Зачем павел i приказал публичным женщинам носить желтые платья

Но хуже для меня наш Север во стократ С тех пор, как отдал все в обмен на новый лад, И нравы, и язык, и старину святую, И величавую одежду на другую По шутовскому образцу: Хвост сзади, спереди какой-то чудный выем,

Рассудку вопреки, наперекор стихиям.

Грибоедов. Горе от ума. 3, 22. Чацкий.

Побывав с Великим посольством 1697-1698 годов в Западной Европе, царь Петр вернулся в Россию преисполненным грандиозных идей по переустройству русского быта. Народная мудрость «встречают по одежке» вышла народу боком, поскольку самодержец решил эту самую одежку своих подданных изменить.

Сделано это было для того, чтобы русских на Западе принимали за своих и общались с ними на равных. Поскольку отличительной чертой русского человека была косматая борода, монарх первым делом распорядился своих подданных побрить. Текст соответствующего указа от 1698 года до наших дней не сохранился, но именно он положил начало изменению облика русского дворянства.

Зачем Павел i приказал публичным женщинам носить желтые платья

1

В России первое место в украшении наряда занимал жемчуг в допетровские времена Зачем Павел i приказал публичным женщинам носить желтые платья

2

Князья носили длинные богатые кафтаны, застегивавшиеся спереди шарообразными пуговицами. Их плащи делались в большинстве случаев из ярко-красного шелка.

В январе 1700 года вышел указ «О ношении платья на манер венгерского», предписывавший «боярам, и окольничим, и думным, и ближним людям, и стольникам, и стряпчим, и дворянам московским, и дьякам, и жильцам, и всех чинов служилым, и приказным, и торговым людям, и людям боярским, на Москве и в городах, носить платья, венгерские кафтаны, верхние длиною по подвязку*, а исподние короче верхних, тем же подобным».

Венгерский костюм был взят за образец поскольку был ближе к русскому, что должно было облегчить переход от длиннополых кафтанов к кафтанам французского покроя. Впрочем, уже через год было велено переходить к платью немецкого образца. Второй указ предполагал жесткие меры против тех, кто артачился и не хотел менять привычной одежды.

*по подвязку — т. е. примерно на ладонь ниже колена.

Зачем Павел i приказал публичным женщинам носить желтые платья

3

Русские женские костюмы Зачем Павел i приказал публичным женщинам носить желтые платья

4

ДУШЕГРЕЯ. Верхняя одежда русских женщин всех слоев населения в XV–XVII веках. Душегрею надевали поверх сарафана; в богатых домах шили из дорогих узорчатых тканей. Длина ее – чуть ниже талии. Покрой душегреи – свободный, широкий, на спине красивые складки подчеркивают трапециевидный силуэт одежды. Душегрея застегивалась спереди и имела широкие бретели.

— При въезде в города были поставлены специальные люди, которые следили, в какой одежде приходит человек. За неподобающий вид брали пошлину: с пеших 13 алтын и 2 деньги, а с конных 2 рубля. Тем же, кто не платил, полы длинного кафтана могли отрезать на месте, — говорит зав. отделом ткани и костюма Государственного исторического музея Нина Суэтова.

В последующие несколько лет вышло еще несколько схожих указов. В них платья западноевропейского образца предписывались только дворянам. Но за ношение бороды по-прежнему надо было платить налог от 30 до 100 рублей в год — очень большие деньги! Специальный бородовой знак автоматически позволял носить традиционную русскую одежду.

Зачем Павел i приказал публичным женщинам носить желтые платья

5

Г. Преннер. Портрет гр. Я. Е. Сиверса. Середина XVIII века.

Нововведение шло трудно даже в Москве, не говоря уже о других городах. Дело было не только в непривычности иностранной одежды, но и в ее неприспособленности к российским реалиям. Так, в 1706 году вышел указ «О позволении сибирским жителям носить такое платье, какое кто пожелает».

Старорусский костюм был долгополым и многослойным, что позволяло сохранять тепло. Его покрой не менялся несколько веков, а одежда могла переходить по наследству.

Западноевропейский костюм сложился к последней четверти XVII века и состоял из трех основных предметов: кафтана, камзола и штанов по колено. Наряд дополняли рубашка, чулки и ботинки с пряжкой.

С небольшими изменениями такой костюм сохранялся вплоть до конца XVIII века.

Зачем Павел i приказал публичным женщинам носить желтые платья

6

Портрет А. Я. Нарышкиной с детьми. Первая четверть XVIII века.

— В камзоле человек мог принимать гостей в доме, а на улицу выходил в кафтане, хотя в плане кроя они мало чем отличались. На зиму кафтан подбивали мехом, но шубы тоже оставались в ходу. Западный кафтан был удобнее, особенно для служилых людей, поскольку они больше не путались в длинных полах, — отмечает Нина Суэтова.

На смену боярским столбунцам пришли фетровые шляпы, а на зиму волей неволей пришлось оставить меховые шапки. При Петре появились парики, хотя сам император носил их редко. Его кафтаны отличались отложными воротниками, тогда как в классическом варианте западноевропейского костюма они отсутствовали, поскольку перекрывались лопастями парика.

Зачем Павел i приказал публичным женщинам носить желтые платья

7

Одежда царская и боярская XVII столетия.

Обуви начала XVIII века в собрании Исторического музея практически не представлена. Известно, что Петр повелел обрабатывать кожи не дегтем, а ворванью. На Руси, чтобы удобнее было ходить, подошву подбивали гвоздями и скобами.

 В 1715 году (1 сентября по старому стилю) был издан указ, запрещающий использовать для изготовления обуви подобные материалы, а купцы, продолжавшие торговать ими, могли лишиться своего имущества и даже отправлены на каторгу.

Зачем Павел i приказал публичным женщинам носить желтые платья

8

Неизвестный художник. Портрет цесаревны Натальи Петровны. Первая четверть XVIII века.

Женский костюм также претерпел изменения. В допетровское время платье было цельнокройным, с поясом и почти полностью скрывало фигуру. Теперь же придворным дамам было велено носить корсажи с декольте и широкие юбки.

Это негативным образом сказалось на женском здоровье. Уже позже, когда девочек с семилетнего возраста начинали шнуровать в корсет, это оборачивалось деформацией фигуры к зрелому возрасту, что влекло болезни и трудности при вынашивании детей.

Наряд дополняли нижние юбки, бостроги и немецкие башмаки.

Самый больной удар пришелся на головные уборы. На Руси замужняя женщина не должна была на людях показывать волосы — это считалось позором, поэтому голову обязательно покрывали. Петр же ввел прически, что для уже замужних женщин стало шоком.

— Молодежи было проще. Дворянские дети ездили за границу, и там перенимали западноевропейскую моду. Незамужние девушки голову не покрывали, поэтому после свадьбы попросту продолжали одеваться, как в девичестве. Старшему же поколению это давалось очень тяжело. Старые устои ломались довольно болезненно, — продолжает Нина Суэтова.

Зачем Павел i приказал публичным женщинам носить желтые платья

9

Петр первый в иностранном платье

Несмотря на то, что новомодная одежда предписывалась только высшим сословиям, претерпели от реформы и обычные горожане. Портные не могли сразу перенять все секреты кроя. Указы же запрещали изготавливать русские платья, головные уборы, сапоги и ботинки. За неповиновение также могли последовать конфискация и каторга. 

Зачем Павел i приказал публичным женщинам носить желтые платья

10

Кафтан и камзол Петра позволяют представить его вытянутую фигуру

На площадях и у городских ворот для примера выставляли «чучелы, сиречь образцы платью». Позже из-за границы начали выписывать специальные куклы, наряженные по последней моде, чтобы царские подданые могли, как сейчас выражаются, быть в тренде. Это, кстати, было обычной в Европе практикой. 

11

Портрет Екатерины I. Ж.-М. Натье (1717 г.)

12

Фелонь (шитье золотой и серебряной нитью, чеканка, золочение), XVII в.

13

Боярский свадебный пир в XVII веке.

С 1707 года специальные люди осматривали предметы гардероба, предназначенные для продажи и ставили специальное клеймо соответствия. Если же покрой не отвечал немецким стандартам, изделие отдавали мастеровому на переделку, что в добавок сопровождалось штрафами и наказаниями.

Бородатые крестьяне при въезде в город должны были платить две деньги, т.е. копейку. Духовенству бороды носить не возбранялось. Суровые наказания за следование старинному укладу были свойственны только петровскому времени. С середины XVIII века на нарушение этих указов первого Императора Всероссийского смотрели сквозь пальцы. Но запущенный им процесс был уже необратим.

14

Боярский свадебный пир в XVII веке.

Купцы и мещане перешли на западноевропейский костюм ближе к концу XVIII века. Привыкшие строго чтить обычаи купцы-старообрядцы, особенно на Волге, в Нижнем Новгороде, продержались до середины XIX столетия. И только крестьяне до самой революции носили все те же русские рубахи да штаны.

15

Россия. Князь и женщины

Живший в XIX веке историк Сергей Соловьев полагал, что изменение костюма повлияло и на национальный характер: «Длинная и широкая одежда есть выражение жизни спокойной, по преимуществу домашней, отдохновения, сна, короткая и узкая одежда есть выражение бодрствования, выражение сильной деятельности». С этим утверждением можно и поспорить, ведь коренные преобразования петровской эпохи затронули все без исключения стороны русской жизни. Но мысль любопытная.

16

Сумочка с изображением растительного орнамента. Техника: вышивка в технике глади и настила вприкреп. Начало 18 века.

18

Русская боярыня и бояре

Источник: https://www.ridus.ru/news/176093

Проституция в Российской империи — волею Николая I

Зачем Павел i приказал публичным женщинам носить желтые платья

Справедливости ради стоит отметить, что проституцию в России легализовали вовсе не из-за особой извращенности или неожиданного либерализма властей. Просто император Николай I понял, что наказаниями и запретительными мерами бороться со второй древнейшей профессией совершенно бесполезно. Первым же начал бороться с проституцией еще сам император Петр Великий, который, вернувшись из Амстердама, тут же запретил открывать публичные дома рядом с казармами полков — во избежания массовых случаев заражения «нехорошими» инфекциями (сифилис – вот главный враг русского солдата!). Гулящих же девок, пойманных с солдатами, император призывал безжалостно ссылать на принудительные работы. Екатерина II в своем «Уставе о благочинии», принятом в 1782 году, постановила сутенеров и устроителей публичных домов наказывать заключением в смирительный дом на срок от двух недель до полгода. Ее сын Павел I приказал ссылать проституток из Москвы и Санкт-Петербурга в Иркутск и обязывает публичных женщин носить желтые платья, «дабы отличаться от других дам».

Зачем Павел i приказал публичным женщинам носить желтые платья

Но все жестокости были бесполезны: проституция все равно цвела в России пышным цветом, а венерические болезни были главной заботой всех военных лекарей.

И тогда Николай I специальным указом легализовал проституцию, установив за ней строгий врачебно-полицейский надзор.

Проституток, женщин старше 16 лет, ставили на учет во врачебно-полицейских комитетах, отбирали у них паспорта, а взамен выдают особые свидетельства – «желтые билеты».

Зачем Павел i приказал публичным женщинам носить желтые платья
Зачем Павел i приказал публичным женщинам носить желтые платья

В «Правилах для содержательниц домов терпимости» были установлены возрастные ограничения как для самих проституток – только с 16 лет, так и для содержательниц публичных домов – с 35 лет, а также регламентировано место размещения борделей – не ближе чем 150 саженей — то есть, около 300 метров — от церквей, училищ и школ.

Зачем Павел i приказал публичным женщинам носить желтые платья

В конце «Паспорта» шли отметки о посещении врача.

Зачем Павел i приказал публичным женщинам носить желтые платья

Еще один вариант «желтого билета»

Зачем Павел i приказал публичным женщинам носить желтые платья

И еще один вариант «желтого билета» — со специальной маркой об уплате пошлины.

Зачем Павел i приказал публичным женщинам носить желтые платья

Развитие института проституции в России шло что по классической схеме. Существовал слой элитных проституток из высшего слоев общества – в обиходе этих женщин в Петербурге называли «камелиями» по ассоциации с романом А. Дюма-сына «Дама с камелиями».

Известно, что «камелии» вели такую же жизнь, как и аристократы, в обществе которых вращались эти дамы.

«Встают они поздно, — отмечал в 1868 году анонимный автор «Очерка проституции в Петербурге», — катаются по Невскому в каретах и наконец выставляют себя напоказ во французском театре».

Зачем Павел i приказал публичным женщинам носить желтые платья

Был институт женщин из публичных домов – согласно статистике,. в 1901 году в России было зарегистрировано 2400 публичных домов, в которых работало свыше 15 000 женщин.

Прейскурант одного из домов терпимости.

Зачем Павел i приказал публичным женщинам носить желтые платья

Наконец, были одиночные «жрицы любви» — т.н. «билетные проститутки» — самый многочисленный контингент продажных женщин. в 1901 году их, по разным оценкам, насчитывалось от 20 до 40 тысяч человек. Большая часть их была сосредоточена в крупных городах: так, на 1000 жителей Петербурга приходилось более 3 проституток, а на 1000 москвичей — уже 15 публичных девиц.

Кем были эти женщины? В России это в основном женщины из крестьянок (около 48%) и мещанок (около 36%). А вот в Петербурге состав «жриц любви» уже другой: домашняя прислуга (33%), работницы различных швейных мастерских (24%) и фабричные работницы (14%).

  • Фото «билетных» российских проституток из полицейских архивов Нижнего Новгорода.

Кроме того, существовала и любительская — «безбилетная» — проституция. Прежде всего, конкуренцию дорогим публичным домам создавали модные кабаре и кафе-шантаны с цыганскими ансамблями — например, знаменитый «Яръ» в Петербурге. Все знали, что артисток за определенную сумму можно ангажировать на вечер.

По данным нескольких исследований проституции в России, среди причин, толкавших женщину на этот путь, чаще всего назывались социальные мотивы: нужда, скудость средств, усталость от тяжелой физической работы. Горький, Куприн, Андреев и многие другие писатели не раз отражали их жизнь, порою не без романтизма (особенно Горький).

Читайте также:  Кэлдэрары: цыгане, не похожие на других

Были любительницы, которые продавали себя через объявления в газетах. Наконец, огромную конкуренцию «билетным» девицам составляли обычные деревенские крестьянки, не желавшие вставать на учет в полиции.

К Примеру, полиция в Нижнем Новгороде каждый год отлавливала до тысячи неучтенных куртизанок крестьянского происхождения, которые приезжали специально на Нижегородскую ярмарку — обслуживать богатых купцов.

«Безбилетные» проститутки, пойманные полицией Нижнего Новгорода на знаменитой ярмарке. Все эти «ночные феи» оказались крестьянками из соседних деревень.

Источник: http://naspravdi.info/istoriya/prostituciya-v-rossiyskoy-imperii-voleyu-nikolaya-i

Что значит желтый билет. Бордели и проституция в царской России

Желтый билет — это документ, выдававшийся в царской России проституткам взамен паспорта. Официальное название — заменительный билет. Желтый билет давал женщине право легально заниматься проституцией, работая в борделе. К заменительному билету прилагался медицинский билет, где ставились отметки о медицинском осмотре и уплате государственной пошлины.

В бордель можно было устроиться с 16 лет (таким же был минимальный возраст вступления в брак). В 1901 году МВД запретило проституцию для девушек младше 21 года, в 1903 году это положение было закреплено новым «Положением об организации надзора за городской проституцией в Империи».

Зачем Павел i приказал публичным женщинам носить желтые платьяЗаменительный билет, он же «желтый билет» — документ проститутки. 1904-05 годы

Она усмехнулась и сказала: — Да кто ж меня возьмет с желтым билетом?

Л.Н. Толстой. «Так что же нам делать?»

Желтый билет Сони Мармеладовой. Что значит «пойти по желтому билету»

«Пойти по желтому билету» или «пошла по желтому билету» — эвфемизм, обозначающий, что девушка занялась проституцией. Например, так говорится о проститутке Соне Мармеладовой из романа Достоевского «Преступление и наказание».

Ведь надобно же, чтобы всякому человеку хоть куда-нибудь можно было пойти. Ибо бывает такое время, когда непременно надо хоть куда-нибудь да пойти! Когда единородная дочь моя в первый раз по желтому билету пошла, и я тоже тогда пошел… (ибо дочь моя по желтому билету живет-с…)

Ф.М. Достоевский. «Преступление и наказание»

Зачем Павел i приказал публичным женщинам носить желтые платьяПолина Филоненко в роли Сони Мармеладовой в телефильме «Преступление и наказание» 2007 года. В роли Родиона Раскольникова — Владимир Кошевой

Когда и кто легализовал проституцию в России

Уже из источников XVII века известно о профессиональных путанах на Руси: они трудились при общественных банях, кабаках и прочих заведениях. В XVIII веке существовали нелегальные публичные дома.

Пользовались услугами девиц и в армии — не зря при Петре I в воинских артикулах отдельно оговаривалось: «Никакие блудницы при полках терпимы не будут». Уличная проституция, разумеется, тоже существовала.

Долгое время торговля собой находилась под запретом. Падшим женщинам грозили штрафы, побивание кнутом, тюрьма, ссылка в Сибирь. Так, император Павел I в 1800 году велел ссылать проституток на иркутские фабрики. Но все это не помогало — женщины с пониженной социальной ответственностью продолжали работать и разносить болезни.

Крестьянский блуд и помещичьи гаремы. Интимные традиции на Руси

Ситуацию изменил император Николай I — человек жесткий и любивший во всем порядок.

При нем в в 1843 году в Петербурге учредили Врачебно-полицейский комитет, поставивший путан на государственный учет и контролировавший дома терпимости.

Главной задачей комитета Стала борьба с венерическими заболеваниями — «недопущение распространения любострастной болезни». Проституция в Российской империи была де-факто легализована.

Зачем Павел i приказал публичным женщинам носить желтые платьяИмператор Николай I. Портрет работы Владимира Сверчкова. 1856 год

По новым правилам у девушек из борделей стали изымать паспорта и выдавать вместо них заменительные билеты — за цвет в народе их прозвали «желтыми билетами». Проституток обязали регулярно проходить медицинский осмотр. Путаны, вставшие на официальные учет, освобождались от уголовного наказания.

Зачем Павел i приказал публичным женщинам носить желтые платьяОтметки о медицинском осмотре в желтом билете

Однако справиться с венерическими заболеваниями легализиация не помогла. Медосвидетельствование проституток производилось только «ради казенного порядка», жаловались медики в конце XIX века. Даже в Петербурге, при «образцовом» надзоре, «в течение 4 часов врач зачастую должен осмотреть 200 женщин, а то и более 300», сетовали специалисты. Не лучше обстояло дело с лечением.

Дома терпимости. Как были устроены бордели в Российской империи

С 1843 года вслед за Петербургом Врачебно-полицейские комитеты стали возникать и в провинции. В некоторых городах проституцию контролировали местные власти или напрямую полиция.

К началу XX века в России было зарегистрировано 2400 публичных домов и 15000 проституток. Кое-где появлялись целые «кварталы красных фонарей». К примеру, в Курске было пять борделей. Они находились рядом, и в районе постоянно дежурил городовой, а при полицейском участке действовал медицинский контроль.

В 1844 году Министерство внутренних дел выпустило «Правила для содержательниц домов терпимости», гласившие: «Бордели открывать не иначе как с разрешения полиции».

«Разрешение открыть бордель может получить только женщина средних лет, от 30 до 60». «Содержательница обязана иметь списки состоящих в ее борделе женщин». (Цитаты приводятся по статье М. Н.

Зюбан «Политика российского государства в отношении женской проситуции: середина XIX столетия — 1917 год».)

Бордели запрещалось открывать вблизи церквей, гимназий и школ. Согласно правилам, «воспитанники учебных заведений в тайные притоны допускаемы быть не могли».

По закону, содержательница публичного дома отвечала за здоровье и поведение своих работниц, обязана была обеспечивать регулярный медосмотр. В 1861 году, при императоре Александре II, правила для борделей были ужесточены. Теперь открывать их могли лишь женщины 35-55 лет, подавшие чиновникам специальное прошение. Были введены наказания для бандерш за неявку девушек на медосвидетельствование.

Зачем Павел i приказал публичным женщинам носить желтые платьяФото «билетных» российских проституток из полицейских архивов Нижнего Новгорода

Права и обязанности проституток в Российской империи

«Правила для публичных женщин» от того же 1844 года дозволяли «публичным женщинам жить и не в борделях, а на квартирах, но только отнюдь не более как по одной».

В новые правила включили статьи о правах и обязанностях работниц: «Содержательницы обязаны обходиться с живущими у них женщинами кротко, не делать им никаких притеснений и не причинять им побоев».

«Женщина , находящаяся в публичном доме, если пожелает обратиться к честной жизни, может, не заплатив долга хозяйке, оставить бордель, но не иначе как доказав свое желание исправиться, пробыв положенное время в Общине сестер милосердия, или другом подобного рода учреждении».

Из заработанных денег 25% получала сама «публичная женщина», а три четверти уходили хозяйке борделя — за «помещение, освещение, отопление, сытный и здоровый стол, необходимое белье, платье, башмаки». Чтобы содержательнице не обсчитывали девушек, проституткам заводили специальные расчетные книжки.

Зачем Павел i приказал публичным женщинам носить желтые платьяМедицинский билет с отметкой об уплате пошлины

Помимо официальных «домов терпимости», в России продолжали существовать и нелегальные заведения.

«Тайный разврат, допускаемый ныне в некоторых домах квартирными хозяйками, равно непотребство в банях, трактирах, портерных, кабаках и т. п.

заведениях воспрещается», — говорилось в «Правилах для содержательниц тайных притонов для распутства» МВД от 1861 года. Выявленные притоны ставили под контроль государства.

От крестьянок до учительниц. Кем были проститутки в царской России

В бордели зачастую шли бедные горожанки, крестьянки, прибывшие на заработки и не нашедшие места в городе, юные девушки-подмастерья, сбежавшие от жестоких мастеров и мастериц. По статистике, 70% российских проституток были моложе 25 лет, а среди «нелегалок» попадались даже девочки 10-12 лет. Большинство проституток не имели ни отца, ни матери.

Лишившись паспорта и получив взамен желтый билет, проститутки переходили в число «профессионалок». После этого шансов вернуться в обычную жизнь было мало.

  • Проститутка считалась человеком второго сорта: она должна была получать в полиции разрешение, если собиралась куда-то поехать, сдавать проститутке квартиру тоже можно было лишь с разрешения полиции.
  • Тем не менее, работа в легальном борделе считалась более престижной, чем незаконный труд на панели.
  • Зачем Павел i приказал публичным женщинам носить желтые платья«Безбилетные» проститутки, пойманные полицией на Нижегородской ярмарке — крестьянки из соседних деревень

Однако был и слой более «высокопоставленных» девушек легкого поведения: содержанок, служанок, хористок — певичек с сомнительной репутацией.

«В Петербурге среди таких секретных проституток имеются преподавательницы, продавщицы в магазинах, девушки, живущие в семьях, родные которых занимают видное положение, даже учащиеся, оставляющие свою профессию после окончания учебного заведения», — сообщал дореволюционный Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона.

Зачем Павел i приказал публичным женщинам носить желтые платьяЯрмарочная шансонетка Масленникова, фотограф Максим Дмитриев, 1900-е годы

Таких «жриц любви» уличить было сложнее, и надзора они избегали. «Везде, можно сказать, попадают под надзор проститутки менее состоятельные, — отмечал в 1897 году представитель МВД доктор Штюрмер.

— Агенты недостаточно искусны, а притом не имеют порой возможности уличить проститутку высшего полета…

Полиция, не желая задавать себе лишнего труда и наживать неприятности, ограничивается только забором захудалых и бродячих женщин» (цитата по «Большой медицинской энциклопедии» 1933 года).

Кокаин и мужеложество. Грязные развлечения России накануне революции

Когда в России запретили проституцию

После революции 1917 года новые власти объявили ночных бабочек «жертвами капиталистического строя», а проституцию запретили.

В здании Комиссариата московского градоначальства под председательством комиссара Московского градоначальства Никитиан в среду в 7 ½ часов вечера состоялось совещание по вопросу о регламентации проституции.

После обсуждения целого ряда вопросов собрание высказалось за закрытие домов и квартир свиданий, а также отмену регистрации и всякого рода принудительно-административных мер, практиковавшихся ранее в порядке врачебно-полицейского надзора.

Кроме того, предложено: 1) учредить приюты для несчастных детей-сифилитиков; 2) отделения при лечебницах, где каждый больной мог бы бесплатно лечиться от венерических болезней, причем прием должен быть не в общей амбулатории; 3) уничтожить желтые билеты и т.д.

«Ведомости комиссариата московского градоначальства» (Цитата с сайта «Проект 1917. Свободная история»)

После этого проституция в России, разумеется, не исчезла — но была вытеснена из легально поля. Но это уже совсем другая история.

9 неожиданных фактов из стран, где проституция абсолютно законна

Источник: https://www.anews.com/p/107164973-chto-znachit-zheltyj-bilet-bordeli-i-prostituciya-v-carskoj-rossii/

Проституция в дореволюционной России

ИСТОРИЯ · 04.05.2013

Всем известно, что в СССР секса не было! А при царе-батюшке был! И если бы не большевики, хер у всех стоял бы и был бы в шоколаде.

В России, как и в других странах, проституция существовала издревле. Однако в средние века в нашей стране не было официальных борделей, как в Западной Европе. Власти всегда обижали бедняжек. Известен изданный в 1649 Алексеем Михайловичем указ, в котором царь требовал следить, чтобы «на улицах и в переулках бляди не было».

Начало широкому распространению проституции и одновременно официальной борьбе с нею было положено во времена Петра I. Иногда даже приравнивая продаваемые ими утехи к курению. Из наказа ярославскому воеводе Степану Траханиотову от 13 октября 1697 года:

«Беречь накрепко, чтобы в городе, на посаде, и в уезде… и в деревнях разбоев, и татьбы, и грабежу, и убийства, и корчем, и блядни, и табаку ни у кого не было; а которые люди учнут каким воровством воровать, грабить, разбивать и красть или иным каким воровством промышлять и корчмы, и блядни, и табак у себя держать, тех воров служилым людям велеть имать и приводить к себе и сыскивать про их воровство накрепко».

1716 – Петр I запрещает проституцию при полках и отказывает в бесплатном лечении солдат от «французских болезней» (венерических, в первую очередь сифилиса). Военный устав 1716 требовал пресекать наличия проституток при солдатских полках.

В то же время в стране появились публичные дома, количество которых пытались сокращать разными указами и постановлениями, начиная с 1718. Указом 1719 г. таковых солдат и офицеров лишали по увольнении льгот и чинов. В 1721 г.

Петр I учреждает «прядительные дома» для «непотребного неистового женского пола» – что-то вроде тюрем для проституток с обязательной трудовой повинностью.

Из указа Сената от 6 мая 1736 года: «Понеже правительствующему Сенату известно стало, что во многих вольных домах происходят многие непорядки, а особливо многие вольнодумцы содержат непотребных женок и девок, что весьма противно христианскому благочестивому закону. Того ради смотреть, ежели где такие непотребные женки и девки, тех высечь кошками и из тех домов их выбить вон…»

При Екатерине II правительство приняло указы, направленные не только на пресечение занятий проституцией, но и на перевоспитание падших женщин (их направляли работать на фабрики или передавали в «смирительные дома»).

Читайте также:  «товарищ дора»: что творила самая жестокая чекистка в одессе

Был издан «Устав городского благочестия», в котором вводились обязательные врачебные осмотры и пребывание проституток в специально отведенных для этого районах.

1771 – Сенат издает указ «О безотворотном приеме на фабрики на работу непотребных девок, присылаемых из полицмейстерского управления» – до этого проституток, решивших начать новую жизнь, на работу никуда не брали.

1782 – Екатерина II вводит штрафы для устроителей борделей и полугодовое заключение в смирительном доме для проституток.

1800 – Павел I приказывает ссылать проституток из Москвы и Санкт-Петербурга в Иркутск и обязывает публичных женщин носить желтые платья, «дабы отличаться от других дам». Это были последние карательные меры по борьбе с проституцией в царской России.

Николай I в 1840 вернулся к системе регламентации и врачебно-полицейскому надзору за проституцией. В интеллигентской среде дореволюционной России сложилось представление о проститутках как о «жертвах общества», достойных жалости, а не осуждения.

1843–1844 – Для быстрого ограничения распространения сифилиса в Петербурге и Москве впервые приняты меры, регулирующие проституцию, а не запрещающие ее: появляются специальные «Правила для содержательниц домов терпимости» и «Правила для публичных женщин».

Проституток, женщин старше 16 лет, ставят на учет во врачебно-полицейских комитетах, отбирают у них паспорта, а взамен выдают особые свидетельства – «желтые билеты». Их обязуют проходить медосмотр.

Бордели разрешают содержать только женщинам, они обязаны обеспечивать чистоту и порядок и не допускать к проституткам малолетних клиентов.

Подпишитесь на нас в telegram

1857 – Открыт первый в России Дом милосердия для несовершеннолетних – он обустроен на деньги великой княгини Марии Николаевны, дочери императора Николая I, для «падших» девочек младше 16 лет. Здесь им преподают курс двухклассного городского начального училища и обучают ремеслам.

1861 – Введено ограничение по возрасту для содержательниц публичных домов – от 35 до 55, а также регламентировано место размещения борделей – не ближе чем 150 саженей (около 300 м) от церквей, училищ и школ.

1901 – Возрастная планка для работы проституток повышена с 16 лет до 21 года. На деле же большинство публичных женщин, даже живших при официальных домах терпимости, младше – от 11 до 19 лет.

К этому времени количество зарегистрированных публичных домов в городах России превысило 2400, проституток в домах терпимости – 15 000, а одиночек – 20 000.

Впрочем, вряд ли официальные сведения были полными.

1903 – Врачебно-полицейским комитетам поручено разыскивать и привлекать к суду тайных проституток, сутенеров и содержателей притонов, надзирать за легальными борделями и девицами, организовывать их врачебный осмотр и лечение, а также помогать несовершеннолетним, беременным и «возвращающимся к честному образу жизни».

Публичный дом был заведением серьезным. Он не должен был иметь никаких вывесок, расстояние от него до церквей, школ и училищ должно было быть «достаточно большим». Внутри публичного дома разрешалось иметь пианино и играть на нем. Все остальные игры были запрещены, особенно настороженно упоминались тут шахматы.

Также было запрещено украшать дом портретами царственных особ.

Делились бордели на три категории: высшая оплата до 12 рублей (не более 7 человек в сутки), средняя до 7 рублей (до 12 человек), низшая до 50 коп. (до 20 чел. в сутки). Неисполняющих требования проституток заключали под стражу в уже упомянутый «Калинкин дом». Т.к. проституция считалась официальной профессией, то публичные дома облагались налогом.

Оговаривался и расчет за услуги: 3/4 полагались хозяйке, 1/4 — девушке. Правила эти, полагаю, соблюдались когда как.

Из Правил содержательницам борделей, утвержденных министром внутренних дел 29 мая 1844 года: 1. Бордели открывать не иначе как с разрешения полиции. 2. Разрешение открыть бордель может получить только женщина от 30 до 60 лет, благонадежная. 8.

В число женщин в бордели не принимать моложе 16 лет… 10. Долговые претензии содержательницы на публичных женщин не должны служить препятствием к оставлению последними бордели… 15.

Кровати должны быть отделены или легкими перегородками, или, при невозможности сего по обстоятельствам, ширмами… 20. Содержательница подвергается также строгой ответственности за доведение живущих у ней девок до крайнего изнурения неумеренным употреблением… 22.

Запрещается содержательницам по воскресным и праздничным дням принимать посетителей до окончания обедни, а также в Страстную неделю.

23. Мужчин несовершеннолетних, равно воспитанников учебных заведений ни в коем случае не допускать в бордели.

Зачем Павел i приказал публичным женщинам носить желтые платья Зачем Павел i приказал публичным женщинам носить желтые платья Зачем Павел i приказал публичным женщинам носить желтые платья

Билетным предписывалось посещать баню, не уклоняться от медицинского освидетельствования, и ни в коем случае !!! не использовать косметики.

Власти были к ним, впрочем, были лояльны : в кабинеты для осмотра разрешали приходить под вуалью, а в документе 1888 года, переизданном в 1910 году, инструкции Министерства Внутренних Дел для чинов сыскных отделений говорилось : п. 18 « …каждый чин сыскной полиции при исполнении … должен быть с лицами женского пола вежлив, серьезен и сдержан в особенности».

Зачем Павел i приказал публичным женщинам носить желтые платья Проститутки были не просто «жертвами общественного темперамента», они составляли особый разряд общества — так называемых «разрядных женщин». Хочешь заниматься первой древнейшей профессией — на здоровье, но будь любезна встать на учет в полиции, сдать паспорт, а вместо него получить знаменитый «желтый билет» — официальное свидетельство того, что эта женщина больше не относится к числу «порядочных», скатившись в категорию отверженных обществом, и что полиция не только может, но даже обязана регулярно организовывать регулярные медицинские осмотры. Стать жертвой этого порядка можно было очень легко — для этого достаточно попасться хотя бы раз с клиентом при полицейской облаве или просто по доносу квартирохозяина — и все, путь назад, к обычным людям был отрезан. Имея на руках желтый билет, женщина имела право зарабатывать на жизнь только одним способом — своим телом. Вернуть себе паспорт обратно было довольно сложно, да и незачем — кому нужна была бывшая «гулящая». Так что, как правило, попавшие в этот капкан женщины профессию не меняли до самого своего конца, и часто он наступал довольно быстро.

Зачем Павел i приказал публичным женщинам носить желтые платья Но и в общей массе проституток можно было выделить две категории — уличные и жившие в публичных домах. Как правило, в уличные женщины шли или новички, не освоившиеся со своей новой жизнью, или, наоборот, опытные профессионалки, зачастую уже больные, отработавшие свое в публичных домах и постепенно, с утратой привлекательности и молодости, скатывавшиеся все ниже и ниже. Уличный промысел считался самым дном, ниже которого опуститься уже нельзя.

Несравненно более везучими считались те, кому удавалось попасть в легальные публичные дома, которые тоже делились по разрядам — от дорогих и фешенебельных, где могли удовлетворить самые разнообразные прихоти и фантазии посетителей, до мерзких грязных притонов, посещаемых в основном, представителями криминального мира Москвы.

Основным источником пополнения обитательниц публичных домов были все-таки низшие сословия — их контингент, как правило, составляли крестьянки и мещанки, — необразованные, не умеющие и не знающие ничего, кроме своей основной профессии, женщины.

Изредка, очень редко, попадались и представительницы дворянства или просто интеллигентные, образованные женщины, но это были исключения.

Именно поэтому цены на обладание «интеллигентной проституткой» достигали тысячи рублей — изысканный деликатес на любителя и стоил соответственно.

Как же попадали женщины в публичные дома? Обычно, самым банальным для того времени путем — барин обольщал горничную, работницу на фабрике совращал мастер, затем про это узнавали — и женщина оказывалась на улице. А тут их поджидали заботливые «хозяйки» средних лет, которым требовались именно такие, обязательно симпатичные «служанки».

Девушек для начала немного подкармливали, обещали щедрый заработок, и уже потом объясняли суть будущей работы. Большинство, намыкавшись по улицам, безропотно соглашались, боясь потерять кров над головой.

Иногда содержательницы борделей набирали девиц из новеньких, только начавших работать на улице и не потерявших еще привлекательности, и тем самым сразу переводили их в более высокий разряд гулящих.

Зачем Павел i приказал публичным женщинам носить желтые платья А иногда девушки попадали в лапы «мадам» буквально прямо из дома, только приехав из деревни или другого города на поиски работы. Далее шла опробованная схема — и работа находилась, — только, правда, немного не та, на которую бедняги рассчитывали. Впрочем, большинство и не роптало, и даже считало себя везучими, — ведь им не приходилось больше работать с утра до ночи, бояться потерять кусок хлеба и жить впроголодь.

Класс борделя зависел от уровня сервиса: число дам «в соку» (от 18 до 22 лет), наличие «экзотики» («грузинских княжон», «маркиз времен Людовика XIV», «турчанок» и т.п.), а также сексуальными изысками. Само собой, отличались и мебель, и женские наряды, вина и закуски.

В борделях первой категории комнаты утопали в шелках, а на работницах сверкали кольца и браслеты, в публичных домах третьего разряда на кровати был лишь соломенный матрас, жесткая подушка и застиранное одеяло.

По словам доктора Ильи Конкаровича, занимавшегося в XIX веке исследованием проституции, в дорогих домах проститутки «своими хозяйками принуждаются к самому утонченному и противоестественному разврату, для каковой цели в самых шикарных из таких домов даже устроены бывают особые приспособления, дорого стоящие, но тем не менее всегда находящие себе покупателей. Существуют дома, культивирующие у себя какой-то один вид извращенного разврата и приобретшие себе своей специальностью широкую известность». Эти бордели предназначались для небольшого числа состоятельных постоянных клиентов.

Об одной из затей дорогих домов терпимости есть возможность рассказать подробнее. Речь идет о комнатах, отделанных зеркалами. Туда собиралось несколько пар, зажигали спиртовые светильники, и начиналась попойка.

Через некоторое время куртизанки принимались танцевать и раздеваться… в конце концов, все кончалось оргией, многократно отраженной в зеркалах при дрожащем свете спиртовок.

Говорят, «аттракцион» пользовался популярностью.

«Архив судебной медицины и общественной гигиены» отмечает что «публичные женщины религиозны лишь в бытовом смысле слова… они стараются не принимать гостей на Пасху, иногда спрашивают, есть ли у тех крест…»

И в заключении: «…не подведя трагического итога разрушительной для нашей страны деятельности большевиков, не дав ей ясной и окончательной духовной оценки в русле тысячелетнего самосознания родной для нас, православных россиян, но совершенно чуждой им Святой Руси — мы никогда не сможем построить — по благим и вековечным ее заветам! — подлинно осмысленной и по-настоящему доброй жизни». На пути к созиданию Святой Руси Россия, которую мы потеряли. Россия, возродись!

Выводы, как всегда, делаем сами

Источник: Полтора_бобра

Источник: http://levoradikal.ru/archives/4989

Тирания моды. Павел I

В известном кинофильме “Тот самый Мюнхгаузен” (автор сценария Григорий Горин, режиссер Марк Захаров) перед нами предстает герцог (его играет актер Леонид Броневой), озабоченный прежде всего одеждой подданных.

“Как вы думаете, где мы будем делать талию? – вопрошает этот титулованный модельер. – Два ряда выточек слева, половина справа. Я не разрешу опускать талию на бедра. В конце концов мы – центр Европы… Рукав вшивной… Лацканы широкие”.

Справедливости ради отметим, что обостренное, гипертрофированное внимание к костюму – это не просто карикатурная черта незадачливого правителя.

В российской истории XVIII века по крайней мере два монарха – Петр Великий и Павел I, стремившиеся регламентировать все стороны жизни государства, строго предписывали подданным, какое платье им следовало носить.

Оба императора присвоили себе право вводить, разрешать или запрещать ту или иную моду на одежду и прическу.

Однако, по словам Александра Каменского, “в повышенном внимании к регламентации внешнего вида у Петра стояло стремление к европеизации, то есть к изменению, новации, в то время как у Павла – к унификации, единообразию”.

Зачем Павел i приказал публичным женщинам носить желтые платья

Мы говорили уже о том, что некоторые виды одежды (русское платье, “гишпанские камзолы” и панталоны) категорически запрещались Петром. И эта практика объвлять те или иные виды костюма вне закона была продолжена преемниками российского императора. Своего апогея она достигла у его правнука – Павла I.

  • Петр Первый был всему начало;
  • Но с Павлом Первым воссияло
  • В России счастие людей.
  • Вовек, вовек неразделимы,
  • Вовеки будут свято чтимы
  • Сии два имени царей! —
Читайте также:  «всея северныя страны повелитель»: что еще странного было в титуле николая ii

провозглашал Николай Карамзин в подносной оде 1796 года Павлу I. И действительно, Петр I был для Павла Петровича идеалом человека и монарха: подражанию великому прадеду его учили с детства.

Своеобразный памятник этому подражанию – воздвигнутая по приказу Павла конная скульптура Петра работы Бартоломео Карло Растрелли (перед фасадом Михайловского замка) с лаконичной надписью на пьедестале – “Прадеду правнук”. Показательно, что Василий Ключевский назвал Павла Петровича “маленьким Петром Великим”.

Поистине в петровском духе Павел неуклонно трудился на царстве: наряду с реформами государственного управления, армии, законодательства, он осуществил революционные изменения и в одежде подданных.

Один из современников писал, что история не знает перемены более резкой, более внезапной, чем та, которая совершилась по воцарении Павла I. Все изменилось менее чем за сутки: одежда, прически, походка, выражение лиц.

Прежде всего, императором были категорически запрещены детали костюма, даже в отдаленной степени напоминавшие моды Французской революции и Директории (существенно повлиявшие, как говорит американский ученый Квентин Белл, на развитие мирового костюма).

Историки, помимо знаменитых красных колпаков, включают в эти моды панталоны и жилеты (часто трехцветные), фраки причудливого фасона, куртки, едва доходящие до поясницы, круглые шляпы и высокие цилиндры, высокие сапоги с цветными отворотами, башмаки со шнуровкой вместо пряжек.

Гонение Павла на подобную одежду тем понятнее, что именно революционную Францию он считал наиболее опасной для такого “устроенного государства”, как Россия. Граф Федор Головкин вспомнил впоследствии: “Французская революция произвела на него сильнейшее впечатление: он был от нее в ужасе. Однажды он мне сказал: “Я думаю о ней лихорадочно и говорю о ней с возмущением”.

Павел, воспитанный с детства в духе охватившего тогда русское общество пристрастия ко всему французскому, в совершенстве знал французский язык и литературу, а нравы и вкусы этой страны “воспринял в свои привычки”.

Но страшная смерть Людовика XVI и Марии Антуанетты, которые еще недавно, в 1782 году, торжественно и весело принимали его, тогда еще великого князя, в Париже, оставили в душе Павла Петровича неизгладимое впечатление.

К тому же хлынувшая в Россию толпа французских эмигрантов, ищущих покровительства и средств на жизнь, проповедовала реакцию и абсолютизм. Во всем видел Павел революционный дух, везде чудились ему якобинцы.

  1. Вот лишь некоторые указы того времени о недопустимости ношения того или иного вида одежды:
  2. 13 января 1797 года – запрещение носить круглые шляпы.
  3. 1 октября 1798 года – запрещение неслужащим носить шинели с разноцветными и отложистыми воротниками.
  4. 25 декабря 1798 года – запрещение офицерам носить шубы и муфты.
  5. 2 апреля 1799 года – запрещение мужчинам носить тупей (взбитый хохол на голове).
  6. 6 мая 1799 года – запрещение дамам носить через плечо разноцветные ленты.
  7. 17 мая 1799 года – запрещение мужчинам носить широкие букли.
  8. 12 августа 1799 года – запрещение носить бакенбарды.
  9. 28 ноября 1799 года – запрещение дамам носить синие сюртуки с кроенным воротником и белой юбкой.
  10. 19 марта 1800 года – запрещение мужчинам носить жилеты, куртки, панталоны, фраки, толстые галстуки.

Запретительные указы Павла подражают установлениям Петра I о бритье бород и запрещении долгополых одежд. Добавим к названным и указ об испанском костюме: эта одежда, культивирующая праздность, была столь же неприемлема для динамичной эпохи Петра, как круглые шляпы, фраки, жилеты и другие якобинские жупелы были органически чужды режиму Павла.

По мысли последнего, подражание в безделицах – свидетельство готовности подражать в деле: поэтому он так немилосердно гнал из России новейшие французские моды. Якобинство в костюме трактовалось им как намерение последовать французам в “свободе, равенстве, братстве”.

(Кстати, сами эти слова, наряду с такими, как “гражданин”, “отечество”, “представитель” были им категорически запрещены).

Наказание для ослушников царских повелений было весьма суровым. “Достаточно было императору где-нибудь на улице заприметить жилет, – вспоминает Дарья Ливен, – тотчас его злосчастный обладатель попадал на гауптвахту”. Нередки были случаи, когда новоявленных “якобинцев” лишали чинов и ссылали в Сибирь.

Ретивые полицейские бесцеремонно срывали круглые шляпы, а всякого, кто воспротивится, было приказано бить по голове; затем проштрафившегося доставляли в участок. Виновному полагалось 100 палок за такое преступление.

За ношение круглой шляпы из России в декабре 1796 года был даже выслан поверенный в делах Сардинии. Рвали в клочья и другую “неуказную” одежду – фраки, куртки, жилеты и т. д. И никакие объяснения в расчет не принимались.

Рассказывали (как образчик гуманности Павла), что однажды, увидев офицера в неуставной шубе, он не стал примерно наказывать нарушителя, а ограничился лишь тем, что отдал его шубу местному будочнику…

Меры Павла по борьбе с “безбожными правилами” якобинцев нельзя не назвать крутыми. Это особенно бросается в глаза, если сравнить его способы борьбы с теми, которые были предприняты его матерью – императрицей Екатериной II, которая так же, как Павел, воспринимала революционные моды как покушение на государственные устои России.

Историк-эмигрант Николай Потоцкий, издавший в 1957 году в Буэнос-Айресе монографию о Павле, видел в крутых мерах императора “проявления его мудрой отеческой заботливости о сохранении духовной чистоты народа”, начинавшего утрачивать “после своего русского обличия и свой русский дух”.

Однако, хваля самодержца за то, что он не допускал “жалкого обезьянничанья” французских мод, Потоцкий забывает, что Павел ориетировался не на русский, а исключительно на прусский костюм. Император запретил, в частности, разъезжать в экипажах с русской упряжью; приказал переодеть кучеров в немецкое платье и сбрить стародавние бороды.

Показательно, что фельдмаршал, великий Александр Суворов как раз порвал с Павлом Петровичем из-за забвения последним русских традиций и преклонения перед Пруссией. “Русские всегда били пруссаков, – говорил Суворов. – Так чего же тут перенимать?”.

А когда фельдмаршал получил от Павла палочки для измерения солдатских кос и буклей, то сказал: “Пудра не порох, букли не пушки, коса не тесак, я не немец, а природный русак”.

Однобортные кафтаны со стоячим воротником, треугольные шляпы, камзолы, короткое нижнее платье, напудренные волосы, связанные в косу или сетку, бриджи или чулки, ботфорты – старым формам прусского костюма отдавалось предпочтение над новыми.

Не случайно герцогиня Саксен-Кобургская, мать супруги великого князя Константина Павловича, говорила о Павле, что “около него все устроено на прусский лад и еще по старинным образцам прусским… Солдаты русские, обращенные в пруссаков… одеты по старинной форме Фридриха Вильгельма I” (то есть первой половины XVIII века – Л.Б.).

Именно в Пруссии Павел заимствует преувеличенный интерес к муштре, военному строю, регламентации, форме и даже таким ее элементам, как размер косицы и ее направление по шву.

Император проводит полную унификацию чиновничьей одежды. В 1797 году был введен единый статский мундир для всех губерний.

Для всех был определен кафтан темно-зеленого сукна “с наблюдением в воротниках и обшлагах тех цветов, какие заключаются в губернских гербах”.

Мундир наглядно демонстрировал положение человека в обществе, его сословную принадлежность, говорил о роде службы и ранге. Новый мундир по прусскому образцу, а также штиблеты и парик с буклями и косой получили также гвардия и армия.

Любые мелочи в одежде были для Павла делом государственной важности. Реформы коснулись цвета кокарды на шапке, окраски плюмажа, высоты сапог, пуговиц на гетрах и т. д.

Подчас для того, чтобы выслужиться перед царем, достаточно было явиться на вахтпарад с теми новшествами в форме, которые Павел ввел днем раньше.

Готовность исполнить малейший каприз самодержца награждалась орденом и производством в следующий чин.

Зачем Павел i приказал публичным женщинам носить желтые платья

Внедрение прусских форм производилось столь активно, что вызвало неодобрение именно прусского посла, генерала Брюля: “Император не нашел ничего лучшего, как взять за модель прусский образец и слепо ему следовать без предварительного серьезного размышления о необходимых приспособлениях этого образца к месту, климату, нравам, обычаю, национальному характеру”. Брюль находит, что прежняя екатерининская форма, удобная и соответствующая национальному вкусу, теперь заменена менее удобной и неразумной: “Гренадерская шапка, штиблеты, тесная форма – все это мешает, стесняет солдата!”.

Прусский посол был не одинок – многие роптали на старинную прусскую форму. Среди недовольных нашелся один балагур, дворянин Алексей Копьев, решивший сыграть над Павлом дерзкую шутку.

Он заказал все в преувеличенном, карикатурном виде: ботфорты, перчатки с раструбами, прицепил уродливые косу и букли и в этом шутовском наряде явился к Павлу.

Император посадил шутника под арест на сутки, а потом велел отправить его в драгунский полк в Финляндию.

Другой пример куража над прусскими порядками Павла I представил князь Александр Порюс-Визанпурский. Он надел внушительных размеров напудренный парик, треугольную шляпу, напомадил свои длинные, черные усы и закрутил их вверх на прусский манер.

Узкий мундир сжимал его корпус; живот был подтянут широким поясом, на котором висела длинная шпага. Перчатки по локоть, ботфорты, в которых исчезали его тощие ноги, и тамбур-мажорская палка довершали эту странную карикатуру.

В таком виде явился он на парад, умышленно утрируя быструю и мерную походку солдат Фридриха.

– Хотели, чтоб я был пруссаком, – громко сказал он, – ну вот!

Шутка не понравилась Павлу. Сильно оскорбленный такою насмешкою, государь отправил виновника сначала в крепость, а затем предал военному суду. И только благодаря тому, что князь притворился сумасшедшим во время суда, ему удалось избежать сурового наказания.

И все-таки в реформе одежды, осуществленной Павлом I, было одно существенное достоинство, роднящее ее с преобразованиями Петра I, о чем проницательно сказал Андрей Болотов:

“Гонитель на всякую роскошь, он (Павел – Л.Б.) отменно любил простоту”. И действительно, Павел Петрович, говоря словами Болотова, “нанес чувствительный удар нашему мотовству, пышности и роскоши, достигшей высочайшей уже степени, и о уменьшении которой он равномерно вознамеривался стараться”. Достаточно сказать, что павловский мундир стоил всего 22 рубля, в то время как екатерининский 122!

Однако в истории одежды эпоху Павла называют периодом безвременья. От поклонения моде все были удерживаемы полицейскими мерами. Монарх бросал вызов мужской и женской элегантности. Именно поэтому павловские запреты не могли действовать долго.

Характерно, что на следующий же день после трагической смерти Павла 11 марта 1801 года в столицах, как по мановению волшебной палочки, появились прежде опальные круглые шляпы, фраки, жилеты и панталоны – французская мода снова властно внедрилась в русский дворянский быт…

Но вернемся к фильму “Тот самый Мюнхгаузен”. Герцог восклицает там: ”Форма одежды летняя, парадная. Синие двубортные мундиры с золотой оторочкой – в однобортном сейчас никто не воюет. Талия на десять сантиметров ниже, чем в мирное время.

Люди непременно должны знать, что надевать – нарядный сюртук или деловой камзол! – и добавляет, обращаясь уже непосредственно к барону. – Я всегда уважал ваш образ мысли, свободную линию плеча, зауженные панталоны.

Вы могли бы стать примером для нашей молодежи”.

Замечательно то, что одежда здесь – такая же добродетель, как душевные, интеллектуальные, моральные качества человека. Такая завышенная оценка внешнего облика свойственна всему русскому XVIII веку. Комедийная и журнальная сатира того времени бичевала щеголей-петиметров, для которых следование моде было одним из главных пристрастий.

Но наряду с непосредственными заимствованиями европейской моды россиянами (из путешествий за границу, журналов мод, общения с иноземцами и т. д.), немалую, а в некоторые периоды и определяющую роль в этом деле играл монарший диктат.

И здесь особое место занимают Петр I с его настойчивым введением французского костюма и Павел I с не менее насильственным переодеванием подданных в старинное прусское платье.

И хотя преобразования Петра в этой сфере определили дальнейшее развитие одежды в России, а новации Павла оказались исторически бесперспективными и не получили какого-либо продолжения, оба императора смело могут быть названы костюмерами своей эпохи и своей страны.

Зачем Павел i приказал публичным женщинам носить желтые платья

Следующая глава

Источник: https://culture.wikireading.ru/20381

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector