Каким был путеводитель для французов по москве в xix веке

Каким был путеводитель для французов по Москве в xix веке

Москва один из редких городов мира, вобравший в себя множество традиций, культур и национальностей. Плюньте тому в лицо, кто скажет «Вот опять понаехали». Москва именно этим и сильна, что сюда едут отовсюду, и каждый привносит свое. Мы продолжаем серию публикаций про иностранные места в Москве. На сайте уже появлялись публикации про Британию в Москве, Германию в Москве и США в Москве.
Сегодня очередь за Францией.

Итак, интересные истории и места Москвы, связанные с французами —>

Каким был путеводитель для французов по Москве в xix веке

Поклонную гору можно с уверенностью назвать одним из французских мест Москвы. Здесь Наполеон в 1812 г. ждал, когда ему все же принесут ключи от города, но так и не дождался.
Строго говоря, старую Поклонную гору, с которой Наполеон смотрел на Москву срыли еще в советское время, а нынешняя «новодел».

Каким был путеводитель для французов по Москве в xix веке Каким был путеводитель для французов по Москве в xix веке

Ныне в классическом здании у Петровских ворот располагается больница №24

Во время наполеоновской оккупации Москвы в этом доме расположился штаб Главного интенданта армии, находившийся при нём будущий французский писатель Стендаль (Мари-Анри Бейль) отозвался о здании:
«В Париже нет ни одного клуба, который мог бы с ним сравниться»
Здесь же Стендаль немного пограбил винный погреб.

Каким был путеводитель для французов по Москве в xix веке

Сейчас большая часть здания просто заброшена.

Каким был путеводитель для французов по Москве в xix веке

На месте этих домов у Никитских ворот был театр, который во время оккупации Москвы в 1812 году был переделан под французский. Постановки были богатыми, благо из самого Кремля были реквизированы царские одежды и серебряная посуда. Театр посещал и сам Наполеон.

В целом, тема пребывания французских войск в Москве довольно широкая и мы ее будем раскрывать отдельно в рамках специальной экскурсии.

Каким был путеводитель для французов по Москве в xix веке

В Александровском саду стоит уникальный в своем роде памятник: последний царский и первый революционный одновременно. Установлен он был в честь 300-летия дома Романовых (1913 г.), на нем были выбиты имена всех царей династии.

После революции и московских боев решено было не сносить царский памятник, а просто заменить имена царей на имена революционеров. Таким и дошел он до наших дней.

На монументе перечислен ряд французских мыслителей и революционеров, в том числе Сен-Симон, Вальян, Фурье, Жорес, Прудон.

Интересно, что изначально обелиск стоял примерно на месте могилы Неизвестного солдата, а затем в 1960-х его перенесли на нынешнее место.

Каким был путеводитель для французов по Москве в xix веке

Нынешний концертный зал Чайковского на Маяковской до революции выглядел так:

Каким был путеводитель для французов по Москве в xix веке

Здание принадлежало театру французского антрепренера Шарля Омона. Это был один из самых дорогих театров города, собиравший на представления весь цвет дореволюционной богемы. Находящий рядом развлекательный сад «Аквариум» также принадлежал Шарлю Омону. По выходным там играли оркестры и гуляла нарядная публика.

В 1930-х здание бывшего театра Омона привели к настоящему виду.

Каким был путеводитель для французов по Москве в xix веке

Московские бульвары есть ни что иное как заимствование из Франции.

Екатерина II (состояла, кстати, в переписке с Вольтером) в свое время посетила Москву и, увидев обшарпанную старую стену Белого города, выразила мнение, что Москве, мол, татаро-монгольские полчища уже давно не угрожают и сделали бы лучше себе вместо никому не нужной старой стены что-то типа французских boulevards.
Так слово и вошло в русский язык, а сами бульвары на месте стены разбили уже к началу XIX века. Первым бульваром Москвы стал Тверской бульвар.

И хоть много времени много прошло, да все равно до сих пор от стены остались в названиях площадей напоминания о проездах в стене — Петровские ворота, Никитские ворота и т.п.

За Белорусским вокзалом в начале XX столетия располагалась кинофабрика французов братьев Пате. Только за 1909-1913 гг. они выпустили около 50 игровых кинофильмов.

Снимались также и документальные фильмы. В последние годы особой популярностью пользовался размещенный в Интернете документальный очерк производства Братьев Пате, «Снегопад в Москве» 1908 г.

В 1913 г. братьям Пате удалось вовремя продать свой бизнес торговому дому «Тиман и Рейнгардт»

Интересно также, что кроме кинопроизводства фирма братьев Пате занималась производством переносной версии грамофона собственной конструкции. По производителю в русском языке эту версию так и назвали — патефон.

В здании театра «Школа современной пьесы» на Трубной площади во второй половине XIX века располагался известный на всю Москву ресторан Эрмитаж.
Шеф-поваром в нем был Люсьен Оливье, автор самого знаменитого салата, который во всем мире кроме как «русский салат» больше не называют.

Владимир Гиляровский в книге «Москва и москвичи» писал:

…Считалось особым шиком, когда обеды готовил повар-француз Оливье, еще тогда прославившийся изобретенным им «салатом Оливье», без которого обед не в обед и тайну которого не открывал.

Как ни старались гурманы, не выходило: то, да не то…
Дворянство так и хлынуло в новый французский ресторан, где, кроме общих зал и кабинетов, был белый колонный зал, в котором можно было заказывать такие же обеды, какие делал Оливье в особняках у вельмож.

На эти обеды также выписывались деликатесы из-за границы и лучшие вина с удостоверением, что этот коньяк из подвалов дворца Людовика XVI, и с надписью «Трианон»…
…Три француза вели все дело. Общий надзор — Оливье.

К избранным гостям — Мариус и в кухне парижская знаменитость — повар Дюге.
Кстати, автор салата, француз Оливье похоронен в Москве, на Введенском кладбище.

На улице Павла Андреева квартал занимают ФГУП Гознак и парфюмерная фабрика «Новая Заря»
До революции здесь располагалась парфюмерная фабрика Брокар и К.
В середине XIX века Анри Брокар (или как его здесь называли Генрих Афанасьевич Брокар) переехал в Россию и открыл производство мыла и парфюмерии.

Фирма сильно выросла за вторую половину XIX века, сыновья продолжили дело отца, но в 1917 году новые власти все национализировали и отдали под Гознак. Парфюмерная фабрика «Новая заря» разместилась на смежной территории.

  • Что интересно, популярные несколько десятилетий советские духи «Красная Москва» изначально были придуманы именно фирмой Брокар к 300-летию дома Романывых в 1913 г. и назывались «Любимый букет императрицы»

Самым большим конкурентом фирмы Брокар и К. была другая парфюмерная фирма французского происхождения — товарищество Ралле и К.

  1. В 1843 году на Вятской улице француз Альфонс Ралле открыл свою фабрику, которая тоже успешно просуществовала до революции и после национализации стала парфюмерной фабрикой «Свобода».
  2. Здесь нельзя не рассказать замечательную историю об одном работнике т-ва Ралле, Эрнесте Бо.

Он работал на фабрике Ралле и был парфюмером. С началом Первой Мировой ушел в армию. Служил на Кольском полуострове и сильно впечатлился местной природой. Как парфюмера, его особенно возхищала свежесть и аромат  северных озер и рек в лучах незаходящего солнца.

После революции он трудился на парфюмерном производстве в Грасе (Франция), где из нескольких вариантов изобретенных им духов Коко Шанель выбрала вариант №5. Так появились знаменитые Шанель №5.

Сам Эрнест Бо позже вспоминал о Кольском полуострове и говорил: “Этот характерный запах я сохранил в своей памяти, и после больших усилий и трудов мне удалось воссоздать его, хотя первые альдегиды были неустойчивы».

Между Милютинским переулком и Большой Лубянкой расположился французский костел Св.Людовика.

Французы стали массово переезжать в Россию и, в частности, в Москву после французской революции 1789 г.

В районе Лубянки жила одна из общин, которая еще в конце XVIII столетия построила себе небольшой храм на этом месте. к 1830-м гг. было построено нынешнее здание.

Интересно, что за все время, даже в советский период, церковь не закрывалась. Здесь и сейчас проходят службы на французском и собирается община.

s

Рядом с церковью в Милютинский переулок смотрит крупное краснокирпичное здание, построенное при церкви в 1890-х. В нем располагались мужское реальное училище и женская гимназия.

В советское время в реквизированном у церкви здании разместилась школа, а в 1997 г.

при участии тогдашнего президента Франции Жака Ширака открылся лицей Александра Дюма, где обучение ведется исключительно на французском.

И завершить хотелось бы ярким зданием на Якиманке, ныне принадлежащее посольству Франции. Это бывший дом купца Игумнова, переданный французской республике после революции.

Интерактивная карта с описанными точками:

View Франция в Москве in a larger map

P.S. мы подозреваем, что это далеко не полный список французских мест в Москве. Если вы знаете еще, то можно написать об этом в х ниже.

Источник: http://moscowwalks.ru/2011/05/25/france-in-moscow/

Прогулка по Москве французской (с историком Москвы)

+T —

Каким был путеводитель для французов по Москве в xix веке

С Францией Россию часто связывали (и связывают) любовные истории и союзы. Анненков и Полина Гебль, Сухово-Кобылин и Луиза Симон-Деманш, Тургенев и Полина Виардо.

 Полина Виардо, испанка по происхождению, певица и музыкант, была замужем за Луи Виардо, старшего её на 20 лет — «унылым, как ночной колпак»… Иван Сергеевич Тургенев будучи богатым наследником, мог позволить себе, в том числе и отношения, выходящие за рамки общепринятой морали.

Виардо и Тургенев не афишировали свои многолетние отношения, но де-факто, например, считается, что последний сын Полины Виардо — Поль был сыном Тургенева. Тургенев стал культурным триггером своего времени, занимался в том числе переводами, скончался в Париже. Адрес: Москва, Бобров пер., 6с1

Каким был путеводитель для французов по Москве в xix веке

Современное расположение Тургеневской библиотеки, на фото — часть палат 17 века. Адрес: Москва, Бобров пер., 6с1

Каким был путеводитель для французов по Москве в xix веке

На фото бывший храм святых апостолов Петра и Павла, во время войны сюда попала немецкая авиабомба, он был поврежден, а позже переделан в административное здание. После этого польский католический приход стал проводить свои службы во французском храме Святого Людовика, находящемся здесь же недалеко по Милютинскому переулку. Адрес: Милютинский переулок, 18А

Каким был путеводитель для французов по Москве в xix веке

Французский коледж им. Александра Дюма был открыт на территории прихода Храма Святого Людовика в середине 19 века.

Это произошло, когда мадам Детуш из рода Депре, католичка, решила уйти в монастырь и часть своего состояния передала церкви для постройки мужского училища, женское училище было открыто позже… Рассвет российско-французских отношений, как считается, приходится на период правления Жака Ширака, именно тогда и было открыто это здание, отреставрированное французским архитектором. На открытии присутствовал сам Президент Ширак. Адрес: Милютинский переулок, 7А.

Каким был путеводитель для французов по Москве в xix веке

Изначально здание Лицея было построено французским архитектором Оскаром Дидио, который работал в Москве, сохраняя при этом французское подданство. Кроме того, по его проектам в Москве было построено несколько промышленных фабрик — парфюмерная фабрика Ралле (а ныне фабрика Свобода), фабрика ситцевой мануфактуры А. Гюбнера и другие. Адрес: Милютинский переулок, 7А.

Читайте также:  Александр горчаков: дипломат, который смог удержать российскую империю в стороне от острых европейских конфликтов

Каким был путеводитель для французов по Москве в xix веке

Первый католический собор в Москве был открыт в 17 веке, в Лефортово. На фотографии — второй католический храм в городе, Святого Людовика (1790 год). Первое здание было скорее всего деревянным, настоящее здание — 19 века, архитектора Жилярди.

Открытие Храма носило в то время политические мотивы, поскольку во Франции происходили революционные погромы и Екатерина II, не одобрявшая всех этих процессов, разрешила строительство французской церкви. Московские французы были ярыми роялистами.

Адрес: улица Малая Лубянка, 12А.

Каким был путеводитель для французов по Москве в xix веке

Король Людовик жил в 13 веке, возглавил 7-й и 8-й крестовые походы, на стене он изображен в бело-голубых цветах, с желтыми лилиями, в цветах старого французского флага.

Храм был назван в честь короля Людовика, поскольку тот жил в период готического рассвета Франции, в период строительства красивейших соборов, в том числе Сен-Шапель.

 Это место в Москве было в 18 веке самым высоким в городе. Адрес: улица Малая Лубянка, 12А.

Каким был путеводитель для французов по Москве в xix веке

По пути. На фото вдалеке виднеется телефонная станция (первая её очередь), построенная в 1904 году, она отвечала всем новейшим требованиям своего времени. Адрес: Милютинский пер. д. 5.

Каким был путеводитель для французов по Москве в xix веке

Второе здание телефонной станции, построено в 1914 году. Здание и в настоящее время используется по назначению, принадлежит компании МТС. По краям арочного входа находятся скульптуры мужчины и женщины, разговаривающих по телефону. Адрес: Милютинский пер. д. 5.

Каким был путеводитель для французов по Москве в xix веке

«Благодаря» французам Москва практически полностью выгорела дважды. Первый раз, в 1611 году, чему поспособствовал Жак Маржарет, наёмник-француз, который переметнулся к противнику…(всей истории не воспроизведу), второй раз при Наполеоне… Адрес: Милютинский пер. д. 5.

На фотографии схема происходивших пожаров в Москве 1812 года, зеленым выделено то, что уцелело, остальные районы (80 процентов города) были уничтожены. Существует две версии, в соответствие с которыми целыми остались определенные районы города.

Согласно первой — армия Наполеона отстояла от огня те районы, где торговали их соотечественники, то есть Кузнецкий мост, Маросейку, Покровку… Согласно второй у Наполеона был близкий помощник и телохранитель, мамелюк Рустам Раза, по происхождению тот был армянин, поэтому поддерживал армянскую диаспору и соответственно было приказано отстоять те районы, где проживали и торговали московские армяне. Адрес: ул. Мясницкая.

На фото — губернаторский дом Федора Васильевича Ростопчина (губернаторским домом считалось тогда место, где жил сам губернатор). Само по себе здание принадлежало ранее Волконским…, теперь находится в ведении ФСБ, центральный дом — по прежнему на реконструкции.

 Будучи назначенным генерал-губернатором, Ростопчин проводил политику, направленную на ограничение влияния иностранцев и особенно французов на москвичей, грезивших всем французским.

В частности, он написал большое количество сатирических комедий и шарад, запретил говорить по-французски на Кузнецком мосту. Адрес: ул. Большая Лубянка дом 14.

Москва 1812 года была сдана Наполеону без боя, но при этом были проведены мероприятия по противодействию неприятелю, например, Ростопчин приказал уехать из города всем французам, а также было приказано вывести все средства пожаротушения из города (к чему бы это).

На крыльце губернаторского дома проводились многочисленные инструктажи, что и как делать, как себя вести с неприятелем. В итоге, подставив купеческого сына Верещагина, арестованного за распространение наполеоновских прокламаций — на него набросилась толпа — Ростопчин покидает Москву.

После появления Наполеона в городе, в Кремле была заложена бомба, затем запылал Гостиный двор, горел неделю, после чего пожары начали происходить в самых разных районах города… Наполеон занял город без боя, полный продовольствия и намерен был здесь перезимовать, поэтому судя по всему поджигать Москву ему было невыгодно.

Таким способом Фёдор Ростопчин (фамилия от слова растопник) победил французов огнем. Адрес: ул. Большая Лубянка дом 14.

После получения отставки, Ростопчин едет на лечение в Европу и оседает… в Париже. Его называли «Московский Нерон» и он не сильно-то возражал, но в конце концов пишет книгу, в которой «все валит на Наполеона…».

В Париже супруга Растопчина принимает католицизм, его дочь Софья выходит замуж за француза, становится Софьей де Сегюр — в последствии очень известной французской детской писательницей, произведения которой издаются и по сей день.

В 18-19 веке Кузнецкий мост был самым модным и «самым французским» местом в Москве, здесь располагались самые знаменитые рестораны, торговые пассажи и лавки того времени.

Именно поэтому в первой половине 19 века полицейские в качестве карательной меры заставляли провинившихся изящно одетых дам и кавалеров мести улицу.

Напротив этого дома, по адресу Кузнецкий мост, 16/5 работала французская модистка, продавец игральных карт и, как считается, агент Наполеона — Обер Шальме Мари-Роз. За умение вести дела, дороговизну услуг её прозвали Обер-Шельма, отсюда и пошло это слово. Адрес: улица Кузнецкий Мост, 16/5с1.

На этом месте держали свои магазины Агафон Фаберже и Генрих Брокар, предприниматель-парфюмер. Продав патент на изготовление концентрированных духов, Брокар открыл своё дело в Москве.

Считается, что его жена посоветовала ему продавать мыло и сделать ставку на нижние социальные группы, в итоге на копейках он сделал себе миллионное состояние. Его фабрика работает и процветает и поныне и называется «Новая Заря».

Брокару принадлежит известная фраза: «я вернусь во Францию, чтобы там умереть (как оно и произошло), но жить и работать я могу только в России, где больше простора для творчества такого художника, каков я…». Адрес: улица Петровка, 2 (ЦУМ).

На месте этого известного модными брендами дома на Петровке в 19 веке располагался дом Анненковых. Мать будущего декабриста была одной из самых богатых российских помещиц, его будущая супруга, француженка Полина Гебль работала модисткой на верхнем этаже дома, расположенного чуть выше по Кузнецкому мосту. Это был самый модный магазин-ателье того времени — Дюманси.

Немного позже в этом же доме француз Tranquille Yard откроет свой ресторан Яр (название образовано от его имени). После вынесения приговора, не будучи женой Анненкова, в положении, Полина Гебль поехала за ним на каторгу (попытавшись предварительно организовать его побег).

Там они обвенчались, Гебль быстро освоилась, выучила русский и в поселении стала душой компании. Они прожили вместе, сначала на каторге, затем на поселении в Чите, затем в Нижнем Новгороде и умерли … в один год.

 По этой истории Дюма написан роман «Учитель фехтования», который несмотря на его запрет Николаем I, был очень популярен в России, а в советское время по ней был снят фильм «Звезда пленительного счастья». Адрес: улица Петровка, 5 (Берлинский дом).

Источник: https://snob.ru/profile/30549/blog/127740

Москва «французская»

Влияние французов на Москву парадоксально: они сыграли огромную роль в ее формировании в конце XVIII века, сожгли город в пожаре 1812 года, а затем вновь воссоздали его в стиле ампир. Обойти всю «французскую» Москву невозможно, заглянем в несколько мест.

Каким был путеводитель для французов по Москве в xix веке Дом Пашкова на Моховой улице предположительно был построен архитектором Василием Баженовым, учившимся в Париже.

Никола Легран и Бульварное кольцо

Вскоре после вступления на трон в 1763 года императрица Екатерина II издала Указ «О сделании всем городам, их строению и улицам специальных планов», что означало составление для каждого города генерального плана застройка.

Составителем первого генплана Москвы стал парижский архитектор Никола Легран.

А могло ли быть по-другому в галантный век Просвещения, когда в России говорили и думали по-французски? Легран приехал в Москву 30-летним мастером и начал преподавать архитектуру в университете и ремесленной школе при Каменном приказе. Составленный им прожектированный план Москвы во многом изменил облик города.

Он включал строительство Водоотводного канала, а также создание Бульварного кольца на месте снесенных стен Белого города. Проложить бульвары при жизни архитектора не успели, их разбили уже к началу XIX века, первым стал Тверской.

Каким был путеводитель для французов по Москве в xix веке Тверской бульвар. 1825 год

Космодамианская наб., 26/55

Помимо разработки генплана Легран сам построил несколько зданий в Москве. Из них сохранилось две церкви и здание Кригскомиссариата. Кригскомиссариат — ведомство, занимавшееся вещевым довольствием в армии, учредил его еще Петр I.

Здание для ведомства по проекту Леграна было возведено в 1780 году и стало не только одним из самых ярких образцов классицизма, но и новаторской для Москвы постройкой. Дело в том, что до Леграна здания, построенные на набережных, были обращены главным фасадом не к реке.

Ведь на Москве — реке в то время располагались хозяйственные порты, и украшением города она не была. Но парижский архитектор знал, что за набережными будущее, а потому «развернул» Кригскомиссариат парадной частью к реке.

С момента постройки и до нашего времени здание принадлежит вооруженным силам.

Каким был путеводитель для французов по Москве в xix веке

Храм Успения на Могильцах

Большой Власьевский пер., 2/2

Еще один проект архитектора Леграна. Церковь мало похожа на православную, она представляет собой строение с двумя колокольнями, фланкирующими входной портал — по таким эскизам строят католические храмы. Название «на Могильцах» связывают с холмистой местностью, на которой была построена первая деревянная церковь XIV века.

Каким был путеводитель для французов по Москве в xix веке Храм Успения на Могильцах

Подмосковный Версаль

Такое название получила роскошная усадьба Кусково, сложившаяся в конце XVIII века при графе Петре Шереметеве. В то время мода на французские регулярные парки получила распространение не только во всей Европе, но и в российских загородных резиденциях.

Парк Кусково устроен по образу и подобию «версальского сада»: строгая симметрия планировки, прямые аллеи, цветники правильной формы, словно игрушечные беседки.

У французов для кусковской усадьбы граф позаимствовал не только устройство парка, но и проект главного дома. Королем архитектуры во Франции в то время был Шарль де Вайи, парижский академик, приверженец античности, автор проекта театра «Одеон» в Париже. Шереметев привез из Парижа проект усадебного дома де Вайи, который воплотил в жизнь архитектор Карл Бланк.

Каким был путеводитель для французов по Москве в xix веке

Святилище роскоши и моды

«А все Кузнецкий мост, и вечные французы/ Оттуда моды к нам, и авторы, и музы…», — писал Александр Грибоедов. С конца XVIII века Кузнецкий мост имел славу главной «французской» улицы столицы.

Обрусевшие французские купцы открывали здесь свои магазины, которые пользовались огромной популярностью у московских модников и модниц. В 1828 году здесь из 18 магазинов одежды только один был русский. Владельцы крупных магазинов лично выезжали в Париж за новейшими моделями по несколько раз в год.

Читайте также:  Какая валюта была популярна на руси до рубля

Улица Кузнецкий Мост стала называться «святилищем роскоши и моды». Этот статус она сохраняет до сих пор, правда, монополия французов давно утрачена.

Каким был путеводитель для французов по Москве в xix веке

Костел Св. Людовика

Малая Лубянка, 12/7 с. 8

Между Милютинским переулком и Большой Лубянкой находится французский костел Св. Людовика. Появление французского храма в районе Лубянки объясняется тем, что здесь долгое время проживала французская община.

Община появилась в 1763 году — после указа Екатерины II о привилегиях иностранцам. А массово французы стали переезжать в Россию после французской революции 1789 года. Когда в 1833 году закладывали католический храм на Малой Лубянке, в Москве не было ни одной иноверческой церкви.

Возможно, поэтому костел спроектирован без островерхих башенок и напоминает православный храм. Кстати, разрешение на постройку собора в центре города община долго не могла получить. Церковь Св. Людовика власти хотели выслать в немецкую слободу, но позже пошли на уступки.

В советское время костел не закрывался. И сегодня здесь проходят службы на французском.

Каким был путеводитель для французов по Москве в xix веке

Лицей Дюма

Милютинской пер. 7а

Кирпичное здание в Милютинском переулке принадлежит лицею Дюма, построенному в конце XIX века на деньги французских благотворителей мадам Детуш и купца Жана Виллуа. Интересно, что Виллуа пожертвовал деньги на школу для девочек, а мадам Детуш передала средства на строительство мужского реального училища.

В 1897–1899 года архитектор Дидио построил здание двух французских школ. Правая часть, более поздняя, — мужская; левая, построенная первой, — женская. Они объединены центральным входом в виде арочной ниши. После революции никакой французской школы здесь, конечно, не было. Строение использовалось для размещения советских институтов. Французскому посольству здание передали в 1997 году.

Сегодня в лицее Дюма учатся дети послов, экспатов и эмигрантов.

Каким был путеводитель для французов по Москве в xix веке

Посольская резиденция

Большая Якиманка, 43

Резиденция посла Французской республики расположилась в самом известном русскостильном особняке Москвы – доме Игумнова. С 1938 года здесь находилось посольство Франции, которое в 1979 году переехало в соседнее современное здание на Большой Якиманке. А в особняке Игумнова сейчас проходят дипломатические приемы и устраиваются праздники.

Источник: https://2go2city.ru/articles/moskva_francuzskaya

Французские достопримечательности в Москве — где найти символы Парижа в российской столице

Каким был путеводитель для французов по Москве в xix веке

ФОТО: Depositphotos

Среди скульптур Зураба Церетели, толпящихся во дворе Музея современного искусства (ММСИ, Петровка, 25), действительно «спрятан» настоящий кусочек Парижа. Больше того – это частица главного символа французской столицы, Эйфелевой башни. Изначально на «300-метровую башню», как называл ее Гюстав Эйфель, предполагалось взбираться пешком.

В 1980-х решено было установить лифты, а лестничные пролеты демонтировать. Большинство из 20 пролетов башни разошлись на аукционах за немалые суммы, два безвозмездно попали во французские музеи и один – в ММСИ. Москве достался пролет, соединявший второй и третий ярусы башни, высотой в 4,60 м.

Сейчас он заключен в стекло и выставлен на всеобщее обозрение.

Арка Гимара

Оказавшись на площади Европы, любой парижанин удивится: один из входов в подземку (станция «Киевская») оформлен точь-в-точь как многие станции метро в центре французской столицы. Витая арка в стиле арнуво с табличкой Metropolitain появилась рядом с Киевским вокзалом в январе 2007 года.

Это копия одной из работ Эктора Гимара, самого яркого представителя стиля ар-нуво во Франции. Именно Гимар в начале XX века занимался оформлением парижского метро. Арка была подарена нашей столице в знак сотрудничества между мэриями Парижа и Москвы.

И хотя ее создатели были уверены в удачном выборе места – всю красоту сразу и не разглядишь.

Каким был путеводитель для французов по Москве в xix веке

ФОТО: Depositphotos

Память о войне 1812-го

Отношения России и Франции не всегда были безоблачными, и войну с Наполеоном Москва помнит особенно хорошо. Один из главных памятников победе 1812 года – роскошная Триумфальная арка, призванная приветствовать возвращающихся из Европы воинов-победителей. Сначала арка была деревянной и находилась на площади Тверской заставы, рядом с нынешним Белорусским вокзалом.

Каменную на том же месте выстроили по проекту Осипа Бове: сооружение богато украсили скульптурами русских витязей и барельефами на тему избавления Москвы от «нашествия галлов». В 1936 году площадь решили расширять. Разобранную арку Бове отправили в запасники Музея архитектуры. Там памятник пролежал больше 30 лет, пока его не восстановили, теперь уже – у Поклонной горы.

По соседству с аркой – музей-панорама «Бородинская битва», знаменитое гигантским (115 м в окружности, 15 – в высоту) батальным полотном. Сюжет – драматический момент сражения: французы штурмуют село Семеновское. Полотно это написал Франц Рубо, сын обрусевшего французского коммерсанта, к тому времени известный живописец-баталист, по заказу Николая II в 1912 году, к столетию войны.

До 1918-го полотно показывали в деревянном павильоне на Чистых прудах, после – 40 с лишним лет, свернутое в рулон, оно хранилось в разных местах, для сбережения живописных произведений мало годных. На реставрации почти загубленной картины настоял Сталин, а новое здание близ Кутузовского решил возвести Хрущев.

Еще одна реставрация, пожар, новое восстановление – такой, какой мы ее знаем сейчас, Бородинская панорама стала только к 1995 году.

Храм Святого Людовика

История католического храма имени французского короля Людовика IX Святого на Малой Лубянке начинается в конце XVIII века. Сначала жившие в Москве французы выстроили тут деревянную церковь, а через полвека был освящен и каменный храм. До наших дней сохранилось здание 1830-х годов с шестью колоннами и двумя небольшими колокольнями, возведенное по проекту Доменико Жилярди.

После революции 1917 года храм не раз разоряли, но он продолжал работать, долгое время оставаясь единственным католическим приходом в столице. – прямо по соседству, – с всесильным КГБ. Храм стоит бок о бок с лицеем Александра Дюма, но числится по Малой Лубянке, 12А. Кстати, здесь проходят службы на французском, плюс – на латыни, русском, итальянском и даже вьетнамском языках.

Каким был путеводитель для французов по Москве в xix веке

Памятник Ле Корбюзье

Монумент знаменитого французского архитектора-новатора открыли в Москве в 2015 году.

Скульптура, изображающая задумавшегося над чертежами будущих построек Ле Корбюзье, установлена рядом с другим памятником, архитектурным, – зданием Центросоюза (ныне – Росстат) на Мясницкой улице.

Выстроенный к середине 1930-х Центросоюз стал единственным московским проектом Ле Корбюзье – и одним из самых интересных зданий для истории мировой архитектуры.

«Собранный» из корпусов со сплошным остеклением, облицованный фиолетово-розовым артикским туфом шедевр архитектуры модернизма стал одним из первых московских специально выстроенных офисных зданий. «2500 служащих обеспечены всеми необходимыми условиями комфорта, большим центральным холлом, столовой, залом собраний», – Ле Корбюзье воплотил здесь свои мысли об архитектуре будущего.

Парижская школа чая в Palais des Thés

Гурманы и почитатели ритуалов во всем, что касается происходящего за столом, французы подходят к выбору чая так же серьезно, как к выбору вина. Парижская чайная школа – это отношение к чаю как к изысканному деликатесу, требующему соблюдения культуры его употребления.

Чайные сомелье, разбирающиеся в оттенках вкуса и аромата чая, подбирают свой сорт к определенному блюду и к определенному случаю, к сезону, погоде и даже ко времени суток.

Узнать все тонкости выбора и дегустации чая и приобрести сорта по душе москвичи теперь могут в Парижском доме чая на Покровке, 4, стр. 1.

Тут в марте 2017-го открылся первый в России чайный бутик известной французской сети Palais des Thés, основанной в 1987 году экспертом и одним из лучших чайных сомелье Франсуа-Ксавье Дельмасом. В ассортименте – коллекция более чем из 250 сортов элитного чая из разных регионов мира.

Путешествуя по всему свету в поисках лучших плантаций, эксперты бутика выбирают сорта и контролируют процесс производства чая на всех его этапах. Авторские купажи – предмет особой гордости.

В основе купажа – крупнолистовой плантационный чай, характерность достигается за счет игры нот натуральных компонентов – фруктов, лепестков и бутонов цветов, элитных эфирных масел.

Каким был путеводитель для французов по Москве в xix веке

ФОТО: Palais des Thés

Лиможский фарфор

Посуда королей, предмет охоты коллекционеров и объект многочисленных подделок, уникальный фарфор прославил небольшой городок Лимож на юго-западе Франции на весь мир. В конце XVIII века там нашли месторождение каолина, вскоре названного «белым золотом»: добавление его в фарфор придавало изделиям необычайную белизну и особую прочность.

Лиможский фарфор пленил сначала Францию, затем – Европу и другие континенты также изысканностью форм, росписи и декора. Сегодня, как и десятилетия назад, Лимож – главная «фарфоровая» область Франции, а мануфактура Deshouliéres – одно из старейших предприятий по производству знаменитого фарфора (основано в 1826 году).

Экологически чистый лиможский фарфор, который не тускнеет со временем, производится только из природного сырья без добавления химических компонентов. Фарфор Deshouliéres распространяется под двумя брендами – рассчитанным на люксовый сегмент Deshouliéres и более демократичным Apilco.

Изделия обеих марок можно найти в Москве на Ленинском проспекте: не так давно тут открылся флагманский бутик фирмы.

Бутик Сержа Лютанса

Каким был путеводитель для французов по Москве в xix веке

Пирожные макарон

«Двухэтажные» макарон, разноцветные тающие во рту круглые печенья, склеенные сладкой начинкой, сегодня – «международно известное» лакомство. Классические же макарон изобретены в 1930 году в Париже.

Их создателем стал Пьер Дефонтен, внук Луи Эрнеста Ладуре, основателя одного из старейших кондитерских домов Франции. Новация Дефонтена состояла в добавлении к давно известным миндальным безе слоя из шоколадного крема «ганаш».

Именно став «двухэтажными», разноцветные макарон получили известность как один из символов Франции, сделав и Ladurée мировым брендом. Кондитерские Ladurée открыты и в Москве: в ГУМе и на Малой Бронной.

Каким был путеводитель для французов по Москве в xix веке

ФОТО: Гранд Эклер

Классические эклеры

По популярности с макарон может соперничать только одно пирожное родом из Франции – конечно, речь об эклере. В переводе éclair означает «молния, вспышка» – по легенде, название дано из-за зеркального блеска помадки, которой покрывают эклеры.

В России этот десерт появился в начале XIX века во время правления императора Александра I, сделавшись лакомством изысканным и весьма редким.

Читайте также:  Почему церковь не разрешает пить алкоголь на поминках

Прошлый век дал эклеру народную любовь и популярность (купить его можно было в любой столовой или гастрономе), вместе с тем и рецепт упрощался, и прежнего отношения к изысканному лакомству уже не стало.

Сейчас эклеры переживают, можно сказать, ренессанс – в том числе и среди московских гурманов. Разные виды эклеров, выпеченных по классической рецептуре, плюс «лимитированные коллекции» пирожных – специализация кондитерской «Гранд эклер» на Большой Якиманке, 15.

О самых интересных выставках, концертах, аукционах и других значимых событиях из мира искусства читайте в MY WAY.

Источник: http://www.mywaymag.ru/lifestyle/frantsuzskie-dostoprimechatelnosti-v-moskve/

8 французских мест в Москве — ParkSeason

ООО ПаркСизн Рус 107140, г. Москва, 1-й Красносельский переулок, д. 3 +7 (495) 748‑93-34 Каким был путеводитель для французов по Москве в xix веке

Каким был путеводитель для французов по Москве в xix веке

20 марта 2017 Инна Ильинова 
Ульяна Климова

Редакция ParkSeason разработала специальный маршрут для тех, кто соскучился по французскому духу, архитектуре и маленьким бистро с круассанами.

Предлагаем запастись свободным днем и набраться сил: хоть локальная Франция и не выходит за пределы Садового, одолеть 12 километров пешком согласится не каждый.

Итак, начать предлагаем с живописного здания кригскомиссариата на Космодамианской набережной. 

По легендам, в XVII и XVIII веках здесь находилась усадьба Бирона – фаворита императрицы Анны Иоанновны. Потом здание передали военному ведомству. В конце XVIII века на месте прежней усадьбы построили новую: уже по проектам французского архитектора Николы Леграна. Он работал в Москве при Отделении комиссии о каменном строении.

Благодаря его задумке, здание кригскомиссариата имеет такое выраженное сходство с французскими домами в духе раннего классицизма. На протяжении всего его существования здесь помещали военные ведомства. Кригскомиссариат имеет вид каре, незамкнутого с одной стороны.

Фасад украсили шестиколонным дорическим портиком с изображением воинской арматуры.

Прогулявшись немного в сторону центра по набережной и завернув налево от Большого Устьинского моста, отправляемся в сторону Большой Якиманки. Здесь мы предлагаем сесть на трамвай и доехать до Вишняковского переулка, откуда узкими улочками через Полянку можно выйти к следующей точке нашего маршрута – посольству Франции.

Цель: дом купца Игумнова, где сейчас устроили посольскую резиденцию. Здание построено в конце XIX века, а хозяином его считался совладелец Ярославской Большой мануфактуры Николай Васильевич Игумнов. Для разработки проектов был привлечен главный архитектор Ярославля Николай Поздеев.

Он понравился купцу тем, что совмещал в своих эскизах «русский» стиль и стиль «Людовика XV». В результате перед нашими глазами предстает особняк в «псевдорусском» виде: с пышными и нарядными колоннами, фресками и керамическими вставками – в экстерьере, и французским шиком – в интерьере.

После революции здесь размещались в основном медицинские институты, а в 1938 году особняк передали во владения французского посольства.

От Большой Якиманки спускаемся вниз к Крымскому мосту. Добираемся до Пречистенской набережной (не перепутайте с улицей Пречистенка!) и прогуливаемся в сторону центра до дома №29. Здесь еще одно здание с необычной историей: особняк мецената Цветкова.

Этот дом – почти ровесник предыдущего особняка Игумнова. Его построили в самом конце XIX века: причем проектами и планировкой занимался сам Цветков. Его коллекция картин перестала умещаться в доме на Арбате, поэтому срочно пришлось искать для них новое пристанище.

Реализацией проектов Цветкова занимался Виктор Васнецов. За два года на набережной выросла галерея в «русском» стиле. Здесь хранились картины К. Брюллова, И. Левитана, И. Репина, В. Васнецова, В. Поленова.

В 1940-е годы особняк был передан во владение французскому генералу авиаполка «Нормандия — Неман» Эрнесту Пети. Мемориальная доска с именами 42 летчиков, погибших в Советском союзе во времена войны, до сих пор висит на фасаде.

С середины прошлого века особняк продолжает принадлежать французским военным послам, а в настоящее время здесь проживает атташе.

От Пречистенской набережной переулками можно добраться до храма Успения на Могильцах. Церковь выглядит не типично для общего архитектурного ландшафта Москвы: она строилась по проектам уже упоминавшегося мастера Николы Леграна. Храм представляет собой редкое для православного образца строение с двумя колокольнями, фланкирующими входной портал — по таким эскизам строят католические церкви.

Следующей точкой маршрута становится известный дом Пашкова на Моховой улице: к нему можно выйти через Гоголевский бульвар и Волхонку.

Особняк (по легендам) строился архитектором Николаем Баженовым — он же много лет считался ближайшим соратником Леграна, о котором мы уже рассказывали. Дом несколько раз перестраивался — после пожара 1812 года и революции 1917 года.

Здание имеет вид буквы «П», находится на возвышении и напоминает замок. Построенный в конце XVIII века дом Пашкова считается одним из наиболее ярких примеров архитектурного классицизма в Москве.

    До следующего пункта — Милютинского переулка — можно дойти пешком или доехать две остановки на метро от дома Пашкова на станции «Библиотека имени Ленина». Эту улицу, пожалуй, можно назвать французским кварталом.

    Тем, кто уже утомился после продолжительной прогулки, советуем заглянуть в бистро «Le Provos» — оно находится в самом начале переулка. Здесь можно вкусно перекусить: гостям подают традиционный французский луковый суп, бавет и фирменный тартар из говядины.

    Тем, кто успеет прийти до 14:00, предлагают позавтракать крок-месье или багетом с маслом.

    Чуть подальше по Милютинскому переулку стоит кирпичный бастион лицея Дюма. Само здание выглядит крайне внушительно и совсем не характерно для Москвы, да и школьники, которых здесь можно встретить, вряд ли говорят по-русски.

    В лицее Дюма учатся дети послов, экспатов и эмигрантов. Здание построили в конце XIX века, причем школа делилась на два корпуса — для мальчиков и девочек.

    После революции строение использовалось для размещения советских институтов, но в 1997 году школу вернули французскому посольству.

    Напротив лицея — католический храм святого Людовика. Его история начинается аж с 1791 года, когда по просьбе французов, живущих в Москве, с разрешения императрицы Екатерины II была построена церковь для прихожан-католиков.

    Это здание тоже относят к классицизму: трехнефная базилика оформлена колоннадой и небольшими колокольнями. В советские времена костел Людовика был одним из двух католических храмов, открытых на всей территории РСФСР.

    Сейчас здесь ведутся службы на французском, английском и русских языках.

      Редакция ParkSeason спросила у одного из французов, живущих в Москве, где, по его мнению, можно найти «маленький Прованс». Ян Авриль живет в России уже несколько лет: сначала он закончил магистратуру юридического факультета МГУ, а потом остался в России и увлекся фотографией. Во Франции он бывает довольно часто: иногда по работе, но чаще летает к семье. 

       «Французы часто переезжают в Россию для того, чтобы заниматься бизнесом: здесь проще вести дела. Тем не менее, не могу сказать, что в Москве образовался основательный «анклав». Самым «французским» районом назову, пожалуй, Лубянку и Кузнецкий мост.

      В Милютинском переулке я практически всегда могу встретить соотечественников, а в центре постоянно сталкиваюсь с туристами. Многие из французов, живущих в Москве уже долгое время, встречаются в ресторане «Нормандия-Неман» в Благовещенском переулке.

      Здесь довольно много заведений, позиционирующих себя как «французские». К сожалению, воспроизвести дух приличных парижских кафе довольно сложно: для этого заведение должны открывать эмигранты или экспаты.

      Даже хорошо знакомому с французской культурой человеку почти не под силу передать нужную и правильную атмосферу. Тем не менее, мы с французскими друзьями часто собираемся в Le Provos — там вкусно кормят и варят достойный сыр». 

      Источник: https://ParkSeason.ru/articles/8-francyzskix-mest-v-moskve/

      Каким был путеводитель для французов по Москве в XIX веке

      «Guide du voyageur a Moscou» (XIX век) — «Путеводитель по Москве» — советы и впечатления для французов, собирающихся в Россию. Тяжело назвать этот труд простым путеводителем. Скорее, это книга.

      Ведь помимо мест, куда нужно сходить, одежды, которую нужно взять с собой, и опасностей, которые подстерегают туриста, автор пишет о русской истории, литературе, культуре. Пишет не по слухам, а по «ознакомлению».

      Удивляет, что французский путешественник знает Богдановича, Новикова и Сумарокова. Знают ли сегодняшние путешественники современных российских писателей?

      Те факты о России, которые другие путешественники описывали с гримасой ужаса на лице, автор путеводителя дает лишь с легкой иронией:

      — «Бюджет путешествия в Россию — это то, что совершенно невозможно рассчитать… Как дело пойдет». -«В отелях и ресторанах преобладает смесь французской кухни с русской». -«Цену на пролетки точно назвать не возможно. Она колеблется от прихоти извозчика».

      С юмором автор подходит и к разговорнику для путешественника в Россию. Вот те немногие слова, которые обязательно надо знать: хватит, таки, трактир, прачка, буланже, кофе, рубашка, поле, мол, страх, ложка, торопиться, право, чернила, повышение, французский, лед, дым, величие, сельдь, невозможно, хандрить, монотонный, шинель, молиться. На лицо, «смесь французского с нижегородским».

      В отличие от привычных нам путеводителей, здесь можно встретить живой язык и личные рекомендации. Так, «нашего» автора больше всего впечатлило празднование Пасхи:

      «В ночь с субботы на воскресенье облик города полностью меняется. Везде горят огни. Кремль восхищает гирляндами и огромной толпой, стекающейся сюда, чтобы послушать ночное богослужение. Все делается с необычайной пышностью. Невозможно передать, что испытывает человек, когда, вдруг, в полночь звонят все колокола. И на город обрушивается «бронзовый шторм».

      Видимо, Россия, действительно, впечатлила автора книги. Так, он советует ехать в нашу страну непременно летом или зимой.

      Во-первых, весной, когда наступает «ottepel», или осенью, когда идут дожди, сложно передвигаться, а, во-вторых, зимой и летом «пейзажи той страны наиболее красноречивы».

      Автор советует посетить не только Москву, но проехаться по стране с севера на юг, чтобы полюбоваться на простых людей, чьи лица «чудесно красивы и представляют собой разнообразие типов от светлых славян и финнов до темных татар и казаков».

      В самой же Москве можно видеть не только «диковинные нравы», но и «диковинную архитектуру» и «прекрасное искусство, лучшие образцы которого порой превосходят всякие европейские достижения».

      Книга рекомендует посетить Большой театр, по праву считающийся «одним из лучших в Европе», а также Малый, но только в том случае, «если достойно владеете русским языком».

      Обязательна к посещению Третьяковская галерея, без которой «России вы не узнаете».

      В завершение автор составил свой список «лучших» мест города, которые нужно посетить за 6 дней:

      1-й день. Посетите Кремль (Царь-пушка, Колокольня Ивана Великого) и Оружейную Палату («редкие сокровища»).

      2-й день. Церковь Василия Блаженного. Кремлевский дворец. Ризница. Экскурсия платная (лучший экскурсовод — Петровский). 3-й день. Румянцевский музей. Спасский собор. Воробьевы горы.

      4-й день. Памятник Минину и Пожарскому. Политехнический музей. Сухарева башня. Бульвары. Большой Театр.

      5-й день. Третьяковская галерея. Театр.

      6-й день. Экскурсия в Троице-Сергиеву Лавру.

      Прошло больше века с написания этого путеводителя. Что-то осталось в прошлом. В чем-то «мы» не изменились. Жаль только, что писателей, путешественников (людей), видящих не только «пороки и недостатки», а замечающих «величие и неповторимость» остается все меньше.

      Источник: https://travel.rambler.ru/other/42604735-kakim-byl-putevoditel-dlya-frantsuzov-po-moskve-v-xix-veke/

      Ссылка на основную публикацию
      Adblock
      detector