«неприкасаемые»: как жилось палачам на руси

О том, почему борьба с коррупцией в России ведется с большой помпой, но не дает ощутимых результатов, в интервью «Росбалту» рассуждает Борис Резник, депутат Госдумы шестого созыва, член комитета по безопасности и противодействию коррупции, секретарь Союза журналистов России, член президиума Национального антикоррупционного комитета.

 — Борис Львович, как так выходит, что крупные коррупционные дела, которые начинаются громко и в которых фигурируют астрономические суммы, потом спускаются на тормозах?

 — Мудрый народ превратил все это в пословицу: «Замах орлиный, удар ослиный». К сожалению, вся наша борьба с коррупцией часто превращается в такие «ослиные удары». И кроме раздражения у общества это ничего не вызывает. То есть прокукарекали, а дальше — хоть не рассветай.

«Неприкасаемые»: как жилось палачам на Руси «После перестановок в ФСБ ряд чиновников лишились прикрытия»

Наверное, так происходит потому, что доследственные проверки и следственные действия проводятся неумело, непрофессионально и поверхностно.

Кроме того, когда специалисты начинают внимательно изучать и исследовать фактуру уголовных дел, зачастую рушится вся их конструкция, и извещать народ становится уже не о чем.

Или в действие вступает другая схема: когда вроде все подготовлено нормально, но встревают некие могущественные силы, которые пожар превращают в тление — загасили и забыли.

 — Такая «борьба со злом» — это искренняя попытка изменить ситуацию к лучшему или всего лишь показательные акции, во время которых борцы с коррупцией сознательно лукавят и морочат всем голову?

 — Наверное, и то, и другое. Начинают расследовать дела, может быть, вполне искренне. Особенно те, кто работает, как говорят, «на земле» и приносит «в зубах» информацию — рядовые оперативные работники и следователи.

«Неприкасаемые»: как жилось палачам на Руси Коррупция — наше все?

Но сегодня у нас огромное, просто фантастическое количество правоохранителей по сравнению со временами СССР. Посмотрите, сколько появилось и появляется разных новых «органов».

До недавних пор оперативные разработки вели все, кому не лень, вплоть до Таможенного комитета. Им надо оправдывать свое существование, сдавать отчеты: сколько возбудили уголовных дел и раскрыли преступлений.

Они замахиваются, начинают дело, а потом все привычно нивелируется и сводится на нет. Сколько дел доходит до судов? С гулькин нос, что называется.

При этом ломаются человеческие судьбы. Даже если уголовные дела ничем не заканчиваются, то рушатся бизнесы, люди теряют все, что создали за свою жизнь. А настоящие преступники отделываются легким испугом.

 — Наиболее громкие на сегодняшний день дела — Сердюкова, Васильевой, Захарченко, Хорошавина, Белых, Гайзера, Никандорова и т. п. — «замыливаются» по тем же причинам?

 — Я бы не сказал, что именно эти дела «замыливаются». Расследование дела Хорошавина ведется, та же ситуация и с бывшим губернатором Коми.

«Неприкасаемые»: как жилось палачам на Руси Осужденным по «делу Оборонсервиса» не сидится в колониях

Что же касается Сердюкова и Васильевой, то там изначально было много вранья.

Тот же Владимир Маркин «прокукарекал», что у Васильевой найдено 19 килограммов золота и бриллиантов, картины великих живописцев и тринадцатитикомнатная квартира.

На поверку оказалось, что «золото и бриллианты» — всего лишь побрякушки, картины — дешевые подделки, комнат в квартире не 13, а только 4. А общественное мнение уже раскачали…

Однако такие люди, как Сердюков и Васильева, много чего натворили в армии. Примеров хватает. Вот сейчас я занимаюсь подобной историей на Дальнем Востоке.

Суть ее в том, что деньги, которые выделяются на нужды армии, разворовываются под контролем продажных чиновников.

А конкретно, от 700 млн до миллиарда рублей выделяется силовикам — МЧС, Восточному военному округу, пограничникам и прочим службам для закупки так называемого «твердого топлива», то бишь дров.

Хабаровский край — огромная лесная территория, где запасов древесины немеряно. Тем не менее, там простаивают многие лесодобывающие предприятия, леспромхозы скисли, вывозить нечего.

Можно было очень легко задействовать этот миллиард рублей таким образом, чтобы люди зарабатывали деньги.

Но в двух конкурсах по поставкам дров неизменно выигрывают две крошечные фирмы, в штате которых числятся по 4-5 человек, а зарегистрированы эти микроорганизации на Северном Кавказе. Стоимость кубометра дров в Хабаровском крае в среднем — 800 рублей.

Мошенники закупают эти кубометры для армии по 2800 рублей, то есть в 3 с лишним раза дороже реальной стоимости, и платят наличкой. А самое интересное то, что обе подставные фирмы входят в некий холдинг, который находится в Лондоне. И получается, что наша армия переводит деньги в английские офшоры…

А руководство края, которое должно быть крайне заинтересовано, чтобы занять работой свое население и развивать малый и средний бизнес, абсолютно индифферентно смотрит на этот обман. А может быть, не просто смотрит, но и соучаствует в нем…

«Неприкасаемые»: как жилось палачам на Руси Плата за неизвестность

Или еще пример — из области мошенничества в сфере ЖКХ. Известно, что население душат огромными тарифами на коммуналку. Люди, особенно пенсионеры, уже стонут: оплату повышают и повышают, цифры за свет, газ, тепло и т. д. растут и растут. А наживаются на этом чиновники.

Уже много лет назад в том же Хабаровске создали некую «ЖКХ-групп», якобы для оказания юридической помощи жильцам домов.

Эта организация заключает договоры с управляющими компаниями, и те, не ставя в известность никого из жильцов, плюсуют в графу «прочие расходы» по 10 копеек с квадратного метра жилплощади. И получаются действительно астрономические суммы.

Причем деятельность этой «ЖКХ-групп» охватила весь Дальний Восток, и уже открыли филиал в Москве. Куда эти деньги идут — понятно: они расходятся по карманам. А жильцы тем временем находят себе юристов сами.

 — Ну, а самое «свежее» дело — полковника Захарченко — спускается на тормозах?

«Неприкасаемые»: как жилось палачам на Руси МВД ищет сообщников Захарченко

  •  — Захарченко — наверняка прохиндей и жулик, но, на мой взгляд, жулик мелкий — по сравнению с тем окружением, которое наполнило его квартиры этаким обилием денег. Хотя полковник, борец с коррупцией, который хранит бандитские деньги, уже априори является таким же бандитом…
  •  — То есть, скорее всего, и тут вмешаются внешние силы, которые погасят пожар?
  •  — Скорее всего, да.

 — Есть мнение, что под видом борьбы с коррупцией уголовное законодательство используют для устранения конкурентов и неугодных лиц в исполнительной власти, силовых структурах и так далее.

Из материалов многих уголовных дел чиновников класса «А» следует, что их прослушивали в течение многих лет. Иначе говоря, прослушивают всех, и компромат, по сути, имеется почти на каждого.

И когда возникает необходимость кого-то устранить, отодвинуть от дел, то нужный негатив идет в ход. Не отсюда ли «растут ноги» у громких коррупционных дел?

 — Так и есть. Действительно, «органы» накапливают негативную информацию по очень многим персонам. Любое уголовное дело имеет огромное количество ниточек, которые ведут к самым разным преступникам и другим преступлениям. При желании все эти «ниточки» можно отработать.

«Неприкасаемые»: как жилось палачам на Руси Коррупцию в СК выявили с квадрокоптера

Но на определенном этапе дело «обрубается», превращается в локальное, а остальное остается в уме. А как уж потом использовать эту информацию — вариантов масса. Например, приходят силовики к коммерсанту и говорят: «Вася, делись! У нас на тебя досье». Либо, если человек проявляет непослушание, компромат по нему пускают в дело.

Посмотрите, сколько у нас случаев, когда только спустя несколько лет после совершения преступления возбуждают уголовное дело. Это не потому, что накапливали информацию, а потому, что держали ее в загашнике до удобного случая.

 — Такова общая практика правоохранительных органов, которые борются с коррупцией по всему миру, или чисто нынешняя российская специфика?

 — Опыт у нас здесь свойский, отечественный. И печальный. Если бы мы брали пример с других стран, то в России были бы совсем другие результаты борьбы с коррупцией. Беда, на мой взгляд, в том, что мы, по сути, не боремся с коррупцией на высших уровнях власти.

«Неприкасаемые»: как жилось палачам на Руси «Спрут проел всю систему власти»

Когда я в 2000 году пришел на работу в Госдуму, там работала комиссия по борьбе с коррупцией. Возглавлял ее депутат Николай Ковалев, бывший директор ФСБ. В нее входили депутаты из всех фракций. В том числе, я и Юрий Щекочихин — два журналиста. В ту пору мы инициировали огромное количество уголовных дел — их возбуждали по нашим материалам.

Против министров, в том числе. Если начать с буквы «А» — министра природных ресурсов Виталия Артюхова, министра путей сообщения Николая Аксененко, министра атомной энергетики Евгения Адамова, заместителя министра финансов Вавилова, и далее по списку.

К нам приватно приходили многие представители спецслужб и передавали сведения, по которым мы поднимали шум.

Другое дело, что не все эти дела доходили до логического конца — например, выкрутился Артюхов, хотя против него было возбуждено два уголовных дела. Аксененко разрешили уехать лечиться за границу, но он там умер. Адамова посадили в США, поскольку, хотя все о его прегрешениях было известно, ему разрешили выехать туда. А потом мы его заполучили обратно, но в итоге он отделался легким испугом.

Сегодня антикоррупционной комиссии в Госдуме, по сути, не существует. Нам сказали: «Ребята, занимайтесь проверкой коррупционных законопроектов, а влезать в практику вам не следует.

Есть правоохранительные органы, вот пусть они этим и занимаются, а депутатам там делать нечего…» Хотя я считаю, что парламентский контроль здесь, наоборот, должен быть.

Есть крупные дела, которые требуют вмешательства депутатов.

«Неприкасаемые»: как жилось палачам на Руси Смене элит дадут новую скорость

— Есть также мнение, что коррупция — это просто основной бизнес для политической и экономической элиты, которая уже настолько прогнила, разложилась и обнаглела, что сделала продажность своим образом жизни, идеологией. И с этим ничего не поделаешь.

 — Правильно, они — неприкасаемые. Есть уровень, достигая которого человек становится неприкасаемым. Потому к этому уровню все так и стремятся. Но с каждым годом он плывет — поднимается выше. Раньше сложно было представить, чтобы губернаторов, например, привлекали к уголовной ответственности. А сегодня это обычное дело. А вот министры в правительстве, скажем, пока неприкасаемые.

Читайте также:  Как изменился бы ссср, если бы сталин объединил северную и южную осетию

 — Что делать, чтобы борьба с коррупцией действительно стала системной?

 — Если коррупционер выскальзывает из объятий правоохранительных органов, то на это должен быть четкий ответ. Если он не виноват, значит, пусть отвечают те, кто привлек его к уголовной ответственности.

А если он все-таки виновен, то обществу необходимо предоставить исчерпывающую информацию, в чем именно.

Когда ее камуфлируют, уводят в сферу пустой болтовни, а преступники в это время тихо вымываются из уголовных дел, то вывод напрашивается только один: это не борьба с коррупцией, а ее имитация.

Беседовал Владимир Воскресенский

Источник: https://www.rosbalt.ru/russia/2016/11/04/1564077.html

Dimitrij: Неприкасаемые: о самой низшей касте Индии

История XX и XXI веков полна равноправия до краёв. Современное общество успешно боролось за права женщин, детей и даже домашних животных. Мы с гордостью принимаем достижения цивилизации, считая, что она достигла самых крайних пределов Земли.

«Неприкасаемые»: как жилось палачам на Руси 01. Фотография: Dnpmag.com

На деле же, всё обстоит совсем не так. Древнейшие культуры до сих пор культивируют доставшиеся им от предков традиции, разделяя людей отнюдь не по их качествам — но только по праву рождения. Так, например, обстоят дела в Индии, где каста неприкасаемых составляет целых 20% от всего общества и не имеет почти никаких прав.

Система варн

«Неприкасаемые»: как жилось палачам на Руси 02. Фотография: Dnpmag.com

В Индии до сих пор существует кастовая система. Все общество делится на четыре варны: ученые-брахманы, воины-кшатрии, земледельцы-вайшьи и шудры, слуги.

Судя по всему, такое деление родилось в результате контакта уже существующей племенной структуры с культурными обычаями ассимилированных общин, члены которой отличались другим цветом кожи.

Представители этих четырех варн могут взаимодействовать друг с другом — вот только контакты с шудрами считаются нежелательными.

Шудры

«Неприкасаемые»: как жилось палачам на Руси 03. Фотография: Dnpmag.com

Ближе всего к неприкасаемым стоит каста шудров. Эти люди испокон веков были вынуждены заниматься тяжелой и грязной работой. Собственно, шудров можно назвать некими крестьянами Индии, которые владеют большими участками земельных угодий. Люди из этой касты работают на социально приемлемых должностях. Такой человек может быть кузнецом, плотником, винокуром, каменщиком и даже музыкантом.

Неприкасаемые

«Неприкасаемые»: как жилось палачам на Руси 04. Фотография: Dnpmag.com

Каста неприкасаемых находится за пределами общественного деления Индии. Они работают на самых грязных местах, убирают мертвых животных, чистят туалеты и занимаются выделкой кож. Для неприкасаемых закрыты двери храмов.

Люди ничего не могут сделать со своим положением, определяющимся только по праву рождения.

Вход во дворы домов любого из членов высших каст неприкасаемым строго воспрещен, а того, кто рискнет осквернить общественный колодец своим ведром, ждет быстрая и жестокая расправа прямо на улице.

Осквернение

«Неприкасаемые»: как жилось палачам на Руси 05. Фотография: Dnpmag.com

Неприкасаемых презирают и, в то же время, боятся все остальные касты. Дело в том, что человек из низшего слоя общества может осквернить своим присутствием любого другого. Особенно строго следят за своим окружением брахманы: стоит неприкасаемому дотронуться хотя бы до края одежды брахмана и последнему придется провести долгие годы в попытке очистить запятнанную карму.

Откуда появились неприкасаемые

«Неприкасаемые»: как жилось палачам на Руси 06. Фотография: Dnpmag.com

Существование целого класса парий определила сама история. В глубокой древности Индия была завоевана цивилизованными ариями, которые не стали интегрировать представителей покоренных племен в свое общество.

Арии предпочли использовать коренное население в качестве обслуживающего персонала. Им сразу же стали строить отдельные поселки, находившиеся за стенами основных поселений.

Такая практика постепенно увеличивала разрыв между завоевателями и угнетенными, не давая последним и единого шанса быть интегрированными в общество.

Род занятий

«Неприкасаемые»: как жилось палачам на Руси 07. © Sagar Kaul / Barcroft India /Barcoft Media via Getty Images

Хуже всего то, что сами неприкасаемые вполне приняли существующую традицию ариев на кастовое деление. Эти люди и сами разделились на несколько саб-каст, по роду деятельности.

В настоящий момент, больше всего распространены представители чамаров-кожевников, дхоби-прачки и парии, занимающиеся уж совсем грязной работой — вывозом мусора и очисткой туалетов.

Общество современной Индии на 20% состоит из неприкасаемых, хотя борьба за интеграцию в обычное общество идет уже не один десяток лет.

Борьба за равноправие

Первые ростки сопротивления появились уже в ХХ веке. Главным активистом стал Ганди, попытавшийся разрушить культивируемый в обществе стереотип, переименовав касту в хариджанов, людей бога.

Дело Ганди продолжил представитель касты брахманов, Бхимрао Рамджи Амбедкар. Неприкасаемые в его интерпретации стали далитами, угнетенными. Амбедкар добился того, что далитам выделили определенные квоты в каждой сфере деятельности.

То есть, представители неприкасаемых теперь имеют, теоретически, возможность влиться в индийское общество.

Но до практического разрешения проблемы еще очень далеко. Только в 2008 году один из касты далитов решил жениться на девушке-кшатрии. Самонадеянного жениха охранял отряд из 500 военных и полицейских — и все же, новую семью из города просто выгнали.

  • Источник:
  • Don't panic
  • Что нельзя далитам

«Неприкасаемые»: как жилось палачам на Руси

Конституция Индии не признает ни варн, ни каст, и в этом она ушла далеко вперед от своего населения, 90% которого куда больше чтят наставления Ману, чем благие пожелания господ Неру и Ганди.

В четырех больших городах страны – Дели, Бомбее, Калькутте и Мадрасе – неприкасаемые чувствуют себя более-менее вольготно, но в городах поменьше и в сельских местностях все обстоит так же, как и сотни лет назад. Им нельзя пользоваться общественными колодцами и колонками.

Нельзя ходить по тротуарам, чтобы не соприкоснуться ненароком с представителями высшей касты, потому что тем придется очищаться после такого контакта в храме. (Впрочем, есть касты неприкасаемых, которым можно контактировать с высшими кастами «по делу», – например, парикмахеры). В некоторых районах городов и сел им вообще запрещено показываться.

Под запретом для далитов и посещение храмов, лишь несколько раз в год им дозволено переступать порог святилищ, после чего храм подвергают тщательному ритуальному очищению. Если далит хочет что-нибудь купить в магазине, он должен положить деньги у входа и с улицы крикнуть, что ему надо, – покупку вынесут и оставят на пороге.

Далиту запрещено начинать разговор с представителем высшей касты, звонить ему по телефону. После того как в нескольких штатах Индии были приняты законы о штрафовании владельцев столовых за отказ кормить далитов, в большинстве мест общепита завели особые шкафы с посудой для них. Правда, если у столовой нет отдельной комнаты для далитов, обедать им приходится на улице (напомним, далитом является каждый пятый индиец – это не меньше 200 миллионов человек).

За нарушение этих законов далитов карают, и порой очень жестко. Как уже писалось выше, в Индии еженедельно происходит примерно четыре тысячи инцидентов, связанных с насилием над далитами.

Мадрасское общественное движение «Учимся правам человека» рапортует, что в стране каждый час убивают двух далитов, насилуют трех далитских женщин и сжигают два далитских дома.

Это не считая всякой мелочи типа побоев и оскорблений действием.

В 2008 году в городе Матхура далитка с шестилетней дочерью решили пройтись по тротуару и столкнулись с прохожим, который в ярости схватил ребенка и кинул его в огонь, разведенный неподалеку дорожными рабочими. Девочка чудом выжила.

В 2005 году шестеро крестьян в деревне под Джайпуром забили палками до смерти подростка за разговор с девушкой из «чистой» касты.

Год назад закончилось судебное разбирательство по поводу строительства в одной южноиндийской деревне трехметровой стены, ограждающей поселение далитов от остальных домов. Протест вызвала не сама стена, а то, что поверху было заботливо протянуто ограждение под током. Решением суда ток отключили, стену оставили.

В июне 2008 года жених-далит, пожелавший устроить пышную свадьбу, собрался поехать за невестой, согласно местным обычаям, на лошади.

Увы, садиться на лошадь далитам не положено, и местные граждане оповестили общину далитов, что если парень попробует воплотить свой план в жизнь, то и он, и его соседи умоются кровью.

В результате всадника к невесте пришлось провожать полиции и «скорой помощи», в кортеже было задействовано более 400 машин сопровождения.

Источник:

MAXIM Online

Источник: https://cont.ws/post/760437

Неприкасаемые: 10 фактов о самой низшей касте Индии

На деле же, всё обстоит совсем не так. Древнейшие культуры до сих пор культивируют доставшиеся им от предков традиции, разделяя людей отнюдь не по их качествам — но только по праву рождения. Так, например, обстоят дела в Индии, где каста неприкасаемых составляет целых 20% от всего общества и не имеет почти никаких прав.

Фактрум рассказывает об истории и жизни неприкасаемых.

В Индии до сих пор существует кастовая система. Все общество делится на четыре варны: ученые-брахманы, воины-кшатрии, земледельцы-вайшьи и шудры, слуги.

Судя по всему, такое деление родилось в результате контакта уже существующей племенной структуры с культурными обычаями ассимилированных общин, члены которой отличались другим цветом кожи.

Представители этих четырех варн могут взаимодействовать друг с другом — вот только контакты с шудрами считаются нежелательными.

«Неприкасаемые»: как жилось палачам на РусиФотографии: Dnpmag.com

2. Шудры

Ближе всего к неприкасаемым стоит каста шудров. Эти люди испокон веков были вынуждены заниматься тяжелой и грязной работой. Собственно, шудров можно назвать некими крестьянами Индии, которые владеют большими участками земельных угодий. Люди из этой касты работают на социально приемлемых должностях. Такой человек может быть кузнецом, плотником, винокуром, каменщиком и даже музыкантом.

«Неприкасаемые»: как жилось палачам на Руси

3. Неприкасаемые

Каста неприкасаемых находится за пределами общественного деления Индии. Они работают на самых грязных местах, убирают мертвых животных, чистят туалеты и занимаются выделкой кож. Для неприкасаемых закрыты двери храмов.

Люди ничего не могут сделать со своим положением, определяющимся только по праву рождения.

Вход во дворы домов любого из членов высших каст неприкасаемым строго воспрещен, а того, кто рискнет осквернить общественный колодец своим ведром, ждет быстрая и жестокая расправа прямо на улице.

«Неприкасаемые»: как жилось палачам на Руси

4. Осквернение

Неприкасаемых презирают и, в то же время, боятся все остальные касты. Дело в том, что человек из низшего слоя общества может осквернить своим присутствием любого другого. Особенно строго следят за своим окружением брахманы: стоит неприкасаемому дотронуться хотя бы до края одежды брахмана и последнему придется провести долгие годы в попытке очистить запятнанную карму.

Читайте также:  «как бы»: почему это стало главным словом-паразитом у москвичей

«Неприкасаемые»: как жилось палачам на Руси

5. Откуда появились неприкасаемые

Существование целого класса парий определила сама история. В глубокой древности Индия была завоевана цивилизованными ариями, которые не стали интегрировать представителей покоренных племен в свое общество.

Арии предпочли использовать коренное население в качестве обслуживающего персонала. Им сразу же стали строить отдельные поселки, находившиеся за стенами основных поселений.

Такая практика постепенно увеличивала разрыв между завоевателями и угнетенными, не давая последним и единого шанса быть интегрированными в общество.

«Неприкасаемые»: как жилось палачам на Руси

6. Род занятий

Хуже всего то, что сами неприкасаемые вполне приняли существующую традицию ариев на кастовое деление. Эти люди и сами разделились на несколько саб-каст, по роду деятельности.

В настоящий момент, больше всего распространены представители чамаров-кожевников, дхоби-прачки и парии, занимающиеся уж совсем грязной работой — вывозом мусора и очисткой туалетов.

Общество современной Индии на 20% состоит из неприкасаемых, хотя борьба за интеграцию в обычное общество идет уже не один десяток лет.

«Неприкасаемые»: как жилось палачам на Руси© Sagar Kaul / Barcroft India /Barcoft Media via Getty Images

7. Борьба за равноправие

Первые ростки сопротивления появились уже в ХХ веке. Главным активистом стал Ганди, попытавшийся разрушить культивируемый в обществе стереотип, переименовав касту в хариджанов, людей бога.

Дело Ганди продолжил представитель касты брахманов, Бхимрао Рамджи Амбедкар. Неприкасаемые в его интерпретации стали далитами, угнетенными. Амбедкар добился того, что далитам выделили определенные квоты в каждой сфере деятельности.

То есть, представители неприкасаемых теперь имеют, теоретически, возможность влиться в индийское общество.

«Неприкасаемые»: как жилось палачам на Руси

Но до практического разрешения проблемы еще очень далеко. Только в 2008 году один из касты далитов решил жениться на девушке-кшатрии. Самонадеянного жениха охранял отряд из 500 карабинеров — и все же, новую семью из города просто выгнали.

Индия признала дельфинов «личностями, не относящимися к человеческому роду»

Источник: https://www.factroom.ru/obshchestvo/the-untouchables

Из грязи в князи. Как неприкасаемый стал миллионером

Каста неприкасаемых в Индии – один из примеров вопиющей социальной несправедливости.

Неприкасаемые, или далиты, не могут контактировать с представителями высших каст, не пользуются общественным транспортом, не посещают храмы, а детям далитов практически нереально получить даже начальное образование. Подробнее о жизни далитов можно почитать здесь.

Но из каждого правила есть исключения. Сейчас в Индии насчитывается около 30 миллионеров, очень успешных бизнесменов, которым удалось осуществить невероятное и занять достойное место в обществе, несмотря на кастовые предрассудки. Один из них – основатель компании DAS Offshore Engineering Ашок Хаде.

Ашок родился в 1955 году в деревне Пед штата Махараштра. Его семья относилась к касте чамаров: отец за гроши хоронил трупы животных, мать работала в поле, принадлежащем местным богатым фермерам. Всего в семье Хаде было шесть детей.

«Если твой отец дворник – ты тоже будешь дворником», — это правило считалось непреложным для далитов. Неприкасаемые в Индии обычно со смирением относятся к унижениям со стороны «нормальных» индийцев.

Им запрещалось ходить в местный храм и пить воду из общего деревенского колодца, а о том, чтобы посещать школу, не могло быть и речи. Однако Ашок стремился к знаниям, и, узнав, что в соседней деревне есть школа, финансируемая международной благотворительной организацией, отправился туда.

Иностранные преподаватели мальчика приняли, но за партами с одноклассниками он сидеть не мог: ему соорудили что-то вроде загончика, где он из-за перегородки мог слушать учителя.

У него не было денег на учебники, и он пользовался теми, что подарили ему преподаватели, оценившие прилежность ученика. И он с отличием закончил школу, но в его аттестате напротив фамилии все равно написали – чамар.

Отец Ашока к тому времени перебрался в Мумбаи, где занялся ремеслом сапожника, а старший брат – Датта – подвизался в мумбайский морской порт чернорабочим. К нему и отправился Ашока после школы.

Трудолюбивый и жадный до знаний, он за несколько лет освоил несколько профессий – получил навыки слесаря, токаря, строителя, изучил технологию судопроизводства.

Довольно скоро он стал одним из лучших работников порта, и руководство Мазгаон Дока рекомендовало его в числе других для работы на очень ответственном индийско-германском проекте – строительстве подводной лодки. Немецкие руководители не стали обращать внимания на происхождение талантливого слесаря и предложили ему годовую стажировку в Германии.

За первый месяц работы в немецком порту Ашок получил намного больше, чем вся его семья зарабатывала за год.

Он принял решение копить деньги: жил в порту, спал в грузовых контейнерах, питался за копейки, но через несколько лет в Индию вернулся с приличным капиталом.

На эти деньги в 1991 году он основал небольшую компанию DAS (аббревиатура из имен трех братьев) и получил первый субподряд в большом проекте строительства нефтяной вышки на шельфе недалеко от Мумбая.

Первоначально братьям доверили только покраску железных конструкций, но уже через пару лет DAS Offshore Engineering стала одним из главных конструкторов нефтеналивной и производственной инфраструктуры в нефтяной промышленности Индии. Бывший работодатель Мазгаон Док стал теперь партнером, а инвесторами выступали такие гиганты, как ONGC, Essar, Hyundai и другие.

В настоящее время в DAS Offshore Engineering трудятся 4,5 тысячи человек, а годовой оборот компании превышает 500 млн долларов. Личное состояние главы совета директоров компании Ашока Хаде оценивается в 128 миллионов долларов и он входит в сотню богатейших людей Индии.

Надо сказать, о своем голодном детстве преуспевающий бизнесмен не забыл. Видимо, из чувства мести он скупил все земли вокруг родной деревни Пед, обанкротив прежних хозяев-фермеров, и заставил семью бывшего угнетателя работать на него.

Но при этом он построил в деревне новый храм, разрешив туда ходить всем желающим, нарыл несколько колодцев, построил новую большую школу, опять же для всех желающих, а также больницу, и открыл инженерный колледж, куда детей далитов принимают бесплатно.

Сегодня господин Хаде имеет множество правительственных и международных наград за благотворительность.

Тем не менее, новость о том, что новым партнером неприкасаемого миллионера стал сам саудовский принц, стала шоком для представителей индийской элиты.

Миллиардный контракт на строительство новых скважин в Саудовской Аравии арабские шейхи доверили именно DAS Offshore, хотя главным кандидатом была богатейшая индийская компания Tata.

Вот такая история о том, что нет ничего невозможного для волевого и целеустремленного человека, даже если против него восстают многовековые предрассудки.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5ac9e0d679885ebb4ce16c6c/5bb204549f3bb400aa408b08

Касты неприкасаемых

История средневековья и нового времени показывает, что в касты замыкались различные секты (лингаяты, и др.), первоначально даже отрицавшие
кастовые различия. Как уже говорилось, в касты превращались некоторые племена и на родности.

Решающим для определения варно-кастового статуса было значение и положение новой общественной или этнической группы в общей социальной структуре.

Некоторые из них включались в систему варн (и чаще всего относились к шудрам), но многие оказывались вне системы четырех варн и по своему общественному положению были ниже шудр.

В древности такие касты, стоящие вне варн, обозначались разными терминами — bāhya, antyaja, apapātra, что соответствует понятиям «отверженный», «находящийся вне». Некоторые из них считались «неприкасаемыми» (apśya).

Возникновение понятия «ритуальная неприкасаемость» относится к глубокой древности. Оно было связано с весьма архаичными магическими представлениями о табу и ритуальной нечистоте.

«Нечистыми» у древних индийцев считались мертвые тела, женщины некоторое время после родов, некоторые виды животных и др.

Человек, дотронувшийся до них, осквернялся и мог очиститься только совершением особых обрядов; до этого же он считался неприкасаемым, и каждый, кто касался его, сам осквернялся.

К неприкасаемым могли относиться и те иноплеменники, которые употребляли по установленным нормам «нечистую» пищу или следовали ритуально оскверняющим занятиям. С возникновением общественного неравенства представление о неприкасаемости менялось.

Профессии, которыми вынуждены были заниматься низшие категории населения и отдельные племена (убой животных, торговля мясом, обработка кож, уборка мусора и нечистот и др.), прежде всего объявлялись нечистыми, что исключало эти разряды общества из варновой системы и тем самым приводило к их жестокой эксплуатации.

Неприкасаемость для этих категорий трудящихся становилась «неочищаемой», а значит, пожизненной и даже наследственной.
Некоторые отсталые племена, которые были вынуждены заниматься собирательством, охотой, рыболовством и презираемыми промыслами, объявлялись отверженными и нечистыми. Это давало новое оправдание для их неприкрытого угнетения.

В процессе укрепления государственности эти племена теснее включались в жизнь общества, но отпечаток отверженности они преодолеть так и не смогли2013.
Судя по имеющимся текстам, очень рано наметилась тенденция рассматривать некоторые разряды шудр как неприкасаемые2014.

В поздневедийской литературе встречаются упоминания о племенах, которых презирали за отсталый образ жизни (чандалы, паулкасы, нишады, кираты)2015, но, как и в ранних дхармасутрах2016, бесспорных указаний на их неприкасаемость нет.

К рубежу нашей эры институт неприкасаемости безусловно существовал («Артхашастра» не раз говорит о нормах общения с неприкасаемыми), но особое развитие он получил в первые века нашей эры, что отражало общий процесс общественных изменений2017.
Показательно, что китайский паломник Фа Сянь (V в. н.э.) описывал неприкасаемых довольно подробно2018. К этому периоду касты неприкасаемых стали заметным явлением социальной жизни.

Презирались такие занятия, как уход за лошадьми и колесницами, услужение, плотничество, врачевание, профессии бродячего акробата, плясуна, фокусника и др.2019 Но, по-видимому, не все, занимающиеся этими видами деятельности, были неприкасаемыми, т.к. сам род деятельности многих из них требовал непосредственного контакта с «чистыми» членами общества.

Следует иметь в виду, что и в наше время не все неприкасаемые касты занимают строго определенное место в обществе; отношение к ним в разных местностях со стороны разных каст неодинаково, и некоторые касты, считающиеся неприкасаемыми в одной части Индии, не являются таковыми в другой. Так, вероятно, обстояло дело и в древней Индии.

Чаще всего в источниках среди неприкасаемых упоминаются чандалы, считавшиеся, по брахманской классификации, потомками мужчин-шудр и брахманок, но, очевидно, бывшие первоначально одним из отсталых племен. Они исполняли обязанности похоронной прислуги, палачей 2020, мусорщиков, были охотниками и мясниками. Прикосновение к чандале требовало очистительных обрядов 2021.

Читайте также:  Что потерял ссср после холодной войны

«Чистым» индийцам не следовало пользоваться теми колодцами, из которых брали воду чандалы (Артх. I.14). Чандалам следовало жить вне селений, и им разрешалось входить туда только днем для выполнения необходимых работ. Они даже имели отличавшие их знаки. Считалось добродетельным любое проявление своего презрения к ним (Ману X.50–56).

Данные индийских источников подтверждаются сообщениями чужеземцев. Так, Фа Сянь рассказывал: «Чандалы называются „дурными людьми“ и живут отдельно от всех других. Если они входят в город или на рынок, они стучат в кусок дерева. Тогда люди, узнав, кто они такие, избегают вступать с ними в контакт… Только чандалы занимаются охотой и торгуют мясом»2022.

Сходные сведения сообщает и Сюань Цзан: «Мясники, рыбаки, плясуны, палачи, мусорщики и т.д. имеют свои жилища вне города. При входе в город и при передвижении в нем они должны придерживаться левой стороны дороги, пока не прибудут домой»2023.

К неприкасаемым относились также паулкасы (или пуккасы), нишады, швапачи, мритапы; антьявасайины (по брахманской классификации — дети от брака чандалы и нишадки), составлявшие «кладбищенский персонал», считались презренными даже для других 2024 отверженных.

Согласно шастрам, неприкасаемые стояли как бы вне религиозных и моральных норм (dharmahīna)2025.

К концу периода древности прикосновение чандалов к дваждырожденным каралось телесными наказаниями или денежным штрафом размером в 100 пан2026;
«чистый» индиец, оскорбленный неприкасаемым, имел право наказать его сам; при этом неприкасаемый приравнивался к рабу2027 (хотя рабом он все же не считался).

И за пределами древности в тех случаях, когда имела место частичная регенерация рабовладельческих
отношений, первыми жертвами порабощения оказывались самые беззащитные из тружеников — неприкасаемые2028.

Неприкасаемость каст, так же как и кастовость вообще, не оставалась неизменной с древнейших времен до наших дней. Большинство неприкасаемых каст, существовавших в древности, неизвестны в настоящее время, однако появилось множество новых. Поэтому современные неприкасаемые не всегда являются прямыми потомками древних.

Источник: https://indonet.ru/article/kasty-neprikasaemyh

«Неприкасаемые»: как жилось палачам

Профессия палача в прошлые века была не просто «работой». Она предполагала особый образ жизни. Перед палачами — в силу особенностей их профессии — люди испытывали суеверный страх. Для «работников меча и опора» в этом были как минусы, так и свои плюсы.

Запятнанное ремесло

История знает немало примеров того, как много в иные времена у палачей было работы. Вспомнить хотя бы Великую французскую революцию. Согласно «Истории Французской революции» Владимира Ревункова, в те кровавые дни на плахе сложило головы не только монаршее семейство, но и несколько тысяч граждан самых разных сословий.

В России положение было ничуть не лучше. Зная несправедливость власть имущих, простые граждане не могли поручиться за то, что не окажутся на плахе завтра сами. Палач с его окровавленным топором был символом ужасной и несправедливой гибели.

Его профессия становилась клеймом на всю жизнь и передавалась по наследству. К палачам боялись прикасаться. За них не хотели идти замуж девушки из благородных родов. Палачи заключали браки с представительницами таких же «отверженных» семейств.

Одной из самых известных династий палачей был парижский род Самсонов. Согласно словарю Брокгауза и Эфрона, они рубили головы французам всех сословий на протяжении нескольких веков (1688—1847).

Зато на рынке всё бесплатно

Помимо описанных неудобств, профессия палача имела и свои выгоды. Во-первых, это было надежное рабочее место. На пост палача претендентов было немного, так что конкуренции опасаться не приходилось.

Во-вторых, от каждой казни «заплечных дел мастер» получал неплохую мзду. Как писал в «Записках палача» один из Самсонов, приговоренные всегда старались ему заплатить, чтобы казнь прошла максимально быстро и безболезненно.

Еще одним преимуществом этой профессии было то, что палача в городе все отлично знали и брать его запятнанные кровью деньги не хотели. Он просто приходил на рынок и получал любые продукты даром. Никому из торговцев даже в голову не приходило требовать с палача какую-то плату. Это правило действовало практически во всех европейских странах и России.

Работнику эшафота оно было только на руку, ведь официальная зарплата оставляла желать лучшего. По Уложению 1649 года в России палач получал всего 4 рубля в год. При таком окладе дармовые продукты с рынка были очень даже кстати. Кроме этого, после каждой казни палач мог забрать себе сапоги, ремень и другие ценные вещи казненного.

Нет казней — нет доходов

Пока в государстве происходило много казней, исполнявшим их людям жилось хорошо. Однако отсутствие работы неизбежно приводило к кризису. Последнему из Самсонов, Клеману Анри, довелось жить в достаточно мирную эпоху. Головы гражданам стали рубить редко. Доходы палача резко сократились.

Закончилось все неслыханным событием: Самсон влез в ужасные долги и был вынужден заложить гильотину. Чуть ли не в тот же день было объявлено о предстоящей казни. Палач бросился к ростовщику забирать орудие производства, но тот из принципа отказался его возвращать. За такое разбазаривание казенного имущества Самсон был с позором уволен со своего поста.

Источник: https://weekend.rambler.ru/read/42884294-neprikasaemye-kak-zhilos-palacham-na-rusi/

Как относились к палачам на Руси? Среднее время прочтения:

Профессия палача прискорбна, неуважительна, я бы даже сказал оскорбительна. Для «паршивых» овец. Принимать на себя грехи во благо общества — никто особо-то и не хотел. Палачами становились строго по наследству. Кадров вечно не хватало. Некоторые европейские города решили сей вопрос довольно неординарным образом — если никто не хочет выполнять грязную работу, пусть ее делают евреи. А что? Христа они уже убили, хуже не будет. В общем, с еврейским общин требовали поставлять палачей. А тут хочешь не хочешь — толку ноль, сказали — делай. Но это я так, для красного словца, чтобы Вы более менее поняли, как в Европе обстояли дела с палачами. А как было на Руси? Отвечу: еще хуже.

— Salik.biz

Во-первых, в Европе «профессионалы» появились еще в Средние века. Окончательно как закрытая каста самоутвердились в веке так XV. На Руси все это время «работу» выполняли стрельцы, военные, вплоть так до XIX века. В один прекрасный (нет) миг правительство решило, что убивать или же калечить должен специалист.

А то не красиво получается. Сказано — не сделано. Зарплата у палача была копеечной, в два раза ниже солдатской, в обществе ровно тоже презрение, что и в Европе. Добровольцы на таких условиях не сыскались. А к чему душу губить? Хорошо, подумал уже сенат, а не дума, поднимем зарплату! Подняли вдвое.

И что вы думаете?

Ситуация не изменилась. Тогда правительство перешло к радикальным мерам — ведь зачем искать спеца на стороне, если можно все получить не отходя от кассы, так сказать? В палачи начали набирать арестантов, причем, зачастую смертников. У них-то и выхода особого не было, «порядочный» арестант под таким бы не подписался. А тут — либо убей, либо будь убитым.

В отдельной камере таких кадров держать было нельзя — на ножи пустят. Селили их отдельно. За жизнь на земле — бедолаги платили кромешным адом.

Жизнь превращалась в пытку, никто не хотел с ними знаться, церковь их не признавала, большинство из них были вечно пьяны, абсолютно все слои общества — от женщин низкой социальной ответственности до аристократических отпрысков — презирали палачей.

Вам понравилась статья? Нет? Тогда почему Вы дочитали до конца? Да? Тогда подпишитесь! Вы считаете, что статья была полезна? Надеюсь, мы заслужили Вашу поддержку и одобрение в виде скромного лайка!

https://zen.yandex.ru/history_of_wars

Источник: https://salik.biz/articles/50552-kak-otnosilis-k-palacham-na-rusi.html

«Неприкасаемые»: как на Руси относились к кузнецам и гончарам

Объяснением подобного историко-культурологического феномена является толкование языческих верований, сводящихся к тому, что человек когда-то возымел желание «самому царствовать и всем владеть», игнорируя при этом сакральные богатства недр Матери-Земли — Сущности, прежде распоряжавшейся залежами руды и глины «по своему усмотрению».

Согласно убеждениям язычников, древние ремесленники-«бузотеры» в данном случае посягнули на «истоки», что и задолго после них продолжало считаться святотатством. Однако «властители огня» хотя и держались особняком от общества, но никогда не противопоставлялись ему — продукция кузнецов и гончаров на Руси во все времена была крайне востребована.

От язычника до Будулая

Амбивалентность статуса земных «хозяев огня» — гончаров и кузнецов впервые в ХХ веке научно попытался доказать румынско-французско— американский философ и религиовед Мирча Элиаде. У него даже земные руды были «заряжены мрачной сакральностью».

Проявления прогресса общества на ранних этапах его развития, выражавшегося в добыче и последующей обработке металлической руды, Элиаде сравнивал с процессом искусственного прерывания беременности или кесаревым сечением у женщины (Матери-Земли, которая сама распорядилась бы имеющимся у нее богатством).

Элиаде считал, что плавильные печи у язычников символизировали искусственную утробу, где руда зреет и потом из нее рождается нечто изначально порочное, табуированное.

Обращаться с «этим» должен только отщепенец, изгой — таким «акушером», по мнению историка, выступал кузнец, которого, как и шамана, знахаря и колдуна, в свое время причисляли к «хозяевам огня». Это были отчужденцы — их могли уважать, но в тоже время и бояться, сторониться, презирать.

Впрочем, презрение зижделось прежде всего на чувстве зависти — мелкие, злобные людишки понимали, что в силу своей никчемности никогда не достигнут того же уровня мастерства, которым владели древние профи — кузнецы и гончары.

Тому подтверждение — археологические раскопки — глиняные предметы посуды многовековой давности и металлические клинки времен Куликовской битвы подчас выглядят так, что хоть сейчас их в дело. [С-BLOCK]

Примечательно, что отчужденность, «неприкасаемость» кузнецов-гончаров в отечественной истории, по всей видимости, на самом деле имела место быть. Хотя и не в классическом понимании этого термина — к париям кузнецы и гончары на Руси никогда не относились. Амбивалентность образа создателя-грешника, «хозяина огня», даже воплотили в произведениях искусства.

Вспомним замечательный советский фильм «Цыган», где донского кузнеца Будулая Романова сыграл Михай Волонтир. Кузница Будулая на отшибе, да и сам цыган чужой, не свой для односельчан. Даже его трудная любовь Клавдия (а потом и родной сын) смотрят на тяжелую работу кузнеца тайком, незаметно для Будулая — как на некое таинство, к которому непосвященным нельзя открыто приобщаться.

Может, и недолюбливали, но остро нуждались

Мирча Элиаде в своем исследовании приводит доказательства, что в древности, кузнецы и гончары были творчески интегрированными с другими личностями, обладавшими шаманскими способностями, а также вокально-инструментально-поэтическими дарами. Возможно, так и было, но это предположение не противоречит историческим реалиям, которые свидетельствуют о престижности профессий кузнеца и гончара.

Кузнецы на Руси были, пожалуй, самыми популярными ремесленниками. Нет ни одной общеизвестной русской народной сказки, где бы кузнец выступал отрицательным персонажем (впрочем, как и гончар).

Практически все металлические предметы, требующие тепловой обработки и применяемые в быту, в хозяйстве и в военных действиях, испокон веку ковались профессиональными кузнецами.

Даже лошади, основное средство передвижения на протяжении многих веков, и те подковывались ими.

Хороший кузнец (как и гончар) всегда имел неплохой заработок и мог содержать семью. Если и чурались самого «хозяина огня», то никогда не проходили мимо его качественно сделанного товара, и каждый раз воздавали за него сторицей.

Источник: https://news.rambler.ua/other/40682555-neprikasaemye-kak-na-rusi-otnosilis-k-kuznetsam-i-goncharam/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector