Расказачивание: зачем это было нужно

В российских храмах на этой неделе проходят молебны в память о погибших в первые годы после революции казаках.

Сто лет назад – 24 января 1919 года ­– Центральный комитет РКП(б) принял секретную директиву, положившую начало так называемой политике расказачивания. Число жертв этой кампании точно неизвестно, но речь может идти о сотнях тысяч человек.

Многие представители современного казачества говорят о событиях послереволюционных лет как о геноциде казацкого народа.

В годы Гражданской войны в России большинство казаков выступили на стороне Белого движения. Среди крупнейших вооруженных формирований казаков, сопротивлявшихся установлению советской власти, были Донская, Оренбургская и Уральская армии. 24 января 1919 года председатель ВЦИК РКП(б) Яков Свердлов подписал директиву, положившую начало репрессий в отношении казаков.

В директиве большевиков, в частности, говорилось о необходимости «провести массовый террор против богатых казаков, истребив их поголовно; провести беспощадный массовый террор по отношению ко всем вообще казакам, принимавшим какое-либо прямое или косвенное участие в борьбе с советской властью; к среднему казачеству… применять все те меры, которые дают гарантию от каких-либо попыток с его стороны к новым выступлениям против советской власти».

Расказачивание: зачем это было нужно

Мемориал в память о геноциде казаков, установленный в Северной Осетии

Многие представители современного казачества считают большевистскую политику по расказачиванию геноцидом своего народа.

На этой неделе многие казаки поменяли свой аватар в социальных сетях на изображение пламенеющего цветка, окаймленного терновым венком, с подписью «1919–2019, живы вопреки».

Среди них потомственный казак из Ростова-на-Дону медик Константин Буланцев, популяризирующий казачьи традиции на своем youtube-канале «Папаха ТВ».

– Я даже не предполагал, что будет такой резонанс в казачьей среде. Многие ставят на аватарки в соцсетях значок геноцида, у этой темы тысячи просмотров, лайков, репостов.

В четверг многие собирались на возложение цветов у памятников в Санкт-Петербурге, в Москве, на юге страны. Некоторые перенесли памятные мероприятия на субботу, потому что в будни многие на работе.

Сотни тысяч людей озаботились этим вопросом и помнят дату геноцида, начало которого было положено сто лет назад, – говорит Константин Буланцев.

Расказачивание: зачем это было нужно

Эмблема геноцида казацкого народа

На официальном уровне геноцид казаков не признан, поскольку вопрос, считать ли казачество субэтносом, до сих пор является дискуссионным среди историков и этнографов. Константин Буланцев, тем не менее, считает себя представителем казацкого народа:

Казачьи войска не знают о том, что происходило на их родной земле сто лет назад

– Сейчас в России не принято официально называть это геноцидом, потому что по закону о репрессированных народах придется выплачивать компенсацию за данный геноцид. А по поводу того, считать ли казаков этносом… В некоторых развитых странах признали казаков народом – например, в США в 60-х годах ХХ века.

Думаю, что в России никому сейчас не выгодно, в нынешней политической обстановке, признавать еще один геноцид. И естественно, юридические сложности тоже могут с этим возникнуть. Но мы все равно, я и многие другие казаки, считаем, что нужен какой-то казачий регион в составе Российской Федерации.

Это будет исторически и культурно правильно и обоснованно.

Потомственный донской казак, студент Московского физико-технического института Михаил Попов считает, что российские власти замалчивают историю советского террора в отношении казачества:

Коммунисты говорили, что у казаков основную часть надо уничтожить

– Даже среди казаков мало кто знает о геноциде. Его замалчивали, о нем не говорили. Я учусь в институте в Москве, иногда приезжаю в родную станицу. Там есть памятник казакам, погибшим в результате многих войн – Первой мировой, Второй мировой, то есть такой общий казачий памятник. И в День геноцида, 24 января, там в принципе никого не было, ни одного цветка, ничего.

Потому что современные реестровые казачьи войска, коих много на Дону, на Кубани, на Тереке, да везде их сейчас как грибов после дождя, даже они не знают о том, что происходило на их родной земле сто лет назад, что буквально испепелялись станицы, уничтожалось население. Они этого не знают, потому что им это неинтересно, этого нет в современной государственной машине пропаганды.

Это трагедия.

Тем не менее, многие молодые казаки сейчас живо интересуются историей казачества и последствиями большевицкого расказачивания.

Культура казачья – это не только фланкировка шашкой

– Коммунисты говорили, что у казаков основную часть надо уничтожить рано или поздно, потому что каждый хутор казачий – это крепость, и каждая станица – это вооруженный лагерь, – рассказывает Константин Буланцев. – В некоторых станицах до 80 процентов жителей было уничтожено.

В Оренбургском войске, то есть на Урале, осталось около 10 процентов казаков. На Дону осталось около 40–45 процентов, то есть больше половины было уничтожено. Массово расстреливали, в том числе стариков, бабушек.

В некоторых случаях, пишут, одного заявления было достаточно, чтобы расстрелять человека.

– В 1919–20-м годах выселялись целые станицы, некоторые уничтожались, выжигались, – дополняет Михаил Попов. – Например, станица Еланская в 1918 году имела население больше 10 тысяч, а сейчас там живут не больше 100 человек. За сто лет просто 10 тысяч человек исчезли.

Это огромные цифры! И сейчас происходит собирание народа, пытаются собирать круги, пытаются организовывать общины, сохранять культуру. Потому что культура казачья – это не только фланкировка шашкой, не только медальки, не только папахи, это также и язык, который создавался поколениями.

Это гутор, это балачка, на которых сейчас общаются очень мало людей. Их можно пересчитать буквально по пальцам, но они оберегают этот язык, они создают учебники, создают методические материалы, создают видеоподкасты, где обучают этому языку.

То есть идет планомерное воскрешение народа, его пробуждение.

«Нас считают нагаечниками»

Реабилитация казаков, репрессированных в годы Гражданской войны и в первые годы советской власти, произошла только после распада СССР.

В 1994 году государство развернулось к казакам лицом, приняв постановление «О концепции государственной политики по отношению к казачеству».

В нем было обозначено, что «возрождение традиционной для России государственной службы казачества является одним из элементов становления новой российской государственности, укрепления её безопасности».

В 1995 году была создана система учета казаков, принимающих на себя обязанности по несению государственной службы – Государственный реестр казачьих обществ в Российской Федерации. Среди видов госслужбы, к которым могут привлекаться казаки, значится в том числе охрана общественного порядка.

Расказачивание: зачем это было нужно

Казак следит за общественным порядком в Москве, 2014 год

В мае 2018 года многих наблюдателей возмутило активное участие людей в казацкой форме в разгоне митинга сторонников оппозиционера Алексея Навального.

Да и до этого «провластные казаки» были замечены в таких акциях «подавления протестной активности», как нападения на ЛГБТ-активистов, обливание зеленкой участников школьного конкурса правозащитного общества «Мемориал», избиение участниц группы Pussy Riot в Сочи.

Столкновение демонстрантов с людьми в казацкой форме 5 мая 2018 года на акции «Он нам не царь» положило начало дискуссии о том, были ли избивавшие оппозиционеров люди с нагайками настоящими казаками или «ряжеными».

Читайте также:  Где может находиться подлинная янтарная комната

Кто-то узнал среди них активистов радикальных прокремлевских движений НОД («Национальное освободительное движение») и SERB.

Присутствие своих людей в районе проведения митинга признали в «Центральном казачьем войске», шевроны которого были на рукавах некоторых казаков.

Расказачивание: зачем это было нужно

Разгон митинга в Москве, 5 мая 2018 года

Общественная организация «Всеказачий общественный центр» выпустила заявление, в котором избивавшие демонстрантов казаки называются «хунвейбинствующей группировкой» и «привластными опричниками».

Силовые действия казаков на протестных акциях осуждает и Константин Буланцев. Он считает, что так называемые «реестровые казаки» бросают тень на всё казачество.

– Существует казачий народ – это люди, которые сохраняют традиции, у которых есть дедушки-бабушки – казаки, а есть реестровое казачество – это люди, которые находятся на службе у государства и выполняют как бы функции народных дружин.

Я так понимаю, они работают помощниками полиции и получают зарплату. Они роняют тень на всю казачью среду, когда напиваются пьяные, избивают на митинге людей. 5 мая я на митинге не был, а вот 9 сентября я ходил на митинг против пенсионной реформы в Петербурге в качестве протестующего.

И меня, конечно, возмущает, что эти казаки подобными вещами занимаются. Естественно, у российских людей складывается определенное представление обо всех казаках, независимо от того, к какому виду они относятся.

Когда ты говоришь людям, что ты казак, к тебе сразу соответствующее отношение, что ты нагаечник, – говорит Константин Буланцев.

Вскоре после разгона акции «Он нам не царь» в интернете появился портал «База данных», цель которого раскрытие личности казаков и членов радикальных прокремлевских движений, участвовавших в избиении демонстрантов. К созданию этого проекта причастен и донской казак Михаил Попов.

– Реестровые войска дискредитируют имя казака в целом, – говорит Михаил.

– Например, их участие в майских событиях, в разгоне демонстрации, когда эти ряженые казаки, которые в основном приехали из Петербурга, которые даже во многом не имеют казачьей крови, схватились за нагайки и начали избивать мирное население.

После этого был создан портал «База данных», к которому многие казаки также имеют отношение, потому что они искали всех тех ряженых, которые напали на мирную демонстрацию.

Расказачивание: зачем это было нужно

«Реестровые казаки» на репетиции парада в честь Дня Победы, Москва, 2015 год

Константин Буланцев впервые принял участие в массовом митинге осенью 2018 года на волне протестов против повышения пенсионного возраста. По его словам, эта реформа вызвала недовольство среди многих казаков:

– Я уже сказал, что в казачестве есть разделение на две ветви – это так называемые «общественные казаки», то есть казачий народ как таковой.

Мы не получаем денег от государства, мы просто живем, и нам, естественно, ставятся какие-то препятствия: то нам не разрешают записывать национальность «казак», то нам не разрешают проводить какие-то свои встречи… И есть реестровое казачество. Мне кажется, среди них тоже пенсионная реформа особо никого не радует, но они не показывают этого внешне.

Хотя недавно вот, месяца полтора назад, записали видеоролик, после которого там тоже протестные настроения усилились… А среди общественных казаков почти никто не поддерживает это всё – и пенсионную реформу, и другие инициативы властей, – говорит Константин Буланцев.

По словам Михаила Попова, несмотря на связь казачьих войск с государством, в целом среди казачества велико недовольство властями и внутренней политикой:

– Весь Дон живет, скажем так, не очень хорошо, как и любая сельская местность, как и любая глубинка, как и любой обычный регион нестоличный. В него поступает малый бюджет, в основном все идет в Москву, федеральному правительству.

Поэтому мы не можем говорить о том, что идет полномасштабное развитие края. Что самое интересное, последнее развитие, которое было в Новоаннинском районе Волгоградской области, где находится моя родная станица Филоновская, – строительство завода на деньги американских инвесторов.

Американцы построили завод, проложили дорогу к нему, создали рабочие места. Смешно получается: то, чем должна заниматься российская власть, делают иностранные инвесторы.

А люди, которые критикуют американцев, относятся к ним, скажем так, с недоброжелательным отношением, прекрасно работают на этом заводе, получают зарплату, причем приличную зарплату для этих мест.

Источник: https://www.svoboda.org/a/29730290.html

Расказачивание: хроники трагедии

Уничтожение станиц, взятие заложников с детьми и массовое истребление казаков даже по жестоким меркам Гражданской войны не имеет аналогов.

Перед Первой мировой войной население Российской империи составляло 166 миллионов человек. Из них казаков было от 4,5 до 6 миллионов. В строю было 300 тысяч штыков.

Самым большим было Донское войско – 2,5 миллиона и Кубанское – 1,4 миллиона. Кроме того, существовали Терское, Амурское, Уссурийское, Сибирское и Забайкальское казачьи войска.

Уральское казачество насчитывало 150 тысяч человек и в ходе Гражданской войны было уничтожено бесследно.

Ленин считал казачество «привилегированным крестьянством». Привилегии были оправданы необходимостью военной службы для всех казаков. На Дону казаки составляли 43% населения, но владели 80% земель. При рождении казаку полагался пай земли.

Остальная земля, «войсковой запас» сдавалась в аренду и давала средства для содержания казачьей администрации и учебных заведений.

По статистике на Дону казачий земельный надел превышал крестьянский в 5 раз, хотя четверть казаков числилась бедняками.

Расказачивание: зачем это было нужно

Казачество в России смогло сохраниться

ФОТО:

Казачество вполне могло сохранить нейтралитет и даже выступить на стороне большевиков. Легендарный командарм Филипп Миронов (орден Красного Знамени № 3) создал 2-ю Конную армию из казаков.

Однако политика по конфискации урожая 1918 года и топорные запреты носить лампасы, проводить ярмарки и даже называться казаками оттолкнула часть казачества от революции. В циркулярном письме, которое подписал Яков Свердлов, содержалось прямое требование массового террора.

Были перечислены методы: «сожжение казачьих хуторов», «беспощадные расстрелы всех без исключения», «расстрелы через 5 или 10 человек населения станиц, где оказывалось сопротивление власти», «массовое взятие заложников»…

Вслед за письмом в газете Троцкого «Известия народного комиссариата по военным делам» появилась статья, в которой перечеркивались заслуги казачества: «У казачества нет заслуг перед русским народом. У казачества есть заслуги перед темными силами. По боевой подготовке казачество не отличалось полезными действиями.

При исследовании психологической стороны этой массы заметны свойства представителей зоологического мира. Пролетариат не имеет нравственного права применять к Дону великодушие: Дон необходимо обезлошадить, обезоружить, обезнагаить.

Революционное пламя должно навести ужас, и казаки, как евангельские свиньи, должны быть сброшены в Черное море».

О трагических событиях 1919 года в третьей книге «Тихого Дона» рассказал Шолохов. Но публикация была остановлена, пришлось обращаться к Сталину.

 Циркулярное письмо Свердлова из романа удалили, зато осталось описание восстания в родной станице Шолохова Вешенской. 30 тысяч казаков выступило против большевиков с лозунгами «Советы без коммунистов».

Власти подавить восстание не смогли, был взят власть курс на смягчение политики.

Командарм Миронов не видел связи между революцией и уничтожением казачества и отказался поддержать расказачивание.

В письме к Ленину он заявил: «Требую именем революции и от лица измученного казачества прекратить политику его истребления». Миронов обвинил во всех грехах комиссаров во главе с Троцким.

Как считает историк Рой Медведев, в 1921 году Миронов был убит в Бутырской тюрьме по распоряжению Троцкого.

Историки утверждают, что от расказачивания погибло 1,5 миллиона человек. Особенно пострадало донское казачество. Трудно поверить, но лишь в 1992 году, уже в новой России, казачество было реабилитировано…

Читайте также:  Как большевики в 1919 году пытались сделать эстонию республикой ссср

Источник: https://vm.ru/opinion/576366-raskazachivanie-hroniki-tragedii

Расказачивание: как это было

Разложение и ослабление казачества в начале 1919 года подталкивали донское крестьянство на борьбу с привилегированными зем­левладельцами-казаками.

Борьба обострялась тем, что Советская власть помещичьей земли крестьянам здесь, на Дону, не дала — все имения были преобразованы в совхозы. Весной 1919 г. член Донбюро РКП (б) С. И.

Сырцов докладывал: «Ненависть против казаков, на которых крестьяне привыкли смотреть как на классовых врагов, только теперь находит свое выражение… Победы Красной Армии вдохнули уверенность в крестьян, и они начинают расправу с казачеством».

Многочисленное местное крестьянское население, поддерживая красных, стало грабить казачьи станицы. Так произошло и в станице Луганской: «Бери, бери, — говорили хохлы. – Цэ ж наше риднэ. Понаграбили козаки повнисеньки дома и сундуки усякого добра, но цэ все наше – бери…».

Несмотря на то, что стихийное движение крестьянства нару­шало классовый подход к решению вопроса, оно носило «антиказачий» характер и иногда выражалось в неприкрытых грабежах станиц, группа работников во главе с Сырцовым считала, что крестьяне в массе (за исключением небольшого процента отъявленных кулаков) представляют тот элемент, на который партии в борьбе с казачеством придется опираться.

Статья, озаглавленная «Борьба с Доном», печатается в нескольких номерах «Известий Народного Комиссариата по Военным и Морским Делам».Ее автором был главнокомандующий вооруженными силами Республики И. Вацетис.

Вывод статьи гласил: «Старое казачество должно быть сожжено в пламени социальной революции. Стомиллионный русский пролетариат не имеет никакого нравственного права применить к Дону великодушие…

Дон необходимо обезлошадить, обезоружить и обезногаить и обратить в чисто земледельческую страну» (8 февраля).

Основным инструктивным документом об организации работы на Дону была директива Оргбюро ЦК от 24 января 1919 года. Директива, за исключением 1-го пункта, не рекомендовала ничего, выходящего за рамки общей политики партии и правительства, известной впоследствии под названием «военного коммунизма». Необычным был первый пункт — о массовых репрессиях.

Еще до выхода директивы ряд видных работников Южного фронта высказал свое мнение по этому вопросу. С. Сырцов: «Иной политики, кроме политики быстрого и решительного обезвреживания контрреволюционеров, кроме террора, положение не могло диктовать…».

Оргбюро ЦК поддержало линию Сырцова. Еще до того, как директива дошла до армейских политорганов, Я. М.

Свердлов ответил на многочисленные запросы с мест о линии поведения на Дону: «Ко всем ответственным товарищам, работающим в казачьих районах.

Необходимо, учитывая опыт года гражданской войны с казачеством, признать единственно правильным самую беспощадную борьбу со всеми верхами казачества путем поголовного их истребления. Никакие компромиссы, никакая половинчатость недопустимы.

  • Полагаю, что приведенная мною выдержка ясно и точно отвечает на все ваши вопросы».
  • Как только Директива прибыла на Юг, местные партицы надавили по своей линии: «В целях скорейшей ликвидации казачьей контрреволюции и предупреждения возможных восстаний, Донское бюро предлагает провести через соответствующие Советские учреждения следующее:
  • 1.Во всех станицах и хуторах немедленно арестовать всех видных представителей данной станицы или хутора, пользующихся каким-либо авторитетом, хотя и не замешанных в контрреволюционных действиях (уличенные, согласно директиве ЦК, должны быть расстреляны) и отправить как заложников в районный революционный трибунал…

2.В состав ревкома ни в коем случае не могут входить лица казачьего звания некоммунисты.

3.Составить по станицам под ответственность ревкомов списки всех бежавших казаков (то же относится и к кулакам) и всякого без исключения арестовывать и отправлять в районный трибунал, где должна быть применена высшая мера наказания».

5 февраля 1919 г. Реввоенсовет Южного фронта отдал приказ № 171. «Интересы Российской Социалистической Республики требуют проведения самых быстрых и решительных, мер по борь­бе с контрреволюцией на Дону.

Учреждая в этих целях военно-революционные комитеты и наделяя их чрезвычайными полномочиями, РВС Южного фронта впредь до образования повсеместно на Дону таких органов, приказывает в видах немедленного осуществления мероприятий по борьбе с контрреволюцией создать временные полковые военно-полевые трибуналы на нижеследующих основаниях:

  1. При каждом полку учреждается временный трибунал, ко­торый движется вместе с наступающим полком.
  2. Трибунал действует как на пути продвижения части, так
    и в месте ее расположения, в данный момент являясь органом
    суда и расправы со всякими контрреволюционными элементами,

    не принадлежащими в данный момент к составу полка.

  3. Трибунал состоит из политкома полка, являющегося председателем трибунала, и из двух членов и одного кандидата из состава полковой партийной ячейки…
  4. Опрос свидетелей может иметь место в том случае, если трибунал находит это необходимым.
  5. Приговоры трибунала обжалованию не подлежат.
  6. Материалы по всем делам полковые трибуналы должны
    препровождать в соответствующие окружные ревкома через

    политотделы дивизий.

Приказ вводится в действие по телеграфу.

РВС Южного фронта И. Ходоровский, В. Гиттис.                Управделами РВС Южного фронта В. Плятт».

Инструкция Реввоенсовета фронта, составленная в не менее решительной форме, была переслана армейским органам 8 февраля. По получении ее некоторые работники в опасении провокации выслали копии Ленину, как председателю Совета Oбороны, и наркомвоену Троцкому.

В. Ларин, комиссар Хоперского округа, отметил в своем докладе: «Основы кулачества, сливок в округе не осталось. Все более или менее известное съезжало, а осталась мелкая рыбешка… которую по существу надо было бы самое большее выслать из пределов округа в рабочие батальоны. Од­нако разъяснения Южфронта предписывали расстрелы…

Купчики, просидев месяц, другой, пристраивались в качестве специа­листов в совнархозы, в совхозы и т. д., остались на поверхности плавать. Нашу карающую руку в большинстве испытали только бывшие хуторские атаманы да непроглядная темнота, падкая до чужой собственности, тащившая хозяйство красноармейцев.

В ре­волюционной политике расслоения трибунал сыграл плачевную роль».

В мае 1919 г. посланный с проверкой от ВЧК И. И. Скрамэ докладывал, что в Хоперском и Усть-Медведицком округах Советская власть на местах в зачаточном состоянии. Нет работников, отсутствуют какие бы то ни было ин­струкции из центра.

Во главе ревкомов, окружных и станичных, ставились «элементы наиболее пострадавшие от Краснова…», которые, «вспоминая прежние обиды, допускали ряд безобразий, оказывались сплошь и рядом людьми нечистоплотными, бандитски настроенными».

Посланный в Хоперский район для организации совнархозов коммунист Нестеров докладывал в Казачий отдел, что в местных органах власти сидят бывшие правые эсеры и бундовцы, «причем часто этими элементами инструкция о терроре понималась как полное уничтожение казачества», а руководящим принципом служило: «чем больше вырежем казачья, тем скорее утвердится Советская власть на Дону».

6 марта приказом № 333 РВС Южного фронта упразднил «казачье-полицейское» деление области. Отныне она делилась на районы.

Верхне-Донской округ после значительной урезки был переименован в Вёшенский район в составе Казанской, Мигулинской, Вешенской, Еланской, Усть-Хоперской и Краснокутской станиц.

Параграф 3-й приказа обязал районные ревкомы принять меры к созданию волостных и станичных ревкомов, при недостаче работников возможно было временное назначение в станицы и волости комиссаров.

Читайте также:  Какой цвет глаз русские опасались больше всего

Параграф 4-й переименовывал Краснокутскую станицу в Подтелковскую волость, а хутор Ушаков Боковской станицы в хутор Кривошлыков. Вёшенскому ревтрибуналу приказано было провести расследование обстоятельств гибели подтелковской экспедиции и всех причастных к злодеянию предать беспощадному революционному суду.

Проведение террора началось. В Вешенскую приехал новый «чрезвычком». С. И. Сырцов докладывал: «В районе проводились массовые расстрелы. Точных цифр не имеется (свыше 300). Настроение у казачьего населения с самого начала было подавленное, но оппозиционное. Намечавшийся заговор был раскрыт, участники расстреляны. Проведению террора мешало противодействие 8-й армии».

Возможно, и даже наверное, количество репрессированных достигло бы значительной цифры, но на самом деле к моменту восстания их было около 300, а если учесть, что округ населяло 170 тысяч жителей, из каждой тысячи расстреляли двоих.

Роль сыграла сама установка власти на террор, жертвой которого мог стать практически каждый, кто до этого служил у белых.

Подробного отчета о подготовке и начальном этапе восстания пока не обнаружено. Командующий повстанческой армией П.Н. Кудинов позже в мемуарах писал, что восстание вспыхнуло стихийно. Однако уже в ходе восстания появились сведения о подпольной организации, готовившей выступление.

В апреле 1919 г. советская разведка доносила: «Жители говорят, что восстание было подготовлено заранее, для чего оставлялись целые части под видом сдавшихся в плен или не желавших воевать».

Начало репрессий почти совпало с намеченной датой восстания. Более того, именно репрессии сделали восстание массовым. Один из членов Реввоенсовета Республики И.Т.

Смилга признавал: «Советское правительство совершило безусловно громадную политическую ошибку в начале 1919 года, когда после ликвидации Краснова бросило лозунг о «расказачивании» казачества и физического истребления «верхов» и тех казаков, которые активно участвовали в борьбе против нас.

Эта политика, продиктованная, к сожалению, зноем борьбы, скоро дала свои губительные результаты. Положившее оружие казачество восстало почти поголовно…».

Председатель Московского Совета П. Смидович говорил в сентябре 1918 г. с трибуны ВЦИК «…Эта война ведется не для того, чтобы привести к соглашению или подчинить, это война — на уничтожение. Гражданская вой- на другой быть не может».

17 марта Реввоенсовет 8-й армии (Якир, Вестник) отдал приказ, в котором говорилось: «Предатели донцы еще раз обнаружили в себе вековых врагов трудового народа».

Предписывались карательные меры – «поголовное уничтожение», процентный расстрел, сожжение станиц.

Заключался приказ словами: «Всем частям, действующим против восставших, приказывается пройти огнем и мечом местность, объятую мятежом».

Донское бюро РКП предлагало меры еще более жестокие: за каждого убитого красноармейца и члена ревкома расстреливать сотню казаков; выселить мужское население с 18 до 55 лет, за каждого бежавшего расстреливать пятерых.

На попытки ряда хуторов «договориться» с красными был дан ответ 18 марта: «Никаких гарантий повстанцам не может даваться… Неуклонно должна быть проведена самая решительная расправа».

14 марта из телеграммы РВС Южного фронта о восстании узнал В. И. Ленин. На бланке этой телеграммы он набросал за­писку Троцкому: «Что это? Как это? Где это? У нас в тылу неразоруженные казаки???»

16 марта 1919 г. состоялся пленум ЦК. Вот выдержка из протокола: «Сокольников поднимает вопрос о постановлении ЦК о казачестве и указывает, что постановление это невыполнимо для донского казачества и что в Донской области есть резкая разница между севером и югом, которая делает излишним вмешательство наше. Поднимается вопрос о несоответствии пятерки на Дону ее назначению.

Постановили: ввиду явного раскола между северным и южным казачеством на Дону и поскольку северное казачество может содействовать нам, мы приостанавливаем применение мер против казачества и не препятствуем его расслоению.

Передать вопрос о пятерке на Дону в бюро ЦК».

Но никаких организационных выводов по отношению к «пятерке» не последовало, видимо, Оргбюро ЦК, занимавшееся этими вопросами, сочло деятельность Донбюро в общем правильной. Как считали некоторые политработники, «непосредственных крупных политических ошибок в деятельности Донбюро не было. Донбюро можно обвинить, что оно недоста­точно боролось с перегибами, допускаемыми местными властями…».

25 марта 1919 г. Сырцов телеграфировал в ревкомы: «Цека пересмотрел свою директиву и предписывает партийным работникам приостановить проведение массового террора. Совершенно не применять ничего, что может обострить отношения и привести к восстанию.

При невозможности вывезти продукты нет необходимости их отнимать и нервировать население. Изъятие отдельных вредных контрреволюционеров, конечно, необходимо».

Однако все эти «послабления» стали делом временным. 8 апреля 1919 г. Донбюро РКП (б), та самая «пятерка», о несоответствии которой своему назначению говорил Сокольников, вынесло резолюцию об отношении к казачеству. «Политика центральных и местных (Донских) органов власти должна определяться положениями:

  1. 1) существование донского казачества с его экономически» укладом… стоит перед пролетарской властью неизменной угрозой контрреволюционных выступлений.
  2. Положению Советской власти, угроза успешного наступлений на которую иностранного капитализма еще не устранена, наличность этого кадра живой силы контрреволюции грозит величайшей опасностью.
  3. Все это ставит насущной задачей вопрос о полном, быстром, решительном уничтожении казачества как особой экономической группы, разрушение его хозяйственных устоев, физическое уничтожение казачьего чиновничества и офицерства, вообще всех верхов казачества, активно контрреволюционных, распыление и обезвреживание рядового казачества и о формальной ликвидации казачества».

Донбюро предлагало упразднить войсковую собственность на землю, наделить войсковыми и юртовыми землями малоземель­ных крестьян и переселенцев «с соблюдением по возможности форм коллективного землепользования»; наложить контрибуции на отдельные станицы; провести чрезвычайный налог с таким расчетом, чтоб он главной своей тяжестью, наряду с крупной бур­жуазией, лег на казачество. Предлагалось переселение крестьянских элементов из Центральной России. «Необходимо широко провести вывод казаков за пределы области, для этого должна быть разработана система частных мобилизаций».

Сырцов повез эту резолюцию в Москву на рассмотрение ЦК.

В Москве искали те средства, которые могли бы не только погасить пожар мятежа, но и гарантировать от последующих вспышек в местности, «где 80% населения относятся к Советской власти явно оппозиционно, угрожая постоянными восстаниями» (Колегаев, Тарасов, Плятт 15 апреля Ленину).

22 апреля ЦК рассмотрел доклад Сырцова о положении на Дону и привезенную им резолюцию Донбюро, предлагавшую продолжить террор против активных контрреволюционных верхов казачества, распылить рядовое казачество посредством частных мобилизаций и начать переселение бедноты из центра на Дон.

ЦК утвердил резолюцию Донбюро с добавлением, что крестьяне, живущие на Дону, должны быть вооружены, так же и переселенцы. Отныне резолюция Донбюро стала документом, определяющим политику партии и правительства по отношению к казачеству на Дону. Фактически это и была пресловутая политика «расказачивания». Член ЦК А.

Белобородов, известный тем, что в 1918 году подписал решение о расстреле царской семьи, был послан на Дон контролировать проведение в жизнь этих решений.

7-8 июня 1919 года верхне-донские повстанцы соединились с войсками Донской армии. Территория Донской области практически освободилась от большевиков. Политика большевиков повисла в воздухе. Теперь они никого не могли расказачить. Политика переносилась на будущее. Окончание ее еще до конца не определено.

  Андрей Венков

Источник: https://rusorel.info/raskazachivanie-kak-eto-bylo/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector