Что, согласно «домострою», ждало шахматиста после кончины

Дворянское гнездо

Жилище семейства Никологорских найти не так уж просто. Улочки в десятитысячном поселке расположены в хаотичном порядке, не ведомом, похоже, даже самим местным жителям. От многочасовых блужданий спасает лишь пароль «семья шахматистов». Никологорских здесь знают все и уважительно величают главу семьи Графом.

Дом, где живет юный гений, конечно не дворянская усадьба, но довольно сильно отличается от невзрачных соседних строений. Он большой и просторный — высокие потолки, дубовые стены и двери, печка и камин. Построили здание еще в 1924 году для местного фабриканта.

Долгое время здесь никто не жил, пока в годы перестройки его не купили за шесть тысяч еще советских рублей молодая семья — Сергей и Алеся. За пятнадцать лет обитателей в доме заметно прибавилось: у четы Никологорских один за другим появились пятеро детей — четыре сына и дочь. Кстати, необычная фамилия у этой семьи не исконная.

Сергей Николаевич в молодости писал стихи под псевдонимом, образованным от названия родного поселка, а уже в 1990 году сменил фамилию и официально стал Сергеем Никологорским.

На пороге меня встречает симпатичная женщина в сиреневом сарафане, какие сейчас можно увидеть разве что на книжных иллюстрациях. Голову покрывает платок, подобранный в тон одежде.

Это жена главы семьи Алеся, которую тот называет не иначе как «самая женственная женщина России». За руку мамы держится самый младший сын. Пятилетний Иоанн тоже играет в шахматы, но пока не проявил себя так, как старшие братья.

Ему больше нравится возиться с мягкими игрушками и машинками.

Старшим братьям уже не до детских развлечений. Александру скоро исполнится пятнадцать. Он тоже не безуспешно играет в шахматы — кандидат в мастера спорта, но, по словам отца, начал заниматься ими слишком поздно, в восемь лет.

Саша учится в одиннадцатом классе и скоро будет поступать в институт. Это не опечатка, просто в детстве он сдал программу первого и второго классов за год, поэтому и учится с ребятами на год старше. Матфею — тринадцать.

Он чемпион России по супершахматам — новому изобретению, пока мало кому известному. За эту победу мальчику вручили компьютер, правда, подержанный и довольно старенький. Матфей считается сильнейшим в своем возрасте шахматистом области.

Десятилетняя Таня тоже выиграла чемпионат области, но больше ездить на турниры не хочет. По характеру она домосед и предпочитает в тишине читать книги.

Котик

Маленького Костю в семье называют не иначе как Котиком. Прозвище свое мальчуган получил по двум причинам — получается сокращенное имя, к тому же он повадками и внешностью действительно похож на маленького пушистого зверька.

Не очень общительный, он обожает сметану, сладости и человеческую ласку. Даже не верится, что перед тобой человек, трижды попавший в Книгу рекордов России — как самый юный перворазрядник, призер и чемпион страны по шахматам.

Когда Константина Никологорского спрашивают, кто научил его играть в шахматы, он всегда отвечает: «Братья». Недостатка в учителях и спарринг-партнерах у Котика не было никогда. Нет его и сейчас.

— Все началось с того, что я научил играть Сашу и Матфея, — рассказывает глава семейства. — Было это около семи лет назад. Я сам с раннего детства любил шахматы, вот и передал увлечение по наследству. Ребята быстро стали делать успехи, и уже через пару лет мы стали ездить на различные состязания. Поэтому малыш просто не мог оставаться в стороне от шахмат.

Мальчуган научился делать ходы деревянными фигурками еще в трехлетнем возрасте. В гостиной у Никологорских стоит шахматный компьютер «Каспаров-2100». Доска с фигурами, рядом с ней множество кнопок.

Свои ходы машина показывает, подсвечивая нужные клетки доски. Управление элементарное, поэтому малыш первое время сражался в основном с компьютером или братьями.

Вскоре стало очевидно, что у Котика талант.

Уже в пять лет будущий чемпион заработал первые деньги. В пять лет он подошел к одному из сильнейших шахматистов поселка и произнес следующее: «Аркадий Иванович, давайте сыграем на 50 рублей. Уж больно мне сладостей хочется».

Ошарашенный ветеран войны принял вызов мальчугана, и вскоре Котик уже лакомился угощением, купленным на выигранный «полтинник». Поскольку сладости Константин готов кушать постоянно, через некоторое время уже ни Аркадий Иванович, ни остальные члены местного шахматного клуба с ним играть на деньги не рисковали.

Вскоре Котику стало скучно, и он в пятилетнем возрасте поехал на чемпионат России.

Разумеется, эта вершина покорилась юному таланту не сразу. В первый раз он занял место в середине, на следующий год завоевал «бронзу», а в семь лет стал самым юным чемпионом России.

Кстати, даже писать Константин научился благодаря шахматам. Когда отец привез его на первый чемпионат России, выяснилось, что тех, кто не умеет записывать ходы, к турниру не допустят.

Поэтому юному таланту пришлось осваивать азбуку в течение одной ночи в гостиничном номере.

При этом, по словам домочадцев, талант Котика врожденный — он практически не изучает теорию шахмат. Читать специальные книги ему скучно, да и за доской он пока не может долго усидеть.

На партию он тратит всего несколько минут, а пока соперник думает, прогуливается по залу и всячески развлекается. Хочет ли он быть профессионалом, Константин пока не знает. Вместо ответа он предпочел размешать кусочек зефира в чае.

Получившаяся смесь не понравилась даже такому отъявленному сладкоежке, но он героически допил «коктейль».

Их университеты

В Никологорах две средние школы, но ни одну из них наши маленькие герои, по большому счету, не посещают. Они числятся учениками, но родители признают только домашнее образование. По крайней мере до определенного возраста.

Конечно, когда приходит пора изучать такие сложные дисциплины, как физика, химия или алгебра, то в школу им идти приходится. А вот азы чтения, счета и письма дети осваивают дома, чтобы затем отчитаться перед образовательным учреждением и перейти в следующий класс.

Так что сейчас занятия более-менее регулярно посещают лишь старшие — Александр и Матфей.

С малышами занимаются папа и мама. Они уверены, что делают это не хуже школьных учителей. Как такового расписания уроков нет. Учатся по возможности, используя свободное от шахматных турниров и тренировок время. Костю отец вообще на время освободил от всех занятий, кроме шахмат. Вскоре в Греции начнется чемпионат мира, в котором ему, возможно, предстоит участвовать.

— Уроки у нас проходят по следующей системе, — объясняет Сергей Николаевич. — Примерно месяц мы активно изучаем какой-то предмет. Проходим программу за год, сдаем в школе экзамен или пишем контрольную, а потом переходим к следующей дисциплине. Подобную систему сейчас применяют даже в университетах.

— Нам нравится так учиться, — соглашается с отцом старший сын Саша. — Мы сами в детстве выбрали домашнее обучение и очень довольны. Не засоряешь голову всеми предметами, а концентрируешься на чем-то одном. Правда, иногда становится немного скучновато.

Учить только своих детей Никологорским показалось недостаточно. Уже десять лет в их доме действует «Духовный лицей». Здесь детишки изучают православие, историю, культуру, поэзию и, разумеется, шахматы. Занятия проходят по вечерам, причем бесплатно.

— Раньше приходило больше детей — человек пятнадцать, — вздыхает Сергей Никологорский. — Сейчас постоянно ходят всего пятеро. Еще двое ребятишек заглядывают время от времени. Трудно сказать, почему. Наверное, все от родителей зависит. Православных людей сейчас в поселке очень мало, вот и не доверяют нам чуть-чуть.

Занятия проходят прямо в доме, а летом — на просторной веранде. Шахматы — обязательная дисциплина в лицее. Преподают ее практически все Никологорские. В комнате, в которой проходят занятия, огромное количество деревянных клетчатых досок и шахматных часов. Часть из них спрятана под кроватью, часть — на столах «в рабочем состоянии».

Баталии проходят постоянно. Костя, к примеру, проводит за доской не менее трех часов в день. Иногда Никологорские приглашают и сильнейших мастеров из Владимира. Они занимаются с мальчишками, разбирают сложные партии. Стоит подобная услуга сравнительно недорого — сто рублей в час. А вот постоянный тренер у ребят один — отец.

Он же является и главным педагогом доморощенного лицея.

Сергей Николаевич считает себя вправе учить детей. Он окончил Ленинградский университет и несколько лет преподавал психологию в Нижнем Новгороде. Здесь же, кстати, молодой педагог познакомился с симпатичной студенткой, ставшей впоследствии его женой.

— Сергей был моим преподавателем, — вспоминает Алеся Никологорская. — Я училась на химическом факультете, но последний курс так и не окончила. Любовь «помешала». Началось все с нашего общего увлечения психологией, а закончилось свадьбой.

Мы православные

На становление юных шахматистов серьезно влияет и еще одна особенность их воспитания. Уклад в доме установлен согласно «Домострою»: отец — безусловный глава семьи и непререкаемый авторитет, а мать — хранительница домашнего очага и помощница Сергея Николаевича.

Кроме того, родители — глубоко верующие люди. Каждое воскресенье и в другие церковные праздники семейство практически в полном составе отправляется в храм на службу. В комнатах повсюду иконы, а на книжных полках — несколько изданий Библии, которую дети читают постоянно.

Даже грамоту многие из них осваивали по Священному Писанию. Перед обедом на разных языках они читают «Отче наш» под чутким наблюдением отца и матери. Константин молится на русском, Матфей — на немецком, Александр — на английском.

Произношение, правда, сильно хромает, но это, как считает Сергей Николаевич, не самое страшное.

Сергей Никологорский — главный «шахматный энтузиаст» в семье. Именно он занимается «продвижением» своих талантливых детей. Увидев его на улице, запомнишь надолго. Волосы до плеч, густая борода.

— Я думаю, что длинные волосы носят либо творческие люди, либо верующие, — говорит глава семейства. — Кроме того, это один из способов почувствовать себя «белой вороной» и выделиться из общей серой массы.

Он считает себя и своих детей и творческими, и верующими, поэтому против того, чтобы мальчики стриглись. Лишь супруга иногда тихонько, чтобы муж не заметил, подравнивает сыновьям их красивые светлые кудри.

Бизнес

Детские шахматы — занятие невыгодное. В доме Никологорских висят десятки медалей, на столе красуются пластмассовые кубки. Денежные призы на соревнованиях, как правило, не превышают 500-1000 рублей. Это не оправдывает даже затраты на дорогу. Кроме того, за участие в турнире тоже надо платить.

Взнос на чемпионате России составляет триста рублей с человека. Участвуют триста человек. Семилетнему Косте как победителю турнира вручили мягкую игрушку и магнитофон. При этом Сергей Никологорский на поездку сына потратил десять тысяч рублей. Согласитесь, материальные затраты не слишком оправданы.

Чтобы хоть как-то подзаработать на своем таланте, юный чемпион играет на деньги со всеми желающими. При этом практически никогда не проигрывает. Несколько раз в год его можно увидеть в Москве на Арбате или на центральной площади Владимира. Ставки на партию не очень большие.

Самый большой выигрыш Константина в Первопрестольной составил две тысячи рублей. Случилось это прошлым летом. А однажды прохожий, увидев на Арбате склонившегося над доской юного шахматиста, просто так дал мальчугану пятьдесят долларов.

Безбедно жить на эти деньги, конечно, невозможно.

— По моим подсчетам, профессионально заниматься шахматами можно, имея рейтинг более 2700, — анализирует Сергей Никологорский, — Таких людей в России не более десятка. Остальным приходится зарабатывать чем-то еще.

Рейтинг мальчуганов пока намного ниже. Отец дал им задание «перерасти» шахматный компьютер, рейтинг которого 2100. Трое сыновей вплотную приблизились к этой отметке, но пока ее не перешли. Сам глава семейства не столь выдающийся шахматист. Он, скорее, энтузиаст, однако и ему иногда улыбается удача.

— Недавно я играл в шахматы на деньги со своим приятелем — «новым русским», — с нескрываемым удовольствием сообщает Граф. — Просидели целую ночь, и в итоге я унес домой почти тысячу долларов. Но такие случаи бывают редко. Приятель решается со мной сразиться не чаще чем раз в пять лет. А других желающих пока нет.

Маленькому Константину такие гонорары даже не снились, хотя к серьезным испытаниям он готов. На чемпионате мира в Греции отец собирается бросить вызов самым юным чемпионам других стран, чтобы провести коммерческий матч. В победе своего малыша он уверен «практически на сто процентов».

Судьбой Кости заинтересовались многие, в том числе шахматная Федерация России. Специалисты вообще считают мальчика «национальным достоянием» и приводят его партии в серьезных журналах. При этом помочь таланту поехать в Грецию реально не хочет никто.

Деньги, необходимые на участие в турнире, отцу пришлось взять в долг. В областном бюджете на детский спорт выделяют копейки. К примеру, на шахматы во Владимирской области есть аж «целых» 25 тысяч рублей в год.

Каждый день семья получает пачки писем из различных серьезных организаций, в том числе от известных политических партий. Все выражают свою заинтересованность, обещают поддержку, но нужную сумму в три тысячи долларов никто из сильных мира сего выделить так и не пожелал.

Отписки, которые зачитывает Сергей Никологорский, больше похожи на предвыборные листовки, чем на конкретные предложения о помощи.

— Я обращался ко всем ведущим фракциям Госдумы. Многие отвечают, только толку пока никакого, — сокрушается отец юного гения. — Вот Жириновский прислал ответ. Обещает помочь, но ничего, кроме писем, пока нет. СПС вообще не удостоил нас ответом. Достучаться до Немцова оказалось нереальной задачей. Вообще сейчас частенько говорят, что «время подарков закончилось».

Читайте также:  Зачем владимир высоцкий принял крещение в армянской церкви

Тем временем Константин играет в шахматы с братьями и лакомится любимыми конфетами. Следующим летом он, скорее всего, опять поедет в Москву и будет играть с прохожими на Арбате.

Старшие братья в свою счастливую звезду и талант не очень верят — слишком уж жесткая, по их мнению, конкуренция в мире черно-белых фигур. Скорее всего, известными шахматистами они не станут, а изберут другую, возможно, не менее достойную дорогу в жизни.

Как сложится судьба веселого, но немного замкнутого мальчугана, блистательно обыгравшего уже многих взрослых, теперь зависит от этих самых «дяденек», решающих, как потратить свои деньги. В августе ему исполнилось восемь, и делать далеко идущие планы пока рановато.

Пример Руслана Пономарева, ставшего недавно чемпионом мира всего в восемнадцать, вдохновляет многих, но по пути наверх ломаются многие судьбы. Талантливых детишек в России много, лучшим из лучших становится только один.

Источник: https://rg.ru/2003/10/25/kotik.html

«Домострой» 1547

«Домострой» (полное название: «Книга, называемая «Домострой», содержащая в себе полезные сведения, поучения и наставления всякому христианину — мужу, и жене, и детям, и слугам, и служанкам»). Этот свод советов и правил, определявших все стороны жизни русского человека XVI в., в правление Ивана Грозного подготовил сподвижник царя священник Сильвестр.

ДОМОСТРОЙ

1. Патриархально-суровый и косный семейный быт (по названию старинного русского свода житейских правил).

2. Хороший хозяин, устроитель порядка в своем доме.

Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949-1992 

ПОЛЕЗНАЯ КНИГА

«Домострой» поражает нас сегодня почти неправдоподобной одухотворенностью даже мельчайших бытовых деталей. «Домострой» — не просто сборник советов, перед читателем развертывается грандиозная картина идеально воцерковленного семейного и хозяйственного быта.

Упорядоченность становится почти обрядовой, ежедневная деятельность человека поднимается до высоты церковного действа, послушание достигает монастырской строгости, любовь к царю и отечеству, родному дому и семье приобретает черты настоящего религиозного служения.

«Домострой» создан в первой половине царствования Ивана Грозного. Авторство окончательного текста связывают с именем сподвижника и наставника Ивана Грозного благовещенского иерея Сильвестра.

«Домострой» состоит из трех частей: об отношении русского человека к Церкви и царской власти; о внутрисемейном устроении; об организации и ведении домашнего хозяйства.

«Царя бойся и служи ему верою, и всегда о нем Бога моли, — поучает «Домострой». — Аще земному царю правдою служиши и боишися е, тако научишися небесного Царя боятися…».

Долг служения Богу есть одновременно и долг служения царю, олицетворяющему в себе православную государственность: «Царю… не тщится служить лжею и клеветою и лукавством… славы земной ни в чем не желай…

зла за зло не воздавай, ни клеветы за клевету… согрешающих не осуждай, а вспомни свои грехи и о тех крепко пекися…»

В «Домострое» есть все. Есть трогательные указания, «како детям отца и матерь любити и беречи и повиноватися им и покоити их во всем». Есть рассуждения о том, что «аще кому Бог дарует жену добру — дражайше есть камения многоценного».

Есть практические советы: «како платье всяко жене носити и устроити», «како огород и сады водити», «како во весь год в стол ествы подают» (подробно о том, что — в мясоед, и что в какой пост). Есть указания по чину домашнего молитвенного правила для всей семьи – «как мужу с женою и домочадцами в доме своем молитися Богу».

И все это — с той простотой, основательностью и тихой, мирной неторопливостью, что безошибочно свидетельствует о сосредоточенной молитвенной жизни и непоколебимой вере.

ЖЕНСКИЙ ВЗГЛЯД

Домострой — свод правил поведения горожанина, которыми он должен был руководствоваться в повседневной жизни, памятник светской письменности XVI века. Авторство и составительская работа приписываются протопопу Благовещенского монастыря в Москве, духовнику Ивана Грозного Сильвестру.

При составлении свода использовались русские («Измарагд», «Златоуст», «Поучение и наказание отцов духовных») и западные (чешская «Книга учения христианского», французский «Парижский хозяин», польская «Жизнь добропорядочного человека» и др.) «учительные сборники».

Для гендерной истории особое значение имеют разделы Домостроя XXIX, XXXIV, XXXVI, касающиеся воспитания детей (в том числе обучения девочек рукоделию, а мальчиков «мужским» домашним работам) и отношений с женой, «государыней Дома», как автор Домостроя именует хозяйку.

Домострой обучал женщин, «как Богу и мужу угодить», как блюсти честь рода и семьи, заботиться о семейном очаге, вести хозяйство.

Судя по Домострою, они были настоящими домодержицами, руководившими заготовкой продуктов, приготовлением пищи, организовывавшими работу всех членов семьи и слуг (уборка, обеспечение водой и дровами, прядение, ткачество, пошив одежды и т. д.). Все члены домохозяйства, кроме хозяина, должны были помогать «государыне Дома», целиком подчиняясь ей.

В отношениях с домочадцами Домострой рекомендовал хозяину быть «грозою» для жены и детей и строго наказывать их за провинности, вплоть до «сокрушения ребер», либо «плетью постегать по вине смотря».

Жестокость отношений с женой и детьми, предписываемая Домостроем, не выходила за рамки морали позднего средневековья и мало отличалась от аналогичных назиданий западноевропейских памятников этого типа. Однако в историю русской общественной мысли Домострой попал именно благодаря одиозным описаниям наказаний жены, поскольку неоднократно цитировался именно в этой части русскими разночинцами-публицистами 1860-х гг., а затем В. И. Лениным. Этим объясняется несправедливое забвение этого ценнейшего памятника вплоть до последней четверти XX века. В настоящее время выражение «домостроевские нравы» сохранило четко выраженную отрицательную коннотацию.

Тезаурус терминологии гендерных исследований. М.. 2003  

ЖЕНСКИЙ ВЗГЛЯД-2

…Аргумент зарубежных исследовательниц в пользу теории «теремного затворничества» состоит в том, что в период укрепления великокняжеской, а потом и царской власти и увеличения могущества боярско-княжеской аристократии женщины остались в стороне от этих процессов и не получили права самостоятельно властвовать, самореализовываться и даже передвигаться без мужского сопровождения.

Данный вывод был сделан на основе ряда сочинений ХVI в. — «Домостроя» благовещенского протопопа Сильвестра и записок иностранцев о России.

Но можно ли считать эти памятники достоверными историческими источниками? Сильвестр выразил свое представление о месте женщин в обществе и семье, иностранцы, с русскими людьми почти не общавшиеся, могли иметь лишь самое поверхностное представление о положении местных женщин.

Например, увидев, что знатная особа выезжает по делам в окружении почетной свиты, они могли сделать вывод о том, что та не имела права ездить одна. Также предвзято иностранцы могли расценить наличие в русских домах женской и мужской половин. Это было связано не с изоляцией женщин, а с разделением обязанностей в семье.

Женщина занималась воспитанием маленьких детей, обеспечивала всех домочадцев, включая слуг, одеждой, постельным бельем и заботилась об их чистоте. Эти обязанности были у всех женщин, независимо от их социального положения. Но знатные и богатые нанимали слуг, рукодельниц, портомоек, кормилиц, мамок и нянек для детей, а бедные простолюдинки все делали сами. Но в эти женские дела мужья никогда не вмешивались, предоставляя супругам свободу действий.

АВТОРСТВО

Авторство окончательного текста «Домостроя» связывается с именем вполне определенного человека, известного сподвижника Ивана IV, его духовного наставника, — Сильвестра.

Сильвестр (начало XVI в.-до 1568 г.), выходец из новгородской зажиточной торгово-промышленной среды, был близок к новгородскому архиепископу Макарию, после избрания которого митрополитом переехал в Москву и с 1545 г. стал протопопом придворного Благовещенского собора в Кремле.

Он участвовал в подготовке и проведении государственных и культурных реформ того времени, в том числе в составлении и редактировании таких важных памятников, как Судебник 1550 г. и Четьи-Минеи.

По своим политическим взглядам Сильвестр близок к нестяжателям, он выступал против обогащения церкви, отстаивал сильную государственную власть — единодержавие; это стало политической платформой для сближения с представителями возвышавшегося дворянства (в лице других приверженцев нового курса, таких как Алексей Адашев).

«Остуда» Ивана IV к Сильвестру началась после боярского «мятежа» 1553 г., в котором Сильвестр занял уклончивую позицию; поскольку же он был связан с Владимиром Старицким, основным антагонистом Ивана IV, ему пришлось «добровольно» постричься в Кирилло-Белозерский монастырь (под именем Спиридона). Окончательная опала постигла Сильвестра весной 1560 г.

, после смерти царицы Анастасии, которая благоволила ему. Дальнейшие обстоятельства личной жизни Сильвестра мало известны и являются спорными, неизвестно даже время и место его смерти. Крупный политический деятель н писатель, в последние годы жизни он занимался только перепиской книг, некоторые из них сохранились.

«Домострой» «сильвестровской редакции» — основное произведение писателя; он отредактировал и отчасти дополнил ходивший в списках новгородский сборник аналогичного содержания.

Библиотека литературы Древней Руси. Т. 10.  Домострой

ИЗ ТРЕХ ЧАСТЕЙ ДОМОСТРОЯ

  • 6. Како посещати в монастырех и в болницах и в темницах и всякаго скорбна («напои, накорми, согрей»)
  • В монастыри, и в болницы и в пустыни и в темницы закълюченных посещаи и милостыню и сил всяких потребных подаваи елико требуют, и види беду их и скорбь и всяку нужу елико возможно помогаи им и всякаго скорбна и бедна и нужна и нища не презри, введи в дом свои напои накорми согреи одежи всею любовию и чистою совесьтию теми милостива Бога сотвориши и свободу получиши а родителем своим преставльшимся память твори к церквам Божиим приношение и в дому по них кормлю твори нищим милостыню и сам от Бога помяновен будеши.
  • (В монастыре, и в больнице, и в затворничестве, и в темнице заключенных посещай и милостыню, что просят, по силе своей возможности подавай, и вглядись в беду их и скорбь, и в нужды их, и, насколько возможно, им помогай, и всех, кто в скорби и бедности, и нуждающегося, и нищего не презирай, введи в дом свой, напои, накорми, согрей, приветь с любовью и с чистою совестью: и этим милость Бога заслужишь и прощение грехов получишь; также и родителей своих покойных поминай приношением в церковь Божию, и дома поминки устраивай, а нищим раздай милостыню, тогда и сам будешь помянут Богом).
  • 20. Похвала женам («если дарует Бог жену добрую»)
  • Аще дарует Бог жену добру дражаиши есть камени многоценнаго таковая от добры корысти не лишится, делает мужу своему все благожитие, обретши волну и лен сотвори благопотребно рукама своима, бысть яко корабль куплю деющи издалече збирает в себе богатество и востает из нощи и даст брашно дому и дело рабыням, от плода руку своею насадит, тяжание много, препоясавше крепко чресла своя утвердит мышца своя на дело и чада своя поучает, тако же и раб, и не угасает светилник ея всю нощь руце свои простирает на полезная, лакти же своя утвержает на вретено, милость же простирает убогу плод же подает нищим, не печется о дому муж ея многоразлична одеяния преукрашена сотвори мужу своему и себе и чадом, и домочадцем своим, всегда же мужь бысть в соньмищи с вельможи и сядет знаемым вельми честен быст, и благоразумно беседова разумеет яко добро делати никто же без труда венчан будет, жены ради добры блажен мужь и число днии его сугубо, жена добра веселит мужа своего и лета его исполнить миром, жена добра часть блага в части боящихся Господа да будет, жена бо мужа своего честне творяще, первие Божию заповедь сохранив благословена будет, а второе от человек хвалима есть, жена, добра, и страдолюбива и молчалива, венец есть мужеви своему обрете мужь жену свою добру износит благая из дому своего, блажен есть таковые жены мужь и лета своя исполняют во блазе мире, о добре жене хвала мужу и честь.

(Если дарует Бог жену добрую, получше то камня драгоценного; такая по корысти добра не лишит, всегда хорошую жизнь устроит своему мужу. Собрав шерсть и лен, сделай что нужно руками своими, будь как корабль торговый: издалека вбирает в себя богатства и возникает из ночи; и даст она пищу дому и дело служанкам, от плодов своих рук увеличит достояние намного; препоясав туго чресла свои, руки свои утвердит на дело и чад своих поучает, как и рабов, и не угаснет светильник ее всю ночь: руки свои протягивает к прялке, а персты ее берутся за веретено, милость обращает на убогого и плоды трудов подает нищим, — не беспокоится о доме муж ее; самые разные одежды расшитые сделает мужу своему, и себе, и детям, и домочадцам своим. И потому всегда ее муж соберется с вельможами и сядет, всеми друзьями почтен, и, мудро беседуя, знает, как делать добро, ибо никто без труда не увенчан. Если доброй женою муж благословен, число дней его жизни удвоится, хорошая жена радует мужа своего и наполнит миром лета его; хорошая жена да будет благою наградой тем, кто боится Бога, ибо жена делает мужа своего добродетельней: во-первых, исполнив Божию заповедь, благословится Богом, а во-вторых, славится и людьми. Жена добрая, и трудолюбивая, и молчаливая — венец своему мужу, коли обрел муж жену свою добрую — только хорошее выносит из дома своего; благословен муж такой жены, и года свои проживут они в добром мире; за хорошую жену похвала мужу и честь).

  1. 54. В погребе и на леднике всего беречи («и рыжики, и икра, и морс»)
  2. А в погребе и на ледникех, и на погребицех хлебы и колачи, сыры яица забела, и лук чеснок и мясо всякое, свежее и солонина и рыба свежая и просольная и мед преснои, и ества вареная мясная и рыбная студенью и всяи запас естомои, и огурцы и капуста соленая и свежая и репа, и всякие овощи, и рыжики, и икра, и росолы ставленыя, и морс, и квасы яблочные, и воды брусничные и вина флязские, и горючие и меды всякие, и пива сыченые и простые, и брага, и всяго того запасу ключнику ведати, и сколько чево на погребице поставлено, и на леднике и погребе, и все бы то сочтено и перемечено што вполне што не вполне, и перемечено, и записано и сколько чего куды отдаст по приказу государеву и сколко чево разоидетца то бы было все в счете было бы што господарю сказать, и отчет во всем дати а все бы то было чисто и в покрыте, и не затхлося и не заплеснело, и прокисло, а вина фряские и сыченая перевара, и всякое лутчее питье в опришенном погребе за замком держать а сам бы тамо ходил.
Читайте также:  Монголы: почему раньше не существовало такого народа

(А в погребе, и на ледниках, и в кладовых хлебы и калачи, сыры и яйца, сметана и лук, чеснок и всякое мясо, свежее и солонина, и рыба свежая и соленая, и мед пресный, и еда вареная, мясная и рыбная, студень и всякий припас съестной, и огурцы, и капуста, соленая и свежая, и репа, и всякие овощи, и рыжики, и икра, и рассолы готовые, и морс, и квасы яблочные, и воды брусничные, и вина сухие и крепкие, и меды всякие, и пива на меду и простые, и брага, — весь тот запас ведать ключнику. А сколько чего в кладовой поставлено, и на леднике, и в погребе, — все то было бы сосчитано и перемечено, что целиком, а что не полностью, и пересчитано, и записано, и сколько чего и куда отдаст ключник по приказу господскому, и сколько чего разойдется, — и то было бы все в счете, было бы что господину сказать и отчет во всем дать. Да было бы то все и чисто, и накрыто, и не задохнулось, и не заплесневело, и не прокисло. И вина сухие и медовые взвары и прочие лучшие напитки в особом погребе под замком держать и самому за ними следить).

Домострой. Сильвестровская редакция. СПб., 1994 

Источник: https://histrf.ru/lenta-vremeni/event/view/domostroi

Как должна жить семья по «Домострою» — сборнику советов и поучений 16 века

Определённую роль в формировании такого мнения сыграла пропаганда, в том числе советская. Её целью являлось создать образ царства тьмы, невежества и самодурства, которым была старая Россия.

В подтверждение этих шаблонов противники патриархального уклада семьи приводят цитаты о призывах к применению в отношении своих домочадцев силы, которые присутствуют в этом памятнике русской литературы XVI века.

Не зря люди, которые хотят описать жизнь непутевого семейства, где дети и жена пребывают в постоянном страхе из-за побоев отца-хулигана, используют слово-страшилку «Домострой».

Упоминания о рукоприкладстве в этой книге есть, однако они, по выражению историка Дмитрия Володихина, лишь частность, маргиналия на полях.

В действительности же «Домострой» являлся поистине революционным для своего времени произведением, призывавшим читателя к любви, здравомыслию и заботе о своей семье в суровых реалиях древнего Русского Государства.

Рассмотрим основные наставления из «Домостроя», авторство которого приписывают протопопу Сильвестру.

Пожалуй, основной посыл, который проходит через всю книгу, можно сформулировать так: глава семейства обязан обучить своих домочадцев ведению дел, хозяйства и азам духовной жизни.

Вот что говорит по этому поводу автор «Домостроя»: «А пошлет Бог кому детей — сыновей или дочерей, то заботиться о чадах своих отцу и матери, обеспечить их и воспитать в добром поучении; учить страху Божию и вежливости и всякому порядку, а затем, по детям смотря и по возрасту, их учить рукоделию — мать дочерей и мастерству — отец сыновей; кто в чем способен, какие кому Бог возможности даст; любить их и беречь… И жену поучая, также и домочадцев своих наставляя, не насильем, не побоями, не рабством тяжким, а как детей, чтобы были всегда упокоены, сыты и одеты, и в теплом дому, и всегда в порядке… Если же дети согрешают по отцовскому или материнскому небрежению, о таких грехах им и ответ держать в день Страшного суда. Так что если дети, лишенные поучений отцов и матерей, в чем согрешат или зло сотворят, то отцам и матерям от Бога грех, а от людей укоризна и насмешка, дому же убыток, а себе самим скорбь и ущерб, от судей же пеня и позор».

Исполняй заповеди!

Основа благополучной жизни всех членов семьи по «Домострою» — соблюдение заповедей.

В этой части автор книги всего лишь пересказывает основные наставления для всякого христианина из Священного Писания: «Самому тебе, господину, и жене, и детям, и домочадцам — не красть, не блудить, не лгать, не клеветать, не завидовать, не обижать, не наушничать, на чужое не посягать, не осуждать, не бражничать, не высмеивать, не помнить зла, ни на кого не гневаться, к старшим быть послушным и покорным, к средним — дружелюбным, к младшим и убогим — приветливым и милостивым, всякое дело править без волокиты и особенно не обижать в оплате работника, всякую же обиду с благодарностью претерпеть ради Бога: и поношение, и укоризну, если поделом поносят и укоряют, с любовию принимать и подобного безрассудства избегать, а в ответ не мстить. Если же ни в чем не повинен, за это от Бога награду получишь».

Копи приданое

На протяжении всего повествования читатель «Домостроя» сталкивается с призывами к главе семейства неустанно заботиться о благополучии своих близких, аккуратном ведении хозяйства и быта.

Иными словами, отец обязан обеспечить полное материальное обеспечение, и если у него рождается дочь, то с самых малых лет нужно начинать копить приданое для будущей невесты: «Рассудительные люди от всякой прибыли на дочь откладывают: на ее имя или животинку растят с приплодом, или из полотен, и из холстов, и из кусков ткани, и из убрусов, и из рубашек все эти годы ей в особый сундук кладут и платье, и уборы, и мониста, и утварь церковную, и посуду оловянную, и медную, и деревянную; добавлять всегда понемножку, а не все вдруг, себе не в убыток».

Береги честь смолоду

«Домострой» настоятельно советует отцам оберегать репутацию своего рода и следить за тем, чтобы ее не подпортили дети. Ни главе семейства, ни его домочадцам в связи с этим не позволяется пьянствовать, блудить, «срамословить», поносить начальство, сплетничать. Если хотя бы один член семьи приобретет славу дурного человека, то темное пятно ляжет на весь род и будущие поколения.

Чтобы сберечь честь смолоду, «Домострой» советует, в частности, быть сдержанным во всем, не засиживаться в гостях, а самому при этом всегда быть гостеприимным и обходительным.

Табу на безрассудную агрессию

Неужто, спросите вы, в «Домострое» так ничего и не говорится о телесных наказаниях. Говорится, но применение силы в этой книге сильно ограничивается и описывается как неизбежная необходимость в крайних случаях. При этом само наказание должно происходить без злобы, с искренним желанием принести пользу и наставить домочадца, которого затем нужно обязательно пожалеть.

«У добрых людей, у хозяйственной жены дом всегда чист и устроен, — все как следует припрятано, где что нужно, и вычищено, и подметено всегда: в такой порядок как в рай войти. — поясняет автор „Домостроя“.

— …А увидит муж, что у жены непорядок и у слуг, или не так все, как в этой книге изложено, умел бы свою жену наставлять да учить полезным советом; если она понимает — тогда уж так все и делать, и любить ее, и хвалить, но если жена науке такой и наставлению не следует, и того всего не исполняет, и сама ничего из того не знает, и слуг не учит, должен муж жену свою наказывать и вразумлять наедине страхом, а наказав, простить, и попенять, и с любовью наставить, и поучить, но при этом ни мужу на жену не гневаться, ни жене на мужа — всегда жить в любви и в согласии. А слуг и детей, также смотря по вине и по делу, наказать и посечь, а наказав, пожалеть».

Учитывая суровый нрав средневекового русского человека, составитель книги отдельно подчеркивает недопустимость жестокости и причинения вреда здоровью членов семьи.

 4 правила родителей, которые помогают детям добиться успеха

Источник: https://www.factroom.ru/obshchestvo/domostroy

Правила идеальной жены по «Домострою»

В современном мире «Домострой» — синоним патриархального уклада семейной жизни.

Но мало кому известно, что этот литературный памятник посвящен не только быту и отношениям в семье, но и полностью регламентировал земной путь новгородцев в средневековой Руси.

Можно ли приложить правила «Домостроя» к сегодняшним реалиям, разбирается Passion.ru и семейный психолог психотерапевтического центра «Беркана» Юлия Кроха.

Юлия Кроха, семейный психолог психотерапевтического центра «Беркана»

Свод правил

Авторство «Домостроя» приписывают протопопу Сильвестру, духовнику Ивана Грозного, который создал его якобы в назидание молодому царю. В канонический текст вошли шестьдесят семь глав.

Открывается книга назиданием отца сыну, начинается с благословения, а затем переходит к рекомендациям по обустройству семейной жизни, уделяя большое внимание вере и духовности.

Некоторые исследователи прослеживают корни «Домостроя» не только в «Златой цепи», «Измарагде», но в иностранных источниках, таких как французский «Парижский хозяин» и чешская «Книга учения христианского» — сборниках назиданий и практических советов.

Наиболее известные главы регламентируют мирскую жизнь, духовную, общественную и поведение в обществе, жизнь в семье, воспитание детей, как руководить слугами, как проводить свадебные обряды и устраивать пиры, а также кухню — сборник рецептов и описание блюд, их хранения, плюс примерный круглогодичный календарь смены блюд в зависимости от сезонов и постов.

Чем мы до сих пор пользуемся?

Со времен Новгородской республики мало что поменялось в нашем общественном поведении. Например, завет «не колупаться в носу» на людях мы до сих пор используем. Раздел о «Поведении в гостях и за столом» по-прежнему актуален.

Входя в гости, нужно стучаться и вытереть грязные ноги, также без разрешения хозяев не стоит ничего уносить со стола. Ну, и, конечно же, прекрасное: сидя за столом, «нельзя хулить еду».

Даже в том случае, если хозяйке, а точнее ее стряпухам и поварам, не удались блюда, стоит оставить свое мнение при себе. По-моему, очень дипломатично.

Советы «О строении домовном», то есть об управлении хозяйством, могут быть приложены к жизни в деревне, в загородном доме или на даче. Еду имеет смысл хранить в погребе или леднике, то есть холодильник тоже сгодится, а инвентарь — лопаты и метлы — в амбаре, то есть специально приспособленном под эти нужды хозяйственном помещении.

Уже в XVI веке новгородцы знали, как жить по средствам: «Всякому человеку, богатому и бедному, великому и малому, разубраться в своем хозяйстве, распределив по добытку и промыслу, и по своему достатку».

Главное, разобраться «в приходе-расходе, в займах-долгах, — все заранее распределить, а потом уж и жить, хозяйство ведя согласно приходу и расходу».

Ну чем не заключение профессионального финансового аналитика?

Что категорически неприемлемо?

  • Наверное, самые сложные для восприятия современного человека — главы, касающиеся отношений между мужем и женой, воспитания детей, детско-родительских отношений.
  • «Жене быть тихою и молчаливою» — это, конечно же прекрасный наказ, но мало выполнимый в партнерских отношениях.
  • «Да всякий бы день у мужа жена спрашивала да советовалась обо всем хозяйстве» — женщина не имела право самостоятельно принимать решения ни по хозяйству, ни по кругу общения.

«А в гости ходить и к себе приглашать только с кем разрешит муж.

А коли гости зайдут, или сама где будет, сесть за столом — лучшее платье одеть, да всегда беречься жене хмельного: пьяный муж — дурно, а жена пьяна и в миру не пригожа».

Ну, и конечно же, самый страшный страх «Домостроя» — это когда женщины собирались группами и пили крепкие напитки. А если они при этом «волховали», то есть гадали или «речи нечистые вели» — ну, тогда и поколотить такую жену не грех.

Воспитание детей априори подразумевало телесные наказания. «Любить и хранить детей, но и страхом спасать, наказывая и поучая, а не то, разобравшись, и поколотить. Наказывай детей в юности — упокоят тебя в старости твоей», — предписывал «Домострой».

Думаю, и так понятно, почему это неприемлемо в современном мире.

«Чада должны почитать отца и мать» — выполнимо только в том случае, если детям повезло родиться в любящей семье.

Что изменилось?

Конечно же, как держать слуг в строгости, наказ повару «как мед варити и вино курити», рекомендации ключнику, то есть экономке или мажордому, если говорить более современным языком, как покупать на базаре припасы, как хранить вяленую и сушеную рыбу, а также яйца и сыры, как готовиться к пиру, если вот-вот гости на пороге (минимум за седмицу, то есть неделю, начинать приготовления) — все эти советы уже давным-давно стали архаичными.

Так же, как и пожелание тем, у кого родилась дочь, собирать приданое от каждой сделки «или из доли ее, что там Бог пошлет, купит полотна и холстов, — все эти годы ей в особый сундук кладут и платье, добавляя всегда понемножку, каждый год». Ну а советы по сохранению обрезков после кроя одежды вообще кажутся смешными.

Вместо послесловия

Думаю, для современного читателя «Домострой» интересен как источник описаний быта и нравов жителей Великого Новгорода. А вот пытаться жить согласно старому своду правил, скорее всего, не получится, ведь даже за последние пятьдесят лет мир настолько изменился, что уж говорить о пяти сотнях.

Источник: https://woman.rambler.ru/home/41663590-pravila-idealnoy-zheny-po-domostroyu-nepriemlemye-seychas/

Что, согласно «Домострою», дарит свекровь невесте на следующий день после сговора?

Добрый вечер! Здравствуйте, уважаемые дамы и господа! Пятница! В эфире капитал-шоу «Поле чудес»! И как обычно, под аплодисменты зрительного зала я приглашаю в студию тройку игроков. А вот и задание на этот тур:

Вопрос: Что, согласно «Домострою», дарит свекровь невесте на следующий день после сговора? (Слово состоит из 8 букв)

Ответ:    Перстень (8 букв)

Если этот ответ не подходит, пожалуйста воспользуйтесь формой поиска. Постараемся найти среди 1 126 642 формулировок по 141 989 словам.

Разбор ответа по буквам:

  • Первая буква: п
  • Вторая буква: е
  • Третья буква: р
  • Четвертая буква: с
  • Пятая буква: т
  • Шестая буква: е
  • Седьмая буква: н
  • Восьмая буква: ь

Также слово является ответом на вопросы:

  • Кольцо с драгоценным камнем.
  • Пропавшее украшение Царь-девицы из сказки Ершова «Конёк-Горбунок».
  • Если украшение носили на шее, оно называлось «гривна», на запястье руки — «обручье», а если на пальцах?
  • Ограничитель на пальце при ковырянии в носу.
  • Стихотворение русского поэта Алексея Кольцова.
  • Кольцо с драгоценным камнем для ношения на пальце руки.
  • Талисман, который Пушкин взял с собой, отъезжая из одесской ссылки.
  • Что дарит свекровь невесте на следующий день после сговора? (по «Домострою»).
  • Если украшение носили на шее, оно называлось «гривна», на запястье руки — «обручье», а если на пальцах?
  • Стихотворение русского поэта А. Кольцова.
  • Золотой трофей хоккеиста за победу в кубке Стэнли.
  • Крупное кольцо с драгоценным камнем.
  • Кольцо.
  • Стихотворение А. Кольцова.
  • Кольцо с драгоценным камнем для ношения на пальце руки
  • Талисман, который Пушкин взял с собой, отъезжая из одесской ссылки
  • Что дарит свекровь невесте на следующий день после сговора? (по «Домострою»)
  • Кольцо с драгоценным камнем
  • Стихотворение русского поэта А. Кольцова
  • Золотой трофей хоккеиста за победу в кубке Стэнли
  • Крупное кольцо с драгоценным камнем
  • Большое дорогое кольцо с камнем
  • Печатка на пальце
  • Картинки к слову «Перстень»
Читайте также:  Как максим горький стал самым успешным литератором в истории россии

В случае возникновения вопросов Вы можете обратиться к администрации сайта отправив письмо на support@pole-chudes-otvet.ru.

Сайт с ответами к игре Поле Чудес. © 2019

Источник: https://pole-chudes-otvet.ru/chto-soglasno-domostroyu-darit-svekrov-neveste-na-sleduyushhij-den-posle-sgovora

"Домострой" для прогрессивной общественности

25% — «с рубля четверть» может сэкономить хозяин, покупая товары оптом — «припасы возами» — и в правильное время. Несмотря на то что основное место в «Домострое» занимают советы, каким образом приумножить свое состояние совсем не бедному человеку, в сознании потомков эта книга ассоциируется исключительно с несвободой и бытовым насилием.

ТЕКСТ АЛЕКСАНДР КРАВЕЦКИЙ

Страшное домоводство

Если вы никогда не интересовались ни литературой, ни историей, ни Древней Русью, то все равно слышали о двух древнерусских текстах — о «Слове о полку Игореве» и о «Домострое».

При этом общеизвестная информация о «Слове о полку Игореве» сводится к тому, что британские ученые (ну может, французские — басурмане, одним словом) считают эту рукопись подделкой, но они неправы.

А знания о «Домострое» ограничиваются сведениями о том, что эта страшная книга предписывает круглые сутки пороть жену и детей.

Превращение вполне прогрессивного и гуманного для своего времени сочинения в страшилку объясняется тем, что этот памятник был впервые издан в середине XIX века, когда начинало формироваться общественное течение, которое чуть позже было названо народничеством.

Именно народническое представление о том, что прошлое русского народа ужасно, а будущее — прекрасно, определило восприятие «Домостроя» последующими поколениями. Народники очень хорошо представляли себе это прекрасное будущее, а вот с темным прошлым выходила некоторая заминка.

И «Домострой», описывающий быт средневековой Руси, пришелся как нельзя кстати. Слово «домострой» сразу же превратилось в символ прошлого, с которым сражались народники, символ «темного царства» и подавления личности.

Борцы за все хорошее могли теперь при помощи одного слова обозначить все то, что при строительстве светлого будущего следует уничтожить. «Домострой царил у нас повсюду,— писал революционный публицист Николай Шелгунов,— во всех понятиях, во всех слоях общества, начиная с деревенской избы и кончая помещичьим домом.

Везде ходил домостроевский «жезл», везде в том или другом виде сокрушались ребра или вежливенько стегали жен и детей плеткой, везде с первых же шагов жизни человек чувствовал, как его во всем нагнетали и принуждали, как его личному чувству не давали ни простора, ни выхода и, как какое-нибудь масло, выжимали в старые претившие формы».

Подобное восприятие «Домостроя» превратилось в общее место, и принимать эту книгу всерьез стало невозможно. Причем славянофилы высказывались о «Домострое» так же резко, как западники.

Иван Аксаков, например, не мог понять, «как могло родиться такое произведение: так многое в нем противно свойству русского человека!».

Даже Николай Бердяев, который не так уж часто воспроизводил популярные стереотипы, писал, что «трудно представить себе большее извращение христианства, чем отвратительный «Домострой»».

А ведь все могло сложиться совсем иначе. Повезло же «Слову о полку Игореве», которое прекрасно вписалось в модный тогда романтизм и превратилось в русский вариант если не рыцарского романа, то воинской повести. И «Домострой» вполне мог бы быть соотнесен с античными трактатами, посвященными рациональному ведению хозяйства.

Например, с сочинением Ксенофонта (V-IV века до н. э.) ???????????, что на русский язык как раз переводится как «Домострой». И возводили бы к «Домострою» истоки русской экономической мысли (самобытной, как водится), тем более что и само слово «экономика» легко превращается в домостроительство.

Ведь ????? — «дом», а ????? — «правило, закон, устроение». Но не сложилось…

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/2475138

День по домострою

С чего начинается ваше утро, милые дамы? С треска будильника, с чашечки горячего кофе из джезвы или (о, счастье!) кофемашины, с йогурта в баночке или ломтика вкусного сыра на хрустящем полезном хлебце, с проверки почты за любимым компьютером, телевизора, радио, телефонных звонков…

Трудно представить, как это каких-нибудь триста пятьдесят лет назад ничего подобного не было и в помине.

Вместо будильника громко кричал петух, вместо кофе пробавлялись взварами и кваском, вместо йогуртов — творожком да сметанкой, вместо почты и радио прибегали соседи, сновали служанки и приживалки, а телевизор заменяло окно на улицу: то бунт, то чума, то пожар — не соскучишься.

У мужчин хватало забот с рассвета до заката, женщинам тоже редко удавалось посидеть сложа руки… Давайте представим себе нашу прапрапрабабушку и посмотрим, как же она жила в белокаменной царской Москве времен Домостроя.

Знаменитый (и весьма прогрессивный для своего времени) канон семейной жизни и обихода был написан примерно в 1550-е годы протопопом Сильвестром. Это было время затишья перед бурей — Иван IV, будущий Грозный, ещё не впал в неукротимый гнев, войны были победоносными, рынки щедрыми, а законы суровыми, но справедливыми. И жилось «на Москве» сытно и хорошо.

Звали нашу прапра- по святцам — Марией, Евдокией, Софьей и далее — как повезет со святой. Она носила косу в девичестве, прятала волосы под нарядную кику в замужестве или под платок при вдовстве, была полной, «богатой мясами» — худоба почиталась признаком болезни для женщины.

Она знала псалмы и молитвы, умела вышивать стеклярусом и золотом, щипать пух и перо, ставить тесто и мочить яблоки, «убирать» покойников и пеленать младенцев, но не чистила зубы, не принимала душ, не занималась фитнесом, никогда не бывала у врача, парикмахера, в театре или на курорте.

Вместо теней, туши и пудры прапрапрабабушка чернила брови и зубы, белилась и румянилась, появиться на людях ненакрашенной было так же непристойно, как и с распущенными волосами.

В румяна подмешивали ядовитую киноварь, белила порой оказывались свинцовыми, подводка для бровей — сурьмяной, но положение обязывало. Вместо кремов и масок использовали козье молоко, мед, сливки, настои трав — мяты, ромашки, лопуха, шалфея.

В бане, заменявшей пра- и так далее салон красоты, её мыли росным ладаном и квасом, парили березовыми вениками. Мыло было только у самых зажиточных женщин, об эпиляции никто и не помышлял.

Одежда у прапрапрабабушки была удобной, но тяжелой и многослойной. Лифчиков или панталон не было, место нижнего белья занимала просторная исподняя льняная белая рубаха до колен.

Сверху надевали сарафан, подпоясывающийся под грудью, душегрею (вид короткого распашного и богато украшенного сарафана) или поневу (длинная юбка) и нагрудник. Боярыни вместо сарафана иногда носили опашень — прямую одежду типа длинного кафтана на пуговицах.

Сверху — летник — длинную широкую одежду со свисающими до полу, разрезанными от локтя рукавами. В холодное время года надевали шубку или телогрею (вид распашной шубки) на меху.

На головах замужние женщины носили кокошники или кики, зимой надевали пышные меховые шапки. Обувались в атласные или сафьяновые башмаки или сапожки на каблуках, летом, особенно в пригородах и дальних уделах ходили в лаптях.

Украшались богато — как и в арабских странах, кольца и серьги были личной собственностью женщины, её запасом на черный день. Носили золотые и серебряные, украшенные алмазами, лалами, смарагдами и бирюзой серьги, височные кольца, бусы из стекла или полудрагоценных камней, перстни, браслеты, запястья (браслеты на верхнюю часть руки).

Раздевались догола только в бане, купаясь в озерах и прудах, как правило, не снимали рубах, спали в них же.

Почивала наша прапрапрабабушка на женской половине дома, вместе с родственницами, служанками и маленькими детьми — у всех более или менее обеспеченных семей дом делился надвое. Просыпалась на заре или незадолго до — с первыми петухами. Умывалась из кувшина над тазиком, молилась — наособицу или вместе со всей семьёй в специальной крестовой комнате.

И спешила заниматься делами, благо хлопот у женщин было более, чем достаточно. В ведении хозяйки дома находился весь быт.

Надлежало стирать бельё на речке, руками, щелоком и золой, выбивать и проветривать верхнее платье, ежедневно (как велел Домострой) перечищать всю кухонную утварь, следить за сохранностью еды в погребах и на ледниках, в срок пополнять запасы, готовить пищу, ухаживать за животными (во всяком городском дворе были свои курочки, гуси, а то и коровы с козами, не считая собак и кошек).

Следовало контролировать воспитание и благонравное поведение детей и слуг, поддерживать добрые отношения с соседями, навещать больных и рожениц, подавать нищим, посещать церковные службы — хотя бы по выходным и праздникам. И это не считая прядения, шитья, вышивки, латания ветхой одежды.

К полудню женщины подавали обед — сперва кормили мужей, сыновей и прислугу, потом садились есть сами. Угощать полагалось щедро, однако соблюдение постов было строго заведено — в среду и пятницу не ели мяса, в церковные посты — и молока, сыра, коровьего масла.

Эти ограничения плюс обилие рецептов закваски, засолки, замачивания и широкие возможности готовки в печи сформировали русскую кухню. В скоромные дни Домострой рекомендовал подавать журавлей в шафранном взваре, зайчатину с репой, язык на вертеле, шейку лебяжью, лосину, заливных поросят, пироги с творогом и другие лакомства.

В пост — щуку с чесноком, белорыбицу в желе, шехонскую осетрину, стерляжьи спинки, икру вареную, рыжики сушеные и соленые, квашеную капусту, карасей с пшеном, пироги с горохом и маком. На сладкое — леваши (род пастилы) из ягод, груши в патоке, дыни, арбузы, вишни в сахаре, огурцы в меду, оладьи с вареньем, всевозможные кисели.

Запивать угощение было принято пивом, квасом, морсом и взварами. Мужчинам полагалось и что покрепче — «романея», «мармазея» (мальвазия), «хлебное вино» сиречь водка. Женщинам упиваться допьяна считалось «нечестным».

После обеда полагалось прилечь отдохнуть. Этот обычай соблюдался настолько свято, что Лжедмитрия опознали как самозванца именно потому, что он не почивал днем и пренебрегал баней.

После отдыха опять следовала молитва и второй круг домашних хлопот. Вечером, часов около шести-восьми подавали ужин, причём, как правило, глава семьи уединялся с женой и детьми, общался с ними, обсуждая дела домашних.

После ужина следовала молитва — и на покой.

Распорядок дня семьи менялся редко. Иногда по праздникам хозяин дома задавал пиры, а его жена приглашала к себе других жен с дочерьми на выданье, присматривая попутно невест для своих сыновей и родственников.

Изредка всей семьёй катались на санях или лодках, паломничали, ездили на богомолье, но, как правило, женщина не покидала того города, а то и квартала, в котором родилась.

Развлечений на женской половине было немного — качели, игра в мяч, тавлеи (род шахмат) или не поощряемые Церковью карты, пение, изредка танцы (строго в женском кругу). Раз в неделю ходили в баню, мылись, парились, правили грыжи и спины, готовились к родам.

По вечерам слушали певчих и гусельников, монахов и благочестивых старух, держали при себе уродцев, дурачков и карликов, насмехаясь над их глупостями, ссорами и драками. Рассказывали друг другу сны, чесали и плели косы. Гадали сами и вызывали гадателей, хотя это было строжайше запрещено.

Выходить в одиночку из дома считалось до крайности неприличным, жёны и дочери почтенных людей обычно выезжали в город только в закрытых возках, в сопровождении слуг и пожилых родственниц. Относительной свободой пользовались только «матерые вдовы» — матери сыновей — и женщины из простонародья.

Последние даже торговали в рядах — кто пирогами и квасами, кто румянами, белилами и другим дамским товаром. Изредка на женскую половину дома прокрадывались «потворенные бабы» — сводницы. Соблазняя то жаркими словами, то богатыми дарами, они уговаривали почтенных жен и девиц ответить на пылкие чувства молодого боярина или купца.

Многие соглашались, готовые на любую авантюру, лишь бы развеять теремную скуку.

Однако за супружескую измену женщин ждали суровые кары — развод, ссылка в монастырь, а то и смертная казнь — виновницу могли закопать в землю по шею и оставить там, пока не умрет. Впрочем, за любые проступки муж и отец мог карать жену и дочерей по своему усмотрению — даже за убийство он отделался бы в лучшем случае епитимьей.

Поэтому «Домострой» с его призывом «должен муж жену свою наказывать наедине, а наказав — простить» и «ни по уху, ни по лицу не бить, ни под сердце кулаком, ни пинком, ни посохом не колоть, ничем железным и деревянным не бить… Плетью же, наказывая, осторожно бить, и разумно и больно, и страшно и здорОво» — являл собой вестник неслыханного прогресса.

Нам, современницам, такая жизнь показалась бы скучной и утомительной, мрачной и безнадежной. Однако наши прабабушки сызмальства были приучены к смирению и другого не знали. Они были счастливы тем, что досталось им в участь, — нет войны и чумы, голода и опалы, царской немилости — и уже слава Богу.

А мы, увы, слишком часто не ценим то, что нам выпало. Впрочем, и это преодолимо.

Поживите день-два без компьютера, телефона, таблеток и кремов, холодильника и плиты, посидите за прялкой или пяльцами, попарьтесь в бане, выпейте холодного квасу, отведайте жаркого из печи с настоящим караваем — и жизнь покажется вам просто прекрасной!

Фото Лидии Сиделёвой

Источник: https://www.matrony.ru/den-po-domostroyu/

Ссылка на основную публикацию