Как иосип броз тито развалил югославию после своей смерти

По конституции 1974 г. югославская федерация явно приобрела ряд черт конфедеративного устройства. Республики и края начали превращаться в самостоятельные, замкнутые общественно-экономические образования.

Конституционная реформа, направленная на ослабление союзного централизма, привела фактически не к росту самоуправления, а к другому процессу – усилению государственного компонента республик как национальных государств и «защитниц» наций.

В результате конституционных преобразований в самой тяжелой ситуации оказалась Сербия. Сербское руководство не могло решать вопросы в двух своих автономиях (Косово и Метохия, Воеводина –PapaSilver) , которые фактически были напрямую подчинены федерации. Еще более абсурдным стало то, что Сербия не могла без согласия автономий ничего менять и на оставшейся территории Сербии.

Как Иосип Броз Тито развалил Югославию после своей смерти

К этому времени уже четко определилась главная особенность югославских реформ.Во время их осуществления всегда в одной связке шли экономика и национальные отношения. Относительная демократизация общественной жизни расчищала путь экономическому развитию.

Но она же в сфере национальных отношений, понимаемая преимущественно как децентрализация страны и ослабление федеративных связей, приводила совсем к другим результатам.

Вместо гармонизации национальных отношений децентрализация возрождала национализм во всех республиках и краях, во всех сферах общественной жизни, приводила к увеличению претензий между народами, проживавшими в Югославии, друг к другу.

Начинали югославские коммунисты с преобразований, которые полностью копировали те, которые осуществлялись в СССР. По скорости и радикальности внедрения большевистского опыта власти Югославии даже опережали другие страны Восточной Европы.

Затем, правда, случился поворот к самоуправлению, которое и стало отличительной чертой югославского эксперимента, по сути – первой попыткой реформирования в рамках «реального социализма». Здесь югославы были первопроходцами, хотя в отдаленном виде это напоминало уже полностью забытые идеи нэпа, апробированные в СССР в 1920-х годах. В 1964–1965 г.

в Югославии начали проводиться самые радикальные реформы в экономике за время всего самоуправленческого эксперимента.

Тем временем экономические трудности нарастали. Республики, получившие право без разрешения союзного правительства брать иностранные кредиты, не преминули этим воспользоваться. Внешний долг, составлявший в 1971 г. 1,2 млрд. долларов, вырос до 7,93 млрд. в 1976 г. и 9,54 млрд. долларов в 1977 г. До смерти Тито он вырос более чем на 18 млрд. долларов.

Всего Югославией в эти годы было потрачено около 45 млрд. долларов. Часть денег пошла на инвестиции. Более того, на страну обрушился инвестиционный вал, который превысил все возможные экономические рамки. Власти самодовольно провозгласили Югославию «самой большой стройкой Европы». Но вечно так продолжаться не могло.

Уже на рубеже 1970-х и 1980-х годов надо было начинать отдавать долги, а новых займов

не стало. К концу 1970-х годов возникла проблема убыточности предприятий, выросли запасы нереализованной продукции, усилились финансовые проблемы, возросла безработица. На 45 % выросла инфляция.

При жизни Тито югославским руководителям еще как-то удавалось сдерживать нараставшие кризисные явления. Однако после его смерти многое изменилось. Начался новый и последний этап в развитии Югославии.

Как Иосип Броз Тито развалил Югославию после своей смерти

Иосип Броз Тито.

Смерть Й. Броз Тито 4 мая 1980 г. не могла не оказать огромного влияния на судьбу Югославии. Вместо Тито страной управляли два коллективных органа – Президиум СФРЮ и президиум ЦК СКЮ (Союз коммунистов Югославии), избиравшие в порядке ротации своих руководителей сроком на один год.

Система ротаций не могла, естественно, придать стране стабильность. Провозглашенную новым югославским руководством цель: «И после Тито – Тито» реализовать было невозможно.

Верховного и признаваемого всеми арбитра в сложнейших и противоречивых отношениях между республиками и краями, между югославскими народами больше не было.

В этот период существование Югославии отягощали стразу три одновременных крупных процесса: экономический кризис, политико-идеологический кризис, а также массовое сепаратистское движение албанского населения в сербском автономном крае Косово.

Экономический кризис, в который Югославия начала втягиваться со второй половины 1970-х годов, усилился в начале 1980-х, после смерти Тито. Его динамика впечатляла.

Темпы роста общественного производства резко замедлились (с 7 % в 1979 г. до 2,3–0,7 % в 1980–1983 гг.), а затем с 1983 г. начали сокращаться.

После продолжительного периода, когда жизненный уровень населения только рос, он начал падать – на 7,5 % в 1980 г. и на 30 % за последующие четыре года.

На страну обрушилась проблема огромной задолженности, которая усугубилась нефтяным кризисом на мировом рынке и увеличением цен на энергоносители (1979–1980).

Энергетический кризис оказался для югославского руководства неожиданным, и государство оказалось в полной зависимости от поставщиков энергоносителей. И хотя только за ввоз нефти Югославия должна была платить более 7 млрд. долларов США, «инвестициономания» не прекратилась.

Однако прежде всего на проблему задолженности влиял широкий фронт неконтролируемого заимствования со стороны республик.

К концу 1985 г. безработица составила 15 %, инфляция – 100 %, внешний долг приближался к 21 млрд. долларов США (в 1985 г. ВВП Югославии был равен 44 млрд. долл. – PapaSilver).

В стране резко усилились позиции национальных бюрократий («этнократий»). Возникла концепция «национальной экономики» (призванная заменить «договорную»), согласно которой каждая республика все необходимое для себя производила сама.

Более того, республики начали вводить специальные меры для защиты своих предприятий от конкуренции с другими югославскими предприятиями. Это привело к окончательному экономическому обособлению республик.

Хрупкий общеюгославский рынок стал на глазах распадаться на шесть республиканских и два краевых.

Ситуация еще более осложнилась из-за нового обострения обстановки в автономном крае Косово – самом слабом звене и Сербии, и всей югославской федерации. Если в период с 1931 по 1961 г. сербы и черногорцы составляли около 27 % населения края, то к 1981 г. эта цифра уменьшилась до 13,2 %.

Славянское население края под давлением албанцев продолжало и дальше покидать Косово, причем во все большем масштабе. В то же время албанское население Косово также чувствовало себя ущемленным по сравнению с другими народами Югославии.

По численности албанцы занимали уже третье место в стране после сербов и хорватов, однако не имели своей республики.

Как Иосип Броз Тито развалил Югославию после своей смерти

Слободан Милошевич.

Элементы национального все больше примешивались к идеологическим. Для югославского государства национальный вопрос всегда был острым.

Но если раньше, в период между двумя мировыми войнами или во время так называемого «массового движения» (Хорватской весны), в нем доминировал хорватский вопрос, то с 1974 г., с принятием последней конституции СФРЮ на первое место вышел сербский вопрос.

В Сербии развивались процессы, сходные в чем-то с советской перестройкой. Катализатором деятельности сербских оппозиционных интеллектуалов стало запрещение книги «Шерстяные времена» Гойко Джого в апреле 1981 г.

Арест Джого вызвал волну протестов сербской интеллигенции, коллективных писем в его защиту и «вечеров солидарности». Эти акции переросли в протест против экономического положения, политического и конституционного устройства, недостатка политических свобод, несвободных СМИ и т.п.

О позиции хорватского руководства надо сказать особо. Еще три года после смерти Тито во главе республики находился один из его ближайших соратников и лидеров послевоенной Югославии Владимир Бакарич, который объединял в Хорватии высшие государственные и партийные посты.

Он, как и многие югославские лидеры, считал главной опасностью для государства «великосербский национализм» и, в частности, резко протестовал против сербской политики в Косове. После смерти Бакарича к власти в Хорватии пришло первое послевоенное поколение руководителей, Среди них был и его главный фаворит – Стипе Шувар.

Деятельный и амбициозный он принялся собирать вокруг себя сторонников, в том числе и в средствах массовой информации, а затем ринулся в идеологические битвы.

В мае 1985 г. Сербская академия наук и искусств (САНИ) также образовала рабочую группу из 23 своих членов для подготовки документа – Меморандума об экономической и политической ситуации в Югославии.

Параллельно с Меморандумом САНИ в сербском политическом руководстве произошли изменения, оказавшие затем огромное влияние на судьбу всей Югославии: на сербский политический Олимп началось восхождение Слободана Милошевича. Слободан Милошевич победил на выборах председателя ЦК СКС с минимальным преимуществом.

Милошевич был самым откровенным критиком децентрализации в Сербии и Югославии. И, как и Тито, он особенно настаивал на единстве партии.

На какое-то время Слободан Милошевич стал вождем нации. Стал развиваться даже его культ. Особенно он был популярен в сельской местности и провинции. Милошевич сумел создать единый национальный фронт внутри Сербии, объединить не только официальные силы, но и большую часть оппозиции.

Еще раз подчеркнем, что национализм бурно расцветал во всех югославских республиках без исключения. В этой связи представляется крайне односторонним часто встречающееся в историографии обвинение во всех югославских грехах одного Милошевича.

Окончательно югославские республики разошлись на XIV чрезвычайном съезде СКЮ, начавшем работу в январе 1990 г. Словенская делегация после отклонения ее требования о реорганизации партии на конфедеративных принципах покинула съезд. Без словенцев не захотели продолжать работу депутаты от Хорватии и от Боснии и Герцеговины. На съезде был объявлен перерыв, который оказался бессрочным.

Как Иосип Броз Тито развалил Югославию после своей смерти

В конце 1989 г. под давлением событий в Восточной Европе и своего собственного кризиса югославские власти разрешили, наконец, выборы на многопартийной основе.

В борьбе за сохранение единого государства Сербия (не считая маленькой Черногории) все больше оставалась в одиночестве. Действие ее руководства объяснялось тем, что, если другие народы бывшей Югославии при распаде федерации образовывали свои национальные государства, то сербы наоборот оказывались разделенным народом. Треть сербов оставалась бы за рамками Республики Сербии.

Национализм существовал во всех югославских республиках, был присущ всем народам и народностям Югославии. Однако в те годы он достиг почти запредельного уровня. Все республиканские СМИ соревновались в провоцировании национальной истерии.

И во всех югославских республиках, как и везде в Восточной Европе, национализм стал средством борьбы с коммунизмом. Только Сербия оказалась исключением. Ее лидер С.Милошевич с помощью национализма попытался наоборот сохранить коммунизм у себя в республике.

Это имело для сербов самые печальные последствия.

И всё же в стране еще многим казалось, что ситуацию можно спасти. На заседании Президиума СФРЮ 25 декабря 1990 г. было решено приступить к открытому обсуждению отношений в югославской федерации и политического будущего страны. На смену согласованиям позиций республик с Центром пришел диалог республик без Центра.

С 28 марта по 6 июня руководители республик провели шесть встреч в разных городах страны, обсуждая проблемы выхода из кризиса, взаимоотношений республик и Центра, пытаясь определить хотя бы общие контуры нового содружества югославских народов.

За свою безрезультатность они были названы в печати «туристическим путешествием шестерки».

Самым сложным моментом переговоров явились противоречия между Сербией и Хорватией. Они были вызваны тем, что в районах компактного проживания сербов в Хорватии была провозглашена Сербская автономная область Краина, которая не хотела оставаться в составе Хорватии в случае ее отделения. Сербско-хорватский диалог продолжили парламенты двух республик.

Кризис всех ветвей власти, неспособность руководства субъектов Федерации идти на компромисс, перенос центра тяжести принятия решений из Центра в республики, невозможность союзных органов преодолеть центробежные тенденции, бескомпромиссное и бесперспективное столкновение двух концепций устройства государства открыли путь Словении и Хорватии к отделению. В Сербии и Черногории одни ждали от руководства и армии решительных действий, другие – мудрости и компромисса. С. Милошевич был настроен решительно и надеялся легко объединить все области с сербским населением в новой Югославии. Однако армия, воспитанная на отражении внешней опасности, не намерена была участвовать в столкновении между югославскими народами. В Македонии шаги в направлении самостоятельности были осторожными, исключавшими военные действия. В Боснии и Герцеговине с тревогой наблюдали за противоречиями между федеральным Центром, с одной стороны, и Словенией и Хорватией, с другой.

Ученые и политики до сих пор спорят по вопросам степени влияния на распад федерации различных внутренних факторов, а также соотношения внутренних и внешних факторов, расшатывавших федерацию.

По нашему мнению, распад многонационального государства югославянских народов имел в своей основе комплекс сложных причин – исторических, экономических, политических, идеологических, религиозных, национальных, внешнеполитических.

Распад стал возможен из-за дестабилицации общества в результате

Читайте также:  На какие вещи русские помещики меняли людей

политического, экономического и идеологического кризиса, паралича власти, обострения и неуправляемости межнациональных противоречий, а также благодаря поддержке сецессионистских движений извне – международными организациями и отдельными странами. Если говорить упрощенно, то внутренние причины играли важную, а международный фактор – определяющую роль в развале Югославской федерации.

Из книги «Югославия в XX веке. Очерки политической истории.»

Источник: https://pikabu.ru/story/prichinyi_raspada_yugoslavii_6137361

Судьба наследства и наследников Тито

Май в бывшей социалистической Югославии всегда проходил, да и в какой-то степени проходит и сейчас в странах, образовавшихся из-за распада страны, под знаком ее лидера Иосипа Броз Тито. Тито родился в мае 1892 года, а умер в 88-летнем возрасте в мае 1980 года.

Его политическое наследие окончательно развалилось вместе с развалом социалистической Югославии в 1991-м. Но и сегодня, через 33 года после его смерти, все еще не решен вопрос наследования личного имущества гражданина Иосипа Броза.

Вопрос о том, имел ли в принципе Иосип Броз Тито личное имущество, или все, чем он располагал, принадлежало государству, ставился сразу после его смерти и остался не разрешенным по сей день. Тито не оставил завещания. Порядок наследования не утвержден.

Процесс в суде по делу о наследстве инициировал в 1983 году в Белграде его, теперь уже покойный, старший сын Жарко. Но, хотя партийно-государственная комиссия сразу после смерти югославского лидера сформировала специальную группу, которая составила четыре списка имущества, найденного в резиденции лидера, наследникам известно содержание лишь трех списков.

Год назад адвокат супруги Тито Йованки Броз заявил, что в этих списках переписаны просто смешные вещи: одежда и белье Йованки, вязаные скатерти, старые телевизоры, пылесосы, электрические грелки. Известно также, что недвижимостью Тито не владел. В 1986 году парламент Югославии принял закон, согласно которому все имущество Броз Тито становилось государственным.

Но в 2000 году Конституционный суд Сербии провозгласил этот закон противоречащим конституции и законодательству. Тогда начался новый процесс, в ходе которого нужно было снова определить, что принадлежало бывшему пожизненному президенту бывшей страны.

Однако лишь в течение последнего года суд получил перечень тех ценностей, которые были перенесены из резиденций Тито и «похоронены» в фондах Музея революции и в хранилище его последней виллы в Белграде – картины и археологические находки, его коллекции монет, часов и охотничьего оружия, автомобилей (теперь уже антикварных), архив снятых им и о нем документальных фильмов, две тысячи альбомов фотографий, шесть тысяч книг. А также подарки государственных деятелей мира – камень с Луны, украшенная драгоценными камнями золотая сабля от Сталина, вазы из раскопок египетских пирамид… И вдруг, месяц назад, появился четвертый, самый таинственный список, но его содержание официально не подтверждено. Комиссия, в которой были трое советников президента Сербии Томислава Николича, но никого из суда, раскрыла так называемый «Титов сейф» в хранилище Государственного банка. В нем, как говорят, в 11 мешках через два года после его смерти было похоронено нечто… Впрочем, сербская пресса утверждает, что это никакое не личное наследие бывшего лидера, что это тоже все государственное или изъятое у государства имущество. Там, якобы, найдены драгоценности королевской семьи Карагеоргиевича, 29 килограммов чистого золота, 2600 золотых монет, 149 бриллиантовых украшений, более тысячи предметов нумизматики, ордена времен монархии. А также 26 тысяч американских долларов, 36 тысяч немецких марок, небольшое количество старых югославских динаров – полагают, последние зарплаты Иосипа Броз Тито. Так как судебным органам не была дана возможность присутствовать при вскрытии «Титового сейфа», уже появились подозрения, что никто никогда не узнает, что на самом деле там хранилось.

Адвокат супруги Тито Йованки Броз, Бояна Сарич, заявила журналистам, что пока все разговоры вокруг находки – это лишь догадки, а то, что пишут газеты, далеко от истины. И до тех пор, пока не будет полных данных, что-либо утверждать вообще несерьезно.

Пока наследники Тито не получили ничего. Наследников шестеро: супруга Йованка, сын Миша и от ныне умершего старшего сына Жарко, от трех его браков, – внуки Йошка, Златица, Эдвард и Светлана. Все они живут как обычные граждане – кто в сербской столице Белграде, кто в боснийской столице Сараево, кто в хорватской столице Загребе… И живут небогато. Златица Броз, пенсионерка, практически не появляется на публике. На выходе из суда она заявила журналистам, что сказать ей публично нечего: что в газетах она читает очень странные, далекие от правды статьи о том, что наследники между собой якобы уже дерутся вокруг имущества. Но, по ее словам, процесс только начинается, никакого конфликта в семье нет, и нет причины, чтобы этот конфликт был. А в принципе, если отец или дед что-то оставил, то члены семьи имеют право на наследство.

Как Иосип Броз Тито развалил Югославию после своей смерти

Йошка Броз

Старший внук Иосипа Броз Тито был назван именем деда, но, чтобы их отличать, его зовут Йошка. Он единственный из семьи, кто, создав в Сербии Коммунистическую партию, пытается заниматься политикой, правда, без особого успеха, и рад общаться с журналистами. На вопрос, что бы он хотел получить в наследство от своего деда, он отвечает: «Его парадную форму с копиями лент и орденов – это то, что наш отец потребовал за нас, четверых своих детей, но не смог даже этого получить. Если я получу это, я полностью удовлетворен. Мне важно иметь что-то, что напоминает о дедушке». А государство, говорит Йошка, пусть хранит то, что принадлежит государству, «хотя стоит поднять вопрос, как государство это наследие бережет и бережет ли вовсе». Много ценных вещей из резиденций Тито исчезло сразу после его смерти, а часть была разворована в 1990-е годы. Например, Слободан Милошевич поселился в Мемориальном комплексе «Иосип Броз», в вилле «Мир», и специалисты поговаривают, что в то время из хранилища в подвале пропали десятки, если не сотни, ценных картин. Доподлинно известно, что из коллекции охотничьих ружей Тито, в которой было 167 или, по другим данным, 109 стволов, осталось только 67. Некоторые ружья были замечены во время охот политиков, даже бирки музея не были сняты. В 2005 году в Белграде с выставки коллекции часов бывшего югославского вождя было украдено около двадцати. Среди них швейцарские золотые часы “Патек Филип” из специальной серии – их было произведено всего лишь пять.

Йошка Броз утверждает, что одни часы, которые напрямую от производителя Иосип Броз купил в 1945 году и заплатил за них 2055 швейцарских франков, в 2011 году, после кражи с выставки, были проданы на аукционе в Швейцарии как самые дорогие часы в мире за 3 085 000 швейцарских франков. По словам Йошки, семья потребует расследования, как они попали на аукцион: кто их украл, кто продал. «Суд также должен разъяснить, где картины», – говорит наследник, подчеркивая, впрочем, что это – не первостепенная задача.

Тито не баловал своих детей и внуков, был с ними даже строг. Они ходили в школу пешком, одевались скромно, почти все хорошо учились, позже находили работу как все, квартиры в новостройках получали в порядке очереди, от своих социалистических предприятий. Так и теперь – большинство из них живут жизнью обычной, нормальной семьи. Несколько лет назад внук Тито Йошка Броз рассказывал мне о том, что у него от деда сохранились ружье и часы, которые

Как Иосип Броз Тито развалил Югославию после своей смерти

Иосип Броз Тито

он дал ему еще при жизни. Часы подарил во время охоты в 1972 году. У Йошки были русские часы «Слава». Тито на охоте застрелил оленя, внук пошел искать добычу. Уже темнело. Когда они вернулись в резиденцию, дед спросил: «Где ты так долго, который час»? «Смотрю, – говорит Йошка, – у меня на руке часов нет, потерял. Он с руки снял свои золотые – вот тебе». Эти часы он получил в подарок от Картера. А охотничье ружье он дал внуку, когда тот только начинал заниматься охотой, в 1967 году. Через десять лет этот карабин развалился на четыре части. «Пришел к нему, – продолжает Йошка, – можешь дать мне другой?» А он: «Могу! Только старый верни в музей, его починят, и потом ты получишь новый». Это он нас так воспитывал».

А в остальном никто из семьи ничего не получил. После смерти Тито Президиум государства решил, что семье его наследие не причитается. Ничего специального они не требовали, и им ничего не дали.

«Мне от дедушки в наследство остались размышления о государстве, о народе, о том, за что он боролся, – говорит Йошка Тито. – Мне безразлично, кто у власти, хоть король.

При условии, что они дадут нам хотя бы часть той жизни, которая была в его времена».

Из всех потомков Тито, наверное, самой известной и самой уважаемой в бывшей Югославии является его внучка Светлана Броз. Она – врач-кардиолог, видная антивоенная активистка, директор неправительственной организации в Боснии, занимающейся воспитанием молодежи в духе толерантности и гражданской смелости. Книга Светланы Броз «Добрые люди в злые времена» снискала популярность, она несколько раз переиздана и переведена на несколько языков. В книге Светлана собрала свидетельства людей о людях, которые во время войны в бывшей Югославии, рискуя собственной жизнью, помогали соседям другой национальности. Сама врач, Светлана в годы войны поехала в Боснию, чтобы помогать в больнице, а после войны окончательно покинула Белград и поселилась в Сараево. Она много выступает публично, но никогда не говорит о своих личных, семейных делах. Я позвонила ей в Сараево и попросила высказать свое отношение к тому факту, что процесс определения наследия Иосипа Броз Тито длится уже тридцать лет. Я заранее извинилась и сказала, что она, конечно, может не отвечать на вопросы, которые ей кажутся слишком личными. И она рассказала, что процесс наследования был начат в 1983 году, то есть целых 30 лет назад. И это трудно объяснить: ведь собственность любого гражданина, который после смерти становится частным лицом, имеющим какое-то наследство, должны разделить наследники. Но после смерти Иосипа Броз Тито решением Президиума тогдашней Югославии его имущество, все документы, связанные с наследием, были провозглашены государственной тайной. Согласно законам страны, это решение было принято на 30 лет. И наследники должны были эти тридцать лет терпеливо ждать. Именно в этом и состоит объяснение, почему все так долго длилось и длится. Список предметов из недавно найденного сейфа, в котором, как ранее утверждалось, находилась часть имущества Иосипа Броз Тито, Светлана еще не видела. По ее словам, этот документ, вероятно, президент Сербии отправит в суд, а суд потом переправит наследникам. ********

Как Иосип Броз Тито развалил Югославию после своей смерти

Йованка Броз вышла замуж за Тито в 1952 году, и до смерти Иосипа в 1980-м пара оставалась неразлучной

Особый рассказ про четвертую, и последнюю, супругу Иосипа Броза, 88-летнею Йованку, которая провела с ним 35 лет своей жизни. Вскоре после смерти мужа ее, ночью, в спешке, перевезли в старый государственный особняк – практически без вещей, с двумя чемоданами. Она долго жила в Белграде в полной изоляции, на небольшое государственное пособие, и только пару лет назад получила документы и пенсию в размере тысячи евро. Теперь Йованка требует от суда получить обратно, например, свои украшения, которые, как она утверждает, ей подарил муж и друзья, а из всего наследства выделить половину той собственности, которая была накоплена во время ее брака с Иосипом Броз Тито.

Законным наследникам Иосипа Броз Тито, очевидно, предстоит еще ждать, когда политики в Сербии решат, что и когда им выделить. Появилась информация, что семья Тито готова подать на государство в Европейской суд по правам человека в Страсбурге.

Источник: https://www.svoboda.org/a/24983707.html

Маршал Тито: тайна за семью печатями

Как Иосип Броз Тито развалил Югославию после своей смерти

Окончание. Начало см. в «КВ» от 06 и 13.05.2010 г.Итак, мы подобрались, наконец, к завершению рассказа, к тайнам нашего заглавного героя. Проделана — чего тут скромничать  — основательная работа, перелопачены десятки публикаций в доступных и малодоступных изданиях; сейчас, когда я пишу эти строки, на моем рабочем столе громоздится баррикада из книг… При этом ни в этих статьях и книгах, ни у меня самого нет ответов на вопросы, оставленные всем нам хитрым, властным и чванливым югославом. Начать с того, а был ли, собственно говоря, Тито югославом?

Читайте также:  «духовное обрезание»: что означает это в православии

Еще остается лишь сказать, что тем, кто не читал предшествующих частей повествования в майских номерах нашей газеты, возможно, не все здесь будет понятно, что и к чему. Вообще же, если уж речь зашла об этом, с полной откровенностью замечу, что сочувствую тем, кто не читает «КВ» — воруют люди у самих себя…

Государство маршала Тито Товарищ Сталин, как известно, был чаще всего сдержан в проявлениях своих симпатий, но уж если кого ненавидел — то от души, с самоотдачей. «Стоит мне лишь пошевелить пальцем, и у Тито слетит голова!» — эти слова «кремлевского горца» запомнились многим.

Есть не совсем внятные свидетельства о том, что физическое устранение строптивого югославского царька было поручено агенту, известному под конспиративными псевдонимами Макс, Юзек, Максимов, Артур, Лаврецкий… На самом деле звали этого уникума Иосиф Ромуальдович Григулевич.

Чтобы представить уровень и размах его шпионской деятельности, достаточно знать лишь один факт: Иосиф Григулевич служил одно время… послом Коста-Рики в Италии и Ватикане! Вообще, это был выдающийся ум; возможно, кое-кто из наших читателей держал в руках книги Григулевича по истории инквизиции, папства и католицизма.

Но как бы там ни было, ни Григулевичу, ни другим агентам (если только они были) убить Тито не удалось.С 1944 года и до своего последнего вздоха Иосип Броз Тито держал свою шаткую федерацию в железном кулаке. Сроки его президентства и лидерства в компартии не ограничивались. Проведя на рубеже 40—50-х годов жесточайшие репрессии, Тито затем умело и охотно играл в либерализм и демократию.

Он даже название своей партии поменял: КПЮ стала называться СКЮ (Союз коммунистов Югославии) — менее одиозно и твердокаменно. Тито неустанно следил, чтобы в кадровой политике (во всех сферах!) соблюдался известный паритет между сербами, словенцами, хорватами, черногорцами и т.д.

Кроме того, он никогда не был упертым коммунистическим долдоном, прагматик в нем всегда брал верх: в Югославии сохранялась многоукладная экономика, партия не совала свой нос во все дыры, внедрялось самоуправление и приветствовался (до определенных пределов) политический плюрализм.

  Впрочем, мало кто из рядовых югославов сознавал, что их сытое и привольное житье, так восхищавшее не только советских или монгольских, но и венгерских, польских, чешских туристов, оплачено долларами, взятыми в долг. Югославия шиковала, пока этого хотел Запад. Конечно, и в Югославии не все было так уж распрекрасно — случались и кризисы, и ощутимые спады.

Но, меняя министров и выверяя курс, маршал Тито внутри страны сохранял незыблемый авторитет.Отношения с Союзом оставались сложными и после смерти Сталина. Заметное потепление при «раннем» Хрущеве оказалось коротким — Тито (к восторгу Запада) осудил вмешательство Москвы в венгерские события 1956 года.

В брежневский период контакты Белград—Москва были осторожными, не враждебными, но сдержанными и прохладно-корректными.Нас в свое время и возмущал, и забавлял фанфаронский культ Брежнева, но мы тогда ничего не знали о культе Тито. В Югославии тоже все было увешано его портретами, а по части прижизненных памятников, музеев, хвалебных песнопений Иосип оставил Леонида Ильича далеко позади.

Тито упивался лестью, купался в роскоши, обожал свои маршальские мундиры, ордена и всякого рода регалии.

Негус (император) Эфиопии Хайле-Селассие, посетив виллу Тито на острове Бриони, восхищенно воскликнул: «Да тут живут по-царски!»Югославский тиран уже стоял одной ногой в могиле, когда для него возвели новую роскошную виллу «Мир» — стены спален, залов и кабинетов были увешаны картинами, «позаимствованными» из музеев, а в парадной столовой висел подлинник Гойи.

Тут же были грандиозная библиотека и хранилище сокровищ — бункер, где Тито содержал свои ордена и драгоценности…Женщины маршала ТитоО первой жене Иосипа Броза (тогда еще без «Тито») я уже немного писал — это была совсем юная сибирская крестьяночка Пелагея Белоусова из села Михайловка под Омском. Она родила будущему диктатору первенца — сына Жарко. Судьба Белоусовой была безрадостна.

С Иосипом она рассталась, а потом провела по лагерям в общей сложности 20 лет. Лишь в 1966 году ей разрешили повидаться с Жарко: к приезду югославского гостя Пелагее Денисовне дали хорошую двухкомнатную квартиру в центре Москвы. В 1968 году Белоусова умерла, на ее похоронах присутствовал югославский посол.

Второй женой нашего любвеобильного персонажа (женитьба сексу не помеха!) была немка Люция Бауэр (это псевдоним; настоящее имя Йоганна Кёниг), с ней он оформил брак 13 октября 1936 года в Москве. Уже 21 сентября 1937 года Люцию Бауэр арестовали орлы товарища Ежова, сам Иосип Броз (его обвинили в работе на гестапо) выкрутился благодаря заступничеству Димитрова.

Вскоре наш герой утешился в объятиях Герты Хаас, которая была наполовину словенка, наполовину австрийка. В 1940 году Герта родила Иосипу второго сына — Мишо. Брак с Гертой был гражданским.В годы войны, в партизанских лесах, постель Иосипа Броза (уже Тито) согревала капризная сербская красавица Даворьянка Паунович, годившаяся ему в дочери.

А в 1952 году маршал сочетался законным браком с Йованкой Будиславлевич, она была на 32 года моложе супруга.

Йованку считают представительницей «сербского лобби» в высшем югославском руководстве, очевидно, на рубеже 60—70-х годов она начала играться в «большую политику», но дряхлеющий маршал мало чем мог ей помочь — в конечном итоге Йованку Будеславлевич от него просто отодвинули: в 1978 году Тито с ней расстался, возможно, не совсем добровольно…«Настоящего Иосипа Броз, думаю, знала я одна, он никому не позволял приближаться к себе, всегда держал дистанцию, — свидетельствует вдова Тито. — Он был человек крутого нрава, дурного характера, а я всегда точно знала, как себя вести с ним. Если он злился на своего соратника по партии — доставалось неизбежно мне, бывшей «под рукой». Значит, надо было оставить его наедине с самим собой, исчезнуть из поля зрения. Чуть позже он вел себя как ни в чем не бывало».Где-то я читал, что Йованка написала мемуары и, оценив их в два миллиона долларов, спрятала текст в сейфе швейцарского банка. Помните фразу из знаменитого фильма: «Как говорил один мой друг, покойник, «я слишком много знал»…            Тито подвел итогиВообще, нужно сказать,  что у югославского тирана было хорошее здоровье — болел он мало, до старости сохранял ясность ума и хорошую физическую форму. Казалось бы, ничто, кроме радикулита, его не печалит. В последние годы жизни, впрочем, Тито страдал и от сахарного диабета. Подвело, по утверждению врачей, курение: в конце 1979 года у маршала была обнаружена закупорка вен левой ноги, грозила гангрена, ампутация была неизбежна. Операция прошла вроде бы хорошо, и на короткий срок Тито почувствовал облегчение. Но уже в январе 1980 года он оказался на грани смерти. Врачи продлили эту агонию на четыре месяца. Тито умер 4 мая 1980 года, едва не дотянув до 88-летия. Страна погрузилась в траур.На похоронах маршала присутствовало рекордное число гостей: 208 делегаций из 126 стран. За гробом на алых бархатных подушечках несли награды — 16 югославских и еще 98 орденов и медалей пятидесяти девяти стран мира. Склонив головы, югославского лидера провожали в последний путь короли, президенты, премьеры, в том числе  Брежнев и Тэтчер…Тито знал, что его смерть — это развал страны. Еще в 1978 году он в порыве откровенности сказал одному из соратников: «Нет Югославии. Югославии больше не существует. А есть восемь государств, которые никто ни в мире, ни у нас не уважает».Державшаяся на его авторитете федерация просуществовала 46 лет: тридцать пять — при жизни своего создателя и одиннадцать — после его смерти.Выводы лейб-медикаВесной 1975 года югославский лидер сменил весь свой медперсонал. Своим личным врачом он назначил опытного кардиохирурга из Военно-медицинской академии Александра Матуновича.Надо сказать, «августейший» пациент полковнику Матуновичу не понравился: 83-летний старик был капризен, обидчив, чванлив и крайне подозрителен. Холуи вертели им по своему усмотрению, а Тито считал себя «непогрешимым лидером без намека на человеческие недостатки» и «с удовольствием следил за тем, как придворные соревнуются со льстивыми писателями и художниками в попытках увековечить его имя в названиях городов, улиц и пароходов, а образ — в поэмах, бронзовых бюстах и на роскошных полотнах».Матунович имел возможность наблюдать за Тито в последние пять лет жизни диктатора, общаться с его окружением, изучать нравы и обычаи высшего белградского руководства. В итоге врач написал книгу «Загадка Броза. Кто же вы, товарищ президент?».Матунович делает вывод: «Иосип Броз был подменен одной из спецслужб НКВД двойником, выходцем из богатой и аристократической семьи обрусевших немцев и после тщательно подготовки заброшен в Югославию. Впоследствии, обнаружив в себе качества вождя, он создал для себя державу, которой безраздельно владел несколько десятилетий» (см. «Совершенно секретно», 2009 г., № 4).В своих дальнейших рассуждениях мы часто будем обращаться к доводам, содержащимся в книге доктора Матуновича. Но имеются у нас и другие источники.Каких корней, какого древа?Тайну происхождения Иосипа Броз Тито пытался исследовать литератор Момчило Йокич (см. «Секретные материалы», 2009 г., № 11). По его мнению, будущий югославский диктатор — «плод большой любви» некой польской графини и Франца Амброза, управляющего ее имением. Чтобы избежать скандала, малыша отдали на воспитание в крестьянскую семью.Но есть и другая версия: Иосипа родила-таки его официальная мать, крестьянка Мария Явершек, но отцом был не хорват Франя Броз, а польский еврей Самуэль Майер, проживавший в Вене. Одним словом, только Всевышний знает, кто в действительности воспроизвел на свет столь перспективного мальчишку.Обращает на себя внимание тот факт, что Тито в зрелом возрасте, и до, и после прихода к власти, не очень-то рвался в родные места, в свое сельцо Кумровац. Не навещал могилы родителей. Не искал родных. Не общался с одноклассниками. Вообще всемерно избегал тех, кто мог бы знать его в юные годы.Есть сведения о том, что в 50-е годы в Будапеште разыскали родного брата югославского лидера, простого железнодорожника, но встреча «родственников» закончилась странно: железнодорожник сказал, что представленный ему человек никак не может быть Иосипом Броз, так как у того не было указательного пальца на одной руке (!).Мне эта история не кажется правдоподобной: сомнительно, чтобы Тито допустил встречу с человеком, который мог разоблачить его «подмену» (если, конечно, таковая была).Веским аргументом в пользу предположения, что югославский диктатор не был по происхождению хорватом, являются всеми отмечаемые особенности произношения Тито: слушавшим его казалось, что маршал говорит с едва заметным акцентом — польским или, скорее, немецким. И более того! Иногда в разговоре Тито не мог подобрать нужных слов, останавливался и непроизвольно спрашивал собеседника: «Как мы это говорим?»Это, кстати, при том, что маршал и президент явно был наделен незаурядной склонностью к языкам, хорошо говорил по-английски и по-немецки, знал эсперанто и даже (ссылаюсь на доктора Матуновича)… киргизский язык! По-русски Тито говорил очень неплохо — любил цитировать Пушкина и Лермонтова. Хорошо знал английскую и немецкую литературу, но слабо ориентировался в сербско-хорватской! Обожал античную историю, а в сербско-хорватской истории часто путался! Матунович полагает, что Тито явно имел университетское образование, а не два класса гимназии.Особенно смущали врача барственные манеры Тито, явно контрастирующие с образом простого рабочего паренька, механика, партизанского вождя. Тито играл на рояле, фехтовал, отлично танцевал, был хорошим наездником, яхтсменом, обожал бильярд, слыл знатоком этикета. Сын хорватского мужичка должен был бы смотреться попроще!Кстати, деталь. Еще до войны в Москве Тито купил себе бриллиантовый перстень, с которым не расставался никогда. Для коммунистического лидера тех лет такое поведение было немыслимым!Один из сотрудников югославского президента сказал как-то Матуновичу: «В каждом человеке есть тайна, а за Тито скрывается самая большая из тайн. Для всех, и прежде всего для нашей страны, будет лучше, если она никогда не рас-кроется».Сталинист или масон?!Тайна происхождения Иосипа Броз Тито, без сомнения, представляет большой интерес: вполне возможно, что в 1935 году в СССР приехал один человек, а через несколько лет югославскими партизанами командовал совсем другой человек, но с тем же именем — Иосип Броз Тито. По официальной версии, как помним, Тито четыре года (1935—1939) находился в СССР, сотрудничал в Коминтерне. Однако есть сведения о том, что Тито в 1936—39 гг. воевал в Испании. Для тогдашних коммунистов — что советских, что югославских — война на стороне испанских республиканцев с франкистами была делом доблести и гордости. Тито приказал вычеркнуть свое пребывание в Испании из официальной биографии. Почему не предположить, что реальный Тито, явно выполнявший в Испании деликатные миссии, там и погиб? А потом в Югославию вернулся подобранный НКВД его «дубликат»? Или это слишком фантастично? Но вот, на мой взгляд, главная загадка Тито — его бешеный конфликт со Сталиным. Тут явно не все просто. И явно корни надо искать глубже, чем в стычке из-за Балканской федерации, уж тем более из-за дурных характеров.Леонид Колосов, журналист, офицер КГБ, в июле 1999 года опубликовал в газете «Совершенно секретно» материал под очень простым заголовком «Тайна маршала Тито». Колосов пытается ответить на вопрос, за что Югославия с 1949 по 1964 год получила от США 30 млрд. долларов «безвозмездной помощи». По его версии, во время встречи Черчилля и Тито в 1947 году югославскому лидеру было сообщено, что он «принят в члены мирового масонства и уже назначен магистром одной из лож». Тогда же Тито получил от Черчилля чек с астрономической суммой — «на личные расходы». Леонид Колосов утверждает, что масон Тито разваливал «советский блок», выполняя задания «американской ложи». То есть Сталин, изгнав Тито из «мирового коммунистического движения», очистил его ряды от масона и заговорщика.А вот другая версия, еще более интересная. Ее излагает в материале «Сталин и Тито» Василий Соколов (см. «Секретные материалы», 2009 г., №№ 11—12). Он полагает, что «ссора двух вождей» — гениальная идея Сталина! Разыграв грандиозный скандал со взаимными анафемами и угрозами, оба диктатора смогли создать две мощные политические системы, которые в известном смысле дополняли друг друга. Сталин стоял во главе так называемого советского блока, соцлагеря. Тито был одним из создателей и лидеров так называемого движения неприсоединения — довольно большой группы стран третьего мира, которые якобы отвергали и советскую, и американскую гегемонию. На практике же это — можете удивляться! — означало, что ласковое теля двух маток сосет. У неприсоединившихся стран было три общепризнанных лидера: египтянин Насер, индиец Неру и югослав Тито. У первого была каша в голове, второй считал себя мессией, адекватным оставался лишь маршал Тито — верный ученик товарища Сталина, выполнивший самое сложное его поручение. Мало кто знает, что сразу после ХХ съезда КПСС Иосип Броз Тито посетил Мавзолей. Ленин и Сталин еще лежали там вместе. На ленте югославского венка было начертано: «От народов и коммунистов Югославии — Ленину и Сталину». Вот тебе и заклятые враги…

Со дня смерти Тито прошло всего только 30 лет. За эти годы с карты мира исчезли СССР и Югославия. Чем больше я изучаю историю, тем основательнее убеждаюсь в том, что ничего достоверно не знаю… А вдруг в самом деле миром правят масоны?      

Источник: http://time4news.org/content/marshal-tito-taina-za-semyu-pechatyami-1

Как Иосип Броз Тито развалил Югославию после своей смерти

Распад Социалистической Федеративной Республики Югославия, происходивший почти одновременно с развалом Советского Союза, оказался настоящей геополитической катастрофой.

Читайте также:  «век воли не видать!»: кто так клялся на руси до уголовников

Скрепы разрушаются

Социалистическая Югославия разваливалась долго: с 25 июня 1991 года, когда независимость провозгласили католические Словения и Хорватия, до провозглашения Республики Косово 17 февраля 2008 года. Однако этот период ознаменовался фактическим отделением новопровозглашенных государств, мощными военными столкновениями и интервенцией, что явилось результатом постепенного упадка единого государства.

Причины распада страны стоит искать еще в 1970-х, когда в Югославии проводились масштабные реформы. Опасаясь внутрипартийной «реформаторской оппозиции» и поддержки ее со стороны регионов, Тито занялся архитектурой нации.

Появившуюся в результате его решений систему можно назвать подобием системы «сдержек и противовесов». Многочисленное сербское меньшинство в Боснии и Хорватии должно было удерживать от отделения местное население, в то время как националистические устремления сербов ограничивались наличием автономных краев Косова и Воеводины с католическим и мусульманским населением.

Дополнительной «скрепой» многоконфессиональной и многонациональной страны должны была послужить идея «югославской нации» и атеизм, насаждаемый федеральным правительством. Но все же главной основой югославского единства был сам Тито, национальный лидер еще со времен партизанской войны и умелый политик, жесткой рукой подавлявший любую оппозицию.

В 1980 году первая скрепа выпала: Тито не стало. Это вызвало брожение внутри партии по поводу его завещания. В результате пост президента был упразднен, а страну возглавил коллегиальный орган. Кроме символа югославского единства (управлявший страной из сербского Белграда Тито был сыном хорвата и словенки) исчезла и эффективность управления.

Этническая политика преемников не дала результатов, а краткое экономическое чудо сменилось рецессией.

Хотя Югославия стояла особняком от социалистического лагеря и исповедовала более мягкую модель управления экономикой, кризис в СССР и других странах СЭВ давал о себе знать.

Идея югославизма, прижившаяся в крупных городах со смешанным населением, потерпела фиаско в селе, где по-прежнему были важны этнические и религиозные различия между общинами.

Геноцид сербов

Экономическая стагнация и отсутствие «сильной руки» разбудили дремавший доселе призрак национализма. Причем вопреки ожиданиям, застрельщиком здесь выступила опора югославизма — сербы. Меморандум Сербской Академии Наук и Искусств стал манифестом сербских националистов.

Он обращал особое внимание на положение сербов в Косово и Метохии и прямо называл происходившие там беспорядки «геноцидом» сербского народа. Действительно, еще в 1981 году в регионе прошли демонстрации, состоявшие в основном из мусульман, под лозунгом «Косово — это республика».

В дальнейшем беспорядки сопровождались выселением сербов, грабежом их имущества.

Реакция образованных сербов в столице была однозначной: лидер сербских коммунистов Милошевич начал процесс ликвидации автономных образований на территории Югославии.

Массовое народное движение, которое он возглавил, воспринималось меньшинствами не как меры федерального правительства, а как вызов иной нации. Процесс распада был запущен.

Параллельно с событиями в Сербии маховик недовольства раскручивался и в Хорватии, и Словении, осознававших свою католическую идентичность. Стремление хорватов и словенцев к независимости поддержало большинство стран европейского сообщества.

В Хорватии начались аресты сербских политических деятелей, а сербский язык лишился статуса языка этнического меньшинства. Центробежные силы усилились после фактического раскола коммунистической партии на национальные республиканские ячейки. Более того, на демократических выборах в республиках, везде, кроме Сербии и Черногории, победу одержали националистические партии.

В Хорватии начался процесс вытеснения сербов с государственных должностей и из МВД, а также нападений на православные церкви. В ответ на эти действия местные сербы начали формирование собственного национального объединения на территории 6 общин в Хорватии.

Более того, в конце декабря 1990 года была провозглашена Сербская Автономия в Краине. Эта борьба вызвала жестокие ответные меры со стороны хорватов, чьи полиция и вооруженные формирования атаковали местные отряды самообороны.

Попытки федеральных войск предотвратить насилие не увенчались успехом: в Хорватии началась настоящая война, результатом которой стал выход республики из состава федеративного государства в июне 1991 года. Одновременно с Хорватией независимость провозгласила и Словения.

Босния

Еще одним кровавым пятном на карте разваливавшейся страны были Босния и Герцеговина, основу населения которых (более 40%) составляли мусульмане. В то же время здесь проживало множество хорватов и сербов, которые в процессе развала Югославии требовали разделения территории между Хорватией и Сербией соответственно.

При этом мусульманское большинство ратовало за сохранение целостности республики, что и определило результаты референдума 29 февраля 1992 года. Оказавшись в стране с преобладающим мусульманским населением, боснийские сербы провозгласили собственную Республику Сербскую, во главе которой стал Радован Караджич.

В независимой республике большую силу набрал исламский фундаментализм: когда в Боснии и Герцеговине разгорелась война между отрядами хорватов, войсками Республики Сербской и силами преимущественно мусульманской армии страны, сюда начали прибывать моджахеды из разных государств.

Сама борьба в Боснии сопровождалась сменой союзов (хорваты и сербы даже заключали перемирие для борьбы с босняками-мусульманами) и этническими чистками. В результате даже введение европейских миротворческих сил не принесло желаемых плодов. Конец кровопролитию положили так называемые Дейтонские соглашения, заключенные при посредничестве США без участия европейских представителей.

Этим обернулось последнее детище Тито — система сдержек, рассчитанная на сохранение целостности страны. На деле она стала источником кровавого противостояния, превратившегося в настоящую гуманитарную катастрофу. Сама архитектура Югославии предрешила ее болезненный распад.

Источник: https://news.rambler.ru/other/42439700-kak-iosip-broz-tito-razvalil-yugoslaviyu-posle-svoey-smerti/

Оказывается, Югославией вместо Тито правил двойник и советский шпион

Во всяком случае, в этом уверены журналисты в Хорватии. Как они пришли к таким выводам и что на самом деле является правдой, разбирался Sputnik.

История, достойная экранизации, родилась на страницах хорватского портала Express. Поводом для конспирологических расследований стала безобидная публикация в Twitter ЦРУ.

​Маршал не настоящий

В официальном аккаунте американской спецслужбы появилась фотография музейного экспоната — оригинальное внутриведомственное сообщение о смерти Йосипа Броза Тито от 4 мая 1980 года.

В исходных данных на карточке с сообщением о смерти югославского лидера, которая была получена от Австрийской информационной службы зарубежного вещания США (Foreign Broadcast Information Service, FBIS), в документе указано Радио Бухареста.

  • Вероятная неточность, ведь правильным источником должно быть радио Белграда или государственное информационное агентство СФРЮ ТАНЮГ (TANJUG), и могла спровоцировать поток разоблачений от хорватов.
  • Портал Express уже сумел создать по-настоящему увлекательную историю, правда, далекую от истории в ее классическом понимании.
  • По версии хорватского ресурса, Йосип Броз Тито умер еще в 1937 году, после чего его заменил советский шпион, который и руководил Югославией с 1945 года и вплоть до 1980 года.

Фортепиано как доказательство

Примечательно, что это не первая попытка портала Express переписать историю югославского маршала. В предыдущий раз их, по удивительному стечению обстоятельств, тоже вдохновили публикации ЦРУ.

В 2014 году американские спецслужбы рассекретили содержание донесения Марияна Джона Маркула, который еще в 1955 году явился в офис ЦРУ в Лос-Анджелесе, где поведал душещипательную историю о том, что Йосип Броз Тито — ненастоящий Тито. 

По версии Маркула, Югославией правил советский разведчик, так как настоящий Тито погиб в СССР еще в 1937 году. Свою версию он обосновывал тем, что в 20-е годы ему довелось встречаться с Тито в столице Франции. Когда же он встретился с маршалом в 1953 году в Загребе, то, по его версии, Тито не узнал в нем своего старого знакомого, что навело на предположения о подмене.

К тому же, в публикации Express говорится о том, что Маркул вспоминал, что Йосип Броз Тито еще до событий Второй мировой войны потерял средний и указательный палец на левой руке и был болен туберкулезом. В Загребе же перед доносчиком ЦРУ предстал абсолютно здоровый человек, который к тому же играл на фортепиано, за чем ранее не был замечен.

Невероятно, но конспирологические версии вокруг личности югославского лидера строили и серьезные аналитики.

Так, Агентство национальной безопасности США (National Security Agency, NSA) посвятило Тито целую публикацию, где подвергает сомнению тот факт, что сербохорватский был для него родным языком.

Это позволило американским аналитикам прийти к выводам, что маршала подменили поляком или русским.

При чем здесь Косово

Опровергать все изложенные хорватскими журналистами истории о прославленном югославском лидере довелось его внуку Йосипу Йошка Брозу, который констатировал, что это не первая попытка дискредитировать его деда.

«Все это детские сказки, распространяемые иностранными спецслужбами. Как и недавно появившийся приписываемый Тито призыв уничтожать сербов, датированный 1944 годом. Под этим документом якобы стоит подпись маршала Югославии, но тогда маршалом он еще и не был. Все это сфальсифицировано», — цитирует внука маршала Sputnik Serbia.

По словам Йосипа Йошка Броза, это очередная попытка вычеркнуть имя югославского лидера из истории и подвергнуть переоценке достижения маршала и его наследие.

«Кто, если не члены семьи, могут знать, что это один и тот же человек? Там написано, что его не стало в 1937 году и что его заменили другим человеком. Моя бабушка, уж поверьте, заметила бы это. И мой отец. Он родился в 1934-м», — пояснил внук Йосипа Броза Тито.

Вероятно, американские спецслужбы распространяют эту дезинформацию с целью посеять раздор на Балканах и в конце концов добиться признания статуса Косова.

«Их основная тактика — «разделяй и властвуй». Им важно держать под контролем политическую ситуацию в регионе. Они не в первый раз пытаются распространить какие-то безумные домыслы о Тито. Но все равно он до сих пор остается самой популярной личностью во всех республиках бывшей Югославии», — констатировал наследник маршала.

Источник: https://sputnik.by/politics/20180715/1036548568/yugoslaviej-vmesto-tito-pravil-dvojnik-i-sovetskij-shpion.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector