«куликовской битвы не было»: что говорят ученые

Кто, где и как на самом деле сражался в знаменитой битве – у современных историков больше вопросов, чем ответов

Школьная программа гласила: Куликовская битва произошла в 1380 году и положила начало восстановлению единой Руси и свержению ига Золотой Орды.

Русские войска вел в бой московский князь Дмитрий Иванович, прозванный впоследствии Донским, ордынские – беклярбек (что-то вроде премьер-министра) Мамай.

Поле битвы, расположенное в нынешней Тульской области, было огромным, в самом сражении принимали участие сотни тысяч воинов с обеих сторон.

Но правдивы ли на самом деле сведения о сражении, которое до сих пор изучают на уроках истории? В последние годы все больше исследователей ставят под сомнение, казалось бы, непреложные истины. И поводы для этого есть.

Археологические исследования

Обычно историки сопоставляют несколько источников, например, результаты археологических раскопок и летописные сведения. Таким же путем пошли исследователи Куликовской битвы.

«Куликовской битвы не было»: что говорят ученые«Куликовская битва». Адольф Ивон, 1859. wikimedia.org

Начиная с XIX века, российские археологи ведут раскопки на предполагаемом месте сражения. Первым исследователем был помещик Степан Нечаев. Стоит ли говорить о том, что отыскать доказательства страшной сечи ему не удалось. Лишь в 2006 году группа археологов обнаружила место предполагаемого захоронения.

Тогда ученые определили высокое содержание органики в почве, но самих костей не нашли. Археологи объяснили отсутствие останков тем, что тела закапывались неглубоко, в чернозем, который попросту все растворил. Но где же в таком случае наконечники стрел или фрагменты доспехов?

Ладно, доспехи можно было снять, а стрелы вынуть из тел. И то, и другое ценилось высоко, а многие воины вообще помечали свои стрелы. Если им удавалось выжить, любым путем старались вернуть их себе. Но где же нательные кресты, без которых ни один воин не вышел бы на поле боя? Украсть их точно не могли – это считалось ужасным грехом.

Летописные источники

Единственными летописными источниками, по которым мы можем судить о великом сражении, являются литературные памятники Куликовского цикла. При этом даты создания произведений точно не установлены. «Задонщина» могла увидеть свет даже в конце XV века, то есть лет через сто после битвы. «Сказание о Мамаевом побоище» считается литературным памятником XV века, более точных сведений нет.

Историки считают, что все произведения, дошедшие из глубины веков и посвященные великому сражению, на самом деле всего лишь вымысел. При прочтении повестей Куликовского цикла возникает вопрос: как в них могут быть описаны мелкие детали, известные только самим участникам сражения, с такой точностью?

Произведения Куликовского цикла содержат много противоречивых сведений. В них то и дело появляются новые и новые персонажи, жившие гораздо позже событий, описываемых авторами. В повестях цикла постоянно увеличивается количество павших воинов. Например, в «Синопсисе», который был написан в 1674 году, их более 250 тысяч.

Исследователи пришли к выводу, что такие детали, как расположение войск, молитва Мамая и описания поединков, заимствованы из других источников. Просто летописцы разбавили сказание своими домыслами.

«Куликовской битвы не было»: что говорят ученыеПочтовая марка России из серии «Великие князья». Дмитрий Донской, 1995 год. wikimedia.org

Реальное количество воинов

Историки и археологи, сопоставляя факты исследований, приходят в недоумение. Ведь в сражении, согласно историческим сведениям, принимали участие сотни тысяч воинов. Большая часть из них, по всей вероятности, должна была покоиться на месте сражения.

Вполне возможно, что тела погибших воинов, которых посылали на помощь легендарному князю Дмитрию Донскому, забрали с места сражения и предали земле. Существует версия, что в то время над захоронениями защитников возводились часовни и церкви. Но реального подтверждения этому нет.

Конечно, со времен восстановления Руси и до начала исследований сражения на Куликовом поле прошло несколько столетий. Тела могли полностью истлеть, как уверяют некоторые историки. Но это маловероятно. Скорее всего, павших воинов действительно забирали с места сражения (но куда?), или их там попросту не было.

В своих трудах историки приводят цифры, которые, вероятно, они считают близкими к реальности.

Николай Карамзин, который и ввел в оборот название «Куликовская битва», к примеру, пишет, что воинов было около 150 тысяч. «История Российская» Василия Татищева говорит нам уже о 400 тысячах, в два раза меньше находим у Михаила Щербатова.

«Куликовской битвы не было»: что говорят ученыеМиниатюра из рукописи «Сказание о Мамаевом побоище», XVII век. wikipedia.org

Советские историки придерживались более скромного мнения. Они считали, что численность войска не превышала 100 тысяч душ. Действительно, такое количество воинов и определяет масштабность битвы. Все бы ничего, если бы не несколько «но».

В те далекие времена войско в 500 человек уже считалось достаточно большим. А если учесть теорию, что Мамай нанял около 100 тысяч воинов, то о достоверности фактов Куликовской битвы говорить не приходится.

В те времена беклярбек мог рассчитывать разве что на 300-500 человек. Такая же история с войском Донского. Очень слабо верится, что московское войско исчислялось сотнями тысяч, для XIV века такое количество – просто фантастика. А в той же «Задонщине» утверждают о 300 тысячах воинов, как московских, так и татарских.

Личность Дмитрия Донского

Главный герой Куликовской битвы был причислен к лику святых лишь в 1988 году. Странно, что это произошло спустя много веков после его смерти.

Но церковь не спешила приписывать Дмитрия Донского к святым по той причине, что он противостоял законному, в глазах церкви, царю и вмешался в назначение митрополитов.

Какой бы парадоксальной ни была эта ситуация, но на то время в понимании праведников Дмитрия никак нельзя было считать святым.

«Куликовской битвы не было»: что говорят ученыеНовоскольцев А. Н. «Преподобный Сергий благословляет Дмитрия на борьбу с Мамаем». wikimedia.org

Повести Куликовского цикла описывают, что во время сражения свою одежду Дмитрий велел надеть приближенному боярину Бреноку, а сам переоделся в его доспехи. Судя по всему, Дмитрий не хотел привлекать к себе внимания в гуще схватки.

Но в те времена такое поведение полководца посчитали бы как минимум трусостью. Ведь любой воин противника знал, что полководца врагов нужно убить в первую очередь. Получается, что Дмитрий подставил боярина, а сам пытался потеряться в толпе, надеясь, что его просто не узнают? Ведь не участвовать в сражении князь не мог.

В то время дружина могла вовсе отказаться вступить в бой, если князь не вышел на поле. Вот только написаны повести Куликовского цикла были немного позже, при правлении Ивана Грозного, который никогда не сражался вместе с воинами. Поэтому читатели XVI века могли и не знать, что поступок Донского был отнюдь не героический.

В настоящее время многие факты о битве остаются предметом жарких дискуссий. В частности, разными исследователями высказаны предположения, что битва состоялась не между Доном и Непрядвой, а у истоков Непрядвы на Воловом озере, расположенном в той же Тульской области.

С обеих сторон принимало участие не более, чем по 5-10 тысяч человек, причем это были профессиональные всадники. А битва якобы длилась не несколько часов, а около получаса. И происходило это все на гораздо более скромной по размерам площади, чем повествуют летописи.

Скорее всего, правда о битве находится посередине между реальными событиями и красивой легендой. Но если бы великий князь Дмитрий не вывел на нее войско, кто знает, какой бы стала наша история?

Источник: https://www.eg.ru/society/509514/

«Куликовская битва была, просто ее масштабы и значение сильно раздуты»

Искандер Измайлов уверен, что праздник 21 сентября — День воинской славы России — не способствует формированию единства народов страны

Сегодня отмечается очередная дата со дня битвы на Куликовом поле в 1380 году. С середины 90-х это один из Дней воинской славы России. Между тем доктор исторических наук, профессор, завотделом средневековой археологии института археологии АН РТ Искандер Измайлов отмечает, что военно-политическое значение этого события ничтожно. «БИЗНЕС Online» записал монолог именитого историка.

«Куликовской битвы не было»: что говорят ученые Искандер Измайлов: «Хотя Куликовская битва играет для российского самосознания большую роль, его военно-политическое значение, конечно, ничтожно» «БИЗНЕС Online»

Сегодня в России отмечается 639-я годовщина со дня битвы на Куликовом поле, или Мамаево побоище. С 1995 года эта дата отмечается в нашей стране как День воинской славы. Между тем в российской историографии Куликовская битва приобрела неоправданно большое значение.

Поскольку вся историография Российского государства — летописание, а позже труды Николая Карамзина и Сергея Соловьева — были построены на противостоянии нарождающегося Московского государства с различными татарскими государствами, то Куликовская битва стала отправной точкой для становления собственно российского самосознания и российской государственности.

Понятно, что тогда, когда происходило становление российского национального государства, той империи, это было в какой-то степени оправдано.

Но в то время, когда формировалась уже советская, сталинская историография, неоимперские мифы получили свое второе рождение и стали определяющими для этой самой советской историографии.

И с тех пор эти труды заполнены борьбой между Москвой и татарскими ханствами, освобождением от ордынского ига и т. д..

Надо сказать, что, хотя во всех учебниках и вообще везде говорится, что Куликовская битва стала последней точкой падения ордынского ига, на самом деле это было довольно рядовое военно-историческое событие, которое не привело к какому падению чего-либо. Более того, буквально через два года — в 1382 году — хан Тохмтамыш сжег Москву, захватил ее и принудил московских великих князей платить все так же дань Ордынскому государству.

  • Хотя Куликовская битва играет для российского самосознания большую роль, ее военно-политическое значение, конечно, ничтожно.
  • «Куликовской битвы не было»: что говорят ученые «Куликовская битва — это всего лишь одно из рядовых событий богатой военно-политической истории государственных взаимоотношений Москвы и Улуса Джучи» Николай Никитин/Фотохроника ТАСС
  • «ЕСЛИ СТАВИТСЯ ЗАДАЧА СФОРМИРОВАТЬ ЕДИНСТВО, ТО, КОНЕЧНО ЖЕ, ЭТА ДАТА НЕ НУЖНА»

Но как относиться к этому событию в свете современных тенденций? Здесь надо исходить из двух факторов: если российское государство намерено создать единство народов РФ, показать, что Россия — это общий дом для всех его народов, и что наша история — это общая история всех народов, то, конечно, такое событие страну не украшает. Тем более что Куликовская битва — это всего лишь одно из рядовых событий богатой военно-политической истории государственных взаимоотношений Москвы и Улуса Джучи. Если ставится задача сформировать единство, то, конечно же, эта дата не нужна.

Если же цель — посеять рознь между народами России, заложить уже в учебниках, в самосознание людям мысль об ущербности одних и приоритете других, то это, конечно, совсем другая история.

И мы здесь, как казанские историки, конечно, не можем быть безучастными.

То есть на эти аргументы у нас есть совершенно другие исторические факты, которые свидетельствуют о том, что никаким поворотным моментом в истории московско-ордынских отношений Куликовская битва не была.

Читайте также:  «духовное обрезание»: что означает это в православии

И я всегда об этом говорю, еще раз повторю и буду повторять всегда: если мы хотим, чтобы у нас было общее будущее, нам надо иметь общее прошлое. И в этом общем прошлом нет места для педалирования таких кровавых столкновений, распрей, а нужно, наоборот, подчеркивать культурно-историческое единство народов России.

«Куликовской битвы не было»: что говорят ученые «То, что депутаты Государственной Думы России перенесли рассмотрение законопроекта о принятии памятной даты «Стояние на реке Угре» на неопределенный срок, я считаю очень положительным моментом»  duma.gov.ru

Некоторые историки утверждают, что битвы на Куликовом поле и вовсе не было. Не нужно предаваться самообману. Впрочем, есть, в том числе и в Казани, такие историки. Это псевдоисторические штудии, разумеется. Весь комплекс материалов — и исторических, и археологических — свидетельствует, что битва была.

Просто ее масштабы и значение, конечно, сильно раздуты. Достаточно одного факта: Карамзин пишет, что с обеих сторон сражались более 100 тыс. воинов, и во многих учебниках приводятся такие же цифры. Но, если бы 100 тыс. человек встало, они бы там стояли, как солдаты в строю на Кремлевском параде.

То есть там не было бы места даже развернуться.

В действительности там имело место столкновение дружин Великого князя Московского и сильной армии Мамая, который действовал от имени одного из золотоордынских ханов. И, скорее всего, с обеих сторон там действовали не больше 3–5 тыс. человек. Это сражение было незначительным, поэтому и не было зафиксировано в целом ряде других источников.

«У НАС УЖЕ ЕСТЬ ИСТОРИЧЕСКИЕ ДАТЫ, СПОСОБНЫЕ ОБЪЕДИНИТЬ ВСЕ НАРОДЫ РОССИИ»

То, что депутаты Государственной Думы России перенесли рассмотрение законопроекта о принятии памятной даты «Стояние на реке Угре» на неопределенный срок, я считаю очень положительным моментом, который показывает, что в российском интеллектуальном и политическом сообществе, в кругах настоящих государственных деятелей страны есть понимание, что единство народов РФ гораздо важнее, чем какие-то даты ее бурной исторической судьбы.

И в академическом сообществе перенос рассмотрения этой даты видится в большинстве своем очень положительно. И мы надеемся, что рассмотрение данной инициативы никогда не будет возобновлено, а будет похоронено: все, что сеет рознь между народами России, положительно действует на врагов нашей страны и отрицательно на тех, кто хочет процветания и единства нашего государства.

«Куликовской битвы не было»: что говорят ученые «У нас уже есть исторические даты, способные объединить все народы России. Это День Победы во Второй мировой войне» «БИЗНЕС Online»

У нас уже есть исторические даты, способные объединить все народы России. Это День Победы во Второй мировой войне. Я считаю, что 9 Мая — это тот праздник, который объединяет все народы РФ, и даже шире.

Никакой другой даты, которая действительно бы объединяла, я, собственно, не вижу. Это действительно праздник со слезами на глазах, это великий праздник Победы, и он должен таким оставаться.

Тут альтернатив не должно быть.

И со временем он не потеряет своей ценности: независимо от того, что поколение очевидцев этой войны уходит, этот праздник останется навсегда. Потому что в борьбе с коричневой чумой ХХ века этот праздник всегда будет сиять неугасимым светом. И все народы мира будут его отмечать: та прививка от фашизма, которую мир получил, гораздо более важна, чем что-либо другое.

Искандер Измайлов

«Статья 1. Дни воинской славы России

В Российской Федерации устанавливаются следующие Дни воинской славы России: 21 сентября — День победы русских полков во главе с великим князем Дмитрием Донским над монголо-татарскими войсками в Куликовской битве (1380 год)».

(Из Федерального закона от 13.03.1995 №32-ФЗ «О днях воинской славы и памятных датах России».)

Источник: https://www.business-gazeta.ru/article/439683

Почему ученые спорят о Куликовской битве

Пожалуй, нет более противоречивого события в русской истории, чем Куликовская битва. За последнее время оно обросло большим количеством мифов, домыслов и разоблачений. Ставится под сомнение даже сам факт этого сражения.

Битва-легенда

Согласно официальной версии Великий князь московский и владимирский Дмитрий Иванович (позднее Донской) решив покончить с монгольским темником Мамаем, увеличившим размеры выплачиваемой дани, собирает большое войско.

Выбрав наиболее удачное место — поле между Доном и Непрядвой — Дмитрий встречает двигающееся в сторону Москвы монгольское войско и наносит Мамаю поражение. Сведения о Куликовской битве отечественная история в основном черпает из четырех источников — «Сказании о Мамаевом побоище», «Краткой летописной повести о Куликовской битве», «Пространной летописной повести о Куликовской битве» и «Задонщины».

Однако эти сочинения грешат неточностями и литературным вымыслом. Но главная проблема в том, что в зарубежных источниках нет прямого упоминания как о Куликовской битве, так и о Дмитрии Донском.

Учитывая скудность сведений, большие сомнения у части историков вызывают многие факты: состав и количество противодействующих сторон, место и дата сражения, а также его итоги.

Более того, некоторые исследователи и вовсе отрицают реальность Куликовской битвы.

Противостоящие стороны

На некоторых старинных фресках и миниатюрах, посвященных Куликовской битве, мы можем увидеть любопытную деталь: лица, обмундирование и даже стяги враждующих армий написаны в одной манере. Что это — отсутствие у живописцев мастерства? Вряд ли.

Более того, на фрагменте иконы «Сергий Радонежский с житиями» в стане войска Дмитрия Донского изображены лица с явными монголоидными чертами. Как тут не вспомнить Льва Гумилева, утверждавшего, что татары составляли костяк московского войска.

Впрочем, по словам искусствоведа Виктории Горшковой, «в иконописи не принято прописывать национальные черты, исторические детали и подробности». Но вполне возможно, что это не аллегорический образ, а реальное отражение событий.

Приоткрыть загадку может подпись на одной из миниатюр с изображением Мамаева побоища: «и побеже Мамаи со князи своими».

Известно, что Дмитрий Донской был в союзе с монгольским ханом Тохтамышем, а соперник Тохтамыша Мамай объединял свои силы с литовским князем Ягайло и рязанским князем Олегом. Больше того, западные мамаевы улусы были населены преимущественно христианами, которые и могли влиться в ордынскую армию.

Также масла в огонь добавляют исследования Е. Карновича и В. Чечулина, которые выяснили, что христианских имен в среде русской знати того времени почти не встречается, а тюркские — часто.

Все это вписывается в непривычную концепцию сражения, в котором с обеих сторон выступали интернациональные отряды. Другие исследователи делают еще более смелые выводы.

К примеру, автор «Новой хронологии» Анатолий Фоменко утверждает, что Куликовская битва это выяснение отношений между русскими князьями, а историк Рустам Наби видит в ней столкновение войск Мамая и Тохтамыша.

Военные маневры

Много загадочного и в подготовке к битве. Ученый Вадим Каргалов отмечает: «Недостаточно ясными представляются и хронология похода, и его маршрут, и время перехода русского войска через Дон».

Для историка Евгения Харина также противоречива картина движения войск: «Оба войска шли для встречи под прямым углом друг к другу по восточному берегу Дона (москвичи — на юг, татары — на запад), затем переправились через него почти в одном месте, чтобы сразиться на другом берегу!». Но некоторые исследователи, объясняя странный маневр, считают, что с севера двигались не русские отряды, а войско Тохтамыша. Есть вопросы и по поводу количественного состава воюющих сторон. В отечественной истории чаще всего фигурировали цифры: 150 тыс. русских против 300 тыс. монголо-татар. Однако сейчас численность обеих сторон заметно снижена — не более 30 тыс. ратников и 60 тыс. ордынцев.

У некоторых исследователей вызывает вопросы не столько исход битвы, столько ее окончание. Известно, что русские добились решающего перевеса, использовав засадный полк. Рустам Наби, к примеру, не верит в столь легкую победу, утверждая что сильное и опытное монгольское войско не могло так просто обратиться в бегство, не бросив в бой свои последние резервы.

Место сражения

Самая уязвимая и спорная часть в традиционной концепции Куликовской битвы — это место, где она происходила. Когда в 1980 году отмечалось 600-летие сражения, оказалось, что на Куликовском поле не проводилось настоящих археологических раскопок. Однако попытки что-либо обнаружить принесли очень скудные результаты: несколько десятков металлических фрагментов с неопределенной датировкой.

Это дало новые силы скептикам заявлять, что Куликовская битва состоялась совершенно в другом месте. Еще в своде булгарских летописей назывались иные координаты Куликовской битвы — между современными реками Красивая Меча и Сосна, что чуть в стороне от Куликова поля. Но некоторые современные исследователи — сторонники «новой хронологии» — в прямом смысле пошли дальше.

Место Куликовской битвы, по их мнению, расположено практически напротив Московского Кремля — там, где сейчас высится огромное здание Военной академии РВСН им. Петра Великого. Раньше здесь был Воспитательный Дом, который построили, по мнению тех же исследователей, с целью сокрытия следов реального места битвы.

Но на месте находящегося рядом храма Всех Святых на Кулишках, по некоторым данным, до Куликовской битвы уже стояла церковь, по другим — здесь рос лес, что делает это место невозможным для проведения крупномасштабного сражения.

Битва, потерянная во времени

Однако ряд исследователей считает, что никакой Куликовской битвы не было. Часть из них ссылается на сведения европейских хронистов. Так, жившие на рубеже XIV—XV веков Иоганн Пошильге, Дитмар Любекский и Альберт Кранц практически одновременно описывают крупное сражение между русскими и татарами в 1380 году, называя его «битвой у Синей Воды».

Эти описания отчасти перекликаются с русскими летописями о Куликовской битве. Но возможно ли, что «Битва на Синих Водах» между отрядами литовского князя Ольгерда и ордынскими войсками, произошедшая в 1362 году, и Мамаево побоище — одно и тоже событие?

Другая часть исследователей склоняется к мнению, что Куликовская битва, скорее всего, может быть объединена с битвой между Тохтамышем и Мамаем (ввиду близости дат), произошедшей в 1381 году.

Впрочем, и Куликово поле в этой версии присутствует. Рустам Наби считает, что возвращающиеся в Москву русские войска могли на этом месте подвергнуться нападению не участвовавших в битве рязанцев.

О чем сообщают и русские летописи.

Шесть подземных квадратов

Возможно, решить головоломку Куликовской битвы помогут недавние открытия.

С помощью пространственного георадара «Лоза» специалисты Института изучения земной коры и магнетизма обнаружили на Куликовом поле шесть подземных квадратов, что, по их мнению, может быть воинскими братскими могилами.

Профессор Виктор Звягин рассказывает, что «содержимым подземного объекта является прах, подобный тому, который обнаруживается в захоронениях с полным разрушением плоти, включая костную ткань».

Эту версию поддерживает замдиректора музея «Куликово поле» Андрей Наумов. Более того, он считает, что сомнения в реальности состоявшейся здесь в 1380 году битвы лишены основания. Отсутствие большого количества археологических находок на месте битвы он объясняет огромной ценностью одежды, оружия и доспехов. К примеру, стоимость полного комплекта доспехов равнялась стоимости 40 коров. В короткие сроки после битвы «добро» было практически полностью унесено.

Источник: https://weekend.rambler.ru/read/42733950-kulikovskoy-bitvy-ne-bylo-chto-govoryat-uchenye/

В ход куликовской битвы вмешалась логистика

В среду в Санкт-Петербурге открылась Восьмая международная научно-практическая конференция «Война и оружие. Новые исследования и материалы». На мероприятие съехались десятки делегатов из разных музеев, вузов и НИИ со всей России и из некоторых зарубежных стран.

В своем докладе научный сотрудник петербургского Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и связи Михаил Несин представил новый взгляд на знаменитую Куликовскую битву, которая произошла 8 сентября 1380 года и считается первым шагом к освобождению русских земель от золотоордынского ига.

Ученый пришел к выводу, что Куликовская битва проходила как минимум в двух местах.

— Мое исследование называется «К проблеме логистики Куликова поля», — рассказал «Известиям» ученый. — Куликовская битва, как, впрочем, и некоторые другие наши знаменитые сражения, казалось бы, абсолютно изучена. Но при более глубоком погружении в вопрос выясняется, что в ней плохо исследованы даже самые ключевые вещи.

Доклад Михаила Несина посвящен топографии Куликова поля и логистике битвы на нем. Логистика показывает, сколько припасов и на каком виде транспорта русские и татарские войска должны были везти с собой и как эти обстоятельства должны были сказываться на количестве воинов.

Изучив различные источники, как письменные (русские летописи, научные труды своих предшественников), так и редкие археологические находки с места сражения, исследователь пришел к выводу, что ранее известная информация о битве не совсем соответствует действительности.

— Самые распространенные сейчас подходы к этому вопросу оказываются непродуктивными, — объясняет Несин. — Попытка критически ограничить количество сражающихся из логистических соображений неверна.

Согласно наиболее распространенным концепциям, наши воины якобы должны были идти стройными рядами, везти за собой много припасов. Но я показываю, что у нас к тому времени еще не сформировалась традиция возить с собой огромные обозы и брать с собой много припасов.

Читайте также:  Какие православные обычаи соблюдались при похоронах сталина

Особенно учитывая, что степь могла снабжать всем необходимым коней. Из-за этого не приходилось брать с собой, к примеру, много корма.

Далее Несин делает вывод, что поскольку у русских тогда не было регулярной армии и логистических нормативов также еще не сложилось, то и подсчитать количество сражающихся не представляется возможным.

До этого, исходя из логистических ограничений, которые исследователь называет надуманными, считалось, что на Куликовом поле сражались от нескольких тысяч до нескольких сотен тысяч человек с каждой стороны. Каждый автор называл цифру на свой вкус. Но Несин говорит, что подобные предположения в принципе делать неверно, в любом случае это будут весьма общие догадки.

Вторая часть исследования посвящена месту Куликовской битвы. Опять же казалось бы — всё давно известно. Археологи активно копали в районе слияния речки Непрядвы и Дона. Именно там и должны были сражаться русские с татаро-монголами. Но и этот факт Несин подвергает сомнению.

— Во многом благодаря уже сделанным археологическим изысканиям было установлено, что место битвы было недалеко от Непрядвы. Из этого следовало, что бой происходил на относительно небольшом участке, где большое количество войск просто физически не могло поместиться, — говорит собеседник «Известий».

— Однако я выяснил, что сражение было не только там, но и как минимум еще в одном месте — ближе к среднему течению Непрядвы. Речь идет о кратчайшем расстоянии между этой рекой и еще одной — Красивой Мечей, до которой русские, согласно летописи, гнали татар. Расстояние до второй речки составляет относительно немного — около 30–35 км.

Его наша конница и пешие воины вполне могли преодолеть до ночи того же дня.

Кроме того, из контекста летописных рассказов складывается впечатление, что многие татары в ходе сражения потонули в Непрядве. Это тоже склоняет к выводу, что бои шли не только на «традиционном» месте, но и на втором. 

По словам Несина, в среднем течении, в точке кратчайшего расстояния до Красивой Мечи (месте предполагаемого второго участка битвы), еще никто из археологов не копал. Возможно, подобные работы развернутся там именно после этого доклада. ​​​​​​

Доктор исторических наук, специалист по истории Древней Руси, главный научный сотрудник отдела истории средних веков Института славяноведения РАН Владимир Петрухин не готов согласиться с выводами петербургского коллеги. Он отметил, что от времени, когда была Куликовская битва, до нас дошли настолько скупые летописные данные, что восстановить детали сражения не представляется возможным, а значит, можно строить самые разные гипотезы.

— Согласиться можно с тем, что почти все крупные сражения того периода проходили на большом пространстве. А вот как войска двигались и где именно располагались, установить проблематично, — отметил он. — До нас не дошли конкретные планы той «кампании», в отличие от какого-нибудь Ватерлоо в начале XIX века. Хотя и по поводу некоторых действий при Ватерлоо историки тоже спорят.

Комментируя обсуждение численности русской армии на Куликовом поле и вопросы логистики, эксперт отметил, что сотен тысяч бойцов точно быть не могло, каким бы широким ни был театр военных действий.

С X и вплоть до начала XX века главная трудность при снабжении войск заключалась в том, чтобы прокормить коней. По словам Петрухина, для последних всегда нужны были источники с нормальной водой. Да и степь «могла прокормить» коней лишь отчасти.

На одной траве, без подвоза зерна, боевой конь долго не протянет, уверен историк.

— А сегодня мы не знаем ни количества коней, ни количества обозов для них, ни количества сражающихся, — полагает он.

Историк добавил, что даже во время описываемых событий противоборствующие стороны не знали о численности неприятеля. Можно было лишь прикинуть это количество, рассматривая врага, стоящего на открытой местности. Но никто не мог гарантировать, что за холмом не стоит засадный отряд. Последний порой и решал исход сражений, как это было и в Куликовской битве.

Источник: https://iz.ru/news/708686

Куликово поле как битва историков

Строительство музейного комплекса «Куликово поле» в Тульской области будет завершено к концу 2014 года. Об этом 22 марта сообщил тульский губернатор Владимир Груздев. Между тем некоторые историки считают: Куликово поле, символ русской победы над завоевателями, есть понятие почти мифическое.

Первый камень строительства музейного комплекса торжественно заложили вблизи Красного холма Куликова поля минувшей осенью. Куликовская битва состоялась в сентябре 1380 года в бассейне рек Непрядва, Дон и Красная Меча и считается поворотным пунктом в борьбе русского народа с игом Золотой Орды.

Ежегодно на поле Куликовской битвы проходят фестивали военно-исторических клубов с реконструкцией различных этапов сражения.

О том, что построят на Куликовом поле, РС рассказала руководитель пресс-службы Государственного военно-исторического и природного музея-заповедника «Куликово поле» Любовь Котикова.

— Сейчас единственная существующая экспозиция на Куликовом поле находится в селе Монастырщина. Это музей Куликовской битвы. Раньше экспозиция также существовала в храме-памятнике Сергия Радонежского на Красном холме Куликова поля, но, поскольку это здание было передано Русской православной церкви, экспозиция была закрыта. Понятно, что наш музейный комплекс нуждался в новых площадях. И вот вскоре неподалеку от Красного холма появится новый музей, который будет поражать своими масштабами. Предполагается, что он должен вмещать всех желающих, которые приезжают на Куликово поле. Проблем с наполнением не будет. Каждый год на месте битвы мы находим новые уникальные экспонаты. Один зал экспозиции будет представлять около двух тысяч квадратных метров, а зал для сменных выставок составит около 300 квадратных метров. Новая экспозиция будет посвящена истокам национального самосознания. Мы пытаемся вписать Куликовскую битву в мировую историю, ведь на протяжении Средневековья во многих странах происходили сражения, которые были знаковыми. К примеру, Орлеанское сражение, когда произошел перелом в Столетней войне. Куликовская битва тоже изменила самосознание русского народа. Она стала отправной точкой для объединения русских земель. Новый комплекс – это не просто музей. Это огромное здание с административными, бытовыми постройками, и это не просто экспозиция, это смотровая площадка, благодаря которой наши посетители как на ладони увидят место сражения таким, каким когда-то видели его наши предки, — сказала Любовь Котикова.

Куликово поле традиционно считается символом русской победы над завоевателями и символ победы православного воинства над мусульманской ордой. Новые исторические исследования, между тем, в большой степени доказывают мифологизированность этой символики.

Куликовская битва была эпизодом борьбы за власть в Золотой Орде, находившейся на закате своей государственности. С этой точки зрения, данники хана Тохтамыша — русские князья — выступили против незаконного претендента на ханский престол, Мамая.

Обозреватель РС беседует с директором казанского Института истории Рафаэлем Хакимовым.

— Это было время так называемой «замятни». Замятня — иначе говоря, это времена смуты. Ханы менялись постоянно, боролись различные партии, и конечно, в этой борьбе активную роль играли и Москва, и Литва. Ну, и отчасти генуэзцы. Так что это было время политических битв, прежде всего борьбы Мамая, политически сильной фигуры, с законным ханом Тохтамышем.

— Мамай ведь не был чингизидом, то есть он официально не мог претендовать на верховную власть в Золотой Орде.

— Наследственное право шло только от Чингисхана, и оно не предполагало никаких других вариантов. Ну может быть, как раз это противоречие было одной из причин распада Золотой Орды, поскольку, кроме наследников Чингисхана, было довольно много активных степных вождей. Они были князьями, но не чингизидами, фактически они правили сами руками ханов, но не могли претендовать на престол. Таким же был Ногай, таким же был Эдыгей, и вот, в частности, Мамай тоже был одной из сильных фигур.

— Он контролировал к моменту Куликовской битвы Крым и Северное Причерноморье. Фактически он был мятежником внутри Золотой Орды и выступал против законного хана Тактамыша. Это так?

— Да. Здесь, конечно, были и экономические интересы, не только политические. Поскольку генуэзцы были заинтересованы в московском рынке, а московский рынок в то время был очень большой, Москва быстро развивалась, и поэтому генуэзцы, а это были ближайшие друзья Мамая как правителя Крыма, сидевшие в нынешней Феодосии, в какой-то мере помогли и оружием, и финансировали этот поход.

— Какие отношения связывали Дмитрия Донского с Мамаем? Ведь одно время они были союзниками. Если верить историческим источникам, то поводом к битве стал отказ Дмитрия Донского платить повышенную дань Мамаю.

— Насколько он Мамаю должен был платить — это очень сомнительно, потому что Дмитрий Донской был близким союзником Тохтамыша. Он мог платить дань только законному хану.

— А как получилось так, что Тохтамыш не принимал участия в этой битве? И он же через два года после этого сжег Москву.

— Ну, во-первых, Тохтамыш шел на эту битву, он не успел на один переход. Мамай знал, что Тохтамыш движется к Куликову полю, и поэтому он без отдыха сразу двинулся дальше. Тохтамыш пришел с опозданием на один день, и пошел уже вслед за Мамаем, его догнал, войско без боя сдалось, поскольку перед ними был законный хан, а Мамая сами же генуэзцы и прикончили.

— По некоторым сведениям, исход битвы, в частности, решило то обстоятельство, что к Мамаю не подошли его союзники — рязанский князь Олег и кто-то из литовских князей.

— Литовцы там были. Русские князья, конечно, тверской, рязанский, нейтральную позицию взяли, поскольку большинство русских князей все же выступило на стороне Дмитрия Донского.

— Все-таки где могла произойти такая масштабная битва? Есть много всяких исторических исследований, школ даже исторических на эту тему.

— Скорее всего, такая битва была. Потому что в русских летописях она проходит довольно устойчиво. Но, например, такой известный историк (ориентированный совершенно не протатарски), как Ключевский, вообще опускает в своих исследованиях эту битву, считая ее незначительным событием. Действительно, есть разные точки зрения. Некоторые эту тему возвышают, и тут можно говорить о мифологизации Куликовской битвы, другие просто игнорируют ее как важное событие. Но при любом подходе совершенно ясно для любого историка, что и с той, и с другой стороны выступали русские, татары, литовцы, а на стороне Мамая еще и генуэзцы.

Читайте также:  Общие бани в россии: почему они шокировали иностранцев

— Как из Казани выглядит сейчас вся эта история? Строится большой мемориал на Куликовом поле (или на том месте, которое считается местом Куликовской битвы).

Идеологически это победа русского народа над татарами, над захватчиками, согласно официальной, «канонической» советской — да и постсоветской тоже — версии.

Это вызывает у вас как у татарского историка какие-то возражения?

— Это вызывает не только у татарского, но и у русского историка некое недоумение. Ну хорошо, мы сейчас поставим памятники, но объективно-то история все равно существует и, рано или поздно встанет вопрос, что делать с этими памятниками. Это же не было победой русского оружия, у Дмитрия Донского вся конница была татарская. В то время вообще любая конница была татарская, хоть с какой стороны. А то, что Тохтамыш пришел и сжег, здесь есть разные версии, самая популярная — Дмитрий Донской не платил дань, а Тохтамыш пришел за данью. Население не оборонялось, поскольку считало, что хан пришел у своего холопа взять необходимый налог, как положено. Другая версия — литовцы готовили переворот в Москве и хотели свергнуть Дмитрия Донского, и Тохтамыш шел как раз на помощь Дмитрию Донскому.

— Можно ли дать более или менее четкую характеристику Куликовской битве: это была битва за власть представителей разных группировок, часть из которых были русскими, литовскими князьями, татарскими ханами, или это была борьба между татарскими военачальниками за наследство Золотой Орды?

— Не совсем так. Конечно, за влияние в Золотой Орде битва шла, это, безусловно, но еще не за наследство. За наследство началась битва уже после распада и взятия Казани, и с обеих сторон, опять-таки, выступали и русские и татары. А значение для русской истории (это можно заявлять с определенными оговорками) состоит в том, что русские впервые себя осознали субъектом истории как активная политическая и военная сила. И в этом смысле мнение Льва Гумилева о том, что «там возник русский народ», не совсем верно, потому что понадобилось время, чтобы князья как-то договорились друг с другом. Они все себя считали кто тверским, кто рязанским, кто еще каким, но они не называли себя русским народом. Однако толчок был дан.

— Верно ли, что после гибели Мамая его наследники бежали в Литву, стали основателями одного из дворянских родов Глинских и таким образом Иван Грозный отчасти потомок Мамая?

— Да, они бежали к своему союзнику. Внук Мамая, его тоже звали Мамай, получил урочище Глина за заслуги, и княжеский титул, и он стал родоначальником Глинских. И Иван Грозный – да, прямой потомок Глинских.

— За последние 20 лет вот эта «каноническая» советская версия истории становления российского государства, учитывая все сложности и противоречивость процессов, о которых мы с вами говорим, крайне мало подкреплена историческими документами. Эта картина меняется или, по сути, она сейчас та же, какой была в советское время, как вы считаете?

— В академических, научных кругах, конечно, меняется. Ведь надо исходить из того, что Москва всегда была горячим сторонником Золотой Орды. Можно говорить об особой позиции Твери, Рязани, Владимира, Суздаля, Смоленска, но как раз московский князь Иван Калита за счет союза с Узбек-ханом и Джанибек-ханом и стал великим князем над остальными русскими князьями. Москва — это порождение Золотой Орды. Князь Трубецкой ведь говорил, что столица Золотой Орды просто была перенесена из Сарая в Москву. Но сегодня, конечно, объективно история изучается многими российскими учеными, другое дело, что она в учебники не больно-то попадает, и их авторы остаются при прежних взглядах.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы «Время Свободы» читайте на странице «Подводим итоги с Андреем Шарым».

Источник: https://www.svoboda.org/a/24524268.html

Музей — то, что снаружи, и то, что внутри

— Она начала обретать плоть и кровь, когда я еще здесь не работал, — признается Олег Генрихович.

И сразу вернулся к рассказу об экспозиции: в ее основе лежит концепция, которая начала разрабатываться задолго до появления самого музея, ее создатели Алексей Воронцов и Игорь Бурцев.

Потом концепция была привязана к определенному архитектурному проекту. Был проведен конкурс, в котором победило бюро с оригинальной постмодернистской идеей.

— Знаете, тут сошлись планеты, а на самом деле, конечно, это работа с коллективом. У нас было несколько серьезных проектов в финале, и нужно было, чтобы руководство музея видело эту тему точно и современно, — рассказывает Олег Генрихович.

Во время строительства начал создаваться план экспозиции.

— Нам всем казалось, что мы не успеем. И только один человек говорил — успеем, это был директор. А мы, уверенные в его словах, жали вперед, — рассказывает Олег Генрихович.— И успели.

Об экспозиции музея Вронский может говорить бесконечно и уверяет, что постоянно открывает в ней что-то новое.

Он рассказал о том, как вручную перекрашивали солдатиков для большого интерактивного макета Куликовской битвы, о том, как выдумывали новую шкалу для аттракциона по стрельбе из лука, заменяя депрессивные отметки «хуже», «хуже», «еще хуже» на «царевна лягушка умрет девицей» и «вы миротворец, и это прекрасно», и о том, как подбирали актеров на роли участников Куликовской битвы. Олег Генрихович рассказал и о сложностях рабочего процесса, особенно о методах состыковки немецкого миллиметрового допуска с российским:

— Это была работа огромного коллектива, мы знали, что где будет стоять. Когда еще была стройка, я проводил экскурсию для высокого начальства из Министерства культуры, а здесь не было ничего, кроме стен.

Я им говорил, что вот здесь будет стоять витрина такая-то, здесь — говорящие головы. Они на меня смотрели сначала как на сумасшедшего, потом как на некое чудо природы.

Идти по пустому зданию в две тысячи квадратных метров и ни разу не сбиться, а в финале привести их к выходу со словами — а вот здесь вот через киоск вы попадете на свет божий.

По словам Олега Генриховича, самое главное делать от души:

— Здесь так хорошо и музей хороший, потому что мы играли, нам было интересно.

Олег Генрихович рассказал нам и о слабых местах и путях развития экспозиции. Например, о том, что недостаточно раскрыта тема чумы, важная для понимания Куликовской битвы:

— Там же простая история: почему Дмитрий Донской ставил нас лоб в лоб с ордынцами, почему не оставил никакого маневра и при этом был уверен, что мы победим? Я попытался это выяснить. Одна из причин была такой: в 14 веке по русским землям прошла эпидемия чумы.

Когда у людей умирали близкие, они шли в церковь и спрашивали: «За что?» Устами священников, воспитанных митрополитом Алексеем, им отвечали: «За наши грехи великие: грех первый — братоубийство, а потом — покорность иноземцам и иноверцам».

Но главный-то вопрос был: а что делать, чтобы больше жена моя не умерла и дети не умерли? И был ответ: «Надо принести искупительную жертву». И они шли принести эту жертву, они считали, что даже если они здесь погибнут, то дети больше не умрут.

Иногда, когда я вижу семейные пары с детьми, я говорю: «Ребят, у меня четверо, мне скажи вот так и так: если ты пойдешь на поле и погибнешь, если будешь драться по-настоящему, то твои будут живы, вы задумаетесь хоть на секунду?» Я — нет. То есть как бы с радостью. И они с радостью туда и шли.

Альтернативные версии Куликовского сражения 

из рассказов Олега Генриховича Вронского:

— Фоменко, Носовский, началось все, конечно, с Гумилева. Лев Гумилев считал своим прародителем Семена Мелика, руководителя служб разведки на поле боя, поэтому для Гумилева абсолютно не стоял вопрос о значимости Куликовской битвы.

Ему принадлежит такое изречение: «На Куликово поле пришли разрозненные войска русских княжеств, а ушло единое русское войско», у него в статье «Эхо Куликовской битвы» было написано четко: «У каждого государства есть день рождения, у России это 8 сентября 1380 года».

Но у него есть своя версия взаимоотношения Руси и Орды, он считает, что это симбиоз, и он имеет на это право. Я с ним не согласен, у меня есть тысяча аргументов против, но он ученый, и, даже если он заблуждался, это было добросовестное заблуждение, поэтому я отношусь к нему с большим уважением, Гумилев дважды фигурирует у нас в экспозиции.

И есть другая история, это либо политический заказ, либо коммерческий проект. Вот то, что сейчас делают украинские псевдоисторики, — это политический заказ: Украина в центре всего мира, Куликово поле — украинский Сталинград против московско-татарских орд, Мелитополь сделали выходцы из Милета, первая пирамида — это гора Льва под Львовом, и прочие вещи.

Это политический заказ такой грубый, топорный. И есть коммерческий проект. Вот, например, талантливый математик Фоменко из МГУ предложил там новую хронологию: Иван Грозный и Дмитрий Донской — это одно лицо, а Куликовская битва произошла в Москве на Кулишках.

У Фоменко нет пафоса Гумилева, пафоса ученого, который даже свою ошибочную теорию доказывает с искренностью, считает ее правильной и все объясняющей. Здесь чисто коммерческий проект. Я не верю, что уважаемый автор хороших трудов по математике не читал сохранившегося в подлиннике договора Дмитрия Ивановича Московского и Олега Ивановича Рязанского.

Это договор 1382 года, в котором описывается, где была битва, с кем она была, как москвичи возвращались, как рязанцы напали на обозы, отбили часть добычи и захватили обозников. И в этом договоре Олег Иванович обещает Дмитрию Ивановичу вернуть обозников, там и географическая привязка есть, документ подлинный, лежит в архиве древних актов.

Если Фоменко его упускает, как и целый ряд других документов и археологических свидетельств, значит, в этом есть выгода. Он пишет то, что приносит деньги. Напишите книгу под названием «Битва на Дону была на Куликовом поле», кто ее будет читать, кому это интересно? Или напишите: «Тут никогда не было Куликовской битвы». Как же так, музей построили на такие деньги, а тут ничего нет? Здесь нет никакой науки, это просто проект, приносящий деньги.

Источник: http://mmbook-hse.ru/books/26/sections/80/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector