«ермак xix века»: почему так говорили про генерала черняева

Россия издавна засматривалась на мусульманские страны, лежавшие за огромными степями к югу от Уральских гор. Бухару, Самарканд, Коканд и Хиву часто посещали русские купцы. Торговцы из среднеазиатских государств были постоянными гостями на русских ярмарках. От слухов о сказочных богатствах экзотических стран, скрывавшихся за степями и пустынями, загорались глаза у многих россиян.

Первую попытку хапнуть эти сказочные края предпринял еще Пётр I. Царя впечатлили рассказы туркменского гостя Ходжи Нефеса о золотоносных песках Амударьи и о зловредных хивинцах, которые, чтобы скрыть богатства, отвели русло реки в Аральское море.

В 1716 году Пётр приказал послать к Хиве войска под командой князя Александра Бековича-Черкасского. Задача казалась несложной: регулярных армий кокандское, хивинское и бухарское ханства не имели. В случае военной надобности к постоянным конным отрядам добавлялись насильно согнанные дехкане, ремесленники и невольники.

Вооружены эти соединения были крайне слабо. Огнестрельное оружие имелось не более чем у четверти личного состава.

В июне 1717 года четырехтысячное войско Бековича двинулось из Гурьева в сторону Хивы. Через месяц русские добрались до урочища Карагач, где путь им преградила хивинская армия, в шесть раз превышавшая силы вторжения.

Завязался трехдневный бой, который показал разницу в классе между азиатской ордой и русской армией, уже имевшей за плечами победы над Швецией.

Бекович потерял не более десятка солдат и казаков, а хивинцы, согласно его донесению, оставили на поле боя более тысячи трупов.

Бекович вошел в Хиву, где хан начал мирные переговоры. Однако, под предлогом того, что Хива неспособна прокормить весь русский корпус, хан попросил разделить войско на пять частей и отправить их на постой в пять разных городов. Наивный Бекович согласился.

Как только части русской армии отошли от Хивы вёрст на сто, на них накинулись поджидавшие в засадах туземцы. Большую часть русских перерезали, остальных продали в рабство. Голову Бековича хан Хивы отправил в подарок бухарскому коллеге.

В Россию спустя 23 года удалось вернуться лишь нескольким десяткам престарелых бывших солдат: в 1740 году персидский шах в очередной войне победил Хиву и отпустил домой всех русских рабов, наделив их деньгами и конями.

«Ермак xix века»: почему так говорили про генерала Черняева Нищие в Самарканде (картина Василия Верещагина, 1870). (wikipedia.org)

После неудачной экспедиции Бековича почти 150 лет Россия более-менее мирно соседствовала со среднеазиатскими государствами. В 1740-х годах российский протекторат признали кочевые казахи. Общую ситуацию в регионе это не сильно изменило. Русские неплохо изучили среднеазиатские монархии.

Самой крупной был Бухарский эмират, в котором проживали три миллиона человек. Кокандский хан имел полтора миллиона подданных, а хивинский — полмиллиона. Три этих довольно отсталых даже по азиатским меркам страны постоянно враждовали между собой.

В распрях горели города и селения, гибли и страдали крестьяне.

К середине XIX века Россия стала уделять среднеазиатскому вопросу всё больше внимания. Для огромной державы положение дел выглядело чуть ли не унизительным. «Ныне власть и влияние нашего управления простирается почти не далее пограничной черты Урала и не внушает ни кайсакам, ни областям Средней Азии особенного уважения.

Наши так называемые подданные (киргиз-кайсаки), будучи с нашей стороны освобождены от всякой подати и в то же время подвергаясь, по беззащитности своей, всем произвольным притеснениям и поборам хивинцев, поневоле повинуются им более, чем нам, и считают себя более или менее подведомственными хивинскому хану» — писал в 1836 году адъютант оренбургского генерал-губернатора Виткевич. Россия была заинтересована в Средней Азии прежде всего как в рынке сбыта своих товаров. Например, русский металл с трудом мог выдерживать конкуренцию в Европе, и 60% выплавляемого железа отправлялось на юг и восток. С юга в Россию везли хлопок — необходимое сырье для русской текстильной промышленности.

В ХIХ веке в Среднюю Азию активно старались проникнуть англичане. Они, так же заинтересованные в новых рынках сбыта, действовали с юга, из Британской Индии. На рынках Коканда, Хивы и Бухары появились множество английских товаров.

Власти этих государств явно симпатизировали британским торговцам: их облагали меньшими пошлинами, чем русских купцов. Российское правительство не видело другого способа изменить создавшееся положение кроме силового решения проблемы. 26 ноября 1839 года 6650 солдат и казаков двинулись из Оренбурга на юг.

Возглавил экспедицию военный губернатор Оренбурга Василий Перовский. Зимний степной поход окончился неудачей: русские страдали от холода и болезней, хивинцы атаковали непрошенных гостей на маршах и бивуаках, киргизы-проводники не хотели помогать войскам, сражавшимся против единоверцев.

Потеряв более двух тысяч человек убитыми и пленными, Перовский в начале 1840 года вернулся в Оренбург.

«Ермак xix века»: почему так говорили про генерала Черняева Василий Перовский (Карл Брюллов, 1837). (wikipedia.org)

Спустя 13 лет Перовский повторил попытку. Теперь он действовал более осмотрительно. В казахской степи выросли многочисленные укрепления, между которыми русские отряды могли свободно маневрировать. В 1853 году Перовский вновь двинулся на юг. Штурмом была взята крупная кокандская крепость Ак-Мечеть (ныне Кызыл-Орда).

В следующем году в Семиречье Перовский основал форт Верный (ныне Алма-Ата), который собирался сделать опорным пунктом для завоевания Коканда. Этим планам помешала начавшаяся Крымская война. Русские спешно подписали с кокандским ханом выгодное для себя перемирие и перебросили большую часть войск на фронты новой войны.

Следующий этап борьбы за Среднюю Азию начался в мае 1864 года, когда отряды полковников Веревкина и Черняева с двух сторон вторглись в пределы Кокандского ханства. Сходу им удалось взять города Туркестан и Аулие-Ату, за что оба были произведены в генералы.

Кокандский хан Алимкул двинул войско навстречу агрессорам, но тут ему в спину ударил сосед-единоверец — бухарский эмир под шумок решил оттяпать Ташкент. Алимкул заметался, пытаясь дать отпор всем врагам, но, не успевая нигде.

Русские заняли Чимкент, а в Ташкенте начались стычки между сторонниками присоединения города к России (за это ратовали купцы и ремесленники) и духовенством, которому больше нравился бухарский эмир. Алимкул подавил эти беспорядки, но пропустил приближавшийся к Ташкенту отряд Черняева. 9 мая 1865 года произошло сражение, в котором погиб кокандский хан, а его войско было разбито.

Развивая успех, Черняев сходу начал штурм Ташкента. После двухдневных уличных боев городские власти выразили готовность полностью подчиниться императору Александру II. В том же году Ташкент и большая часть территории Кокандского ханства стали частью Российской империи.

Воспользовавшись соседской бедой, бухарский эмир захватил Коканд. Русским, которые уже считали нового хана своим вассалом, это не понравилось, и они объявили Бухаре войну. Против русских штыков армия эмира оказалась слабовата. И вскоре Ходжент и другие города Ферганской долины стали частью образованного в 1867 году туркестанского генерал-губернаторства с центром в Ташкенте.

В марте 1868 года обозленный бухарский эмир объявил России священную войну — газават. Начались нападения на русские пограничные посты. В ответ солдаты сравняли с землей несколько кишлаков.

Эмир воспринял это как повод, и в апреле бухарские войска пересекли границу и заняли позицию у реки Зеравшан, неподалеку от Самарканда. Подоспевшие русские в бою, продолжавшемся целый день, наголову разбили бухарцев.

Самаркандцы открыли ворота перед туркестанским генерал-губернатором Константином Кауфманом и попросились в российское подданство. Русские войска двинулись к Бухаре. 2 июня на холмах Зирбулак произошло решающее сражение, после которого бухарская армия перестала существовать.

Через пару недель эмир Музафар заключил с Россией мирный договор. Он признал вассальную зависимость от России, обязался выплатить контрибуцию в полмиллиона рублей и отдал города Ходжент, Ура-Тюбе и Джизак.

«Ермак xix века»: почему так говорили про генерала Черняева «Нападают врасплох» (Василий Верещагин, 1871). (wikipedia.org)

Последним независимым государством в Средней Азии осталось Хивинское ханство. В 1873 году русские добрались и до него. В феврале 12 тысяч солдат под командованием генерала Кауфмана двинулись через пески к Хиве.

Плохо вооруженная хивинская армия достойного сопротивления не оказывала. 26 мая русские подошли к стенам Хивы. После трехдневного штурма город пал. Хан Сеид Мухаммед-Рахим II с несколькими придворными успел сбежать в пустыню.

Русские отловили беглого монарха, вернули его в его же столицу и заставили подписать мирный договор. Хива признала своё подчинение России и согласилась выплатить контрибуцию в 2200 тысяч рублей.

Во всем ханстве запрещалось рабство, а русские купцы получали право беспошлинной торговли. Кроме того, весь правый берег Амударьи становился русским, что почти уполовинило территорию Хивинского ханства.

«Ермак xix века»: почему так говорили про генерала Черняева «Хивинский поход 1873 года» (Николай Каразин, 1888). (wikipedia.org)

В 1875 году забурлил покоренный Коканд. Признавший вассальную зависимость от России хан Худояр сбежал, а посаженный на престол муллами его сын Насреддин подчиняться империи не хотел. Опять зазвучали призывы к газавату. В ответ русские войска вступили в пределы ханства и заняли Коканд.

Насреддин подписал очередное мирное соглашение, отдал России Наманганское бекство и согласился выплатить очередную контрибуцию. Тем не менее, волнения в ханстве на этом не успокоились.

Во избежание дальнейших сложностей 19 февраля 1876 года Россия упразднила Кокандское ханство, включив в себя его территорию.

Непокоренными в Средней Азии остались только туркменские племена, населявшие оазисы в закаспийских пустынях и не имевшие централизованной власти. На их территории зарилась Англия, активно поддерживавшая туркменов и текинцев, живших в основном грабежом соседних областей.

В 1878 году Англия захватила Афганистан и собиралась занять и территорию Туркмении. В ответ русские войска двинулись из Красноводска к Ахалтекинскому оазису. Их целью была крепость Геок-Тепе, главная туркменская цитадель. Штурм оказался неудачным.

Потеряв 200 человек убитыми и 250 ранеными, русские отступили в Красноводск.

«Ермак xix века»: почему так говорили про генерала Черняева Защита крепости Геок-Тепе. (Николай Каразин). (wikipedia.org)

Новую ахалтекинскую экспедицию возглавил генерал Михаил Скобелев, герой только что закончившейся войны с турками на Балканах. К делу он подошел основательно. Для снабжения армии от Красноводска вглубь пустыни проложили рельсы. Наладилось железнодорожное сообщение с дальними оазисами. Русские войска вновь подошли к Геок-Тепе в декабре 1880 года.

Английские агенты распространяли среди текинцев слухи, будто русские идут только для того, чтобы обесчестить всех жен и дочерей защитников крепости. Не удивительно, что цитадель яростно сопротивлялась. Осада и штурм продолжались три недели.

12 января 1881 года после взрыва мины под крепостной стеной русские солдаты ворвались внутрь, где завязались жаркие схватки за каждый дом. Скобелев потерял полторы тысячи человек, потери защитников неизвестны. В мае 1881 года Ахалтекинский оазис превратился в Закаспийскую область с центром в Асхабаде.

После срытия стен Геок-Тепе русские, доказывая лживость английской пропаганды, стали подчеркнуто дружелюбно относиться к местному населению. Это возымело действие. Обитатели пока остававшихся независимыми Тедженского, Мервского и Пендинского оазисов, несмотря на науськивания англичан, забыли о прежней враждебности к русским.

Читайте также:  Руда, уголь, «чёрный янтарь»: чем богата крымская земля

В январе 1884 года жители Мерва приняли решение вступить в российское подданство и 31 января в Асхабаде их представители принесли присягу императору Александру III. Завоевание Средней Азии завершилось.

Огромной новой территорией надо было управлять. Во главе Туркестанского генерал-губернаторства император поставил Константина Кауфмана, активного участника среднеазиатских кампаний. Новые земли, фактически являвшиеся колониями, размежевали по образцу метрополии.

Среднюю Азию разделили на пять областей: Сырдарьинскую, Самаркандскую, Ферганскую, Семиреченскую и Закаспийскую. Во главе каждой стоял военный губернатор. Области делились на уезды, уезды — на волости. Мусульмане допускались к управлению лишь на самом нижнем, волостном уровне.

Кроме того, туземное население имело гораздо меньше политических прав чем жители остальных регионов империи.

«Ермак xix века»: почему так говорили про генерала Черняева Константин Кауфман (Художник К. О. Брож). (wikipedia.org)

Константин Кауфман оказался умелым администратором. Как вспоминал управляющий его канцелярией Георгий Фёдоров, «это был истинно царёв наместник на Востоке, и туземцы недаром называли его Ярым-Падша (Половина Царя).

Снабжённый огромными полномочиями, окружённый блестящим ореолом почти безграничной власти (которою он ни разу не злоупотреблял), Кауфман представлял собой более чем царского наместника; он был действительно половиной царя». Под руководством Кауфмана Туркестан стал быстро развиваться.

Правда, даже в середине второго десятилетия XX века он заметно отставал по всем экономическим показателям от остальной России. Зато Кауфман любил постоянно подчеркивать незыблемость Российской власти над Средней Азией и то, что эта власть имеет некие традиции.

Когда он послал войска на усмирение взбунтовавшегося племени йомутов, то объявил, что карательная акция произведена в память об уничтоженной почти 200 лет назад экспедиции Бековича: якобы именно йомуты вырезали отряд русского князя.

Бухарский эмират и Хивинское ханство оставались внутри Туркестана формально независимыми анклавами. Русское правительство не спешило ликвидировать эти монархии, считая вполне достаточной их вассальную зависимость. «Лучший начальник уезда у меня — эмир Бухарский», — говорил Кауфман.

Скорее всего, присоединение территорий Бухары и Хивы рано или поздно всё равно бы произошло: уж слишком явно отличались по уровню жизни их подданные от обитателей соседних областей генерал-губернаторства. Окончательно ликвидировала эмират и ханство уже только Советская власть в 1920-х годах.

Но это уже совсем другая история…

Источник: https://diletant.media/articles/45249007/

Покорение Средней Азии

«Ермак xix века»: почему так говорили про генерала Черняева 140 лет назад, 2 марта 1876 года, в результате Кокандского похода под началом М. Д. Скобелева было упразднено Кокандское ханство. Вместо него была образована Ферганская область в составе Туркестанского генерал-губернаторства. Первым военным губернатором был назначен генерал М.Д. Скобелев. Ликвидацией Кокандского ханства закончилось завоевание Россией среднеазиатских ханств в восточной части Туркестана.

Среднеазиатские ханства были феодальными и рабовладельческими гнёздами хищников, откуда выплескивались набеги кочевников на русские земли. Отсталые феодальные ханства, взаимно ослаблявшие друг друга постоянными войнами, причинявшие вред России, жестко эксплуатировавшие собственное население, были обречены самой историей. Российская империя не могла терпеть на своих границах подобные паразитические, разбойные образования. Кроме того, в Афганистане угнездились британцы, манили своим покровительством, натравливали на русских, поставляли оружие. В результате проблема среднеазиатских ханств вышла на уровень Большой Игры. И царское правительство развернуло наступление на них, стало оттеснять на юг линиями крепостей, наносить удары экспедиционными отрядами.

Первые попытки России закрепиться в Средней Азии относятся ещё ко времени Петра I. В 1700 году к Петру прибыл посол от хивинского Шахнияз-хана, просившего принять его в русское подданство. В 1713—1714 гг. состоялись две экспедиции: в Малую Бухарию — Бухгольца и в Хиву — Бековича-Черкасского. В 1718 году Пётр I отправил в Бухару Флорио Беневини, который вернулся в 1725 году и доставил много сведений о регионе. Однако попытки Петра утвердиться в этом регионе не увенчались успехом. Во многом это было связано с нехваткой времени. Пётр рано ушёл из жизни, не реализовав стратегические замыслы по проникновению России в Персию, Среднюю Азию и далее на Юг. При Анне Иоанновне под опеку «белой царицы» был взят Младший и Средний жуз. Казахи тогда жили родоплеменным строем и делились на три союза племен: Младший, Средний и Старший жуз. При этом с востока они подвергались давлению джунгаров. Роды Старшего жуза перешли под власть русского престола в первой половине XIX столетия. Для обеспечения русского присутствия и защиты российских подданных от набегов соседей на казахских землях построили ряд крепостей: Кокчетав, Акмолинск, Новопетровское, Уральское, Оренбургское, Раимское и Капальское укрепления. В 1854 году было основано укрепление Верное (Алма-Ата).После Петра до начала XIX века русское правительство ограничивалось отношениями с подвластными казахами. Павел I решил поддержать план Наполеона о совместных действиях против британцев в Индии. Но его убили. Активное участие России в европейских делах и войнах (во многом это была стратегическая ошибка Александра) и постоянная борьба с Османской империей и Персией, а также затянувшаяся на десятилетия Кавказская война не давали возможности проводить активную политику в отношении восточных ханств. Кроме того, часть русского руководства, особенно министерство финансов, не хотело связывать себя новыми тратами. Поэтому Петербург стремился поддерживать дружественные отношения с среднеазиатскими ханствами, несмотря на урон от набегов и разбоев. Однако постепенно ситуация менялась. Во-первых, военным надоело терпеть набеги кочевников. Одних укреплений и карательных рейдов было мало. Военные хотели решить проблему одним махом. Военно-стратегические интересы перевешивали финансовые. Во-вторых, Петербург опасался британского продвижения в регионе: Британская империя занимала прочные позиции в Афганистане, а в бухарских войсках появились английские инструкторы. Большая Игра имела свою логику. Свято место пусто не бывает. Если Россия отказывалась брать под свой контроль этот регион, то его бы взяла под своё крыло Британия, а в перспективе и Китай. А с учётом враждебности Англии, мы могли получить серьёзную угрозу на южном стратегическом направлении. Британцы могли усилить военные формирования Кокандского и Хивинского ханств, Бухарского эмирата. В-третьих, Россия могла себе позволить начать более активные действия в Средней Азии. Восточная (Крымская) война была завершена. Подходила к концу длительная и утомительная Кавказская война.

В-четвертых, нельзя забывать экономический фактор. Средняя Азия была важным рынком для товаров русской промышленности. Богатый хлопком (в перспективе и другими ресурсами) регион имел значение как поставщик сырья.

Поэтому мысль о необходимости обуздания разбойных образований и обеспечения за русской промышленностью новых рынков путем военной экспансии находила все большую поддержку в различных слоях общества Российской империи.

Больше нельзя было терпеть архаику и дикость на своих границах, необходимо было цивилизовать Среднюю Азию, решая широкий круг военно-стратегических и социально-экономических задач.

Ещё в 1850 г. началась Русско-кокандская война. Сначала это были небольшие стычки. В 1850 году была предпринята экспедиция за реку Или, с целью разрушить укрепление Тойчубек, служившее опорным пунктом для кокандского хана, но овладеть им удалось лишь в 1851 году.

В 1854 году на реке Алматы (сегодня Алматинка) построено укрепление Верное, и весь Заилийский край вошёл в состав Российской империи. В 1852 году полковник Бларамберг разрушил две кокандские крепости Кумыш-Курган и Чим-курган и штурмовал Ак-Мечеть, но не достиг успеха. В 1853 году отряд Перовского взял Ак-Мечеть. Ак-Мечеть вскоре была переименована в Форт-Перовский.

Попытки кокандцев отбить крепость были отражены. Русские возвели ряд укреплений вдоль нижнего течения Сырдарьи (Сырдарьинская линия).В 1860 году западносибирское начальство сформировало отряд под командованием полковника Циммермана. Русские войска разрушили кокандские укрепления Пишпек и Токмак. Кокандское ханство объявило священную войну и направило 20 тыс.

армию, но она была разбита в октябре 1860 г. у укрепления Узун-Агач полковником Колпаковским (3 роты, 4 сотни и 4 орудия). Русские войска взяли восстановленный кокандцами Пишпек, небольшие крепости Токмак и Кастек. Таким образом, была создана Оренбургская линия. В 1864 году было решено направить два отряда: один из Оренбурга, другой из западной Сибири.

Они должны были идти навстречу друг другу: оренбургский — вверх по Сырдарье на город Туркестан, а западносибирский — вдоль Александровского хребта. В июне 1864 г.

Западносибирский отряд под командованием полковника Черняева, который вышел из Верного, взял штурмом крепость Аулие-ата, а Оренбургский отряд под началом полковника Верёвкина, двинулся из Форта-Перовского и взял крепость Туркестан. В июле русские войска взяли Чимкент. Однако первая попытка взять Ташкент провалилась.

В 1865 году из вновь занятого края, с присоединением территории прежней Сырдарьинской линии, образована была Туркестанская область, военным губернатором которой назначен был Михаил Черняев.Следующим серьезным шагом было овладение Ташкентом. Отряд под командованием полковника Черняева предпринял поход весной 1865 г.

При первых же известиях о приближении русских войск ташкентцы обратились за помощью в Коканд, т. к. город находился под властью кокандских ханов. Фактический правитель Кокандского ханства Алимкул собрал армию и направился в крепость. Гарнизон Ташкента достиг 30 тыс. человек при 50 орудиях. Русских было всего около 2 тыс. человек при 12 орудиях.

Но в борьбе с плохо обученными, слабо дисциплинированными и хуже вооруженными войсками это не имело большого значения. 9 мая 1865 г. в ходе решающего сражения вне крепости кокандские силы были разбиты. Сам Алимкул был смертельно ранен. Поражение армии и гибель вождя подорвали боеспособность гарнизона крепости.

Читайте также:  Какие вещи делают только сибирячки

Под покровом ночи 15 июня 1865 года Черняев начал штурм Камеланских ворот города. Русские солдаты скрытно подошли к городской стене и, использовав фактор внезапности, ворвались в крепость. После ряда стычек город капитулировал. Небольшой отряд Черняева заставил сложить оружие огромный город (24 версты в окружности, не считая пригородов) с 100 тыс. населением, с 30 тыс.

гарнизоном имеющим 50-60 орудий. Русские потеряли убитыми 25 человек и несколько десятков ранеными. Летом 1866 г. издается царский указ о присоединении Ташкента к владениям Российской империи. В 1867 году было создано особое Туркестанское генерал-губернаторство в составе Сырдарьинской и Семиреченской областей с центром в Ташкенте. Первым губернатором был назначен инженер-генерал К. П.

Кауфман.В мае 1866 г. 3 тыс. отряд генерала Д. И. Романовского разгромил в Ирджарской битве 40 тыс. армию бухарцев. Несмотря на свою многочисленность, бухарцы потерпели полное поражение, потеряв убитыми около тысячи человек, у русских — только 12 раненых.

Победа при Иджаре открыла русским путь на прикрывавшие доступ в Ферганскую долину Ходжент, крепость Нау, Джизак, которые были взяты вслед за ирджарской победой. В результате похода в мае-июне 1868 г. сопротивление бухарских войск было окончательно сломлено. Русские войска заняли Самарканд. Территория ханства присоединялась к России. В июне 1873 г.

та же участь постигла Хивинское ханство. Войска под общим командованием генерала Кауфмана взяли Хиву. «Ермак xix века»: почему так говорили про генерала ЧерняеваПотеря независимости третьего крупного ханства — Кокандского — была на некоторое время отложена только благодаря гибкой политике хана Худояра. Хотя часть территории ханства с Ташкентом, Ходжентом и др. городами была присоединена к России, Коканд, по сравнению с договорами, навязанными другим ханствам, оказался в лучшем положении. Сохранена была основная часть территории — Фергана с главными городами. Зависимость от русских властей чувствовалась слабее, и в делах внутреннего управления Худояр был более самостоятелен. В течение нескольких лет правитель Кокандского ханства Худояр послушно исполнял волю туркестанских властей. Однако его власть пошатнулась, хана считали предателем, которые пошёл на сделку с «неверными». Кроме того, его положение ухудшала жесточайшая налоговая политика по отношению к населению. Доходы хана и феодалов упали, и они давили налогами население. В 1874 году началось восстание, которое охватило большую часть ханства. Худояр попросил помощи у Кауфмана. Худояр в июле 1875 г. бежал в Ташкент. Новым правителем был провозглашен его сын Насреддин. Тем временем восставшие продвигались уже к бывшим кокандским землям, присоединенным к территории Российской империи. Ходжент был окружен восставшими. Были прерваны сообщения русских с Ташкентом, к которому уже подходили кокандские войска. Во всех мечетях звучали призывы к войне с «неверными». Правда, Насреддин искал примирения с русскими властями, чтобы укрепиться на престоле. Он вступил в переговоры с Кауфманом, заверяя губернатора в своей лояльности. В августе с ханом было заключено соглашение, по которому его власть признавалась на территории ханства. Однако Насреддин не контролировал положение в своих землях и не смог остановить начавшуюся смуту. Отряды восставших продолжали производить набеги на русские владения.Русские командование верно оценило обстановку. Восстание могло перекинуться на Хиву и Бухару, что могло привести к серьёзным проблемам. В августе 1875 г. в битве под Махрамом кокандцев разгромили. Коканд открыл ворота русским солдатам. С Насреддином было заключено новое соглашение, по которому он признавал себя «покорным слугой российского императора», отказывался от дипломатических сношений с другими государствами и от военных действий без разрешения генерал-губернатора. К империи отходили земли по правому берегу верхнего течения Сырдарьи с Наманганом.Однако восстание продолжалось. Его центром был Андижан. Здесь была собрана 70-тыс. армия. Восставшие провозгласили нового хана — Пулат-бека. Двинувшийся на Андижан отряд генерала Троцкого был разбит. 9 октября 1875 г. восставшие нанесли поражение ханским войскам и взяли Коканд. Насреддин, подобно Худояру, бежал под защиту русского оружия в Ходжент. В скором времени восставшими был захвачен Маргелан, нависала реальная угроза над Наманганом.Туркестанский генерал-губернатор Кауфман отправил для подавления восстания отряд под командованием генерала М. Д. Скобелева. В январе 1876 г. Скобелев взял Андижан, а вскоре подавил мятеж и в других районах. Пулат-бек был схвачен и казнен. Насреддин вернулся в свою столицу. Но начал налаживать контакты с антирусской партией и фанатичным духовенством. Поэтому в феврале Скобелев занял Коканд. 2 марта 1876 г. Кокандское ханство упразднили. Вместо него была образована Ферганская область в составе Туркестанского генерал-губернаторства. Первым военным губернатором стал Скобелев. Ликвидацией Кокандского ханства закончилось завоевание Россией среднеазиатских ханств.

Таким образом, Россия утвердилась в Средней Азии. Исторически присоединение Кокандского ханства и других среднеазиатских территорий к России было неизбежным. Отсталые феодальные ханства, взаимно ослаблявшие друг друга постоянными войнами, с плохо обученными и вооруженными, недисциплинированными войсками были обречены на поражение. Большая часть населения, кроме небольших паразитирующих на простом народе групп, выиграла от присоединения к России. Была отменена работорговля, закончились кровопролитные и разорительные междоусобные войны, набеги, люди могли мирно жить и работать. Россия принесла в Среднюю Азию мир и цивилизацию (в виде развития социально-экономический инфраструктуры).

Стоит отметить, что современные республики Средней Азии в настоящее время также стоят перед схожим выбором. Время, которое прошло после развала СССР, показывает, что жить вместе в единой, могучей империи-державе намного лучше, выгоднее и безопаснее, чем в отдельных «ханствах» и «самостийных» республиках.

25 лет регион стабильно деградировал, возвращался в прошлое. Большая Игра продолжается и в регионе активно действуют страны Запада, Турция, арабские монархии, Китай и сетевые структуры «армии хаоса» (джихадисты). Вся Средняя Азия может стать огромным «Афганистаном» или «Сомали, Ливией», то есть зоной инферно.

Экономика в среднеазиатском регионе не может самостоятельно развиваться и поддерживать жизнь населения на достойном уровне. Некоторым исключением были Туркмения и Казахстан — за счёт нефтегазового сектора и более умной политики властей.

Однако и они обречены на быстрое ухудшение экономической, а затем и социально-политической ситуации, после обвала цен на энергоресурсы. Кроме того, население этих стран слишком небольшое и не может создать «островок стабильности» в бушующем океане мировой смуты.

В военном, технологическом отношении эти страны зависимы и обречены на поражение (к примеру, если Туркмения подвергнется атаке джихадистов из Афганистана), если их не поддержат великие державы. Таким образом, Средняя Азия снова находится перед историческим выбором.

Первый путь — это дальнейшая деградация, исламизация и архаизация, распад, междоусобицы и превращение в огромную «зону инферно», где большая часть населения просто не «впишется» в новый мир. Второй путь — постепенное поглощение Поднебесной и китаизация. Сначала экономическая экспансия, что и происходит, а затем и военно-политическая.

Китаю необходимы ресурсы региона и его транспортные возможности. Кроме того, Пекин не может допустить, чтобы у него под боком основались джихадисты и перенесли пламя войны на запад Китая.

Третий путь — активное участие в воссоздание новой Русской империи (Союз-2), где тюрки будут полноправной и процветающей частью многонациональной русской цивилизации.

Стоит отметить, что России придётся полноценно вернуться в Среднюю Азию. Цивилизационные, национальные, военно-стратегические и экономические интересы превыше всего. Если мы не сделаем этого, то среднеазиатский регион рухнет в смуту, станет зоной хаоса, инферно. Мы получим массу проблем: от бегства миллионов людей в Россию до атак отрядов джихадистов и необходимости строить укрепленные линии («Среднеазиатский фронт»). Вмешательство Китая не лучше.

Самсонов Александр

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Источник: https://topwar.ru/91730-pokorenie-sredney-azii.html

Двенадцать золотых ключей — Аргументы Недели

Именно так. Не «русские войска взяли», а конкретно Михаил Григорьевич Черняев. Конечно, во главе отряда. Но без приказа, на свой страх и риск, поставив весь мир перед свершившимся фактом. Впрочем, по порядку.

Среднеазиатские медали

Русско-кокандскую войну сегодня вспоминают нечасто. Хотя, между прочим, длилась она (с перерывами) почти 20 лет (1850–1868), закончилась для нас победно. Была особая медаль – «За покорение Кокандского ханства», одна из серии подобных «среднеазиатских» наград.

Тут вообще надо говорить о длившемся несколько десятилетий XIX века процессе обретения Российской империей «Туркестана» – территорий, ныне входящих в состав Казахстана, Туркмении, Узбекистана, Киргизии, Таджикистана. Но нас интересует взятие Ташкента в 1865 г.

 – один из самых ярких эпизодов этой эпопеи.

Читайте также:  Тайна исчезновения 15 русских моряков с корабля «святой павел» в 1741 году

…Всё в мире связано. 1861–1865 гг. Гражданская война в США. Северяне с моря блокируют мятежный Юг. Им надо сорвать поставки в Европу хлопка, ведь хлопок – основа экономики мятежных штатов. Но в итоге возникают сырьевые проблемы в британской и русской лёгкой промышленности. Американскому хлопку нужна замена.

Англия и Россия оборачивают взоры на Среднюю Азию (сейчас употребляют более широкое понятие – Центральная Азия): регион весьма пригоден для разведения этой культуры.

Но обе страны – заклятые геополитические противники, ещё недавно воевавшие друг с другом в Крымской войне (1853–1856), которую Россия проиграла.

Впрочем, хлопок – одна из причин ускорения событий. И так уже несколько десятилетий шла «Большая игра» – тайное соперничество русской и английской разведок в Центральной и Южной Азии. Всех интересовали новые рынки сбыта, прочие торгово-экономические перспективы.

А ещё англичанам хотелось выйти в «южное подбрюшье» России – хотя бы с точки зрения «глобального сдерживания» Петербурга. К тому же Лондон боялся, что русские, закрепившись в Центральной Азии, получат возможность для броска на Индию – жемчужину британской колониальной короны. Насколько опасения были обоснованны – вопрос.

Но пускать в своё «подбрюшье» противника Россия, понятно, не хотела.

Местная геополитика

А что же сама Средняя Азия? И тамошние государства – Кокандское и Хивинское ханства, Бухарский эмират?

Конечно, особый мир, уникальная культура. Но скажем прямо: деспотичные режимы, дикие (с точки зрения европейцев XIX века) нравы, вечные междоусобицы…

Причём нельзя даже сказать, что, мол, в описываемый период «ханы и эмиры решили поставить на англичан, но русские предотвратили». Этого скорее опасались. А в Средней Азии вообще не любили «неверных»: любых – что нас, что англичан. Время там словно застряло в Средневековье. Ситуация цивилизационного разрыва в весьма несентиментальный период европейских колониальных экспансий.

Если тогдашние отношения России с Хивой и Бухарой можно с натяжкой назвать терпимыми (торговали, например, постоянно), то с Кокандом они были прямо враждебными. Пересекая весьма условные границы, кокандцы то пытались взбунтовать уже ставших под «царскую руку» соседей (казахов, киргизов), то просто грабили их.

В любом случае раньше или позже пришлось бы наводить порядок. У царя колебания отпали после польского восстания 1863 года. Его подавление вызвало на Западе бурную антироссийскую кампанию. Что ж, так и не плюнуть ли нам вообще на этот Запад? Всё равно, чего ни сделаем – будем виноваты.

Тем более среднеазиатский вопрос назрел, и военные настаивают на активизации действий.

Кокандцы очередным налётом дали повод среагировать. Далее – череда походов, объявленный в Коканде газават против русских, взятие кокандских крепостей, закладка своих укреплений… Долгая военная кампания, заслуживающая отдельного рассказа.

В ней и загремело имя Михаила Черняева.

Ермак в мундире

Вообще это был один из воевавших там армейских командиров. Не первого уровня (должности не перечисляем, они менялись). Предыдущая биография? 37 лет. Кавказ, Севастополь… Смелый, энергичный, эдакий «отец солдатам». Но ведь таких много!

Или именно таких – немного? Е. Глущенко, автор интереснейшей книги «Россия в Средней Азии. Завоевания и преобразования» пишет: у этого человека была психология Ермака (себя Черняев охотно сравнивал с Кортесом).

Встречается иногда на войнах такой тип дельных, но весьма самолюбивых офицеров, убеждённых (порой справедливо), что им на месте виднее, что начальство наверху ничего не понимает… По духу это не столько люди системы, сколько, так сказать, предводители отрядов.

Кстати, француз по матери, Черняев обожал Наполеона – может, показательно?

Он прославился в 1864-м: взял кокандские крепости Аулие-Ата и Чимкент. Захват последней в его задачи не входил. Петербург нервно попросил «не увлекаться».

Между тем взятие Чимкента открывало путь на Ташкент. Черняев чувствовал, что ветер дует в его паруса. Он двинул туда свой отряд – и откатился, нарвавшись на мощный отпор. Понёс большие потери.

Но взятие Ташкента отныне стало для него идеей фикс.

Особый город

Надо понимать: Черняева одёргивали тоже не случайно. Не та война, чтобы партизанствовать «а-ля Денис Давыдов». Да, смелость города берёт, да, небольшие, воюющие по-европейски русские отряды, как правило, успешно противостояли многотысячным полусбродным ордам.

Но действовали мы как-никак экспедициями, вдали от родных мест. Своевольство в армии вообще недопустимо, а тут особенно: нас мало, нельзя распылять силы. Однако и у Черняева была своя логика. Надо теснить противника, пока он слаб. А то ведь перевооружается, учится на неудачах. Помедлим – получим второй Кавказ.

Если же говорить конкретно про Ташкент – тут вообще случай особый.

Особый – не только потому, что это был самый большой город Средней Азии. На тот момент Ташкент принадлежал Коканду, но Коканд за него без конца воевал с Бухарой, и город захватывали то те, то эти.

А жили там так называемые «сарты» – оседлые узбеки, мирный торгово-ремесленный народ, уставший от вечных войн, смены властителей, начинающихся каждый раз расправ. Потому там сложилась большая «русская партия» – тех, кто хотел уйти «под Россию» хотя бы ради какого-то покоя.

На помощь этих людей Черняев рассчитывал. Кроме того, запреты запретами, но государь-то скорее будет рад, если мы Ташкент возьмём!

Штурм

26 апреля 1865 г. Черняев выступил из Чимкента в свой второй поход. Сам. По собственной инициативе. После месяца осады, в ночь с 15 (27) на 16 (28) июня начался штурм Ташкента. Уличные бои длились день. Назавтра пришедшие к Черняеву аксакалы заявили о сдаче города.

Для понимания: Ташкент окружала стена окружностью в 24 км. Гарнизон составлял около 30 тыс. человек при 63 пушках (48 – вполне современных). Силы Черняева: 1951 человек и 12 орудий. Почувствуйте разницу. Потери русских: 25 убитых, 114 раненых и контуженых. Всего. Впечатляет?

Даже трудно сказать, что сыграло решающую роль. Помощь «русской партии»? Не без того. Слабость противника? Безусловно: штурм начался с захвата Комланских ворот, их караул элементарно спал. Часть защитников города дралась яростно, но в целом сарбазы (пехота) поддались панике и бежали толпами, а конница врага не могла развернуться на узких уличках.

При подходе к Ташкенту в бою под Ниязбеком погиб глава кокандцев – отважный мулла Алимкул. Обороной города занялся командир бухарского отряда Искандер-бек (распри двух ханств временно отложили), но, видимо, «контры» между бухарцами и кокандцами имели место.

Во время осады Черняев перекрыл питавшую город реку Чирчик…

При этом как командир он действовал отнюдь не безупречно. Ошибки были. Но чего уж лезть в подробности и судить победителя! В любом случае через некоторое время Ташкент стал – и долго оставался – городом Российской империи. А потом СССР.

Генералу тогда ташкентцы преподнесли 12 символических золотых ключей от разных ворот города.

…Первый же русский приказ навсегда запрещал здесь рабство и торговлю людьми.

Судьба генерала

Александр II наградил Черняева золотой саблей с бриллиантами. О взятии Ташкента писали газеты всего мира, Англия гневно протестовала. Российский МИД злился: кому-то слава, а нам – улаживать. К тому же резко обострились отношения с Бухарой. В Средней Азии «ташкентского победителя» ревновали другие генералы.

Отмечать его далее было бы вызовом. Император предложил Черняеву года на два уйти в отставку – пока не стихнет шум. Обещал потом престижное назначение. В Петербурге тот сдал экзамен на нотариуса, рассчитывал заняться, так сказать, консалтингом по среднеазиатским вопросам.

Но получил предупреждение шефа жандармов: именно вам – не стоит! Потомившись без дела, Черняев купил газету «Русский мир» – и, славянофил-консерватор по взглядам, сделал её рупором «оппозиции справа»: критиковал либеральные реформы (в том числе военную), поддерживал антиосманское движение южных славян.

В 1874-м в Сербии вспыхнуло восстание против турок. Генерал возглавил там русских добровольцев. Снова стал мировой знаменитостью. Восстание, однако, захлебнулось. Вернувшись домой, Черняев примкнул к «консервативной фронде»: эдакий суровый воин-«правдоруб», указывающий царю на плохих бояр.

Но звезда его меркла, особенно рядом со схожим героем, более ярким – генералом М. Скобелевым. В 1881-м новый царь Александр III назначил Черняева туркестанским генерал-губернатором. Увы, как администратор он не блеснул, опять поругался с Петербургом – и через два года ушёл в отставку.

Прося государя о материальной помощи (жил весьма небогато), в письме клялся «не прикасаться более к печатному слову». Его сделали членом Военного совета империи, но на заседания даже не звали. Умер в 1898-м.

Кто-то пишет о трагически несостоявшемся государственном и военном деятеле. Кто-то – об амбициозном и капризном критикане, «калифе на час». Возможно, правы и те и другие. Но дерзким взятием Ташкента этот человек, безусловно, подхлестнул ход истории.

Источник: https://argumenti.ru/history/n493/405046

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector