Что потерял ссср после холодной войны

70 лет назад, в конце зимы 1945 года, Красная армия заняла Варшаву и Будапешт. К началу весны большая часть Восточной Европы была освобождена от нацистов, бои переместились в основном на территорию самой Германии.

В Польше, Венгрии, Румынии и других странах региона утвердились у власти новые правительства – еще не коммунистические, но «покраснеют» они скоро – уже через два-три года, при ощутимом содействии Москвы.

Тогда же, в феврале 1945-го, Ялтинская конференция «большой тройки» предопределила раздел Европы на западную и советскую сферы влияния. Еще не закончилась «горячая» война с Гитлером, а мир уже начал движение в сторону холодной войны между недавними союзниками.

Можно ли было ее предотвратить? И не стоит ли в связи с украинским кризисом Европа на пороге нового долгого военно-политического противостояния, похожего на тогдашнее?

Обсудить эти вопросы Радио Свобода пригласило двух западных историков. Британец Джеффри Робертс – профессор Коркского университета (Ирландия), автор многих книг по истории Советского Союза и Второй мировой войны, часть из которых опубликована в России («Сталин. От Второй мировой до “холодной войны», «Вячеслав Молотов.

Сталинский рыцарь “холодной войны», «Сталинский маршал: Георгий Жуков»).

Профессор Бостонского университета (США), чешско-американский историк Игор Лукеш – автор ряда работ по истории Центральной и Восточной Европы середины прошлого века («Чехословакия между Сталиным и Гитлером», «Мюнхенская конференция 1938: прелюдия ко Второй мировой», «На пороге “холодной войны”: американские дипломаты и шпионы в послевоенной Праге»).

Советизация востока Европы: план или «вдохновение»?

– Совсем недавно отмечалось 70-летие Ялтинской конференции «большой тройки». Много говорилось о том, как лидеры антигитлеровской коалиции чертили новые границы в Европе, прежде всего Восточной.

По вашему мнению, понимали ли тогда западные союзники, что фактически отдают половину Европы во владение диктаторского режима, лишь немногим лучшего, чем гитлеровский? Или в начале 1945 года западный взгляд на СССР был еще совсем иным, чем всего лишь год спустя, когда Уинстон Черчилль произнес свою знаменитую речь в Фултоне?

Рузвельт был подвержен иллюзиям о том, что с «дядей Джо» можно успешно договариваться

Игор Лукеш: Что касается передачи половины Европы Сталину – сомневаюсь, что западные союзники видели это именно так. Возможно, Черчилль в какой-то мере видел, но никак не Рузвельт, который в Ялте был уже очень больным, умирающим человеком, ему оставалась пара месяцев жизни.

Но и тогда, когда он еще был здоров, Рузвельт был подвержен иллюзиям о том, что с «дядей Джо» можно успешно договариваться.

При этом нельзя отрицать, что и Черчилль, и Рузвельт настаивали: в итоговый протокол Ялтинской конференции нужно внести пункт о том, что вопрос о дальнейшей политической ориентации восточноевропейского региона должен быть решен на открытых, свободных и демократических выборах в каждой из соответствующих стран.

Правда, думаю, что это было сделано по принципу «и волки сыты, и овцы целы», поскольку если не Рузвельт, то Черчилль точно догадывался о том, что понимает Сталин под «свободными демократическими выборами».

Что потерял СССР после Холодной войны

Джеффри Робертс

Джеффри Робертс: Западные лидеры в Ялте не думали, что предали страны Восточной Европы, передавая их под сталинский контроль. Следует помнить, что в Ялте была подписана, в частности Сталиным, Декларация об освобождении стран Восточной и Центральной Европы, гарантирующая им свободу и демократию.

Конечно, западные лидеры осознавали, что в освобожденных Красной армией странах какое-то время в послевоенный период будет доминировать советское влияние. Тем не менее они полагали, что в конечном итоге эти страны станут свободными и демократическими. Тем самым требования Сталина в отношении проблем безопасности СССР были бы удовлетворены.

Следует также учитывать, что Черчилль и Рузвельт надеялись, что сотрудничество с Советским Союзом будет продолжено и в послевоенное время. Сталин разделял эти надежды. На конференции в Ялте царил очень оптимистичный взгляд на послевоенный мир.

Союзники предполагали, что впереди у них мирный, демократичный и свободный послевоенный период, когда будет учтена и гарантирована безопасность не только Советского Союза, но и Соединенных Штатов и Великобритании.

– Существовал ли у Кремля сколько-нибудь продуманный план «советизации» Центральной и Восточной Европы? Или же представления Сталина о будущем этого региона поначалу были несколько иными?

Джеффри Робертс: В 1945 году Сталин хотел создать в Центральной и Восточной Европе советскую зону влияния, чтобы обеспечить безопасность своей страны. В то время война шла к концу.

Советский Союз потерял во время войны более 20 миллионов человек, что все еще ощущается в наше время.

Не следует также забывать, что некоторые освобожденные Красной армией страны Восточной и Центральной Европы выступали во время войны на стороне нацистской Германии – в частности Венгрия, Румыния, Болгария, Словакия, Хорватия.

Поэтому неудивительно, что Сталин после войны был озабочен безопасностью западных границ СССР. В конце концов, стремление победившей стороны обладать сферой влияния – традиционная и естественная концепция. Она предполагает наличие дружественных победителю правительств в интересующем его регионе.

Стремление победившей стороны обладать сферой влияния – традиционная и естественная концепция

Кроме того, у Сталина были и политические амбиции в отношении Европы: он стремился к ее политическому и идеологическому преобразованию. Ему хотелось, чтобы местные компартии играли более существенную роль в послевоенной европейской политике.

Всё это Сталин рассматривал как составной элемент будущей безопасности Советского Союза. При этом он надеялся на продолжение сотрудничества с США и Великобританией. Для него было кое-что еще более важное – проблема Германии: предотвращение ее возможной новой агрессивной экспансии.

Это была главная причина его стремления к длительному послевоенному сотрудничеству с западными союзниками.

Таким образом, у Сталина была многоцелевая концепция послевоенного преобразования Европы. Через два-три года после окончания войны оказалось, что эта концепция вылилась в жесткий контроль над освобожденными странами, создавшими коммунистический блок под главенством СССР.

Однако не думаю, что это входило в намерения Сталина в 1945 году; в то время его амбиции еще были довольно ограниченны.

Крах его сотрудничества с западными державами привел к холодной войне, и именно в этом контексте Сталин изменил свою политику в отношении стран Восточной и Центральной Европы, что в конечном итоге привело к советизации и коммунизации этого региона.

Что потерял СССР после Холодной войны

Игор Лукеш

Игор Лукеш: Насчет сталинских планов существует несколько теорий и интерпретаций. Одна из них, действительно, смотрит на советизацию востока Европы и Балкан как на результат заранее составленного Советами плана.

Опираясь на разного рода документы, а также выступления Сталина разных лет, сторонники этой теории утверждают следующее.

Начиная чуть ли не с 1920-х годов, но более активно – по мере ухудшения международной ситуации с середины 30-х, Сталин все чаще развивает такую мысль: большая война будет, но это будет война между империалистическими державами, и в нее СССР поначалу не вступит.

Он подождет, пока «империалистические хищники» истощат друг друга, и тогда Красная армия войдет в Восточную Европу, превратив империалистическую войну в классовую.

Таким образом, кстати, Сталин выступает как последовательный ленинист, так как Ленин, как известно, рассматривал подобные сценарии, когда началась Первая мировая война. То есть, согласно этой версии, события 1945-48 годов в Восточной Европе – это окончание реализации плана, имевшегося у Сталина и Коминтерна по меньшей мере с конца 30-х годов. Ну, естественно, с вариациями, возникшими после того, как война начала развиваться по несколько иному сценарию, чем изначально предполагали в Кремле.

Советы (и нынешнее российское руководство эту черту во многом унаследовало) всегда мыслили более долгими промежутками времени, чем их западные противники

С моей же точки зрения, это было сочетание плана и импровизации. Нельзя отрицать, что Советы (и нынешнее российское руководство эту черту во многом унаследовало) всегда мыслили более долгими промежутками времени, чем их западные противники, особенно американцы. Ведь президентский срок в США – всего 4 года.

Так что в послевоенные годы у Москвы, судя по всему, была убежденность в том, что страны Восточной Европы наконец будут советизированы, – но в Кремле были какое-то время готовы подождать и даже шли на внешне нелогичные шаги.

Например, советские войска были выведены из Чехословакии – одновременно с американскими, находившимися в районе города Плзень, – уже в конце 1945 года.

Почему, если Сталин намеревался подчинить Чехословакию? Не исключено, что тем самым он хотел развязать руки в борьбе за власть в стране местным коммунистам, для которых присутствие советских войск парадоксально было бременем – хотя бы потому, что солдаты Красной армии не всегда корректно вели себя с гражданским населением…

Холодная война как дело выбора

– Профессор Робертс, в своей книге «Войны Сталина» вы пишете: «То, что Сталину не удалось с демократической точки зрения использовать результаты своей победы, безусловно, было следствием политических свойств его диктаторского режима.

Однако вина лежит и на западных политиках, вроде Черчилля и Трумэна.

Они не смогли понять, что, помимо мнимой коммунистической угрозы, существовала возможность создать такое устройство послевоенного мира, которое позволило бы избежать холодной войны с ее идеологическим противостоянием, скрывающим парадоксальную правду: Сталин был диктатором, который победил Гитлера и тем самым помог спасти мир для демократии». Ваша книга вышла 9 лет назад. За это время ваши оценки послевоенной роли Сталина и его западных партнеров не изменились? Что позволяет вам говорить о советском диктаторе как потенциальном партнере, а не противнике демократических стран?

Что потерял СССР после Холодной войны

Черчилль, Рузвельт и Сталин на Ялтинской конференции в феврале 1945 года

Джеффри Робертс: Нет, мои оценки не изменились. Я верю, что холодной войны можно было избежать. Она была делом выбора. Причем этот выбор зависел в большей степени от западных лидеров, чем от Сталина.

Выбор был сделан, поскольку западные лидеры были крайне обеспокоены политикой, которую проводил Сталин в странах Восточной и Центральной Европы, она им казалась угрожающей. Сталин же полагал, что его действия очень ограниченны, умеренны и носят оборонительный характер.

Ему казалось, что это Запад хочет лишить Советский Союз зоны безопасности, возникшей у него после Второй мировой войны. Сталин не хотел холодной войны и стремился ее избежать.

При этом он столкнулся с серьезной проблемой: в случае мирного сосуществования с Западом ему пришлось бы неизбежно подвергнуть советское общество и советскую политическую систему западному влиянию. Он не мог совместить свою власть, свой режим, да и весь советский коммунистический проект с союзом с Западом.

Сталин изолировал свою страну от западного влияния, но в военные год вел сотрудничество с Западом. Холодной войны можно было избежать, партнерство Советского Союза и западных демократий было вполне реально.

Случись это, и либерализация советского режима, начавшаяся после смерти Сталина в 1953 году, могла бы произойти намного раньше, что могло бы привести к более фундаментальным изменениям советского общества и политической системы СССР. Трагедия холодной войны состояла не только в том, что она вызвала крайне опасное международное противостояние, но и в том, что она оказала разрушительное влияние на послевоенное развитие Советского Союза.

– Профессор Лукеш, вы согласны с тем, что часть вины за начало холодной войны лежит на западных партнерах и позднейших противниках Сталина?

Военные планы союзников, прежде всего США, основывались на убежденности: на СССР как союзную державу вполне можно положиться

Игор Лукеш: Запад, конечно, тоже не без вины. Но эту вину я вижу прежде всего в совершенно нереалистичной уверенности западных лидеров, особенно американских, в том, что после войны наступит прочный мир. Военные планы союзников, прежде всего США, основывались на убежденности: на СССР как союзную державу вполне можно положиться.

В это верил слабеющий Рузвельт, умерший незадолго до победы. Его сменил президент Трумэн, не столь доверчивый, но поначалу не искушенный во внешней политике. Ту же иллюзию разделяли и высшие генералы – начальник штаба американской армии Джордж Маршалл, главнокомандующий силами союзников в Европе Дуайт Эйзенхауэр и командующий 12-й группой армий Омар Брэдли.

Для них всех окончание войны представляло собой главным образом проблему логистики: союзные армии должны встретиться с частями Красной армии так, чтобы избежать с ними каких-либо трений. Отсюда – известное решение Эйзенхауэра не рассматривать Берлин как главную стратегическую цель (он даже утверждал, что с военной точки зрения Любек важнее Берлина).

Отсюда же – стратегия Эйзенхауэра и Маршалла, в соответствии с которой американские войска двигались по Германии на юг, в Баварию, оттуда в Австрию, фактически в обход Чехословакии, отнесенной к советской сфере влияния. Все это были шаги политически безграмотных людей. И, конечно, весной 1945 года никто из них не видел в Сталине потенциального противника.

Наоборот – партнера, с которым можно договариваться о стабильности в Европе. В этом состояла их наивность и их ошибка.

  • Новое противостояние
  • – Видите ли вы какие-либо параллели с ситуацией середины 40-х годов прошлого века в нынешнем противостоянии России и Запада из-за Украины?

Что потерял СССР после Холодной войны

Коммунистический пропагандистский плакат с изображением Иосифа Сталина и Клемента Готвальда. Чехословакия, 1949 год

Джеффри Робертс: Начать с того, что Запад рассматривает действия Путина в отношении Украины как агрессивные и экспансионистские. Точно так же Запад относился после войны к европейской политике Сталина, которая также представлялась ему агрессивной и экспансионистской, угрожавшей западным интересам.

Действия Сталина в определенной степени были ответными и оборонительными. Путин также полагает, что политика России в отношении Украины вызвана защитой российских интересов, в частности, интересами национальной безопасности. В обоих случаях Россия и Запад абсолютно по-разному оценивали происходящее в Европе. Кроме того (и это вторая параллель), СССР доминировал в Восточной Европе.

Запад считал его власть и влияние чрезмерными и угрожающими западным интересам. Путин также обладает практически полным контролем над юго-восточной Украиной. Третья параллель состоит в том, что после Второй мировой войны у Сталина и Запада была возможность продолжить сотрудничество и избежать холодной войны. В украинском конфликте создалась аналогичная ситуация.

Путин и Запад стоят перед выбором: расширить конфликт или прийти к сотрудничеству. Россия и Запад стоят сейчас перед важным политическим выбором, как было после Второй мировой войны. Но главная параллель, на мой взгляд, состоит в том, что после Второй мировой войны был сделан ошибочный выбор в международных отношениях, который привел к холодной войне.

Сейчас также сделан ошибочный выбор, который потенциально чреват новой холодной войной между Россией и Западом.

Запад начал интересоваться Украиной и ее проблемами на 10-15 лет позже, чем стоило бы

Игор Лукеш: Некоторые ошибки западных лидеров повторяются. Об одной я уже упомянул: это склонность в первую очередь Соединенных Штатов мыслить краткими промежутками времени. У России видно преимущество по части долгосрочного планирования и терпеливости.

Читайте также:  Зачем младший брат александра невского просил помощи у золотой орды

Собственно, это проистекает из различия между демократией, где от политиков общество ждет успехов, в противном случае – до свидания, и авторитарным режимом, где лидер может делать почти все что хочет, не неся ответственности перед избирателями, как сейчас фактически господин Путин.

По отношению же к Украине главную ошибку Запада я вижу в том, что долгие годы Европа и США ей особенно не интересовались, в то время как Кремль строил там сеть своих контактов, влияния.

И только потом, когда начался Майдан и кризис на Украине приобрел столь острую форму, что игнорировать его стало невозможно, – тут европейцы и американцы от относительного бездействия перешли к лихорадочным действиям.

Запад начал интересоваться Украиной и ее проблемами на 10-15 лет позже, чем стоило бы. В этом я вижу большой просчет.

Источник: https://www.svoboda.org/a/26860652.html

Как Запад потерял Россию. И мог ли он ее не потерять?

Может быть, Запад просто не понял Путина? Может быть, нынешнее противостояние стало ошибкой, трагическим результатом недопонимания между Россией и Западом, которые еще 15 лет назад могли построить прочный мир, основанный на доверии и взаимопонимании? Такими вопросами все чаще задаются западные интеллектуалы. Однако они опоздали почти на 20 лет.

Недавно в интервью Der Spiegel похожую точку зрения высказал Хорст Тельчик, бывший советник по вопросам внешней политики и безопасности экс-канцлера Германии Гельмута Коля.

По его словам,
Владимир Путин в начале 2000-х годов был настроен на сближение с Европой, но она сама отказалась идти навстречу России.

Экс-советник высказал уверенность, что Путин тогда был готов обсуждать даже членство в НАТО и создание глобальной зоны торговли Россия — ЕС.

Тельчик и многие другие западные эксперты и бывшие политики, высказывающие аналогичную точку зрения, совершенно правы. Однако где они были раньше, пока занимали высшие посты в западной политической иерархии и когда наше настоящее было еще туманным будущим, зависевшим в том числе от их решений?

Завороженные кризисом

Кризис в отношениях России и Запада не просто вернул мир в эпоху холодной войны. Сегодня уровень доверия между Москвой и западными столицами ниже, чем он был в период последнего пика противостояния СССР и США в 1981–1983 годах. Как следствие, за период с 2014 по 2019 год вероятность глобального военного конфликта превратилась из невозможной во вполне реальную.

Быстрота распада казавшегося незыблемым миропорядка потрясла многих представителей западных элит и заставила всерьез задуматься о причинах этого геополитического катаклизма. В действительности предпосылки к кризису складывались постепенно, на протяжении всех последних 25 лет — с конца 1980-х, только Запад отказывался это замечать, несмотря на предупреждения России.

Медовый месяц

В конце 1980-х отношения между Москвой и западными столицами выглядели радужно: медовый месяц в отношениях СССР, а затем России и Запада начался с разрушения Берлинской стены и вывода Советской армии из ГДР и других государств Варшавского блока в 1989 году. Однако уже тогда появилась разница в восприятии этих событий.

Михаил Горбачев (как бы ни относиться к его роли в распаде СССР) воспринимал происходившее как ликвидацию противостояния и ядерной угрозы миру, прекращение холодной войны на договорных условиях. США расценили это как свою победу в холодной войне и безоговорочную капитуляцию СССР. Впоследствии в США даже отлили медаль «За победу в холодной войне».

 Если посмотреть на реальные последствия тех событий, то США в своей оценке были правы.

С начала 1990-х в отношениях Запада к России произошел настоящий перелом. Русские стали интересны, они были желанными гостями (и развлечением) на многочисленных тусовках и форумах.

Западные элиты наслаждались, когда бывшие комсомольцы, перекрасившиеся в бизнесменов и политиков, наперебой клялись на международных форумах в своей приверженности рыночной экономике, новым отношениям с США и ЕС, не забывая обвинять СССР в минувших ужасах холодной войны, репрессиях, оккупации европейских народов и прочее, и прочее.

Российским дипломатам, которые продолжали хотя бы пытаться отстаивать геополитические интересы страны в мире, с утонченной вежливостью объясняли, что СССР проиграл холодную войну, а его осколок, Россия, живет на кредиты МВФ и должна быть довольна возможностью выполнять его рекомендации по построению нормальной рыночной экономики и цивилизованного демократического общества. Потом в откровенных беседах с друзьями они признавались, что, возвращаясь после таких переговоров домой, они буквально не могли сдержать слез от осознания унижения и бессилия.

Однако этих людей на Западе воспринимали как досадный пережиток Светского Союза, которым нужно побыстрее менять мировоззрение.

В целом в западных СМИ и в обществе к России и русским царило благодушно-насмешливое отношение, а в российском медийном пространстве в отношении Запада доминировал заискивающе-завистливый тон.

Эти тенденции в СМИ активно цементировались и укреплялись при помощи многочисленных западных экспертных организаций, фондов и аналитических центров, дававших гранты и проводивших форумы для молодых журналистов. 

Первая Чеченская и первая ссора

Первое обострение отношений произошло задолго до Путина. Тон западных СМИ в отношении России кардинально поменялся в одночасье после начала первой Чеченской войны (1994–1996 годов).

Мало кто сейчас помнит, какой выплеск ненависти произошел в этот момент в западных СМИ, что, кстати, стало большой неожиданностью для новой российской элиты во главе с Борисом Ельциным.
Сейчас причины этой вспышки вполне понятны. Россия вдруг отказалась распадаться, как это сделал Советский Союз.

Вместо того чтобы каяться в грехах предков перед каждым отколовшимся кусочком территории, эта страна (к которой Запад не испытывал ни малейшего уважения, а лишь иногда — снисходительную жалость) вдруг попыталась показать зубы.

Что потерял СССР после Холодной войны

Российские войска в районе Президентского Дворца, Грозный, 1 февраля 1995 года

© Геннадий Хамельянин/ТАСС

Первая Чеченская была болезненной и трагической кампанией, однако она же дала мощный толчок зарождающемуся самосознанию новой России, ее обществу, элитам, спецслужбам и армии. Суть первого урока заключалась в осознанном воспоминании, что у государства есть собственные интересы, которые нужно отстаивать даже перед лицом стратегических партнеров.

Через тернии к?

Приход Владимира Путина на пост сначала и.о. премьер-министра, а затем и главы правительства России во второй половине 1999 года совпал по времени с двумя войнами.

В марте Югославия подверглась бомбардировкам НАТО, в результате которых был запущен политический процесс ликвидации Югославии как суверенного государства.

7 августа 1999 года началось вторжение боевиков Басаева и Хаттаба в Дагестан, положившее начало второй Чеченской войне.

Эти войны принесли еще два урока.

Во-первых, стало понятно, что Россия способна защищать себя собственными силами, даже невзирая на противодействие Запада и масштабную подпитку террористических группировок на нашей территории радикальными исламистскими организациями с Ближнего Востока.

Во-вторых, было продемонстрировано, что сила остается ключевым инструментом международной политики, и Запад готов прибегать к ее использованию для достижения собственных целей, хотя и не без колебаний и сомнений.

О членстве россии в нато

Однако и тогда внешнеполитический курс нового руководства России оставался направленным на развитие стратегического партнерства с Западом.

Несмотря на усиление радикальных и даже националистических позиций в российском обществе, Москва активно обсуждала с Вашингтоном и Брюсселем возможности создания новой системы обеспечения безопасности в Европе, которая исключила бы риск войн между ведущими государствами.

Сегодня на волне кризиса в отношениях с Западом многие эксперты объясняют эту позицию слабостью России того времени, однако дело здесь далеко не только в соотношении сил.

И на Западе, и в России в тот момент, как и сейчас, было понимание недопустимости и бессмысленности прямого военного конфликта.

Объединение же экономических и военных потенциалов США, России и Евросоюза позволило бы его участникам минимизировать военные расходы, сделав ставку на экономическое развитие.

Дело было за малым — договориться о правилах игры, на которых такое объединение стало бы возможным.

Что потерял СССР после Холодной войны

Военный городок российского батальона миротворческих сил ООН в районе аэродрома Клиса, Югославия, 1995 год

© Анатолий Морковкин/ТАСС

После войны в Югославии и вызванного ей очередного кризиса в отношениях России и НАТО вновь встал вопрос о том, как строить отношения дальше. В этот момент даже обсуждалась возможность вхождения России в НАТО. Это, кстати, был уже, как минимум, третий раз, когда Москва всерьез рассматривала возможность вступления в альянс, но вновь получила отказ.

Возможность вступления заблокировали сами государства НАТО, выкатив России длинный список критериев по развитию демократии, гражданского общества реформ и сокращения армии, которые она должна была выполнить, чтобы претендовать на вступление в альянс.

В эти игры Москва играть была не готова: у всех были свежи в памяти 1990-е годы с внешним управлением со стороны МВФ, жестким контролем иностранных наблюдателей и советников на выборах, оправдательными приговорами ЕСПЧ с требованием миллионных компенсаций по чеченским делам, при укрывательстве лидеров террористов в Великобритании и других странах.

Проклятие СРН

Тогда родилась идея создания Совета Россия — НАТО (СРН), который и появился в 2002 году. Замысел был исключительно продвинутым: в Основополагающем акте Россия — НАТО 1997 года записано, что все страны — участницы этого совета выступают в национальном качестве.

То есть не Россия стоит перед лицом на тот момент 19 государств НАТО, а проходит равноправная и откровенная дискуссия между всеми участниками, где каждое государство говорит от своего имени.

Это позволяло бы обсуждать проблемы европейской безопасности без оглядки на блоковые ограничения.

Конечно, эта идея оказалась утопией. Поскольку, если бы ее удалось реализовать, само существование НАТО было бы поставлено под сомнение. Ведь в СРН страны НАТО получили бы право спорить друг с другом, а главное с неоспоримым лидером блока — США в присутствии России.

В результате с самого начала работы Совета Россия — НАТО стало ясно, что в реальности все темы, которые обсуждались на нем, сначала прорабатывались между государствами альянса в Совете НАТО, и лишь затем общая позиция НАТО озвучивалась в СРН для России. То есть формат международной структуры, которая должна была обеспечить прямой диалог о безопасности в Европе суверенных государств был подорван с самого начала, и все вернулось к дискуссии между Россией и единым блоком.

Провал СРН как форума, который должен был работать в любых условиях, стал очевиден в августе 2008 года, когда в ответ на предложение постпреда России при НАТО Дмитрия Рогозина созвать его заседание для обсуждения агрессии Грузии против Южной Осетии, делегация США открыто заблокировала его проведение. Вместо этого было созвано заседание Североатлантического совета, по итогам которого США и страны НАТО потребовали от России немедленно прекратить «агрессию против Грузии». Работа СРН оставалась заблокирована до середины 2009 года.

В 2000-е годы отношения Росси и Запада дополнительно осложнялись вторжением США в Ирак, односторонним выходом Вашингтона из договора по противоракетной обороне и его же планами по созданию глобальной системы ПРО.

 Помимо этого, Россию беспокоило расширение НАТО и ситуация вокруг Договора об обычных вооруженных силах в Европе, который был заключен еще в 1990 году и не отражал новые реалии присутствия военных НАТО у границ России.

Мюнхенская речь

О накопившихся противоречиях заявил 10 февраля 2007 года Владимир Путин в своей речи на Международной конференции по безопасности в Мюнхене. «Для современного мира однополярная модель не только неприемлема, но и вообще невозможна», — сказал тогда Путин.

Он прямым текстом предложил начать реформирование современного мироустройства, чтобы избежать хаоса и того кризиса, в котором мир оказался сегодня. Ответ американского истеблишмента оказался предельно агрессивным — речь Путина расценили как «возврат к холодной войне» и «вызов свободному миру».

Именно с этого момента начались целенаправленные антироссийские медийные кампании и на Западе начали форсировать тему возможных санкций против РФ. Риторика западных лидеров резко ужесточилась, а параллельно выросла их поддержка антироссийских режимов на постсоветском пространстве, которая уже в 2008 году привела к войне в Грузии.

Несмотря на озвученную при президенте Бараке Обаме в 2009–2010 годах политику «перезагрузки», ни одна из проблем, обозначенных Путиным в Мюнхене, даже не начала решаться.

Продолжение политики «демократизации» отсталых европейских стран привело к перевороту на Украине в 2014 году, когда Россия на основании уже накопленного опыта в отношении с Западом была вынуждена принимать решение, как она сможет обеспечить безопасность своих граждан в Крыму после расстрелов людей на майдане в Киеве и Корсуньского погрома…

Иная история?

Так неверно ли понял Запад Путина и могли ли отношения России и Запада сложиться иначе? Да, неверно, и нет, не могли. Путина не захотели слушать, вернее — просто не могли позволить себе его услышать.

Динамика отношений России и Запада была заложена с 1990-х годов прошлого века, и изменить ее без геополитических потрясений в 2000-х было для Вашингтона непосильной задачей, даже если бы он этого хотел.

  

США списали Россию вчистую после распада Советского Союза, наслаждаясь мыслью об окончательной победе в холодной войне. Они потеряли момент, когда мир изменился, когда Вашингтону нужно было перестать диктовать свои условия и начать договариваться.

Миф о России как о «стране-бензоколонке» оказался настолько сильным, что вызвал в Брюсселе и Вашингтоне острую обиду на Москву за сам факт ее устойчивости к санкциям.

Могли ли США, получив в 1989 году мировое господство, действовать иначе, в частности, в Европе, и в качестве жеста доброй воли, например, распустить НАТО вслед за распадом Варшавского блока? Это невозможно себе представить.

Что потерял СССР после Холодной войны

Штаб-квартира НАТО в Брюсселе

© Ludovic Marin/Pool via REUTERS

Сама по себе НАТО — организация не плохая и не хорошая. Она антироссийская по своей изначальной задаче, структуре и идеологии. Единственным реальным, потенциальным и просто возможным военным противником альянса является Россия.

Бессмысленно также обсуждать, агрессивная она или оборонительная. Это военный блок, который использует как наступательные, так и оборонные доктрины, лидирующую и решающую роль в нем играют США. Однако, как бы то ни было, сохранение и расширение этой структуры трудно не признать одной из ключевых и трагических ошибок Запада в отношениях с Россией.

Источник: https://tass.ru/opinions/6222479

Горячее небо холодной войны: история столкновений в воздухе

Что потерял СССР после Холодной войны Правообладатель иллюстрации Reuters Image caption Прошлое и настоящее: основной истребитель ВВС США Второй мировой войны «Мустанг» и новейший «Раптор» на авиашоу в Калифорнии

  • Военные США и России в ближайшее время должны провести уже третью по счету телеконференцию о безопасности полетов в воздушном пространстве Сирии, или, как выражаются журналисты, о разделе сирийского неба.
  • 10 октября американские и российские боевые самолеты «оказались на расстоянии визуальной идентификации друг от друга», сблизившись на дистанцию от 16 до 32 км.
  • Военные двух стран пытаются договориться о том, каким образом координировать свои действия, чтобы избежать «ненамеренных инцидентов» в небе над Сирией.
  • Вашингтон и Москва независимо друг от друга проводят там операции ВВС, цели которых разнятся.
Читайте также:  Какие украинские казаки стали разбойниками

Обе стороны бомбят наземные объекты, так что обстрелять по ошибке чужой самолет, вроде бы, затруднительно. Однако незапланированные «сближения», вроде того, что имело место в минувшую субботу, создают нервозную обстановку.

События в Сирии напоминают о конфронтации в воздухе периода холодной войны.

Десятки инцидентов, сотни погибших

По имеющимся данным, только с 1950-го по 1983 год летчики СССР и США с их союзниками применяли оружие друг против друга около 40 раз. Назвать точную цифру невозможно, поскольку данные о некоторых эпизодах исходили лишь от одной из сторон, а другая информацию не подтверждала.

Без учета боевых потерь в ходе корейской, вьетнамской и ближневосточных войн, лишь в результате различных «недоразумений», Запад за это время потерял 27 самолетов и вертолетов и 139 военнослужащих, а СССР — всего шесть машин.

Не считая гибели южнокорейского «Боинга» в 1983 году, самым крупным по числу жертв — 17 человек — был инцидент 2 сентября 1958 года, когда четыре советских истребителя МиГ-17 атаковали и сбили американский разведывательный самолет «Геркулес». Он упал в Армении. Останки погибших были возвращены Ереваном спустя 40 лет.

По оценкам военных историков, дисбаланс объясняется как большей жесткостью и несдержанностью Москвы, так и тем обстоятельством, что именно СССР был практически со всех сторон окружен американскими базами, а не наоборот.

Правообладатель иллюстрации Reuters Image caption Гибель рейса MH17 над Донбассом сравнивают с трагедией южнокорейского «боинга» в 1983 году

Вашингтон утверждал, что в большинстве случаев нарушения воздушного пространства СССР и его союзников либо не было, либо это была случайная ошибка. Советская сторона всякий раз говорила о «преднамеренной провокации».

  1. Во многих случаях советские политики и генералы вели себя непредсказуемо: закрывали глаза на незначительные вольности другой стороны, а в какой-то момент по причинам, известным только им, вдруг решали положить этому конец и без предупреждения приказывали своим летчикам стрелять на поражение.
  2. Особенно ярко это проявилось в районе границы между двумя Германиями в 1960-1964 годах.
  3. Прежде она де-факто рассматривалась не как государственная, а как разграничительная линия между оккупационными зонами бывших союзников.
  4. После возведения Берлинской стены советские ВВС устроили настоящую охоту на американские и британские самолеты, допустившие малейшее нарушение, причем, как вспоминал бывший командующий 16-й воздушной армией Иван Пстыго, ставилась задача не вытеснить их из своего воздушного пространства или принудить к посадке, а «наказать виновника во что бы то ни стало».

«В счет будущей войны»

Еще не закончилась война, а 18 марта 1945 года американские истребители «Мустанг» в районе Кюстрина по ошибке вступили в бой с советскими истребителями «Як-3» и сбили шесть самолетов. Двое пилотов погибли, один был ранен.

В свою очередь, советский ас Иван Кожедуб 17 апреля, также по недоразумению, сбил два «Мустанга».

Пилоты всех воюющих стран скрупулезно вели счет воздушным победам, но «Мустанги» Кожедубу, естественно, не зачли. Командир авиакорпуса генерал-лейтенант Евгений Савицкий сказал: «Никому не рассказывай. Эти победы — в счет будущей войны».

Первые выстрелы

После того, как советские и американские войска в начале сентября 1945 года вступили в Корею, американские самолеты первое время свободно летали над советской зоной, направляясь в Маньчжурию за своими бывшими пленными. Но уже через два месяца прибывшая из Москвы комиссия потребовала «навести порядок».

  • Очередная «воздушная крепость» Б-29 была перехвачена четверкой советских истребителей, которые стали заводить ее на посадку.
  • Сначала экипаж отказывался подчиниться, но когда истребитель очередью поджег один из двигателей, им пришлось приземлиться на советском аэродроме.
  • Летчиков отправили на родину, но самолет не отдали, а отправили в Москву для изучения.

Когда советские офицеры поинтересовались у американского командира, почему он не открыл ответный огонь, тот искренне изумился: «Как, стрелять по русским?».

Бой над Мерклином

Вскоре это перестало казаться немыслимым. 10 марта 1948 года случилось первое вооруженное столкновение между советским и западным блоками в Европе: воздушный бой над Мерклином, пограничной деревней в западной Чехии.

Два советских истребителя сбили американский военный самолет, якобы нарушивший чехословацкую границу с разведывательным заданием. Пилот катапультировался.

Драма над Балтикой

8 апреля 1950 года советские истребители сбили в районе Лиепаи самолет ВМФ США PB4Y-2 «Приватир». Машина упала в море, все 10 членов экипажа погибли.

  1. Случай имел сильный резонанс, как из-за беспрецедентного на тот момент количества жертв, так и потому, что «Приватир», по словам хозяев, выполнял законную патрульную миссию над нейтральными водами Балтики.
  2. Советская сторона утверждала, что это был не «Приватир», а «летающая крепость» Б-29, что самолет получил фатальные повреждения над Латвией и якобы первым открыл огонь по приближавшимся истребителям.
  3. По имеющимся данным, ноты, которыми обменялись Москва и Вашингтон, редактировали лично Иосиф Сталин и Гарри Трумэн.

Удар по аэродрому

8 октября 1950 года два американских истребителя-бомбардировщика F-80 «Шутинг стар» во время боевого вылета против наземных целей в Северной Корее отклонились от курса и по ошибке атаковали аэродром «Сухая речка» под Владивостоком, повредив восемь стоявших на земле советских истребителей американского производства «Кинг кобра».

США принесли официальные извинения, командир авиагруппы был переведен с понижением на штабную работу.

Единственное признание

22 июня 1955 года американский патрульный самолет P2V «Нептун» был атакован советскими истребителями МиГ-15 над нейтральными водами Берингова пролива и разбился при попытке сесть на принадлежащем США острове Святого Лаврентия. Члены экипажа отделались травмами.

Данный случай примечателен тем, что является единственным в истории, когда Советский Союз признал свою ошибку и выплатил компенсацию в 725 тыс. долларов — вдвое меньше, чем запросили США.

Чей борт?

27 июня 1958 года американский транспортный самолет С-118 во время полета из ФРГ в Пакистан слегка «зацепил» советское воздушное пространство над Арменией, был немедленно подбит и совершил аварийную посадку. Экипаж освободили через неделю.

Пикантность этой истории придали утверждения советской прессы, будто бы это был личный борт директора ЦРУ Аллена Даллеса.

Полет Пауэрса

Правообладатель иллюстрации AP Image caption Фрэнсиса Пауэрса приговорили к 10 годам колонии, но вскоре обменяли на советского разведчика Рудольфа Абеля

1 мая 1960 года американский самолет-разведчик У-2 был сбит советским зенитно-ракетным комплексом С-75 в районе Свердловска.

Говорить о недоразумении в данном случае не приходится — разведывательную миссию У-2 никто не отрицал.

Инцидент примечателен политическими последствиями (отменой запланированного визита Дуайта Эйзенхауэра в Москву и длительным замораживанием советско-американских отношений), а также тем, что ракетчики заодно с американской машиной сбили поднявшийся на ее перехват собственный истребитель МиГ-19, причем американский пилот Фрэнсис Пауэрс благополучно приземлился на парашюте, а его советский коллега Сергей Сафронов погиб. Публике об этом сообщили через 30 лет.

«Черная суббота»

К 27 октября 1962 года Москва и Вашингтон уже приступили к конфиденциальным контактам с целью выхода из Карибского кризиса. Но тут Фидель Кастро приказал кубинским ПВО сбивать американские разведывательные самолеты. Стреляли много, однако ни в кого не попали.

Рядовые советские участники операции тоже были настроены воинственно. Командир одного из зенитно-ракетных дивизионов капитан Антонец сообщил в штаб, что в зоне его ответственности замечен У-2, и попросил разрешения поддержать огнем кубинских товарищей.

Ему ответили, что советские войска соответствующего приказа не получали и требуется санкция командующего Плиева, а того в данный момент нет на месте. Но капитан принял решение самостоятельно и сбил самолет. Погиб пилот Рудольф Андерсон.

  • Историки называют этот день «черной субботой» и считают кульминацией Карибского кризиса.
  • Именно тогда сделалось ясно, что мировая война может начаться в любой момент из-за случайности и помимо воли первых лиц.
  • Узнав об уничтожении У-2, советское руководство пошло на беспрецедентный шаг: чтобы не тратить времени на передачу текста по дипломатическим каналам, примирительное послание Хрущева к Кеннеди было зачитано прямо в радиоэфире.

Пошли на таран

28 сентября 1973 года иранский разведывательный самолет RF-4C «Фантом» вошел в воздушное пространство СССР в Закавказье. Посланный на перехват пилот «МиГа» Геннадий Елисеев безуспешно израсходовал все ракеты, после чего совершил сверхзвуковой воздушный таран.

  1. Два члена экипажа иранского самолета катапультировались и были освобождены через неделю, а Елисееву посмертно присвоили звание Героя Советского Союза.
  2. 16 июля 1981 года пилот перехватчика Су-15 Валентин Куляпин таранил аргентинский транспортный самолет, совершавший тайный транспортный рейс по маршруту Тель-Авив — Тегеран и непреднамеренно вторгшийся в воздушное пространство над Арменией.
  3. На сей раз погибли все четыре члена экипажа транспортника, включая одного британца, а Куляпин выжил и получил орден Красного Знамени.

Жесткая посадка

20 апреля 1978 года пассажирский «Боинг-707» компании «Korean Air Lines» с 97 пассажирами на борту, выполняя рейс из Парижа в Сеул, отклонился от маршрута и вторгся в воздушное пространство СССР в районе Мурманска.

По советской версии, экипаж не реагировал на сигналы; по утверждению командира «Боинга», огонь был открыт без предупреждения.

Перехватчик Су-15 выпустил по авиалайнеру две ракеты и отстрелил ему часть крыла. «Боинг» совершил аварийную посадку на лед озера Корпиярви на севере Карелии. Два пассажира погибли, 13 получили травмы.

Трагедия над Сахалином

  • Примерно две трети жертв холодной войны в воздухе, 269 человек, погибли в один день 1 сентября 1983 года, когда советский перехватчик сбил над Сахалином южнокорейский «Боинг», следовавший из Нью-Йорка в Сеул и отклонившийся от маршрута из-за ошибки автопилота и невнимательности экипажа.
  • На волне эмоций в СССР высказывались предположения, будто американцы умышленно направили самолет в советское воздушное пространство с целью проверить на прочность ПВО потенциального противника, в США — будто коммунисты сознательно уничтожили мирных пассажиров, чтобы запугать мир своей неумолимой жестокостью.
  • Рассекреченные документы и данные бортовых самописцев сбитого лайнера свидетельствуют, что случилось чудовищное недоразумение, помноженное на атмосферу холодной войны.
  • Юрий Андропов в разговоре с советским послом в Вашингтоне Анатолием Добрыниным бранил «тупоголовых генералов, совсем не думающих о большой политике», но слов сожаления для погибших не нашел.

Советское правительство признало факт уничтожения лайнера и выразило сожаление по поводу гибели ни в чем не повинных людей лишь 7 сентября. Ранее было выпущено знаменитое заявление ТАСС, в котором утверждалось, что «самолет-нарушитель продолжал полет в сторону Японского моря». Слова «удалиться в сторону Японского моря» стали классикой советского черного юмора.

Согласно протоколу заседания политбюро от 2 сентября, Михаил Горбачев, тогда молодой выдвиженец из провинции, за несколько часов ограничился единственной ремаркой: «Самолет долго находился над нашей территорией. Если он сбился с курса, американцы могли поставить нас в известность».

Вопроса, почему советские власти не попытались, в свою очередь, связаться с компетентными представителями США или Южной Кореи, не возникло.

В 1986 году СССР, США и Япония создали единую систему слежения за движением авиатранспорта над северной частью Тихого океана и установили прямую связь между своими диспетчерскими службами.

Политическая воля

Правообладатель иллюстрации UK Defemce Ministry Image caption Привычное дело: истребитель «Тайфун» британских Королевских ВВС сопровождает российский стратегический бомбардировщик Ту-95 над Северным морем

Регулярные патрульные и тренировочные полеты стратегических бомбардировщиков над Атлантическим и Северным Ледовитым океанами, проводившиеся как американскими, так и советскими и российскими ВВС на протяжении десятилетий, вызывали взаимное недовольство, но серьезных инцидентов не повлекли.

По мнению военных экспертов, этому способствовали их рутинный характер, а главное, чувство ответственности обеих сторон. Как показал опыт, чтобы инциденты в небе не превращались в трагедии, сторонам надо не бравировать надменной неуступчивостью, а общаться.

Источник: https://www.bbc.com/russian/international/2015/10/151014_cold_war_air_incidents

Холодная война

«Холодная война» — термин, которым принято обозначать период в мировой истории с 1946 по 1989 гг., характеризующийся противостоянием двух политических и экономических сверхдержав — СССР и США, являющихся гарантами новой системы международных отношений, созданной после Второй мировой войны.

Происхождение термина.

Считается, что впервые выражение «холодная война» употребил известный британский писатель — фантаст Джордж Оруэлл 19 октября 1945 г. в статье «Ты и атомная бомба».

По его мнению, страны, обладающие ядерным оружием, будут главенствовать в мире, при этом между ними будет постоянно идти «холодная война», т. е. противостояние без прямых военных столкновений.

Его прогноз можно назвать пророческим, поскольку на момент окончания войны США обладало монополией на ядерное оружие. На официальном уровне это выражение прозвучало в апреле 1947 г. из уст советника президента США Бернарда Баруха.

Фултоновская речь Черчилля

После окончания Второй мировой войны отношения между СССР и западными союзниками стали быстро ухудшаться. Уже в сентябре 1945 г. Объединенный комитет начальников штабов одобрил идею нанесения США первого удара по потенциальному противнику (имелось в виду использование ядерного оружия). 5 марта 1946 г.

бывший премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль в своей речи в Вестминстерском колледже города Фултон в США в присутствии американского президента Гарри Трумэна сформулировал цели «братской ассоциации народов, говорящих на английском языке», призвав их сплотиться для защиты «великих принципов свободы и прав человека». «От Штеттина на Балтике до Триеста на Адриатике опустился над Европейским континентом железный занавес», а «Советская Россия хочет…безграничного распространения своей силы и своих доктрин». Фултонская речь Черчилля считается поворотом к началу «холодной войны» между Востоком и Западом.

«Доктрина Трумэна»

Весной 1947 г. президент США обнародовал свою «Доктрину Трумэна» или доктрину «сдерживания коммунизма», согласно которой «мир в целом должен принять американскую систему», а Соединенные Штаты обязаны вступить в бой с любым революционным движением, любыми притязаниями Советского Союза.

Определяющим при этом был конфликт двух образов жизни. Один из них, по словам Трумэна, базировался на правах личности, свободных выборах, законных институтах и гарантиях от агрессии.

Другой – на контроле над прессой и средствами массовой информации, навязывании воли меньшинства большинству, на терроре и угнетении.

Одним из инструментов сдерживания стал американский план экономической помощи, объявленный 5 июня 1947 г. государственным секретарем США Дж. Маршаллом, заявившего об оказании безвозмездной помощи Европе, которая будет направлена «не против какой-либо страны или доктрины, а против голода, бедности, отчаяния и хаоса».

Первоначально СССР и страны Центральной Европы проявили заинтересованность в плане, но после переговоров в Париже, делегация 83 советских экономистов во главе с В.М. Молотовым покинула их по указанию В.И.

Сталина. Примкнувшие к плану 16 стран получили значительную помощь с 1948 по 1952 гг., его реализация фактически завершила раздел сфер влияния в Европе. Коммунисты потеряли свои позиции в Западной Европе.

Коминформбюро

В сентябре 1947 г. на первом совещании Коминформбюро (Информационное бюро коммунистических и рабочих партий) прозвучал доклад А.А.

Жданова об образовании в мире двух лагерей – «лагерь империалистический и антидемократический, имеющий своей основной целью установление мирового господства и разгром демократии, и лагерь антиимпериалистический и демократический, имеющий своей основной целью подрыв империализма, укрепление демократии и ликвидации остатков фашизма».

Читайте также:  Бухарский эмират: что стало с независимым государством в россии

Создание Коминформбюро означало появление единого центра руководства мировым коммунистическим движением. В Восточной Европе коммунисты полностью берут власть в свои руки, многие оппозиционные политики уезжают в эмиграцию. В странах начинаются социально-экономические преобразования по советскому образцу.

Берлинский кризис

         Этапом углубления «холодной войны» стал Берлинский кризис. Еще в 1947г. западные союзники взяли курс на создание на территориях американской, английской и французской оккупационных зон западногерманского государства.

В свою очередь СССР попытался вытеснить союзников из Берлина (западные сектора Берлина представляли собой изолированный анклав внутри советской зоны оккупации). В результате произошел «берлинский кризис», т.е. транспортная блокада западной части города со стороны СССР. Однако в мае 1949 г. СССР снял ограничения на перевозки в Западный Берлин.

Осенью того же года произошло разделение Германии: в сентябре была создана Федеративная республика Германия (ФРГ), в октябре Германская демократическая республика (ГДР).

Важным последствием кризиса стало основание руководством США крупнейшего военно-политического блока: 11 государств Западной Европы и США подписали Североатлантический договор о взаимной обороне (НАТО), согласно которому, каждая из сторон обязалась оказывать немедленную военную помощь, в случае нападения на любую страну, входящую в блок. В 1952 г. к пакту присоединились Греция и Турция, в 1955 г. – ФРГ.

«Гонка вооружений»

         Другой характерной чертой «холодной войны» стала «гонка вооружений». В апреле 1950 г.

была принята директива Совета национальной безопасности «Цели и программы США в области национальной безопасности» (СНБ-68), которая основывалась на следующем положении: «СССР стремится к мировому господству, советское военное превосходство все более увеличивается, в связи с чем переговоры с советским руководством невозможны». Отсюда делался вывод о необходимости наращивания американского военного потенциала. Директива ориентировалась на кризисную конфронтацию с СССР «до тех пор, пока не произойдет изменения в характере советской системы». Таким образом СССР был вынужден включиться в навязанную ему гонку вооружений. В 1950-1953 гг. произошел первый вооруженный локальных конфликт с участием двух сверхдержав в Корее.

После смерти И.В. Сталина новое советское руководство, возглавляемое Г.М. Маленковым, а затем Н.С. Хрущевым, предприняло ряд крупных шагов для смягчения международной напряженности. Заявив, что «нет такого спорного или нерешенного вопроса, который не мог бы быть разрешен мирным путем», советское правительство договорилось с США об окончании Корейской войны.

В 1956 г. Н.С. Хрущев провозгласил курс на предотвращение войны и заявил, что «фатальной неизбежности войны нет». Позднее в Программе КПСС (1962 г.) подчеркивалось: «Мирное сосуществование социалистических и капиталистических государств – объективная необходимость развития человеческого общества.

Война не может и не должна служить способом решения международных споров».

В 1954 г. Вашингтон принял военную доктрину «массированного возмездия», предусматривавшую использование всей мощи американского стратегического потенциала в случае возникновения вооруженного конфликта с СССР в любом регионе. Но в конце 50-х гг. ситуация резко изменилась: в 1957 г. Советский Союз запустил первый искусственный спутник, в 1959 г.

ввел в строй первую подводную лодку с атомным реактором на борту. В новых условиях развития вооружения ядерная война утрачивала свой смысл, поскольку заранее не имела бы победителя.

Даже принимая во внимание превосходства США в количестве накопленного ядерного оружия, ракетно-ядерного потенциала СССР было достаточно для нанесения США «неприемлемого ущерба».

В обстоятельствах ядерного противостояние произошла череда кризисов: 1 мая 1960 г. над Екатеринбургом был сбит американский самолет-разведчик, пилот Гарри Пауэрс попал в плен; в октябре 1961 г.

разразился Берлинский кризис, появилась «берлинская стена», а через год случился знаменитый Карибский кризис, поставивший все человечество на грань ядерной войны. Своеобразным итогом кризисов стала наступившая разрядка: 5 августа 1963 г.

СССР, Великобритания и США подписали в Москве договор о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, в космическом пространстве и под водой, а в 1968 г. договор о нераспространении ядерного оружия.

В 60-е гг. когда «холодная война» была в самом разгаре, в условиях противостояния двух военных блоков (НАТО и Организация Варшавского договора с 1955 г.

) Восточная Европа находилась под полным контролем СССР, а Западная Европа в прочном военно-политическом и экономическом союзе с США, основной ареной борьбы двух систем стали страны «третьего мира», что нередко приводило к локальным военным конфликтам по всему миру.

«Разрядка»

К 70-м годам Советский Союз достиг примерного военно-стратегического паритета с США. Обе сверхдержавы по совокупности ракетно-ядерной мощи приобрели возможность «гарантированного возмездия», т.е. нанесения ответным ударом неприемлемого ущерба потенциальному противнику.

В послании конгрессу от 18 февраля 1970 г. президент Р. Никсон обозначил три составных части внешней политики США: партнерство, военная сила и переговоры. Партнерство касалось союзников, военная сила и переговоры — «потенциальных противников».

Новым здесь стало отношение к противнику, выраженное в формуле «от конфронтации к переговорам». 29 мая 1972 г. между странами был подписаны «Основы взаимоотношений между СССР и США, подчеркивающие необходимость мирного сосуществования двух систем. Обе стороны взяли на себя обязательства делать все возможное для предотвращения военных конфликтов и ядерной войны.

Структурными документами этих намерений стал Договор об ограничении систем противоракетной обороны (ПРО) и Временное соглашение о некоторых мерах в области ограничения стратегических наступательных вооружений (ОСВ-1), устанавливающее предел наращивания вооружений.

Позднее, в 1974 г ., СССР и США подписали протокол, по которому они согласились на противоракетную оборону лишь одного района: СССР прикрыл Москву, а США – базу для запуска межбаллистических ракет в штате Северная Дакота. Договор по ПРО действовал до 2002 г.

, когда США вышли из него. Итогом политики «разрядки» в Европе стало проведение Общеевропейского совещания по безопасности и сотрудничеству в Хельсинки в 1975 г.

(СБСЕ), провозгласившего отказ от применения силы, нерушимость границ в Европе, уважение прав человека и основных свобод.

В 1979 г. в Женеве на встрече президента США Дж. Картера и генерального секретаря ЦК КПСС Л.И.

Брежнева был подписан новый договор об ограничении стратегических наступательных вооружений (ОСВ-2), сокращавший общее количество ядерных носителей до 2400 и предусматривающий сдерживание процесса модернизации стратегических вооружений. Однако после ввода советских войск в Афганистан в декабре 1979 г.

, США отказались ратифицировать договор, хотя его пункты частично соблюдались обеими сторонами. В то же время создавались силы быстрого реагирования, призванные защищать американские интересы в любой точке мира.

Третий мир

По всей видимости, в конце 70- х гг.

в Москве сложилась точка зрения, что в условиях достигнутого паритета и политики «разрядки», именно СССР принадлежит внешнеполитическая инициатива: происходит наращивание и модернизация обычных вооружений в Европе, размещение ракет средней дальности, масштабное наращивание сил ВМС, активное участие в поддержке дружественных режимов в странах третьего мира. В этих условиях в США возобладал курс на конфронтацию: в январе 1980 г. президент провозгласил «Доктрину Картера», согласно которой Персидский залив объявлялся зоной американских интересов и допускалось использование вооруженной силы для ее защиты.

С приходом к власти Р. Рейгана была предпринята программа крупномасштабной модернизации различных типов вооружения с использованием новых технологий, имевшая целью добиться стратегического превосходства над СССР.

Именно Рейгану принадлежат знаменитые слова о том, что СССР является «империей зла», а Америка – это «народ, избранный Богом» для осуществления «священного плана» — «оставить марксизм-ленинизм на пепелище истории». В 1981-1982 гг. были введены ограничения на торговлю с СССР, в 1983 г.

принята программа стратегической оборонной инициативы или так называемых «звездных войн», призванная создать многослойную защиту США от межконтинентальных ракет. В конце 1983 г. правительства Великобритании, ФРГ и Италии дали согласие на размещение на своей территории американских ракет.

         Окончание «Холодной войны»

Последний этап «холодной войны» связан с серьезными изменениями, произошедшими в СССР после прихода к власти нового руководства страны во главе с М.С. Горбачевым, проводившим политику «нового политического мышления» во внешней политике. Настоящим прорывом стали Женевские переговоры на высшем уровне между СССР и США в ноябре 1985 г.

, стороны пришли к единому мнению, что «ядерная война не должна быть развязана, в ней не может быть победителей», а их целью является «предотвращение гонки вооружений в космосе и прекращение ее на Земле». В декабре 1987 г.

в Вашингтоне состоялась новая советско-американская встреча, закончившаяся подписанием Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (от 500 до 5,5 тыс. км.) в ядерном и неядерном оснащении. Эти меры включили регулярный взаимный контроль за исполнением договоренностей, таким образом впервые в истории уничтожался целый класс новейших вооружений. В 1988 г.

в СССР была сформулирована концепция «свободы выбора» в качестве универсального принципа международных отношений, Советский Союз начал вывод своих войск из Восточной Европы.

В ноябре 1989 г. в ходе стихийных выступлений был разрушен символ «холодной войны» — бетонная стена, разделявшая Западный и Восточный Берлин. В Восточной Европе происходит череда «бархатный революций», компартии теряют власть. 2-3 декабря 1989 г.

на Мальте состоялась встреча между новым президентом США Дж. Бушем и М.С. Горбачевым, на которой последний подтвердил «свободу выбора» для стран Восточной Европы, был провозглашен курс на 50 % сокращение стратегических наступательных вооружений.

Советский Союз отказывался от своей зоны влияния в Восточной Европе. По итогам встречи М.С. Горбачев заявил, что «мир выходит из эпохи «холодной войны» и вступает в новую эру». Со своей стороны Дж.

Буш подчеркивал, что «Запад не будет пытаться извлечь какие-либо преимущества из необычных перемен, происходящих на Востоке». В марте 1991 г. официально состоялся роспуск ОВД, в декабре произошел распад Советского Союза. 

Литература

  • Советская внешняя политика в годы «холодной войны» (1945 – 1985 гг.). Новое прочтение / Отв. ред. Л. Н. Нежинский. М.: Международные отношения, 1995.
  • Холодная война в 2-х томах. Институт экономических стратегий. М., 2014.
  • Млечин Л.М. Холодная война: политики, полководцы, разведчики. Спб., 2014.
  • Золотарев В. А., Путилин Б. Г. Месть за Победу. Советский Союз и холодная война. М., 2014.

Источник: https://w.histrf.ru/articles/article/show/kholodnaia_voina

Послевоенное взаимоотношение ссср и сша как начало холодной войны

Ключевые слова: ХОЛОДНАЯ ВОЙНА; США; СССР; ООН; МЕЖДУНАРОДНАЯ ОБСТАНОВКА; ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА; КОНФРОНТАЦИЯ; БИПОЛЯРНОСТЬ; COLD WAR; THE USA; THE USSR; THE UN; THE INTERNATIONAL SITUATION; FOREIGN POLICY; CONFRONTATION; BIPOLARITY. Аннотация: В статье рассматриваются проблемы международных отношений между СССР и США в 1945-1953 гг.

В послевоенный период в международных отношениях сложилась биполярная система мира. Этот период характеризуется началом холодной войны. Взаимоотношения СССР и США в этот период характеризуются политической, идеологической, экономической и локальной военной конфронтацией двух антагонистических систем.

До и во время Второй мировой войны выделились ведущие страны-лидеры: СССР, США, Великобритания и Франция. Именно эти страны в последующем оказали решающее влияние на решение мировых проблем. Главный враг – фашизм, сплотил народы, приглушив идеологические разногласия. Союзные государства поддерживали партнерский характер отношений.

Образование ООН и Нюрнбергский судебный процесс продемонстрировали сплоченность стран-победительниц и их умение работать во имя общих целей. [3, с.130] Однако немного позже геополитическая обстановка и международные отношения изменились коренным образом. Постепенно отношения союзников в войне стали меняться от сотрудничества к соперничеству.

Европа была чрезвычайно ослаблена войной и немецкой оккупацией. Еще недавно ведущие страны Франция и Англия сейчас оказались истощены.

Только одна западная держава – США – вышла из войны неизмеримо более сильной, чем вступила в нее: американская территория не пострадала от военных действий, ее промышленность развивалась, более половины западного золотого запаса хранилось в американских банках.

Произошло резкое усиление США в политической, экономической и военной областях. Американское руководство оценило эту ситуацию как реальную предпосылку для доминирования США во всем мире. Эта позиция нашла свое отражение в заявлении президента США Г.

Трумэна, суть которого было «сохранении роли руководителя всех наций».

Одновременно с этим поднимался еще один мировой лидер – СССР. После победы над фашисткой Германией его авторитет возрос, резко увеличилось его военное и политическое влияние.

Он притягивал не экономической мощью, а силой духа. СССР не только вышел из международной изоляции, но и стал признанной великой державой.

Руководство Советского союза стремилось установить свой контроль в странах, освобожденных Советской армией и ликвидировать капитализм.

Разрыв между экономическими потенциалами стран был глобальный: после войны СССР потерял, а США приобрели; СССР восстанавливался, США продолжали развитие.

Но обе страны мечтали о мировом господстве и у обоих были необходимые условия: у США – высший уровень экономического развития в мире, у СССР – патриотический подъем после победы над фашизмом, и авторитет «непобедимой державы». Таким образом, две абсолютно разные, но мощные страны стали бороться за сферу своего влияния.

Именно с этого момента, по мнению большинства ученых, начинается «холодная война» — политическая, идеологическая, экономическая и локальная военная конфронтация двух антагонистических систем – капиталистической и социалистической (во главе с США и СССР соответственно). [1, с. 424]

«Холодная война» нашла свое проявление в: остром политическом и идеологическом противостоянии между тоталитарной коммунистической и западной либеральной системами, охватившем практически весь мир; создании системы военных (НАТО, ОВД, СЕАТО, СЕНТО, АНЗЮС, АНЗЮК) и экономических (ЕЭС, СЭВ, АСЕАН и др.) союзов; создании разветвлённой сети военных баз США и СССР на территории иностранных государств; активной разведывательной деятельности; форсировании гонки вооружения и военных приготовлений; резком росте военных расходов; периодически возникающих международных кризисах (Берлинские кризисы, Карибский кризис, Корейская война, Вьетнамская война, Афганская война); «разделе мира» и в ведении массированной «психологической войны», целью которой была пропаганда собственной идеологии и образа жизни.[4]

В связи с особенностью проведения конфронтации, вопрос о начале «холодной войны» является дискуссионным. Однако в связи с современным положением отношений США и России следует отметить и спорность вопроса об окончании противостояния этих мировых держав. США и в настоящее время не желают иметь партнерских отношений с Россией.

Пытаются проводить политику, направленную на изоляцию России на международной арене. Характер дальнейших взаимоотношений этих двух, бесспорно, мощных держав покажет время. Однако следует извлекать уроки из прошлого.

«Холодная война» является примером того, что кровопролитие – это отнюдь не единственное решение глобальных конфликтов, а также, что военная мощь имеет существенное, но не решающее значение.

Список литературы

  1. История России: учебник / А.С. Орлов, В.А. Георгиев. – 4-е изд., перераб. и доп. – М.: Проспект, 2016. – 528 с.
  2. Полынов М.Ф. Холодная война как способ борьбы сша против ссср / М.Ф. Полынов // Общество. Среда. Развитие (Terra Humana). — 2008. — №3. — С.36-54.
  3. Савиченко Т.И. Послевоенный мир: взаимоотношения ссср-сша в 1945-1953 годах / Т.И. Савиченко // Вестник МИЭП. — 2015. — №4 (21). — С.128-137.

Источник: http://novaum.ru/public/p224

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector