Польские дезертиры русской армии: почему они воевали за шамиля

25.08.1859 (7.09). – Пленение вождя кавказских горцев имама Шамиля. Покорение Восточного Кавказа

Польские дезертиры русской армии: почему они воевали за ШамиляПричиной Кавказской войны (1817–1864) было стремление России ликвидировать очаг разбоя, работорговли и англо-турецких интриг против присутствия России на Кавказе. После присоединения грузинских, азербайджанских и армянских земель (1803–1813) связь России с ними осуществлялась через земли Дагестана, Чечни и Абхазии, подвергаясь постоянным грабительским нападениям горцев. Значительная часть чеченских тейпов еще в 1781 г. решила добровольно войти в Российскую империю, однако часть местных вождей этому воспротивилась. Назначенный в 1816 г. главнокомандующим на Кавказе генерал А.П. Ермолов начал покорение разбойничьих территорий посредством планомерного строительства крепостей Кавказской линии (Грозная и др.).

Силы горцев и России были, конечно, неравными и исход военных действий рано или поздно должен был закончиться в пользу русских войск. Однако накануне Крымской войны (1853–1856) чеченцы, подталкиваемые к тому Англией и Турцией, активизировали свои действия и ударили русским в спину.

Особенно постаралась Англия: и своими эмиссарами, и деньгами, и оружием, надеясь также, что увязнув в войне на Кавказе, Россия приостановит свое продвижение в Среднюю Азию.

Таким образом иностранные антирусские силы воспользовались горцами как инструментом в своей борьбе против России и Православия (незадолго до этого с этой же целью на Восточном Кавказе усиленно внедряли ислам, который не являлся исконной религией кавказцев).

После долгого противоборства в апреле 1959 г. пала резиденция горского вождя Шамиля – аул Ведено, а в августе 1859 г. русские войска осадили аул Гуниб – последний оплот имама.

Государю Александру II принесли донесение от князя А.И. Барятинского: «От Каспийского моря до Военно-Грузинской дороги Кавказ покорен Державе Вашей.

Сорок восемь пушек, все крепости и укрепления неприятельские в руках Ваших».

Польские дезертиры русской армии: почему они воевали за Шамиля25 августа 1859 г. аул был взят штурмом, и легендарный Шамиль, более двадцати лет воевавший с могущественной Россией, вместе с 400 мюридами сдался князю Барятинскому (на фото слева) и стал пленником Русского Царя. Наградами князю Барятинскому были чин генерал-фельдмаршала, высший орден Империи – св. Андрея Первозванного и полководческий орден св. Георгия II степени. В истории Русской армии он был наречен «Победителем Шамиля».

Шамиль был одарен большим умом; он был провозглашен имамом в 1834 г. и управлял своим народом не только с безпощадной строгостью, которую он считал необходимою, но имел сильное влияние на него, служа ему примером честности и нравственности. Однако представления горцев о ведении войны и о мощной России были, разумеется, нехристианскими.

После своего пленения Шамиль не сомневался, что русские его рано или поздно убьют.

Мысль о пощаде к нему Русского Царя была так несовместима с верованиями и правилами фанатика-магометанина, ревностного исполнителя шариата, что Шамиль тогда только освоился с мыслью о спасении своей жизни, когда он был осчастливлен великодушным приемом у Государя.

Шамилю не только сохранили жизнь, но предоставили дом в Калуге для проживания со всем семейством, во дворе дома построили мечеть, выделили 15 тысяч рублей годового содержания; сын его воспитывался в Пажеском корпусе. Такое великодушие было для него непостижимым, сердце его было побеждено и вскоре чувство безпредельной благодарности к своему Высокому Благодетелю сменило былое чувство ненависти.

Через несколько лет Шамиль написал Царю:

Польские дезертиры русской армии: почему они воевали за Шамиля«Ты, Великий Государь, победил меня и кавказские народы, мне подвластные, оружием; Ты, Великий Государь, подарил мне жизнь; Ты, Великий Государь, покорил мое сердце благодеяниями. Мой священный долг как облагодетельстванного дряхлого старика и покоренного Твоею великою душою, внушить детям их обязанности пред Россиею и ее законными царями. Я завещал им питать вечную благодарность к Тебе, Государь, за все благодеяния, которыми Ты постоянно меня осыпаешь. Я завещал им быть верноподданными Царям России и полезными слугами новому нашему отечеству.

Успокой мою старость и повели, Государь, где укажешь, принести мне и детям моим присягу на верное подданство. Я готов принести ее всенародно.

В свидетельство верности и чистоты моих помыслов я призываю Всемогущего Бога, великого пророка Его Магомета и даю клятву пред недавно остывшим телом моей наилюбимейшей дочери Нафисат на священнейшем Коране. Соизволь, Государь, на мою искреннюю просьбу». (Шамиль на Кавказе и в России. Биографический очерк. Сост. М.Н. Чичагова. СПб. 1889)

А через несколько лет после принесения присяги на верность Царю Шамиля пригласили на свадьбу Цесаревича Александра Александровича в 1866 г. в качестве почетного гостя, где он сказал во всеуслышанье: «Старый Шамиль на склоне лет жалеет о том, что не может родиться еще раз, дабы посвятить свою жизнь служению белому царю, благодеяниями которого он теперь пользуется».

Выехав в начале 1870 года со всем семейством на богомолье в Мекку, Шамиль умер в г. Медина 4 февраля 1871 года.

Следуя его завету, чеченцы в дальнейшем верно служили русскому Царю, в том числе на военной службе. Известный историк-эмигрант А.

Авторханов, мусульманин и чеченец по национальности, говорил, что в покорении Кавказа «Россия проявила свою специфическую натуру, свойственную только ей: как завоеванные народы, так и добровольно присоединенные, Россия не считала колониальными, как делали в таких случаях западные державы, а считала эти народы подданными русского Царя… Поэтому русский империализм, в отличие от западного, не сводился к грабежам и насилию. Государственная тенденция была – сделать инородцев одинаковыми подданными русского царя. Между ними принципиальной разницы по национальности не делалось». Вместе с тем «Россия обязалась не вмешиваться во внутренние дела Чечни. Не посягать на чеченскую религию, обычаи. И это выполнялось».

В начале Первой мiровой войны был объявлен Высочайший приказ Императора Николая II (23.8.1914) о создании «Кавказской туземной конной дивизии». В состав этого прославленного в боях воинского соединения входили представители многих народов Северного Кавказа и Закавказья, служившие в полках: Кабардинском, 2-м Дагестанском, Чеченском, Ингушском, Черкесском, Татарском.

Лишь революционный хаос внес разлад (большевики стали натравливать горцев на казачьи станицы и фактически устроили геноцид Терского казачества), а затем большевицкая идеология, направленная на разрушение национальных традиций всех народов, стала причиной нового отчуждения чеченцев от Москвы, антисоветских настроений в годы советско-германской войны и новых взаимных эксцессов.

Польские дезертиры русской армии: почему они воевали за Шамиля

Франц Рубо. Пленение Шамиля

В посткоммунистическое время мы видим, что тем же антирусским силам вновь удалось настроить против России чеченцев, забывших завет Шамиля…

+ + +

После покорения Дагестана и Чечни Кавказская война продолжалась еще несколько лет в других районах. Ее окончанием принято считать покорение племени убыхов в урочище Красная поляна 21 мая 1864 г.

Нужно сказать, что расширение имперской власти на северокавказские кавказские территории было закономерным и необходимым, поскольку Закавказье уже вошло в состав Империи и необходимо было обезпечить безопасную связь с ним.

При этом насилие применялось только там, где встречалось вооруженное сопротивление. Поведение русских покорителей Кавказа можно характеризовать и таким эпизодом во время взятия Гуниба:

«В пещере, около которой происходила схватка Ширванского полка с мюридами, нашли женщину с грудным ребенком. Женщина была убита, а ребенка спас прапорщик Ширванского полка, Вриани. Командир полка, полковник Кононович, взял малютку к себе, окрестил ее, дал ей имя св.

Нины и положил ей на зубок значительную сумму денег. Кроме того, офицеры обязались до совершеннолетия девочки выплачивать ежетретно по несколько процентов получаемого жалованья. Таким образом, малютка стала дочерью целого полка и называлась Ниною Ширванскою» (из книги М.Н.

Чичаговой «Шамиль на Кавказе и в России», 1889).

Постоянный адрес страницы: https://rusidea.org/25090702 Оставить свой комментарий

Польские дезертиры русской армии: почему они воевали за Шамиля

Источник: https://rusidea.org/25090702

Русские в имамате Шамиля

19:42, 22 июля 2012

В ближайших постах – размышления о русских в имамате Шамиля и о современных русских мусульманах.

Что приводило русских солдат и офицеров к легендарному имаму? Как они жили в его государстве, чем занимались? Как сам Шамиль воспринимал своих новых подданных иноверцев? Что сегодня приводит русских в ислам и почему они сами себя воспринимают не как нарушителей традиции, а как восстановителей разрушенного?

За исключением специалистов, немногие знают, что государство Шамиля было многонациональным. В нем проживали представители 70 национальностей – почти всех народов Дагестана, Чечни, Кавказа, других регионов Российской империи, стран Западной Европы, Азии и Ближнего Востока.

Среди подданных Шамиля было немало беглых царских офицеров и солдат, исследователи называют цифру 20 тыс. человек.

Рядовой Максимов, служивший у Шамиля,  писал, что в столице имамате Дарго было до 500 человек беглых солдат, которые обслуживали орудия.

Кроме того, у имама был целый батальон, состоящий из русских и польских солдат.

Русские солдаты, офицеры и другие русскоязычные,  перешедшие на сторону горцев, были предметом особой заботы имама – сначала они жили в семьях горцев или в отдельных аулах под присмотром наибов, но вскоре в  Дарго и новой столице Дарго-Ведено Шамиль издает указы о выделении им земли, отдает распоряжение о постройке домов, церкви, школы.  В своем интервью один из известных специалистов по истории имамата Шамиля, доктор исторических наук Юсуп Дадаев говорит:

«Имам распоряжался строить церкви. В одной из столиц его государства селении Ведено было построено две церкви и рядом костел для поляков, которых было много среди перебежчиков.

Для горских евреев, которые занимались торговлей, поставили синагогу.

Гребенские казаки испокон веков были старообрядцами, они обратились к русскому генерал-майору с просьбой разрешить переселиться к Шамилю, так как крестьяне их притесняли.

И 30 семей со своими семьями, скотом и скарбом переселились к Шамилю, который выделил им землю, лес, поля для пашни и сенокоса и сказал: «Живите, как хотите».

Зять Шамиля Абдурахман описывает, как мальчишкой ходил к старообрядцам, которые жили по своим правилам, даже варили самогон. Имам помогал им строить скит. В строительстве старообрядческого монастыря участвовали и чеченцы.

Более того, Шамиль дал деньги, чтобы купить необходимую утварь».  (http://mahachkala.bezformata.ru/listnews/velikij-reformator/2732013/)

Л.Н. Толстой вкладывает в уста своего героя Хаджи-Мурада из Хунзаха сведения о том, что  «учителями горцев в артиллерийском и инженерном деле были в большинстве беглые русские солдаты и офицеры: первых у Шамиля было очень много и он очень ценил их.

Вблизи Ведено был специально построен отдельный поселок для «женатых, преимущественно мастеровых, на обязанности которых лежит делание артиллерийских лафетов и ящиков, они по очереди ходили в поход с орудиями и обучали горцев; жили там и офицеры, которые обучают солдат и смотрят за порядком».

В некоторых источниках отношение русских солдат и офицеров к Шамилю описывается как исключительно комплиментарное и восторженное. Пристав при Шамиле А. Руновский был свидетелем того, как  в Калуге к имаму приходили бывшие у него в плену солдаты.

Польские дезертиры русской армии: почему они воевали за Шамиля

Пристав Шамиля в Калуге Аполлон Руновский оставил уникальные записки о жизни Шамиля. На фото — имам Шамиль, его сын Гази-Мухаммад и пристав А. Руновский.

Один из них, увидев Шамиля, бросился к нему, схватил его руку и поцеловал.

«Скажи, пожалуйста, зачем ты поцеловал у Шамиля руку? Ведь он же не твой хозяин… В горах, может быть, вас и принуждали к тому, ну а здесь для чего ты это сделал?» – «Не, ваше благородие, – отвечал бывший пленник, – нас не принуждали целовать у Шамиля руку, я это сделал так, по душе».

– «Как это, по душе?» – «Да, так, ваше благородие, что человек-то он стоящий: только там пленным и бывало хорошо, где Шамиль жил али где проезжал он.  Забижать нас не приказывал нашим хозяевам, а чуть бывало дойдет до него жалоба, сейчас отнимет пленного и возьмет к себе, да еще как ни на есть и накажет обидчика. Я это сам видал сколько раз».

– «Так он хорош был для вас, для пленных?» – «Хорош, ваше благородие, одно слово – душа! И дарма, что во Христа не верует, одначе стоящий человек!»

В одном из своих писем, которое приводит дагестанский ученый  Юсуп Дадаев, Шамиль наставляет наибов в отношении к перебежчикам: «Знайте, что те, которые перебежали к нам от русских, являются верными нам, и вы тоже поверьте им. Эти люди являются нашими чистосердечными друзьями. Явившись к правоверным, они стали также чистыми людьми. Создайте им все условия и возможности к жизни».

Государство Шамиля – это первый пример, когда на Северо-Восточном Кавказе появляются новые поселения, в которых межнациональные браки между представителями разных религий не только стали  реальностью, но и  охранялись законом. При Диван-хане (одном из главных органов управления имаматом) было создано министерство по делам христианства и веротерпимости. Каждый иноверец имел возможность создать семью на территории Имамата.

Читайте также:  Где в россии находятся самые опасные супервулканы

С конца 1840 г количество русских перебежчиков  к Шамилю возросло в десятки раз.  

В рапорте начальника левого фланга Кавказской линии генерал-майора Ольшевского генералу-лейтенанту Граббе о мерах предотвращения дезертирства нижних чинов от 9 января 1842 г.

под грифом «Весьма секретно» отмечается: «Вашему превосходительству известно, что до сих пор наши военные дезертиры считались у чеченцев ясырами и принуждены были исполнять самые трудные работы.

Каждый военный дезертир составлял собственность того чеченца, которым был пойман.

Ныне Шамиль изменил этот народный обычай и постановил давать свободу всем военным дезертирам. Он собрал уже до 800 человек беглецов, из коих некоторых, если они находились у сильных людей, купил, а остальных насильно отобрал.

Шамиль составил при себе из этих людей стражу, дал им оружие и отвел им землю в Даргах для поселения, но пока они выстроят себе дома, Шамиль дозволил им жить у кунаков.

Дурное обращение чеченцев с нашими военными дезертирами удерживало многих неблагонадежных солдат и в особенности поляков от побегов; но если теперь они узнают, что Шамиль дает свободу дезертирам, то я боюсь, что побеги увеличатся.

… я полагал бы для удержания солдат от побегов первых пойманных дезертиров расстрелять. …я с сим вместе предписал всем частным начальникам усугубить надзор за ненадежными солдатами и доложить мне тотчас о тех, кои учинят побег».

Возможно, настало время, чтобы аксиома о том, что государство Шамиля было исключительно исламским, была пересмотрена? 

Источник: https://www.kavkaz-uzel.eu/blogs/1927/posts/12122

Почему польские солдаты не стреляли в немцев

19.10.2018 00:01:00

Боевое крещение Войска польского – героизм и предательство

Польские дезертиры русской армии: почему они воевали за Шамиля Польские части едут на фронт. Фото 1943 года

В советские времена 12 октября отмечалось как дата рождения Войска польского. В этот день в 1943 году 1-я польская пехотная дивизия имени Тадеуша Костюшко впервые вступила в бой с гитлеровцами, проявив – как считалось многие годы – массовый героизм. А в реальности… Да, были примеры героизма. А еще – неразбериха, неоправданные потери и прямое предательство.

БОЕВОЕ КРЕЩЕНИЕ

Дивизия имени Тадеуша Костюшко была сформирована в 1943 году под Рязанью.

В нее добровольно вступали поляки, оказавшиеся на советской территории после того, как в сентябре 1939-го СССР присоединил к себе Западную Украину и Западную Белоруссию.

Возглавил дивизию полковник Зыгмунт Берлинг, один из тысяч польских офицеров, взятых в плен Красной армией, и один из немногих, кто избежал расстрела в лесах под Смоленском.

Как утверждала советская историография, 12 октября 1943 года 1-я польская дивизия в составе 33-й армии генерала Василия Николаевича Гордова на Западном фронте пошла в наступление в районе деревни Ленино Могилевской области и успешно выполнила задачу – прорвала оборону противника на двухкилометровом участке от деревни Ползухи до высоты 215,5.

Во время двухдневных боев намеченные для захвата рубежи несколько раз переходили из рук в руки. Поляки несли тяжелые потери из-за огня и авианалетов противника.

К тому же действовать приходилось в топкой, неудобной для атак местности, а артподготовка советской артиллерии оказалась недостаточно эффективной из-за тумана. Тем не менее польские воины действовали храбро, около пятисот из них были награждены.

Среди отличившихся – замполит 1-го полка Юлиуш Хибнер. В критический момент он заменил погибшего командира батальона и руководил боем, несмотря на два тяжелых ранения. Его посчитали погибшим и представили к званию Героя Советского Союза посмертно.

А он выжил, в конце 1943 года вернулся из госпиталя в дивизию и продолжал воевать до Победы. Еще двоим, командиру батальона капитану Владиславу Высоцкому и рядовой Анеле Кживонь, это звание было присвоено посмертно.

Впоследствии в Ленине открыли музей и памятник нерушимого, как тогда считалось, советско-польского боевого содружества. Героизм дивизии прославлен в нескольких фильмах той эпохи.

ЗАКРЫТАЯ ПАПКА

«Неудобная» хроника событий отражена в документах 33-й армии и Западного фронта – описаниях боевых действий, донесениях, протоколах допросов пленных, хранящихся в Центральном архиве Министерства обороны России (Ф.

208, оп. 2511, д. 240). Их обнаружил уфимский исследователь, автор нескольких книг о войне Наиль Шаяхметов. Интересно, что до него в течение нескольких десятилетий папка с этими документами не открывалась ни разу.

Для начала – «Описание боевых действий I польской дивизии пехоты им. Тадеуша Костюшко 12–13 октября 1943 года», направленное комдивом генерал-майором Зыгмунтом Берлингом наверх, в штаб 33-й армии.

На семи страницах он сообщает, как готовил выполнение задачи по захвату сел Старый Дятел и Малый Дятел, как в 6 утра 12 октября провел разведку боем, оказавшуюся неудачной, как через четыре с половиной часа два полка пошли в атаку. Первый занял село Тригубово, второй – деревню Ползухи.

Однако, оставшись без поддержки соседей слева и справа, которые вообще не смогли продвинуться, а также танков и артиллерии, поляки понесли большие потери и оставили оба населенных пункта.

Правда, ночью польская разведрота напала на штаб немецкого батальона в Тригубове и захватила карты и два портфеля с документами, а на следующее утро удалось снова взять Ползухи. Берлинг сообщает, что готовил дальнейшее наступление, но к вечеру 13-го был извещен о выводе дивизии в тыл.

Получается, первый бой дивизии даже в изложении комдива можно считать успешным лишь в сравнении с результатами соседей справа и слева – 42 и 290-й стрелковых дивизий, которые вроде бы вообще не смогли продвинуться ни на метр. В целом же задача осталась невыполненной.

«НЕУПРАВЛЯЕМАЯ ТОЛПА»

Еще хуже выглядит картина в донесении командарма В. Гордова командующему Западным фронтом Василию Даниловичу Соколовскому. Он прямо обвиняет своего подчиненного З. Берлинга в необъективности, нерасторопности и даже обмане:

«Генерал-майор Берлинг к описанию боевых действий дивизии подошел необъективно, скрыл факты, говорящие о низких боевых качествах и моральной неустойчивости значительной части личного состава, что главным образом определило поведение дивизии в бою.

С выходом частей польской дивизии на передний край, еще до начала наступления, в ночь на 11 и 12 октября, одиночки и группы солдат добровольно перешли на сторону немцев, чем вскрыли группировку, намерения армии, исключили внезапность нашего наступления и дали возможность противнику подготовить контрмеры.

Эти факты предательства не были своевременно вскрыты в дивизии и установлены только по показаниям пленных, захваченных в бою 12 и 13 октября.

По показаниям пленных также установлено, что в день наступления 12 октября часть поляков добровольно сдалась в плен в Пунище и Тригубово, что было подтверждено командиром дивизии при вызове его мной на НП 13 октября.

По данным штаба 1-й польской дивизии, потери за 12 и 13 октября составляют 2980 человек, из них: убито 502, ранено – 1792 и без вести пропавших – 663 человека. Надо полагать, что из числа последних большинство перешло на сторону врага».

Далее командарм утверждает, что Берлинг, имея перед началом наступления двое суток в запасе, всячески уклонялся от проведения разведывательных действий. Соседи поляков справа, в изложении Гордова, заняли высоту 217,5, а соседи слева – вышли на западную окраину Тригубова.

Польские полки овладели деревней Ползухи и северной частью Тригубова, но при первом же налете авиации и артиллерии врага их боевые порядки смешались, и дивизия превратилась в неуправляемую толпу. Противник тут же перешел в контратаку.

Часть поляков без сопротивления сдалась в плен, остальные отошли, оголив правый фланг 290-й дивизии, которая в результате подверглась внезапному удару и также вынуждена была отойти. Лишь на следующее утро 1-я польская дивизия вновь овладела деревней Ползухи.

«Мною было потребовано от командира 1-й польской дивизии выполнения поставленной задачи, на что последний сообщил, что в полках осталось по 200–300 человек и дивизия выполнить задачу не в состоянии, – пишет далее генерал-полковник В. Гордов.

– Вызванный мною лично на НП командир дивизии генерал-майор Берлинг не смог мне доложить численность частей и понесенные потери. Малочисленность частей польской дивизии объясняется тем, что личный состав разбежался, а офицерский состав не мог его собрать.

Это подтверждается тем, что штаб дивизии и штабы полков не могли установить потери и численность частей до 16 октября. Солдаты, бродившие на поле боя и в тылах, были с трудом собраны лишь 16 октября…»

ПЕРЕБЕЖЧИК БЫЛ ВЕСЕЛ

К своей реляции командарм приложил выписку из протоколов допросов немецких пленных, захваченных с 12 по 15 октября 1943 года. Весьма красноречивый документ!

Фельдфебель санслужбы 11-й роты 688-го пехотного полка Карл Кригбаум:

«О намерении наступления русских нам было известно вечером 11.10.43. На участке нашей роты к нам перешел солдат польской дивизии, стоявшей перед нами.

В моем присутствии командир роты лейтенант Штадельвайх через нашего солдата-поляка допросил перебежчика, который объяснил свой переход плохим питанием в польской дивизии и показал, что перед фронтом нашей дивизии русские ввели польскую дивизию и на этом участке также сосредоточены еще восемь дивизий, имеется много танков. Русские намерены 12 октября наступать.

Наступление начнется с артподготовки и бомбардировки. Перебежчик, прибыв к нам, был весел, чувствовал себя как дома и сказал, что в этот день собираются перебежать еще несколько солдат из польской дивизии».

Унтер-офицер 12-й роты того же полка:

«На участке обороны 11-й роты и других подразделений было около 20 польских перебежчиков, которые показали, что в 8.00 12 октября будет артподготовка русских и в 10.00 будет вторичная артподготовка, после которой начнется наступление русской пехоты…»

Ефрейтор 13-й роты 313-го пехотного полка Вернер Штейнер:

«В 16.00 12 октября началось наступление польской пехоты. Я в это время наблюдал в бинокль за ходом боя. Я видел, что 26 польских солдат, пригнувшись, переходили на нашу сторону и сдались в плен. В этот момент налетела русская авиация и бомбила наши боевые порядки, при этом все поляки-перебежчики были уничтожены.

Далее я видел, что польская пехота шла поэшелонированно взводами, при этом поляки в нас не стреляли и что-то кричали. С нашей стороны сопротивления полякам не оказывалось, мы чувствовали, что они переходят к нам.

Таким путем на нашу сторону перешло несколько взводов поляков общей численностью 300 человек… Перешли эти поляки к нам на участке между деревнями Ползухи и Тригубово».

«ВЫВЕСТИ В ТЫЛ»

Итоги первого боя польской дивизии показались командованию Западным фронтом столь удручающими, что начальнику его политуправления Василию Емельяновичу Макарову было поручено провести специальную проверку причин конфуза.

В своей справке тот сообщает, что польские полки наткнулись на сильный огонь врага (то есть артподготовка перед началом наступления не дала желаемого результата), а отдельные подразделения поляков попали под обстрел собственной артиллерии. Подтверждает В.

Макаров пассивность соседей польской дивизии: к тому времени, как ее полки прошли четыре километра, 290 и 42-я стрелковые дивизии все еще топтались на месте. Но главными причинами фиаско следует считать все же неопытность польских офицеров: они совершенно потеряли управление частями и подразделениями.

(То, что тысячи опытных офицеров были убиты НКВД под Смоленском, в справку попасть, конечно, не могло. – И.С.) Личный состав, как выяснилось, не умеет толком обращаться с оружием и окапываться: «Солдаты плохо делают для себя укрытия… Отдельные солдаты обращались к помощи наших бойцов, которые обучали их тому, как надо пользоваться автоматом и самозарядной винтовкой…»

После появления перед началом наступления первых перебежчиков немцы даже организовали передачу на польском языке по громкоговорящей установке. По предположению В. Макарова, именно по наводке предателей-поляков фашисты бомбили отделы штаба армии, базировавшиеся в деревне Паньково.

В справке дается примерная оценка количества сдавшихся врагу солдат: в 1 и 2-м полках – около 600, всего – около тысячи! К 15 октября общие потери дивизии все еще не были подсчитаны точно.

Итогом разбора ситуации стала «Характеристика боевой деятельности 1-й польской пехотной дивизии», подписанная командармом В. Гордовым. Вывод: дивизия «в таком составе и состоянии боя с немцами вести не может, требуется реорганизация и пересмотр личного состава. Решил: дивизию снять с фронта и вывести в тыл».

Есть данные, что этому решению предшествовал разговор на повышенных тонах, состоявшийся 13 октября между Гордовым и Берлингом, который был вызван для объяснений в штаб 33-й армии. Стоит также отметить, что впоследствии Берлинг дал своему начальнику уничижительную характеристику: «Гордов, невзирая на мотивы его поступков, невзирая на то, был ли он дураком или сумасшедшим, – был мерзавцем».

Читайте также:  «всея северныя страны повелитель»: что еще странного было в титуле николая ii

Так или иначе, столь массовое бегство солдат могло бы стать поводом для принятия к комдиву суровых мер. Но, видимо, из политических соображений Зыгмунта Берлинга не тронули: Сталину требовались преданные люди для послевоенного переустройства Польши. Дивизию переформировали. На территории СССР продолжилось привлечение поляков к воинской службе.

Берлинга же повысили до должности заместителя главнокомандующего Войска польского. Но летом 1944 года вверенные ему части неудачно форсировали Вислу. Берлинга отозвали из армии и направили на учебу в Москву, в Военную академию Генерального штаба. Войско польское продолжало войну, в том числе участвовало в штурме Берлина, уже без него.

          

Источник: http://nvo.ng.ru/history/2018-10-19/14_1018_soldier.html

Дезертиры на Кавказской войне: какие русские воевали за Шамиля

Польские дезертиры русской армии: почему они воевали за Шамиля

С 1817 по 1864 год Российская империя вела Кавказскую войну, цель которой присоединение горских районов Северного Кавказа. Наиболее ярым противником России оказался имам Шамиль, который на территории современного Дагестана и Чечни основал теократическое государство Северо-Кавказский имамат. Боевые действие войны отличались кровопролитностью и упорством сторон, а одной из ее особенностей были многочисленные случаи дезертирства русских солдат и их переход на сторону горцев.

Одним из ближайших помощников и переводчиком имама Шамиля был беглый солдат Андрей Мартин, который принял ислам и стал Идрисом. История сохранила имена и других перебежчиков: прапорщика Залетова, солдата Родимцев, которого Шамиль отличил за храбрость, Якова Алпатов, возглавлявшего отряд чеченцев и руководившего разведкой в тылу русских.

Почему русские переходили на сторону противника

Еще с 17-18 веков к горцам убегали русские солдаты, не выдерживающие тяготы службы, постоянной муштры и наказаний. Рекрутской система набора стала продолжением политики крепостничества в армии, и бывшие крестьяне искали возможности начать новую жизнь среди свободных племен Дагестана и Чечни.

В 19 веке служба на Кавказе считалась непрестижной и приравнивалась к ссылке, которую называли «теплой Сибирью». Сюда направляли провинившихся офицеров и наиболее неблагонадежные части.

Часто это были пропитанные духом свободолюбивые люди и авантюристы, которые не понимали, зачем Россия воюет с горцами. Попав в плен или убежав русские, оказывались в особой атмосфере, при которой в войне участвует все население.

Постепенно они втягивались в конфликт и поворачивали оружие против своих бывших сослуживцев.[С-BLOCK]

Солдаты, служа на Кавказе, пропитывались местной культурой и, совершая какой-либо проступок, убегали в горы, где быстро находили общий язык с психологически похожими на них жителями аулов. В то время шайка из головорезов-абреков и русских дезертиров, которая с одинаковым рвением грабила всех участников конфликта никого не удивляла.

Особое отношение у горцев было с местными казаками. Столетие совместной жизни выработало между ними уважение, схожесть быта и характера поведения. Практически у каждого казака были кунаки из чеченцев или дагестанцев, с которыми по менталитету он был ближе, чем с великороссом из центральной России.

Распространены случаи бегства казаков-раскольников целыми семьями и станицами в горы, откуда они вместе с горцами устраивали набеги и воровали скот. Перебежчики часто выполняли функции проводников и шпионов.

Как жили русские среди горцев

На территории подконтрольных Шамилю территориях были целые слободы, населенные русскими дезертирами, и самая большая группа проживала в селении Дарго. Здесь 500 бывших солдат занимались обслуживанием пушек, литьем ядер и картечи, обучением горцев военному делу. Пленные чеченцы говорили, что 300 русских проживает в Ведено и еще 200 человек живет в аулах Чарской области.

У горцев даже появилось выражение «свои русские» и имам Шамиль особенно ценил перебежчиков, которых он использовал и для полицейских целей.

В письме от 1844 года Шамиль писал, что он считает русских беглецов своими друзьями и просит создавать все условия для их перехода в ислам.

Имам поощрял женитьбу русских на чеченках и дагестанках, после которой дезертиры принимали ислам и признавались полноправными членами общины.

При этом беглецам и пленным не запрещалось совершать православные обряды не только в аулах, но и в столице имамата. После Андийский съезд наибов было решено содержать всех русских перебежчиков за счет казны. Политика покровительства над дезертирами способствовала увеличению их количества и снижению боевого духа армии.

Как воевали предатели

Помимо обучения и обслуживания артиллерии русские активно участвовали в боевых действиях против соотечественников. Они играли роль проводников, разведчиков и командиров конных отрядов горцев.

Весной 1854 года в селении Дарго картечью был расстреляны пленные русские солдаты и офицеры. За орудиями стояли дезертиры.

Предатели понимали, что пощады им не будет, поэтому сражались они храбро и всегда до последнего сопротивлялись.

Солдаты считались своей обязанностью уничтожать перебежчиков и отвечали им такой же озлобленностью. Во время последнего боя Шамиля в горном ауле Гуниб, его охраняло 400 последних сторонников-мюридов. Большинство горцев предало своего имама, и только русские и польские дезертиры до последнего отчаянно сопротивлялись и все погибли.

Судьба дезертиров

Русское командование пыталось решить проблему дезертирства и даже покупало беглецов у горцев, расплачиваясь за них солью.

В 1845 году было составлено «Воззвание кавказского командования к русским солдатам, бежавшим в горы», в котором было объявлено, что все проступки им прощаются без взысканий.

Большинство дезертиров приняли ислам и, духовно породнившись со свободолюбивыми горцами, отказались сдаваться.

Большого успеха воззвание не имело, но часть беглецов добровольно сдалась. Вместе со своими горскими женами и детьми они были переселены в поселки на территории Чечни, а 47 семей зачислены в казачье сословие. В наше время некоторые тейпы Чечни и Ингушетии считаются русскими из-за того, что они принимали русских дезертиров.

>> Читать полностью на «Русская Семерка»

Источник: https://ratenews.ru/dezertiry-na-kavkazskoi-voine-kakie-rysskie-voevali-za-shamilia.html

Кавказская война 1817-1864 гг. и Имам Шамиль

Под Кавказской войной 1817-1864 гг., которая имеет обобщённое название, понимают военные действия Российской империи против горских народов Северного Кавказа и Северо-Кавказского имамата (1829 -1859 гг.).

Теократическое государство на территории Чечни и Западного Дагестана получило наибольшее развитие при имаме Шамиле (1834 – 1859 гг.).

Результатом войны стало присоединение к России Северо-Западного Кавказа, Горного Дагестана и Чечни и начало их интеграции в административную систему России.

Впервые термин «Кавказская война» использовался историком Р. А. Фадеевым, применившим его в названии книги 1860 года издания.

Предпосылки

Кавказ – горная территория между двумя морями – Чёрным и Каспийским. Главным Кавказским хребтом разделяется на Закавказье и Северный Кавказ. Месторасположение позволяет рассматривать регион как ворота из Азии в Европу. 

Россия отстояла свои права на Кавказ в ходе противостояния другим государствам, претендующим на господство в регионе, — Османской империи и Персии. Их обеспечили победы в русско-турецких (1806-1812 гг.; 1828-1829 гг.) и русско-иранских войнах (1804-1813 гг.; 1826-1828 гг.).

Часть горских народов присоединилась к России мирным путём, Закавказье уже входило в её состав, поэтому перед государством встала задача включения в сферу её влияния всего Северного Кавказа.

Причины Кавказской войны

И у России, и у горских народов были свои мотивы для начала военных действий.

Цели РоссииЦели народов Северного Кавказа
Утвердиться на территории Кавказа, введя российские законы.Защитить южные границы от набегов горцев и положить конец работорговле  Противостоять привлечению местного населения к строительным работам гражданских и военных объектов царской России; введению новых налогов; раздаче земель чиновникам и казакам; карательным походам генерала А.П. Ермолова

Горцы не желали принимать условия мирного договора с Турцией о присоединении к России с Закубанью. Под влиянием внешней угрозы произошла консолидация народов Северного Кавказа в борьбе за независимость.

Повод к военным действиям

В 1816 году на границу Кавказской губернии прибыл генерал А.П. Ермолов – сторонник жёстких мер по отношению к местному населению, промышляющему набегами и грабежами. Он предпринял ряд карательных операций, продвигаясь вглубь Чечни и Горного Дагестана. Разрушая непокорные аулы, вытеснял горцев с их территорий, окружая военными линиями из цепи укреплённых пунктов и крепостей.

Народы Кавказа

Северный Кавказ к началу XIX в. населяли около 50 народов: черкесы, осетины, чеченцы, ингуши, балкарцы.

Они не только разговаривали на разных языках, но и имели разное вероисповедование, ведя друг с другом войны, основанные на кровной мести.

По сути они жили при разложении первобытнообщинных отношений и не могли противостоять многократному численному перевесу русской армии и её техническому оснащению.

Основные этапы и ход военных действий до 1834 года

ДатаОсновная характеристикаХод военных действияВоеначальники
1817-1819 гг. Партизанская борьба горских народов Насильственное переселение горцев под надзор российских гарнизонов Генерал А. П. Ермолов
1819-1924 гг. Организованные действия с обеих сторон Правители Дагестана объединяются против регулярной царской армии Генерал А.П. Ермолов
1824-1828 гг. Появление мюридизма – религиозной основы противостояния горцев В Чечне – восстание Б. Таймазова (1824 г).Мюридизм как мусульманское учение, призывающее к борьбе с неверными, способствует дальнейшему объединению. До 1927 г – А. П. Ермолов, затем генерал И. Ф. Паскевич
1828-1833 гг. Возникновение горского теократического государства Гази-Мухаммадом создаётся мусульманское государство – Северо-Кавказский имамат, объявившее в 1829 году русским газават – «священную войну». Гази-Мухаммад (погиб в 1832 г в бою за Гимры).До 1831 г – И.Ф. Паскевич, затем барон Г. В. Розен.

Правление Шамиля (1834-1859 гг.)

Шамиль (1797 – 1871 гг.) – третий имам Северо-Кавказского имамата, объединявшего Чечню и Западный Дагестан.  Аварец или кумык по национальности, он возглавил государство в 1834 году. Ученик Гази-Мухаммада. Сдался во время осады Гуниба в 1859-м, став пленным на почётных условиях. Умер во время паломничества в Медину, похоронен на территории Саудовской Аравии.

Правление Шамиля называют «блистательной» эпохой имамата. Военные действия протекают с переменным успехом. Ряд крупных побед имам одерживает в 40-х гг. Но в следующем десятилетии движение идёт на спад. Простые горцы перестают оказывать ему поддержку из-за военных тягот.

 В 1853-56 гг. Россия оказалась втянутой в Крымскую кампанию, и Шамиль рассчитывает на поддержку Англии и Турции. Однако этого не происходит. А по окончании войны Российская империя бросает на покорение Северного Кавказа новые силы. Окружённый в дагестанском ауле Гуниб войсками князя А. И. Барятинского, Шамиль складывает оружие, а имамат прекращает существование.

Подавление сопротивления горцев (1859-1864 гг.)

После поражение Шамиля прекратили сопротивление абадзехи во главе с Мухаммедом-Эмином, а вскоре царские войска заняли весь северный склон Кавказского хребта. Кавказская война завершилась покорением Черкесии и штурмом урочища Кбаада (Красная поляна). Здесь был сломлен последний очаг сопротивления и 21 мая 1864 г. прошёл торжественный молебен и парад царских войск.

Итоги войны

Россия укрепила своё владычество на Северном Кавказе, что привело к следующим последствиям:

  • Увеличению территории за счёт присоединения Северо-Западного Кавказа, Чечни и Горного Дагестана.
  • Массовой иммиграции населения: Горцы покидали обжитые места, а на их место переселяли семьи казаков и российских крестьян.
  • Завершению междоусобиц и рабства.
  • Уничтожению имамата.
  • Развитию промышленности, торговли, оживлению хозяйственной жизни, создавшей предпосылки для развития на Кавказе капитализма.
  • Проведению политики, не соблюдающей интересы кавказских народов, что положило начало русофобии.

Историческое значение

Война избавила горские народы от опасности их порабощения Османской империей и Персией. В лице России Кавказ приобрёл надёжного и сильного союзника. Распространение административной и правовой системы Российской империи, вовлечение в её экономику дали толчок хозяйственному, социальному и политическому развитию региона.

Однако Кавказ всегда был сложной и неспокойной территорией, требующей усиленных ресурсов для соблюдения порядка. Среди историков до сих пор нет чёткого понимания характера Кавказской войны, которую иногда трактуют как колониальную со стороны России и национально-освободительную со стороны горских народов, что не раскрывает всей сложности взаимоотношений братских народов.

Польские дезертиры русской армии: почему они воевали за ШамиляКавказская война. Минимум для ЕГЭ.

Используемая литература:

  1. Гапуров Ш.А., Бугаев А.М., Черноус В.В. К 150-летию окончания кавказской войны: о хронологии, причинах и содержании. – «Научная мысль Кавказа», 2014 г, № 14, с.90-99
  2. Кавказа гордые сыны. – в сб. Детская энциклопедия. Т. 8 М. «Просвещение», 1967, с.437-438

Источник: https://histerl.ru/kratkie_kurs/konspekti/kavkazskaia_voina_imam_shamil.htm

Русские солдаты имама Шамиля. Лунный календарь

Пожалуй, одним из самых известных героев Кавказа является имам Шамиль. Бросивший вызов царской империи и сопротивлявшийся ее огромной военной машине без малого 25 лет. Но не многие знают, что гражданами имамата, в числе всех прочих, были православные христиане из числа беглых солдат и офицеров русской армии.

Читайте также:  Банда мацапуры: за что казнили главаря самой устрашающей банды

Следует отметить, что до этого Россия разбила войска Наполеона всего за два года и располагала, пожалуй, одной из самых сильных армий мира. Разумеется Шамиль не сразу стал руководить горцами, первым имамом был его друг Гази Мухаммад, избранный в 1829 году.

Именно он объявил и возглавил газават – атиколлониальную и социально-политическую борьбу горцев. В 1832 году имам вместе с товарищами попал в осаду, где и погиб, в то время как Шамиль, весь израненный, вырвался из окружения. Вторым имамом стал Гамзат-бек, но и он руководил не долго, всего несколько лет.

В 1834 году, после его гибели, имамом стал Шамиль и оставался им вплоть до своего пленения в 1859 году.

Он обладал недюжинным военным талантом, большими организаторскими способностями, выдержкой и настойчивостью. Апогей его власти пришелся на 1843-1847 годы. В это время Шамилю удалось объединить почти всех горцев Дагестана и Чечни.

Но не только объединением был славен имамат. Борьба за свободу для Шамиля была не отделима от установления социальной справедливости.

Он провел огромное количество успешных реформ, Шамиль фактически продумал и осуществил в Имамате экономическую и правовую революцию:

  1. Были отменены рабство и феодальная зависимость крестьян; ликвидированы на 25 лет сословия, было обеспечено относительное равенство между всеми гражданами;
  2. Разработана и осуществлена правовая реформа на основе шариата;
  3. Из ликвидированной собственности ханов и прочих феодалов образована собственность общенародная – байтулмал, которая использовалась для обеспечения равных экономических возможностей всех граждан независимо от национальной и конфессиональной принадлежности;
  4. Была осуществлена четкая социальная и правовая политика по защите интересов всех граждан, независимо от этнической и конфессиональной принадлежности.

И да, я не оговорился о разных конфессиях в составе имамата. Гражданами его были не только горцы, но, как это ни странно, также русские и поляки, исповедовавшие свою религию. Вообще в имамате проживало более 60-ти национальностей. Феномен решения этнических проблем в государстве Шамиля, к сожалению, плохо исследован до сих пор.

Немало беглых и бывших пленных царских офицеров и солдат принимало участие в борьбе горцев. Имам их очень ценил и оберегал.

Слава о Шамиле, о его справедливом и демократичном государстве доходила до царских крепостей и укреплений, до казаков и гонимых властями староверов.

Многие солдаты и офицеры, прошедшие через жестокие и кровопролитные сражения с армией Шамиля, видевшие ее героизм и отвагу, в душе симпатизировали противнику, и считали справедливой борьбу против царских колониальных войск.

Цитата:

9 января 1842 год. Весьма секретно. Вашему превосходительству известно, что до сих пор наши военные дезертиры считались у чеченцев ясырами и принуждены исполнять самые трудные работы. Каждый военный дезертир составлял собственность того чеченца, которым был пойман. Ныне Шамиль изменил этот народный обычай и постановил давать свободу всем военным дезертирам.

Из рапорта начальника левого фланга Кавказской линии генерал-лейтенанта Мелентия Ольшевского.

Не удивительно, что некоторые солдаты, узнавшие об этом решении Шамиля бежали к имаму и верно ему служили. В горы их толкали крепостническая эксплуатация, произвол и гнет командования.

Русские армейские специалисты, наряду с польскими и венгерскими легионерами, обучали кавказцев военным наукам, артиллерийскому и инженерному делу, картографии. Многие стали вольными горцами и отважно воевали, были хорошими разведчиками. Побеги особенно возросли в 40-х годах ХIХ в.

, когда в армию стали брать людей из западных губерний Российской империи, и когда Шамиль стал одерживать победы.

Для пленных и перебежчиков вблизи Ведено – столицы имамата был построен отдельный поселок с церковью. Одиноких русских крестьянок или казачек, отбившихся от родного дома, Шамиль селил в этой деревне.

Они могли там выходить замуж по своей воле, причем один из поселенцев исполнял при венчании обязанности священника.

Если же кто из христиан добровольно принимал ислам, то такому предоставлялся земельный надел и право жениться на мусульманке.

В 1840 г. Шамиль писал своим наибам: «Знайте, что те, которые перебежали к нам от русских, являются верными нам, и вы тоже поверьте им. Эти люди являются нашими чистосердечными друзьями… Создавайте им все условия и возможности к жизни».

Русские, число которых в армии имама временами достигало нескольких сотен, отвечали взаимностью.

«…Дома Шамиля и его детей, – писал Абдурахман, зять имама, в своих «Воспоминаниях»,  были построены (солдатами) бесплатно, так как он их господин и кормилец. Если зимой выпадал снег на крыши его домов, то они сгребали снег лопатами и сбрасывали с крыши.

Пищей для них являлась пшеница и кукуруза, привозимые из Чечни за деньги имама… Вот почему солдаты в разговоре называли его «наш царь Шамиль».

Они сильно любили его… Если б Шамиль притеснял их и заставлял бы их соблюдать мусульманские обычаи, они убежали бы от него».

Из «Воспоминаний» Абдурахмана Гази-Кумухского.

Поляки были сосланы на Кавказ после подавления восстания 1794 года и позже из-за поддержки Наполеона в 1812 году.

Количество их в горах измерялось тысячами, поэтому польское правительство в изгнании считало возможным даже поднять там новое восстание в союзе с Шамилем и вольными казаками.

Они планировали пройти Украину и соединиться с сопротивлением в самой Польше. Но эти планы так и не осуществились.

Даже когда в августе 1859 г. в Гунибе имам дал свой последний бой, среди защитников укрепления находилось около 30 русских солдат-перебежчиков, до конца сражавшихся за своего предводителя.

После капитуляции Шамиль был вынужден жить в Калуге, и туда иногда к нему приходили бывшие пленные и беглые русские солдаты.

Пристав Аполлон Руновский вспоминал, что один из таких, как только увидел Шамиля, бросился к нему, схватил его руку и поцеловал. Потом пристав стал допытываться у солдата:

«- Зачем ты поцеловал у Шамиля руку? Ведь он уже не хозяин твой. В горах, может быть, вас и принуждал к тому, ну, а здесь для чего ты это сделал?

— Нет, — отвечал бывший пленник, — нас не принуждали целовать у Шамиля руку, а я это сделал так, по душе.

— Как же по душе?

— Да так, что человек–то он стоящий: только тем пленным и бывало хорошо, где Шамиль жил или где проезжал он. Забижать нас не приказывал нашим хозяевам, а чуть бывало, дойдет до него жалоба, сейчас отнимет пленного и возьмет к себе, да еще, как ни на есть, и накажет обидчика. Я сам видел сколько раз.

— Так он хорош был для вас, пленных?

— Хорош, Ваше благородие, одно слово – душа! И дарма, что в Христа он не верует, однако стоящий человек»

Из воспоминаний пристава А. Руновского.

В 1869 году император Александр Второй разрешил имаму совершить хадж. После того как в 1870 году Шамиль закончил паломничество, он отправился в Медину. Там предводитель горцев умер в феврале 1871 года и был похоронен на кладбище аль-Баки, рядом со сподвижниками пророка (мир ему).

Источник: https://alif.tv/russkie-soldaty-imama-shamilya-lunnyj-kalendar/

Почему имам Шамиль сдался русским войскам

Источник: stalist.livejournal.com

В 1859 году перевернулась одна из кровавых страниц истории России и Кавказа. После многомесячной осады русские войска взяли аул Гуниб в Дагестане и захватили в плен знаменитого вождя горцев – имама Шамиля. Больше четверти века он был одним из самых упорных и неуловимых врагов Российской империи.

В начале 1830-х годов Шамиль создал многонациональное государство, в котором были объединены чеченцы, ингуши, аварцы (сам Шамиль был аварцем), лезгины, ряд малых дагестанских народностей.

Шамиль сплотил их на основе идеологии мюридизма – воинствующего ислама, провозгласившего долгом каждого мусульманина священную войну с «неверными» (газават).

Шамиль стал самодержавным повелителем, сосредоточившим в своих руках, духовную, светскую и военную власть – имамом этого теократического государства.

Вначале Шамиль был одним из сподвижников первого имама – Кази-Муллы, поднявшего в 1829 году восстание против российского господства на Кавказе.

После взятия русскими войсками в 1832 году аула Гимры, во время которого погиб Кази-Мулла, его преемником стал Гамзат-бек. Вскоре Гамзат-бек погиб в ходе межплеменных разборок, и верховный авторитет среди мюридов (борцов за веру) перешёл к Шамилю.

Ему удалось обосноваться в ауле Ахульго и развернуть оттуда новый виток борьбы народов Кавказа за независимость.

Шамиль искусно пользовался дипломатическими методами. Первые годы своего правления ему удалось переговорами удерживать российскую администрацию от военных действий.

Когда же в 1837 году русские войска всё-таки взяли Ахульго, Шамиль согласился присягнуть на верность российскому императору.

Полученную таким образом мирную передышку Шамиль снова использовал для укрепления своей власти и консолидации сил горцев для возобновления борьбы.

В 1839 году русские войска опять взяли Ахульго, но Шамиль сумел ускользнуть. Российские власти считали его дело проигранным, не стали его преследовать, и вновь просчитались. Обосновавшись на этот раз в чеченском селении Дарго, Шамиль в 1842 году отразил наступление русских войск. В 1845 году императорская армия взяла Дарго, но при отходе попала в засаду и была уничтожена мюридами.

Последующие двенадцать лет были пиком политического могущества Шамиля. Власть имама простёрлась на весь Горный Дагестан, Ингушетию, Чечню, некоторые северо-западные районы нынешнего Азербайджана.

В своём государстве Шамиль неуклонно устанавливал порядки в соответствии с шариатом. Шамиль умно укреплял собственную власть.

Чтобы предотвратить сепаратизм, он разделил на местах военную и судебную власти.

Шамиль обладал широким политическим кругозором. Во время Восточной войны (1853—1856 гг.) он пытался найти союзников в лице Турции и Англии и просил у них помощи оружием и деньгами (но не получил её из-за трудностей сообщения). Завязал Шамиль отношения и с очагом борьбы на Западном Кавказе – черкесскими племенами, также боровшимися за свою независимость.

Только после окончания Восточной войны Российская империя смогла взяться за окончательное завоевание Кавказа. К тому времени власть Шамиля переживала внутренний кризис.

Многим горцам не нравились порядки, заводимые Шамилем, произвол его кади (судей) и наибов (военных губернаторов), вводимые имамом непривычные налоги «на борьбу с неверными».

Некоторые племенные авторитеты испытывали всё больше желания замириться с российской администрацией на условиях сохранения своего традиционного положения. Шамилю становилось всё труднее контролировать своих соратников.

На время Шамилю ещё удалось сплотить горцев перед лицом возобновившегося наступления русских войск. Но когда весною 1859 года императорская армия под командованием генерала от инфантерии А.И.

Барятинского обложила Гуниб, Шамилю оставалось либо погибнуть, либо выговорить себе почётные условия сдачи. Однако Шамиль затягивал переговоры. Тогда Барятинский 25 августа 1859 года двинул войска на штурм Гуниба.

Шамиль был захвачен в плен.

Российская империя милостиво относилась к своим побеждённым врагам. Кроме того, пример уважительного обращения с Шамилем должен был побудить других вождей горского сопротивления прекратить борьбу. Шамилю были оставлены его государственная казна (превращённая им в личную) и его гарем.

Ему было обещано, что в дальнейшем ему позволят совершить паломничество в Мекку. Шамиль был поселен в Калуге, где царское правительство взяло в аренду для его жительства роскошный дом местного помещика Сухотина. Знатному пленнику была определена пенсия из российской казны в размере 15 тысяч тогдашних рублей в год.

Его принял и беседовал с ним сам император Александр II.

Шамилю было позволено ездить по России.

Отличаясь большим умом и наблюдательностью, он с интересом подмечал новшества технического прогресса, входившие тогда в жизнь – железные дороги, пароходы, телеграф, восхищался огромными каменными зданиями и храмами и т.д.

Говорят, что под конец жизни он выразил сожаление, что так долго боролся с «белым царём». В 1866 году, в годовщину своего пленения, он торжественно принёс присягу на верность российской короне.

В 1870 году Шамиль совершил паломничество в Мекку, где, как и предсказывал, скончался на следующий год. Он похоронен в Медине. Шамиль явно ничем не прогадал ни когда воевал, ни когда сдавался в плен.

Он получил от жизни всё – богатство, власть, уважение и священную о нём память народов, которыми правил, а под конец жизни, утратив только власть, получил огромное уважение от победившего его противника.

Ярослав Бутаков

Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

Один раз в день Вам на почту будут приходить материалы Николая Старикова, достойные внимания. Можно отписаться в любой момент.

Отправляя форму, Вы даёте согласие на обработку и хранениe персональных данных (адреса электронной почты) в полном соответствии с №152-ФЗ «О персональных данных».

Источник: https://nstarikov.ru/pochemu-imam-shamil-sdalsya-russkim-vojskam-88143

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector