Что русские делают для арктики лучше канадцев

Арктический регион претерпевает значительные перемены. Они связаны с изменением климата и общеполитическими процессами в мире. Одна из тенденций, характерная для региона в последние годы, — наращивание деятельности внерегиональных акторов.

Внимание неарктических государств к Арктике постоянно повышается. Показательно, что в последние пять лет практически все неарктические государства — наблюдатели Арктического совета обновили или впервые приняли арктические стратегии. Например, Китай в 2018 г.

впервые принял Белую книгу по арктической политике.

Восточноазиатские государства — Китай, Япония, Республика Корея — заинтересованы в пересмотре правового статуса Арктики.

Они стремятся к большей открытости данного региона, поддерживают идею вывода СМП и СЗП из-под контроля России и Канады, настроены на их льготное использование с перспективой «интернационализации».

В целом же можно говорить о том, что эти государства нацелены на ревизию правового режима Арктики в пользу неарктических государств.

Таким образом, и Россия, и Канада оказываются в неоднозначной ситуации. С одной стороны, задействование финансового и научно-технического потенциала этих стран может быть полезно для разработки ресурсов Арктики; с другой стороны, подход азиатских наблюдателей по ряду вопросов не совпадает с российским или канадским.

Следовательно, оба государства стоят перед необходимостью выстраивания взвешенной и осторожной политики в отношении неарктических государств. Может ли данный фактор стать основой для сближения российско-канадских отношений по арктическим вопросом и в более широком плане? Вероятнее всего, это недостаточная причина для сближения.

Основным партнером Канады, в том числе по Арктике, остаются США. Улучшение российско-канадских отношений, в том числе в арктическом регионе, возможно лишь на фоне улучшения отношений между Россией и США. Хотя, как представляется, потенциал российско-канадского сотрудничества достаточно высок.

И Арктика могла бы стать одной из центральных тем двусторонних отношений. Кроме того, необходимо быть готовыми к тому, что Арктика становится более открытым регионом. Важно сохранить ее свободной от конфликтов — как военных, так и экономических.

Это означает, что Россия и Канада должны более активно искать возможности для взаимовыгодного сотрудничества в этом регионе.

Арктический регион претерпевает значительные перемены. Они связаны с изменением климата и общеполитическими процессами в мире. Одна из тенденций, характерная для региона в последние годы, — наращивание деятельности внерегиональных акторов. Внимание неарктических государств к Арктике постоянно повышается.

Показательно, что в последние пять лет практически все неарктические государства — наблюдатели Арктического совета обновили или впервые приняли арктические стратегии. Например, Китай в 2018 г.

впервые принял Белую книгу по арктической политике. В связи с ростом присутствия внерегиональных акторов важно рассмотреть подход России и Канады, двух крупнейших арктических держав, к выстраиванию отношений с внерегионалами, в частности, с государствами — наблюдателями Арктического совета.

Интересы внерегионалов в Арктике

Можно выделить несколько причин интереса внерегиональных акторов к Арктике. Прежде всего, их внимание обусловлено климатическими изменениями в регионе, которые оказывают влияние на жизнь и хозяйственную деятельность той или иной страны, а также на планету в целом.

Кроме того, практически все государства-наблюдатели заинтересованы в проведении научно-исследовательской деятельности в Арктике. Также «внерегионалы» преследуют экономические интересы в регионе.

Их привлекают транспортные возможности, а именно — использование Северного морского пути и Северо-западного прохода; сырьевые ресурсы Арктики; биоресурсы и возможности рыбного промысла; развитие арктического туризма и извлечение прибыли из данного направления деятельности.

При этом, если модель и механизмы взаимодействия арктических государств более или менее ясны, даже при условии возникновения спорных ситуаций, то появление новых игроков, их деятельность и выстраивание модели взаимодействия с ними вызывают ряд вопросов. Как представляется, выстраивание сбалансированного взаимодействия с неарктическими государствами представляет собой совпадающий интерес для России и Канады.

Особенности российского подхода

Отношение России к Арктике в целом в значительной степени обусловлено географическим фактором. Значительная часть территории России расположена за Полярным кругом. Арктика представляет собой ресурсную базу России. В этом регионе формируется весомая часть экспортного потенциала.

Можно говорить о том, что данный регион представляет собой зону стратегических интересов страны, и отсюда вытекает отношение Москвы к присутствию внерегиональных акторов в Арктике.

Россия, как и Канада, выступает за укрепление позиций арктических государств и настороженно относится к вопросу расширения круга акторов в арктическом регионе.

Например, когда в 2013 году принималось решение относительно предоставления статуса наблюдателя Китаю, Индии, Японии, Южной Корее, Сингапуру, Италии, ЕС и ряду организаций, и Москва, и Оттава первоначально были против, опасаясь, что это негативно скажется на эффективности работы Арктического Совета.

В результате запросы EC и других организаций были отклонены. Отметим, что Европейский союз добивается получения статуса наблюдателя в Арктическом Совете с 2008 г. и до сих пор не достиг результатов. Позиция России и Канады по вопросу статуса ЕС совпадают.

Канада долгое время высказывалась против предоставления статуса наблюдателя ЕС. В качестве официальной причины назывался запрет Евросоюза на импорт тюленьего меха, кожи и мяса. В 2015 г.

это противоречие было разрешено, но против статуса наблюдателя высказалась Россия, в отношении которой в 2014 г. ЕС ввел санкции.

В 2013 году ряд государств (Китай, Индия, Япония, Южная Корея, Сингапур, Италия) получили статус наблюдателя, но в форме «Руководства для наблюдателей», основная суть которых заключается в том, что наблюдатели обязуются уважать суверенитет и суверенные права в Арктике восьми приполярных государств.

Однако даже после принятия такого решения Арктическим Советом Министр по вопросам окружающей среды Канады Леона Аглукка отметила, что Канада ощущает дискомфорт по поводу решения о расширении числа наблюдателей, так как Арктический Совет был создан «северными нациями для северных наций и до того, как Арктика стала пользоваться интересом у всего мира».

Россия отдает приоритет выстраиванию отношений с региональными арктическими государствами, признавая, что многие вопросы региона затрагивают и неарктические государства.

Взаимодействие с внерегионалами открывает новые возможности для освоения потенциала, заложенного в регионе. Россия проявляет интерес к бизнес контактам с иностранными государствами и компаниями, обладающими соответствующими технологиями и финансовыми ресурсами [1].

Вместе с тем западные санкции накладывают некоторые ограничения на сотрудничество России с западными партнерами. В этой связи растет интерес к взаимодействию с восточноазиатскими государствами, хотя в нем заложены и некоторые риски.

В целом подход Москвы основан на выстраивании сбалансированных взаимовыгодных отношений с арктическими и неарктическими государствами.

Можно выделить три направления, по которым Россия готова развивать сотрудничество с внерегиональными акторами [2]:

— Инвестиции. На первом месте остаются проекты в сфере энергетики. Россия по-прежнему развивает сотрудничество с Францией, Германией, Италией и не заинтересована в его сокращении.

Однако реализация бизнес проектов с этими государствами становится более затруднительной в условиях режима санкций, поэтому у Моссквы растет интерес к инвестициям со стороны восточноазиатских государств, хотя пока их объем остается незначительным.

— Научно-технологическое сотрудничество.

— Северный морской путь.

Особенности канадского подхода

Канада — государство с ярко выраженной арктической идентичностью. Арктика традиционно относилась, скорее, к аспектам канадской внутренней политики, чем внешней, но отношение к этому вопросу постепенно меняется.

Несмотря на то, что срок полномочий действующего либерального правительства Дж. Трюдо скоро истекает, новая Арктическая стратегия до сих пор не была принята. Она находится в стадии формирования и будет иметь более многоуровневую структуру, чем прежняя.

Канада стоит перед необходимостью в проведении эффективной политики экономического развития и освоения ресурсов в интересах своих северных народов, которые, в свою очередь, ожидают, что правительство страны будет эффективно и ответственно выполнять свои обязательства по экономическому развитию, обеспечению безопасности и охране окружающей среды на севере. Основной посыл новой концепции — повышение роли жителей севера в процессах принятия решений. Стратегия рассчитана на период до 2030 г. Один из ее разделов будет посвящен вопросам развития Арктики в глобальном контексте. Судя по м официальных лиц Канады, акцент будет сделан на меняющуюся ситуацию в Арктике в контексте политики России, которую некоторые канадские эксперты расценивают как агрессивную, а также на активизации деятельности Китая в Арктическом регионе. Возможно, в связи с фактором Китая, будет прописано видение роли и стратегии в отношении наблюдателей и внерегиональных акторов. В одном из своих недавних выступлений Каролин Беннет, министр по отношениям Короны и коренных народов и по делам Севера, отметила, что в новой Арктической стратегии будут рассматриваться вопросы международных отношений и безопасности, учитывая, что многие государства, в частности, Россия и Китай — проявляют повышенный интерес к Арктике. Таким образом, для Канады Арктика становится не только вопросом внутренней политики, но и внешней. В этой связи впервые в истории Канады ее МИД принимает активное участие в подготовке Стратегии.

Несмотря на критику в адрес России, ряд канадских экспертов в рамках подготовки новой арктической стратегии Канады рекомендуют обратить внимание на российский опыт в Арктическом регионе.

В частности, в докладе, подготовленном Школой публичной политики Университета Калгари говорится: «Решимость России глубоко интегрировать свои арктические ресурсы в экономическую структуру не только ЕС, но и Азии может послужить полезным руководством на будущее канадской политики экономического развития на севере, направленной на укрепление канадских суверенных арктических требований и обеспечение безопасного будущего для жителей севера».

В дискуссии о новой арктической стратегии Канады затрагивается фактор Китая. Оценки многих экспертов строятся на том, что присутствие внерегиональных акторов в Арктике — состоявшийся факт, и среди них Китай будет ключевым игроком. По мнению многих канадских аналитиков, китайские инициативы в Арктике должны приветствоваться, но относиться к ним необходимо с осторожностью.

Общие интересы и риски для России и Канады

Восточноазиатские государства — Китай, Япония, Республика Корея — заинтересованы в пересмотре правового статуса Арктики.

Они стремятся к большей открытости данного региона, поддерживают идею вывода СМП и СЗП из-под контроля России и Канады, настроены на их льготное использование с перспективой «интернационализации».

В целом же можно говорить о том, что эти государства нацелены на ревизию правового режима Арктики в пользу неарктических государств.

Таким образом, и Россия, и Канада оказываются в неоднозначной ситуации. С одной стороны, задействование финансового и научно-технического потенциала этих стран может быть полезно для разработки ресурсов Арктики; с другой стороны, подход азиатских наблюдателей по ряду вопросов не совпадает с российским или канадским.

Следовательно, оба государства стоят перед необходимостью выстраивания взвешенной и осторожной политики в отношении неарктических государств. Может ли данный фактор стать основой для сближения российско-канадских отношений по арктическим вопросом и в более широком плане? Вероятнее всего, это недостаточная причина для сближения.

Основным партнером Канады, в том числе по Арктике, остаются США. Улучшение российско-канадских отношений, в том числе в арктическом регионе, возможно лишь на фоне улучшения отношений между Россией и США. Хотя, как представляется, потенциал российско-канадского сотрудничества достаточно высок.

И Арктика могла бы стать одной из центральных тем двусторонних отношений. Кроме того, необходимо быть готовыми к тому, что Арктика становится более открытым регионом. Важно сохранить ее свободной от конфликтов — как военных, так и экономических.

Это означает, что Россия и Канада должны более активно искать возможности для взаимовыгодного сотрудничества в этом регионе.

Васильев А.В. Ситуация в Арктике и основные направления международного сотрудничества в регионе / Арктический регион: проблемы международного сотрудничества. Хрестоматия в 3 томах, 2013 г., Т.1 с. 14-24.

Конышев В.Н., Сергунин А.А. Арктический регион: вопросы международного сотрудничества. Учебно-методические материалы No 1, 2015. – 71 с.

Lagutina M. Russa's Arctic Policy in the Twenty-First Century: National and International Dimensions (Russian, Eurasian, and Eastern European Politics). Lexington Books, 2019 – 201 p.

Wallace R.R. The Arctic is warming and turning red: implications for Canada and Russia in evolving Polar region. Canadian Global Affairs Institute, Jan. 2019

Lajeunesse A. Finding “win-win” China’s Arctic Policy and what it means for Canada. The School of Public Policy Publications, SPP Briefing paper, University of Calgary, vol, 11:33, Dec.2018

Читайте также:  Аркаим: кто на самом деле жил в этом древнейшем городе на территории россии

Впервые опубликовано: Россия и Канада: Арктические гиганты. Материалы Седьмых Канадских чтений, 5-6 апреля 2019 г. Часть 1. Под ред. Ю.Г. Акимова, К.В. Минковой. Санкт-Петербург 2019.

1. Васильев А.В. Ситуация в Арктике и основные направления международного сотрудничества в регионе /Арктический регион: проблемы международного сотрудничества. Хрестоматия в 3 томах, 2013 г. с. 23, Т.1.

2. Lagutina M. Russia's Arctic Policy in the Twenty-First Century: National and International Dimensions (Russian, Eurasian, and Eastern European Politics). Lexington Books, 2019, p.2.

Источник: https://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/analytics/rossiyskiy-i-kanadskiy-podkhod-k-vneregionalnym-aktoram-v-arktike/

И арктика тоже: что лежит за принятием в сша новой «северной доктрины»

30 сентября 2019 | Время чтения 10 мин

Руслан Хубиев, 30 сентября 2019, 02:02 — REGNUM В прошлые века, как и сегодня, Западный мир считал себя центром всеобщего просвещения, а потому полагал, что донести человечеству «правду» необходимо также как сегодня навязать американскую «демократию». Если реальность при этом не совпадала с логикой «цивилизаторов», неправыми оказывались не они, а законы природы.

Флаг США

Иван Шилов © ИА REGNUM

Апофеозом этого эгоцентризма стало решение парижской Королевской академии наук, постановившей в XVIII веке, что упавший во Франции метеорит — это «крестьянский вымысел», поскольку объект — камень, а камни не могут падать с небес, ибо небо не твердь. Решением было известить неевропейский мир об «очевидном» открытии, а заодно донести до темных народов, что все многочисленные художественные картины, летописи и предания, столетиями фиксировавшие «звездопад» — нецивилизованная ересь.

Похожим образом в 2019 году госсекретарь США Майк Помпео изложил странам-членам Арктического совета новую «демократическую истину». Вся Арктика в рамках «доктрины Помпео» была названа зоной интересов национальной безопасности США, а прочие страны — «хищническими» державами, от которых Вашингтон планирует защищать регион ради «свободы судоходства».

В мае 2019 года на заседании граничащих с Арктикой государств Помпео заявил канадским представителям, что им стоит забыть о праве на Северо-Западный арктический коридор. Китай должен закрыть станции в Исландии и Норвегии, перестав также вкладываться в инфраструктуру российского СМП, а Москва, соответственно, отыграть назад милитаризацию территорий и обустройство своего арктического Севера.

Не обошлось и без не менее наглой идеи Вашингтона — сделать Северный морской путь общим. К августу к этому процессу подключился и Дональд Трамп, выразив интерес к покупке у Дании полуавтономного региона Гренландия.

А в начале года министр ВМС США Ричард Спенсер заявил, что текущая задача американского флота сводится к наращиванию сил в арктических водах, открытию новых стратегических портов (в районе Берингова моря) и расширению военных объектов на Аляске.

ВВС США в Гренландии

Defense.gov

Из-за разброса дат многие восприняли эти события разрозненно, первое, как личное мнение госсекретаря, второе, как очередной пример непредсказуемости Трампа, а третье, как традиционные попытки милитаристов раздуть бюджет. На самом же деле, лица во властной американской вертикали излагали пункты одной и той же стратегии — новой концепции минобороны для Арктического региона, или «Арктической доктрины».

Ее недавняя версия заменила собой устаревший документ от 2016 года и стала следствием принятой в 2017 году Стратегии национальной безопасности, где возвращение «арктического» соперничества с Россией и Китаем упоминалось впервые. Осенью 2019 года полемика и угрозы Вашингтона достигли пика, а показателем актуализации повестки стало то, что риторика всех официальных ведомств по данному вопросу зазвучала подчеркнуто одинаково.

Высшие американские функционеры в один голос начали игнорировать статью 234 Конвенции ООН по морскому праву, закрепляющую за Россией Северный морской путь (как внутренние воды) и признающую право Канады на Северо-Западный проход. Обе эти данности теперь стали именоваться «претензиями», а миссией Америки оказалось — «обеспечение свободы судоходства в спорных районах и на морских путях».

Цена вопроса

В пользу неизбежного перехода арктического региона из нейтрального статуса в площадку для конкуренции говорят сами цифры.

Площадь ледяного покрова Арктики составляет половину территории США, России принадлежит наибольшая часть арктического побережья, температуры в регионе растут в два раза быстрее среднемировых показателей, таяние полярной шапки обнажает некогда недоступные воды и острова для коммерческого использования, а запасы нефти и природного газа уже были обнаружены в тех районах, которые ранее большую часть года были покрыты морским льдом.

Арктика

Military Sealift Command

Все это означает что уже через 20−25 лет (к 2040 году) Северный ледовитый океан будет в той или иной мере доступен для судоходства и превратится в новый Персидский залив.

Это не стало бы проблемой само по себе, если бы Арктика освобождалась от ледяного покрова равномерно, однако таяние ледников делает доступными лишь два основных маршрута, а значит, в независимости от места добычи, перевозить грузы придется по ним.

Первый — это «российский» Северо-Восточный коридор, самый удобный и вызывающий наибольшие опасения у Америки. Второй — Северо-Западный маршрут, проходящий вдоль берегов Канады. Оба направления начинают свой путь в Азии и вместе доходят до пролива Дежнева (ныне Берингов пролив между Чукоткой и Аляской), однако далее сворачивают в разные стороны.

СВП (в нашей стране именуемый Северным морским путем) идет налево, то есть на запад вдоль российских берегов, а Северо-Западный проход сворачивает направо, на восток вдоль берегов Аляски, затем петляя между многочисленными островами Канадского архипелага.

Возле Северо-Западного (канадского) прохода практически нет объектов инфраструктуры, температура ниже, морского льда больше, а единый маршрут отсутствует.

Поэтому из трех направлений (третьим считается сквозной путь через Северный полюс) именно российский СМП являете самым предпочтительным.

Более того, лакомой целью Северный морской путь делает и то, что в пределах Арктики темпы и масштабы потепления рознятся.

Североамериканская часть (сегмент США и Канады) имеет более суровый климат, а российская (европейская) территория чаще бывает безо льда, поскольку затронута Гольфстримом.

То есть Вашингтон своими действиями надеется создать базу для того, чтобы прийти на все готовое — забрать себе канадское направление и сделать обустроенный Россией СМП «общим».

Помимо этого, Северный морской путь важен для США и как средство мощного антироссийского давления, поскольку для нашей страны СМП — не просто коридор международной логистики, но и внутренняя развязка, освоение которой позволит соединить воедино многочисленные внутренние воды восточной и северной части страны.

Ответвление инфраструктуры вдоль Северного морского пути вглубь государства позволит, наконец, включить в единую систему хозяйствования колоссальные территории Крайнего Севера и Дальнего Востока, а их потенциал может стать настоящим локомотивом отечественного роста. На примере Китая, точно так же прокладывающего свою инициативу «Один пояс — один путь» через наиболее сложные внутренние районы, Запад начинает осознавать, что и СМП явно становится для России аналогичной базой.

Другими словами, попытки США помешать освоению Северного морского пути и не дать Китаю участвовать в этом процессе, сводятся не только к конкуренции логистических путей, но и к торможению развития самой России. Блокированию новых драйверов экономического роста в условиях холодной войны и санкционной агрессии.

К счастью, учитывая, что транспортная артерия в основном проходит по арктическим морям — Карскому, море Лаптевых, Восточно-Сибирскому и Чукотскому, то есть пролегает преимущественно по российским внутренним водам, Москва всерьез воспринимает эту угрозу.

Тем более, что СМП на начальном отрезке упирается в горлышко Берингово пролива, а он отделяет США (Аляску) от России (Чукотки) буквально несколькими километрами.

На финальном же отрезке Северный морской путь идет вдоль побережья Норвегии, а это страна НАТО, выходящая в Баренцево море.

Побережье Норвегии

Mariamichelle

Также из восьми приполярных членов Арктического совета Соединенные Штаты поддерживают прочные оборонные отношения с шестью. Четыре из них являются союзниками Вашингтона по Североатлантическому альянсу: Канада, Дания (включая Гренландию), Исландия и Норвегия; а два прочих — партнерами по натовской программе «усиленных возможностей» (Enhanced Opportunities Partnership): Финляндия и Швеция.

Добавляя к этому то, что Арктическая доктрина Вашингтона ставит целью «противодействие России и КНР», а в седьмом пункте прямо говорится: «сеть союзнических отношений и их возможности» станут «главным стратегическим преимуществом США» в конкуренции, Москва благоразумно озаботилась заблаговременной защитой своих территорий.

В частности, 27 сентября послала Вашингтону сигнал, проведя первые в истории стрельбы БРК «Бастион» на Чукотке. Тот факт, что это событие стало примером невидимого общения между странами, доказывают детали проведенных учений.

Мишень для берегового противокорабельного комплекса имитировала вражеский военный корабль, место обнаружения фиксировалось на линии Северного морского пути, а ракета системы — «Оникс» (она же «убийца авианосцев»), поразила цель на расстоянии свыше 200 км от берега.

Минимальное расстояние между Чукоткой и Аляской (островом Ратманова, принадлежащим России и островом Крузенштерна, принадлежащим США), составляет всего 4 км 160 метров, а средняя ширина судоходной части Северного пути, как раз перекрывается дальностью этого залпа. Кроме того, «Бастион» — лишь формально является противокорабельным комплексом, в действительности его ракеты прекрасно справляются и с наземными целями, то есть с потенциальными объектами военной инфраструктуры США на Аляске.

При необходимости ракеты «Оникс» также способны преодолеть значительно большие расстояния, а искусственное ограничение недавнего пуска, должно было напомнить США о том, в какой ступор Пентагон вогнали КРБД 3М14 («Калибр»), когда во время ударов по Сирии превысили прогнозируемую американцами «максимальную дальность» сразу в пять раз.

Стрельба БРК «Бастион»

Mil.ru

Актуальность этих сигналов также обуславливает и то, что при всех тенденциях к потеплению таяние вечной мерзлоты будет усугубляться штормовыми волнами и береговой эрозией, а это отрицательно скажется на размещении в регионе американкой и натовской инфраструктуры. Россия же, имея сушу и территорию, граничащую на всем протяжении с СМП, обладает преимуществами, которые в полной мере реализует.

В частности, наша страна беспрецедентно наращивает оборонные мероприятия. В 2014 году было сформировано Объединенное стратегическое командование ВС РФ «Север», началось создание новых арктических подразделений, зон ПВО, модернизация советской инфраструктуры, строительство новых аэродромов, военных баз и прочих объектов вдоль арктического побережья.

Соответственно, и стрельбы на Чукотке были не отдельным сигналом, а новой реальностью, призванной показать США итог усилий ВПК по созданию сети зенитных и береговых ракетных комплексов, РЛС раннего предупреждения, спасательных центров, портов, средств получения данных о морской обстановке и даже плавучих атомных электростанций. Кроме того, наша страна занимается расширением и без того крупнейшего в мире ледокольного флота, а к 2020 году планирует развернуть в Арктике постоянную межвидовую группировку войск.

Вашингтон видит, что на долю Арктики уже приходится свыше 10% всех инвестиций России с 2014 года и значение «арктического фактора» продолжает расти.

В итоге пока Вашингтон спешно пытается догнать Москву в военном секторе, Россия к концу 2019 года примет новую стратегию развития региона до 2035 года.

То есть использует полученный военный задел для объединения финансирования военных мероприятий с гражданскими нацпроектами и госпрограммами, интенсифицируя включение «новых» территорий в общую схему хозяйствования.

Арктический десант

Mil.ru

На этом фоне громкие заявления Вашингтона призваны внушить сателлитам мысль о том, что США все еще сохраняют «руководящую роль» в регионе, в то время как на практике эта логика себя исчерпала. Фактически Белый дом доминирует лишь в международных институтах, поэтому даже задачи вооруженных сил США в доктрине описаны самыми общими фразами.

Вашингтон поэтапно экспроприирует часть арктических территорий у Канады, но с современной Россией такие методы не срабатывают, и это крайне нервирует Белый дом. Еще недавно, в 1990-е годы в секторе российских полярных владений работали все, кому этого хотелось.

Совершались десятки нарушающих нормы международного права морских научных экспедиций со стороны США, Норвегии и Германии, научные суда Европы открыто сопровождались американскими атомными субмаринами, оснащенными системами картографирования, а сами «исследования» проводились чуть ли не в границах 200-мильной экономической российской зоны.

Теперь Москва не просто не позволяет делать подобного, но и, напротив, сама расширяет шельф (хребет Ломоносова), что и приводит США к продуцированию громкой, но преимущественно пустой риторики — требованиям отдать Арктику добровольно, поскольку силой забрать ее у России больше не получается. Как говорится, от мертвого осла уши вам, а не Арктику.

Читайте также:  21 июля 1918 года: чем знаменателен этот день гражданской войны

Источник: https://regnum.ru/news/polit/2733316.html

Российско-китайский альянс в Арктике вызвал гнев в США и страх в Канаде

Заявление президента России Владимира Путина о крахе либерализма как эффективной политической системы, которое он сделал в интервью американскому изданию The Financial Times накануне саммита G20, до сих пор не сходит с передовиц газет. 

Причина в том, что заданная российским лидером повестка отнюдь не была приурочена ко встрече «Большой двадцатки», но отражает глубинный поворот в мировом социально-экономическом развитии. Этот поворот от либерализма к традиционным ценностям задается не одной только Россией, однако именно наша страна выступает в авангарде идущих изменений.

В ходе бурного обсуждения заявления Путина среди мировых экспертов «счета», предъявляемые гражданами западных стран к своей элите, конечно, касаются в первую очередь их внутренней повестки, но удивительным образом переплетаются с успехами России на международной арене.

Одним из направлений, которые демонстрируют кардинальное различие либерального и традиционного подходов, является развитие Арктики. 

Русская Арктика

По словам канадского эксперта Мэттью Эхрета, автора статьи «Технократы и неоконы откликаются на Полярный Шелковый путь» на известном «диссидентском» портале ZeroHedge, Арктика наглядно показывает, как будет выглядеть мир ближайшего будущего, когда направление мирового развития станет еще сильнее определяться проблемой доступности дешевых ресурсов. Эксперт превознес политику России в Арктике и откровенно посмеялся над слабостями США и родной Канады в полярном регионе.

Широко известно, что классический капитализм не особо любит Север. Большая часть успешных капиталистических стран возникла и развилась в условиях весьма благоприятного климата.

Тогда как, например, попытка построения капитализма в условиях пусть и омываемой Северо-Атлантическим течением, но прохладной Скандинавии породила феномен «скандинавского социализма», который при формальном соответствии признакам капиталистического уклада имеет много черт, противоположных классическому описанию капитализма.

Да и сама Арктика до последнего времени воспринималась мировым сообществом как «пустое пространство», на ледяных просторах которого европейцам и американцам абсолютно нечего делать. Там только русские, со своими непонятными ледоколами, атомными реакторами и страшным «сталинским ГУЛАГом», делали что-то интересное только им.

При этом более чем полувековой путь русского человека, который превратил Тюмень, Норильск, Ямбург, Уренгой, Ханты-Мансийск из глухих деревень в современные города, оказался для Запада практически незамеченным. Можно сказать, что западные либералы очнулись только тогда, когда в Европу полился мощный поток сжиженного природного газа с российского Ямала. 

В этот момент всем стало окончательно ясно, что русские по настоящему вышли к берегам Арктики — и «подвинуть» их не получится никакими силами.

Китай — арктическая держава?

Не менее серьезную мину под капиталистический мировой порядок умудрился подложить Китай, который еще 20-30 лет назад на Западе воспринимали исключительно как дешевую «фабрику» для производства ширпотреба.

На деле выяснилось, что опора на коллективизм и традиционные ценности куда более успешны в построении реальной, а не фантомной экономики, нежели либерализм с его «свободами», считающимися в европейских столицах чуть ли не «идеологией будущего». 

Успехи Китая в экономике, которые он стабильно демонстрирует уже третье десятилетие, привели к ожидаемым результатам — а именно, к собственной субъектности Китая на мировой арене.

При этом она оказалась разительно непохожа на англосаксонскую концепцию «ограбить и поработить», на которой и выросла либеральная идея.

Китай предложил другим странам путь сотрудничества и равноправного взаимодействия, что в той же Арктике, например, вылилось в концепцию Полярного Шелкового пути.

Полярный Шелковый путь — это не просто очередная альтернатива существующим торговым путям, таким как маршрут через Суэцкий канал или вокруг мыса Доброй Надежды.

В случае успешной реализации арктический торговый маршрут станет мощнейшей транспортной артерией на планете.

Ее «кровоток» Запад не в силах перекрыть обычными способами морской блокады, которые он раз за разом применял против стран-изгоев и своих геополитических врагов. 

Большая часть Полярного Шелкового пути — это российский Северный Морской путь, который в случае дополнения оконечными отрезками становится не просто каботажным маршрутом для нужд Крайнего Севера, но мировым коридором, связывающим Западную Европу с Юго-Восточной Азией. 

Кроме того, даже без влияния эффекта глобального потепления увеличение грузопотока по СМП максимально облегчает задачу поддержания транспортной инфраструктуры на русском Севере.

Напомним, пресловутый «северный завоз» никогда не был прибыльной затеей — отдача от северных богатств шла по другим каналам, в то время как обеспечение нормальной жизни людей в условиях арктического региона было осознанными инвестициями.

Если же климат на Земле и в самом деле изменится на более мягкий и теплый, то значение СМП и Полярного Шелкового пути возрастет многократно.

США: воевать хочется, только нечем

Анализ ответных действий США и Канады, направленных на разрушение российско-китайского сотрудничества в Арктике, достаточно показателен. По заключению автора упомянутой статьи на ZeroHedge, в настоящий момент ни Вашингтон, ни Оттава не имеют внятной концепции противодействия политике Москвы и Пекина в Арктике.

Соединенные Штаты Эхрет характеризует и вовсе как «поджигателей войны». В частности, в качестве иллюстрации автор приводит цитату из выступления госсекретаря США Майка Помпео.

«Образ агрессивного поведения Китая в других местах должен настраивать нас на то, что мы должны делать и как это будет происходить к Арктике…

Разве мы хотим, чтобы важнейшая арктическая инфраструктура в конечном итоге выглядела как разрушающиеся дороги, построенные Китаем в Эфиопии? Или мы хотим, чтобы Северный Ледовитый океан трансформировался в новое Южно-Китайское море? Такой подход Китая чреват милитаризацией и взаимными территориальными претензиями!» — цитирует автор главу Госдепа.

Заметим, что китайская сторона действительно строит дороги в Эфиопии — однако вовсе не предъявляет претензии на территорию этой африканской страны.

Более того, свою позицию по Арктике Китай официально изложил еще в 2018 году, опубликовав так называемую «Белую книгу».

В ней которой одним из пунктов было прямо прописано отсутствие территориальных претензий Китая в Арктическом регионе — при декларировании мирного исследования этой области и освоения ее богатств исключительно в сотрудничестве с полярными державами.

Так или иначе, но Помпео придется унять свой пыл. Ведь США сегодня не готовы к военному противостоянию в Арктике ни с Китаем, ни тем более с Россией.

Несмотря на всю мощь американских ВМС, они практически бесполезны среди полярных льдов, смеется Мэттью Эхрет, так как в распоряжении Вашингтона сегодня имеется лишь один (!) действующий ледокол — в сравнении с четырьмя десятками у РФ.

Американская же программа создания военных баз на Аляске скорее похожа на восклицание «Давайте делать хоть что-то!», нежели на разумное противодействие усилиям Москвы и Пекина.

«Зеленые» — плохие попутчики в мире белого безмолвия

Но что же другая «великая северная держава» — Страна Кленового Листа? Оттава в Арктике демонстрирует совсем другой подход, который автор статьи шуточно назвал «неолиберальной технократией».

Впрочем, как признает сам Эхрет, ничего «технократического» в этом подходе нет и в помине — так как на деле канадские власти пытаются лишь ограничить продвижение России в Арктике с помощью различных юридических уловок и болтовни.

А у себя дома де-факто подрывают процесс промышленного освоения Арктики, спонсируя различные псевдоэкологические программы по «озеленению» льдов.

Канадский эксперт потешается над юридическими претензиями своей страны на Северный полюс, которые она, в отличие от России, даже не потрудилась подкрепить научными исследованиями.

В итоге это вылилось в истерику Оттавы по поводу российского флага, установленного на дне в районе Северного полюса, на оконечности хребта Ломоносова.

Особенно смешно это выглядит на фоне реальных юридических действий России, которая в апреле 2019 года прошла первый этап согласования своей заявки о принадлежности морского дна в подкомиссии ООН и вполне может получить окончательное решение уже через две-три сессии.

В качестве примера «зеленого» подхода канадских властей, грозящего и вовсе подорвать арктические позиции второй по площади страны в мире, приводится экологическая вакханалия, развязанная Оттавой в нефтеносной провинции Альберта.

Правящий кабинет Канады принял в июне 2019 года целый пакет «антинефтяных» законов, которые запрещают проход танкеров по Северо-Западному проходу, перенаправляют все доходы от государственных нефтепроводов на «зеленые» инициативы и фактически закрывают выдачу новых эксплуатационных и разведывательных лицензий по добыче углеводородов в районе канадской Арктики.

Как показывает Мэттью Эхрет, недальновидная политика канадских властей, помноженная на ползучую деиндустриализацию, которая началась еще четверть века назад, со вступления страны в торговый блок НАФТА, может и вовсе «выкинуть» Канаду из Арктики. Причем без какой-либо помощи России или Китая.

Не удивительно, но статья о проблемах США и Канады в Арктике завершается цитатой из выступления Владимира Путина на ПМЭФ 7 июля 2019 года. 

«Для выработки более устойчивой и справедливой модели развития потребуются новые договоренности, которые не только, что называется, четко прописаны, но прежде всего соблюдаются всеми.

Однако, убежден, разговоры о таком экономическом миропорядке останутся благими и пустыми пожеланиями, если мы не вернем в центр дискуссии такие понятия, как суверенитет, безусловное право каждой страны на свой собственный путь развития и, добавлю, ответственность не только за свое, но и за всеобщее устойчивое развитие», — заявил российский лидер. 

Хочется верить, что российский голос разума в отношении Арктики не только будет услышан на Западе, но и в конце концов станет мейнстримом мировой экономической политики.

Источник: https://riafan.ru/1192920-rossiisko-kitaiskii-alyans-v-arktike-vyzval-gnev-v-ssha-i-strah-v-kanade

Объединить гражданское с военным: Канаде есть чему поучиться у России в Арктике

Недавние российские действия в Арктике возобновили споры по поводу намерений России и положения Канады в регионе, который назвали «вершиной мира». Об этом пишет издание theprovince.com в материале, перевод которого представлен ниже.   

«В конце января газета «Известия» сообщила, что российские военные возобновят патрулирование Северного полюса впервые за последние 30 лет.

Патрулирование будет осуществляться в дополнение к регулярным полетам бомбардировщиков до границ воздушного пространства США и Канады.

“Это явный стратегический посыл, — заявила Уитни Лакенбауэр, эксперт по Арктике и профессор истории в Университете Ватерлоо. – Это следующий шаг”.

Россия на протяжении последних десяти лет постепенно наращивает своей гражданский и военный потенциал на севере. Были восстановлены старые авиабазы времен Холодной войны.

Внешнеполитические наблюдатели насчитали четыре новых боевых отряда арктической бригады, 14 новых действующих аэродромов, 16 глубоководных портов и 40 ледоколов (еще 11 находятся на стадии разработки). Ведется патрулирование региона с помощью бомбардировщиков.

Появляется коммерческая инфраструктура. Так, на полуострове Ямал было открыто обширное новое газовое месторождение. Управление и развитие Северного морского пути — российского эквивалента Северо-Западного прохода — было передано центральному правительственному ведомству.

Российские источники сообщают, что объем грузоперевозок вырастет с 7,5 млн тонн в 2016 году до 40 млн тонн в 2020 году.

У Канады ничего подобного нет.

Недавно было завершено строительство дороги к арктическому побережью в Туктояктуке, ведутся работы по строительству порта в Икалуите на территории Нунавут. Был спущен на воду первый арктический патрульный корабль, усилено спутниковое наблюдение и построена военно-морская заправочная станция на острове Баффин.

Но основная часть пожеланий об инфраструктуре на севере остается невыполненной. Нет всепогодных дорог по долине Маккензи или в богатые минералами центральные районы северо-западных территорий. Современные потребности, такие как высокоскоростной интернет, так и остаются мечтами для большей части Севера. Поставка нового ледокола задерживается.

Уже близится конец срока либерального правительства, а оно до сих пор не опубликовало официальную политику по Арктике.

Канада должна догонять Россию хотя бы потому, что она не может рассчитывать на текущий международный порядок, говорит Джон Хиггинботам из Центра инноваций в области международного управления в Ватерлоо: “Если глобализованная система распадется, мы получим мир, состоящий из блоков. Блоки будут иметь право закрывать международные судоходные каналы. Это будет ужасная стратегическая ошибка для Канады — отказаться от собственного морского пути”.

Арктическое господство также дало бы России мощное преимущество, заявил Роб Хьюберт из Центра военных и стратегических исследований в Университете Калгари. “Это дает ощущение присутствия”, — сказал он.

Читайте также:  Почему монахине алене арзамасской позволили возглавить мятежников

Страна не нарушает процесс Организации Объединенных Наций по установлению границ в арктических водах и является продуктивным членом Арктического совета восьми государств.

“Сейчас идут споры о том, является ли их позиция наступательной или нет, — говорит Лакенбауэр. – Русские настаивают, что это чисто оборонительные меры, которые также могут обеспечивать безопасность судоходства по Северному морскому пути. Они не делают ничего плохого”.

Однако Канаде не следует игнорировать пробуждающегося медведя, заявил Рон Уоллес из канадского Института мировой политики в Калгари.

“Важно, чтобы канадцы имели четкое представление о том, что происходит в их Арктике, приполярной Арктике и на Севере», — сказал он.

По словам Уоллеса, Канаде есть чему поучиться у России. Например, тому, как она объединяет гражданскую и военную инфраструктуру.

“Здесь я не видел такого мышления, но оно есть у русских, — сказал он. – Они используют Северный торговый путь для размещения военных баз и в то же время работают с китайцами над открытием торговых путей для экспорта своих ресурсов”.

Это также поможет выполнить федеральные обещания, данные территориальным правительствам, сказал Уоллес: “Лучшая политика для Северной Канады будет где-то посередине”.

Боб Вебер

Источник: https://rueconomics.ru/377098-obedinit-grazhdanskoe-s-voennym-kanade-est-chemu-pouchitsya-u-rossii-v-arktike

Россия и Канада готовят совместный проект по изучению шельфа в Арктике

ТОРОНТО, 7 марта. /Спец. корр. ТАСС Даниил Студнев/. Россия и Канада готовятся обсудить возможный совместный геологический проект по изучению шельфа в Арктике.

Об этом во вторник корреспонденту ТАСС заявил замминистра природных ресурсов и экологии РФ, глава Роснедр Евгений Киселев.

Он принимал участие в работе ежегодной Евразийской горной конференции, организованной Канадской деловой ассоциацией в России и Евразии (CERBA) в Торонто.

По его словам, встреча специалистов для обсуждения деталей проекта может пройти в Санкт-Петербурге в мае текущего года.

«О сути проекта мы будем говорить в мае, мы будем искать те точки соприкосновения, которые будут взаимовыгодны, — сказал замминистра.

— Главная задача — это обменяться данными, потому что Арктика является регионом если не с нулевой информацией, то с крайне низкой геологической информацией в силу природно-климатических условий».

Он пояснил, что «чтобы сложилось полное мнение и правильные суждения о геологической природе Арктики и возможности считать ее областями развития континентальной коры, необходимы обмены мнениями, знаниями и данными, и именно на это нацелен майский диалог с канадцами». Глава Роснедр подчеркнул, что «это самостоятельное решение [двух стран], и оно взаимно».

Киселев сообщил, что российские специалисты уже встречались для обсуждения этой темы в Оттаве в декабре 2017 года, и тогда стороны выбрали термин Arctic Brige («Арктический мост») для обозначения этой области сотрудничества.

«Когда мы заявляем свои претензии на арктический шельф, мы говорим, что между Россией и Канадой не существует областей с океаническим дном, и все это мы называем Арктический мост — это хребет Ломоносова, хребет Менделеева и разделяющее их пространство», — пояснил он выбор данного термина.

Замминистра добавил, что реализация проекта позволит разработать такие материалы и документы, «которые однозначно покажут мировому сообществу, что арктический шельф де-факто существует, и что все приарктические страны имеют на него права».

«Эта тема для нас актуальна, и я надеюсь, что канадцы, заявив о том, что имеют желание поддерживать российскую заявку и прилагать усилия по совместному решению проблем, будут стойки в своем намерении, и никакие политические вопросы не вмешаются в наш диалог», — отметил Киселев.

Он также сообщил о возможном возрождении проекта арктического судоходного моста между российским портом Мурманск и канадским Черчиллем (провинция Манитоба).

«Мурманск — Черчиль» — это возможная транспортная составляющая при повышающейся температуре океана и атмосферы, — сказал он. — Да, он [проект] возможен, и таких путей существует несколько».

Впервые данный проект предложила канадская сторона в 1990-е годы. В 2002 году Мурманская область и провинция Манитоба подписали протокол о намерениях, а в 2007 году состоялась одна пилотная доставка груза из России в Канаду. Затем проект не получил развития.

Источник: https://tass.ru/ekonomika/5014089

TAI: Арктика американская, а не российская

В феврале 2008 года российский президент Владимир Путин провел в Кремле церемонию, в ходе которой присвоил звание «Героя Российской Федерации» ученому Артуру Чилингарову.

За несколько месяцев до этого Чилингаров, который является также политиком, на небольшом подводном аппарате погрузился на глубину 3 километра (10 тысяч футов) для сбора образцов и разного рода данных. Перед всплытием он установил на дне океана титановый российский флаг.

7 августа, после завершения этой миссии, он с гордостью сообщил мировым средствам массовой информации: «Арктика российская».

Канадские официальные лица ничего не знали о работе этой экспедиции, а американцы через несколько дней направили из Сиэтла в тот район свой исследовательский ледокол.

Один чиновник тогда не без иронии заметил: «Я не знаю, какой флаг они там установили на дно — металлический, резиновый, или это была просто постельная простыня.

Для нас все это, конечно же, не является какой-то обоснованной претензией».

Северный ледовитый океан, площадь ледяного покрова которого составляет половину территории Соединенных Штатов, обычно не привлекает к себе большого внимания, однако летом этого года президент Дональд Трамп поместил его на радары средств массовой информации с помощью своего заявления о желании Соединенных Штатов купить у Дании Гренландию. Это предложение было лишено какого-либо смысла и вызвало повсюду насмешливую реакцию. Однако в тот момент, когда Трамп размышлял о полезной территории, сотрудники его администрации сконцентрировались на гегемонии: этим летом американские официальные лица прочно установили свой флаг над всем этим регионом.

В мае нынешнего года госсекретарь Майк Помпео (Mike Pompeo) изложил свою Северную доктрину в выступлении на заседании Арктического совета с участием граничащих с Арктикой государств (Канада, Дания, включая Гренландию, Финляндия, Исландия, Норвегия, Россия, Швеция и Соединенные Штаты). В довольно резкой форме он подверг критике Россию и Китай за милитаризацию этого региона, а также сделал внушение Канаде и назвал «незаконными» ее претензии на суверенитет в отношении Северо-Западного прохода (Northwest Passage).

Вновь проявившийся интерес к этому региону обусловлен тем, что, по мнению ученых, через 25 лет Северный ледовитый океан будет в летние месяцы свободен от ледяного покрова. Это позволит добывать там полезные ископаемые, а также осуществлять навигацию по трем маршрутам, связывающим Азию и Европу.

Речь идет о Северо-Восточном проходе, или о Северном морском пути, который идёт в основном по российским территориальным и внутренним водам, а также вдоль побережья Норвегии через Баренцево море; о Северо-Западном проходе, который идёт через Канадский Арктический архипелаг и вдоль берегов Аляски, а также о Трансполярном маршруте (Transpolar Route), который проходит через Северный полюс за пределами национальных границ арктических государств.

Трансполярный маршрут в ближайшее время не будет доступен для навигации, однако российский маршрут является проходимым, потому что уже свободен ото льда большую часть лета и пролегает вдоль в некоторой степени населенной береговой линии.

Коммерческий трафик из Китая уже использует этот маршрут, и миллиарды долларов инвестируются в навигационную структуру, в поисково-спасательные службы, а также в создание ледокольного флота.

Этот путь на 20 дней короче азиатско-европейского маршрута, который используется для транспортировки грузов с проходом через Суэцкий канал или через Панамский канал.

Все это подогрело интерес со стороны как Пентагона, так и Госдепартамента.

Для Соединенных Штатов не относящееся к военной сфере беспокойство связано с тем, что русские создают трансполярную логистическую монополию для доставки сжиженного природного газа, товаров и сырья в Азию и Европу.

Это может позволить России вывести из игры конкурентов или назначить им завышенную цену на свои услуги. Военная озабоченность связана с тем, что Россия наращивает военное присутствие вдоль линии этого морского маршрута, а Китай притаился где-то поблизости.

Неожиданной стала критика Помпео претензий Канады на контроль над Северо-Западным проходом. По его словам, это «давно существующий спорный вопрос» в отношениях Канады с Соединенными Штатами. Однако, с точки зрения Канады, нет никакого «давно существующего спорного вопроса».

С 1950-х годов эти два союзника согласились с тем, что у них по политическим причинам нет согласия относительно того, проходит ли этот путь по внутренним канадским водам или только по международным водам.

Эти две страны, будучи членами Командования воздушно-космической обороны Северной Америки (North American Aerospace Defense Command) пришли к дружественному рабочему соглашению относительно доступа к этому проходу.

Резкость Помпео для многих оказалась неожиданной, однако официальный представитель канадского правительства ограничился вежливым замечанием. «Позиции Канады и Соединенных Штатов не совпадают относительно статуса Северо-Западного прохода с точки зрения международного права», — сказал Гийом Берюбе (Guillaume Berubé), официальный представитель внешнеполитического ведомства Канады/

Эта ситуация хорошо управляется, в том числе на основе заключенного в 1988 году Соглашения о сотрудничестве в Арктике (Arctic Co-operation Agreement), по которому правительство Соединенных Штатов должно получать согласие Канады на проход своих ледоколов по этому маршруту. Канада намерена в полном объеме пользоваться своим суверенным правом в отношении своих территорий и арктических морских путей, включая те маршруты, которые принято называть Северо-Западным проходом. Эти морские пути являются частью внутренних вод Канады.

Однако исходная повестка состояла в том, чтобы отбить охоту у Канады, Китая или любой другой страны объединять свои силы и направлять их на разработку Северо-Западного прохода. Помпео обвинил Китай в «попытке создать инфраструктуру от Канады до Северо-Западных территорий и до Сибири».

Для канадцев такой подход тоже оказался новым. О подобном плане никто не говорил, и странным было утверждать обратное.

Двустороннее сотрудничество между Канадой и Китаем всегда было проблемным, а в декабре 2018 года после ареста в Канаде двух руководителей компании «Хуавэй» на основании американского ордера об экстрадиции оно вообще было остановлено.

Китай в ответ арестовал и продолжает удерживать в китайской тюрьме в качестве заложников двух канадских бизнесменов. Кроме того, были отменены сделки на миллиарды долларов в области импорта продуктов питания, а китайская сторона перестала отвечать на звонки канадского премьер-министра.

Однако верно то, что Китай весьма энергично и при каждой возможности пытается вмешиваться в арктические дела. Он строит ледоколы и специальные грузовые суда для российского маршрута, он приобрел акции расположенного на Ямале российского предприятия по сжижению природного газа, а также инвестировал средства в четыре шахты в Гренландии и в одну в Канаде.

Однако дальнейшие его планы были сорваны.

В 2017 году Дания отклонила заявку китайской горнодобывающей компании на приобретение пустующей военно-морской базы в Гренландии, а весной 2018 года Канада отклонила заявку Китая на приобретение за 1,14 миллиарда долларов крупнейшей канадской строительной и инфраструктурной компании, которую Пекин, судя по всему, собирался использовать в качестве платформы для освоения Арктики.

В целом, инвестиции китайцев в Арктику составили 90 миллиардов долларов, они сотрудничают с русскими, строят способные работать в Арктике ледоколы, в 2009 году создали исследовательский полярный институт в Европе, а также финансируют научные арктические экспедиции.

В 2014 году Китай получил статус наблюдателя в Арктическом совете, и после этого китайцы начали называть свою страну «близким к Арктике государством». Однако Помпео сразу же отверг подобные попытки. «Существуют только арктические государства и неарктические государства.

Третья категория не существует, а отрицание этого ровным счетом ничего не даст Китаю».

Гренландский гамбит Трампа попал в заголовки прессы, однако это были просто мечтания специалиста в области недвижимости, сидящего в настоящее время в Белом доме.

Тогда как заявления Помпео направлены на пересмотр мирового порядка в отношении самого большего в мире неиспользуемого региона.

Опираясь на свою военную силу, Вашингтон предупредил Москву, а также остановил продвижение Пекина — и Канады тоже — по северным трекам. Это послание было услышано во всем мире: Арктика не российская, она американская.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Источник: http://news24today.info/tai-arktika-amerikanskaya-a-ne-rossiyskaya.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector