«век воли не видать!»: кто так клялся на руси до уголовников

Татуировки в наши дни делают себе все кому не лень – в специальных салонах, в стерильных условиях, предварительно полистав пухлый каталог с вариантами нательных рисунков. Между тем, среди тех, кто делал наколки в местах не столь отдаленных, выбору рисунка придается огромное значение – каждое изображение что-то да значит.

«Век воли не видать!»: кто так клялся на Руси до уголовников

Наколки для преступника – что-то вроде удостоверения личности; по ним можно узнать статус человека в криминальной структуре, список его достижений, историю его жизни.

Те наколки, которые носят на себе представители преступной элиты, называют регалками; по сути они и являются регалиями – знаками отличия. Это качественные и по-своему красивые татуировки, выполняемые мастерами своего дела.

Бывают и позорные наколки, «нахалки» – те, что наносятся насильно или под угрозой за некий проступок. Это знаки «униженных и оскорбленных» криминального мира.

Еще один вид татуировок – портачки: те, что сделаны самовольно и при помощи подручных средств; те, что не соответствуют криминальному статусу их обладателя.

За наколки, набитые «незаконно» (например, за надключичные звезды вора в законе на теле человека, не имеющего отношения к миру воров), в криминальной среде можно сильно пострадать.

Нередко обладателю татуировки предлагают устранить ее вместе с кожей. За отказ могут жестоко избить или даже убить.

 Чего никогда не сделает уважающий себя вор в законе >>

Век воли не видать

Наколки, изображающие церковные купола, вовсе не означают, что их обладатель – истово верующий человек; это значит, что человек сидел. Количество куполов может указывать как на число лет, проведенных за решеткой, так и на число «ходок». А колокола, наколотые на кожу, означают, что человек отсидел срок полностью, от звонка до звонка.

«Век воли не видать!»: кто так клялся на Руси до уголовников

Любой предмет, обвитый колючей проволокой – символ несвободы. Пять точек на руке – четыре точки, образующие квадрат, и пятая посередине – говорят о том, что обладатель наколки «мотал срок»: «по бокам четыре вышки, посредине я». Восходящее солнце и парусник символизируют мечты об освобождении; голубь и пылающий факел – символы свободы.

Звезды и перстни

Звезда – знак избранного, вора в законе. Звезды под ключицами указывают на высокое положение, звезды на коленях говорят о том, что обладатель татуировки не будет стоять на коленях перед законом.

«Век воли не видать!»: кто так клялся на Руси до уголовников

О многом говорит форма звезд и изображение внутри звезды. Так, если в звезду «врисована» мадонна с младенцем, это говорит о том, что ее хозяин ворует с самого детства. Череп внутри звезды значит, что человек отбывает большой срок, что зона стала его домом. Лик Иисуса внутри звезды – знак того, что единственным своим судьей обладатель наколки считает Бога.

«Век воли не видать!»: кто так клялся на Руси до уголовников

Наколки в виде перстней могут обозначать число судимостей; по рисунку перстня можно понять, за какое преступление человек сидел и каковы его планы на будущее. Так, перстни в виде ромбов накалывают себе «отрицалы», не признающие тюремного режима; перстень в виде круга с точкой внутри – что человек сирота.

В мире животных

«Век воли не видать!»: кто так клялся на Руси до уголовников

Изображение волка можно понимать двояко: как знак презрения к правоохранительным органам, так и символ вожака, не прогибающегося ни под кого.

Бык (чаще бычья морда) – символ свирепости. Такие татуировки часто наносят те, кто расправляется с нарушителями криминальных правил по приказу воров в законе. Еще один символ жестокости – тигр; может также означать, что человек особенно зол на полицейских.

Изображение летучей мыши характерно для тех, кто специализируется на ночных кражах.

Паук, ползущий вверх по паутине, – знак того, что человек собирается воровать и впредь; если паук ползет вниз, обладатель наколки намерен «завязать». В некоторых случаях паук – знак наркомана.

Позорные тату

Глаза на ягодицах – это та наколка, которую наносят человеку против воли; это знак «опущенного» (тогда как глаза на груди означают, что человек ищет доносчиков и предателей, чтобы с ними расправиться). Существуют и «позорные перстни» для «обиженных» – например, с изображением наполовину заштрихованной пиковой масти («масть петуха»).

«Век воли не видать!»: кто так клялся на Руси до уголовников

ЖУК – «желаю удачных краж». Такие наколки носят карманные воры – чаще всего на руках.

  • СЛОН – «смерть легавым от ножа».
  • УТРО – «ушел тропой родного отца» (наносится в память об отбывших наказание родителях).
  • МИР – «меня исправит расстрел».
  • ВОЛК – «вору отдышка, легавому крышка».
  • СЭР – «свобода – это рай».
  • *  *  *

На тему уголовных наколок пишутся целые тома. Значение имеет многое: на какую часть тела нанесена татуировка, какого она размера, когда и в какой части страны ее сделали, с какими другими наколками она соседствует.

Ни один уважающий себя уголовник не нанесет себе наколку, не подумав перед этим трижды. Пожалуй, это единственное, в чем действительно стоит брать с них пример.

Источник: https://www.eg.ru/society/67237/

Век воли не видать: как раньше содержали заключенных

В качестве места заключения тюрьма существовала ещё в отдалённейшие века. В древности тюрьмы устраивались для содержания преступников, пленных и должников, как частных, так и государственных, а также и для усиления других наказаний и для приведения в исполнение различных казней.

Сегодня мы решили рассказать вам об условиях содержания заключенных в тюрьмах прошлых времен и сравнить их с нынешним.

«Век воли не видать!»: кто так клялся на Руси до уголовников

Первые тюрьмы возникли в глубокой древности. Об условиях содержания, о быте, об архитектуре тюрем данного периода практически ничего неизвестно.

В Древней Греции, разбитой на отдельные государства, существовали разные тюрьмы. Однако число их было невелико, и тюремное заключение редко служило карательной мерой. Как правило, тюрьму использовали в качестве предварительного ареста или наказания в отношении должников.

Заключенные в Афинах имели большую свободу, жили в общих помещениях, могли принимать посетителей. Во время некоторых празднеств заключенные даже отпускались на свободу, но при условии поручительства за них.

Одна из первых тюрем у древних римлян (именовавшейся carcer, т. е. карцер) располагалась около лестницы, ведущей на Капитолий.

Сенат часто предписывал тюремное заключение виновному, когда смертная казнь оказывалась слишком сильной мерой наказания, а иные ее виды — малоэффективными.

В качестве места заключения тюрьма существовала еще в отдаленные века

Во время существования Римской империи тюремное наказание получило широкое распространение. Из-за отсутствия строгой регламентации касательно тюремного законодательства на практике случались злоупотребления, когда людей сажали в тюрьмы на неопределенный срок.

О тюрьмах для рабов говорить не приходится — об их ужасных условиях заключения можно только догадываться.

Обращение с арестантами в значительной степени зависело от их имущественного и общественного положения и, конечно, от тюремщиков; соответственно, бедняки и лица низкого происхождения надеяться на послабление режима не могли.

«Век воли не видать!»: кто так клялся на Руси до уголовников

Сохранившаяся поныне тюрьма древнего Рима на северной оконечности Капитолия

Тюремные помещения в XVIII веке были низки, узки, без достаточного света и воздуха. Женщины, мужчины, дети содержались вместе; пища давалась скудная, обыкновенно хлеб и вода; постелью служили связки гнилой соломы на земляном, пропитанном подпочвенной водой полу.

Таковы были тюрьмы в Англии, по описанию Говарда, но то же представляли собой и тюрьмы в других государствах, как, например, парижская Бастилия.

Исключение составляли Нидерланды, где, благодаря более гуманным взглядам на наказание, тюрьмы отличались достаточным порядком, надзором и организацией работ.

Екатерина II Великая считается реформатором в области «тюремного дела»

Екатерина II Великая может по праву считаться реформатором в области «тюремного дела». Строить тюрьмы предполагалось близ проточной воды и на «вольном воздухе». Определялись размеры помещений для арестантов, размеры печей и лежанок, окон (высотой 1 м 07 см).

Особое внимание уделялось устройству тюремной больницы: надлежало иметь по три смены белья на каждую койку и больничные халаты и колпаки, ночные столики с колокольчиками для вызова врачебного персонала! За неимущими в тюрьме должны были оставлять право на питание и предоставление пищи из общего «котла» вместе с остальными заключенными. У каждого арестанта требовалось отбирать ножи и режущие предметы. Каждого каторжного предписывалось «содержать от общества прочих людей совершенно в отлучении и ни с кем ему сношения письменные или словесного не иметь». Правда, обходился стороной вопрос о дисциплинарных взысканиях арестантов в случае их проступков.

Со второй половины XX в. в СССР получил распространение ГУЛАГ

Начиная с ХХ века в СССР получили распространение исправительные лагеря, объединенные Главным управлением лагерей НКВД (ГУЛАГ). Принцип лагеря продолжил дореволюционную традицию каторжной тюрьмы, однако советские лагеря отличались от каторги более строгим распорядком, жестким режимом и нормами выработки для заключенных.

«Век воли не видать!»: кто так клялся на Руси до уголовников

Сводная карта лагерей системы ГУЛАГа, существовавших с 1923 по 1967 год, на основании данных правозащитного общества «Мемориал»

Жили заключенные в бараках, которые зачастую из-за отсутствия топлива не отапливались, вследствие чего перемёрзшие под открытым небом заключённые не отогревались и простужались. Чаще бараками называли помещение, которое было приспособленно под жилье (вагоны, землянки).

В отношении заключённых, соблюдавших режим, хорошо проявивших себя на производстве, перевыполнявших установленную норму, могли применяться следующие меры поощрения со стороны лагерного руководства: объявление благодарности перед строем или в приказе с занесением в личное дело; выдача премии; предоставление внеочередного свидания; предоставление права получения посылок и передач без ограничения; предоставление право перевода денег родственникам в сумме, не превышающей 100 руб. в месяц; перевод на более квалифицированную работу.

Россия на 3 месте по числу отбывающих наказание в местах лишения свободы

В современной России нет единых унифицированных проектов исправительно-трудового лагеря, поэтому такие учреждения в каждом конкретном случае строятся исходя из особенностей местности и плановой емкости.

«Век воли не видать!»: кто так клялся на Руси до уголовников

Сегодня Россия занимает третье место в мире по числу лиц, отбывающих наказания в местах лишения свободы (по утверждению советника председателя Конституционного суда РФ Владимира Овчинского).

Процент женщин среди общего количества заключенных в России не так уж высок: всего 5,8%. В списке из тридцати пяти стран, в которых проводились подсчеты по этому показателю, мы занимаем двадцать первое место.

Источник: https://diletant.media/articles/26195625/

«Лошадью ходи — век воли не видать!»

«Век воли не видать!»: кто так клялся на Руси до уголовников

«Век воли не видать!»: кто так клялся на Руси до уголовников
«Сицилианская защита» по Карпову. Королю заключенного осталось «жить» несколько ходов

Когда стало известно, что 12-кратный чемпион мира по шахматам Анатолий Карпов собирается дать сеанс одновременной игры в одной из колоний Свердловской области, мы решили обязательно посмотреть на это мероприятие. В исправительную колонию №13, что в Нижнем Тагиле, Карпов опоздал на час. О том, кому из заключенных не дали сыграть с гроссмейстером и почему, что шепнул на ухо Карпову один из визави, отчего засмущался последний и чем все это закончилось — в репортаже корреспондента «URA.Ru».

В колонию Карпов опоздал на час. За это время руководство колонии пообщалось с прессой и рассказало, с кем предстоит играть знаменитому чемпиону.

Как выяснилось, в шахматном клубе колонии постоянно занимаются около 40 человек, но не все являются истинными поклонниками шахмат.

Дело в том, что активных спортсменов руководство поощряет дополнительными свиданиями с родственниками – отсюда столько заинтересованных. Для игры с Карповым были отобраны 15 лучших – их выявили на внутреннем чемпионате.

Затем журналистов проводили в кафе-бар «Надежда», где угостили сладостями и чаем. Чайник с кипятком подносил жизнерадостный усач с добрыми глазами. Как позже выяснилось – бывший начальник криминальной милиции города Алапаевска.

— Было одно дело, связанное с убийствами и изнасилованиями, тогда подозреваемые, при даче показаний, вступили в сговор… Позже эксперты определили, что синяк, который якобы «устроил» подозреваемому я, был гораздо «старше». Но это меня не спасло, — жалуется заключенный.

На вопрос, чем он будет заниматься, когда выйдет, бармен ответил: «Я двадцать лет убил на милицию. Это моя жизнь, и я постараюсь вернуться».

В зале шахматного клуба уже были готовы доски. Сперва никто не обратил внимания, что их четырнадцать, а не пятнадцать, как было запланировано. Позже сотрудники колонии пояснили – не хватило столов и одного заключенного пришлось исключить.

На стене висела аккуратная стенгазета с фотографией молодого гроссмейстера Карпова. Она была адресована игрокам-заключенным и содержала советы о том, как совладать со своим волнением во время игры с чемпионом.

Через несколько минут свои места заняли заключенные, а к 11 появился сам Карпов.

Пока шахматист здоровался с прессой, надзиратели подбадривали своих подопечных. Представитель гроссмейстера вышел к заключенным и огласил правила:

— Анатолий Евгеньевич имеет право поменять свой ход, если он еще не отошел от доски…- «Ну, этим я вряд ли воспользуюсь», — тут же вставил улыбающийся Карпов. – А вы обязаны сходить сразу, как только он подойдет к вам.

Читайте также:  Смотры царских невест: почему девицы не хотели в них участвовать

Карпов начал сразу. Он прошелся вдоль ряда, пожимая руки заключенным и открывая попеременно ферзей и королей (Е2-Е4 и D2-D4). Первые двадцать минут ходы делались молниеносно. Позже стало понятно, кто какую избрал тактику.

Один заключенный с хитрыми глазами ходил исключительно пешками и на одну клетку. Видимо, надеялся продержаться как можно дольше, выманивая фигуры гроссмейстера. Это его не спасло.

А кто-то втягивал Карпова в вязкую борьбу в центре шахматной доски.

  • Самым первым выбыл из игры Владимир Селиванов.
  • — В первой партии одержал победу двенадцатикратный чемпион мира Анатолий Евгеньевич Карпов, — громогласно объявил представитель шахматиста.
  • — Там ничья, — немного смущенно поправил Карпов.

Ничья стала единственной в сеансе. Как сказал Селиванов, на 28 ходу гроссмейстер сам предложил пат.

«Век воли не видать!»: кто так клялся на Руси до уголовников
Улыбающийся чемпион и понурые оппоненты. Фото на память

Карпов задерживался у каждой доски все дольше, вертя в руках «съеденные» фигуры. Заключенных становилось меньше с каждой минутой. Одним из последних положил своего короля набок Сергей Васькин. На руке у заключенного блестели подарочные часы с подписью Кирсана Илюмжинова, президента «шахматной» республики Калмыкия. Как оказалось, Васькин в прошлом был помощником президента и когда-то принимал Карпова в Доме правительства Калмыкии. Затем, в 1999 году, его обвинили в заказном убийстве журналистки и приговорили к 21 году лишения свободы.

— Может, вы попросите Анатолия Евгеньевича поговорить со мной? Хотя бы пять минут? – умолял журналистов заключенный.

Но игра уже снова набрала темп — Карпов нервно поглядел на часы, и заключенные стали заваливать набок своих королей одного за другим. Операторы, уже не стесняясь, «нависли» над игроками. Потеряв всю серьезность, заключенные обращались друг к другу: «Лошадью ходи — век воли не видать!»

Проигравшие просили у чемпиона автограф, и он подписывал листки, на которых заключенные записывали ходы. Один из них протянул гроссмейстеру его портрет, который сам нарисовал, и что-то тихо сказал. Карпов подписал его: «Земляку с Южного Урала».

Наконец, в 12:30, как и планировалось, последний король упал на доску. Сложилось впечатление, что опоздавший Карпов намеренно закончил игру пораньше, чтобы не сбился его плотный график.

Администрация колонии подарила гроссмейстеру шахматы, выточенные из змеевика.

Почему-то покупные, хотя в магазинчике «Каменный брод», что рядом с ИК, выставлены на продажу шахматы, искусно вырезанные самими заключенными.

После сеанса гроссмейстер рассказал журналистам, что его приезд приурочен к 80-летию шахматной федерации города. Цель – открытие школы своего имени в Нижнем Тагиле.

На вопрос о том, как шахматы могут помочь заключенным, Карпов ответил довольно четко.

— Шахматы не только очень дисциплинируют. Они помогают найти единомышленников. Если человек выходит из тюрьмы – у него ничего нет, все связи потеряны. А если у него есть увлечение, ему будет проще адаптироваться и найти новых друзей на воле.

Напоследок Карпов сфотографировался со всеми оппонентами, после чего откланялся. Вечером его ожидал сеанс одновременной игры в Нижнем Тагиле аж на 40 досках.

Источник: https://ura.news/articles/780

«Век воли не видать!»: кто так клялся на Руси до уголовников

Воры в законе чтут негласный кодекс и живут по строгим правилам, среди которых запрет на официальное трудоустройство, сотрудничество с властями, покупка собственного жилья и обретение семьи. Многие понятия, а также воровская лексика позаимствованы у босяков – социальной прослойки дореволюционной России.

Изначально босяками называли грузчиков в крупных волжских городах. В ожидании заказов они дремали, а на голых ступнях писали расценку. Кому цена подходила, будил грузчика и нанимал.

Но со временем босяком стали называть всякого, кто зарабатывал на жизнь не честным трудом, а воровством, попрошайничеством или мелкими аферами. Босяки не марали руки кровью, не убивали и не насиловали.

К убийству прибегали лишь в случае нарушения босяцких законов и для защиты собственной жизни.

«Высшим шиком» считалось не просто украсть, а сделать так, чтобы «фраер» (современный аналог — лох) сам отдал деньги или ценности. Так, в очерках 1903 года известного публициста А.

Бахтиярова описывается один из ловкачей-босяков. Он узнавал о давно отсутствующем в городе богаче и писал от его имени знакомым и друзьям письма с просьбой «помочь чем Бог послал» или дать взаймы.

И желающих «помочь ближнему» находилось немало.

Но итог для большинства босяков был один — они оказывались в тюрьме и привносили в блатной мир свои законы.

Неслучайно в прошлом веке «элитарность» воров в законе объяснялась тем, что в «касту привилегированных» входили только преступники, промышлявшие воровством и аферами, но не опускавшиеся до убийства.

При этом не всякие кражи повышали авторитет, а только те, что требовали тщательной подготовки или мастерства — например, взятие банка или магазина (так называемые воры-городушники) или вскрытие сейфа (медвежатники).

Ярким примером калькирования босяцкого образа жизни можно считать современного уголовного авторитета Валерия Шеремета (Шарика). В его автобиографии 7 ходок и контроль над одесскими карманниками. Последний срок Шарик отбывал в немецкой тюрьме, куда был помещен по обвинению в организации и участии в серии квартирных краж.

Если босяк нанимался на фабрику и начинал «вкалывать от зари до зари», он автоматически становился работягой. Также и воры в законе («блатные») — им запрещается работать по трудовой не только на воле.

Во время отсидки они не могут занимать посты бригадира, дневального, мастера и другие должности в колонии, а также трудиться в принципе.

За нарушение этого босяцкого правила из высшей касты вор в законе автоматически переходил на низшую ступень тюремной иерархии и становился «козлом».

Не поддерживать длительные отношения с женщиной, не создавать семью, не оседать на одном месте, не контактировать с родней и даже не иметь паспорт — таких правил придерживались воры в законе, которые считали себя хранителями криминальных традиций босяков.

А. Бахтияров в «Очерках о босяках» рассказывает, что вместо настоящего паспорта при внезапных ночных проверках в ночлежке использовался «куклим» — фальшивый документ. При отсутствии «ксивы» босяки использовали тактику «затеряться в толпе» — прятались за спинами товарищами так долго, насколько удавалось.

В ночлежку набивалось столько народу, что на проверку каждого у полиции не было ни времени, ни сил. Кстати, нарицательно «Иванами» кликали всех босяков-бродяг, потому что среди своих они были известны по прозвищам, а при общении с представителями власти назывались вымышленными именами (вроде Иван Иванов).

Босяки старались подолгу не задерживаться на одном месте. Оно и понятно — постоянные перемещения повышали шансы «уйти» от «фараонов» (городовых) и не примелькаться «публике». К тому же странствия позволяли оказываться «в нужном месте в нужное время».

Например, с открытием популярной Нижегородской ярмарки, куда съезжались состоятельные люди со всей России, количество промышляющих босяков многократно увеличивалось.

Также и у воров в законе, которые называют себя босяками или бродягами, не принято оседать на одном месте, и одна из причин — желание подольше задержаться на свободе.

Как пишет А. Бахтияров, в ночлежках босяки обменивались информацией о «стрельбе» — городских точках, где выгоднее всего проворачивать дела и где больше подают. Промышляющих там босяков называли «стрелками».

Если для воров-карманников и аферистов наибольшую опасность представляли «фараоны», то для профессиональных нищих — «пауки». Так называли переодетых городовых, которые забирали босяков-нищих в полицейский участок, а затем при помощи нищенского комитета «депортировали» из города.

Любое сотрудничество с властями босяки презирали. Как и их преемники, воры в законе, они не содействовали следствию и не принимали помощь от официальных лиц.

Известный горьковед и литературный критик Павел Басинский со ссылкой на А. Бахтиярова пишет, что для босяков было характерно «сколачивание» шаек (артелей). Удачная «стрельба» одного или пары босяков оборачивалась счастьем для всей шайки, которая устраивала в честь выгоревшего дела попойку — «слам».

Источник: https://cyrillitsa.ru/history/103208-vek-voli-ne-vidat-kto-tak-klyalsya-na.html

Читать

Юрий Константинович Александров

Очерки криминальной субкультуры

  • СОДЕРЖАНИЕ
  • Введение
  • Что такое криминальная субкультура?
  • Воровские и тюремные законы
  • Табель о рангах в преступном сообществе (деление на масти)
  • Общак
  • Прописка и приколы
  • Уголовный жаргон (арго)
  • Татуировки
  • Другие атрибуты криминальной субкультуры
  • Тюремная лирика
  • Алкоголизм и наркомания
  • Гомосексуализм
  • Краткий словарь уголовного жаргона
  • Татуировки наносимые в виде изречений
  • Из современной поэзии заключенных

ВВЕДЕНИЕ

Являясь существующей объективной реальностью, криминальная субкультура занимает свое, определенное место в системе человеческих ценностей. Изучение криминальной субкультуры помогает понять внутренние законы, по которым живет преступная среда, оценить происходящие в ней изменения и изучить внутренние вопросы воспроизводства преступности.

Криминальная субкультура, благодаря наличию в ней определенной доли романтических моментов, таинственности, необычности, привлекательности, сравнительно легко усваивается, особенно молодежью. Немаловажную роль играет и то, что криминальной субкультуре свойственен игровой и эмоциональный характер.

Приверженность криминальной субкультуре, усвоение ее норм и ценностей осуществляется, как правило, личностью, не получившей в силу различных условий признания и решившей добиться его, по крайней мере, в криминальном сообществе. Кроме того, усвоение норм и ценностей криминальной субкультуры может осуществляться и личностью, неудовлетворенной своим низким статусом в системе официальных отношений.

Приобщение к криминальной субкультуре происходит относительно быстро и является своеобразным способом компенсации неудач, преследующих личность; особенно это касается лиц молодежного возраста.

О криминальной субкультуре, ее значении и роли как в преступном мире, так и в обществе в целом, в последнее время написано немало.

Если до 1985 года эта тема замалчивалась, считалось, что криминальной субкультуры просто не может существовать, то после так называемой “перестройке” появилось немало работ, посвященных изучению криминальной субкультуры.

К сожалению, работы эти издаются очень ограниченными тиражами, а большинстве случаев они носят, кроме того, вид различных словарей уголовного жаргона и только.

Одним из первых о некоторых сторонах криминальной субкультуры попытался рассказать А. Гуров. Правда, исследования его носят несколько однобокий характер; А.

Гуров довольно подробно исследует только две стороны этого разностороннего явления: общак и воровские законы (далее все термины мы будем употреблять без принятых кавычек, так как явления криминальной субкультуры носят очень распространенный характер и помещать их в кавычки, по меньшей мере, странно, так как эти явления имеют место быть вполне реально, а зачастую и осязаемо).

Но, исследуя и систематизируя воровские законы, А. Гуров, на наш взгляд, допускает существенную ошибку, не отделяя воровские законы от тюремных, хотя между ними существует значительные различия, при том, что корни у них, безусловно, одни.

Кроме работ А. Гурова, интерес представляют публикации В. Пирожкова, одного из самых больших специалистов по криминальной субкультуре и Ю. Дубягина. К слову заметить, самые первые исследования криминальной субкультуры начали проводить сотрудники МВД, хотя их работы по этой теме и носили, по меньшей мере, гриф “для служебного пользования”.

Таким образом, с исследованиями в этой области зачастую не могли познакомиться даже работники пенитенциарных учреждений.

К слову сказать, практические работники исправительно-трудовых учреждений и следственных изоляторов часто сами для себя пытались хоть как-то систематизировать эти явления: одни составляли краткие словари уголовного жаргона (арго), другие систематизировали татуировки и т. д.

И тем не менее, даже в настоящее время ощущается значительная нехватка пособий по криминальной субкультуре.

Необходимость выпуска данного краткого справочника обусловлена тем, что в настоящее время в систему пенитенциарных учреждений приходит очень много новых молодых сотрудников, которым довольно затруднительно ориентироваться во всех этих непривычных для них понятиях, в системе взаимоотношений, складывающейся между администрациями пенитенциарных учреждений и осужденными и содержащимися под стражей, между самими осужденными и заключенными.

Ни в коей мере не ставя своей целью дать подробный анализ криминальной субкультуры, данный справочник призван помочь сотрудникам пенитенциарных учреждений хоть немного разобраться в таких явлениях как воровские и тюремные законы, общак, прописка и т. д.

Очевидно, что справочник будет полезен не только работникам пенитенциарных учреждений, но и другим категориям педагогов, психологам, социальным работникам, особенно работающим с молодежью.

Читайте также:  Почему мусульмане не хоронят покойников в гробу

Ведь не секрет, что наиболее восприимчивой частью нашего общества является молодежь, из которой, кстати, и рекрутируются новые члены различных преступных сообществ.

В силу своего возраста, присущей этому возрасту одновременно романтичности, максимализма и жестокости, молодежь является наиболее питательной средой для дальнейшего распространения криминальной субкультуры. И запретами здесь добиться ничего невозможно.

Достаточно вспомнить, как запрещали западные фильмы, музыку и т. д., что привело, в конце концов, к обратному результату — распространенность западной массовой культуры на сегодняшний день такова, что родной российской просто не видно.

Ни в коей мере не претендуя на истину в последней инстанции и даже не стараясь делать каких-то обобщающих выводов, целью этого справочника является попытка хоть какой-то систематизации отдельных пластов и элементов криминальной субкультуры.

Автор приносит свою благодарность ряду бывших и настоящих осужденных за их ценные замечания и оказанную помощь в составлении словаря уголовного жаргона, подбора наиболее распространенных татуировок, изречений и т. д.

Особая благодарность — ряду воспитанников Икшанской и Можайской воспитательно-трудовых колоний для несовершеннолетних, за их ценные замечания, советы и предложения, ряд которых использован в подготовке данного справочника.

ЧТО ТАКОЕ КРИМИНАЛЬНАЯ СУБКУЛЬТУРА?

Понятие криминальной субкультуры коротко можно сформулировать следующим образом: криминальная субкультура — это образ жизнедеятельности лиц, объединившихся в криминальные группы и придерживающихся определенных законов и традиций.

Безусловно, что асоциальные группы характеризуются размытостью моральных норм, жестокостью, утратой общечеловеческих качеств — жалости, сострадания, и т. д.

, отсутствием запретов на любую, в том числе и интимную информацию, половой распущенностью, низким уровнем развития и т. д.

Для асоциальной субкультуры характерны жестокость и обман, безжалостность и вымогательство, паразитизм и вандализм. Причем, зачастую это маскируется как справедливость, верность товариществу, долг перед “своими”.

Для криминальных групп характерна обязательность для ее членов соблюдения всех неформальных норм и правил; ослушники, как правило, подвергаются довольно жестким, а порой и жестоким, наказаниям.

Во многих группировках для ее членов организуются занятия силовыми видами спорта (в основном восточными единоборствами).

В последнее время для многих криминальных групп стало характерно создание довольно жесткого порядка управления (хотя и раньше слово преступного авторитета являлось законом).

Наличие или отсутствие криминальной субкультуры в том или ином коллективе (школе, спецшколе, спецПТУ, отряде ВТК и т. д.

) можно определить по следующим признакам: жесткая групповая иерархия (стратификация) — своеобразная табель о рангах (причем, наиболее ярко она проявляется в закрытых молодежных коллективах); обязательность следованию установленных норм и правил и в то же время наличие системы отдельных исключений для лиц, занимающих высшие ступени в преступной иерархии; наличие враждующих между собой группировок; физическая и психологическая изоляция некоторых членов сообщества (обиженных, опущенных); распространенность тюремной лирики; факты вымогательства (денег, продуктов питания, одежды и др.); использование в речи уголовного жаргона (арго); нанесение татуировок; симуляция, членовредительство; значительная распространенность фактов как насильственного, так и добровольного гомосексуализма (причем, занятие этим в активной форме не считается чем-то постыдным, тогда как пассивный партнер — всегда находится на самом низу иерархической лестницы со всеми вытекающими отсюда ограничениями, притеснениями, издевательствами, презрением и т. д.); появление отмеченных специальными знаками столов для обиженных, посуды и т. д.; повсеместная распространенность карточной игры «под интерес», т. е. с целью извлечения материальной или иной выгоды; наличие кличек; наличие так называемой прописки; отказ от участия в общественной жизни; отказ от работ по благоустройству, некоторых других работ; групповые нарушения; распространенность различных поделок (так называемый ширпотреб — крестики, ножи, браслеты, различного рода сувениры зачастую с тюремной символикой); некоторые другие.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=128194&p=11

Век воли не видать — МК

Еще в XIX веке кто-то мудрый додумался сеять среди каторжан не только доброе и вечное, но еще и обучать воров и душегубов грамоте и ремеслу. С тех пор на Руси так и повелось: многие получают вместе со справкой об освобождении аттестат зрелости, а то и диплом о специально-профессиональном образовании.

— По крайней мере так было. До этого года. Но сейчас систему профессионального и общеобразовательного обучения стараются ликвидировать, — говорит главный специалист ГУИН РФ по воспитательной работе с осужденными Валерий ЖИРНОВ.

— Много в зонах учится заключенных?

— Сейчас в исправительных учреждениях — 510 профучилищ, в них обучаются 82 тыс. человек. Все молодые: возраст от 14 до 30 лет. Но ежегодно в места заключения попадает около 200 тысяч осужденных, столько же выходит на свободу. Многие из них не имеют даже начального профессионального образования, единственное, что они хорошо умеют делать — это воровать или бить баклуши.

Что остается такому человеку без работы, без средств к существованию? Через какое-то время он примется за старое и вновь окажется на скамье подсудимых. Поэтому профессия для бывшего заключенного — это первый шаг к нормальной жизни. Часто в колонии приходят письма, в которых бывшие осужденные благодарят руководство, преподавателей.

Пишут, что нашли работу по специальности, а некоторые даже поступают в вуз.

— Обучение добровольное?

— Принуждать никого не приходится. Напротив, количество учебных мест ограничено, а желающих хоть отбавляй — время за колючей проволокой тянется долго, поэтому осужденные рады чем-нибудь себя занять.

— Почему же тогда принято решение о ликвидации профучилищ в исправительных учреждениях?

— Все, как всегда, упирается в финансы. На содержание подобных образовательных учреждений требуется 430 млн. в год. До 1990 года деньги выделял федеральный бюджет. Потом их перевели на содержание регионов. А те, в свою очередь, часть училищ отдали в ведомство муниципальных органов управления образования.

Таким образом, возникла трехуровневая система финансирования, и в результате — у семи нянек дитя без глазу… Пока закрыты только 9 профучилищ, но если вопрос с финансированием не будет урегулирован до конца года, то придется закрывать и остальные. Мы подготовили проект о передаче профучилищ в ИТК на баланс Минюста.

Надеюсь, что к нам прислушаются.

— Мало верится, что при нынешнем уровне безработицы для бывшего осужденного найдется работа на воле…

— Раньше бывшему зэку действительно было сложно трудоустроиться. А сейчас многие российские предприятия, приняв на работу бывших осужденных, получают налоговые льготы.

В прошлом году мы совместно с Министерством труда подготовили для каждого осужденного социальную карту, в которой указывается прописка, образование и профессия, по которой он хочет работать после освобождения.

С помощью службы занятости многим уже нашли работу.

Источник: https://www.mk.ru/editions/daily/article/2003/09/17/127187-vek-voli-ne-vidat.html

Василий Головачев — Век воли не видать

Василий Головачев

Век воли не видать

В уме своём я создал мир инойИ образов иных существованье,Я цепью их связал между собой…

М.Ю. Лермонтов

Ах, право, дьяволу бы заложила душу, чтобы только узнать, жив он или нет?

М. Булгаков. «Мастер и Маргарита»

Рана другому есть боль для вас.

Будда, V век до н.э.

Мы, следовательно, должны быть готовыми и к тому, что наше настоящее понимание Вселенной может оказаться неправильным…

Рудольф Альбрехт, учёный-физик

© Головачев В. В., 2014

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2014

С метафизической точки зрения нуль не является числом и не относится к миру чисел. Он – источник всех чисел, содержащий в себе числа как потенциальную возможность части отделиться от целого.

Метафизический нуль символизирует Абсолют, соединяющий в себе Дух и Материю. Такой нуль представляет всеобъемлющий круг с бесконечным радиусом, круг, «центр которого везде, а окружность нигде». Во взаимодействии с другими числами он либо увеличивает число на порядок, либо растворяет число до полного растворения в себе.

Нуль есть Тайна из Тайн, символ непроявленного мира, источник всех числовых ассоциаций, всех последующих проявлений форм и движений, синтез бесконечного пространства и вечного времени.

Нуль, в конце концов, символизирует смерть как состояние, в котором жизненные силы претерпевают трансформацию.

Следствием этих трансцендентных символютов является непроявленность нуль-формы, потенция, Великий Хаос и он же Великая Гармония, то, что древние философы понимали под словом «Навь». Как утверждал великий русский философ Николай Бердяев – это ungrund – безосновность, к которой не применимы категории Добра и Зла, бытия и небытия.

И, наконец, нуль олицетворяет собой Мир Начал без Форм, хаос – как океан творческих потенций и строительный материал Творений.

При этом нуль-форма – это не пустота, не вакуум, не отсутствие «всякого присутствия», это равновесие, врата перехода меж проявленным и непроявленным, хотя и в нём, как оказалось, спонтанно возникают и сохраняются какое-то исчезающе малое время некие структуры, виртуальные острова, воспринимаемые попадающими туда душами как «миры ада» или «миры рая» со своими специфическими псевдозаконами и движением.

  • Прохор-11 безмерно удивился, когда он с «прицепом» душ Прохора-2, Усти и Юстины вывалился на твёрдую – по ощущениям – поверхность такого острова.
  • Но прежде он пережил настоящую бурю эмоций, когда Прохор-первый запустил их «пси-ладью» с помощью Оси Прави в «числомир нуля», добавив на прощание:
  • «Делайте то, что делали всегда, переходя из мира в мир, но сначала найдите в себе веру в достижимость цели».
  • Сияние снизошло на них с Оси Прави, сияние тысяч людей, собравшихся проводить формонавтов через смерть к жизни, обняло четвёрку душ, и перед ними распахнулась небывалая ночь…

Раньше Прохор опасался, что информпакет под названием ПСС или «психосоматическая система», которую люди именовали индивидуальным сознанием-переживанием, а также личностью и душой, без плоти ничего чувствовать не сможет, а тем более не сможет видеть окружающее, разговаривать и вообще мыслить.

Но он ошибался.

Память хранила всю информацию об организме, и поэтому поступающие извне сигналы, полевые всплески, электромагнитные импульсы и «шевеления» пространства попадали внутрь пси-сферы и пропускались через «виртуальные структуры» ощущений так, будто он при переходе между числомирами имел тело.

Первое время, переходя из головы одного «родича» по трансперсональной линии в голову другого, Прохор судорожно искал замену рукам и ногам, глазам и рту, пока не научился пересекать мембраны перехода, как человек пересекает границу между полем и лесом.

Однако, нырнув в Нуль-мир, он оказался в пространстве, которое не смог бы описать словами. Оно представляло собой сочетание несочетаемого, композицию противоположных качеств, кипящее нечто, невообразимо сложное и потому почти не улавливаемое сознанием.

Прыжок в Нуль-мир (о русской Нави мысли пришли позже) окунул «кластер душ» формонавтов в «сияющую тьму», сменившуюся через мгновение полным мраком. Затем ощущения стали меняться с калейдоскопической быстротой.

  1. Послышался свист ветра…
  2. Мимо понеслись слои искрящегося тумана…
  3. Повеяло странным холодом, от которого начали замерзать виртуальные руки-ноги, нос-уши, затрещали волосы…
  4. Холод сменился усиливающейся жарой, «кожа на теле» стала трескаться, дымиться, гореть…
  5. Вскрикнула Устя… или Юстина… не разберёшь…
  6. Прохор-второй начал «ворочаться», и одиннадцатому, взявшему на себя обязанности «водителя», пришлось прикрикнуть:

«Держитесь за меня крепче! Сосредоточьтесь на поисках выхода!»

«Назад?» – понял его по-своему Прохор-второй.

«Назад дороги нет! Только вперёд! Вспомните, о чём предупреждал Прохор-первый: мы живы, пока мы вместе и нацелены выжить! Отколовшийся растворится в Нуле!»

  • «Мы помним», – донеслись ответы подруг.
  • «Кластер душ» сжался теснее, продолжая лететь с бешеной скоростью сквозь небывалое, непостижимое пространство хаоса, воспринимаемое как невероятной глубины бездна, заполненное тем, что невозможно ни представить, ни выразить словесно, нестись, как снаряд сквозь дождливую ненастную ночь…
  • Время «полёта» не ощущалось вовсе, ощущалось только странное движение – без каких-либо ориентиров, хотя воображение иногда пыталось пристегнуть к этому состоянию свои оценки и человеческие переживания.
  • Пронеслись над слоистыми облаками неизвестно чего… Пронзили гору света и долго скользили сквозь сетчатый тоннель с убегающими в бесконечность стенами…
  • Потом мимо помчались вереницы чёрных крестов на призрачно светящемся холмистом поле – ни дать ни взять старинное кладбище…
  • Кресты сменились шипастыми обелисками, те в свою очередь – зарослями гигантского репейника, образовавшего некую колючую структуру, сквозь которую с неслышимым треском и гулом летела «ладья танатонавтов»…
  • Все эти видения являлись результатом включившегося воображения, возбуждённой психики, усиленно работающей фантазии, и Прохор это понимал, но всё равно с любопытством осматривался и ждал появления новых псевдоструктур, называемых академиком Бурлюком квазиустойчивыми нематериальными резонансами.
  • «Ладья душ» формонавтов с ходу влетела в мятущиеся языки пламени, способные сжечь целую планету!
Читайте также:  Как на руси «женили» умерших незамужних девушек

Источник: https://nice-books.ru/books/fantastika-i-fjentezi/nauchnaja-fantastika/52005-vasilii-golovachev-vek-voli-ne-vidat.html

Век воли не видать русскому языку, или почему мы разговариваем на языке тюрем и лагерей

Опубликовано на портале: 06-08-2004

Андрей Трушкин

Директор школы.
1993. 
№ 4.
С. 76-80. 
Найти в словарях Economicus Дело было вечером, делать было нечего. Две компании ребят со вполне определенными намерениями двинулись к коммерческому киоску. — Ну чё, мужики, — говорили в первой группе. — У кого бабок можно надыбить на пузырь водяры? Да чё тут базарить, в натуре, скинулись по штуке и затарились… — Хей, гайз, — «спикали» во второй «команде». — Мэйк анибади «капусты» на боттл? Очень дринкинг хочется… Продавец в винной палатке все слышал и тут же приготовил товар. Он-то прекрасно знал, что сегодня для успеха коммерческой деятельности нужно уметь не только отличать мексиканские доллары от монгольских тугриков, но и находить общий язык с покупателями. А он у них, ох, какой разный! По сути все мы в нашей языковой среде немного полиглоты. Помимо единого матерного пространства, связывающего бывшие республики СССР гораздо крепче, чем единая денежная единица, мы обладаем еще и множеством миниареалов, в которых русский предстает в самых разных видах.

Примерно процентов на тридцать наш обыденный треп состоит из жаргона тюрем и лагерей. В этом мы страна уникальная. Нигде, кроме, возможно Австралии — бывшей ссыльной колонии для английских каторжников — народ не говорит на языке воров, убийц и проституток.

Молодежь как зеркало российской словесности

Дело было вечером, делать было нечего. Две компании ребят со вполне определенными намерениями двинулись к коммерческому киоску.
— Ну чё, мужики, — говорили в первой группе. — У кого бабок можно надыбить на пузырь водяры? Да чё тут базарить, в натуре, скинулись по штуке и затарились…
— Хей, гайз, — «спикали» во второй «команде». — Мэйк анибади «капусты» на боттл? Очень дринкинг хочется…

Продавец в винной палатке все слышал и тут же приготовил товар. Он-то прекрасно знал, что сегодня для успеха коммерческой деятельности нужно уметь не только отличать мексиканские доллары от монгольских тугриков, но и находить общий язык с покупателями.

А он у них, ох, какой разный!
По сути все мы в нашей языковой среде немного полиглоты.

Помимо единого матерного пространства, связывающего бывшие республики СССР гораздо крепче, чем единая денежная единица, мы обладаем еще и множеством миниареалов, в которых русский предстает в самых разных видах.

Примерно процентов на тридцать наш обыденный треп состоит из жаргона тюрем и лагерей. В этом мы страна уникальная. Нигде, кроме, возможно Австралии — бывшей ссыльной колонии для английских каторжников — народ не говорит на языке воров, убийц и проституток.

Такое утверждение может показаться спорным, Чтобы развеять сомнения скептиков приведу небольшой тест.

Попробуйте из следующего ряда слов, которыми мы часто пользуемся в быту, выбрать те, что принадлежат классическому языку и те, что являются достоянием «блатной музыки»: атас, бабки /деньги/, бухарик, взять /арестовать/, геморрой /неудача/, дать в лапу, деляга, динамить, дурка, жучок, забуреть, завязать /закончить/, звонить /врать/, заложить /выдать/, затариться, кантоваться, капелла /группа/, кемарить, карифан, кодла, кусок или штука /тысяча рублей/, лепить горбатого, лох, маза, менты, надыбить, наколоть /обмануть/, облом /неудача/, падла, повязать /арестовать/, понт, проходняк, свистеть /врать/, свой в доску, сесть на иглу, сидеть от звонка до звонка, спелись /сговорились/, стоять на шухере, стырить, таранить /нести/, толкнуть /продать/, фиксатый, фраер, умат, хай /крик/, хата /квартира/, шестерка /прислужник/, шмон.

Невероятно, но факт — все это из воровского жаргона. Кстати, далеко не весь словарный запас нарушителей закона остался в «зоне».

Типично преступные «легавый», «барыга» «калым» /левый заработок/, «кранты», «липа», «манатки», «шмотки», «фарт», «расколоться» /на допросе/, «стукач», «туфта», «шпана», и т.д.

уже вполне официально прописались в академических словарях, равно как и в жислни обычных, ничем не скомпрометировавших себя перед Уголовным кодексом граждан.

Вторая часть нашего языка — англицизмы и американизмы. Речь идет о «плеерах», «ваучерах», «тинейджерах»… Пока еще заокеанские слова не имеют у нас такой вес, как воровские, но их становится все больше — это очевидно.

В результате наш язык превратился в странный коктейль, в котором в причудливом беспорядке перемешан лексикон Пушкина, английской королевы Елизаветы, негров Гарлема и бывших советских уголовников.

Как же это вышло и что из этого следует?

ПОЧЕМУ ЛЕВ ТОЛСТОЙ «БОТАЛ ПО ФЕНЕ»?

Первый сильный натиск со стороны русский язык испытал во время монголо-татарского нашествия. Вторая волна иноземных слов хлынула с берегов Голландии и других европейских государств во времена Петра Первого. Академией наук е «Словарь иностранных слов, вошедших в русский язык в эпоху Петра Великого» было включено свыше трех тысяч новых для тогдашних времен понятий.

Третье нашествие — французское, подробно описано в «Войне и мире». В обиходе персонаже? романа сразу четыре языка: литературный, светский, простонародный, церковный. Русский писатель Лев Толстой свою эпопею просто вынужден был начать по-французски во многом потому, что в описываемое им время в светских салонах само? модной «феней» был язык обитателей Парижа г Руана.

В то же время развивался и предшественник бывшего воровского жаргона — современного русского разговорного языка. Многие исследователе считают, что праотцами языка тюрем и лагерей стали офени — бродячие торговцы. Их узкопрофессиональный лексикон воры обогатили словами из арго моряков, особого диалекта русских нищих и купцов.

Языки разных слов населения России почти не пересекались пока все не смешалось в доме Романовых с приходом первой мировой войны. Когда в окопах рядом оказались аристократы и мужики, началось взаимопроникновение двух культур — салонной и простонародной.

Вихрь революции порядочно излохматил и огрубил язык. А уж плавный переход на «блатную музыку» наша страна осуществила в эпоху сталинских лагерей.

Столкновение двух родов русского языка было похоже на падение купеческого, крепкосбитого тяжелого комода на изящный, инкрустированный слоновой костью, столик из дамского будуара.

Хрясь! — и нет столика! Хрясь — и нет будуара! Хрясь! — и нет «дам», остались только гражданки, телки и чувихи.

Конечно, кроме субъективных /кто его знает, может быть Сталину, плотно общавшемуся с преступной средой, и нравился язык «социально близких» мокрушников и медвежатников /есть причины и объективные. Не знаю присутствует ли в лингвистике такое понятие как «усталость языка», но в жизни оно существует.

Когда Россия по уровню цивилизации стала отставать от Европы, Пушкин вынужден был заметить: «панталоны, фрак, жилет, всех этих слов на русском нет; …

мой бедный слог пестреть гораздо б меньше мог иноплеменными словами, хоть и заглядывал я встарь в Академический Словарь», а Герцен, рассказывая про своего отца, добавлял: когда он воспитывался, европейская цивилизация была еще так нова в России, что быть образованным значило быть наименее русским.

Теперь же, чтобы быть в гуще жизни нужно, увы, как и в 1918 году, бросать свои интеллигентские штучки и «ботать по фене».
Солидная часть Уголовного кодекса легализовалась в жизни и, естественно, нам потребовались новые слова, чтобы отражать новые в нашей повседневной жизни явления. Если раньше не было ростовщичества, то теперь оно есть — в любом банке.

Следовательно, перешли в активный оборот «дивиденды» /слово с респектабельным оттенком/, а вот с легализацией валютчиков пошли в тираж «баксы» и «капуста», отдающие знаменитой фразой «твое место у параши». Спокойно стали бродить по гостиницам проститутки и тут же активизировалось слово «клиент» и американцев московские школьницы стали называть «стейтсы», а финнов — «финики».

Все эти факты вынуждают меня сделать первый, может быть банальный, но очень важный вывод:
язык есть отражение нашей жизни — общественной и личной. Жизнь страшная и корявая и язык соответственный.

СИЖУ ЗА РЕШЕТКОЙ ПОЭТ МОЛОДОЙ…

«В деревне около рек и лесов до сих пор язык творится, каждое мгновение создавая слова, которые то умирают, то получают право бессмертия», — писал поэт Хлебников. Думаю, эта цитата актуальна и теперь, если слово «деревня» заменить на «тюрьма» или «Нью-Йорк».

«Человек творящий», что был мечтой русских писателей, поэтов, музыкантов и художников, увы, к концу 20 столетия пока не состоялся. Новые слова, снискавшие симпатии народа, часто рождались в творчестве мастерских писателей и поэтов. «Головотяпы» появились стараниями Салтыкова-Щедрина, «бездарей» придумал Игорь Северянин.

О социальном происхождении крестных отцов слова «ханыга», думаю, сомнений нет.

Поразительное творческое бессилие хорошо иллюстрирует наша увядшая сатирическая эстрада, вырождение политического анекдота и все больший крен в сторону англо-блатного жаргона.

Образное мышление преступников сказалось в данный момент куда сильнее производных интеллекта цивильных русских людей, которыми когда-то восхищался Лев Толстой: русский мужик уж припечатает, так припечатает! Говорю это без скрытой иронии: «творческая интеллигенция», восседающая на нарах, может быть не так образованна, как «вольные», зато куда более наблюдательна и раскованна. Грубый, но яркий и сочный язык вторгается в нашу жизнь. Он свеж и в этом его огромное преимущество. Вот лишь несколько слов и выражений из «блатной музыки» шестидесятых — семидесятых: ДЕСАНТНИК — вор, сбрасывающий груз с открытой грузовой машины, ЗАХАРЧОВАННЫЙ ЧУВАН — выдающий себя за вора, ЗДРЮЧИТЬ КЛИФТ — снять пиджак, ЗОНТ — кража через пролом в потолке, ИГРАТЬ НА РОЯЛЕ — снятие отпечатков пальцев, ЛОПАТНИК НА ПЕРЕЛОМЕ — процесс выуживания кошелька из кармана, МАШКА ЩЕКОТНУЛАСЬ — жертва /женщина/ заметила, что ее обкрадывают, НЫРЯТЬ — воровать без намеченного плана, ПАРИЖАНИН — сельчанин, ПИХАЛЬЩИК — футболист, ПОДВАЛ — метро, ПОЗДРАВИТЬ С ДОБРЫМ УТРОМ — обокрасть утром, РАЗЦОКАТЬ ДУРКУ — обшарить кошелку, хозяйственную сумку, СУНДУК — клиент, ХОДИТЬ НА ОГОНЕК — красть из квартир, где нет света, ФРЕЙ-ФЕЯ — гордый человек, ПОСТАВИТЬ ШЕЙНЫЙ ПЛАСТЫРЬ — стукнуть по шее, ЩУПАТЬ НОГИ -готовиться к побегу…
Не правда ли, что-то знакомое чудится в этих словах? Где-то мы их уже слышали… Они уже у порога, войдут и позволения не попросят. А как же быть с тем полузабытым тинейджерским языком, в коем сладость итальянского, ясность латинского и т.д.? Корней Чуковский в своей книге, посвященной нашему лексикону «Живой как жизнь» пишет: «чтобы добиться чистоты языка, нужно биться за чистоту человеческих чувств и мыслей». Словами тут добавить нечего. Только делом.

Кодировка UTF-8 Кодировка WIN-1251 Кодировка KOI8-R /text/biblio/18632267/bib /text/biblio/18632267/ris

Источник: http://ecsocman.hse.ru/text/18632267/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector