Оборона соловецкого монастыря в 1854 году: как монахи противостояли английскому флоту

Как известно, во время крымской войны боевые действия шли не только на Чёрном море, англичане пытались атаковать Россию и на Севере, и на Балтике, и на Дальнем Востоке.

Объявив Российской державе войну в 1854 году, Англия и Франция, используя всевозможные средства к нанесению урона России, попытались организовать удары не только на Чёрном, но и Балтийском, Белом морях и Тихом океане. На Балтике сильный англо-французский флот блокировал русский Балтийский флот, высадил десант, который захватил крепость Бомарсунд.

Англичане предприняли экспедицию и в Белое море. Уже в мае англичане отправили три парохода для блокады Белого моря. Затем туда были отправлены ещё несколько английских и французских кораблей. Командовал эскадрой английский капитан Оманей. 5 (17) июня вражеская эскадра появилась у входа в Белое море.

Первоначально действия британцев ограничивались захватом мелких купеческих судов, груженных хлебом и рыбой. 22 июня (4 июля) англичане вышли к Мудьюгскому острову, который располагался в Двинской губе Белого моря, вблизи устья Северной Двины, и выслали несколько шлюпок для промера глубин.

Однако они были отогнаны огнем двух пушек прапорщика Балдина и ружейной стрельбой с лодок лейтенанта Тверитинова.

Во второй половине июля 1854 года английские паровые 60-пушечные фрегаты «Бриск» и «Миранда» под командованием капитана английского флота Эрасмуса Омманея совершили нападение на Соловецкий монастырь.

 

Крестьянин — ополченец 1854 г.

Оборона Соловецкого монастыря

6 (18) июля два парохода «Миранда» и «Бриск» («Проворный») под командованием Омманея атаковали атаковал уединённую Соловецкую обитель.. Пароходофрегат «Миранда» имел 15 пушек, а «Проворный» — 14. Основной целью, разумеется, было разграбление сокровищ, которые, по мнению англичан, находились в монастыре.

Англичане считали монастырь сильной крепостью, но все же решились попытаться взять его, так как надеялись захватить сокровища, которыми, по дошедшим до них слухам, были богаты русские церкви.

На Соловках учитывали возможность появления вражеского флота, поэтому все монастырские ценности были уже вывезены в Архангельск. По данным военного министерства, в монастыре из средств обороны было «20 пудов пороху, копья и множество бердышей и секир времен Федора Иоанновича».

На берегу соорудили батарею с двумя трехфунтовыми орудиями, на стенах и башнях разместили ещё 8 малых пушек. Оборонял монастырь отряд инвалидной команды. 

СПРАВКА.

Начиная с времён Петра I, инвалидами в Российской империи называли военнослужащих, получивших заболевания, ранения или увечья, которые не способны были нести военную строевую службу, и их определяли для службы в гражданские учреждения, обучения новобранцев или для несения караульной службы. Ещё при Петре I увечных, раненых, дряхлых офицеров, урядников, драгун, рядовых отправляли в монастыри. Содержались они за счет средств монастырей.

Англичане стремились захватить Соловки, ещё и потому, что они являлись важным стратегическим пунктом России. Владея им, они могли контролировать Белое море и получали удобную базу для нападения на Архангельск.

Несмотря на слабую защиту монастыря (там жили монахи и богомольцы, а военный гарнизон представлял собой небольшой отряд), местное руководство решительно отвергло английский ультиматум о сдаче.

На архипелаге учитывали возможность появления английского флота, и монастырские ценности были уже за несколько недель до того вывезены в Архангельск. 

Архимандрит Александр, совершив Крестный ход вокруг монастыря, вместе с начальником инвалидной команды прапорщиком Никоновичем и несколькими добровольцами из нижних чинов, богомольцев и послушников, взяв с собой две 3-х-фунтовых монастырских пушки, отправился верхом по острову, следить за британцами.

Став на якорь, британские корабли немедленно, не вступая в переговоры, открыли огонь. Произведя с одного из пароходов порядка 30-ти выстрелов по монастырю, они разрушили монастырские ворота и бомбардировали монастырские здания. 

Фейерверкер Друшлевский отвечал выстрелами с береговой батареи и смог повредить «Миранду». После этого англичане,  получив в ответ несколько ядер, пущенных инвалидами, отвели повреждённый пароход дальше от берега. 

Таким образом, жители Соловков, солдаты и монахи, дали достойный отпор противнику.

На следующий день, 19 июля, в 5 часов утра от фрегата «Бриск» отошла шлюпка с белым флагом — англичане прислали ультиматум с требованием сдать монастырь, передав письмо, адресованное на английском и русском языках в таких несколько странных выражениях: «По делам ее великобританского величества. Его высокоблагородию главному офицеру по военной части Соловецкой».

 В письме говорилось: «Шестого числа (по старому стилю — ред.) была пальба по английскому флагу. За такую обиду комендант гарнизона через три часа с получения сего обязан лично отдать свою шпагу». Далее требовалась безусловная сдача «всего гарнизона». В случае отказа следовала угроза бомбардирования монастыря. 

Письмо было отнесено архимандриту Александру. Архимандрит ответил опровержением лжи относительно вины в стрельбе по английскому флагу, так как русские начали отстреливаться только после третьего ядра, пущенного в них. В сдаче архимандрит отказал. После этого началась канонада, продолжавшаяся девять с лишним часов.

После девятичасовой канонады, не приведшей ни к каким-нибудь серьёзным разрушениям (что отчасти объясняется прочностью стен и дальностью, с которой приходилось вести обстрел — бухта Благополучия имеет сложный и опасный рельеф дна), хотя крышу всю пробило ядрами и пострадали стены, англичане вынуждены были оставить монастырь в покое.

«Бриск» и «Миранда» отошли к Большому Заяцкому острову.

Они обстреляли его и, не услышав ответных выстрелов (на острове были только два старика, сторожившие церковь), высадились на остров, разбили топорами дверь Андреевской церкви, сломали церковную кружку, разбросали медные деньги, украли три маленьких колокола и несколько серебряных вещей. Затем английские корабли удалились в море, не рискуя больше оставаться около монастыря. Они еще долго разбойничали на поморских землях.

  • Архимандрит Александр, организовавший в эти критические дни оборону Соловецкого монастыря, вместе с особо отличившимися пушкарями, воинами-инвалидами и монахами были награждены орденами за проявленные хладнокровие, храбрость и отвагу.
  • Император Николай повелел: «настоятеля Соловецкого монастыря архимандрита Александра наградить наперсным, украшенным бриллиантами, крестом на георгиевской ленте, а иеромонахов Матфея, Варнаву и Николая — золотыми наперсными крестами на георгиевской же ленте, за отличное исполнение ими своих обязанностей во время неприятельского нападения на Соловецкий монастырь».
  •  За поражение под Соловецким монастырем капитан Эрасмус Оммани был с позором разжалован и снят с должности.

Не успокоившись, уже 22 июля англичане высадились на берег на восточном берегу Онежского залива, у селения Пушлахты, где совершенно не было русских войск. высадку сопровождала пальба из корабельных орудий.

  1. Однако местные крестьяне отнюдь не обрадовались появлению супостата и в количестве 23-х человек, под руководством двух нижних чинов и под командой помощника холмогорского окружного начальника Государственных Имуществ Волкова, открыли огонь по британцам, убили 5 человек, а нескольких ранили и отступили без потерь.
  2. Англичане решили и здесь не задерживаться, подожгли пустую деревню и ушли в море.

Император Николай Павлович пожаловал героям награды: «Губернскому секретарю Волкову орден Св.

Анны 3-й степени с бантом; нижним чинам, содействовавшим крестьянам: унтер-офицеру Басову знак отличия Военного Ордена и 25 рублей; рядовому Иевлеву 15 рублей; одному из крестьян, по выбору их самих, как достойнейшему, знак отличия Военного Ордена; всем двадцати трём крестьянам по пяти рублей каждому».

И это не единичный случай, когда русские крестьяне и инвалиды громили британский флот!

На следующий, 1855 год, 25 июня (по ст. стилю) англичане пытались захватить селение Лямца (Онежский полуостров, на берегу Белого моря).

  • д. Лямца
  • В ознаменование подвига крестьян этого селения был установлен памятный крест. Чтобы ничего не выдумывать, приведу здесь текст надписи на обратной стороне памятника:
  • Непокрённым поморам, д. Лямца

«Лета 1855 июня 25 дня неприятельский английский пароход, подойдя вечером в шесть часов к селению Лямцы, отправил на берег гребные суда с вооруженными людьми. Крестьяне Лямца, руководимые рядовым Изырбаевым, открыли по приближающимся огонь из ружей и небольшой пушки, и тем принудили их возвратиться к пароходу. 

Вслед за тем с парохода начали стрелять ядрами, картечью, гранатами и ракетами и отправили гребные суда с десантом, но и сей высадки крестьяне селения Лямца не допустили и принудили возвратиться на пароход, который продолжал стрельбу во всю ночь, в шесть часов утра ушел в море.

 При сих отражениях кроме крестьян принимали участие: архангельский мещанин Александр Лысков, местный священник Петр Лысков и дьячок Изюмов, из крестьян же наиболее отличился Совершаев. Несмотря на продолжительное бомбардирование, из защищавших ранены только дьячок Изюмов и самое селение пострадало весьма мало. 

Бомбы, гранаты и ракеты большей частью не разрывались и их собрано крестьянами большое количество. Государь император пожаловал Совершаеву и Изюмову серебряные медали на георгиевской ленте с надписью «За храбрость»….»

Источник

Источник: https://zagopod.com/blog/43077868534/next

Крымская война в Арктике. 165 лет назад Соловецкий монастырь отразил набег английского флота

18 июля 1854 года защитники Соловецкого монастыря в Белом море с успехом отбили первую атаку двух английских пароходофрегатов.

В Крымскую войну 1853–1856 годов основные события развивались на Черном море, но отголоски ее раздавались по всей Руси. Британия, выступая на стороне Османской империи, не упускала случая «ущипнуть» Россию.

Англичан всегда интересовал богатый, но слабо защищенный Русский Север. И Лондон организовал двухгодичную экспедицию в акваторию Белого и Баренцева морей.

Цель была чисто пиратской – захватывать гражданские суда, уничтожать береговые укрепления и поселения, блокировать Архангельский порт.

Эта «малая война» на Севере получила название Беломорской кампании и далеко не так известна, как оборона Севастополя. Основным ее эпизодом стала осада англичанами Соловецкого монастыря 6 (18) – 7 (19) июля 1854 года и обстрел архипелага летом 1855-го, тогда английские корабли не рискнули приближаться к обители.

Руководивший Архангельской губернией вице-адмирал Роман Бойль объявил в феврале 1854-го военное положение и сосредоточил основные силы на обороне главного порта империи на Севере – Архангельска. Соловки остались по сути без защиты.

«Гарнизон» монастыря состоял из 200 монахов и послушников, 370 паломников и 53 солдат инвалидной команды под началом прапорщика Николая Никоновича.

Возглавил оборону настоятель, в прошлом полковой священник архимандрит Александр (Павлович), он привлек на свой страх и риск к защите обители 20 заключенных.

  • Ревизия арсенала не воодушевила – старинные ружья были ни на что не годны, бердыши, секиры и копья мало чем могли помочь в обороне, а из двух десятков пушек исправными оказались только две.
  • За два месяца до «визита» англичан к Соловкам из Архангельска прислали восемь малых артиллерийских орудий с шестью десятками ядер и двумя офицерами для обучения добровольцев из островитян-ополченцев, освобожденных на время военных действий арестантов и инвалидной команды.
  • 18 июля у острова появились два английских пароходофрегата: корвет «Миранда» с 15 пушками на борту под командованием Эдмунда Лайенса и шлюп «Бриск» с 14 орудиями под флагом командующего английской эскадрой в Белом море коммандера Эрасмуса Омманея.
Читайте также:  Как инвалиды сумели отбить соловецкий монастырь в 1854 году

Они предложили гарнизону сдаться, но получили отказ. Тогда канониры сделали три предупредительных выстрела, на что защитники монастыря ответили огнем. Монастырские артиллеристы, изловчившись, сумели своими слабыми пушечками нанести повреждение «Миранде» и едва не потопили корабль. Англичане отошли в море.

На следующий день, 19 июля в пять часов утра с фрегата «Бриск» прислали катер с парламентером. Он передал письмо, в котором оскорбленный тем, что защитники крепости палили из пушек по английским кораблям, коммандер Омманей требовал от коменданта крепости и солдат сдаться.

А кроме того, безусловной уступки целого гарнизона, находящегося на острове Соловецком, вместе со всеми пушками, оружием, флагами и военными припасами. На что англичанину иронично ответили: в монастыре коменданта никогда не бывало, и теперь нет да и флагов не имеется.

Пароходофрегаты начали бомбардировку монастыря, которая длилась девять часов. Было выпущено около 1800 ядер и бомб. Но они не причинили особого вреда, ни один защитник не погиб и не получил ранение, правда, сгорело несколько деревянных строений.

А высадить десант англичане, зная удаль русских людей, не рискнули. От Соловецкого монастыря джентльмены удачи не солоно хлебавши отправились на пустынный Заячий остров, где разорили деревянную церковь, затем в Онежском заливе ограбили деревню Лямицкую.

22 июля 1854 года настоятель Александр выехал в Петербург, где доложил Синоду о нуждах обители. По высочайшему повелению монастырь был укреплен и снабжен боеприпасами. И появившаяся в мае 1855-го английская эскадра из семи кораблей, зная об этом, уже не рискнула напасть на острова. Соловецкий монастырь, переживший первое нашествие шведов в 1571 году, ни разу не сдался врагу.

Вадим Кулинченко, vpk-news.ru

↓Поделиться в↓

Подписывайтесь на нашу страницу ВКонтакте

Источник: http://novorusmir.ru/archives/55514

Соловки, артиллерийская дуэль

Соловецкий монастырь (Крымская война, 1853-1856). Оборона русскими Соловецкого монастыря 6-8 июля 1854 г. В июле 1854 г. к Соловецкому острову, где находился монастырь, подошло два английских пароходофрегата. Анг­личане стремились захватить Соловецкий монастырь, кото­рый являлся важным стратегическим пунктом России.

Владея им, они могли контролировать Белое море и получали удобную базу для нападения на Архангельск. Несмотря на слабую защиту монастыря (там жили монахи и богомольцы, а военный гарнизон представлял собой небольшой отряд), местное руководство решительно отвергло английский уль­тиматум о сдаче. Тогда англичане начали обстрел монастыря из 60 орудий.

Артиллерийским огнем они разбили монастырские ворота и разрушили ряд домов.

Однако овладеть Соловецким монастырем англичанам не удалось. Высаженный на берег десант был обстрелян монас­тырской артиллерией (10 старых пушек) и, понеся потери, отступил к судам.

Получив отпор, англичане еще два дня вели обстрел с моря, а затем покинули район Соловков. Их попытка проникнуть к Архангельску также была отражена огнем береговой артиллерии. В сентябре 1854 г.

союзники (англичане и французы) покинули Белое море, не добившись здесь существенных результатов (см. Бомарзунд, Петропавловская оборона, Одесса).

Использованы материалы кн.: Николай Шефов. Битвы России. Военно-историческая библиотека. М., 2002. 

В Белом море, на Соловецком острове, готовились к войне: отвезли монастырские ценности в Архангельск, соорудили на берегу батарею, установили две пушки большого калибра, на стенах и башнях монастыря укрепили восемь пушек малого калибра. Небольшой отряд инвалидной команды охранял здесь границу Российской империи. 6 июля утром на горизонте показались два паровых корабля противника: «Бриск» и «Миранда». У каждого по 60 пушек.

Первым делом англичане дали залп — снесли монастырские ворота, затем стали стрелять по монастырю, уверенные в безнаказанности и непобедимости. Фейерверке? Друшлевский, командир береговой батареи, тоже стрелял. Две русские пушки против 120 английских. После первых же залпов Друшлевского «Миранда» получила пробоину. Англичане обиделись и прекратили пальбу.

Утром 7 июля они отправили на остров парламентеров с письмом: «6 числа была пальба по английскому флагу. За такую обиду комендант гарнизона обязан в течение трех часов отдать свою шпагу».

Комендант отказался отдавать шпагу, а монахи, богомольцы, жители острова и инвалидная команда вышли на крепостные стены на Крестный ход. 7 июля на Руси веселый день. Иван Купала, Иванов день. Его еще называют Иван Цветной.

Удивились англичане, странному поведению соловецкого народа: шпагу им не отдали, в ножки не поклонились, прощения не попросили да еще устроили крестный ход.

И открыли они огонь изо всех орудий. Девять часов бухали пушки. Девять с половиной часов.

Много вреда нанесли заморские враги монастырю, но высадиться на берег испугались: двух пушек Друшлевского, инвалидной команды, архимандрита Александра и той иконы, за которой шел соловецкий народ по крепостной стене за час до канонады.

8 июля «Бриск» и «Миранда» снялись с якоря, и больше их в этих краях не видели.

Использованы материалы кн.: А. Торопцев, Мировая история войн. Энциклопедия. М., «Эксмо», 2003

Далее читайте:

  • Крымская война.
  • Альма — битва на реке Альма, 1854 г. 
  • Осада Севастополя.

Бомарзунд — взятие русской крепости Бомарзунд на Аландских островах 4 августа 1854 г. англо-французским десантом под командованием генерала Барагэ д'Илье (11 тыс. чел.). 

Кола — оборона города. 1854 год.

Тихий океан — военные действия на Тихом океане. 1854 год.

Авачинская бухта — попытка высадить десант. 1854 год.

Аджан-Кале — блокада Карса. 1855 год.

Карс — первый штурм Карса. 1855 год.

Источник: http://www.hrono.ru/sobyt/1800sob/1854solovki.php

Варварское нападение англичан на Соловецкий монастырь и сожжение Колы

Объявив Российской державе войну в 1854 году, Англия и Франция, используя всевозможные средства к нанесению урона России, попытались организовать удары не только на Чёрном, но и Балтийском, Белом морях и Тихом океане. На Балтике сильный англо-французский флот блокировал русский Балтийский флот, высадил десант, который захватил крепость Бомарсунд.

Англичане предприняли экспедицию и в Белое море. Уже в мае англичане отправили три парохода для блокады Белого моря. Затем туда были отправлены ещё несколько английских и французских кораблей. Командовал эскадрой английский капитан Оманей. 5 (17) июня вражеская эскадра появилась у входа в Белое море.

Первоначально действия британцев ограничивались захватом мелких купеческих судов, груженных хлебом и рыбой. 22 июня (4 июля) англичане вышли к Мудьюгскому острову, который располагался в Двинской губе Белого моря, вблизи устья Северной Двины, и выслали несколько шлюпок для промера глубин.

Однако они были отогнаны огнем двух пушек прапорщика Балдина и ружейной стрельбой с лодок лейтенанта Тверитинова.

Оборона Соловецкого монастыря

6 (18) июля два парохода «Миранда» и «Бриск» («Проворный») атаковали Соловецкий монастырь. Пароходофрегат «Миранда» имел 15 пушек, а «Проворный» — 14.

Англичане считали монастырь сильной крепостью, но все же решились попытаться взять его, так как надеялись захватить сокровища, которыми, по дошедшим до них слухам, были богаты русские церкви.

На Соловках учитывали возможность появления вражеского флота, поэтому все монастырские ценности были уже вывезены в Архангельск. По данным военного министерства, в монастыре из средств обороны было «20 пудов пороху, копья и множество бердышей и секир времен Федора Иоанновича».

На берегу соорудили батарею с двумя трехфунтовыми орудиями, на стенах и башнях разместили ещё 8 малых пушек. Оборонял монастырь отряд инвалидной команды.
Справка.

Начиная с времён Петра I, инвалидами в Российской империи называли военнослужащих, получивших заболевания, ранения или увечья, которые не способны были нести военную строевую службу, и их определяли для службы в гражданские учреждения, обучения новобранцев или для несения караульной службы. Ещё при Петре I увечных, раненых, дряхлых офицеров, урядников, драгун, рядовых отправляли в монастыри. Содержались они за счет средств монастырей.

Став на якорь, британское корабли немедленно, не вступая в переговоры, открыли огонь. Они разрушили монастырские ворота и бомбардировали монастырские здания. Фейерверкер Друшлевский отвечал выстрелами с береговой батареи и смог повредить «Миранду». После этого англичане отошли.

7 (19) июля британский капитан Оманей направил парламентера и объявил, что так как «Соловецкий монастырь принял на себя характер крепости и производил стрельбу по английскому флагу», то он требует безусловной сдачи гарнизона со всеми орудиями, оружием, флагами и военными припасами в течение 6 часов. В противном случае угрожал бомбардировкой крепости. Архимандрит Александр ответил опровержением лжи относительно вины в стрельбе по британскому флагу, так как русские стали отвечать только после третьего ядра, пущенного в обитель. В сдаче отказали.

Затем началась бомбардировка, которая продолжалась больше девяти часов. С нашей стороны инвалиды и охотники (добровольцы) отвечали огнем из 10 пушек. Английские бомбы и ядра вызвали определенные разрушения, но меньшие, чем ожидалось.

Бомбардировка при всей значительной интенсивности и продолжительности не разрушила всего Соловецкого монастыря, хотя крышу и пробило ядрами и пострадали стены. Человеческих жертв не было. Сила английской артиллерии была ослаблена тем, что вражеские корабли старались соблюдать дистанцию, чтобы не попасть под ответный огонь.

Защитники полагали, что англичане высадят десант. Первоначально, по-видимому, эта мысль у них была, но англичане не стали этого делать и 8 (20) июля отступили.

Архимандрит Александр и все население острова проявило настоящий героизм, отказавшись капитулировать перед превосходящими силами противника. Русские люди предпочли пасть в неравном сражении, не имея современного оружия, чем добровольно допустить врага на русскую землю.

Государь Николай повелел наградить настоятеля Соловецкого монастыря архимандрита Александра наперсным бриллиантовым крестом на георгиевской ленте, монахов Матфей, Варнава и Николай за отличное исполнение ими своих обязанностей во время английской атаки отметили золотыми наперсными крестами на георгиевской ленте.

От Соловецкого монастыря британцы отправились на пустынный Заячий остров, где разорили и разграбили деревянную церковь. Затем в Онежском заливе ограбили деревню Лямицкую. 9 (21) июля англичане появились у острова Кий, в 15 верстах от города Онеги, где сожгли таможню и другие казенные строения. На этом же острове ограбили Крестный монастырь.

10 (22) июля англичане высадили команду на восточном берегу Онежского залива, у селения Пушлахты. Русских войск здесь не было, но крестьяне (23 человека) под началом двух нижних чинов и помощника холмогорского окружного начальника Министерства государственных имуществ Волкова, оказали сопротивление. Они убили 5 человек, нескольких ранили и отступили без потерь.

Англичане в отместку разграбили и сожгли деревню.

Позднее государь Николай наградил мужественных людей. Волкову пожаловали орден св. Анны 3-й степени, унтер-офицеру Басову знак отличия Военного Ордена и 25 рублей, а рядовому Иевлеву 15 рублей. Все крестьяне получили по 5 рублей, самому достойному передали знак отличия Военного Ордена.

Воскресенский собор (Кола)

Разрушение Колы

Надо отметить, что на опасность положения Колы обратили внимание ещё в марте 1854 года. 2 марта 1854 года кольский городничий Шишелов направил архангельскому военному губернатору Бойлю рапорт.

В нём он сообщил, что если Англия пожелает направить часть своего флота к северным берегам Российского государства, то «в этом случае и город Кола может также не ускользнуть из его внимания легкостью взятия…» В городе не было ни гарнизона, кроме нескольких десятков рядовых инвалидной команды имевших на вооружении всего около 40 годных ружей, при минимальном количестве боеприпасов, ни артиллерийского вооружения. Военный губернатор Бойль со своей стороны в марте 1854 года написал кольскому городничему, что «жители Колы народ отважный и смышленый, а потому я надеюсь, что они не допустят в свой город неприятеля, а уничтожат его выстрелами с крутых берегов и из-за кустов». И для руководства жителями направил капитана Пушкарева со 100 ружьями и боеприпасами. Пушкарев получил инструкцию использовать удобный для обороны характер местности. Нападение на поселение можно было совершить только на гребных судах и высадиться необходимо было на крутой берег.

Читайте также:  Как дворяне карали дочерей за потерю девичьей чести до свадьбы

Однако Пушкарев пробыл в городе недолго. Он был ранен каким-то злоумышленником и отбыл.

Капитан смог разыскать две пушки, одну 2-фунтовую и другую 6-фунтовую, но одна из них оказалась неисправной, а другая в ходе боя смогла сделать только один выстрел.

Кроме того, был сооружен бруствер для укрытия солдат. В преемники Пушкареву военный губернатор Бойль определил лейтенанта Бруннера, который в августе прибыл в город.

9 (21) августа пароходофрегат «Миранда» показался в виду Колы. Английские шлюпки стали проводить промер глубин. 10 августа англичане продолжали промер, ставили бакены. Русские огонь из имеющегося орудия не открывали, так как из-за значительной дальности боялись потратить даром выстрелы.

В 8 часу вечера того же дня британский корабль поднял белый флаг и приблизился к берегу. С парохода «Миранда» была послана к берегу шлюпка. Англичане потребовали безусловной сдачи города, укреплений и гарнизона, угрожая в противном случае уничтожить Колу.

Хотя в Коле современных укреплений не было (укрепления острога давно устарели, а артиллерийского вооружения фактически не было), а весь гарнизон составляла инвалидная команда из 50 человек, адъютант архангельского военного губернатора, лейтенант флота Андрей Мартынович Бруннер ответил решительным отказом.

Он собрал инвалидную команду и нескольких охотников (добровольцев) из местных жителей и приготовился к обороне. Все жители городка изъявили готовность пожертвовать собою и своим имуществом для отражения противника.

Бруннер, ожидая немедленного начала бомбардировки города, отвел свои небольшие силы с береговой полосы под прикрытие крутых берегов рек Колы и Туломы.

А при наступлении сумерек лейтенант вызвал охотников (добровольцев) снять поставленные англичанами бакены и отвести захваченное ими рыболовецкое судно на новое место.

Добровольцами вызвались мещанин Григорий Немчинов и ссыльные Андрей Мишуров и Василий Васильев. Они успешно выполнили свою миссию, сняв десять бакенов.

Пароход-фрегат «Миранда» уничтожает город Кола

 
Утром 11 (23) августа британские корабли начали обстрел города. Бомбардировка продолжалась до позднего вечера.

Кроме того, противник несколько раз пытался сделать высадку десанта, посылая к берегу шлюпки с вооруженными людьми, но всякий раз небольшой отряд инвалидов и охотников под началом лейтенантом Бруннера пресекали эти действия. Нижняя часть городка, состоявшая из деревянных сооружений, была полностью уничтожена.

Сгорело около 100 домов, старинный острог с 4 башням по углам, 2 церкви, несколько магазинов. Верхняя часть города уцелела. Убитых не было, легкие ранения и контузии получило несколько человек.

При бомбардировке сгорел шедевр русского деревянного зодчества Воскресенский собор, построенный при царях Иоанне и Петре Алексеевичах в 1684 году.

Собор наряду с Преображенским собором в Кижах являлся одним из крупнейших многоглавых храмов Русского Севера.

Собор имел 19 глав (по другим источникам, глав было 18, одну во время ремонта 1834 года убрали) и, простояв 170 лет, удивлял всех своей красотой и прочностью.

12 (24) августа с ранним утром бомбардировка Колы снова возобновилась и продолжалась до 7 часов утра. Англичане пытались поджечь верхнюю часть Колы, но им не удалось этого сделать. После этого англичане отступили, так и не дождавшись сдачи Колы и не решившись на десант.

Русский император Николай, получив доклад об обороне Колы, лейтенанта Бруннера отметил орденом св. Владимира 4-й степени с бантом, капитана 1-го Архангелогородского гарнизонного батальона Пушкарева — орденом св. Анны 3-й степени с бантом, унтер-офицера Федотова — знаком Военного ордена. Ссыльных Мишурова и Васильева перевели на временное жительство в Архангельск.

В конце августа англичане появились у города Онега. По первому набату к военной команде присоединилось до 250 горожан, вооруженных ружьями, пиками и баграми, готовых защищать свой город. Однако противник не решился на штурм и отступил. На этом боевые действия на Севере прекратились.

Давайте я вам еще напомню какие то исторические темы для обсуждения:  вот например Особое положение евреев в России в 1770-80 гг. , а вот Как украсть большой кусок истории. Вспомним еще Как братья-славяне учились побеждать и проигрывать Оригинал статьи находится на сайте ИнфоГлаз.рф Ссылка на статью, с которой сделана эта копия — http://infoglaz.ru/?p=52183

Источник: https://masterok.livejournal.com/2003699.html

Оборона Соловецкого монастыря: как монахи с инвалидами в 1854 году отбились от английского флота

Театр Крымской войны 1853—1856 гг., в котором против Российской империи выступили Великобритания, Франция, Османская империя и королевство Сардиния, разворачивался не только в Черном море — его сценой стали Балтика, Камчатка и даже Курилы.

В 1954 году, когда английский капитан Эразм Оманей привел в Белое море эскадру из 10 кораблей — для высадки десанта в Архангельске и блокады порта, невольное участие в боевых действиях пришлось принимать и монахам Соловецкой обители.

Невелики силы

Все лето 1854 года британцы грабили русских купцов, выходивших из Архангельска, обстреливали поселения, грабили крестьян. Был разграблен Кий-остров, сожжена Кандалакша, разграблен Крестный монастырь. Высадиться в Архангельске британцам не удалось — выяснилось, что у судов слишком большая осадка для захода в дельту Двины, а береговые батареи русских дали понять врагам, что высадка на баркасах невозможна. Тогда в поисках путей к городу два трехмачтовых пароход-фрегата «Бриск» и «Мирaндa» появились в Онежской губе, вблизи обители.

Настоятелем Соловков в это время был архимандрит Александр Павлович, бывший в прошлом полковым священником.

По данным Государственного архива Архангельской области, под началом у него находилось 200 послушников и монахов, 370 трудникoв, паломников и поселенцев.

Из людей, имеющих военный опыт, была команда из 52 инвалидов — отставных солдат, которые охраняли арестантов, заключенных в тюрьме обители; командовал ими прапорщик Николай Никонович.

Арсенал был невелик — две трехфунтовых пушки, старые ружья и склад старинных бердышей и пик. К счастью, еще в мае из Архангельска прислали 8 шестифунтовых пушек, 120 снарядов, инженера Бугаевского — для сооружения батарей и фейерверкера Друшлевского — для командования ими.

Присланные пушки было решено поставить на стенах, а из старых пушек устроили береговую батарею. Из паломников и добровольцев сформировали отряды, которые обучались стрельбе и штыковому бою. Отдельный отряд настоятель велел создать из арестантов — добровольцев оказалось 20 человек. Это все, что монахи могли противопоставить 120 пушкам англичан.

Проба сил
Первая стычка произошла 6 июля, когда англичане остановились напротив скрытой батареи.

Советский историк Георгий Георгиевич Фруменков в работе «Соловецкий монастырь и оборона Беломорья в XVI—XIX вв» описывал начало баталии так: сначала на кораблях появились сигнальные флаги, но монастырь молчал; монахи не знали значения морских сигналов.

Тогда англичане выпустили в сторону обители три ядра. Обитель ответила двумя выстрелами. Тогда англичане обстреляли монастырь, выпустив по ней 30 снарядов.

Быстро выяснилось, что ядра архангельских пушек не долетают до противника. Зато береговая батарея сумела сделать пробоину в пароходе «Миранда». Англичане отошли за мыс и встали на ремонт.

Бомбардировка

Утром 7 июля англичане прислали парламентера с ультиматумом «уступить» им гарнизон, коменданту крепости — сдать шпагу, а военным — прибыть на остров Песий и сдаться в плен. Монахи ответили, что гарнизона у них нет, коменданта нет, кадровых военных нет, а значит, выполнить требования они не могут. Подпись под ответом была такая: «Соловецкий монастырь».

Получив отказ, Оманей хотел взять остров хитростью: он попросил разрешения высадить на сушу якобы русских военнопленных. Но его уловку разгадали, и десант был встречен огнем из ружей.

Тогда взбешенный англичанин приказал сравнять обитель с землей, и оба корабля обрушили на обитель мощь пушек. В течение дня по монахам было выпущено 1800 снарядов, каленых ядер и гранат.

В ответ Соловки палили ядрами не крупнее яблока и посылали более внушительные заряды из пушек на стене, поливая огнем подошедших врагов. Звуки пальбы слышали на берегу за сто верст.

Под защитой Бога

Особым героизмом отличились офицеры Дeршлeвский и Бугаeвский, прапорщик Николай Никонoвич, инвалиды — унтер-офицер Николай Крылов, Тимофей Антонов и Терентий Рагозин, паломник из Норвегии Андрей Гaрдeр. Героизм проявили и арестанты обители: студент Егор Андрузский, певчий Алексей Орловский, бывший поручик Николай Веселый, дворяне Иван Якубoвский и Андрей Мaндрыку, фельдфебель Яков Пыжьянoв и раскольник Иван Шурупов. Все они получили награды, а арестанты — послабление.

Под огнем монахи сумели несколько раз провести по стенам монастыря крестный ход. Удивительно, но в обители не оказалось ни одного раненого или убитого, а стрельба стихла сразу, как только один из снарядов попал в икону Богородицы над дверями Преображенского храма.

Разрушения были минимальны. Англичане сумели зажечь гостиницу, стоявшую за стенами монастыря, но ее потушили. Были проломлены стены кладбищенской церкви, собора во имя Преображения и проломлен купол храма во имя Св. Николы Угодника и кое-где разрушена стена. В Архангельск отец Александр написал так: «Враг вынужден был со стыдом удалиться от нас без исполнения своего намерения».

После позорного отхода англичан арсенал монастыря был пополнен: из Архангельска прислали 100 солдат, 20 ружей для насельников, 4 пушки. А после того как отца Александра вызвали в столицу к Николаю I, монастырь получил еще две пушки, 245 пудов пороха, 4400 ядер, 300 ружей и 150 тыс. патронов.

Ушли ни с чем
Англичане еще 5 раз возвращались к обители в течение 1855 года — угоняли стада овец, грабили население. Однажды отцу Александру пришлось вступать в переговоры — враги требовали у монахов «волов».

Настоятель сказал, что волов у них нет, а коров монахи не отдадут, а если их попробуют отобрать, то насельники коров убьют и бросят в море.

В последний раз англичане появились у обители в сентябре 1855 года, разорили Андреевский скит и ушли уже навсегда.

В память об осаде монахи сложили три пирамиды из выпущенных по обители гранат и ядер, пишет Л. В. Мельникова в работе «Оборона Соловецкого монастыря. Военный и религиозный аспекты». Только через год они обнаружили, что попавшая в икону Богородицы граната так и не взорвалась, а осталась в стене храма. Ее обезвредили и вынули из стены.

Источник: https://news.rambler.ua/other/41842817-oborona-solovetskogo-monastyrya-kak-monahi-s-invalidami-v-1854-godu-otbilis-ot-angliyskogo-flota/

Почему британский флот не смог разрушить Соловецкий монастырь в 1854 году

Когда речь заходит о Крымской войне, чаще всего вспоминают героическую оборону Севастополя. Реже – боевые действия на Кавказе. Между тем, героическая оборона Соловецкого монастыря и заполярного города Кола от англичан по сей день остаются малоизвестными.

Когда речь заходит о Крымской войне, чаще всего вспоминают героическую оборону Севастополя. Реже – боевые действия на Кавказе. Между тем, Крымская война, как считают некоторые историки, была первой глобальной войной не только потому, что в ней участвовали все главные мировые державы середины XIX века, за исключением, пожалуй, Австро-Венгрии (хотя и она политически не осталась в стороне).

Масштаб этого конфликта определялся и огромной территорией, на которой велись боевые действия.

Объединённый «англо-французский» Запад, используя полное техническое превосходство своих военно-морских флотов, пытался «уязвлять» российского колосса на самых дальних окраинах: на Камчатке и на Крайнем Севере.

И если о героической обороне Петропавловска-Камчатского каждый интересующийся отечественной историей хоть что-то слышал, то о бомбардировке Соловецкого монастыря, о подвиге жителей заполярного города Колы, о других событиях Крымской войны на Крайнем Севере знают совсем немногие.

В июне 1854 года в северных русских водах появилась англо-французская военная эскадра из 7 кораблей. Первое время она занималась грабежом поморских и купеческих судов. Затем «цивилизованные европейские мореходы» решили выбрать себе цель покрупнее.

Читайте также:  Что на самом деле произошло с вторым томом «мертвых душ»

6 июля два трехмачтовых шестидесятипушечных фрегата «Бриск» и «Миранда» появились на рейде у бухты Благополучия возле Соловецкого монастыря. На кораблях подняли переговорные флаги. Монахи, ничего не понимавшие в языке сигнальных флагов, безмолвствовали.

Англичане, чтобы привлечь внимание, произвели три выстрела, монастырские пушки ответили двумя. Англичане, недолго думая, начали мощную бомбардировку. 7 июля «в 5 часов утра от фрегата «Бриск» отошла шлюпка с белым флагом.

Она доставила на берег письмо, в котором командир английской эскадры капитан Эрасмус Оммани, видимо, решив, что уже достаточно напугал защитников Соловецкой обители, ультимативно потребовал немедленной сдачи гарнизона.

Монахи ответили не без остроумия: «Так как в монастыре гарнизона нет, то и сдаваться, как военнопленным, некому».

Так как монастырь располагал только 10 исправными старинными пушками, из которых два века тому назад стреляли еще по шведам, то соловецким насельникам оставалось уповать на Бога. Что они и делали. Над монастырём постоянно звучал колокольный звон. Был устроен крестный ход.

Англичане открыли ураганный артиллерийский огонь по монастырю. Однако бомбы отскакивали от могучих валунов, из которых состояли стены, почти не причиняя им вреда. Бомбы падали и в море и, перелетев через монастырь, в Святое озеро. Это небольшое озерцо, как вспоминали очевидцы, едва ли не кипело от ядер.

Девять с лишним часов продолжался ожесточенный обстрел Соловецкого монастыря. И когда, наконец, пороховой дым рассеялся, англичане с изумлением увидели вместо ожидаемых развалин – стены, башни и соборы Соловецкого монастыря, практически невредимые.

Около 5 часов после полудня, когда канонада, продолжавшаяся девять часов, начала утихать, пролетело со свистом 96-фунтовое ядро по направлению к Преображенскому собору, пробив стену и верхнюю часть образа «Знамения» Пресвятой Богородицы, стоявшего над западным входом в Преображенский собор; ядро с шумом упало на землю. Следы этого выстрела до сих пор остаются на иконе. Раздосадованные ничтожными результатами своей бомбардировки, англичане вынуждены были ретироваться. Следующей их крупной целью стал город Кола.

К середине XIX века Кола насчитывала чуть больше сотни домов и несколько сотен жителей, в основном занимавшихся морскими промыслами. Это был самый северный на тот момент городок Российской империи.

Он знавал и лучшие времена, был одним из центров торговли России с Европой в XVI-XVII веках. Но с того времени, как Пётр I прорубил более «удобное» окно в Европу на Балтике, Кола стала утрачивать своё стратегическое значение.

Соответственно, царское правительство всё меньше внимания уделяло его обороне.

К началу Крымской войны деревянную кольскую крепость обороняла лишь инвалидная команда из нескольких десятков человек. Еще до официального вступления в войну Англии, 2 марта 1854 года, Кольский городничий Шишелов послал рапорт архангельскому военному губернатору Боилю.

Кольский краевед Иван Ушаков приводит в своём военно-историческом очерке выдержки из этого документа: «…По настоящим военным обстоятельствам, если неприятель вознамерится направить часть своего флота к северным берегам России, то в этом случае и город Кола… может также не ускользнуть из его внимания легкостью взятия и к распространению в Европе эха побед.

Для достижения этой цели неприятелю в настоящее время по беззащитному положению города Колы не предстоит, никакой трудности, ибо к сопротивлению нет ни оружия, ни войска, кроме местной инвалидной команды в самом малом числе при одних ружьях, из коих к цельной стрельбе могут быть годными только 40, при самом незначительном количестве боевых патронов; пушек вовсе не имеется».

Колу, находившуюся в самой глубине Кольского залива, который крутизной скалистых берегов напоминает норвежские фиорды, защитить было бы не так сложно. Любой зашедший сюда корабль находится как на ладони.

Особенно в южной части залива, возле Колы.

Имей защитники города хотя бы с десяток орудий, и вражеские суда рисковали бы навсегда остаться в студёных кольских водах, или, в лучшем для себя случае, ретироваться с большими повреждениями.

Городничий, участник Отечественной войны 1812 года, считал, что при вооружении местных жителей — колян и саамов, «отличающихся чрезвычайною меткостью в стрельбе из винтовок», нужно прислать дополнительно «по крайней мере, роту егерей и восемь орудий…

» В ответ из Архангельска в Колу прислали 100 кремневых ружей. Многие из них были в неисправном состоянии. К каждому ружью полагалось лишь два десятка боевых патронов.

Таким оружием архангельский губернатор предлагал северянам защищать свой деревянный город от лучшего на то время военно-морского английского флота.

«После этого надеюсь, — писал Боиль, — что при сих средствах удалые Кольские обыватели защитят свой город, к которому неприятелю подойти не так легко, потому, что ему надобно будет плыть на гребных судах под крутым берегом, где можно перестрелять их с легкостью и с удобностью…»

В июле в Колу прибыл адъютант архангельского губернатора, лейтенант флота Андрей Мартьянович Бруннер. Он и возглавил оборону города. 9 августа, в 10 часов утра, трехмачтовый английский паровой корвет «Миранда», вооруженный двумя бомбическими пушками двухпудового калибра и 14 пушками 36-фунтового калибра вошёл в Кольский залив.

Поставив корвет на якорь напротив Колы, командир «Миранды» Эдмунд Лайонс отправил к берегу шлюпку с парламентёром.

Лейтенанту Бруннеру было вручено письменное требование на английском языке о «немедленной и безусловной сдаче укреплений, гарнизона и города Колы со всеми снарядами, орудиями, амунициею и всеми, какими бы то ни было предметами, принадлежащими Российскому правительству»; гарнизону предлагалось сложить оружие и сдаться в плен.

Лайонс обещал пощадить частную собственность горожан, но «благородно предупреждал», что городские укрепления будут разорены, как и все «правительственное имущество» — уничтожено или захвачено. Лейтенант Бруннер сразу же, при встрече с парламентерами, в устной форме отклонил требования англичан.

Жители поддержали это решение, изъявив «готовность пожертвовать своим имуществом, но отнюдь не сдаваться врагам ни на каких условиях». Таким образом, кораблю с командой из 200 человек, с шестью десятками орудий на борту противостояло около сотни человек, вооружённых ружьями и одной извлечённой из какого-то подвала старинной пушкой с искривлённым стволом.

11 августа «Миранда» начала «осыпать город бомбами, гранатами, калеными ядрами и коническими ружейными пулями с прикрепленным к ним горючим составом», — читаем в очерке Ивана Ушакова. Единственное русское орудие сделало по врагу один выстрел, после которого оно было сбито со станка английским снарядом, а вскоре новым попаданием полностью выведено из строя.

Один из отрядов вооружённых колян, укрывшись за выступом берега, в подходящие моменты, когда кто-либо из англичан оказывался на виду, вел огонь из ружей. Смельчаки стреляли «в людей, находившихся на марсах и салингах». Трое англичан при этом «было убито или ранено, один из них уронил зрительную трубу».

На каждый выстрел русских противник отвечал залпами из орудий картечью и ядрами большого калибра. После длительного обстрела, во время прилива, англичане попытались высадить десант на Монастырском острове. Около 60 человек на гребных судах направились к берегу. Однако едва они высадились на берег, коляне ружейным огнём вынудили их отойти.

При этом ни на минуту не прекращался обстрел практически беззащитного и по большей части деревянного города. Как видим, уже тогда англосаксы не прочь были достигать «военных успехов» с помощью «бесконтактной войны».

В результате двадцатичасовой бомбардировки враг сжег 92 дома Кольских жителей, 4 церковных постройки, в том числе старинный Воскресенский собор — главную архитектурную достопримечательность Колы, казенные склады (соляной, винный и хлебный). С рассветом 12 августа англичане возобновили обстрел Колы, пытаясь поджечь оставшуюся часть города.

Некоторые постройки загорелись, но дружными усилиями инвалидной команды их удалось отстоять от огня. Так и не добившись капитуляции колян, английский корвет, снялся с якоря и ушел в море.

Кольский городничий не ошибся в своих прогнозах: англичане не преминули воспользоваться разгромом практически беззащитного города, как удачным информповодом. Вскоре английские газеты затрубили о «славной победе», одержанной над «русским портом Колой».

Между тем англичане не смогли захватить почти безоружный город, который защищала горстка неопытных в военном деле людей. Кстати, никто из них убит не был. И мирное население, к счастью, не пострадало, так как было заранее выведено из города в сопки.

Тем не менее, нападение англичан в 1854 году является самой трагической страницей в истории Колы. В городе осталось лишь 18 жилых домов. В марте 1855 года во всей Коле насчитывалось «13 душ обоего пола крестьян, считая и малолетних, да и те готовились к выезду». Лишь спустя десятилетие город стал понемногу оживать.

Патриоты Кольской земли до сих не могут простить англичанам сгоревший 19-главый Вознесенский собор, считавшийся одним из чудес русского деревянного зодчества.

Несколько лет назад на страницах местной печати даже была озвучена идея о том, чтобы «вчинить иск» Великобритании за бомбардировку более чем полуторавековой давности.

В 1855 году английская эскадра с особенным усердием разоряла Терский берег Белого моря. Всё те же «цивилизаторы» бомбардировали поморские сёла и высаживали небольшие десантные отряды с целью «пограбить и пожечь». Однако поморы во многих случаях сумели оказать сопротивление.

Например, 6 июля 20 крестьян во главе с бывшим унтер-офицером Козловым отразили попытку англичан, плывших на 4 гребных судах, вооруженных пушками, захватить село Поной.

14 июля во время высадки десанта из 200 солдат и матросов жители крохотной деревни Стрельни пытались отстреливаться, ранив одного матроса.

В наказание Стрельни была сожжена. Нападали англо-французские десанты на Умбу, Чапому, Тетрино и Кузомень.

И везде крестьяне отказывались снабжать врагов продовольствием (Сохранился остроумный ответ одного из поморов.

Когда английский переводчик на ломаном русском сказал: «Нам надо коров», он ответил: «А не надо ли вам комаров?»). Везде за малейшее сопротивление поморские сёла подвергались беспощадным обстрелам.

Наиболее значительное столкновение с произошло 6 июля при попытке высадки английского десанта в село Кандалакша. 65 поморов отразили несколько атак 150 солдат и матросов, проводившихся под прикрытием артиллерийского огня – 8 орудий английского парохода.

Англичане потеряли несколько солдат, тогда как среди жителей Кандалакши убитых и раненых не оказалось. Однако в результате 9-часовой «карательной» бомбардировки в Кандалакше сгорели 46 из 66 дворов, 29 амбаров, церковь, общественный хлебный склад. В конце сентября 1855 англо-французская эскадра окончательно покинула воды российского Севера.

Результаты «визита» непрошенных гостей имели тяжёлые последствия для жителей поморских деревень Беломорья и Баренцева моря. Вылов рыбы резко упал: добыча только трески сократилась почти в 11 раз. Общая стоимость убытков только колян от бомбардировки составила 30 тысяч рублей.

Упадок этого города результате привёл к ликвидации Кольского уезда как самостоятельной административной единицы до 1883.

Источник: https://news.myseldon.com/ru/news/index/210587927

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector