Почему лев толстой собирался стать мусульманином

Лев Толстой и Ислам «Смотрите на меня, как на доброго магометанина»Гениальный русский писатель, мыслитель, внёсший огромный вклад в русскую литературу и историю. Он более известен нам как писатель. Менее известны его философские взгляды, трактаты, в которых излагаются его представления о Боге, душе, знании, любви, о смысле жизни и т. д.

Мучительные поиски смысла жизни, нравственного идеала, скрытых общих закономерностей бытия, духовный и социальный критицизм проходят через всё творчество писателя. С 1870-х годов возрастает внимание к темам смерти, греха, покаяния и нравственного возрождения.Его совершенно неординарное мышление в большинстве случаев было непонятным для российского общества.

Он был отлучен от церкви и предан анафеме, друзья и знакомые отвернулись от него. В 1910 году в возрасте 81 года, Лев Толстой уходит из дома и умирает по дороге, на станции Астапово.Почему конец жизни у великого писателя оказался таким печальным и куда он направлялся, уходя из дома? Возможно, на эти вопросы проливают свет некоторые письма великого писателя.

Вот что он пишет о церкви:

«Мир делал всё, что хотел, предоставляя церкви, как она умеет, поспевать за ним в своих объяснениях смысла жизни. Мир учреждал свою, во всём противную учению Христа жизнь, а церковь придумывала иносказания, по которым бы выходило, что люди, живя противно закону Христа, живут согласно с ним.

И кончилось тем, что мир стал жить жизнью, которая стала хуже языческой жизни, и церковь стала не только оправдывать эту жизнь, но и утверждать, что в этом-то состоит учение Христа»

Ясная Поляна, март 1909 года

Русская женщина Елена Ефимовна Векилова, вышедшая замуж за

мусульманина генерала  Ибрагима ага Векилова, написала Толстому, что её сыновья желают принять Ислам, и спрашивала совета, как быть. Вот,что, в частности, ответил ей писатель:

«Что касается до самого предпочтения магометанства православию…, я могу только всей душой сочувствовать такому переходу.

Как ни странно это сказать, для меня, ставящего выше христианские идеалы и христианское учение в его истинном смысле, для меня не может быть никакого сомнения в том, что магометанство по своим внешним формам стоит несравненно выше церковного православия.

Так что, если человеку поставлено только два выбора: держаться церковного православия или магометанства, то для всякого разумного человека не может быть сомнения в выборе и всякий предпочтет магометанство с признанием одного догмата, единого Бога и Его Пророка, вместо того сложного и непонятного в богословии – Троицы, искупления, таинств, святых и их изображений и сложных богослужений…»

Ясная Поляна, 15 марта 1909 года

Приведём ещё одно письмо писателя, которое ещё более проясняет его мировоззрение, сложившееся в результате мучительных поисков:

«Я бы очень рад был, если бы вы были бы одной веры со мной. Вы вникните немножко в мою жизнь. Всякие успехи жизни – богатства, почестей, славы – этого у меня нет. Друзья мои, семейные даже, отворачиваются от меня.

Одни – либералы и эстеты – считают меня сумасшедшим или слабоумным вроде Гоголя; другие – революционеры и радикалы – считают меня мистиком, болтуном; правительственные люди считают меня зловредным революционером; православные считают меня дьяволом.

Признаюсь, что это тяжело мне… И потому, пожалуйста, смотрите на меня, как на доброго магометанина, тогда всё будет прекрасно».

Ясная Поляна, апрель 1884 года

Источник: https://peij.livejournal.com/48658.html

Лев Толстой

Опубликовано 31 Мар, 2008 в 23:57 | Просмотров 82 267 | 37 комментариев

“Прошу считать меня магометанином…”

Гениальный русский писатель, мыслитель, внесший огромный вклад в русскую литературу и историю. Он более известен нам как писатель. Менее известны его философские взгляды, трактаты, в которых излагаются его представления о Боге, душе, знании, любви, о смысле жизни и т.д.

Мучительные поиски смысла жизни, нравственного идеала, скрытых общих закономерностей бытия, духовный и социальный критицизм проходят через все творчество писателя. С 1870-х годов возрастает внимание к темам смерти, греха, покаяния и нравственного возрождения.

Его совершенно неординарное мышление в большинстве случаев было непонятным для российского общества.

Он был отлучен от церкви и предан анафеме, друзья и знакомые отвернулись от него. В 1910 году, в возрасте 81 года, Лев Толстой уходит из дома и умирает по дороге, на станции Астапово.

Почему конец жизни у великого писателя оказался таким печальным и куда он направлялся, уходя из дома? Воможно, на эти вопросы проливают свет некоторые письма великого писателя.

Вот что он пишет о церкви: «Мир делал все что хотел, предоставляя церкви, как она умеет, поспевать за ним в своих объяснениях смысла жизни.

Мир учреждал свою, во всем противную учению Христа жизнь, а церковь придумывала иносказания, по которым бы выходило, что люди, живя противно закону Христа, живут согласно с ним.

И кончилось тем, что мир стал жить жизнью, которая стала хуже языческой жизни, и церковь стала не только оправдывать эту жизнь, но утверждать, что в этом-то состоит учение Христа».

Ясная Поляна, март 1909 года

Русская женщина, вышедшая замуж за мусульманина Е. Векилова, написала Толстому, что ее сыновья желают принять Ислам, и спрашивала совета, как быть. Вот что, в частности, ответил ей писатель:

«Что касается до самого предпочтения магометанства православию…, я могу только всей душой сочувствовать такому переходу. Как ни странно это сказать, для меня, ставящего выше христианские идеалы и христианское учение в его истинном смысле, для меня не может быть никакого сомнения в том, что магометанство по своим внешним формам стоит несравненно выше церковного православия.

Так что, если человеку поставлено только два выбора: держаться церковного православия или магометанства, то для всякого разумного человека не может быть сомнения в выборе и всякий предпочтет магометанство с признанием одного догмата, единого Бога и Его Пророка, вместо того сложного и непонятного в богословии – Троицы, искупления, таинств, святых и их изображений и сложных богослужений…»

Ясная Поляна, 15 марта 1909 года

Приведем еще одно письмо писателя, которое еще более проясняет его мировоззрение, сложившееся в результате мучительных поисков.

«Я бы очень рад был, если бы вы были бы одной веры со мной. Вы вникните немножко в мою жизнь. Всякие успехи жизни – богатства, почестей, славы – всего этого у меня нет. Друзья мои, семейные даже, отворачиваются от меня.

Одни – либералы и эстеты – считают меня сумасшедшим или слабоумным вроде Гоголя; другие – революционеры и радикалы – считают меня мистиком, болтуном: правительственные люди считают меня зловредным революционером; православные считают меня дьяволом.

Признаюсь, что это тяжело мне… И потому, пожалуйста, смотрите на меня, как на доброго магометанина, тогда все будет прекрасно».

Источник: https://www.whyislam.to/izvestnye-lyudi-govoryat-ob-islame/lev-tolstoj.htm

Лев Толстой и Ислам

Лев Толстой — один из самых значительных русских писателей и мыслителей. Университетов он не кончал, но это не помешало стать ему величайшим гением своего и нынешнего времени. Имя Толстого известно во всем мире как величайшего писателя.

Известно, что Толстой симпатизировал учению Ислама. В молодые годы он занимался поиском религии и себя в религии и мечтал об основании новой религии Христа, очищенной от церковного христианства.

Молодой писатель переписывался с муфтием Египта Мухаммадом Абдо, известным реформатором ислама и лично общался со многими татарами, как сторонниками традиционного мусульманства, так и реформаторами.

 

Его совершенно неординарное мышление было непонятным для российского общества. Духовные поиски привели его к переосмыслению значения церкви: «Мир делал все что хотел, предоставляя церкви, как она умеет, поспевать за ним в своих объяснениях смысла жизни.

Мир учреждал свою, во всем противную учению Христа жизнь, а церковь придумывала иносказания, по которым бы выходило, что люди, живя противно закону Христа, живут согласно с ним.

И кончилось тем, что мир стал жить жизнью, которая стала хуже языческой жизни, и церковь стала не только оправдывать эту жизнь, но утверждать, что в этом-то состоит учение Христа» – пишет Толстой в Ясной Поляне в 1909 году. Естественно, что за этим последовало его «отлучение от церкви».

Высказывания Толстого с призывами к прямому следованию заповедям Ислама вызывали бурную реакцию в обществе.

Окруженный непониманием Толстой писал: «Я бы очень рад был, если бы вы были бы одной веры со мной. Вы вникните немножко в мою жизнь. Всякие успехи жизни — богатства, почестей, славы — всего этого у меня нет. Друзья мои, семейные даже, отворачиваются от меня.

Одни — либералы и эстеты — считают меня сумасшедшим или слабоумным вроде Гоголя; другие — революционеры и радикалы — считают меня мистиком, болтуном: правительственные люди считают меня зловредным революционером; православные считают меня дьяволом. Признаюсь, что это тяжело мне…

Читайте также:  Что не так с гренландией: как нас обманывают географические карты

И потому, пожалуйста, смотрите на меня, как на доброго магометанина, тогда все будет прекрасно». 

Известно, что писатель не принимал ислам открыто и не имел мусульманской практики. Одновременно с признанием себя «добрым магометанином», он был восхищен учениями Будды и Конфуция и переписывался с представителями разных вероисповеданий, такими как индуист Махатма Ганди.

И все же есть у Толстого такие исламские «моменты», которые актуальны по сей день. Русская женщина, вышедшая замуж за мусульманина, Елена Ефимовна Векилова, писала Толстому, что ее сыновья хотят принять Ислам, и спрашивала у него совета. Толстой ответил ей тогда: «Что касается до самого предпочтения магометанства православию…

, я могу только всей душой сочувствовать такому переходу. Как ни странно это сказать, для меня, ставящего выше христианские идеалы и христианское учение в его истинном смысле, для меня не может быть никакого сомнения в том, что магометанство по своим внешним формам стоит несравненно выше церковного православия.

Так что, если человеку поставлено только два выбора: держаться церковного православия или магометанства, то для всякого разумного человека не может быть сомнения в выборе и всякий предпочтет магометанство с признанием одного догмата единого Бога и Его Пророка, вместо того сложного и непонятного в богословии — Троицы, искупления, таинств, святых и их изображений и сложных богослужений…»

«Не знаю, известно ли вам и вашим сыновьям о двух известных мне учениях в магометанстве, которые стремятся к этой самой цели: освобождению высших основных истин от скрывающих их заблуждений и суеверий. Оба эти учения подвергались и подвергаются за это гонениям.

Одно из этих учений — это учение бабистов, зародившееся в Персии, перешедшее в Турцию, где тоже терпело гонения и теперь сосредоточилось в сыне Бага-Улла, живущем в Акре. Учение это не признает никаких внешних форм богопочитания, считает всех людей братьями и признает только одну религию любви, общую всему человечеству.

Другое учение возникло в Казани. Последователи его называют себя «божьим полком» или ваисовцами, по имени своего основателя. Эти люди также полагают сущность веры в делах любви и потому воздерживаются от участия во всех делах, противных любви, как то: податях, которые употребляются во зло, и от солдатства.

Секта эта также гонима, и на днях только руководитель их был посажен в тюрьму» — пишет в том же письме Лев Толстой. 

Толстой многое ценил в исламе и оставил нам высокохудожественные образы мусульман и глубокие и волнующие мысли об исламе. 

Источник: https://islam-today.ru/obsestvo/lev_tolstoj_i_islam/

Лев толстой мусульманин — Был ли Л.Н.Толстой мусульманином? — 2 ответа



Автор Пользователь удален задал вопрос в разделе Религия, Вера

Был ли Л.Н.Толстой мусульманином? и получил лучший ответ

Ответ от Илья Галин[эксперт]Он был отлучен от церкви и предан анафеме, друзья и знакомые отвернулись от него. В 1910 году, в возрасте 81 года, Лев Толстой уходит из дома и умирает по дороге, на станции Астапово.Почему конец жизни у великого писателя оказался таким печальным и куда он направлялся, уходя из дома?Русская женщина, вышедшая замуж за мусульманина Е.

Векилова, написала Толстому, что ее сыновья желают принять Ислам, и спрашивала совета, как быть.

Вот что, в частности, ответил ей писатель:“Что касается до самого предпочтения магометанства православию… Как ни странно это сказать, для меня, ставящего выше христианские идеалы и христианское учение в его истинном смысле, для меня не может быть никакого сомнения в том, что магометанство по своим внешним формам стоит несравненно выше церковного православия.

Так что, если человеку поставлено только два выбора: держаться церковного православия или магометанства, то для всякого разумного человека не может быть сомнения в выборе и всякий предпочтет магометанство с признанием одного догмата, единого Бога и Его пророка, вместо того сложного и непонятного в богословии – Троицы, искупления, таинств, святых и их изображений и сложных богослужений… ”Ясная Поляна, 15 марта 1909 года.Приведем еще одно письмо писателя, которое еще более проясняет его мировоззрение, сложившееся в результате мучительных поисков.“Я бы очень рад был, если бы вы были бы одной веры со мной. Вы вникните немножко в мою жизнь. Всякие успехи жизни – богатства, почестей, славы — всего этого у меня нет. Друзья мои, семейные даже, отворачиваются от меня.Одни – либералы и эстеты — считают меня сумасшедшим или слабоумным вроде Гоголя; другие – революционеры и радикалы — считают меня мистиком, болтуном: правительственные люди считают меня зловредным революционером; православные считают меня дьяволом.Признаюсь, что это тяжело мне. … И потому, пожалуйста, смотрите на меня, как на доброго магометанина, тогда все будет прекрасно”.

Ясная Поляна, апрель 1884 года

Ответ от 2 ответа[гуру]
Привет! Вот подборка тем с ответами на Ваш вопрос: Был ли Л.Н.Толстой мусульманином?Ответ от Ё ферзями быстрее — не меняй[гуру]Отказ от службы в армии и отказ от судебных инстанций, вегетарианство, неверие в чудеса Иисуса и воскресение мертвых-вот неполное кредо Л, Н.

ТолстогоОтвет от Ольга[гуру]Нет, он просто уважал ислам.Ответ от Нина Волкова[гуру]в 24 томе его книг он написал отречение от православия и указал причину почему, так что совеую взять в библиотеке и прочесть .

Ответ от русач русаков[новичек]Да, он был мусульманин в конце жизни, каждый умный человек в конце концов прилет к Исламу. Ждите кары, не признающие Ислам.Ответ от Лолита Габриэль[гуру]Я слышала, он Веды любилОтвет от Он вышел.

Для всех[гуру]момент нюхаешь? или план уважаешь? Проспишься-и вопрос сам собой отпадётОтвет от OGUZ-XAH[гуру]Похоже больще да чем нет он быстро во всем разобрался.Ответ от G.T.[эксперт]Думаю да слышал !!Ответ от Ђаша[гуру]Нет. Просто в конце жизни симпатизировал мусульманству. Но не более!.

Ответ от Монархист[гуру]Был. И иудеем и мормоном и баптистом одновременноОтвет от Воробей Ворч[гуру]Симпатизировал исламу, не более. И, кстати, не факт, что его канонически отлучали от Церкви.

Жак-Ив Кусто тоже мусульманином не был…

Ответ от Ётепан[гуру]Нет, но он признавал Ислам равноправной религией, наряду с другими.Подробнее;Толсто́вство — религиозно-этическое общественное течение в России конца XIX — начала XX вв. Возникло в период политической реакции 1880-х гг. под влиянием религиозно-философского учения Л. Н. Толстого. Основы толстовства изложены Толстым в «Исповеди» , «В чем моя вера?» , «Крейцеровой сонате» и др. Главными принципами являются: непротивление злу насилием, всепрощение, всеобщая любовь и нравственное самоусовершенствование личности.Толстовство разрешает свободное толкование Евангелия, но не признаёт остальных книг Библии.Важнейшими признаются слова Евангелия «Возлюбите врагов ваших» и Нагорная проповедь. Толстовцы чтили провозглашённые Л. Н. Толстым 5 заповедей: не гневайся, не прелюбодействуй, не клянись, не противься злу насилием, возлюби врагов своих (другие народы) как ближнего своего (свой народ) .Большой популярностью пользовались книги Л. Н. Толстого «Новое Евангелие» , «В чём моя вера» , «Исповедь» и др.Для религиозных взглядов в рамках толстовства характерен синкретизм: оно соединяет в себе элементы христианства, ислама, буддизма и других религий. Христианство вопринимается только в качестве этического учения, то есть толстовцы отвергают догматы организованной церкви, не признают церковную иерархию, клир, но высоко ставят моральные принципы христианства. Толстовцы критиковали православную церковь и вообще официальную религию, а также государственное насилие и общественное неравенство.Ответ от *******[гуру]Он не обрезался)Ответ от Ёергей[гуру]Толстой был умный человек в отличии от тебя.Ответ от Ёветлана Петрушина[гуру]Он был христианином, хоть и не во всём соглашался с церковниками.Ответ от Дмитрий Васильев[новичек]нетОтвет от Марионетка[гуру]нетОтвет от 2 ответа[гуру] Привет! Вот еще темы с похожими вопросами:

Источник: https://2oa.ru/lev-tolstoy-musulmanin/

Ислам в творчестве Льва Толстого

  • «Знание отличается от веры тем, что знаем мы одним рассудком и поэтому можем определить словами предмет знания, верим же всем духовным существом нашим и, хотя более уверены в предметах веры, чем в предметах знания, не можем словами определить предмета веры»
  • Лев Толстой.
  • О том, какую роль сыграл Ислам в жизни, творчестве и философских воззрениях Льва Толстого, почему он так углубился в учение Пророка Мухаммада (мир ему и благословение), говорили сегодня в рамках круглого стола в стенах Музея исламской культуры, в котором приняли участие профессора Казанского федерального университета, Института языка, литературы и искусства АН РТ, музейные специалисты.

Лев Николаевич Толстой – один из немногих писателей, ставший известным не только в самой России, но и по всему миру, в том числе особо любим он был на мусульманском Востоке. Немалое значение в этом сыграла его активная переписка с известными духовными лидерами восточного мира (индусом Махатмой Ганди, египтянином Мухаммедом Абдо и др.), а также популяризация его идей в мусульманской прессе как на арабском, так и на тюркских языках. Когда будущему известному русскому писателю едва исполнилось 13 лет, семья переехала в Казань, древний город на Волге, бывший в Средневековье одним из центров мусульманского государства Волжская Булгария.

Читайте также:  «брак по расчету»: как ленин заполучил состояние фабриканта николая шмита

Именно в Казани дед будущего писателя Илья Андреевич был губернатором с 1815 по 1820 годы, там и поныне сохранилась его могила на Кизическом некрополе. В 1844 году юный Толстой поступил в Казанский университет на Отделение восточных языков Философского факультета.

Пусть недолго, но здесь – одного из основателей российского востоковедения. В 1851 году старший брат писателя Николай уговорил его ехать вместе на Северный Кавказ, где почти 3 года Толстой жил в казачьей станице на берегу реки Терек, выезжая в Кизляр, Тифлис, Владикавказ и участвуя в военных действиях.

Величественная природа Кавказа, знания о быте и нравах воюющих сторон, постижение характеров, сформированных «духом гор» и Исламом, воплотились в автобиографической повести Толстого «Казаки», рассказах «Набег», «Рубка леса», а также в поздней повести «Хаджи-Мурат». Позже писатель отмечал в дневнике, что полюбил этот «край дикий, в котором так странно и поэтически соединяются две самые противоположные вещи – война и свобода».

Позднее он вёл переписку с Мухаммадом Абдо (1848-1905 гг.), известным реформатором Ислама, ставшим с 1899 года главным муфтием Египта.

Переписка с Абдо – это отдельная увлекательная тема, говорящая о глубоком интересе Толстого как к теории Ислама, так и к его социально-реформаторскому потенциалу во имя улучшения жизни народов мира.

Общение с арабским учёным, носителем языка и традиций самого Пророка (мир ему и благословение) стало особо важным для Толстого – ведь он сам переводил на русский язык хадисы. Толстой считал знание хадисов столь же важным для русских читателей, как и знание мудрости других народов.

Удивительно тесным стало общение Льва Толстого с мусульманами-тюрками. Первыми стали активно переводить Толстого на свой язык азербайджанцы в 1896 году.

Он переписывался и лично общался со многими татарами, как сторонниками традиционного мусульманства, так и обновителями. И эта сторона его жизни – диалог с татарами – тоже отдельная увлекательная тема.

Если с носителем арабской учёности Абдо Толстой мог только переписываться, то с татарами было многократное живое общение лицом к лицу.

Его необычайно волновали религиозные вопросы, в частности, Ислам. Татары знали об этом и писали ему о своей вере: спрашивали, советовались, спорили. В конце XIX – начале XX веков не осталось, пожалуй, ни одного татарского писателя или общественного деятеля, который в той или иной мере не обращался бы к творчеству и учению Льва Николаевича Толстого…

Шейх-Касим Субаев писал Толстому из Казани: «Великому учителю нравственности. Я от имени всех мусульман России приношу благодарность за то, что Вы учили нас и вообще народы без различия вероисповедания и национальности. И кроме того, Вы, великий учитель жизни, трудились, описав жизнь башкир в маленьком, но ценном произведении — рассказе «Ильяс», который я перевёл и издал».

Подчеркнём, что в зарубежных исламских странах Толстой не бывал – но лично знакомился с Исламом через кавказцев, татар и башкир. География его «исламских путешествий» — это Северный Кавказ и Астрахань, Оренбург и Башкирия, татарские поселения в Поволжье и на Пензенской земле, наконец, Крым. Особую известность в России вызвала переписка Толстого с татарином Асфандияром Воиновым.

«Таких людей, как наш дорогой учитель и мировой писатель (не будет сказано в льщение), рождают не годы, а века, а особенно старая матушка Россия родила в 2000 лет только одного в лице дорогого нашего графа Л.Н.

Толстого, да просветится его душа теперь и в будущем вечною, незабвенною памятью!», — пишет Воинов Толстому. «Переходя к Вашему веровосстановлению и понятию, вижу, что Вы признаёте и верите во единого Бога. Это очень хорошо. Это самое есть вера Ислама и учение Пророка».

Толстой вполне доброжелательно отвечал на эти письма из Стамбула.

«Ваше согласие с главными пунктами моего верования, выраженного в ответ Синоду, очень было мне радостно. Я очень дорожу духовным общением с магометанами», — писал он Воинову.

…6 (19) ноября 1910 года Лев Николаевич Толстой произнёс последние слова, обращённые к собравшимся у его постели близким: «…Пропасть народу, кроме Льва Толстого, а вы смотрите на одного Льва… Мужики так не умирают…

» И уже в полузабытьи: «Люблю истину…»

Лев Толстой многое понимал и ценил в Исламе, знал правоверных разных национальностей, дружил и переписывался с ними.

И оставил нам как высокохудожественные образы мусульман, особенно кавказцев и татар, так и не всегда бесспорные, но глубокие и волнующие мысли об Исламе.

Ближе ознакомиться с его деятельностью можно на выставке «Лев Толстой и исламский мир», которая находится в стенах Музея исламской культуры.

«Я бы очень рад был, если бы вы были бы одной веры со мной. Вы вникните немножко в мою жизнь. Всякие успехи жизни – богатства, почестей, славы – всего этого у меня нет. Друзья мои, семейные даже, отворачиваются от меня.

Одни – либералы и эстеты – считают меня сумасшедшим или слабоумным вроде Гоголя; другие – революционеры и радикалы – считают меня мистиком, болтуном: правительственные люди считают меня зловредным революционером; православные считают меня дьяволом. Признаюсь, что это тяжело мне…

И потому, пожалуйста, смотрите на меня, как на доброго магометанина, тогда все будет прекрасно».

Ильмира Гафиятуллина

Источник: https://dumsk.com/musulmanam/lichnosti-v-islame/10911-islam-v-tvorchestve-lva-tolstogo.html

Религия — опиум для народа, или Фанатикам вход запрещен!

«Ваша так называемая религия действует как опий: она завлекает и приглушает боли вместо того, чтобы придать силу»Новалис, 1789 г.Ещё со школьной скамьи известно нам изречение Маркса: «Религия — опиум для народа».

Но все ли мы знаем, что классик имел в виду?Когда чеканная формула была опубликована впервые, опиум в Европе наркотиком отнюдь не считался. Это было в ту пору практически единственное средство обезболивания.

И Карл Генрихович вовсе не понимал ни разрушения психики, ни невозможности отказаться от привычного зелья… Словом, ничего из знакомого нам широкого спектра последствий наркомании…

Эта цитата Анатолия awas1952 Вассермана как никогда подходит к оглавлению данного материала… Действительно, с чем еще можно сравнить фанатичность некоторых религиозных людей, с пеной у рта доказывающих превосходство одной религии над другой, берущих в руки оружие для насильного принуждения к «единственно верной», как не с состоянием тяжелого наркотического опьянения?..

По моим личным наблюдениям, чем глубже человек вдается в религию, тем меньше можно ожидать от него вразумительных и логичных действий, тем труднее выстраивать с ним конструктивный диалог — и это факт, можете даже не спорить. К сожалению, таких примеров в современном мире становится все больше и больше.

Когда люди перестали друг друга вообще слушать (а главное, слышать!), подобные действия становятся для нас наиболее опасными и запросто могут вылиться в очередную Варфоломеевскую ночь. Политика взаимного вызова на уровне межконфессиональных отношений идет полным ходом…Утро сегодняшнего дня началось у меня как обычно ознакомлением с френдлентой…

Все шло в штатном режиме — просмотр, комментирование небольших постов — когда, в принципе, не особо надо напрягать извилины и придумывать ответ-трактат на какую-то философскую мысль о взаимосвязи состояния гравитационного поля на спутнике Юпитера Ананке с несрабатыванием будильника в шесть ноль ноль.

Все шло, повторюсь, как и всегда, пока не наткнулся на пост одного из френдов, с вынесенной в заголовок цитатой за авторством Льва Николаевича Толстого, «Конечной инстанцией любого разумного человека является Ислам»… «Не знал, что Толстой был мусульманином», — пронеслось сразу в голове.

Хорошо, что я после этого стал искать данному тезису подтверждения, а то бы так и остался несведущ и дезинформирован как большинство «верующих».Как обычно, полез за информацией, и начитался не Бог весть что :))) так, что простите…

Первое, что хочется сказать после мониторинга всемирной сети Интернет по этой теме: нигде я не нашел статьи, рассказы, письма Льва Николаевича, где встречается эта цитата… Может, кто-нибудь из френдов поможет мне с ссылкой на первоисточник, — интересно было бы почитать.

Конечно, на исламских ресурсах множество информации если не о принятии Толстым ислама, так о симпатии великого писателя к этой религии. Не буду тут спорить, Лев Николаевич действительно симпатизировал исламу… так же, как буддизму, христианству, и даже отросткам религий, которые мы сейчас называем «сектами».

Самое интересное, как это обычно и бывает, происходит не в самих материалах, а в х к ним.

Очередная «опиумная» доза… Некий пользователь Саюб Аксакал в доказательство тезиса о принятии Толстым ислама привел статью портала WhyIslam?, которую с непомерной радостью восприняли окружающие. Все доказательства сводились лишь к фразе, написанной Толстым некоему знакомому «… Одни – либералы и эстеты – считают меня сумасшедшим или слабоумным вроде Гоголя; другие – революционеры и радикалы – считают меня мистиком, болтуном; правительственные люди считают меня зловредным революционером; православные считают меня дьяволом.Признаюсь, что это тяжело мне… И потому, пожалуйста, смотрите на меня, как на доброго магометанина, тогда все будет прекрасно»… И как говорится, пошло-поехало. Толстой — мусульманин!… Чуть было в х не взялись за религиозное определение Пушкина… но, вроде бы, пронесло. Весь этот кипишь напомнил мне, простите за это выражение «срач» в комментах к околорелигиозным постам Вопрос от ptitchka и Не люблю писать на религиозные темы, но… за моим авторством… Мы, представители разных конфессий, не можем почему-то договориться…

Читайте также:  Донские или запорожские: какие казаки появились раньше

Если внимательно ознакомиться с ми к этой статье, приходит такое ощущение, что кроме как заголовка эти люди ничего больше не прочли (такое очень часто происходит и у фанатичных христиан, когда из всего написанного-сказанного они выделяют только то, что им надо).

Вот отрывок, который мог бы расставить все по своим местам, если бы «комментаторы» его прочли…Русская женщина, вышедшая замуж за мусульманина Е. Векилова, написала Толстому, что ее сыновья желают принять Ислам, и спрашивала совета, как быть.

Вот что, в частности, ответил ей писатель:

“Что касается до самого предпочтения магометанства православию…, я могу только всей душой сочувствовать такому переходу.

Как ни странно это сказать, для меня, ставящего выше христианские идеалы и христианское учение в его истинном смысле, для меня не может быть никакого сомнения в том, что магометанство по своим внешним формам стоит несравненно выше церковного православия.

Так что, если человеку поставлено только два выбора: держаться церковного православия или магометанства, то для всякого разумного человека не может быть сомнения в выборе и всякий предпочтет магометанство с признанием одного догмата, единого Бога и Его Пророка, вместо того сложного и непонятного в богословии – Троицы, искупления, таинств, святых и их изображений и сложных богослужений…”

                                                                                                                     Ясная Поляна, 15 марта 1909 года Как после этих слов можно причислять писателя к исламу, непонятно… Ведь он русским языком сказал «… для меня, ставящего выше христианские идеалы и христианское учение в его истинном смысле…»… Ну, а кто еще сомневается, в том, что Толстой являлся христианином предлагаю познакомиться с его мыслями:

«То, что я отрекся от церкви, называющей себя православной, это совершенно справедливо. Но отрекся я от нее не потому, что я восстал на господа, а напротив, только потому, что всеми силами души желал служить ему…

Все таинства я считаю низменным, грубым, несоответствующим понятию о боге и христианскому учению колдовством и, кроме того, нарушением самых прямых указаний Евангелия.

В крещении младенцев вижу явное извращение всего того смысла, который могло иметь крещение для взрослых, сознательно принимающих христианство; в совершении таинства брака над людьми, заведомо соединявшимися прежде, и в допущении разводов и в освящении браков разведенных вижу прямое нарушение и смысла и буквы евангельского учения…

Если когда какой человек попытается напомнить людям, что не в этих волхованиях, не в молебнах, свечах, иконах — учение Христа, а в том, чтобы люди любили друг друга, не платили злом за зло, не судили, не убивали друг друга, то поднимается стон негодования тех, которым выгодны эти обманы, и люди эти во всеуслышание, с непостижимой дерзостью говорят в церквах, печатают в книгах, газетах, катехизисах, что Христос никогда не запрещал клятву (присягу), никогда не запрещал убийство (казни, войны), что учение о непротивлении злу с сатанинской хитростью выдумано врагами Христа…». Читая молитву «Отче наш» («Христос дал нам образец молитвы в «Отче наш», и молитва эта, — напоминая нам сущность нашей жизни, со­стоящую в том, чтобы быть в воле Отца и исполнять ее, и самые обычные грехи наши: осуждение и непрощение братьев, и главные опасности на­шей жизни — искушения, — до сих пор остается лучшей молитвой и самой полной из всех, какие я знаю…» из письма Толстого к Заволокину), не думаю, что он причислял себя к мусульманам…

Ну, и напоследок, предлагаю всем, кто еще верит в мусульманина Толстого прочесть его очерк В чем моя вера?

Смешно выглядит, когда люди пытаются приписать кому-либо что-либо… Смешно…

Источник: https://trayan-creator.livejournal.com/121198.html

Лев Толстой: «Прошу считать меня … магометанином»

«Я бы очень рад был, если бы вы были бы одной веры со мной. Вы вникните немножко в мою жизнь. Все прежние радости моей жизни, я всех лишился. Всякие успехи жизни – богатства, почестей, славы, всего этого у меня нет. Друзья мои, семейные даже, отворачиваются от меня.Одни – либералы и эстетики считают меня сумасшедшим или слабоумным вроде Гоголя; другие- революционеры, радикалы считают меня мистиком, болтуном; правительственные люди считают меня зловредным революционером; православные считают дьяволом. Признаюсь, что это тяжело мне.… И потому, пожалуйста, смотрите на меня, как на доброго магометанина, тогда все будет прекрасно».

Письмо Векиловой Е.Е. 1909г. март, Ясная поляна

«Для меня не может быть никакого сомнения в том, что магометанство по своим внешним формам стоит несравненно выше церковного православия.

Так что если человеку поставлено только два выбора: держаться церковного православия или магометанства, то для всякого разумного человека не может быть сомнения в выборе.

И всякий предпочтет магометанство с признанием одного догмата единого Бога и его пророка, вместо того сложного и непонятного богословия – троицы, искупления, таинств, богородицы, святых и их изображений и сложных богослужений».

Лев Николаевич Толстой (1828-1910) – гениальный русский писатель, мыслитель, внесший огромный вклад в русскую литературу и историю, известен нам больше как писатель.

Менее популярны его философские взгляды, трактаты, рассматривающие такие вопросы как, в чем смысл жизни, представление о Боге, душе, знании, любви и т.п.

Его литературные произведения поражают читателя своей глубиной и человечностью, незаметно переносят нас в тот удивительный интересный мир писателя, где мы растворяемся в различных литературных персонажах.

  • Его совершенно неординарное мышление в большинстве случаев было непонятным для российского общества того времени.
  • За беспощадную критику церкви Толстого осуждали и не признавали его взгляды, так как это подрывало престиж православной церкви, которая обвиняла его в святотатстве и даже называла его дьяволом.

Граф Толстой, увидел принципиальную разницу между подлинными взглядами Иисуса, изложенными в Евангелиях, и их извращением в догмах православия и других христианских церквей. «Вы говорите, что я как будто не признаю Бога. Тут – недоразумение. Я ничего не признаю кроме Бога. Все, что я знаю, я знаю потому, что есть Бог, и я знаю Его».

Граф Толстой считал, что истина Христа, изложенная в Евангелиях, была в последующем искажена наследовавшими ему церквами. Искажения коснулись трех основных пунктов.

Во-первых, каждая церковь объявила, что только она правильно понимает и исполняет учение Христа. Такое утверждение противоречит духу учения, где ни один из последователей, ни отдельный человек, ни собрание людей, не могут утверждать, что они его окончательно поняли.

Во-вторых, они поставили спасение человека в зависимость от определенных обрядов таинств и молитв, возвели себя в статус посредников между людьми и Богом.

В третьих, сфера действия принципа религии была сужена до личной жизни, домашнего обихода. Вместо того чтобы руководитель миром в его жизни, церковь в угоду миру перетолковала метафизическое учение Христа так, что из него не вытекало никаких требований для жизни, так что оно не мешало людям жить так, как они жили…

«Мир делал все, что хотел, предоставляя церкви, как она умеет, поспевать за ним в своих объяснениях смысла жизни.

Мир утверждал свою, во всем позитивную учению Христа жизнь, а церковь придумывала иносказания, по которым бы выходило, что люди, живя противно закону Христа, живут согласно с ним.

И кончилось тем, что мир стал жить жизнью, которая стала хуже языческой жизни, и церковь стала не только оправдывать эту жизнь, но и утверждать, что в этом то и состоит учение Христа». Ясная Поляна. март 1909год.

Источник: https://golosislama.com/news.php?id=934

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector