковник Креббс вернулся из Москвы, где он замещал Кёстеринга. Русский офицерский корпус решительно плох (производит депрессивное впечатление). По сравнению с 1933 годом картина резко негативная. России понадобится двадцать лет для того, чтобы достичь её прошлого военного уровня.

Сейчас русская армия находится в стадии перевооружения. Новые штурмовики, новые бомбардировщики дальнего действия намеренно сконцентрированы близко к германским границам.

Составы, груженные материалами для фортификационных сооружений, также движутся к границам. Но, в то же время, нет никаких свидетельств о проведении концентрации русских войск возле границы с Германией.

Полковник Креббс доложил Гитлеру о «низком уровне» Красной армии…».

Это была большая ошибка Кребса и других германских разведчиков.

Вызвана она была в значительной степени тем, что гитлеровским шпионам не пришлось увидеть на военном параде ни советских новейших средних танков «Т-34», ни многотонных, неуязвимых для существовавших тогда противотанковых средств тяжёлых танков «KB», ни будущих знаменитых гвардейских реактивных минометов «Катюша», ни много другого.

Вся эта новейшая советская боевая техника, введённая в сражение с вермахтом, окажется крайне неприятным «сюрпризом» для германской армии. По свидетельствам немецких солдат и офицеров, участников первых танковых сражений на Юго-Западном фронте, русские танки Т-34 и КВ-1 и КВ-2 «произвели ошеломляющее впечатление» и представляли собой «нечто ужасное и доселе невиданное»!

Но 2 мая 1041 года германский фюрер Адольф Гитлер услышал от своих разведчиков именно то, что хотел услышать, и был чрезвычайно доволен, узнав о «слабости русской армии».

Полковник Креббс вообще произвел на фюрера во время своего доклада очень хорошее впечатление. Это впоследствии и решило его судьбу. А судьба Гансу Креббсу выпала, действительно, трагическая.

В самом конце Великой Отечественной войны, в апреле 1945 года, генерал-лейтенант Креббс стал последним начальником Генерального штаба Третьего Рейха. Ему же выпала доля быть одним из немногих высших германских офицеров, оставшихся со своим верховным главнокомандующим Адольфом Гитлером до самого его конца в поземном бункере в осаждённом Красной Армией Берлине.

20 апреля 1945 года генерал Креббс принял участие в праздновании последнего дня рождения своего фюрера, а 28 апреля — в церемонии его бракосочетания с Евой Браун.

З0 апреля 1945 года генерал Креббс участвовал в сожжении их трупов во дворе Имперской канцелярии.

1 Мая 1945 года генерал Креббс был послан принявшим на себя обязанности рейхсканцлера Геббельсом парламентером к маршалу Жукову с просьбой о перемирии.

  • Именно от генерала Креббса Москва впервые узнала о самоубийстве Адольфа Гитлера.
  • Получив переданный ему советским командованием ультиматум Сталина — категорический отказ относительно перемирия и требование о безоговорочной капитуляции, генерал, Креббс вернулся в бункер, где и пустил себе пулю в висок.
  • Останки генерала Креббса в тот же день, 1 Мая 1945 года были поспешно зарыты во дворе Рейхсканцелярии вместе с обгорелыми трупами Адольфа Гитлера, его жены Евы Браун, имперским министром пропаганды, комендантом обороны Берлина, несостоявшимся рейхсканцлером Йозефом Геббельсом и его женой Магдой Геббельс, собственноручно отравивших своих шестерых малолетних детей.
  • Но тогда, 1 Мая 1941 года, ничто еще не предвещало страшного поворота судьбы не только для Креббса, но и для десятков и сотен миллионов людей в Германии и в Советском Союзе, и потому полковник Креббс с удовольствием докладывал Адольфу Гитлеру о «слабости русской армии», предвкушая легкую победу над Советской Россией и своё победное возвращение в поверженную германским вермахтом Москву.
  • Германский посол фон Шуленбург, искренне не желавший войны и не разделявший мнения германских разведчиков и самого Гитлера о «слабости России», не стал, однако, сообщать в Берлин свои собственные впечатления об этом военном параде, а ограничился сухой информацией о «слухах»:
  • « В Имперское министерство иностранных дел 2 мая 1941 года
  • Я лично и высшие чиновники моего Посольства в Москве постоянно боремся со слухами о неминуемом немецко-русском военном конфликте, так как ясно, что все эти слухи создают препятствия для продолжающегося мирного развития германо-советских отношений.
  • Пожалуйста, имейте в виду, что попытки опровергнуть эти слухи здесь, в Москве, остаются неэффективными поневоле, если эти слухи беспрестанно поступают сюда из Германии и если каждый прибывающий в Москву или проезжающий через Москву не только привозит эти слухи, но и может даже подтвердить их ссылкой на факты…»
  • Кадровый дипломат старой школы фон Шуленбург был совершенно прав — слухи о предстоящей войне с каждым днем становились все настойчивее.

Гитлеровская «война нервов» приносила свои плоды. Начинался май 1941 года, в котором самой популярной песней в Советском Союзе уже стала песня «Если завтра война!». До начала Великой Отечественной войны оставалось всего пять десятков дней…

Источник: https://ava.md/2010/04/30/1-maya-1941-goda-v-moskve-do-nachala-velikoy/

Как СССР помогал Гитлеру. Странные факты истории

1 сентября 1939 года считается началом Второй Мировой Войны. А кто реально помогал Гитлеру?

Напомним, что по условиям Версальского договора Германии запрещалось строить и испытывать самолеты и танки, производить химическое оружие.

Но в середине 20-х годов на территории СССР немцами были созданы авиационная школа в Липецке, танковая школа в Казани и две аэрохимические станции под Москвой и под Волжском.

Сотрудничество РККА и Рейхсвера с кодовыми названиями ”Липецк ”, ”Кама ” и ”Томка” осуществлялось вопреки Версальскому договору, но советская сторона получала материальное вознаграждение за использование этих объектов и право участия в немецких испытаниях и разработках.

Выпускниками этих советско-немецких школ стали будущие высокопоставленные нацисты Walter Model, Heinz Guderian, Ernst Volckheim, Wilhelm Ritter von Thoma, Werner von Blomberg, и Hermann von Lieth Thomsen.

Но мы пишем не про это подлое сотрудничество.

В августе 1939 года немецкая делегация во главе с министром иностранных дел Риббентропом прибыла в Москву

, а в следующую ночь пакт Молотова-Риббентропа был подписан Вячеславом Молотовым в присутствии Сталина. Десятилетний пакт о ненападении подтвердил неизменную приверженность обеих сторон к Берлинскому трактату (1926), но договор был дополнен секретным протоколом, который разделил Восточную Европу на немецкую и советскую зоны влияния.

Уже после войны немецкие чиновники нашли микрофильм секретных протоколов Молотова-Риббентропа и передали их США. Несмотря на публикацию протоколов в СМИ, в течение многих десятилетий СССР отрицал существование секретного протокола. В 1992 году, после распада Советского Союза, документ был рассекречен (ссылка ниже).

Через неделю после того, как был подписан пакт Молотова-Риббентропа, 1 сентября 1939 года Германия напала на Польшу. 3 сентября 1939 Великобритания, Австралия, Новая Зеландия и Франция, выполняя свои обязательства перед Польской Республикой, объявили войну Германии. Германия оказалась в экономической изоляции.

Вступление в войну Франции и Англии отрезало ее от поставок. Импорт важнейших видов сырья —нефти, железной руды, меди — упал до кризисно низкого уровня. Экономика Германии, зависящая от импортных поставок, была на грани полного развала. Немецкую военную машину спасало только экономическое соглашение с Москвой.

Великобритания блокировали Германию на море и информировала СССР о введении блокады Германии и о намерении досматривать и задерживать суда, которые будут перевозить грузы, усиливающие немецкий военный потенциал.

Англичане полагали, что морская блокада станет для нацистов чувствительным ударом

Но Гитлер успокоил своих генералов:

  • Нам не стоит бояться британской блокады. Восток поставит нам зерно, скот, уголь, свинец, цинк. Все немецкие грузовые суда в направлении портов Германии были направлены в советский порт Мурманск. 8 сентября советская сторона согласилась передать груз по железной дороге в порту Ленинграда. В то же время Советский Союз отказался разрешить польский транзит через свою территорию, с ссылкой на угрозу быть втянутыми в войну.

8 сентября 1939 Молотов преждевременно поздравил правительство Германии с вступлением немецких войск в Варшаву.

9 сентября 1939 нарком Ворошилов и начальник Генерального штаба Шапошников подписали директиву, которая предписывала войскам в ночь с 12 на 13 сентября перейти в наступление и разгромить польскую армию. Но выяснилось, что Варшава еще держится. Наступление Красной армии отложили. Поляки отчаянно защищали свою столицу, мужчины и женщины рыли окопы и строили баррикады.

10 сентября 1939 нарком иностранных дел Молотов пригласил германского посла Шуленбурга и предупредил: Москва намерена заявить, что Польша разваливается на куски и Советский Союз вынужден прийти на помощь украинцам и белорусам. (Знакомо?)

Разгром Польши был осуществлен Германией при полной поддержке Сталина. Это означало, что два величайших тоталитарных государства в мире стали партнерами. Советское руководство было согласно с войной и хотело поживиться ее плодами.

В газете «Известия» появилась статья «Война на море» об обещание снабжать нацистскую Германию сырьем. Ответ советского правительства Англии был составлен в крайне жестких выражениях.

Немцы остались довольны, министр пропаганды Йозеф Геббельс распорядился сообщить о советской позиции на первых полосах всех немецких газетах.

Как СССР помогал Гитлеру. Странные факты истории

  • 17 сентября 1939 Красная Армия и Вермахт провели совместный военный парад в Бресте.

Один из первых подарков Сталина нацистам было 600 немецких коммунистов, большинство из них евреев, в Брест-Литовск.

СССР также оказал поддержку нацистам в официальном заявления: Сталин подчеркнул, что англо-французский союз атакует Германию, а не наоборот, и Молотов подтвердил, что Германия предложила мирные усилия, которые были отклонены “англо-французскими империалистами”.

Уже в Октябре 1939 года, с согласия Гитлера, советские войска оккупировали Эстонию, Латвию и Литву.

Также в Октябре 1939 Сталин послал Молотова в Берлин, чтобы обсудить условия присоединения СССР к Германии, Италии и Японии. Москва и Берлин сделали совместное заявление относительно начавшейся мировой войны.

Сталин продиктовал такой текст: «Англия и Франция несут ответственность за продолжение войны, причем в случае продолжения войны Германия и СССР будут поддерживать контакт и консультироваться друг с другом о необходимых мерах для того, чтобы добиться мира».

Все коммунистические партии мира получили приказ Сталина прекратить антифашистскую пропаганду. Секретариат Коминтерна констатировал: «Англия и Франция стали агрессорами — они развязали войну против Германии и стараются расширить военный фронт с тем, чтобы превратить начатую ими войну в антисоветскую войну».

Европейским коммунистическим партиям было велено сотрудничать с немецкими оккупационными властями.

Сталин и Молотов разорвали дипломатические отношения с правительствами оккупированных европейских стран в изгнании и признали марионеточные правительства, которые были созданы немцами в оккупированных странах. Это было признание и фактическое одобрение всех завоеваний Гитлера.

В 1940 году больше половины советского экспорта уходило в Германию. В общей сложности Гитлер получил от Сталина нефть, зерно, медь, никель, олово, молибден, вольфрам и кобальт — стратегически важные материалы, без которых военная промышленность Германии остановилась бы. Ни в одной другой стране нацисты бы этого не купили.

Жизненно важными для Германии были поставки советского продовольствия

Почти треть немецкого населения работала в сельском хозяйстве, но страна не могла себя прокормить. Военные победы 1940 года не уменьшили зависимость Германии от поставок из Советского Союза. Немцы поставили вопрос об удвоении поставок зерна, которые уже достигли 1 миллиона тонн в год.

И получили согласие — Сталин и Молотов проводили политику умиротворения Гитлера и шли на серьезные уступки в торгово-экономических делах. Они изъявили готовность распечатать стратегические запасы зерна СССР, чтобы удовлетворить просьбу Гитлера.

Весной 1941 года немцы жаловались, что цена на пшеницу и рожь для них высока, и Москва скинула цену на 25 процентов.

В феврале 1940 года в Москве подписали новый договор между СССР и Германией.

В соглашении предусматривалось, что СССР будет поставлять в Германию 1 000 000 тонн фуражного зерна и бобовых, 900 000 тонн нефти, 100 000 тонн хлопка, 500 000 тонн фосфатов, 100 000 тонн хромовых руд, 500 000 тонн железной руды, 300 000 тонн чугуна, 2 400 кг платины, 11 000 тонн меди, 3000 тонн никеля, 950 тонн цинка, 500 тонн молибдена, 500 тонн вольфрама, 40 тонн кобальта. Эти и другие материалы были перевезены через советский и польские территории, и это позволило нацистской Германии обойти британскую морскую блокаду.

Посмотреть статью:  Шок: Сколько платят «врагам» России в телешоу?

Немецкое военное командование получило согласие Москвы заправлять подводные лодки и боевые корабли флота Германии на советских базах. СССР также помог Германии избежать британских военно-морских блокад, обеспечивая базу подводных лодок в северной части Советского Союза в Мурманска.

Читайте также:  Почему в средневековой европе было строго запрещено мыть лицо

10 января 1941 года было подписано соглашение о взаимных торговых поставках до августа 1942 года. В тот же день были заключены договор о советско-германской границе от реки Игорки до Балтийского моря; соглашение о переселении из Литовской, Латвийской и Эстонской ССР немцев в Германию; соглашение об урегулировании взаимных имущественных претензий, связанных с этим переселением.

3 июня 1941 года секретным решением Политбюро одобрило «из особых запасов» дополнительно поставить в Германию тысячи тонн стратегического сырья, необходимого военной промышленности: медь, никель, олово, молибден и вольфрам. Некоторые виды сырья Советский Союз специально покупал в других странах и поставлял Германии. Это были редкие металлы и каучук, без которого бы моторизованные части вермахта через несколько недель остановились.

Между 1939 и 1941 годами Сталин поставляет Гитлеру 1.5 миллион тонн нефти, 1.5 миллион тонн зерна и несколько тысяч тонн каучука, древесины, фосфатов, железа и других металлических руд, в частности, хрома, марганца, и платина. Именно это
торговое соглашение с СССР помогло Германии преодолеть блокаду.

Последний эшелон с советским зерном в Германию прошёл через Западный Буг на Тересполь 22 июня 1941 года, за 1 час 15 минут до нападения на СССР. Кстати за него до сих пор не заплатили.

David Jewberg

  1. Вам может понравиться и это! —  Маршалы СССР Военные мотоциклы Грузовики войны

Источник: https://citifox.ru/2017/02/14/kak-sssr-pomogal-gitleru-strannye-fak/

Девять фактов о параде 7 ноября 1941 года — Православный журнал "Фома"

7 ноября 1941 года состоялся самый важный в истории СССР военный парад. Он показал всему миру, что столицу страны не сдадут ни при каких условиях, а Советский Союз имеет достаточно сил, чтобы сражаться до победы.

За три недели до парада в Москве возникла паника

Хотя военные парады на Красной площади с 1918 года проводились (за редким исключением) два раза в год – 1 мая и 7 ноября, решение о торжественном прохождении войск у стен Кремля осенью 1941 года далось руководству страны нелегко.

Только что закончилась первая фаза германской операции “Тайфун”: в ходе немецкого наступления на Москву в начале октября 1941 года разразилась Брянско-Вяземская катастрофа – войска Брянского, Западного и Резервных фронтов попали в окружение. Единый фронт обороны на время перестал существовать и, по сути, некоторое время путь на Москву для гитлеровцев был открыт.

В главном городе страны 16 октября – после принятия постановления “Об эвакуации столицы СССР” – началась паника: хотя документ был секретный, о нем узнало множество людей, поползли слухи, что Сталин и Политбюро покинули Москву.

Смятение охватило сотни тысяч горожан, в первую очередь, начальников разных мастей.

На несколько дней громадный город с неработающей инфраструктурой, застывшим транспортом и впавшими в ступор милицией и НКВД оказался во власти мародеров и бандитов.

Парад демонстрировал истинные намерения руководства СССР

Советские танки движутся по улицам Москвы на военный парад на Красной площади.

Ситуацию удалось взять под контроль только 19 октября – введя осадное положение, комендантский час и расстрелы на месте “провокаторов, шпионов и прочих агентов врага, призывающих к нарушению порядка”.

Но нужно было еще показать, что Сталин по-прежнему в Кремле, что Москву сдавать не собираются, что “враг будет разбит, победа будет за нами”. И лучшим способом для этого было несмотря ни на что провести традиционный военный парад на главной площади страны в присутствии главы государства.

Это не было просто пропагандистским шагом: руководство страны действительно намерено было сражаться за столицу. Армия готовилась к новой фазе обороны, а верховное командование уже обдумывало то знаменитое контрнаступление, которое обратит оккупантов в бегство зимой 1941 года.

Парад проходил на фоне крупнейшей битвы Второй мировой

Военный парад на Красной площади. На фото видны военнослужащие с самозарядными винтовками Токарева образца 1940 года CВТ-40 в положении «на плечо». К винтовкам примкнуты клинковые однодольные штыки. За спиной солдат — ранцевое снаряжение образца 1936 года, на боку — малые пехотные лопаты. Оригинальное название фото: «После парада — в бой!».

То, что сражение на Курской дуге стало «крупнейшим танковым сражением» Великой Отечественной, а битва за Сталинград – «беспримерной по ожесточенности», давно стало расхожими клише. Но даже эти гигантские стратегические операции, меркнут в сравнении с боями “в белоснежных полях под Москвой”.

Битва за столицу СССР стала одним из самых кровопролитных сражений Второй мировой войны. И та и другая сторона прекрасно понимали всю важность сражения для себя.

В первый и последний раз вермахт сконцентрировал на одном стратегическом направлении сразу три танковые группы (армии).

Для Третьего рейха падение Москвы с высокой долей вероятности означало поражение главного политического соперника и окончание молниеносной войны на Востоке.

Потеря такого важного центра управления и крупнейшего транспортного узла, как Москва, нанесла бы Советскому Союзу чудовищной силы военный, политический и моральный удар. Недаром немцы вперемешку с бомбами сбрасывали листовки: “Москва – не столица, Урал – не граница”.

Парад мог не состояться из-за немецкого воздушного «террора»

Выносной пост противовоздушной обороны на крыше гостиницы «Москва».

Парад до самого последнего момента был под вопросом из-за массированных бомбардировок города, резко участившихся с началом наступления наземных немецких войск.

В конце октября 1941 года бомба взорвалась напротив Центрального телеграфа на улице Горького (сейчас Тверская), убив и ранив множество людей, стоявших в очереди к продовольственному магазину. Тяжелый фугас попал в здание ЦК ВКП (б) на Старой площади. Среди погибших оказался писатель Александр Афиногенов.

Бомба пробила крышу Большого театра, изуродовав здание. Пострадали и другие объекты, в том числе тогдашняя “мэрия” – Московский обком ВКП (б), первый секретарь которого, руководитель города Александр Щербаков был за один день дважды контужен.

Несмотря на тщательную маскировку доставалось и Кремлю. 500-килограммовый фугас, упавший 29 октября во дворе Арсенала убил 45 человек, ранил более 100, разрушил гараж и вызвал пожар.

Пик воздушных налетов пришелся на ноябрь, когда линия фронта подошла так близко к городу, что самолеты со зловещими крестами стали летать над ним не только ночью, но и днем.

При этом нацисты, решив, что так называемые «зажигалки» недостаточно эффективны, стали массированно применять фугасные бомбы. Налеты следовали один за другим, иногда по 5-6 раз за сутки.

И самый мощный из них пришелся на канун парада. 6 ноября, менее чем за сутки до его начала, в три часа дня на Москву с разных курсов и высот пытались прорваться 250 вражеских самолетов. Впрочем, зенитчики и летчики ПВО не подвели – ни один бомбардировщик врага не долетел до цели, а 34 были сбиты.

Синоптики не могли дать точного прогноза на 7 ноября – все метеорологические станции на западе страны были захвачены врагом. Ночь накануне парада была ясной и звездной. Погода стала меняться лишь ближе к утру, когда при температуре +2 °…-2° небо заволокло тучами, и пошел густой снег. Ни один германский самолет не рискнул взлететь в такую погоду.

Парадов было три. И в Москве он прошёл ранним утром

Военные атташе иностранных государств на параде 7 ноября 1941 года в городе Куйбышеве.

Мало кто знает, что в день 24-й годовщины Октябрьской революции в СССР состоялся не один парад, а целых три – в Москве, Куйбышеве и Воронеже.

Первый прошел в столице: из соображений безопасности на два часа раньше обычного – в 8 часов утра. Им командовал начальник гарнизона города генерал Павел Артемьев, а принимал его маршал Семен Буденный.

Он оказался самым коротким – всего 25 минут, в течение которых по брусчатке Красной площади прошли около 28,5 тысячи бойцов и командиров, в том числе и моряки, 140 артиллерийских орудий, 160 танков, 232 автомашины.

Существует расхожий штамп, будто участники парада в тот же день приняли бой с врагом, но это преувеличение.

Многие части действительно сразу же отправлялись в сторону фронта, но основные бои ждали участников парада с середины ноября.

Сталин с трибуны Мавзолея заявил, что “враг не так силён, как изображают его некоторые перепуганные интеллигентики”, и пообещал, что ещё несколько месяцев, “ещё полгода, может быть, годик – и гитлеровская Германия должна лопнуть под тяжестью своих преступлений”.

Кинематографисты на парад опоздали, но получили «Оскар»

Из-за секретности мероприятия кинематографисты, которые должны были снимать парад, опоздали к началу, и синхронно речь Сталина пришлось записывать потом, внутри Кремля, где, несмотря на открытые окна, пар изо рта вождя народов так и не пошел. Но широкий зритель этого не заметил.

Кстати, кадры парада и речь Сталина вошли потом в знаменитую картину Леонида Варламова и Ильи Копалина “Разгром немецких войск под Москвой”. Она стала первой отечественной лентой, удостоившейся приза американской киноакадемии “Оскар” – в 1943 году, в номинации ” лучший иностранный документальный фильм”.

В тот же день состоялись еще два парада.

На трибунах парада в Воронеже был Никита Хрущев, тогда член военсовета фронта

Н. С. Хрущев, член военного совета Юго-Западного фронта с офицерами

С 11 часов утра на центральной площади 20-летия октября в Воронеже прохождением войск – пехотинцев, артиллеристов, мотоциклистов и танкистов – командовал заместитель командующего Юго-Западного фронта генерал Федор Костенко, а принимал парад командующий Юго-Западным фронтом маршал Семен Тимошенко. Было пасмурно и хмуро, при температуре 0°…- 3° шел мокрый снег. Парад завершился демонстрацией жителей города и области.

На трибуне, помимо военных присутствовали партийные руководители и писатели, среди них – Ванда Василевская, Александр Корнейчук и будущий глава государства Никита Хрущев, который в 1941 году был членом военного совета фронта.

Многие участники воронежского парада, так же, как и московского, вскоре отправились на фронт.

700 самолетов над Куйбышевым: единственный воздушный парад за войну

К. Е. Ворошилов принимает парад в Куйбышеве (ныне Самара) 7 ноября 1941 года.

Но самым ярким и необычным стал парад в Куйбышеве, резервной столице СССР. Туда были эвакуированы многие государственные учреждения во главе с формальным главой государства – председателем Президиума Верховного Совета СССР Михаилом Калининым, а также иностранные представительства.

В то морозное утро парадом в городе руководил командующий 60-й резервной армией генерал Максим Пуркаев, а принимал его бывший нарком обороны маршал Климент Ворошилов, который браво гарцевал на коне, объезжая войска, выстроившиеся на площади Куйбышева.

На параде присутствовали “всесоюзный староста” Михаил Калинин, председатель комиссии партийного контроля Андрей Андреев, руководитель профсоюзов страны Николай Шверник, председатель Госплана Николай Вознесенский. А еще представители 22 стран, в частности, английская военная миссия во главе с генерал-лейтенантом Фрэнком Ноэлем Макферланом, военные атташе и иностранные корреспонденты.

Собравшиеся увидели не только торжественный марш наземных войск – от пехоты до танков, – но и единственный за всю войну воздушный парад.

В Москве погода была нелетная, а вот над Куйбышевом пролетели до 700 (!) боевых самолетов, преимущественно новых типов.

Зрители не подозревали, что 230 экипажей 8 авиаполков и 5 авиашкол подготовили этот пролет всего за три дня. Такого впечатляющего зрелища никто не видел ни до, ни после.

Неудивительно, что полуторачасовой парад, а за ним еще и часовая демонстрация трудящихся, в которой участвовало без малого 200 тысяч человек, произвели на иностранцев сильнейшее впечатление, заставив поверить, а затем и рассказать всему миру, что Советский Союз не сломлен и сил у него еще много.

Парад произошёл менее чем за месяц до советского контрнаступления

Подразделение советских лыжников отправляется на фронт по одной из московских улиц после парада на Красной площади 7 ноября 1941 года.

В отличие от союзников СССР, гитлеровское руководство постаралось обойти вниманием произошедшее 7 ноября. Там сохраняли уверенность, что в ближайший месяц овладеют Москвой.

При этом, разведка врага неверно интерпретировала постоянное наращивание советских сил на московском направлении, серьезно ошиблась в оценке количества и качества войск. А потому контрнаступление наших армий, которое началось 5 декабря 1941 года, стало для Берлина совершенной неожиданностью и некоторое время трактовалось как сильные контратаки.

Осознание пришло уже после, когда немецкие части обратились в бегство, теряя массы людей и техники. А в странах гитлеровской коалиции окончательно поняли, что блицкриг провалился, и теперь предстоит изматывающая борьба с СССР и его союзниками. С неизвестными, но очень тяжёлыми потерями и последствиями.

Фото и подписи: waralbum.ru

Источник: https://foma.ru/devyat-faktov-o-parade-7-noyabrya-1941-goda.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector