Русские старообрядцы в латинской америке: как они там оказались

В Приморье возвращаются потомки староверов, покинувших Россию почти 100 лет назад и осевших в Латинской Америке. Сейчас приехала уже вторая группа. Переселенцы планируют заниматься привычным для них делом — работой на земле.

Почти двое суток в пути. Вокзалы, аэропорты, самолеты и автобусы. И, наконец, долгожданная встреча с родными братьями. Из Боливии приехала уже вторая группа переселенцев. 30 человек — потомки староверов, которые около века назад вынужденно покинули Приморский край.

«Приехали на русскую землю. На великую Россию, как сказать. Отколь наши деды уехали, туда и мы вернулись», — говорит переселенец Терентий Мурачев.

Вновь прибывшие ни разу не были в России и знали о ней только по рассказам дедов. Первые впечатления от увиденного — много места, полей и лесов — есть, где развернуться.

Старообрядцы едут в деревню Корфовка — в 150 километрах от Владивостока. Здесь уже почти полгода живут их родственники, тоже русские из Боливии.

Традиционные соль и хлеб на пороге дома, где временно поселятся приехавшие. Условия скромные, но, по словам новоселов, главное сейчас пообжиться, а потом уже думать о постройке своей избы.

Все самое необходимое в быту прибудет на днях в контейнерах.

За адаптацией старообрядцем будет следить миграционная служба. Ее сотрудники уже занимаются оформлением российского гражданства приехавших. По упрощенной схеме — за 4 месяца. Эти староверы участники федеральной программы переселения соотечественников, поэтому получат и финансовую поддержку от государства.

«Единовременное пособие выплачивается в размере 120 тысяч участнику программы и по 40 тысяч членам их семей. Плюс компенсация за проезд и оплата багажа», — сообщил ВРИО начальника Управления Федеральной миграционной службы РФ по Приморскому краю Павел Чистов.

За последние три года из стран Южной Америки на историческую родину вернулись около сотни русских. Началось все с четырех семей, что поселились в таежном селе Дерсу. Приехали попробовать наладить хозяйство, чтобы затем перевезти оставшихся родных. Столкнулись и с проблемами. По большей части бюрократическими. Пока нет гражданства — не возмешь землю в аренду, не организуешь ферму.

«Дайте новую технику, и вы не узнаете край. Ведь полно же, а людей, желающих работать в сельском хозяйстве. Не так много. Что еще важно, они не могут продать продукцию, в Уссурийск приезжают — так перекупщики перекрыли им весь кислород», — говорит Юрий Ревов.

На то, что поднять угасающие села помогут переселенцы очень надеются и местные жители. Они так и говорят, нашим деревням давно нужны именно такие работящие люди.

«Они очень общительные люди. Очень добрые. Земля здесь была запущенная. Они все расчистили, вспахали, обработали», — говорит жительница села Валентина Катаева.

Мурачевы, как и их предки всегда занимались сельским хозяйством. И здесь уже посадили арбузы, тыквы, кабачки. Зелень и еще более двух десятков различных культур. Семена привезли с собой.

Взошла зелень и еще более двух десятков различных культур. Правда, огурцы засохли. Но это из-за не знания особенностей приморского климата.

Однако старший брат Терентий, как опытный аграрий сразу сделал вывод: урожаи будут — земля хорошая.

Источник: https://www.1tv.ru/news/2011-07-26/118544-starovery_iz_latinskoy_ameriki_osvaivayut_zemlyu_predkov_v_primorskom_krae

Возвращение домой

— Расскажи подробнее про их образ жизни.

— Филологи обожают староверов, потому что у тех остался язык примерно вековой давности, и новые слова они либо заимствуют из испанского, либо как-то меняют русские слова, не понимая, как их произносить.

Современный человек может спокойно общаться со староверами, но он будет понимать, что некоторые выражения уже не используются. Например — «зла не сделать». Мы привыкли говорить «не сделать плохого», и в этом «зла не сделать» ощущается особый русский дух.

 

Конечно, отличия затрагивают и внешний вид. У женщин всегда прибраны волосы, причем косынки, которые у нас надевают при входе в храм, они носят редко. Одежда — это в основном платья и сарафаны, довольно скромные.

Они шьют самостоятельно, одежда выглядит современно, при этом в ней угадывается что-то традиционно русское. Мужчины одеваются более свободно, могут спокойно ходить в джинсах. Многие носят рубахи и подпоясываются.

Конечно, я видел этих людей, только когда они приезжали с визитом в Россию, но пока я с ними общался, они выглядели так.

— А что из себя представляют общины старообрядцев?

— Это деревни. Как и у нас раньше, деревни называются по фамилии людей, которые там проживают: например, Рефтовы, Муричи. Деревня состоит из нескольких домов. В Амурской области стоят четыре дома — хотя эти семьи приехали два года назад, так что сейчас, может быть, больше.

А, например, в Бразилии это более крупные поселения. В Южной Америке иногда можно встретить знак на дороге: «Колония де руссо» — значит, где-то неподалеку община. В общине всегда есть кто-то главный и еще, поскольку эти старообрядцы — в основном беспоповцы, человек, отвечающий за обряды.

Его выбирают по старшинству и опытности, и обычно люди понимают, кто готов за них отвечать. Могу привести пример: к нам приезжала группа старообрядцев из 12 мужчин, 8 из них взяли с собой жен — итого 20 человек.

Понятно, что для взаимодействия с группой нужно найти кого-то «главного» — им стал тот, кто проявил наибольший энтузиазм. 

— Какие способы привлечения старообрядцев разработала ваша исследовательская группа?

Мы привлекаем тем, что им нужно. Они переселяются по трем причинам: семья, дом, работа. Семья — это браки со староверами, которые живут в России; дом – это земля, на которой можно жить и вести хозяйство. Земля выделяется в Приморском крае. Грубо говоря, они приезжают и получают 300 гектаров.

А для организации работ им выдаются кредиты — это самая сложная задача.

Агентство ведет работу с Россельхозбанком, который начинает менять политику в пользу старообрядцев: дает кредит под 5 процентов, но на небольшую сумму, уменьшает ставку — но все равно это связано с огромным количеством документов, с которыми даже юрист, работающий со старообрядцами, не всегда может помочь. 

  • — Сколько времени прошло с тех пор, как семьи старообрядцев мигрировали в Южную Америку?
  • — Это было примерно в 50-х годах, то есть лет 70 уже прошло.
  • — И они все еще сохраняют русскую идентичность?

— Как обычно это происходит: есть мигранты первого и второго поколения. Мигранты первого поколения никогда не станут местными. Бабушки и дедушки говорят, что есть Русь — и нужно обязательно туда вернуться. Даже в завещаниях пишут, что нужно вернуться в Россию, их дом там. Внутри своей общины эти люди говорят по-русски.

Источник: https://fomlabs.ru/material/vozvraschenie-domoy

Кто виноват в мытарствах русских, вернувшихся в Россию / Татьяна Полоскова — ИА REX

Из Боливии в Приморский край, из Приморского края в Калужскую область…

Татьяна Полоскова

Межгосударственная телерадиокомпания «МИР» завершает съемки фильма о судьбе старообрядцев из Боливии, переехавших в Россию по Государственной программе содействия добровольному переселению соотечественников в Россию.

В марте документальная лента, в съемках  который приняли участие эксперты, чиновники ФМС, представители СМИ Боливии, и, конечно, сами старообрядцы выйдет на экраны. В основе фильма —  история семьи старообрядцев Мурачевых.

Но, говоря об их мытарствах на Родине, нельзя было не коснуться проблемы в целом.

А готова ли была Россия принять переселенцев-старообрядцев из далекой Латинской Америки, и насколько они были информационно и морально готовы к этому переезду? Что касается семьи Мурачевых,  не сумев адаптироваться в Приморском крае (условия там оказались совсем не такие, как рассказывали российские дипломаты в Посольстве России в Боливии), семья нашла приют в Калужской области. Но власти Уссурийска в ответ прислали грозную бумагу с требованием… вернуть 600 тысяч подъемных, выданных семье Мурачевых по Госпрограмме переселения.  Эта история всколыхнула общественное мнение России.

На имя руководителя ФМС России Константина Ромодановского было направлено письмо Губернатора Калужской области с просьбой рассмотреть возможность невзыскания денежных средств, предоставленных Мурачевым как участникам государственной программы. Нет сомнения, что этой конкретной семье удастся помочь.

А как быть с остальными старообрядцами из Боливии — участниками Госпрограммы переселения? 25 апреля 2012 года ИА REGNUM опубликовало статью под названием «Русские староверы из Боливии в России: кто ответит за судьбы людей»? Где подчеркивалось, что мигранты из этой латиноамериканской страны крайне плохо осведомлены о российских реалиях, что поспешность и излишнее агитационное рвение посольства России в Боливии чревато непредсказуемыми последствиями.

Еще год назад  главный редактор русскоязычной газеты Боливии «Русское barrio» Наталья Винокурова, «агитация староверов на переезд в Россию, в Приморский край, из Боливии достигла своего апогея за последние 2 года. И совсем не потому, что жизнь староверов изменилась там к худшему.

А все потому, что Государственную программу о содействии добровольному переселению соотечественников в Россию Посольство РФ в Боливии восприняли дословно, или как говорят в Боливии, al pie de la letra. И с энтузиазмом, даже рьяно взялись за ее реализацию.

Неужели в этой программе, как в добрые социалистические времена, есть план «завоза», который, если перевыполнить, можно получить «премиальные»»? Никто не озвучил им те риски, которые ожидают их в родной, но давно покинутой стране. А ведь самое страшное — это потерять доверие. Кто потом ответит за искалеченные судьбы людей? Нас это очень беспокоит.

И в плане опасения за судьбы людей, и в том плане, а не скажется ли эта авантюра отрицательным образом на имидже России и в Боливии, и в среде зарубежных соотечественников».     

Будьте в курсе

  • 01.04.13   Русские в Узбекистане: хуже некуда

Выходит, и опасения оказались не напрасными, и репутация России пострадала. И где? В Латинской Америке, в регионе, где наша страна традиционно имеет высокий рейтинг доверия.

Остается надеяться, что выход этого документального фильма не только привлечет внимание к данной проблеме, но и станет предметом «разбора полетов» и принятия мер к тем сотрудникам российских загранпредстваительств, кто из личных корыстных или карьерных интересов обрекли людей на страдания, а некоторых из них заставили потерять веру в собственную Родину.  

Татьяна Полоскова , доктор политических наук, Президент Международного Фонда «ОКА», специально для ИА REX

Источник: http://www.iarex.ru/articles/34401.html

Староверы из Южной Америки готовы поднимать амурскую целину (Далёкий)

«Как вы говорите? Здравствуйте? А у нас говорят: «Здорово живете!» — приветливо улыбаются гости из Южной Америки. Колоритные, бородатые, в крестьянских рубахах, женщины — в разноцветных сарафанах.

Их предки навсегда бежали за рубеж от гонений большевиков, а они сумели сквозь века сохранить родной язык и культуру. Сегодня Россия дала старообрядцам шанс вернуться домой.

В большом турне по Дальнему Востоку представители южноамериканских общин выбирают наделы, где смогут остаться вместе с семьями. «Амурская правда» стала свидетелем незабываемой встречи земляков-иностранцев с родиной.

Наши иностранцы

«У меня бразильский паспорт, я участвую в бразильских выборах, а мои дети ходят в бразильскую школу», — на чистом русском говорит Григорий Кузнецов, чье исконное имя в документах всегда писали иностранными буквами. Ему 43 года, брат Викол старше на десять лет. Родились и всю жизнь прожили в Южной Америке, но переводчик им не нужен.

— Меня мать русскому языку научила, и я своих детей и внуков учу. Дома дисциплина — мы говорим только по-русски, — рассказывает Викол Кузнецов.

— Только деды наши были из России. Родители родились в Китае, а мы в Бразилии, где появились наши дети, — продолжают братья Кузнецовы. В группе вместе с  ними еще 19 человек — граждане Бразилии, Аргентины, Уругвая, Австралии, США, Новой Зеландии. Но история одна на всех — корни русские, но не утраченные в чужой стране.

Староверам запрещено употреблять даже мирскую еду. «В дороге куды деваться. Когда приедем домой, будем молиться шесть недель», — рассказал старообрядец Алексей Чупров.

— В земле нужен баланс микроэлементов: известняк, фосфор, potássio (с португальского «калий» — Прим. ред.), — наблюдаю, как, сбиваясь на португальский, делится премудростями земледелия Авраам Калугин.

Он, как и большинство гостей, лишь полторы недели назад познакомился с землей предков, но вместе со всеми твердит: «Мы — русские».

Читайте также:  Когда жуков перестал носить усы, как у гитлера

— Нас и в Бразилии называют русскими, — смеется Авраам. — Кем я себя считаю? Я вам отвечу вопросом на вопрос. Почему я ношу образ моих предков? Почему говорю на русском языке?                        

Авраам Калугин в 45 лет впервые приехал в Россию: «Моя бабушка китаянка, дедушка — русский. Маме с отцом было по 6 лет, когда они переехали в Бразилию. Там я и родился».

По дороге к непроходимым полям на дряхлом УАЗе староверы затягивают русские народные. «Приходите на нашу свадьбу. Мы по-русски поем!» — смеются мужики. «Ой, мороз, мороз!» — надувают щеки южане и признаются: многие из них и снега-то не видели.

— Там, где мы живем, всегда тепло, — улыбается староверка Мария Кузьмина, кутаясь в кофту от зябкой амурской осени.  

Этот феномен, когда заложенную в генотип культуру не поглотила инородная, исследуют ученые. Любовь старообрядцев к России, познанная только по книгам и из рассказов старших, кажется невероятной. «Россию мы знали только по букварям. Нам все кажется сказкой.

То, что сейчас сами видим, еще не можем в голове обработать. Города красивые, чисто, дороги хорошие, поля широкие. Глянется нам шибко», — делится Григорий Кузнецов, вдыхая воздух родины.

Старообрядцы признаются: готовы променять места, где растут апельсины, манго и ананасы, на наши суровые зимы.

Историческое возвращение родины

Впервые староверы, разбросанные по всему миру, начали возвращаться в Россию несколько лет назад. По сей день большинство из них боится большевистских гонений, которые пережили их предки. Оставаясь русскими, многие умирают на чужбине. Дать надежду землякам обрести родину распорядился президент.

В прошлом году Владимир Путин посетил духовный центр старообрядчества под Москвой — Рогожскую слободу, а затем принял предстоятеля Русской православной старообрядческой церкви митрополита Корнилия в Кремле.

Современники назвали событие историческим: впервые за 350 лет глава государства официально встретился с представителем старообрядчества. А в начале этого года был создан  благотворительный фонд поддержки староверов «Правда Русская». Проблемы конфессии сегодня решают на государственном уровне.

Официальная делегация от России даже побывала в Южной Америке. На встречах с общинами чиновники лично пригласили староверов домой.

— Спросили: «Землю брать будете?» —  А я ответил: «Как мы можем говорить о свадьбе, если невесту не посмотрели. Давайте мы пощупаем. Как говорят, русский словам не верит, — смеется Авраам Калугин.

Мужчины-старообрядцы не бреют бороды, а женщины всю жизнь носят длинные волосы.Девушки заплетают их в косы, замужние женщины прячут под платком.

Так почти спонтанно родилась идея о турне старообрядцев по Дальнему Востоку.

— По поручению Администрации Президента РФ мы организовали ознакомительную поездку для авторитетных глав старообрядческих общин из Южной Америки. Главное, что нужно сделать сейчас — показать старообрядцам реальную картину на Дальнем Востоке. В маршруте также Приморский, Хабаровский края, Еврейская автономия.

А главы Бурятии и Карелии лично позвали старообрядцев на свои земли. Переселенцы у нас смогут заниматься не только сельским хозяйством. Старообрядцы есть даже на Аляске, там они живут рыбной ловлей.

Этот промысел им будет доступен в Хабаровском крае, на Камчатке и в Карелии, — рассказал начальник отдела демографического развития Агентства по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке Иван Ефимов

Мазания  предлагает переселенцам 14 тысяч гектаров

В Приамурье южан везут на север —  в Мазановский район. Свободные для пашни массивы остались только здесь. Староверы просят много земли. «Чтобы семья была успешна, а еще потом детям, внукам земли хватило, нам нужно от 300 до 600 гектаров на одну семью», — рассказывает Авраам Калугин и отмечает: такие гигантские плантации они возделывают за 1—2 недели.

Старообрядцы славятся консервативными нравами. Однако взаимодействие с современной цивилизацией неизбежно. У многих из них появляются страницы в Instagram. Известны случаи, когда староверы баллотировались в депутаты и за рубежом, и в России.

— Если есть рай на земле, он вот здесь. Здесь самые лучшие условия для возделывания любых сельскохозяйственных культур. Не нужно поливать — достаточно влаги. Соя вызревает на корню.

Можно вырастить арбузы, фруктовые деревья, ягоды: груши, ранетки, сливы, вишни, жимолость, малину, смородину.

Прекрасные условия заниматься пчеловодством, — рекламирует свою вотчину глава Дмитриевского сельсовета Виктор Слатвинский.

«Мы мечтаем о возрождении», — вздыхает Виктор Николаевич. На пять сел в сельсовете всего 800 жителей. Сотни гектаров плодородных почв не возделывались последние двадцать лет.

— Это значит, первые годы будет хороший урожай, — кивают купцы, оглядывая товар.

Но брать его не спешат. Вытаскивают лопату и «пробуют» амурскую землю — растирают между пальцев, а затем насыпают в пакет. «В Бразилии земля красная, у вас чернозем. Это абсолютно другая земля. На первый взгляд, хорошая. Но красота не кормит! Нужно, чтобы земля плодила. Повезем ее на анализ», — говорит Авраам Калугин. Дотошные старообрядцы рассказывают, как хозяйство устроено у них.

— Мы выращиваем сою, кукурузу, рис. Комбайны убирают урожай и записывают, где больше урождает земля, где меньше. Так и удобрения раскидывают,  — отмечает глава другой общины Дмитрий Кузьмин.

Староверов даже называют современными капиталистами. Многие из них выучены грамоте только дома, но деньги считать умеют. «У евонного зятя есть самолет и вертолет, чтобы поля опрыскивать и просто летать», — показывает Авраам Калугин на своего товарища. Переезд для прагматичных зажиточных людей — дело серьезное и не состоится без расчетов.

— В Бразилии урожайность сои — минимум 39 центнеров с гектара. У нас сою покупают всемирные компании из  США и Европы. Соя — это деньги на руках. Мы не можем переехать и обанкротиться. Присматриваться будем там, где дороги —  нужно вывозить тонны зерна. Где риск потерять урожай из-за морозов будет минимален, — объясняет Авраам.

«Я уже забыл португальский» 

Федор Килин — глава общины староверов в Свободненском районе. У него больше 60 внуков и столько же правнуков. Почти все хотят переехать в Россию. 

Показательный пример трудолюбия староверов — община в Свободненском районе. Три семьи из Уругвая переехали сюда в 2015 году, заняли никому не нужные заброшенные поля бывшего совхоза. Сегодня здесь село на три дома, где живут 15 человек — семьи возделывают поля, занимаются животноводством.

— Они сами готовят сыр, творог, сметану, на рынке Свободного приобрели киоск и торгуют своей продукцией, — рассказывает глава Свободненского района Эльвира Агафонова.

Современникам трудно поверить, что зажиточные люди бегут из-за рубежа поднимать целину. «Это для нас русские березы ничего не значат. А для староверов здесь дом, — объясняет их менталитет уполномоченный по делам староверов в Амурской области Роберт Каминский. — Глава местной общины — Федор Килин.

Его супруга Татьяна Ивановна. Она объехала всю Южную Америку, была в Европе и даже Африке. Но говорит, что нет места лучше, чем Россия. У Федора Савельевича 12 детей, больше шестидесяти внуков и столько же правнуков. Они все хотят вернуться сюда».

А те староверы, что уже на родине, больше не хотят обратно за границу.

— Португальский уже забывается, испанский тоже забыл. В Уругвай ездил, так неловко было. Спрашиваю своих по-испански, а они не могут понять, что я говорю. Сколько пробыл за границей, все три месяца прохворал, климат не принял. Хотя я там родился и вырос там до 25 лет, — смеется житель свободненской общины Алексей Килин.  

Землю не подарят

Русское общество старообрядцев нередко воспринимает враждебно. Растет недовольство: мол, переселенцам дарят льготы и земли, отдают лучшее. Это неправда. «После получения старообрядцами гражданства мы готовы предоставить надел в 20 гектаров на семью безвозмездно на пять лет. Вся остальная земля будет предложена в аренду на торгах. Иного механизма нет.

Мы совещаемся о двух территориях — Дмитриевском и Сапроновском сельсоветах Мазановского района, где свободны порядка 14 тысяч гектаров. В центральных районах области земли практически нет, она востребована.

У нас из 1,5 миллиона гектаров пашни уже обрабатываются 1,3 миллиона», — прокомментировал министр имущественных отношений Амурской области Сергей Олиферов.

Источник: https://AfterShock.news/?q=node/686148&full

Староверы из Южной Америки ищут в России землю и невест

БЛАГОВЕЩЕНСК, 22 сен — РИА Новости.

Делегация староверов из Бразилии, Боливии, Уругвая, США знакомится с российскими регионами, куда можно переехать по программе добровольного переселения соотечественников, группа из 21 человека уже посетила Приморский, Хабаровский края и Еврейскую автономию. Корреспондент РИА Новости в Амурской области узнала, что в Россию староверы едут за землей и невестами.

Во второй половине ХХ века староверы, эмигрировавшие после революции из России в Китай, переселились в страны Южной Америки, сейчас там проживает более трех тысяч человек, в основном они занимаются сельским хозяйством.

Русские в поисках невест

В Россию староверы приехали 12 сентября, 21 человек — это представители общин из Бразилии, Аргентины, Уругвая, США, Новой Зеландии.

Татьяна Реутова, как и все женщины делегации, в сашмуре, или шашмуре, — головном уборе, который положено носить замужним. Многие из старообрядцев приехали в Россию выбирать место для возможного переселения вместе с женами. У Реутовых в Бразилии четверо детей, двое из них уже создали свои семьи.

«У каждого свое понимание, кто как желает. Для меня красиво, где как горы», — внимательно смотрит в окно автобуса Татьяна.

Гор и сопок в Мазановском районе Приамурья, куда для знакомства приехали староверы, нет. Но есть 14 тысяч гектаров земли — решающий фактор для гостей. Староверам для одной семьи нужно 300 гектаров. Мужская часть делегации внимательно обследует почву в полях, с собой специально привезли лопаты, осматривают посевы сои — основной культуры Приамурья.

Марья Калугина в Россию приехала во второй раз. На вопрос, не страшно ли будет переезжать, удивляется.

«Почему неизвестность-то? Мы же русские. Нам кажется, что мы здесь как дома тоже», — объясняет женщина. Желание вернуться именно домой — одно из ключевых для староверов.

«Они возвращаются на родину, для них это — сакральное слово.

Из фраз, которые они говорят, мне запомнились: «Нас Господь лучше слышит на русской земле», «Наши деды здесь умирали, и мы должны быть тут похоронены» и «Русская земля — она православная», — рассказал руководитель блока развития миграционной и демографической политики Агентства по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке Иван Ефимов, который сопровождает делегацию.

В Россию староверы едут также в поисках пары. В Южной Америке, по словам Ефимова, молодому человеку трудно найти себе невесту так, чтобы она была не кровной родственницей. Препятствием для создания семьи может стать и духовное родство.

«Допустим, молодой человек не женится, если у его матери кто-то крестный из этой семьи, это тоже нельзя.

С нами, например, двое парней приехали из Бразилии, но не в составе делегации, а самостоятельно, они приехали искать невест. В Амурской области не нашли, поедут дальше по общинам староверов.

Две девушки из Уругвая планируют переезд по программе переселения соотечественников в Амурскую область, их цель — найти женихов», — объяснил Ефимов.

Как рассказал Ефимов, из уже увиденных российских регионов староверам понравилось Приморье.

«Как они говорят, им там земля очень сильно глянулась, она свободная в большом количестве. И там есть перспектива продажи, к примеру, сои в Китай, Японию, Корею. Предложений по земле в Приморье в десятки раз больше, чем в Амурской области. Но они готовы в том числе приобретать землю, покупать в Амурской области», — говорит он.

В Приамурье гости из Южной Америки оценили близость Китая. Областной центр Приамурья Благовещенск и китайского соседа город Хэйхэ разделяет только река Амур, по словам Ефимова, когда они были со староверами на набережной Благовещенска, приехавшие вспоминали, «как их бабушки пересекали Амур на плоту».

«Это было во время гонений, когда они переселялись в Северную Манчжурию. Для них это не просто Китай — это родина их дедов. Плюс — это рынок сбыта сои через реку», — пояснил собеседник агентства.

На Дальний Восток с 2009 года по программе добровольного переселения соотечественников вернулись 133 старообрядца, в Амурскую область в 2016 году переехали 27 человек, они организовали отдельное поселение недалеко от города Свободного. Именно в эту общину собираются приехать в поисках женихов две девушки из Уругвая. Сюда заехали в гости и жители Южной Америки.

«Ты чья будешь?» — этот вопрос часто звучал в поселении амурских староверов, многие узнавали в приезжих дальних родственников.

«В Свободненском районе многие села были основаны старообрядцами. Деревня Бардагон была основана старообрядцами, здесь стоял главный старообрядческий собор русской старообрядческой церкви. В планах здешних староверов принять сюда родню», — рассказал омбудсмен по правам староверов в Амурской области Роберт Каминский.

В распоряжении староверов в Свободном более тысячи гектаров земли, в том числе оформленной по программе «Дальневосточный гектар», фермеры занимаются животноводством, молоко сдают на Благовещенский молочный комбинат. В 2017 году они получили почти шесть миллионов рублей по программе предоставления грантов на развитие крестьянско-фермерских хозяйств.

«У Алексея Килина, к примеру, много живности, индюки, бройлеры. Он договорился с космодромом Восточный (рядом с городом Свободным), что будет свободного выгула птицу откормленную поставлять на космодром Восточный. Жена Алексея — чемпион Бразилии по изготовлению сыра, скоро должна тоже переехать, оформляет документы», — рассказал Каминский.

Читайте также:  В каком случае русские люди называют девочек александрами

Окончательного решения о переезде в Приамурье никто из приехавших из Южной Америки не озвучил.

«Посмотреть Россию ведь можно, а так думать надо, хорошее впечатление осталось. Земля есть, все можно, если трудиться», — поделился впечатлением Памфил Пятов, в Бразилии у него шесть детей.

После Амурской области старообрядцы посетят Бурятию и Республику Карелию.

Источник: https://ria.ru/20180922/1529131190.html

Американские старообрядцы начали осваивать Россию

Живущие в Америке старообрядцы возвращаются на историческую родину. Владимир Путин предоставил российское гражданство нескольким главам старообрядческих общин из США, Бразилии, Боливии и Уругвая. Всего переехать в Россию планируют уже более двухсот человек. И для этого у них есть весьма веские причины.

Сразу восемь глав старообрядческих общин указом президента Владимира Путина были на минувшей неделе приняты в гражданство России. Новый паспорт – это первый признак скорой репатриации лидеров вместе со своими семьями.

Среди них: семь бразильцев – Авраам Калугин, Дионисий Кузнецов, Дмитрий Кузьмин, Калин Кузнецов Поликарп Анфилофьев, его однофамилец из США Фаддей Анфилофьев, Алексей Чупров (Уругвай) и Мартимиан Реутов (Боливия).

Как ожидается, все они теперь поселятся на Дальнем Востоке.

«В администрациях Приморья и Амурской области созданы специальные рабочие группы для содействия соотечественникам, возвращающимся из Южной Америки и США», – рассказал газете ВЗГЛЯД Иван Ефимов, руководитель отдела Агентства по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке (агенство учреждено министерством по развитию Дальнего Востока).

Что касается членов семей новых российских граждан, то они уже могут подавать документы для участия в программе добровольного переселения соотечественников. Агентство помогает переселенцам общаться с МВД и МИДом для участия в программе, отметил собеседник.

«Здесь семьи получат гражданство в ускоренном порядке. Процесс полностью завершится в течение года», – заверил сотрудник агентства. По его словам, уже более ста таких переселенцев живет в Приморье и около двадцати – в соседней Амурской области, и региональные и муниципальные органы власти оказывают им прием.

«Старообрядцы – достаточно закрытая группа. Но мы находимся в доверительных отношениях почти со всеми главами общин в Латинской Америке, мы стали связующим звеном между ними и российскими властями», – отметил Ефимов.

Он напомнил, что хорошие отношения со старообрядцами удалось установить во время поездки представителей агентства в Америку в апреле прошлого года. Российским чиновникам оказали теплый прием во всех крупных общинах старообрядцев в Бразилии, Боливии и Уругвае.

Спустя полгода после той поездки была организован ответный ознакомительный визит уже самих глав общин в Россию. Чиновник подчеркнул: «Планы переехать в Россию есть более чем у пятидесяти семей – это примерно 220 человек. Все они планируют переселяться в Приморье».

Причем, в Приморье вопросом занимается лично губернатор Олег Кожемяко, так что проблемы решаются быстро, добавил Ефимов. «Старообрядцы занимаются сельским хозяйством, поэтому прибывающим нужно помочь с землей, началом собственного дела.

От того, насколько комфортно их удастся поселить в России, зависит сколько еще русских людей последуют за ними.

Всего за рубежом сегодня проживает до 7 тысяч таких соотечественников, и многие из них выражают стремление вернуться в Россию», – отметил руководитель отдела.

Спустя полгода после той поездки 12 глав общин, в том числе и Авраам Калугин, прибыли в Россию – они посетили Дальний Восток, Бурятию и Карелию (всего десять регионов). Гости ознакомились с условиями ведения сельского хозяйства, пообщались с фермерами, с региональными чиновниками, узнали, в каких условиях живут старообрядцы, которые вернулись на историческую родину раньше.

Напомним, что первая волна репатриации носила стихийный характер. Так, с 2009 года переехало более сотни старообрядцев, в основном из Уругвая. Сначала все проживали в селе Дерсу Приморского края, но три года назад часть из них (17 человек) переехала под город Свободный Амурской области.

Что касается старообрядцев, которые уже переселились, все их пожелания по благоустройству выполняются в оперативном порядке, добавил Ефимов. Например, дан официальный статус поселку, который реэмигранты уже построили своими руками, проведены его границы, установлена модульная школа.

«В селениях, где живут переселенцы, установлен спутниковый телефон, проведено уличное освещение, отремонтированы дороги, власти региона помогли построить коровник, – перечислил Ефимов. – Таким образом, оказаны точечные меры поддержки».

Отметим, что тему возвращения старообрядцев курирует созданная Путиным рабочая группа под руководством замглавы президентской администрации Владимира Островенко. Когда в этой рабочей группе принимали делегацию, в составе которой был и Калугин, то будущие переселенцы смогли подробно озвучить свои пожелания.

По итогам этого совещания чиновники решили предоставить старообрядцам в собственность участки площадью от 300 до 600 гектаров на семью, льготные долгосрочные кредиты и налоговые каникулы, а для молодых репатриантов – возможность пройти альтернативную службу в армии, причем в счет такой службы засчитать работу на полях. В итоге 53 семьи (222 человека) выразили намерение переехать в Россию, на Дальний Восток.

Напомним, старообрядцы дальнего зарубежья – это дети и внуки тех, кто в царское время жил в Забайкалье и Приамурье, а затем бежал от советской власти в Китай.

В 1950-е годы, когда коммунисты пришли к власти и в Китае, эмигрантам пришлось бежать дальше – большая часть прибыла в Бразилию и Австралию.

Небольшие общины также возникли в Боливии, Уругвае, Канаде, Новой Зеландии и США (штаты Аляска и Орегон).

При поддержке бразильский властей старообрядцы занимаются сельским хозяйством – выращивают сою, кукурузу и другие культуры. На данный момент общины сохранили веру, традиции и культуру.

К репатриации старообрядцев подталкивает отсутствие перспектив для молодежи: семьи обычно многодетные, иногда по 15 детей, а возможности получить новые земли под сельское хозяйство за рубежом нет.

При этом браки у них принято заключать исключительно между старообрядцами. На исторической родине у молодых людей и девушек выбор для создания семей существенно расширяется.

Впрочем, играет роль и духовный фактор – главы семей напоминают, что однажды вернуться в Россию им завещали предки.

Сам Авраам Калугин пояснил, что после осенней поездки он еще раз приезжал в РФ в апреле, посетив Москву и Дальний Восток. «И тогда мы решили окончательно, что мы поедем, если будет гражданство и то, что необходимо. Мы готовимся к окончательному переезду в Россию», – цитировал ранее Калугина сайт агентства.

По его словам, он планирует переехать в Приморье с семьей в следующем, 2020 году. «Мы всю жизнь занимаемся сельским хозяйством. Здесь мы выращиваем сою и кукурузу. На Дальнем Востоке есть другие варианты.

Там близко и Корея, и Китай, и Япония – будем смотреть, что выгодно выращивать», – говорит глава общины.

Калугин планирует принять участие в праздновании Дня народного единства 4 ноября, он приглашен на торжественный прием в Кремле.

Оксана Борисова, Иван Абакумов
https://vz.ru

Источник: https://www.russiapost.su/archives/194884

Зачем русских староверов из Южной Америки собрали в России

Они родились в Бразилии, но сохранили русскую веру и русский язык. И теперь могут насовсем вернуться в Россию. Хотя нет, не вернуться — переехать жить. Потому что из России уходили не они, а их предки, которых подвергали гонениям за старую веру. Теперь русских старообрядцев из Южной Америки везут на русский Дальний Восток — показывать места, где им готовы дать большие земельные наделы.

Владимир и Марья Санаровы из деревни Санта Круз (Святой Крест, значит), что в бразильском штате Парана, занимаются земледелием. На больших полях они выращивают бобы, хлеб, разные овощи, арбузы. Еще русские бразильцы сдают молоко. В каждом хозяйстве есть огромный бак, к которому каждый день приезжает молоковоз.

Русские люди в Бразилии живут сельским хозяйством. Правда, в последнее время жизнь там все сложнее — экономика страны в упадке, что сказывается и на земледельцах. Все это заставляет чаще смотреть в сторону России, которая заинтересована в русских переселенцах на Дальнем Востоке.

Русские староверы в Бразилии не прячутся от мира, как считают некоторые. Например, деревушка Санаровых в полутора часах езды от главного города штата — Куритибы — расположена в укромном месте. К ней можно проехать, свернув с трассы по указателю, на котором написано «Colonia dos russos».

Владимиру 47 лет, Марье — 42. У них трое детей, есть внуки. Русские староверы в Бразилии активно пользуются соцсетями и используют новые гаджеты. Но при этом одеваются по-старинке. Женщины носят длинные платья и убирают волосы в платок. Мужчины, само собой, носят бороды, рядятся в рубахи и подпоясываются.

Это сильное впечатление — увидеть, как в бразильской глуши по деревенской улице идет женщина в сарафане и приветствуют соседей: «Здорово живете!»

Так было четыре года назад, когда мне удалось побывать в Санта-Крузе, такой же уклад сохраняется и сейчас. Дедушке Антону — отцу Владимира — тогда было 80 лет. Его не стало год назад.

А в 2014-м он рассказывал, что родился рядом с Харбином (в Бразилии вообще много русских выходцев из этого китайского города, который когда-то считался русским).

Из Маньчжурии, когда ситуация в Китае резко изменилась, пришлось уезжать в Бразилию.  

И вот — снова Дальний Восток. Теперь, правда, для детей дедушки Антона. Или внуков. Вопросами их переселения занимается созданное в 2015 году Агентство по развитию человеческого капитала. Его представители несколько раз ездили в Южную Америку и агитировали русских старообрядцев переезжать в Россию.

Источник: https://rg.ru/2018/09/13/zachem-russkih-staroverov-iz-iuzhnoj-ameriki-sobrali-v-rossii.html

Старообрядцы в Латинской Америке

Опубликовано 25.03.2013

В категориях: Общество, Церковь и власть

Жизнь и судьба русских староверов в Новом Свете

Алексей Карякин

В последнее время правительство России стало активно поддерживать возвращение на Родину соотечественников и их потомков, эмигрировавших за рубеж. В рамках этой политики несколько лет назад началось переселение в Россию старообрядцев из Боливии и Уругвая.

В отечественных СМИ периодически появляются публикации и сюжеты, посвященные этим необычным людям. Они выглядят как выходцы то ли из Латинской Америки, то ли из нашего дореволюционного прошлого, но при этом сохранили русский язык и этническую идентичность.

Русская диаспора в Америках: многочисленность, блеск и скорая ассимиляция

Успешное сохранение своего языка и культуры на чужой латиноамериканской почве – это весьма редкое явление для русского рассеяния.

В первой половине XX века в Новый Свет переселились сотни тысяч русских беженцев и переселенцев – белые эмигранты, религиозные сектанты, искатели лучшей доли и беженцы Второй Мировой войны, спасавшиеся от возвращения Советской власти на оккупированные немцами территории.

Среди них были известнейшие технические специалисты, которые внесли огромный вклад в развитие новой родины — Америки, например, Игорь Сикорский, Владимир Зворыкин или Андрей Челищев. Были известные политики, как Александр Керенский или Антон Деникин, знаменитые деятели культуры, как Сергей Рахманинов или Владимир Набоков.

Присутствовали даже военачальники вроде начальника Генерального штаба армии Парагвая генерала Ивана Беляева или генерала вермахта Бориса Смысловского, советника знаменитого президента Аргентины Хуана Перона по вопросам антипартизанских операций и борьбы с терроризмом.

На земле Северной Америки оказался независимый от коммунизма центр русского православия, истово хранивший дореволюционную традицию.

Не столь давно в Сан-Франциско или Буэнос-Айресе русская речь была распространенной. Однако сегодня ситуация в корне изменилась. Задача сохранения национальной идентичности оказалась непосильной для подавляющего большинства русских эмигрантов в Новый Свет.

Их потомки во втором, максимум, в третьем поколении ассимилировались. В лучшем случае им удалось сохранить память о своих этнических корнях, культуре и религиозной принадлежности, в результате чего появились фигуры вроде известного канадского политолога и политика Майкла Игнатьева.

Это правило справедливо и для старообрядцев из европейской России (купцов и горожан), которые также довольно быстро растворились среди населения Нового Света.

На фоне общей судьбы русской эмиграции положение общин сибирских староверов в Латинской Америке, которые сегодня возвращаются в Россию, кажется необычным и удивительным.

Читайте также:  «солдаты удачи»: как белогвардейцы стали наёмниками после гражданской войны

Из России в Латинскую Америку: путь староверов

Латиноамериканские староверы – это потомки тех, кто спасался в XVIII – XIX веках от религиозных преследований российского государства в Сибири и позже на Дальнем Востоке.

В этих регионах было создано много старообрядческих поселений, в которых сохранялись древние религиозные традиции. Местные староверы в своем большинстве принадлежали к особому толку в старообрядчестве – так называемым «часовенным».

Это особое компромиссное направление, догматически равноудаленное как от поповцев, так и от беспоповцев.

У часовенных функции духовных лидеров исполняют выборные наставники-миряне («пока не объявится истинное православное духовенство»).

Условия жизни на просторах Сибири закалили их, вынудили жить исключительно собственным хозяйством и сделали более замкнутыми и консервативными, чем остальные старообрядцы.

Если в кино или художественной литературе изображают старообрядцев в виде каких-нибудь лесных отшельников, то их прототипом являются именно часовенные.

Революция и главным образом коллективизация повлекли за собой бегство староверов-часовенных из России.

В 1920-х и начале 1930-х годов часть их переселилась с Алтая в китайский Синьцзян, а другая часть перебралась с российского Амура в Маньчжурию, где староверы осели главным образом в районе Харбина и создали крепкие крестьянские хозяйства.

Приход в 1945 году Советской армии обернулся для старообрядцев новой трагедией: большая часть взрослых мужчин была арестована и выслана в лагеря за «незаконный переход границы», а хозяйства их семей, оставшихся в Маньчжурии, подверглись «раскулачиванию», то есть фактически разграблению.

После победы в Китае коммунистов в 1949 году новые власти стали недвусмысленно выдавливать из страны старообрядцев как нежелательный элемент.

В поисках нового убежища староверы на время оказались в Гонконге, но в 1958 году при помощи ООН одна их часть выехала в США, а другая – в Аргентину, Уругвай, Парагвай, Чили и Бразилию.

В последней из этих стран с помощью Всемирного совета церквей староверы получили 6 тысяч акров земли в 200 милях от Сан-Паулу.

Освоение Южной Америки

В конечном счете, отдельные общины староверов были основаны в целом ряде стран Латинской Америки.

Многие семьи старообрядцев успели пожить не в одной стране до тех пор, пока в 1980-е годы их большая часть окончательно не обосновалась в Боливии.

Причиной тому послужил радушный прием со стороны правительства этой страны, которое выделило староверам землю. С тех пор старообрядческая община в Боливии стала одной из самых крепких во всей Латинской Америке.

К южноамериканской действительности эти русские приспособились очень быстро, а сейчас и вовсе относятся с невозмутимым спокойствием.

Старообрядцы стойко переносят жару, несмотря на то, что открывать тело им непозволительно. К ягуарам уже тоже привыкли, не особо их боятся, только защищают от них домашнюю живность.

Со змеями разговор короткий – сапогом по голове, а кошек заводят не для охоты на мышей, а для ловли ящериц.

В Боливии староверы в основном занимаются земледелием и животноводством. Из самых популярных культур, выращиваемых ими, первое место занимают кукуруза, соя и рис. При этом, надо заметить, что это староверам удается лучше многих боливийских крестьян, которые живут на этих землях на протяжении нескольких столетий.

В отличие от Уругвая, где потомки русских сектантов живут в поселении Сан-Хавьер, боливийские старообрядцы смогли сохранить не только религию и сложившийся несколько веков назад уклад жизни, но и русский язык.

Хотя некоторые из них уехали в крупные города, такие, как Ла-Пас, большинство староверов предпочитает жить в тихих деревушках.

Детей в большие города отпускают неохотно, ведь там, по мнению родителей, к которым принято прислушиваться, очень много бесовских соблазнов.

Примечательно, что находясь на таком удалении от исторической родины, боливийские староверы сохранили свои культурные и религиозные обычаи даже лучше, чем их единоверцы, живущие в России. Хотя, может быть, удаленность от русской земли и послужила причиной тому, что эти люди так яро борются за свои ценности и традиции.

Сохранению традиционных ценностей сильно способствует то, что латиноамериканские староверы не разрешают своим детям вступать в брак с людьми другой религии.

А поскольку там на данный момент проживают около 300 русских старообрядческих семей, в которых как минимум по 5 детей, выбор у молодого поколения достаточно велик.

При этом не запрещается жениться или выходить замуж и за коренного латиноамериканца, но он должен обязательно выучить русский язык, принять веру супруга и стать достойным членом общины.

Старообрядцы в Боливии – это самодостаточные общины, но они не оторваны от внешнего мира. Они смогли прекрасно наладить не только свой быт, но и культурную жизнь. Например, праздники справляют там очень торжественно с плясками и песнями, но с такими песнями, которые не противоречат их религии.

Несмотря на то, что телевизор, к примеру, под запретом, они никогда не скучают и всегда знают, чем им заняться в свободное время.

Наряду с обучением в местной школе, где все занятия проходят на испанском языке и где они общаются с местным населением, они занимаются и со своими учителями, которые преподают им старославянский и русский языки, ведь священные книги написаны именно на них.

Интересно, что все староверы, живущие в Боливии, говорят без испанского акцента, хотя их отцы и даже деды родились уже в Латинской Америке. Более того, речь их до сих пор носит явные черты сибирского говора.

Покидая Латинскую Америку

За время пребывания староверов в Боливии в этой стране сменились многие президенты, но никогда старообрядцы не имели сложностей в отношениях с властями.

Серьезные проблемы у боливийских староверов начались с приходом к власти президента Эво Моралеса, одного из главных фигур «левого поворота» в Латинской Америке и первого лидера Боливии, посетившего Россию.

Этот политик выступает как поборник идей социализма, антиимпериализма и защитник общин, в которых многие индейские племена продолжают сохранять свой уклад жизни с древних времен.

Одновременно Моралес — индейский националист, стремящийся на основе идей латиноамериканского почвенничества экспроприировать и выдавить из создаваемого им чисто индейского государства все «чужеродные элементы», включая иностранцев и белых боливийцев, к числу которых относятся русские старообрядцы. Неудивительно, что при Моралесе вдруг появились «проблемы» с землей староверов.

Именно после этого активизировался процесс обратного переселения старообрядцев в Россию, сначала из Боливии, а потом по их примеру и из других латиноамериканских государств, прежде всего, тех, где у власти стоят левые популисты, которые входят в «Боливарианский альянс» или симпатизируют ему. Сегодня российский МИД помогает процессу репатриации старообрядцев, хотя многие из них предпочитают уезжать не в Россию, а к своим единоверцам в США.

Слабо представляя реалии Сибири и наивно поверив отечественным чиновникам на слово, многие латиноамериканские староверы оказалась в очень тяжелом положении на первом этапе переселения в 2008-2011 годах.

В результате далеко не все репатрианты остались в России.

Тем не менее, процесс репатриации постепенно наладился, и сегодня можно надеяться, что для большинства этих старообрядцев их одиссея рано или поздно завершится на исторической Родине.

* * *

О часовенных староверах, живущих в обеих Америках, да и в самой России, существуют полярные мнения. Кто-то считает их архаичными русскими амишами, кто-то видит в их общинах осколок ушедшей «Святой Руси» и поэтому выбирает их образ жизни в качестве объекта для подражания.

Разумеется, сравнение потомков сибирских староверов в Латинской Америке с амишами некорректно. Абсолютно все русские старообрядцы пользуются по мере необходимости техникой, электричеством и даже Интернетом. В той же Боливии никто из часовенных староверов не додумался бы отказаться от тракторов и комбайнов, единственным запрещенным предметом техники остается, пожалуй, телевизор.

Идеализация этой группы старообрядцев тоже не обоснована. Мнение автора данной статьи, основанное на личном общении с латиноамериканскими староверами, состоит в том, что эти люди – просто доживший до нашего времени слепок крестьянской России начала XX века со всеми ее хорошими и плохими качествами.

Если к положительным чертам можно отнести трудолюбие, установку на сохранение своей идентичности и приверженность семейным ценностям, к негативным чертам – низкий уровень образования и узкий кругозор, что очень часто мешает староверам Латинской Америки принимать адекватные решения в современном мире.

terra-america.ru

Источник: http://www.mirvboge.ru/2013/03/staroobryadcy-v-latinskoj-amerike/

Как русские старообрядцы оказались в далёкой Боливии, и хорошо ли им там живётся

Русские в Боливии заслуживают пристального интереса, как минимум, по двум причинам.  

Во-первых, русская община там появилась не в бурные 1990-е, а ещё в ХІХ веке.  

Во-вторых, в отличие от других латиноамериканских стран, русские в Боливии практически не ассимилировались. Более того, будучи гражданами этой страны, родиной они считают Россию, которую не видели даже на экранах телевизоров: ведь телевизоры они не жалуют.     «Ой, мороз, мороз» под пальмами

Эти женщины носят длинные сарафаны, мужчины — рубахи с поясами. Под венец идут рано: девушки уже в 13, парни — в 16; рожают много, так что и десять детей в семье не редкость.

Имена у всех русские, но старинные, каких теперь и не услышишь: Мамелфа, Агапит, Киприян, Инафа, Елизар.

Все — крестьяне. Живут продажей плодов труда своего; в воскресенье отдыхают, ходят в церковь. Вроде обычная русская деревня конца XIX века, но вокруг — не поля с березками, а боливийская сельва, и выращивают крестьяне не репу с капустой, а бананы с ананасами (впрочем, пшеница тоже в почете).

По-русски все говорят чисто, без намека на акцент, но с редкими вкраплениями испанских слов. Заслуги боливийских властей в этом нет: государственные школы в стране только испаноязычные.

Русский язык хранит и прививает семья, а читать детей учат не только по-русски, но и по-старославянски, ведь главная книга в каждой семье — Библия — написана на этом языке.

Таких крестьян-старообрядцев в Боливии около 2 тысяч. Деревни их расположены в тропических департаментах страны — Санта-Крус, Кочабамбa, Лас-Пас, Бени.

Несмотря на стойкое соблюдение традиций, резко отличающихся от местной культуры, и внешнее несходство, никаких конфликтов с боливийцами у русских старообрядцев никогда не было.

Живут с соседями дружно, прекрасно понимают друг друга (все старообрядцы хорошо знают испанский), но сближаться не хотят и браки заключают только со своими, причем не в пределах деревни (это запрещено), а выписывая невест издалека. Благо, в Латинской Америке старообрядцев хватает.

Сохраняя веру

Сформировалась община постепенно, старообрядцы прибывали «волнами». Первая из них относится к второй половине позапрошлого века, когда часть сибирских старообрядцев, устав от гонений, стала искать место на карте, где можно было бы спокойно исповедовать свою веру.

Такой точкой (а точнее, континентом) стала Латинская Америка в целом и Боливия, в частности. Первых переселенцев привлекли плодородные земли и либеральная политика местных властей.

Если первая волна переселенцев попала в Боливию напрямую, то путь второй был весьма сложен. Сперва в бурные годы гражданской староверы бежали в Маньчжурию. Вроде прижились, родилось новое поколение — и тут разразилась революция уже в Китае.

Пришлось снова бежать, на этот раз в британский Гонконг. Оттуда часть старообрядцев перебралась в Австралию, а часть — в Бразилию. В Бразилии понравилось не всем — решили переехать в Боливию. Но не исключено, что русских в Боливии ждет новое переселение.

Назад на Родину

Впервые за много лет проблемы с властями у русских старообрядцев появились в начале 2010-х. Их вины в том нет: просто к власти пришло левое правительство Эво Моралеса, которое озаботилось судьбой индейских земель, на которых живут и работают старообрядцы. Часть из них задумалась о возвращении на Родину, тем более, что эти планы активно поддержали российские власти.

В 2011 в Россию из Боливии приехало около 30 человек, за ними потянулись другие. Вопреки прогнозам, назад никто не вернулся, хотя пришлось непросто: так, в выделенных им районах почти никто не остался, разъехались кто куда.

Последуют ли их примеру остальные русские в Боливии? На этот вопрос может ответить только время.

источник

Источник: https://subscribe.ru/group/zhivi-raduyas/14683273/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector