Зачем младший брат александра невского просил помощи у золотой орды

Почему Александр Невский заключил союз с ОрдойmasterokNovember 21st, 2017Зачем младший брат Александра Невского просил помощи у Золотой ОрдыЕсть такая версия, что татаро-монголского ига вообще не существовало. Мол нет никаких исторических доказательств этому. История Александра Невского тоже очень спорная. Многие его воспринимают как победителя в Ливонском побоище и все. Даже и не знают о его отношениях с Ордой. Потомки знают о его волевых решениях, блестяще выигранных битвах, светлом уме и способности совершать продуманные действия.Тем не менее, многие его поступки и решения до сих пор не имеют однозначной оценки. Историки разных лет спорят о причинах тех или иных действий князя, каждый раз находя новые зацепки, позволяющие трактовать их с удобной для ученых стороны. Одним из таких спорных вопросов остается союз с Ордой.Почему Александр Невский стал другом татарского хана? Что подтолкнуло его принять такое решение? И какова же истинная причина его, казалось бы, нестандартного для того времени поступка?Наибольшее распространение получили три версии.

Первая из них принадлежит историку Льву Гумилеву. Он считал, что Александр Невский хорошо обдумал все варианты и заключил союз с Ордой, поскольку считал, что покровительство татаро-монголов станет для Руси хорошей поддержкой. Именно поэтому князь дал обет взаимной дружбы и верности сыну хана Батыя.

По второй версии, к которой склоняется ряд историков, у князя просто не было выбора, он предпочел из двух зол меньшее. С одной стороны — была реальная угроза вторжения с запада, с другой — наступали татары. Князь решил, что пойти на уступки Орде будет выигрышнее.Третья версия весьма экзотична, выдвинутая историком Валентином Яниным.

Согласно ей, Александром двигал эгоизм и желание укрепить свою власть. Он заставил Новгород подчиниться ордынскому влиянию и распространил в нем татарскую власть. По заверениям историка, князь был настолько деспотичен и жесток, что несогласным жить под игом выкалывал глаза.Зачем младший брат Александра Невского просил помощи у Золотой Орды

Ливонский, Тевтонский и татарский натиски

1237 год был ознаменован повсеместными нападениями армии хана Батыя. Разрушенные города, люди, спасающиеся бегством в леса, земли, одна за другой завоеванные татарами. В тех сложных условиях многие князья южных земель бежали в Австрию, Богемию, Венгрию, ища защиты у западных правителей. Даже знатные жители северной Руси искали покровительства у римской католической церкви. Все они искренне верили, что по приказу папы римского на защиту русских земель встанет западная армия.Зачем младший брат Александра Невского просил помощи у Золотой ОрдыВ Великом Новгороде князь Александр Ярославович прекрасно осознавал, что Орда дойдет до его территории. Вариант стать католиком и с помощью масштабного крестового похода согнать татар-язычников с русских княжеств его тоже не привлекал. Но молодой правитель оказался дальновиднее своих предков.Александр понимал, что размах ордынского захвата ужасает. Надо отметить, что татарская власть не проникала во все сферы жизни. Они облагали данью, жестоко наказывали за неповиновение. Но при этом не стремились менять устроенный быт, а самое главное — не принуждали менять веру. Для представителей духовенства у них были даже своеобразные льготы — они освобождались от уплаты налогов. Да и сами татары были терпимы к людям с разным вероисповеданием.А вот столь привлекательное, на первый взгляд, сближение с католиками повлекло бы за собой в итоге смену вероисповедания, семейного уклада и быта. Ставя перед собой задачу освободить земли от ордынцев, Ливонский и Тевтонский ордена попутно стремились захватить русские земли, устанавливая на них свои законы и правила жизни.Молодому правителю Александру необходимо было решить — кого выбрать в союзники. Задача была не из легких, поэтому он тянул время, не давая ответ западным представителям.

Дружба с Ордой ради блага Руси

После смерти великого Ярослава Всеволодовича — отца князя Александра, должно было состояться новое распределение ролей в княжеской иерархии. Хан Батый собрал всех правителей завоеванных княжеств. Пригласил хан и Александра Невского.

Придя на назначенную встречу, проанализировав ситуацию, Александр осознал, что одолеть Орду не получится даже совместно с римской армией. Поведение крестоносцев на соседних землях вызывало ужас и тревогу. Тогда и было принято решение — для противостояния армиям с запада необходимо сделать Орду своим союзником.

Поэтому Невский и стал названным сыном самого хана.Предложение римского папы обратиться в католичество было резко отвергнуто князем. Этот поступок и тогда был оценен неоднозначно. Мало кто понял истинные причины, поэтому было много тех, кто считал этот шаг предательским.

В источниках сохранились материалы о том, как Невский в гостях у Батыя пил кумыс. В этом поступке люди видели подчинение, отрицание своих интересов и полное признание ордынской власти.

Но не все понимали, что идя на такие уступки, взамен князь легко получал необходимые Руси послабления законов, продвигал свои требования, сохранял так необходимые русскому народу безопасность, устроенный быт и право на свою веру.Зачем младший брат Александра Невского просил помощи у Золотой Орды

Татары как защитники от нападения с запада

Был в союзе с Ордой и еще один смысл. Дальновидный князь, став частью большой команды хана Батыя, получив огромную сильную армию союзников, готовых прийти на помощь в борьбе с врагами. Считая присоединившиеся к ним земли своими владениями, татары дрались за них не жизнь, а на смерть.

К тому же, несмотря на постоянные сражения и людские потери, армия ордынцев не становилась меньше. По заявлениям историков, она постоянно пополнялась мужчинами из вновь завоеванных стран.Анализ исторических источников показывает, что Орда всегда приходила на помощь своим союзникам.

Когда в бой вступали войска татар, уверенный натиск крестоносцев быстро останавливался. Это позволяло русским землям уцелеть. Получается, что за те уступки, на которые пошел Невский перед Батыем, Русь смогла получить надежную многочисленную армию, которая помогла спасти от разрушения Псков и Новгород, а годами позже Смоленск.

Зачем младший брат Александра Невского просил помощи у Золотой Орды

Союз во спасение

И по сей день историки не сходятся в единой оценке событий тех дней. Часть зарубежных историков считает поведение князя Александра предательством европейского антимонгольского дела.

Но при это нельзя отрицать, что тот масштаб разрушений, который претерпевали многие земли от нашествия татар, пережить, а тем более достойно отразить удар в то время Русь бы не смогла. Феодальная раздробленность, отсутствие боеспособного населения не позволили бы собрать достойное общерусское войско.

А западные союзники за свою поддержку требовали слишком большую плату.В доказательство тому — судьба земель, которые не согласились на союз с Ордой — они были захвачены Польшей, Литвой, и ситуация там сложилась весьма печальная. В формате западноевропейского этноса завоеванные считались второсортными людьми.

Те русские земли, которые приняли союз с Ордой, смогли сохранить свой уклад, частичную самостоятельность, право жить по своему порядку. Русь же в Монгольском улусе стала не провинцией, а страной-союзником великого хана, и, по сути, платила налог для содержания войска, которое было необходимо ей самой.

Анализ всех событий того времени, а также их значение, которое повлияло на все последующее развитие Руси, позволяет сделать вывод, что заключение союза с Ордой было шагом вынужденным и предпринял его Александр Невский ради спасения православной Руси.Вы согласны с этим?

[источники]источникиhttp://www.kulturologia.ru/blogs/211117/36748/

Вот еще почитайте Неофициальная история. Александр Невский. Ледовое побоище (часть 1), (часть 2). Вот тема про то Было ли вообще татаро-монгольское иго и Русские — союзники монголо-татар (часть 1), (часть 2)

  • Когда Великое княжество Московское окончательно освободилось от Ордынской зависимости, внутренняя цена на русского холопа колебалась от одного до…
  • Первые объекты китайской ядерной программы появились в Тибете в начале 1960-х годов. Интерес ЦРУ к этой активности подогрело состоявшееся в…
  • История знаменитого пиратского флага «Веселый Роджер» сложна и противоречива. Известно, что в XVI–XVII веках им не пользовались: морские…

Источник: https://masterok.livejournal.com/4048011.html

Союз с Ордой. Почему Александр Невский старался найти покровительство монгольских ханов?

Политические события XIII века разворачивались быстро. В 1227 г. при осаде столицы Тангутского государства Чжунсина умер великий хан монголов Чингисхан-Тэмуджин. Его похоронили в степи, принеся на могиле хана в жертву маленького верблюжонка, взятого от матери.

Через год монголы отыскали могилу; их привела верблюдица, отыскивая погибшего детеныша. Проведя положенный поминальный обряд, монголы навсегда покинули место захоронения. С этого времени начался медленный распад монгольского государства, созданного великим Чингисом.

Монголы, называемые жителями Китайской империи татарами, погрязли в междоусобных войнах, подобно тогдашним князьям Киевской Руси.

Зачем младший брат Александра Невского просил помощи у Золотой Орды

 Князь Александр Ярославич нуждался в военной силе

Наследники Чингисхана

Сыновья Тэмуджина, Чагатай, Угэдэй, Тулуй, совместно управляли созданным отцом государством. Старший сын Джучи погиб при жизни отца в 1227 г., оставив сыновей, унаследовавших улусы:

  • Белую Орду – Орда-Ичэн;
  • Золотую, Большую, Орду – выдающийся Бату-хан, прозванным на Руси Батыем;
  • Синюю Орду – Шейбани.

Для правления улусами внукам Тэмуджина было выделено от одной до двух тысяч монгольских воинов; общая численность монгольской армии достигала до 130-133 тысяч человек.

Впоследствии Великое монгольское ханство распалось из-за семейных распрей. Перипетии внутренней и внешней политики от Заволжских степей до Желтого моря жителей Киевской Руси не интересовали.

О существовании монголов они узнали в 1223 г. на реке Калка благодаря половцам.

Половцы

Происхождение куманов, половцев, неизвестно.

Голубоглазые, светловолосые кочевники, к XI веку захватили почти всю территорию современного Казахстана, пересекли нижнюю Волгу, обосновались в южных русских степях и своей воинственностью, непримиримостью, доставляли немало проблем соседним племенам.

Язычники-куманы противопоставили себя печенегам, принявшим ислам, русским, принявшим православие, монголам. Попытки русских заключить военный союз непосредственно с половцами неизменно терпел поражение, равно и первые стычки с ними закончились для русских дружин трагически.

Разбить кочевников удалось ратям Владимира Мономаха в 1111 г., затем его сыну Ярополку в 1116 г. Русскому князю этого показалось мало, и в 1120 г. он повторно направил рати на половцев, которых не обнаружил, – те ушли в степь.

В дальнейшем был заключен военный союз между половцами и ростово-суздальскими князьями, позволивший куманам принять активное участие в междоусобной брани за киевский престол. Привлечение кочевников в качестве наемников привело к трагическому концу. Киев в 1203 г.

был разгромлен дружинами смоленского князя Рюрика и Ольговичей с половцами; уничтожена Киево-Печерская Лавра, Десятинная церковь. Город был сожжен. Киевская Русь распалась на отдельные княжества.

Половцы нажили себе врагов в лице монголов в 1216 г., приняв меркитов – потомков степного племени, предавшего Чингисхана в конце 1170-х гг. Поддержкой куманов пользовались также финно-угорские племена, враждовавшие с монголами.

Военные походы Тэмуджина против чжурчженьской империи им. Кинь, Тангутского государства, не позволили ему реализовать уничтожение половцев. Эта задача была поставлена перед его детьми и внуками. В 1235 г. начался т.н.

Великий западный поход, направленный против волжских булгар, половцев, меркитов. От преследования куманы укрылись в землях союзников – русских князей. Зимой 1237 г. монгольская часть войска, преследовавшая степняков, подошла к Рязани. Возглавлял отряды хан Батый.

В том же году рыцари-монахи т.н. Тевтонского ордена и Меченосцев объединились, создав прославленный Ливонский орден.

Зачем младший брат Александра Невского просил помощи у Золотой Орды

Дружина Александра на льду Чудского озера

Князь Александр

В год разорения ордой Рязани, Владимира, Торжка, Чернигова, Киева новгородскому князю, сыну великого князя владимирского по имени Ярослав Всеволодович, не исполнилось 20-ти лет.

Читайте также:  Польские дезертиры русской армии: почему они воевали за шамиля

Должность князя в Новом Городе была номинальной; политические, экономические вопросы решало Вечевое собрание. Город раздирали политические партии: прозападная и националистическая.

Угрозы вторжения с юго-востока не было, поэтому внимание новгородцев было приковано к продвижению западных рыцарей на восток, через Прибалтику, к границам новгородского княжества.

Пока новгородцы спорили о своем местоположении на политической арене, решая вопрос союзничества с владимиро-суздальским князем великим Ярославом или со шведским королем, шведский флот в 1240 г. высадил десант в устье Невы для последующего наступления на Новгород.

Партия, состоявшая из сторонников т.н. Владимиро-Суздальской Руси, призвала для обороны князя Александра с дружиной. Шведы были разбиты небольшим отрядом и немногими добровольцами-новгородцами.

Прозападная партия молодому князю «спасибо» не сказала, изгнав его из города до 1242 г.

Этот год оказался переломным для Александра Ярославовича и хана Батыя. Рейд дружины новгородского князя позволил освободить Псков от немецких рыцарей, отступивших под натиском русских к Чудскому озеру.

Немцы были вынуждены у Вороньего Камня принять бой, ставший для них гибельным. Утопив немецких рыцарей в озере, князь вернулся в Новгород, откуда был снова изгнан.

До получения Александром Невским ярлыка непосредственно на великое княжение во Владимирской Руси оставалось 10 лет.

Русско-монгольский союз

Великий хан Угэдэй, дядя Батыя, умер в 1242 г. Его место мог занять сын Гуюк – двоюродный брат хана Золотой Орды. Над Батыем нависла смертельная угроза. Опасаясь мести Гуюка, золотоордынский хан вынужден был искать союзников на Руси. По странному стечению обстоятельств в том же году к Батыю приехал молодой князь Александр Невский.

Летописцы утверждают, что новгородский князь прибыл для получения ярлыка на великое княжение по требованию Батыя. Но такой вывод сомнителен, поскольку вопрос о ярлыках в 1242 г. не поднимался.

На великокняжеском престоле сидел Ярослав Всеволодович, правивший великой Владимиро-Суздальской Русью с 1238 по 1246 гг.

Возникает вопрос: зачем номинальный князь, дважды изгнанный из своего города, приехал в Золотую Орду? Ответ однозначен, – он искал союзника.

Александр Невский прибег к тактике ростово-суздальский князей, нанявших половцев для решения внутренних конфликтов между князьями. Его основной задачей было склонить к военному союзу монгольского хана для решения внешне и внутриполитических задач.

Предвидя дальнейшие попытки вторжения немецких завоевателей на русские земли, князь договорился о совместных военных действиях непосредственно против западных интервентов, взамен обещая военную помощь Батыю.

Свое слово Александр выполнил, приняв активное участие в походе с татарами на аланов.

Вторая задача, стоявшая перед князем, состояла в усмирении противоборствующих партий. За установление внутригосударственного порядка татаро-монгольскими войсками, усиление княжеской власти, Александр договорился о ежегодном взносе – дани. Это позволило предотвратить гражданскую войну сначала внутри новгородского княжества, а с 1252 г. – Владимирской Руси.

Зачем младший брат Александра Невского просил помощи у Золотой Орды

Князь Александр Ярославич был политиком проницательным и хитрым

Последствия союзного договора

Хан Батый умер в 1256 г. Князю Александру Ярославичу пришлось налаживать дипломатические отношения с преемниками верного союзника. Ему это удалось с трудом, но успешно. После его смерти в 1263 г. все договоренности остались в силе. В 1268 г.

немецкие рыцари и воины сделали попытку завоевать Новгород, но на помощь новгородцам пришел конный татарский отряд из пятисот всадников. Немцы вынуждены были отступить, оставив нетронутыми Новгород и Псков. В 1270-х гг. татаро-монгольские отряды отогнали литовцев от Смоленска.

Отказавшиеся от союза с Ордой княжества, были захвачены государствами Литвой и Польшей.

Союз Владимирской Руси и Золотой Орды, заключенный между Александром Невским и ханом Батыем, отсрочил наступление западных захватчиков на Восток, позволил окрепнуть Руси и начать процесс объединения княжеств в государство. Идеология Александра Невского, заключенная в словах: «за други своя», определила важные принципы устроения Руси на несколько столетий.

Источник: https://armflot.ru/srednevekove/1343-soyuz-s-ordoj-pochemu-aleksandr-nevskij-staralsya-najti-pokrovitelstvo-mongolskikh-khanov

Зачем младший брат Александра Невского просил помощи у Золотой Орды

XIII век стал трудным для разоренной и разобщенной Руси: южные и западные княжества начинали постепенно ориентироваться на Европу, их князья роднились с европейскими домами, в то время как восточные княжества склонялись под игом, подвергаясь разорениям монголов, выплачивая им дань и умиротворяя богатыми подарками.

«Восточные» князья были вынуждены ездить в столицу Золотой Орды — город Сарай, расположенный в междуречье Волги и Дона, и там искать покровительства, поддержки и даже родниться с захватчиками.

Так случилось со смоленским князем Федором Черным, который был вынужден взять в жены правнучку Чигисхана, дочь хана Менгри-Тимура Джиджекхатунь, в крещении — Анну, за что получил ярлык на княжение в Ярославле и 36 городов в качестве приданного.

Неудавшееся восстание

Не стал исключением князь Ярослав Ярославович (родился в 1230 году) — младший брат Александра Невского, внук Всеволода Большое Гнездо и правнук Юрия Долгорукого.

Карамзин описывает князя Ярослава Ярославича как человека, не умеющего довольствоваться малым, амбициозного, но при этом не способного встать во главе войска и не отличавшегося ратной отвагой.

По словам историка, он обижал народ и тут же винился перед ним за это, желал Руси величия — и тут же звал монголов в поход на русские города.

Но можно ли его судить строго, если появление князя на страницах летописей началось с ужасного эпизода расправы монголов над его семьей?

Все началось с конфликта внутри Золотой Орды между ханом Батыем и ханом Гуюком. Бату-хан считал, что великое княжение стоит отдать Александру Невскому, а Гуюк-хан настаивал, что место должен занять его брат Андрей Ярославич, которого поддерживали Ярослав Ярославич, галицкий князь Данил и суздальские бояре.

  • Чтобы поставить на княжение Невского, Бату-хан расправился с Гуюком, а затем послал на Русь войско под предводительством полководца Неврюя и двух выдающихся темников— Котиея и Алабуга Храброго.
  • В 1252 году монголы под Владимиром разбили войско Андрея и Ярослава, после чего Андрей бежал в Швецию, а Ярослав — в Псков, а Неврюй тем временем разорил Переславль-Залесский, в котором княжил Ярослав, жестоко расправился с его женой, а сыновей, Святослава и Михаила, взял в заложники; при взятии города погиб и близкий друг Ярослава — тверской воевода Жирослав, а ордынцы взяли богатую добычу.
  • Из изгнания — на престол

О том, какой могла быть роль Невского в нашествии ордынцев, неизвестно, но вскоре Александр помирился с братом Андреем и дал ему во владение Суздаль. Ярославу, который, очевидно, затаил на Александра обиду, потребовалось больше времени, чтобы вернуться.

В 1255 году он пытался встать во главе Новгорода, но был вынужден оставить город под давлением войск Невского; перемирие братьев все же состоялось, и спустя три года они втроем ездили в Орду, откуда Ярослав вернулся на Тверской престол, как говорит летопись, «со многою честью». А после того, как в 1263 году умер Невский, Ярослав получил от монголов ярлык на великое княжение и княжил девять лет, но получал ли он реальную помощь от Орды?

Ордынцев боялись все
Единственный раз, когда помощь ордынцев оказалась на руку Ярославу, был поход объединенных сил русских и ордынцев на ревельских датчан, которые сразу же запросили мира.

Конфликт между ревельцами и русскими тлел долго: то жители Пскова и Новгорода вторгались во владения Литвы и Ливонии, то немцы и датчане пытались взять реванш.

Ситуация накалилась после того, как в 1269 году войско под предводительством магистра Отто фон Роденштейна осадило Псков.

После этого Ярославу не оставалось ничего иного, как проучить магистра. Вместе с русским войском в поход собрался и ордынский баскак Амраган, сидевший во Владимире; очевидно, войско вместе с ордынцами достигло такого размера, что противник испугался и стал просить мира.

Как новгородцы Ярослава перехитрили

В 1270 году великий князь Ярослав Ярославич снова пытался прибегнуть к помощи Орды, на этот раз, чтобы усмирить мятежных новогородцев, но хитрость князя не удалась.

После того, как Новгород восстал и изгнал не только Ярослава, но, как свидетельствует летопись, и его воевод Ратибора и Гаврилу Кыянонивица, Ярослав решил заручиться поддержкой хана и послал в Сарай гонца с вестью, что Новгород не желает платить монголам дань, и тогда ордынский хан Менгу-Тимур отправил в Новгород войска для подавления восстания.

Сам Ярослав в это время собирал войско, включающее в себя воинов из Смоленска и из Переяславца. Новгородцы поставили в строй всех от мала до велика, к ним присоединись жители Ладоги, Карелии, Ижоры.

Неизвестно, чем бы закончилось столкновение, но новгородцы перехитрили Ярослава, послав в Орду своих представителей, которые объяснили хану, что Новгород выступает исключительно против Ярослава и полностью покоряется ханской власти.

Хан увидел в конфликте возможность ослабить власть Ярослава и отозвал ордынское войско назад. Очевидно, ордынцы были заинтересованы в обеспечении некоторой самостоятельности Новгорода от князя, что следует из Новогородских летописей, по которым хан потребовал от Ярослава обеспечить в Новгород проезд для «немецких гостей».

Стояние у Старой Русы

Оставшись без поддержки Орды, Ярослав не рискнул напасть на новгородцев, и конфликт, грозящий окончательно разрознить Русь, закончился стоянием у Старой Русы, точку в котором поставил митрополит Кирилл III, пославший письмо с просьбой слушать Бога и крови русской не проливать. Он поручился за князя, и после примирения новгородцы снова признали власть Ярослава, которого поддержал и хан, повелевший снова «посадить Ярослава».

По мнению советского историка Вадима Каргалова («Конец ордынского ига»), события жизни князя Ярослава свидетельствовали о продолжении ослабления княжеской власти и использовании ордынцами русских князей как проводников своей политики. После смерти князя Ярослава на пути из Сарая в Тверь в 1272 году (скорее всего, его отравили ордынцы) вмешательство монголов во внутренние дела Руси еще больше усилилось.

Источник: https://weekend.rambler.ru/other/42829268-zachem-mladshiy-brat-aleksandra-nevskogo-prosil-pomoschi-u-zolotoy-ordy/

Александр Невский и его брат Андрей

От редакции. Ответ Владимира Куковенко на статью Виктора Саулкина «История о том, как святой благоверный князь Александр российского либерала обидел» содержит точку зрения противоположную позиции не только В. Саулкина, но и редакции РНЛ, а аргументация автора, на наш взгляд, скорее будет близка либералам-западникам. И, тем не менее, мы считаем полезным публикацию этой статьи, во-первых, потому что она интересна сама по себе, во-вторых, потому что считаем важным продолжение разговора о цивилизационном выборе пути развития России, и в-третьих, так как надеемся, что авторы и читатели РНЛ не останутся равнодушными и вскоре последует достойный «ответ на ответ».

Виктор Саулкин затронул один из сложнейших вопросов русской истории. Насколько он важен для русского человека, свидетельствует те яростные споры, которые постоянно ведутся и по поводу личности Александра Невского, и по поводу его политики сближения с монголами.

Но в этих спорах практически никогда не упоминается младший брат Александра, Андрей Ярославич, который был убежденным противником монголов. Можно смело сказать, что он был политическим антиподом своего брата.

Согласно современным историческим представлениям его следует отнести к «западникам» и, даже, либералам, что воспринимается почти как каинова печать на делах и поступках князя Андрея.

Но, поиск союзников в христианской Европе для защиты от диких монголов-язычников, разве не является свидетельством естественной и нормальной внешней политики? И внутренне соглашаясь с его выбором, разве тем самым мы предаем свое отечество?

Статья Саулкина заставила меня высказаться об этом несправедливо забытом русском князе и по некоторым другим вопросам отечественных исторических мифологем.

***

Пусть это и так, но все же имя князя Андрея достойно и памяти, и похвалы, поскольку с ним связана, хотя и неудачная, и трагическая, но все же необыкновенно смелая попытка освобождения от ордынской зависимости.

Вооруженное выступление князя Андрея против завоевателей еще не нашло в отечественной истории своей должной оценки, что вызывает определенные вопросы. За двести сорок лет владычества татар русская история знает не так уж и много подобных выступлений, и одно это должно было привлечь внимание к князю Андрею.

Но историки незаслуженно умолчали о нем, объявив его не слишком умным деятелем, заносчивым правителем и просто никчемным человеком. Отсюда следовало, что и его борьба с монголами едва ли могла заслуживать какого-либо одобрения. Тем более, что он потерпел поражение и, тем самым, обрек свое княжество на жестокое разорение.

Но поражение не является причиной осуждения смелого порыва князя Андрея. Дмитрий Донской, спустя сто тридцать лет хотя и добился первоначально успеха на Куликовом поле, но при этом полегло так много русских ратных людей, что, практически, Московское княжество некому было защищать.

И татары без труда разорили его и вновь подчинили себе на следующие сто лет. Но разве князь Дмитрий осуждается за это, откровенно говоря, несвоевременное выступление? Нет, поскольку его выступление было продиктовано святым желанием дать независимость своей родине.

Читайте также:  Норвежцы, которые стали русскими: что с ними случилось

Во имя этого прощаются ему историками и некоторые военные неудачи, предшествующие Куликову полю, такие как сражение с татарами на Пьяне (1377 год), во время которого без славы и без пользы полегло огромное число русских ратников.

Теми же чувствами защиты своей родины руководствовался и князь Андрей. Поэтому не вполне справедливо, и с исторической, и с патриотической точки зрения, осуждать его за этот безрассудный, но достойный уважения порыв.

В нашей истории укоренился миф о том, что для Руси в то время опасность с запада была значительно сильней, поскольку грозила истребить сам дух русского народа. Но с этим можно и не согласиться, поскольку эта опасность обозначилась лишь несколькими вооруженными нападениями на русские пределы, причем отряды нападавших были малочисленны.

Как полагают историки, шведов, которые прибыли в устье Невы в 1240 году было не более пяти тысяч. Немцев и их союзников в битве на льду Чудского озера было около десяти тысяч, если не меньше (некоторые современные исследователи считают, что около полутора тысяч). Такие силы едва ли представляли серьезную угрозу для русских северных княжеств, не говоря о всей Руси.

Во всяком случае, для их отражения хватило сил одного Новгородского княжества. Были захвачены некоторые порубежные города, в том числе и Псков, но вскоре их успешно вернули.

Разве можно усмотреть в этом, относительно, слабом давлении с запада, опасность полного порабощения не только всех русских земель, но и самого духа русского народа? Это были заурядные пограничные конфликты, которыми так богата история средневековья, и которых не избежало ни одно государство Европы. Такие же набеги на своих западных соседей делали и русские князья.

Но, тем не менее, отечественные историки эти незначительные порубежные столкновения представили на страницах своих трудов как мощнейшую военную экспансию Запада на Русь. И эти представления прочно укоренились в сознании русского человека.

О незначительности военных столкновений на западных границах Руси говорит и то, что западноевропейские хроники хранят полнейшее молчание о битвах на Неве и Чудском озере. О первой из них умалчивают и русские летописцы, современники тех событий. Лишь о Ледовом побоище сохранилась краткая запись в Лаврентьевской летописи.

Да и та сделана таким образом, что на первый план выдвигается не князь Александр, а его брат Андрей: «В лето 6750 (1242).

Великий князь Ярослав послал сына своего Андрея в Новгород Великий в помощь Александру против немцев, и победили их на Плесковском (Псковском) озере и взяли большой полон; и возвратился Андрей к отцу своему с честью».

Вот и все, что можно узнать из ранних русских летописей об этих столкновениях. И только в более поздних летописях, как результат переосмысления событий под влиянием новых исторических представлений, акценты были смещены и эти сражения представлены эпохальными и судьбоносными для всей Руси и дальнейшей русской истории.

В то же время, с востока на Русь нахлынули дикие орды, исчислявшиеся сотнями тысяч. После себя они оставляли пепел и безжизненные пространства, угоняя русских пленников на невольничьи базары.

Когда не оставалось населения после набегов монголов, то можно ли говорить о том, что русский дух оставался сохраненным? И где он сохранялся — среди русских рабов на неизмеримых просторах Азии? Или среди трупов?

Так какая же опасность была страшнее для Руси? Ответ очевиден.

Эти неправильно расставленные исторические акценты ведут свое происхождение от оценки ситуации церковными деятелями Руси. В случае захвата русских земель католиками, православная церковь ожидала своей неминуемой гибели, или полного подчинения унии.

Именно эта гипотетическая опасность (которая за всю историю России так и не приобрела реальные формы!) в течение нескольких веков настолько страшила православных иерархов, что они чуть ли не с умилением взирали на диких монгол, безжалостно уничтожавших русских людей, но позволившим оставшимся в живых молиться по греческому закону.

Вначале степняки предавали кровавому разорению русские села и города вместе с церквями и монастырями и так же неистово уничтожали духовенство, как и прочих жителей. Но потом сообразили, что духовных лиц следует щадить, поскольку те очень удобны для насаждения смирения в покоренном народе, и стали выдавать им охранные ярлыки.

Впоследствии такая циничная политика одних и предательски-трусливое поведение других было представлено некой гармонией духовного сосуществования двух народов. Именно эта ложно понятая и ложно истолкованная гармония толкала церковь на то, чтобы молиться за своих поработителей.

Судьба русского народа едва ли принималась здесь в расчет.*

*В 1382 году эта «идиллия» между монголами и русской церковью закончилась. Хан Тохтамыш, захватив Москву, в первую очередь повелел убивать духовенство, вышедшее к нему навстречу в ризах и с крестами.

Видимо, в наказание за то, что оно не до конца смирило русский народ. Были преданы страшному разорению все церкви и монастыри.

Но даже после этого наглядного вразумления русское духовенство не нашло в себе мужества призвать русский народ к всеобщему восстанию.

Более нелепой оценки исторической ситуации трудно представить, но, тем не менее, она укоренилась и в исторической науке и в сознании многих людей на многие века.

Александр Невский, проводивший в силу определенных обстоятельств сознательную политику союза с монголами и вооруженного противостояния своим западным соседям, необыкновенно удачно вписался в эти представления. И за это был объявлен и политическим провидцем, и святым.

Андрей Ярославич, который был склонен к союзу с западными странами и к вооруженному противостоянию монголам, такой чести не удостоился и даже был очернен в глазах потомков.

Не был удостоен святости и Даниил Галицкий, единственный русский князь, отстоявший свое княжество в столкновении с монголами. Казалось бы, именно ему самое место в синодике православных святых за неустанные ратные труды по защите родной земли.

Но и он не был отмечен православной церковью, поскольку искал союзников все там же, в католической Европе, и даже высказывал намерения в пользу унии.

Подобная неприязнь русской православной церкви к католичеству была воспитана у русских иерархов греками, которые принесли на Русь не только свет истинной веры, но и фанатичную и устойчивую ненависть к «латинству».

Не буду судить о том, оправданна или нет подобная рознь христианских церквей, но несомненно, что это ожесточенное духовное противостояние создало множество нелепых и трагических ситуаций.

В этом плане весьма показательна печальная и бесславная история заката Византийской империи.

В середине XV века, когда османы вытеснили византийцев из Малой Азии и готовились к штурму Константинополя, трезвомыслящие греческие политики обратились за помощью к папе Римскому, надеясь на организацию им крестового похода.

В ответ на это множество православных священников в Византии стали исступленно убеждать своих соотечественников в том, что лучше склониться перед турками-мусульманами и быть их рабами, чем принять военную помощь от «латинян». Неимоверно раздутая догматическая рознь христианских церквей все заслонила в глазах этих людей.

Страх перед завоевателями и эти проповеди настолько смутили и запутали умы греков, что перед лицом величайшей опасности они проявили какую-то поразительную массовую пассивность и крайнюю степень покорности судьбе. Стены Константинополя защищали лишь императорские наемники и немногочисленные отряды из Европы.

Жители города с более чем стотысячным населением в этой защите участие не приняли. Константинополь был взят, а его население, в том числе и священники, были самым бесчеловечным образом вырезаны. Так бесславно закончилось существование некогда великой империи.

Что получил греческий народ и греческая церковь от подобного противоестественного исторического выбора? Можно ли говорить о том, что турки бережно сохранили дух греческого народа?.. Утверждать эту нелепость было бы величайшим заблуждением.

В течение нескольких сот лет и греческий народ, и его церковь влачили под властью османов самое жалкое существование, наполняясь рабским духом и подвергаясь не только всевозможным унижениям и позору, но и систематическому уничтожению.

И подобное пребывание в страхе и нищете продолжалось до тех пор, пока ненавистные им «латиняне» не потребовали от Турции предоставить независимость Греции.*

*Тирания турок над христианским населением Греции стала настолько нестерпимой, что в 1821 году греки подняли восстание.

Отдельные греческие иерархи уже осознавали всю пагубность безмолвной покорности, и именно они первыми призвали к вооруженной борьбе.

Почти четыреста лет рабства, национального и религиозного унижения наконец-то заставили их реально оценить ситуацию и не испытывать иллюзий в отношении мирного и гармоничного существования с миром ислама.

25 апреля 1821 года митрополит Патрский Герман водрузил в Калаврите знамя народного восстания и обратился к грекам со следующим воззванием: «Героические сыны геройских отцов! Пусть препояшется каждый мечом своим, потому что лучше пасть с мечом в руках, нежели видеть бедствия отечества и оскверненные святыни! Ну же! Разорвите оковы, сокрушите иго, которое возложили на вас, потому что мы — наследники Божий и сонаследники Христовы! Дело, которое вы призываетесь защитить, есть дело Самого Бога».

По существу, это было призвание к крестовому походу. О подобных воззваниях патриарха Константинопольского в год восстания ничего не известно, поэтому можно предположить, что он проявил в этом вопросе чрезмерную осмотрительность, которую можно расценивать как малодушие.

Это восстание турки потопили в крови, предав неслыханному уничтожению население страны. Наиболее страшное и наиболее массовое уничтожение греков произошло на острове Хиос (так называемая резня на острове Хиос).

Из 100 000 населения этого острова после чудовищной резни в живых осталось не более 1800 человек. После своей победы турки продавали греков на невольничьих рынках десятками тысяч.

Греческому населению грозило полное уничтожение.

Но здесь вмешались европейские государства. 6 июля 1827 года представителями Англии, Франции и России была подписана конвенция, в которой было предложено настаивать на немедленном заключении мира между греками и Портой.

Турция отвергла предложение, и тогда соединенная эскадра России, Великобритании и Франции нанесла сокрушительное поражение туркам в морском сражении при Наварине. В мае 1827 года русские войска перешли Прут и начали военные действия против Турции. В августе этого же года французский корпус в 14000 человек высадился на берегах Мореи и изгнал оттуда турецкий гарнизон.

Не выдержав военного давления, Турция через два года, на Лондонской конференции 1830 года, была вынуждена признать независимость Южной Греции.

Остальные греческие территории постепенно возвращались Греции еще в течение ста лет, вплоть до середины XX века. Но все же, большая часть земель, некогда могущественного и обширного государства, осталась во власти мусульман.

Спасение Греции силами христианских государств наглядно показало, что христианский дух выше догматической розни, и что последняя может быть успешно преодолена без особых усилий.

К подобной покорности и к этому же непонятному и неоправданному пренебрежению Западом призывали и русские священники во время ордынского господства. Поэтому князь Андрей Ярославич едва ли мог пользоваться их симпатией. Не изменилось к нему отношение и в конце XV века, когда Русь наконец-то нашла в себе силы сбросить ордынское иго. Видимо, о его подвиге в то время уже основательно забыли.

Читайте также:  «живой товар»: на что меняли крепостных на руси

Внушенный русским духовенством отрицательный взгляд на этого князя пережил века и стал настолько устойчивым, что без изменения вошел и в художественную литературу.

Знаменитый исторический писатель Алексей Кузьмич Югов (1902-1979) в своей некогда известной эпопее «Ратоборцы» без должного критического осмысления подхватил эти идеи и превратил Андрея Ярославича в одного из отрицательных персонажей.

Едва ли замечая свою непоследовательность, Югов с восторгом описывает грузинского князя Джакели,* вступившего с монголами в неравную борьбу, восхищается его мужеством и жертвенностью.

Но те же качества романист в упор не видит в русском князе, и желание Андрея Ярославича бороться с ордынцами представляет в своем романе как результат его политической недальновидности и непомерной спесивой заносчивости. Какая-то поразительная слепота или поразительная предвзятость в оценке одних и тех же деяний!

* Кваркваре Джакели, один их грузинских князей, действительно воевал с монголами, потом признал их власть. Позднее он участвовал в неудачной попытке организовать антимонгольское восстание. Как кажется, этим и исчерпываются все его достоинства. Но, тем не менее, на страницах своего романа Югов не скупится на дифирамбы в честь этого князя.

Дело видимо в том, что книга писалась еще при жизни Сталина (вышла в печати в 1948 г.), и Югов нашел способ польстить «кремлевскому горцу», представив его соотечественников безукоризненно благородными воинами, доблестными защитниками родины, не склонными ни к каким сомнительным компромиссам с врагами.

Князь Андрей Ярославич, к сожалению, оценивался им по другим меркам.

Если отказаться от этих предвзятых мнений, которые несут на себе явную печать идеологических установок своего времени, то князь Андрей Ярославич и его поступки предстанут перед нами в несколько ином свете.

Возможно, более объективном. И нам удастся разглядеть в нем то, что не заметили современники и позднейшие историки — его искреннюю боль за свою растерзанную дикими степняками Родину. И его жертвенный героизм.

Источник: https://ruskline.ru/analitika/2010/11/11/aleksandr_nevskij_i_ego_brat_andrej/

Сын батыя

То, что Александр Невский — приемный сын хана Батыя, давно уже аксиома. То есть положение, не требующее доказательств. Из него исходят в дальнейших построениях и рассуждениях.

Например, одни утверждают, что никакого татаро-монгольского ига не было, а был союз, симбиоз, федеративное, а точнее — конфедеративное государство во главе с ханами Золотой Орды и великими каганами в Каракоруме. О каком иге можно говорить, если Александр Невский, приобщенный Русской православной церковью к лику святых, был побратимом царевича Сартака и, соответственно, приемным сыном Батыя?!

Другие — опровергают, утверждают, что иго было и помогли его установить предатели русского народа — великий князь Ярослав и его сын Александр Невский, ради личной власти над Русским улусом пошедшие на союз с Золотой Ордой. И даже на то, чтобы побрататься с Сартаком и стать приемным сыном Батыя!

И ни разу не встречал я дилетантского вопроса-возражения — а откуда вы взяли, что Невский был сыном Батыя? Где это написано? В каких летописях-документах?

Нигде не написано.

Прямых доказательств нет.

Но в истории, тем более древней, средневековой, прямых доказательств вообще мало. Тем более — прямых документов. Да что там древняя! Например, нет документа о сдаче японцам Порт-Артура 20 декабря 1904 года (2 января 1905 года).

Нету.

История, тем более древняя, средневековая — это всегда совокупность косвенных доказательств и свидетельств. Если на их основе вырабатывается «непротиворечивая версия» (термин Л. Н. Гумилева), значит, истина установлена. Или — почти установлена.

Для профессиональных историков это опять же аксиома, азбука.

Но почему просто читатели ни разу не усомнились, не потребовали прямых доказательств побратимства Александра и Сартака?

Наверно, авторитет Льва Гумилева был бесспорен. Бесспорна непротиворечивая версия, система выстроенных им косвенных доказательств. Собственно, история Руси того периода.

Одно из косвенных, но очень существенных доказательств побратимства Сартака и Александра я нашел в… «Житии» Александра Невского. То есть оно всегда было на виду.

Конечно, здесь мы имеем сложный, противоречивый текст. Как и во всех летописях. Оригиналов ведь нет. «Житие» начали создавать примерно через 120 лет после смерти Александра. Из каких источников брался материал — неизвестно. Сколько раз потом переписывалось, редактировалось — тоже неизвестно. В итоге мы имеем текст XV–XVI веков о деяниях XIII века.

Перепутаны имена, события, даты. Например, пишется, что Александр после смерти отца навел ужас на Владимир, а потом поехал в Орду: «После смерти отца своего пришел князь Александр во Владимир в силе великой. И был грозен приезд его, и промчалась весть о нем до устья Волги.

И жены моавитские начали стращать детей своих, говоря: «Вот идет Александр!»

Но Ярослав умер в 1054 году, а тогда у Александра не было «силы великой», во Владимире законно княжил Андрей, и никаких походов на город в истории и не зафиксировано. А ужас на Владимир он мог навести, и навел, только в 1053 году, уже после поездки в Орду, получив от Батыя конницу.

Вообще, поездка в Орду представляется в «Житии» как единственная. Хотя Александр жил там, наверно, не меньше, чем дома. Ну, как нынешние губернаторы постоянно бывают в Москве — работа такая.

И если отмечается в «Житии» какая-то поездка в Орду — значит, было тогда Событие. Но Событие потом отредактировали, перепутали, вообще вычеркнули, и осталась поездка.

Со словами Батыя, совершенно непонятными.

  • «Решил князь Александр пойти к царю в Орду… И увидел его царь Батый, и поразился, и сказал вельможам своим: «Истину мне сказали, что нет князя, подобного ему».
  • Зададимся вроде бы простым, дилетантским, а на самом деле очень даже профессиональным вопросом: «А с чего это вдруг Батый так восхищается нашим князем Александром?»
  • Ну, с каких таких коврижек?

Если исходить из теории ига, то полный абсурд. Приехал в ставку к хану-завоевателю удельный князь завоеванной страны. По делам приехал, с просьбой какой-то. Или же хан его вызвал, чтобы дать указания.

С чего вдруг такие изъявления чувств?

А если исходить из того, что ига не было, а были союзнические, и даже дружеские отношения, все равно абсурд. В «Житии» написано так, будто Батый впервые увидел Александра. И поразился. На самом же деле знал он его давно. Батый — давний друг великого князя Ярослава, отца Александра. Именно Ярослав еще в 1245 году призвал русских князей признать Батыя «своим царем».

Да и в любом случае Батый не стал бы поражаться. Не тот человек. Не та ситуация. Не та, наконец, традиция.

Не мог Батый говорить такое. Он и не говорил.

Говорил, скорее всего, Сартак.

Это — ритуал побратимства, почти одинаковый и у скифов, и тюрко-монголов, и славян. Обмениваются оружием, одеждой, пьют из общей чаши, превозносят друг друга. Не только во время ритуала, но вообще, везде и всюду.

Процитируем «Сокровенное сказание» монголов. Джамуха так говорит врагам монголов о своем побратиме Темучжине (будущем Чингисхане): «Это подъезжает мой побратим Темучжин. Все тело его залито бронзой… железом оковано: негде иглою кольнуть.

Он словно сокол».

  1. В таком каноническом стиле говорил, как я полагаю, и Сартак, превознося великую доблесть и княжескую мудрость своего побратима Александра: «Нет князя, подобного ему».
  2. И Александр говорил примерно так же, превознося храбрость и отвагу названого брата — царевича Сартака, наследника трона Золотой Орды.
  3. Ритуал.
  4. Оттуда и залетели эти слова в «Житие» Александра Невского!
  5. Кочуя из летописи в летопись, видоизменяясь, потеряв первоначальный смысл, сохранилось-таки в единственном документе.
  6. Иначе объяснить эту фразу невозможно.

Надеюсь, моя версия непротиворечива. То есть реконструирует ситуацию и отвечает на вопросы.

Следующая глава

Источник: https://history.wikireading.ru/144886

Почему Александр Невский был против свержения ига Золотой Орды

В критических голосах по поводу Александра Невского больше всего места занимают упрёки в том, что он способствовал установлению монголо-татарского ига на Руси.

Мол, после Батыева нашествия Русь ещё могла воспрянуть духом и соединёнными усилиями свергнуть только что установившийся гнёт. Нам, конечно, не дано знать, увенчались бы такие попытки успехом либо же, напротив, привели бы только к новым жертвам и опустошениям.

Зато нам известно, во-первых, что такие попытки были, а во-вторых, что Александр Невский им противодействовал и пресёк их.

Историки обычно оправдывают это тем, что-де Александр Невский тем самым избавил Русь от новых татарских набегов и опустошений. Однако то, как он это осуществил, было как раз серией таких погромов и нашествий. Только вместе с татарами в них участвовала и дружина Невского героя.

Рассмотрим события по порядку. В 1243 году Батый, хан улуса Джучи (Золотой Орды), призвал отца Невского – Ярослава Всеволодича – в свою столицу Сарай, чтобы принять от него вассальную присягу. Александр в это время княжил в Новгороде как наёмный князь с ограниченной властью.

Ярослав требуемую присягу дал, за что Батый дал ему ярлык – инвеституру на великое княжение Владимирское и Киевское. По сути, Батый поставил Ярослава старшим над всеми русскими князьями, правда, это поставление было признано не всеми русскими князьями и не сразу.

Есть в летописях намёки на то, что сам Александр не спешил подчиняться своему отцу.

Но решение хана Золотой Орды в то время ещё требовало ратификации великого хана в Каракоруме. И вот, после короткого пребывания на родине, Ярослав Всеволодич отправился в далёкий путь в Центральную Азию, из которого уже не вернулся.

В том, что он был утверждён на великом княжении, никто не сомневался, но теперь на престол претендовали два его сына – Александр и Андрей.

Традиция считает Александра старшим из братьев, однако точно это неизвестно, и дата рождения Андрея не сохранилась.

Андрей первым отправился в Каракорум и привёз от великого хана Гуюка ярлык на владимирский престол. Но вскоре Гуюк внезапно умер, и при поддержке Батыя великим ханом стал Мунке. Андрей тем временем вступил в союз с князем Даниилом Галицким с целью свергнуть с Руси ханское иго.

Насчёт дальнейших событий версии как у летописцев, так и у историков, сильно расходятся. Каноническая версия гласит, что сын Батыя Сартак, правивший в то время в Сарае, направил против Андрея темника Неврюя.

Андрей бежал, а Александр тем временем поехал в Сарай, а потом в Каракорум, чтобы умилостивить ханов, и привёз себе ярлык на великое княжение.

Тем временем татары уже успели снова разорить Владимир, Суздаль и другие центры Северо-Восточной Руси («Неврюева рать», 1252 г.).

По апокрифической версии, опирающейся на Василия Татищева, Александр Невский сам выпросил у хана войско, с его помощью сверг брата и вокняжился на Руси, окончательно утвердив тем самым в ней ордынское иго и похоронив надежды на освобождение.

Некоторые историки высказывают гипотезу, что Неврюй, упоминаемый летописью, не кто иной, как сам Невский герой.

Независимо от того, какая версия верна, очевидно, что Александр Невский воспользовался могуществом Орды для утверждения своего единовластия в Руси, но как послушного данника ханов.

Источник: https://myhistori.ru/comments/42701740445/page

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector