Зачем большевики хотели поставить памятник люциферу

Похоже, москвичи так и не определились, что же делать с памятником Петру I работы Зураба Церетели.

Предложения торжественно развалить этот монумент высотой 98 метров натолкнулись на протесты тех, кто напомнил, что в цивилизованных странах разрушать памятники  не принято.

Высказывалось также мнение перенести этот чудовищный монумент куда-нибудь с глаз долой, но оно тоже не нашло поддержки.

Зачем большевики хотели поставить памятник Люциферу

Вообще примерно с XI века скульптурные изображения людей на Руси было принято именовать болванами, языческими идолами. Ведь когда-то им поклонялись как божествам. Летопись свидетельствует: «Нача къняжити Володимер в Кыеве един.

И постави кумиры на хълме: Перуна древяна, а главу его сьребряну, а yс злат, и Хърса, и Дажьбога, и Стрибога, и Семарьгла, и Макошь». Целый сонм богов — на все случаи жизни.

Однако, решив принять христианство, Владимир «повеле кумиры испроврещи, а другия огневи предати», так как в Библии насчет болванов есть недвусмысленная заповедь: «Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху и что на земле внизу… Не поклоняйся им и не служи им».

Вплоть до XIX века в Киеве, Новгороде и Москве значительные исторические события увековечивались строительством церквей, соборов, часовен, основанием монастырей.
Что касается Европы, то там в эпоху Просвещения возродились традиции Древней Греции и Рима ставить памятники по малейшему поводу, причем всем и каждому.

История сохранила легенду о том, как однажды римляне с ужасом обнаружили, что сенатору Катону-старшему памятник не возведен.

Они собрались было это сделать, но сенатор их остановил: «Я предпочитаю, чтобы вы спрашивали друг друга: «Почему не воздвигнут памятник Катону?», нежели недоумевали: «Зачем ему поставили памятник?»
Нечто подобное произошло уже в XIX веке, когда магистрат итальянского городка Пезаро решил установить памятник великому Россини.
— А сколько будет стоить эта статуя? — осведомился маэстро.
— 20 тысяч лир.
— Господа, лучше отдайте эти деньги мне. Уверяю вас, за такую сумму я и сам охотно постою вместо памятника.

В России моду на монументы ввела Екатерина II. 7 августа 1782 года в Санкт-Петербурге был открыт памятник Петру I. Этот день следует считать началом эпохи монументальной пропаганды, поскольку памятник был заведомо лжив.

Зачем большевики хотели поставить памятник Люциферу

По античным канонам, если конь поставлен на дыбы, значит, всадник погиб на поле боя, а если у коня поднята передняя нога, стало быть, всадник скончался от ран. Но Петр, насколько известно, умер в собственной постели да вдобавок, если верить историкам, от нехорошей болезни.

Зачем же поставили коня на дыбы? Чтобы в памяти народной император остался похожим не на кого-нибудь, а на святого Георгия Победоносца, каким тот изображался на иконах.
Конечно, далеко не все дореволюционные монументы были столь вызывающими.

Этого нельзя сказать, например, об опекушинском памятнике Пушкину, однако в конце XIX века (монумент был установлен в 1880 году) очень многие весьма образованные люди считали, что загаженный голубями «пампуш» никак не может олицетворять великого поэта.

К тому же кто как не Пушкин считал, что он не нуждается в бронзе:
Я памятник себе воздвиг нерукотворный,

К нему не зарастет народная тропа.

Зачем большевики хотели поставить памятник Люциферу

После 1917 года сооружение памятников стало делом государственным. Подготовленный Лениным и Луначарским план монументальной пропаганды предусматривал снос памятников «в честь царей и их слуг» и возведение монументов в память «революционеров и прогрессивных деятелей культуры всех времен и народов».

Однако исполнение категорического приказа «снять безобразных истуканов деятелей реакции в двухнедельный срок» растянулось на полгода. Процесс разрушения был не для слабонервных.

Император Александр III, восседавший на троне возле храма Христа Спасителя, по конструкции не отличался от куклы Барби: к телу крепились штаны, жилетка и мантия, сняв которые рабочие испытали шок, обнаружив бронзовый зад монарха. Голову от туловища им удалось отвинтить только на следующий день.

Зачем большевики хотели поставить памятник Люциферу

Также были снесены памятники Александру II, Николаю I, а вот Медного всадника не тронули, подтвердив догадку Максимилиана Волошина о том, что Петр был первым большевиком. Впрочем, сами большевики в ту пору еще решали, на кого равняться.

В 1918 году в городе Свияжске они всерьез намеревались установить памятник Люциферу, но, посчитав его фигуру несовместимой с материалистическим мировоззрением, обратились к образу Каина. Однако этот библейский антигерой был признан исторически недостоверным.

В итоге решили поставить памятник Иуде Искариоту в знак признания его революционных заслуг.

Датский писатель Хенниг Келер вспоминал об этом: «Когда настал момент открытия памятника и покров упал к ногам присутствовавших, их взорам открылась буро-красная гипсовая фигура человека — больше натуральной величины с искаженным, обращенным к небу лицом, судорожно срывающего с шеи веревку».

Зачем большевики хотели поставить памятник Люциферу

Революционные монументы лепили наспех, а потому они быстро разрушались. Так, например, памятник «товарищу Радищеву» в Петрограде упал через три месяца после торжественного открытия.

Однако обелиск, установленный на месте, где некогда находился памятник «прислужнику царизма» генералу Скобелеву, вопреки ожиданиям обывателей, так никого и не задавил. По словам Луначарского, он символизировал стремление пролетариата ввысь, однако москвичи между собой называли обелиск «мечтой импотента».

Маркса и Энгельса, которые были установлены на Театральной площади, острословы прозвали «московскими купальщиками» — сам Луначарский сетовал, что основатели марксизма выглядят «словно высовывающимися из большой ванны».

Потом основоположников разделили: Маркс остался на месте, а Энгельса отправили на Кропоткинскую площадь, отчего москвичи и гости столицы почитали его за идеолога анархизма. Новый образ Маркса тоже породил множество шуток. Фаина Раневская называла его «холодильником с бородой».

Зачем большевики хотели поставить памятник Люциферу

  • Шедевр Мартоса (первый памятник, появившийся в Москве) всего лишь передвинули из центра Красной площади к собору Василия Блаженного. А могли бы пустить в переплавку, ведь на прежнем месте Минин, указывая точно на Мавзолей и на занятый большевиками Кремль, жаловался Пожарскому:
    Смотри-ка, князь, какая мразь
  • В стенах кремлевских завелась!

Зачем большевики хотели поставить памятник Люциферу

Пушкина тоже передвинули, поставив на место колокольни Страстного монастыря, которую по такому случаю снесли. Это считалось за правило — там, где сносились храмы и церкви, немедленно устанавливались памятники. В Кремле на месте разрушенного монумента Александру II Ленин хотел непременно поставить памятник Льву Толстому. Но этим надеждам вождя не суждено было сбыться.

После его смерти началась другая эпоха, в которой ему довелось играть роль главного «болвана». На то местечко, которое Ленин присмотрел для Толстого, усадили самого вождя.
Поначалу памятники Ленину изображали вождя каким он был на самом деле — неказистым интеллигентом наподобие Свердлова. А вот постаменты использовали старые. Получалось не очень убедительно.

Например, в Костроме щуплого вождя поставили на огромный пьедестал, на который когда-то предполагалось водрузить величественный монумент в честь трехсотлетия дома Романовых. На фоне монументального гранитного подножия с венками и нишами для икон фигурка вождя совсем потерялась.

Когда советские экскурсоводы патетически рассказывали о том, как «символ нового времени попирает символ прогнившего царского режима», слушателям трудно было удержаться от смеха.

Зачем большевики хотели поставить памятник Люциферу

Но на новых памятниках вождь очень скоро приобрел монументальность, то есть ощутимо подрос и поправился. Но случались и другие накладки. В Минске Ленина умудрились одеть в женское пальто. В Днепропетровске бронзовую статую вождя пролетариата установили на пьедестал, после чего обнаружили, что на темечке Ильича зияет большая трещина. Заваривать ее не решились.

По-быстрому отлили вождю бронзовую кепку, торжественно водрузив ее на треснутую лысину. И все бы ничего, но в руке у Ленина уже была одна кепка. Рассказывают, что на церемонии открытия памятника секретарь обкома невозмутимо пояснял: «На голове у Ильича кепка собственная, а в руке он держит головной убор питерского рабочего».

Проблемы были также с ориентацией вождя в пространстве. В Курске Ленина поставили так, что его рука прямиком указывала на ресторан «Центральный». В Барнауле Ильич направлял народ в гастроном. Однажды шутники повесили вождю на руку авоську с пустыми бутылками, так весь город покатывался от смеха. Подшучивали не только над ленинскими монументами.

У Томского университета, например, был установлен памятник Куйбышеву. Он некогда учился в этом университете, но был отчислен. Как в народе стали называть этот мемориал? Правильно, памятником отчисленному студенту. А в Днепропетровске  есть памятник Максиму Горькому — писатель задумчиво сидит на камне, положив руки на колени.

Но кому-то показалось, что он сидит на горшке, и теперь заботливые студенты, проходя мимо, обязательно засовывают в руку Горького газетку.

Такова судьба всех каменных и бронзовых изваяний, причем не только прошлого, но и настоящего. Совсем недавно на крутом волжском берегу близ города Тольятти была воздвигнута самая высокая в Европе конная статуя. На поднебесном постаменте красуется отлитый в бронзе граф Татищев.

Поза графа, как и полагается, надменна, выражение лица брезгливо, правая рука двумя оттопыренными пальцами небрежно машет в сторону ближайших людских поселений. Граф — он и есть граф, что с него взять. Казалось бы, тольяттинцам теперь есть чем гордиться, ведь переплюнули даже Санкт-Петербург с его Медным всадником.

Однако за величественным монументом в народе прочно закрепилось название «Еще два пива за тот столик».

Зачем большевики хотели поставить памятник Люциферу

Но самое неприятное заключается в том, что времена меняются, в связи с чем приходится устанавливать новые памятники. В одном ташкентском сквере.

например, за 80 лет сменилось шесть памятников: «покорителю Средней Азии» генералу фон Кауфману, «Освобожденному труду», десятилетию Октября, Сталину, Марксу и, наконец, Тамерлану.

Древние римляне в этом отношении поступали мудро — они отвинчивали на монументе императору старую голову и водружали новую. Получалось дешево и практично. Не воспользоваться ли нам этим опытом? Памятник будет выглядеть примерно так:

Зачем большевики хотели поставить памятник Люциферу

Если в правую руку президента вложить iPhone, то монумент можно будет назвать: «Курсом на модернизацию!» Когда сменится президент, Зураб Церетели отвинтит старые и прикрутит новые атрибуты. Он насчет этого большой мастер.

Источник: https://evgknyaginin.wordpress.com/2011/01/16/87/

Заветам Ленина верны: почему не надо сносить памятники революционным деятелям

Споры о том, следует ли сохранять памятники революционным деятелям или же их нужно убрать с глаз долой, имеют обыкновение превращаться в споры условных коммунистов с условными антикоммунистами. Александр Кравецкий попытался с антикоммунистических позиций защитить памятники революционным деятелям.

Окружающие нас здания, скульптуры, названия улиц, площадей, гор и долин выполняют роль своеобразных «напоминалок», за которые цепляется память.

В Священном Писании мы находим массу примеров того, как после важного происшествия долина или гора получают новое имя. Так, праотец Иаков дал месту, где он бился с ангелом, имя Пенуэл (евр.

‘лик Божий’), «ибо, говорил он, я видел Бога лицом к лицу» (Быт. 32, 30).

Для того чтобы формировать вокруг себя пространство памяти, люди готовы прилагать значительные усилия. Триумфальные арки и монументы, курганы, мавзолеи, памятные надписи, стелы, храмы-памятники – всеми этими способами люди создают «узелки на память».

Предполагается, что, оказавшись рядом, дед расскажет внуку о том, что эта арка была построена в память о древней победе, а стоящий на пьедестале брутальный всадник является основателем города. С течением времени памятник может обрастать новыми смыслами.

Так, например, после появления пушкинского «Медного всадника» памятник Петру I стал не только памятником царю-преобразователю, но и напоминанием о людях, судьбы которых были растоптаны в процессе строительства Империи.

Такие переосмысления – нормальная часть жизни памятников, и их создателям не дано предугадать, какой новый смысл вложат в их творения потомки.

В истории народов бывают эпохи, когда они пытаются обнулить свое прошлое и начать жить заново. Для народов Европы это обычно бывало связано с принятием христианства.

А поскольку в большинстве случаев новая жизнь начинается на прежнем месте, украшенном старыми символами и памятниками, творцам новой жизни приходится решать, что же с этими символами и памятниками делать.

Здесь все могло происходить по разным сценариям.

Зачем большевики хотели поставить памятник Люциферу

Maria Komarova /flickr.com

Европейские народы просто продолжали жить в старых античных городах, разбирая их ради строительного камня, перестраивая, но не ставя перед собой специальной задачи что-либо разрушить. В итоге новые сооружения вбирали в себя обломки старых и крипты средневековых храмов украшались бесчисленными головами античных скульптур.

В некоторых случаях символы поверженной культуры специально использовали для демонстрации того, что к прошлому нет возврата. Так, например, в знаменитой константинопольской цистерне в качестве основы одной из колонн использована перевернутая голова Медузы Горгоны.

Куда более радикальный сценарий выбрал креститель Руси князь Владимир, физически уничтожив языческих идолов и начав строительство нового культурного пространства с чистого листа.

Правда, справедливости ради следует сказать, что, сбрасывая идолов в Днепр, князь Владимир разрушал не древнюю традицию, а неудачный результат собственных духовных поисков. Согласно летописному рассказу, киевский языческий пантеон был создан тем же князем Владимиром всего лишь за 10 лет до того, как он принял христианство.

Жизнь с чистого листа

В истории России периодически наступают эпохи, когда правители или общество решают, что теперь все пойдет по-другому и с ближайшего понедельника история будет писаться заново.

Например, Петр I, резко изменив уклад жизни, всячески декларировал начало новой эпохи и новой истории.

Но наиболее последовательными были в этом отношении большевики, которые уже в 1918 году составили программу разрушения старых памятников и строительства новых.

Декрет Совета народных комиссаров «О памятниках Республики» содержал исчерпывающую программу строительства нового символического пространства.

Для начала этот документ требовал уничтожить памятники, «воздвигнутые в честь царей и их слуг». После уничтожения неугодных памятников следовало установить новые, не противоречащие господствующей идеологии. Предлагалось также дать улицам и площадям новые имена, которые отражали бы «идеи и чувства революционной трудовой России».

Читайте также:  Почему мужчины в китае носили косы

Декрет «О памятниках Республики» может быть универсальной инструкцией для всех борцов за новое прошлое. Замените «царей и слуг» на «большевистских палачей», и у вас получится готовая инструкция по декоммунизации.

Зачем большевики хотели поставить памятник Люциферу

Церемония открытия восстановленного памятника великому князю Сергею Александровичу, 4 мая 2017 г./ru.wikipedia.org

Первым памятником, уничтоженным в соответствии с этим декретом, стал крест на месте убийства великого князя Сергея Александровича. Памятный крест, выполненный по эскизам В.М.

Васнецова, был снесен во время коммунистического субботника, в котором лично участвовал В.И.Ленин. И вскоре перед Александровским садом торжественно открыли памятник Ивану Каляеву, убийце великого князя.

Затем снесли памятники Александру II, Александру III, герою Русско-турецкой войны М.Д.Скобелеву.

Зато появились памятники К.Марксу, Ф.Энгельсу, А.Н.Радищеву, Робеспьеру, И.С.Никитину, Т.Г.Шевченко, С.Н.Халтурину, С.Л.Перовской, Жану Жоресу и многие другие.

Таким образом, жители новой коммунистической России должны были жить в пространстве, в котором не было бы объектов, напоминающих о царях, их слугах и прочих нежелательных личностях.

Память должна была цепляться лишь за то, что вписывалось в официальную идеологию.

Взорвать памятник – дело нехитрое, но ведь физическое уничтожение далеко не всегда ведет к забвению. Неожиданно выяснилось, что отсутствие объекта на привычном месте само по себе является мощным напоминанием о том, что здесь находилось прежде.

Я очень отчетливо почувствовал это, когда ребенком ходил в бассейн «Москва», находящийся на месте Храма Христа Спасителя. О том, что на этом месте был храм, я слышал постоянно. Всегда находился кто-то, кто спешил рассказать мне об этом.

Чаще всего незнакомый добрый дядя спрашивал, знаю ли я, почему бассейн круглый, и объяснял, что это потому, что он построен на месте храма.

Зачем большевики хотели поставить памятник Люциферу

Так выглядела бы сегодня Москва, если бы проект Дворца советов все-таки реализовали./stroi.mos.ru

При этом про Дворец советов, который начинали строить на этом месте, не вспоминал никто. Таким образом, большевистский эксперимент продемонстрировал неэффективность глобальной зачистки пространства памяти.

Сейчас мне иногда кажется, что восстановление храма вычеркнуло из памяти москвичей какое-то очень важное знание о своем прошлом. Я был вполне советским ребенком, но прекрасно знал, что на месте бассейна «Москва» был храм, который взорвали.

Мои дети видели, как на месте бассейна строят храм. А вот мои внуки будут твердо знать, что храм здесь стоял всегда.

И как я теперь буду им рассказывать про взорванные большевиками храмы? Мои рассказы будут противоречить их опыту, и им будет очень легко поверить легендам о том, что в СССР не было гонений на Церковь.  

Заветам Ленина верны

Когда идеология вновь изменилась, случилась странная вещь. Ленинский план монументальной пропаганды, предписывающий снести памятники «неправильным» героям и увековечить других «правильных» героев, вновь овладел умами.

Если большевики пытались исключить из городского пространства упоминание обо всем, что противоречит их учению, то борцы с большевизмом поспешили сделать то же самое. Изменился лишь объект зачистки. Уничтожение памятников казалось простым способом вновь начать жизнь с чистого листа, сделать вид, что 70 социалистических лет в истории нашей страны не было.

В свете неудачной большевистской попытки перекроить пространство памяти, нынешние призывы распрощаться с Лениным кажутся каким-то фарсом.

Неужели опыт большевиков не продемонстрировал, что физическое уничтожение памятника не ведет к забвению? Неужели сторонники сноса памятников действительно верят, что та система ценностей, которую они хотят увековечить, создавая новое мемориальное пространство, будет жить до конца времен? Неужели они не понимают, что сменится поколение и их дети снесут памятники, которые построили родители?

Зачем большевики хотели поставить памятник Люциферу

ddqhu/flickr.com

Шансов, что произойдет иначе, нет.

Вся культура России Нового времени реализует одну и ту же схему: подросшие дети, выйдя из-под родительского гнета и вступив в возраст активного действия, «сбрасывают с корабля современности» все, чему их учили родители, считают свои политические и художественные пристрастия абсолютными и начинают навязывать их сначала собственным детям, а затем и всему обществу.

Понятно, что памятники и городская топонимика оказываются теми объектами, которые подросшие дети перекраивают в соответствии со своими представлениями о правильной вечности. На месте свергнутых памятных знаков быстро вырастают новые. При этом художественные достоинства новых памятников часто оказываются весьма сомнительными. Да и по части содержания немало претензий.

Как вам, например, стоящее в городе Ярославле скульптурное изображение Пресвятой Троицы, воспроизводящее икону Андрея Рублева? К скульптуре приезжают новобрачные и бросают в чашу монетку. Считается, что если монетка достигает цели, то брак будет счастливым.

Даже если не касаться таких вот экзотических композиций, придется признать, что идея установления памятников святым для России не является бесспорной. Мы все прекрасно знаем, с каким недоверием у нас всегда относились к храмовой скульптуре. Скульптурные изображения ассоциировались скорее с языческими идолами и имперскими культами, чем с христианскими святыми.

Зачем большевики хотели поставить памятник Люциферу

Бюст Ленина в киевском метрополитене был закрыт дополнительной стеной в 2014 г. (spoilt.exile /flickr.com)

Если же добавить сюда эстетические претензии, которые вызывают многие новые монументы, становится понятно, что для следующей волны памятникопада нужно лишь дождаться смены поколений.

Новые разрушители могут оказаться воинствующими атеистами, сражающимися с «религиозным дурманом», а могут – неуемными ревнителями православия, видящими в скульптуре, например, экспансию католицизма. Но жажда разрушения будет двигать и теми, и другими.

И единственный способ остановить эти будущие волны разрушений – это остановиться самим. Остановиться здесь и сейчас.

Признаюсь, что, выступая в защиту памятников революционным деятелям, я чувствую себя очень неуютно. Симпатий к коммунистическим идеям я не питаю и в защите советских памятников вижу, как это ни парадоксально, форму борьбы с большевистским наследием. Мне категорически не нравится «Ленинский план монументальной пропаганды», призывающий искоренить память о прошлом при помощи тротиловых шашек.

Альтернативой такой насильственной перекройке пространства памяти является переосмысление. Для того, чтобы распрощаться с советским прошлым, не нужно уничтожать все советские памятники и менять топонимику. Такие простые решения не работают.

В символическом пространстве, которое выстроила история России, нужно учиться жить.

Идеальной кажется ситуация, когда пожилой пассажир метро, проезжая станцию «Войковская», будет тихо рассказывать своему внуку про убийство царской семьи и ту роль, которую в этом преступлении сыграл П.Л.Войков.

Источник: https://www.pravmir.ru/zavetam-lenina-vernyi-pochemu-ne-nado-snosit-pamyatniki-revolyutsionnyim-deyatelyam/

Памятник Иуде в Свияжске. Миф или реальность?

Зачем большевики хотели поставить памятник ЛюциферуАвгуст 1918 года. В России вот уже почти год полыхает Гражданская война. Свияжск. Линия фронта уже вплотную подошла к городу, 7 августа белые части армии КОМУЧа (Комитет членов Всероссийского Учредительного Собрания) захватили Казань. Казалось, что вопрос потери красными Свияжска решён. 

Спасать положение на участке, где «решалась судьба революции», был призван Лев Троцкий, который отправляется туда на знаменитом литерном поезде.

Обнаружив полнейшее разложение красных войск, грозный советский комиссар принял «гуманное» решение: расстреливать комиссаров, командиров и солдат отступающих частей (да-да, заградотряды придумали задолго до Сталинграда).

Расстрелы велись и среди гражданского населения – велась борьба против «неблагонадёжных элементов», куда в частности вошло и духовенство. Лишь подобные жёсткие меры позволили отстоять город, а через месяц отбить Казань.

Этот решающий эпизод Гражданской войны так бы и запомнился единственной в истории сдачей в плен латышских красных частей, беспрецедентными жертвами и репрессиями по отношению к гражданскому населению, если бы не удивительная история, связанная с установкой Троцким в августе 1918 года в Свияжске памятника апостолу-предателю Иуде Искариоту.

Это событие и сегодня будоражит умы многих исследователей и любителей истории. Россия 1918 года – страна с абсолютным преобладанием православного населения, несмотря на значительную поддержку коммунистической идеологии.

Даже через 20 лет советской власти, в 1937 году, когда проводилась перепись населения, 56,7% населения определили себя верующими. В реальности же их было, по всей видимости, больше – такие признания не поощрялись.

Возможно, такие результаты послужили одной из причин признания переписи 1937 года дефектной.

Но вернёмся в 1918 год. 11 (или 12) августа по утверждению апологетов мифа о монументе в центре Свияжска Лев Троцкий открывает памятник Иуде.

Теоретическая возможность таких событий подтверждается следующим фактором: Троцкий действительно находился с 7-8 августа до сентября в городе Свияжск, что подтверждается архивными материалами, а также его собственными мемуарами (Троцкий Л.Д. Моя жизнь. М., 2006. С. 386-401.

Глава так и называется «Месяц в Свияжске»). Таким образом, можно говорить о соответствии времени и места предполагаемого события.

Сегодня спустя 90 с лишним лет эта тема получила довольно широкое развитие. Автор знаком с целым рядом статей на тему строительства в Свияжске «безбожного памятника».

Вот, к примеру, выдержка из статьи «Российской газеты» за 28.09.2007:

«…в Свияжск отправили наркомвоенмора Троцкого. А вместе с ним литературный бронепоезд. Он так и назывался: «Военно-передвижной фронтовой литературный поезд имени Ленина»… Кроме известного публициста Троцкого, на нем приехали несколько пролетарских писателей и первый в мире памятник Иуде Искариоту. Главное событие, ради которого так старательно уничтожали местное духовенство, было впереди.Скажу сразу, что пассажиры поезда Всеволод Вишневский и Демьян Бедный не оставили об этом своих воспоминаний. Поостереглись. А вот малоизвестный датский писатель Галлинг Келлер не удержался. По его словам, «местный совдеп долго обсуждал, кому поставить статую. Люцифер был признан не вполне разделяющим идеи коммунизма, Каин — слишком легендарной личностью, поэтому и остановились на Иуде Искариотском как вполне исторической личности, представив его во весь рост с поднятым кулаком к небу».

Памятник Иуде простоял в Свияжске недолго. Потом его незаметно убрали, а на тот же постамент водрузили бюст Ленина».

Зачем большевики хотели поставить памятник ЛюциферуПо телевидению была показана передача из цикла «Искатели», посвящённая комическим поискам памятника – авторы были убеждены, что он сохранён. В качестве подтверждения предоставлялось утверждение некоего настоятеля монастыря, нашедшего в подвале образ беса, который, конечно же, был моментально уничтожен ревнителем веры. Для пущей убедительности в передаче периодически мелькает предполагаемое изображение памятника.История о памятнике оказалась настолько живучей, что впоследствии она получила и дальнейшее развитие. Так, исследователи Сенников и Пушкарёв в своей книге «Тамбовское восстание 1918-1921гг. и раскрестьянивание России 1929-1933» рассказывают о том, что аналогичные памятники Иуде Искариоту были установлены в годы Гражданской войны в Тамбове и Козлове.

Источником мифа о памятнике в Тамбове можно считать заметку в колчаковской газете «Великая Россия» (№41), где утверждалось, что «по словам Советских газет исполком тамбовского Совета постановил поставить в Тамбове памятник Иуде Искариотскому».

Тем не менее, ни в одной советской газете того времени таких «слов» не было, что позволяет уличить автора этой заметки во лжи при отсыле к советским газетам. Более того заметка говорит не о факте установки, а о решении это сделать.

Сегодня нет ни одного иного документального – нарративного или фотографического источника, который мог бы подтвердить существование памятника в Тамбове.

Таким образом, можно говорить о том, что по всей видимости заметка в «Великой России» преследовала лишь пропагандистскую цель, не располагая реальными фактами. Самые же ранние сведения об установке памятника в Козлове (ныне Мичуринск) относятся к 2004 году в упомянутой книге Сенникова и Пушкарёва.

Ссылок на источники не предоставляется. Таким образом, мифы о памятниках Иуде в различных иных городах помимо Свияжска можно считать желанием ряда современных исследователей найти новые сенсации, распространяя сведения о том, что памятники Иуде были чуть ли не в каждом городе РСФСР.

Но вернёмся к Свияжску. В 1918 году ни одна газета (как советская, так и «белая») не упоминает об установке монумента Иуде Искариоту в этом городе. Даже прорывавшиеся в Свияжск белые войска умудрились не заметить памятника.

А ведь это могло бы стать значимым идеологическим приёмом очернения образа врага… Легенда получила развитие после 1922 года, когда вышла книга никому не известного датского дипломата Хеннига Келлера «Красный Сад», который в действительности в 1918 году работал в России, что позволяет говорить о нём, как о возможном участнике событий.

Именно эта книга сегодня служит для ряда историков главным доказательством существования памятника Иуде. Что же написано в этом труде?

Интересно, что автор называл город Sviagorod, что лишь условно позволяет связать его со Свияжском. Повествование носит художественный характер.

Поражает и тот факт, дипломат Келлер даже не знал, кто такой Троцкий (а современные исследователи связывают установку памятника именно с ним), красочно наделив произносившего речь «Красным Евреем» (Red Jew).

Чтобы у читателя не возникло ощущения, что это было сделано не от незнания имени этого человека, а от презрения к нему, приведу цитату из книги: «главой города был Красный Еврей неопределённого возраста, чью «фабричную» фамилию я запамятовал».

Удивительное утверждение! Датский дипломат, описывая события четырёхлетней давности, умудрился забыть название города, фамилию Троцкого (с которым по степени известности  в то время мог сравниться только Ленин), перепутав его должность (Троцкий не мог быть главой провинциального города) и утверждая, что тот носил на голове шлем с «красной семиконечной (!!!) звездой». Поразительные ошибки для профессионального дипломата, подтверждающие его вопиющую некомпетентность. Ошибка в названии города подтверждает тот факт, что Келлер не знал русского языка и речь «Красного Еврея» мог понимать исключительно через переводчика. Тем не менее, незадачливый дипломат помнил речь почти дословно (на фоне вышеописанных ошибок можно только поразиться избирательности памяти Келлера).

Личность, которой было необходимо поставить памятник в прифронтовом городе, если верить Келлеру, долго обсуждалась. Предлагались кандидатуры Люцифера и Каина. Первый был отвергнут как теологическая фигура, второй как мифологический персонаж.

Соответственно, Келлер считал, что критерием для выбора Иуды была историчность последнего. Однако советской наукой того времени жизнеописание Иуды также рассматривалось как часть «евангелистической легенды» (см.

БСЭ), что позволяет утверждать, что Келлер и здесь не разобрался в фактах.

Читайте также:  Какие жители россии не едят мясо

Таким образом, на фоне полного отсутствия документальных свидетельств существования памятника Иуде в 1918 году источник Келлера следует признать абсолютно несостоятельным и ложным.

Другие же «источники», —  такие как писатель-эмигрант Вараксин и некоторые церковные издания 20-х годов несомненно являются лишь вольным переложением истории Келлера, будучи изданными уже после 1922 года, когда его книга увидела свет. Неясно, зачем было ждать столько времени, почему нет ни одного свидетельства 1918года.

Зачем большевики хотели поставить памятник ЛюциферуА мог ли быть такой памятник? Зная практику борьбы с религией большевиков, это кажется вполне возможным. Обычным аргументом апологетов памятника является ссылка на ленинский план монументальной пропаганды, который был обнародован 12 апреля 1918 года. Документ гласил, что «памятники, воздвигнутые в честь царей и их слуг и не представляющие интереса ни с исторической, ни с художественной стороны, подлежат снятию с площадей и улиц… Их должны заменить памятники, надписи и эмблемы, отражающие «идеи и чувства революционной трудовой России». При этом предполагалось, что монументы будут изготавливаться из дешёвого материала (напр., гипс) и в большинстве своём будут носить временный характер. 2 августа (т.е. примерно за 10 дней до описываемых событий) в «Известиях ВЦИК» был издан список лиц, которым будут ставить памятники в рамках данного плана. Всего было упомянуто 66 имён. Список был утверждён СНК, в который входил сам Троцкий. Предполагать, что комиссар стал бы нарушать собственный документ, невозможно: для Бронштейна-Троцкого не было затруднений включить в список ряд сомнительных исторических фигур, таких как, к примеру, Брут. При этом особо стоит отметить, что нет ни одного достоверного сообщения об установке в 1918 году монументов иным историческим личностям.

Таким образом, мы можем совершенно точно утверждать, что в Свияжске никогда не было памятника Иуде Искариоту. Это также косвенно подтверждается и отсутствием воспоминаний об этом событии жителей Свияжска, самого Троцкого и поэта Бедного, сопровождавшего литерный поезд.

Простейшим выводом было бы считать, что Келлер попросту выдумал эту историю. Да, представленные доказательства опровергают возможность установки памятника. Так что же, некомпетентный дипломат выдумал эту историю ради из политических или литературных соображений? Признаюсь, долгое время я сам так считал. Но нет дыма без огня.

Зачем большевики хотели поставить памятник ЛюциферуИзучая историю Казанской операции, в частности, в связи с памятником Иуде я наткнулся на очень интересный факт. В августе одним из командующих операцией по взятию красными Казани являлся предводитель латышских стрелков Ян Юдин (Янис Юдиньш). В частности, ему приписывают разработку плана военных действий в данном регионе. 12 августа (т.е. как раз примерно в это время предполагается установка Троцким памятника) он погиб, будучи смертельно ранен.

Похороны комбрига Юдина производились с большими почестями в Свияжске. Вполне вероятным является выступление Льва Троцкого при прощании с латышским стрелком.

Для Келлера, путающего имена и названия городов, не знающего русского языка и склонного приукрашивать события, человека незаурядной фантазии и выдумки, фамилия Юдин (англ. Judin, Judah – Иуда) вполне могла показаться созвучной имени апостола-предателя.

Юдину действительно был установлен  в 1918 году памятник на могиле в Свияжске. Об этом свидетельствует его соратник латышский стрелок Ступпе: «В августе 1918 года командир нашей 3-й стрелковой латышской бригады т.Юдин был смертельно ранен от взрыва случайного снаряда белогвардейцев.

После смерти его тело было отправлено на станцию Свияжск и похоронено там же за железнодорожными путями. На памятнике, сооруженном на могиле, было выгравировано: «Ян Юдин, командующий левобережной группой Красной армии по обороне Казани, и его ординарец, погибшие в бою за Казань 12-VIII-1918 г.».

Возможно именно установка надгробного памятника некому Юдину-Иуде показалось слабо понимающему происходящее Келлеру фантасмагорическим кощунством.

Речь же «Красного Еврея», которую он не мог понимать в силу своего незнания русского языка, стала лишь плодом его фантазии, придающим его художественной книге дополнительные краски.

Источник: https://alexey1789.livejournal.com/3477.html

Памятник Иуде в Свияжске

Анатолий Глазунов (Блокадник)

Поставил ли жид Троцкий (Бронштейн) в Свияжске памятник Иуде Искариоту?

30 июля 1918 года Ленин подписал постановление Совнаркома (правительства России) об установке в Советской России «памятников великих деятелей социализма, революции и проч.». 3 августа Ленин поручает архитектору Н.Д. Виноградову «проведение работы по снятию памятников деятелям царской эпохи» и установлению памятников «революционному народу и его героям». В Петрограде были убраны четыре монумента Петра Великого, в Москве – памятники Александру 2, генералу Скобелеву и памятный знак в Кремле на месте гибели великого князя Сергея Александровича, в Костроме – монумент в честь 300-летия династии Романовых и т.д..Согласно ленинскому плану монументальной пропаганды и постановлению Совнаркома комиссией, которой руководила жена Ленина Н. К. Крупская, был подготовлен список персон исторического прошлого, которые, по мнению ленинцев, «заслуживают благодарность от революции». Марксисты-ленинцы, жиды и жидовствующие стали указывали русскому народу, кого почитать, а кого презирать и забыть.

Во множестве публикаций (особенно в Интернете) заявлено, что в число персон, которых надо почитать русскому народу, был включён и Иуда Искариот, предавший Иисуса Христа за 30 сребреников, – «первый борец с христианским мракобесием».

Гипсовый истукан был привезен в Поволжье из Москвы или был сделан скульптором-австрийцем в Свияжске.

Поезд Троцкого остановился в Свияжске. Для христиан этот город – «белокаменное чудо», но у Троцкого этот город вызывал отвращение. В этом маленьком городе — два монастыря и около десятка храмов.

И соответственно, это же наслаждение – поставить здесь памятник Иуде. По приказу Троцкого латышские стрелки (или матросы волжской флотилии) расстреляли настоятеля Свияжского Успенского монастыря епископ Амвросий (Дудко) за отказ отдать монастырские ценности. Через два дня расстреляли священника Константина Долматова.

Старика казнили за то, что он якобы стрелял с колокольни Софийской церкви по красноармейцам из пулемета. Потом стали расстреливать монашек из Предтеченского монастыря. А после этой «зачистки» города (точно день неизвестен) Троцкий приказал организовать митинг на площади и поставить в центре города памятник Иуде.

И даже сам выступал на этом митинге – славил Иуду.

Какие доказательства?

Город Свияжск – реальный город. Железнодорожная станция Свияжск расположена в 30 километрах от Казани, в устье Свияги, где эта река впадает в Волгу. Город знаменитый. К 1552 по приказу царя Ивана Грозного здесь была построена крупная крепость. Здесь были военные склады, здесь сосредотачивались русские войска для штурма Казани.

Вначале это поселение называлось Новгород Свияжский. После разгрома татарского Казанского ханства в городе построены два монастыря, несколько церквей. Это целый церковный комплекс, российская святыня, «белокаменное чудо». Понятно, что на Свияжск кривилась и мусульманская часть татар и жиды.

После образования в 1950-е Куйбышевского водохранилища город разделился на две неравные части, одна из которых осталась на берегу, а другая оказалась на острове.

Ныне историками выяснено, что член Политбюро и главный начальник вооруженных сил Советской России жид Лев Давидович Троцкий (Бронштейн) действительно прибыл в Свияжск 10 августа 1918 года, а покинул его 10 сентября. В августе 1918 года здесь находился штаб Восточного фронта Красной Армии.

Сам Троцкий в автобиографической книжке «Моя жизнь» также сообщает, что он прибыл в Свияжск в августе 1918 и был там около месяца. В то время Советская Россия была размером в московское княжество. Кругом немцы, «белые», интервенты, «белочехи»…«Белые» захватили Казань, ещё нажим и начнётся их большой победный поход на Москву.

И висеть Ленину и Троцкому на фонарном столбе. Последняя надежда, решил Ленин, если сам нарком военно-морских сил Троцкий (Бронштейн) поедет в Поволжье и попытается организовать надёжную оборону, а потом погонит белых на восток. Троцкий согласовал с Лениным, что будет создавать «заградительные отряды».

На «военно-передвижном фронтовом литературном поезде имени Ленина», вместе с Троцким приехали в Свияжск также Всеволод Вишневский, Демьян Бедный, датский дипломат Хеннинг Келер (Kehler Henning) и др.

Но сам Троцкий в своей автобиографической книге «Моя жизнь» о расстрелах священников в Свияжске и памятнике Иуде — ни слова. Писатель Всеволод Вишневский тоже ни слова.

Даже Демьян Бедный (настоящие ФИО – Придворов Ефим Алексеевич),

который воспел Иуду как «пламенного еврейского патриота» в своей антихристианской поэме «Новый Завет без изъяна евангелиста Демьяна», — тоже ни слова. http://www.ateizm.ru/lit2.htmНо то, что они – не сказали ни слова, не обязательно означает, что памятник Иуде в Свияжске не поставили. Иуда в сознании большинства русского народа был и есть, несмотря на его воспевание жидами и «демьянами», несмотря на гонения на христиан, всё же очень поганая личность и лучше о памятнике Иуде не вспоминать. Ленину, Троцкому, всем жидам в их команде и «демьянам» хотелось бы понаставить памятники Иуде по всей России, в этом нельзя сомневаться, но не решились.

Но вот Хеннингу Келеру (Henning Kehler) стесняться и молчать было не надо. Он не жид, не ленинец, не ненавистник христианства. Он в 1917 – 1920 был датским дипломатом, культурным атташе в России, он имел разрешение ездить по стране с дипломатическим паспортом, отправлял отчёты в Данию.

Позднее он литературовед, драматург и издатель. Он более знаменит, как автор книги «Красный сад», в которой рассказал, как в Свияжске «красные» поставили памятник Иуде. Главная цель поездки в Свияжск – посещение им лагеря австро-венгерских военнопленных в городе Свияжске.

Ныне это посёлок Нижние Вязовые, Зеленодольского района Татарстана.

На датском языке книга была издана в 1921году. В 1922-1923 некоторые английские и французские газеты и журналы опубликовали отрывки из книги, и конечно отрывок из книги, где Келлер описал открытие памятника Иуде в Свияжске.

http://ru-civil-war.livejournal.com/171431.html#cutid1 http://www.topsecretz.net/blog/histori/19.html

Есть также сведения об этом событии в Свияжске и в «Воспоминаниях» князя Н. Д. Жевахова (т.2, ч.3, гл.41) — со ссылкой на Церковные Ведомости, 1/14 — 15/28 декабря 1923 г., № 23-24., где описывается этот эпизод в Свияжске

«Очевидец установки гипсового истукана Иуде, некто А.Караксин, писал в брошюре «Дорогами российской смуты», изданной в 20-х годах в Берлине, что этот памятник был установлен на острове матросами волжской военной флотилии сразу после взятия Казани. (Историк-краевед Георгий Мюллер. Памятник Иуде Искариоту в Свияжске)

http://sviyazhsk.info/nauchnyye-issledovaniya/pamyatnik-iude-iskariotu-v-sviyazhske

Что же написал об открытии памятника Иуде Келер?

Цитирую фрагмент из книги Келлера «Красный сад»:

«Она (Доля Михайловна) намеревалась принять участие в военном параде в составе колонны из членов команды бронепоезда. Сопровождаемый матросом, я поехал на обед к советским.

Парад должен был начаться в три часа. Комиссары и ответработники выстроились на балконе пассажа, пестрящего оттенками кумачевого цвета.

Все они были в военной форме, обвешанные оружием, командирскими планшетами и биноклями, но всех превосходил красный Еврей, на голове которого красовался серый стальной шлем с красной семиконечной звездой, на ногах высокие из лайковой кожи сапоги со шпорами, на боку висела иностранного производства сверкающая сабля, здесь, в России, выглядящая неким фантастическим оружием. На правом рукаве [кителя] у него была вышита, известная любому, эмблема частей особого назначения [shock troops]: белый череп с костями в серебряной окантовке на красном поле. Неудивительно, что стоящий рядом в простой блузе и бескозырке с черно-оранжевыми ленточками матрос не производил впечатление великого военного гения.

Я выбрал место в тени пассажа, чтобы быть ближе к военнопленным, но, при этом, не создавать у венгров-красноармейцев превратного мнения по поводу своего статуса. Здесь же располагался и оркестр австрийских заключенных, игравших на параде и в ходе дальнейших празднества….Оркестр сыграл «Над прекрасным голубым Дунаем». Следом выступил Еврей.

Он снял и положил перед собой свой шлем. По лицу его катились крупные капли пота, но палящее солнце не могло справиться с присущей ему сильной бледностью.

Говорил он хорошо, хотя и не проявляя, при этом, как казалось, большого интереса к сказанному…Он презентовал Красный Сад городу, выразив надежду, что оный послужит общественному благосостоянию, развитию искусств и свободному распространению любви. Этот широкий жест символизировал заботу Советской республики о пролетарских массах.

Красный Сад должен стать, вместо невежественной церкви пап и священников, новым народным святилищем, Пантеоном героев международного братства. Со временем, здесь, вырастет колонада из статуй… Благодаря помощи австрийских скульпторов, бывших заключенных, а ныне свободных советских граждан, эта работа уже началась и первый монумент готов.

Он [Красный Еврей] долго колебался в выборе исторической личности, бюсту которой первой будет оказана честь быть здесь установленным.

Подумывал, например, о Люцифере и Каине, ибо оба были притесняемыми, оба являлись мятежниками, революционерами высшей величины.

Но первый — теологическая фигура, сверхестественный характер которой не соответствует марксистским взглядам и чей свет загашен упадочным обществом, в глазах которого Люцифер символизирует страх и ненависть. Второй же, Каин, является мифологизированным персонажем, само существование коего весьма сомнительно.

Вот почему, его взгляд обращается к беспорной для всех живущих на земле исторической личности, также являющейся жертвой религиозных взглядов хищнического общества… Тому, кто в течение двух тысяч лет был невинно распят на кресте позора капиталистических интерпретаций истории. Великий Прометей пролетариата, предтеча красной мировой революции, искупитель грехов двенадцати христовых апостолов – Иуда Искариот!

Оратор постепенно довел себя до экстаза. Слушатели едва ли понимали, что он говорил, но, чувствуя себя неуютно под его горящим взглядом, отвечали выкриками, большая же часть русских свято крестилось…

Еврей замолчал, не обращая внимание на эффект, производимый его словами.

Черты его лица болезненно передернулись и он вновь начал, запинаясь, говорить о часе воздаяния, об угнетенном апостоле, о диктатуре пролетариата, о братстве, об Интернационале… Но говорил он в никуда. Лицо его дергалось в конвульсиях, будто стегаемое хлыстом душераздирающих мыслей.

Двумя руками он ухватился за трибуну, ногти и пальцы впились в красную ткань. В следующую минуту лицо его вдруг разгладилось, он наклонился вперед и загадочно произнес: «Я несу вам послание», — и, сложив руки на груди, продолжил – «На мне грехи всех времен. Во мне истина.

Читайте также:  Людовик xvi и николай ii: похожая судьба двух монархов

Знаете ли вы меня? Я спаситель нашего времени», — и закончил шепотом — «Я есть он». Никаких сомнений не оставалось, что он был сумасшедшим. Он считал себя Иудой».

Потом Красный Еврей выкрикнул «Да здравствует всемирная революция!», «после чего покинул трибун и, демонстрируя недюженное самообладание, с поклоном попросил Долли Михайловну сдернуть полог со статуи.

Зардев румянцем, Долли Михайловна приняла у него из рук шнур от полога и дернула за него пару раз, обнажая рыжевато красную фигуру со следами свежеположенной штукатурки: совершенно голую, сверхчеловеческого размера, с ликом, весьма напоминающим черты лица комиссара, обращенным к небесам, в то время, как руки страстно рвали обмотанную вокруг шеи натуральную пеньковую веревку.Как только апостол явил себя зрителям, оркестр грянул «Интернационал» и мы, воодушевляемые музыкой, встали с обнаженными головами» (H.Kehler «The Red Garden»/NY, MCMXXII, pp.148-158)

http://www.archive.org/stream/redgarden00kehl#page/n0/mode/2up http://ru-civil-war.livejournal.com/171431.html#cutid1.—————————Марксисты-ленинцы и близкие к ним по идеям «товарищи», не зная, что ответить по сути о памятнике Иуде, не имея убойных аргументов, обычно со смешком указывает на несообразности (по их понятиям) в книге Келлера. «Спрашивают» как же это Келер запамятовал фамилию Троцкий? Ведь Троцкий был в те времена даже более известен, чем Ленин. Известен среди кого? Почему Келер не мог запамятовать фамилию Троцкий?! Для Келера Троцкий ведь не был авторитетом, не был крупной фигурой. Указывают со смешком на «стальной шлем с семиконечной звездой».И откуда вы знаете, господа-товарищи, что это за шлем? Ведь Свияжск – это древний исторический город. Там, если порыться в подвалах монастырей и храмов, можно много интересного найти. Разве во времена Ивана Грозного и взятия Казани никто из воинов не носил шлемы?»Стальной шлем с семиконечной звездой» — это ведь серьёзный аргумент против критиков и скептиков. Этот шлем Келер не мог придумать. И зачем ему надо было придумывать для Красного Еврея такой шлем. Троцкий на митинге в стальном шлеме с семиконечной звездой — это доказывает, что памятник Иуде был поставлен в Свияжске. Троцкому или подарили такой шлем «экспроприаторы», или сам увидел на полке в монастырском или церковном подвале. И не удержался появиться на публике в таком шлеме.Конечно, если бы был шлем с пятиконечной звездой, он выбрал бы его. Но с пятиконечной звездой шлема, вероятно, не было.

Косвенное доказательство — долгое молчание компропаганды. Ныне мелькают насмешки, что памятник Иуде — «это сказки про большевиков», но раньше почему молчали? А ведь ответ прост, почему молчали. Ведь Келер, если бы его обвинили, что он фантазер, мог выступить с дополнительными подробностями. Да живы были и другие очевидцы. Келер умер только в 1979 году.

Ведь если Иисус Христос — враг Ленина, Троцкого и других жидов, то Иуда – друг Ленина, Троцкого и других жидов. Железная логика, и никакой фантазии. В 1918 ленинцы были более откровенные, чем ныне. 

Источник: https://a-glazunov.livejournal.com/25177.html

Троцкий и коммунистические памятники Иуде

По мотивам предыдущего поста об ужасах троцкизма мне показали любопытную историю: будто бы в 1918-м году в городе Свияжске был воздвигнут коммунистами памятник Иуде, и торжественно открыт лично Троцким. Вот, например, пишет И.

Кондаков в ужасающей статье о поэзии Демьяна Бедного, опубликованной в «Вопросах литературы» (2006, 1):»Накануне штурма белой Казани Красной Армией в августе 1918 года Демьян был свидетелем того, как в Свияжске наркомвоенмор Лев Троцкий открыл памятник «первому революционеру и атеисту» Иуде.

Таких памятников Иуде по стране было установлено Троцким, по некоторым сведениям, не менее пяти (ни один не сохранился). Демьяну с самого начала приглянулась идея «альтернативного христианства», и он, никогда не смущавшийся плагиатом, позаимствовал образ «первого революционера мира» у «Иудушки-Троцкого».

«

На тему этого свияжского памятника продолжают идти, как я понимаю, горячие дебаты, в основном завязаные на единственный первоисточник: книгу датчанина Хенинга Келера «Красный сад» (1922).

Из того, что пишет Келер (не очень владевший русским языком, зато обладавший хорошим воображением), непонятно, был ли он вообще в Свияжске, а если был, то что там видел. Вот тут интересный разбор Льва Жаржевского («Звезда Поволжья», 2012).

И, как справедливо указывает Жаржевский, Келер Троцкого не упоминает вообще. По его словам, идея памятнику Иуде пришла в голову некоему местному еврейскому комиссару, совершенно очевидно тронувшемуся на этой почве.Вначале комиссар мучался выбором, и решал, не поставить ли первый памятник Люциферу или Каину, т.к.

«с ними обоими тоже обошлись несправедливо; они оба были бунтовщиками, революционерами величайшей важности». Но потом решил, что статус Люцифера как потустороннего существа противоречит марксисткой теории, а Каин вообще вряд ли был историческим персонажем.

Зато Иуда, этот «пролетарский Прометей», уже две тысячи лет страдает от капиталистической интетерпретации исторических событий.

По описанию Келера, статуя в момент ее торжественного открытия была пока еще из гипса, темно-красного цвета: «Он была сверхъестественных размеров, и его лицо, имеющее сходство с лицом самого комиссара, было угрожающе повернуто к небу.

Страстным движением рук он пытался сорвать с шеи кусок настоящей пеньковой веревки». Келер комментирует беспорядочную речь комиссара: «Не могло быть никакого сомнения. Он был безумен. Он думал, что он Иуда — это он сам». (Мой перевод с английского, стр.

156-157, тут.)

Неважно, верим мы хоть чуть-чуть Келеру или нет: он совершенно ясно пишет, что если памятник Иуде и намечался, то был этот проект продуктом индивидуального бреда, а не какой-то официальной инициативы.

Собственно, с идеологической точки зрения устанавливать памятник Иуде не имело никакого смысла: если уж принимать Новый Завет всерьез, то заманчивее всего там фигура Христа, который изгонял торговцев из храма, всячески отрицал земную власть и т.д.

Не зря же знаменитая поэма Блока «Двенадцать» (тоже 1918), описывающая шествие вооруженных красноармейцев по городу, заканчивается следующими строками:  Впереди – с кровавым флагом,  И за вьюгой невидим,  И от пули невредим,  Нежной поступью надвьюжной,  Снежной россыпью жемчужной,  В белом венчике из роз –  Впереди – Исус Христос.

Если же Новый Завет всерьез не принимать, то никакой особой знаимости фигура Иуды тем более не имеет, т.к. против бога он никак не агитировал и вообще мало чем отличился.

В 1925 Демьян Бедный опубликовал шутливую поэму «Евангелие от Демьяна», довольно, кстати, милую, в которой поставил под сомнение описанные евангелистами события и представил свою, более реалистичную версию, в которой никто не воскресал. И хотя Иуда там является центральным персонажем, вся его заслуга состоит в выбрасывании гниющего трупа Иисуса в провал, и таким образом в создании христианского мифа.

Так что, по-моему, все эти привязки Троцкого к памятнику (или памятникам) Иуде — они в некотором роде растут из тех же чисток тридцатых годов, где уже вовсю используются христианские аллюзии: Троцкий, как мы помним, Иудушка (а Сталин, соответственно, Христос). Потому что у Келера этого нет, а брошюра А.

Вараксина «Дорогами русской смуты» (1923, Берлин), похоже, придумана в 2000-м году — во всяком случае, никакой информации о существовании такой брошюры я найти не смогла.

 То есть, возможно, это такое интересное преобразование советской обвинительной риторики: Троцкий-Иуда становится уже не врагом, а символом раннего коммунизма, а ранний коммунизм не просто пытается бороться со слепой верой, а конкретно насаждает чуть ли не сатанизм и языческие безобразия.

Ну и история обрастает все большим количеством деталей.

Напоследок процитирую из книги В.Д. Игнатова, «Доносчики в истории России и СССР» (2014), хорошо иллюстрирующую обрастание деталями:

«Первый памятник Иуде был торжественно установлен в одном из центров русского православия, в Свияжске, в августе 1918 года. Под звуки Интернационала с истукана, грозившего пальцем небу, упало полотно. С речью на митинге выступил глава Красной Армии Лев Давыдович Троцкий. Он говорил, что мы открываем сегодня памятник человеку, который первым понял, что христианство — это лжерелигия, и нашедшему силы сбросить с себя ее цепи и что вскоре по всему миру будут воздвигать памятники этому «великому борцу и герою». Однако жители Свияжска не оценили величия замысла вождей революции, и через две недели памятник исчез. Его ночью утопили в Волге.

Об установке памятника Иуде в Свияжске писал в своих воспоминаниях датский дипломат Хеннинг Келер, бывший, по его словам, очевидцем событий».

Источник: https://queyntefantasye.livejournal.com/181912.html

Михаил Уткин: Тайны большевиков. Памятник

   Находясь в здравом уме и твердой памяти, решил написать несколько статей под общим названием «Тайны большевиков». Понимаю, какую реакцию они вызовут у части здешней публики. Что делать. Раньше ненавидели только Сокурова. Появится еще один объект для ненависти. Честно говоря, меня это не очень волнует. Ну что же, помолясь начнем. Для начала самая безобидная тема.

   В разгар лета 1918 года В.И.Ленин подписал постановление Совнаркома     ( по- нынешнему правительства)  об установке в Советской России «памятников великим деятелям социализма, революции и проч.».

Но если установку памятников Стеньке Разину, Радищеву, декабристам более или менее образованные жители страны еще могли понять, то кто такие Лафарг, Бабеф или Вайан не  знал почти никто, впрочем как и сегодня. На почетную роль быть увековеченными рассматривались Люцифер и Каин, но они не подошли как мифологические персонажи.

А вот Иуда был признан персонажем реальным. Надо заметить, что, говоря сегодняшним языком, особо лоббировал данного персонажа товарищ Троцкий.

   И так в 1918 г. в город Свияжск прибыл поезд имени Ленина. В нем приехали такие известные личности, как Демьян Бедный, Всеволод Вишневский и другие. А возглавлял поезд товарищ Троцкий.

На этом поезде и был привезен памятник Иуде. Как пишут исследователи, у поездки была и еще одна цель: обсуждение создания загранотрядов. Так что зря эту идею приписывают Сталину или Гитлеру.

В то время положение на фронтах было для большевиков очень серьезным.

   На беду большевикам свидетелем этой истории оказался датский дипломат  Хеннинг Келлер (Кехлер). Он то и описал всю это. Отрывки из его книги или сама книга были переведены и изданы в нескольких странах.

   Для разогрева публики Лев Давидович занялся любимым делом: убийством русских, особенно если они служили ненавидимому ему и Ленину православию. Есть факты, что к другим конфессиям эти деятели относились куда лояльнее. Кстати, может вы знаете случаи массового убийства раввинов или евреев, не принявших революцию, а таких было немало. Я — нет.

   Первым убили епископа, настоятеля монастыря за отказ отдать церковные ценности. Можно подумать, что без убийства старика они не могли эти ценности забрать. Затем казнили престарелого священника. Он якобы, стрелял с колокольни по красным. А потом просто так, без всяких обвинений, расстреляли монашек женского монастыря.

   Но вернемся к памятнику. Он, по описанию дипломата, представлял из себя фигуру голого выше человеческого роста мужчину ржаво-коричневого цвета. Лицо его было повернуть к небесам, руки пытались сорвать реальную веревку с шеи. На открытии выступил Троцкий.  Келлер называл его еврей или красный еврей.

Не будем подробно излагать речь, только кусочек. «Я несу вам послание, я несу грех всех времен. Во мне — правда. Разве вы не узнаете меня. Спаситель нашего времени.

Я –ОН» Троцкий вытер лоб и закричал: «Да здравствует мировая революция»! Датчанину показалось, что во время речи Троцкий действительно стал безумен и верил, что он Иуда.

   Памятник простоял около двух недель, затем куда-то исчез. На оставшемся постаменте в дальнейшем поставили памятник Ленину.

    Подтверждает открытие памятника писатель эмигрант Вараксин, который описал это со слов очевидцев. В его описании есть подробности, которых не было у Келлера. Подтвердила открытие памятника и старушка Курашова дожившая до 1990 года.

   Осенью 1918 г. Троцкий открыл памятник Иуде в Козлове (ныне Мичуринск). Ночью горожане разнесли его на куски.

   Памятник Иуде в Тамбове был открыт в 1919 г,  хотя некоторые исследователи говорят о 1921 годе. Там тоже присутствовал Троцкий. Он в выступлении назвал Иуду пророком большевистской революции и обещал следующий памятник, из уважения к Михаилу Фрунзе, поставить в Иваново-Вознесенске. При этом Троцкий говорил, что памятники Иуде должны быть установлены в каждом городе.

   Надо сказать, что установка таких памятников вызвала крайне негативную реакцию в Европе, которая в то время была еще христианской.

   Газета «Известия Петроградского Совета рабочих и крестьянских депутатов» от 25 июня (или июля) 1919 г перепечатала из белогвардейской газеты статью о том, что исполком Тамбовского Совета постановил поставить памятник Иуде Искариоту.

   Шли годы. Пока были живы  свидетели и участники истории с памятниками, никто и не думал оспаривать их существование. Но прошли десятилетия. И вдруг началась компания.

Потомки большевиков заявили, что никаких памятников и не было. Все это придумки недоумка-дипломата.

К тому времени все понимали, насколько по идиотски выглядела вся история с памятниками Иуде Искариоту и насколько она дискредитировала власть.

Источник: http://zavtra.ru/blogs/tajni_bol_shevikov_pamyatnik_

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector