Зачем россия помогла германии стать империей

21 февраля 2019 | Время чтения 13 мин

Александр Халдей, 21 февраля 2019, 12:00 — REGNUM Два политика в разное время высказали очень интересные мнения по поводу последствий сближения России и Германии. Джордж Фридман, директор частной разведслужбы Stratfor, в 2016 году дал интервью германскому агентству экономических новостей Deutsche Wirtschafts Nachrichten (DWN), где прямо сказал:

Зачем Россия помогла Германии стать империей

Ангела Меркель и Владимир Путин

Иван Шилов © ИА REGNUM

«Не только США хотят остановить российско-германский союз. Нет ни одной страны в Европе, поддерживающей такой альянс. Польша и Франция, например, — яростные противники подобного союза. Сближение России и Германии — ужас и страх для Европы».

Ту же позицию озвучил немецкий политолог Александр Рар после Мюнхенской конференции по безопасности: «Россия, конечно, понимает, что Украина используется как таран для того, чтобы сдерживать Москву. В политике европейской и американской, если говорить в геополитической терминологии, самое главное — не допустить, чтобы Россия вернула себе мощь в Европе и на мировой арене.

Поэтому Украина очень удобный инструмент, который всегда можно использовать для ослабления России, для того, чтобы европейские страны и Россия не сближались, для того, чтобы Германия и Россия не выстроили свой альянс, чего боятся поляки, американцы, прибалты. Это реальность. Я думаю, ее изменить при нынешнем поколении европейских политиков невозможно».

Зачем Россия помогла Германии стать империей

Между этими высказываниями три года, но и американец, и немец называют Польшу главной противницей российско-германского союза, если таковой возникнет.

При этом Фридман сюда включает Францию, а Рар ещё и Прибалтику с США.

Однако ни тот, ни другой не упомянули Британию — не только главного интересанта недопущения усиления российско-германского сближения, но и по сути государства, колонизировавшего как США, так и Польшу.

Исторически именно Британия сильнее всего заинтересована в сокрушении сильной Германии, а ничто так не усиливает Германию, как союз с Россией, так как это выводит Германию в статус глобальной державы, действующей от Лиссабона до Пекина через русский транспортный коридор.

Польша всегда была марионеткой Британии, которая использовала Польшу как таран против Российской империи.

США получили Польшу по наследству от Англии, ибо Англия по-прежнему управляет политическим классом США, точнее не Англия, а её транснациональная элита, имеющая двойную англо-американскую прописку.

Глобальная элита Британии действует в мире руками США, но тут, как в знаменитом романе, «бензин ваш, идеи наши».

Надо очень чётко разделять британское государство и британскую финансовую элиту.

Британское государство может потерять, как оно потеряло свои колонии в пользу США после Второй мировой войны, но это было простое перераспределение ресурсов в рамках одной и той же элиты.

Для Ротшильдов, оперирующих как в Британии, так и в США, никакого ущерба не возникло. Потеряло лишь министерство по делам колоний. Но Британия — это Ротшильд, а не данное министерство.

Зачем Россия помогла Германии стать империей

Противостояние России и Великобритании. Рисунок

Поэтому мнение Польши и Прибалтики — это мнение Англии. Пока Англия не господствовала над Польшей и Прибалтикой, они искали дружбы с Германией и извлекали из этого пользу. Конфликт Польши и Германии — это конфликт Англии и Германии.

Учитывая полный британский политический контроль над правящим классом Прибалтики, их нынешний конфликт интересов с Германией — это тоже конфликт Британии и Германии, а не этих стран. Вся внешнеполитическая повестка этих лимитрофов полностью определяется в Лондоне.

Несмотря на известную автономность в частностях, общая мировая повестка США также определяется в Лондоне.

Экономика Германии конструировалась США таким образом, чтобы она базировалась на экспорте и потому оставалась крайне зависимой от рынков сбыта в США и тех странах Европы, которые США контролируются.

Как говорит Фридман, 50% экспорта Германии — это страны еврозоны. При этом вся европейская торговля зависит от политики ФРС США. Изменит ФРС ставку рефинансирования в сторону её повышения — и связь доллара и евро обрушит экономику ФРГ.

Потому через этот рычаг США управляют экономической и политической элитой ФРГ.

Границы роста возможностей Германии в Европе очерчены США — всякий рост Германии возможен лишь тогда, когда он влечёт за собой рост возможностей США. Это сформулировал Бжезинский в начале 90-х в своей книге «Великая шахматная доска».

С тех пор Германия несколько расширила себе свободу рук, что показывает реализация проектов стратегических газопроводов с Россией, но это происходит ценой колоссальных уступок в других областях, чтобы в целом не нарушать господствующую позицию США.

Германия теряет огромные деньги от участия в американских санкциях, но это цена за газовую мощь, поданную из России.

Да, опираясь на Россию, Германия в то же время не заинтересована в усилении российского влияния на Европу, и потому позиция США и Германии будет схожа в украинском вопросе. Польские и прибалтийские амбиции, подогреваемые англосаксами, также идут в этом русле.

В ответ на согласие России на объединение Германии — при категорическом возражении ближайших германских «союзников» в лице Англии и Франции — Германия не ответит взаимностью на объединение России.

Мощная Россия — это то, что всегда сближало европейские государства между собой, как бы они ни враждовали.

Но если речь идёт о том, чтобы использовать Россию для резкого усиления своих позиций, тут Германия может разойтись во мнениях с Англией и США.

Зачем Россия помогла Германии стать империей

Уильям Сидней Маунт. Ссора школьников. 1830

Украина, стремясь попасть в англо-американо-европейское сообщество борцов с Россией, рассчитывает получить за это существенную денежку. Польско-украинский инстинкт говорит о том, что надо найти самого сильного и пробиться к нему в прислугу, тогда получишь статус любимой жены султана и какие-то погремушки в гареме.

Польская элита надеется, что она использует Америку для реставрации её руками Речи Посполитой. Пока они таскают из огня каштаны для США, они успеют повторить фокус Германии — усилиться геополитически, ибо они верят, что чем сильнее Польша, тем сильнее США.

Они понимают, что никогда не станут самостоятельной Империей, и потому готовы быть американской провинцией в Европе, но большой по размерам, такой, чтобы однажды отомстить за исторические унижения и Германии, и России.

Идеология реванша, на который нет и никогда не будет ресурсов, — это невроз, а неврастения никогда не приносила удачи. Это польская трагедия, если хотите. Именно осознание и переживание этой трагедии прорывается в оголтелой позиции польских участников на российских ток-шоу. Такая агрессивность есть лучшее проявление понимания своей слабости. Настоящая сила не нуждается в агрессивности.

Интересна фиксация абсолютной интеллектуальной деградации политической элиты США. От Генри Киссинджера до Майка Пенса — это американская трагедия. Может быть, Киссинджеру было бы лучше и не дожить до времени, когда он может это лично наблюдать, но тем не менее это факт. Вот вам перлы от Майка Пенса на Мюнхенской конференции в пересказе немецкого политолога:

«Пенс утверждал, что Америка права, а все другие страны не правы. А под конец он упомянул, что Бог любит свободу, а поскольку в Америке больше всего свобод, значит, Бог любит Америку». Такое вот «богословие» от вице-президента США.

Зачем Россия помогла Германии стать империей

А. Рар не скрывает брезгливости германского правящего класса к нынешней американской администрации. Они намеренно пригласили Байдена, который сорвал аплодисменты, заявив. что кошмар Трампа скоро закончится и всё вернётся к временам Обамы.

Рар уверен: «…Все хорошо уже не будет, и это все понимают.

Вопрос о будущем трансатлантических отношений стал самым главным на этой конференции, потому что Европа стремится стать независимой из страха перед Трампом, но не в состоянии этого сделать».

Германия, по словам Рара, уже не хочет создавать свою армию, понимая, что не потянет этот проект. ЕС не в состоянии стать самостоятельным, настолько он зависим от США в экономике и безопасности. Европа, включая Германию, теперь клянчит у США возврата в те времена, когда после Второй мировой войны европейцы не были вассалами и тоже могли что-то решать сами.

Но Рар уверен — этого не будет. Причиной он называет позицию Трампа. Понимая, но умалчивая при этом, что дело не в Трампе, а в объективных интересах США в том мире, где усилились Китай, Россия, Индия и мир ислама. США сами больше не тянут роль мирового жандарма, и если они видят, что им легче всего поправить дела ограблением Европы, бесполезно у них клянчить отказ от этой идеи.

Далее Рар сетует, что Трамп угрожает Европе, предпочитающей газ из России, за нежелание покупать дорогой американский сжиженный газ.

И для продавливания этой идеи США подключают всю свою пятую колонну в Европе — поляков, румын, прибалтов. Тех, кого Германия всегда рассматривала как своих вассалов и презирала от всей тевтонской души.

Вот он, конфликт интересов США и Европы. Это уже не щель, и даже не окно — это дверь нараспашку. Не войти сюда Россия просто не может.

Германия не поймёт, что Америка слезам не верит. Плач старой Европы по временам её молодости непродуктивен. Европа по-прежнему просит США оставить ей роль содержанки.

Европа панически боится предложений России и Китая, понимая, что она растворится в российском сырьевом пространстве и в китайском производственном и демографическом океане. Европа стучится назад в США, но те закрыли дверь и не впустит обратно.

Кормить Европу США больше не намерены, напротив, они сами требуют от Европы содержания.

Понятно, что этот спор постаревшей содержанки и постаревшего содержателя, самого стремящегося перейти на содержание, с любопытством наблюдают в России. Китай тоже никуда не спешит и понимает, что процессы деградации Европы необратимы, и в своё время там всё само упадёт, так же, как в своё время всё само упадёт в США. Тезис о падении США — это мнение крупнейших американских финансистов.

Отбиваясь от этих прогнозов, США создают центры пропаганды под видом центров исследований. Джордж Фридман, один из таких рупоров, не зря утверждает: Россия, Китай и Германия находятся на спаде, а растут Польша, Турция и Япония. Это он говорит с 90-х годов. Последний раз он это сказал в 2016-м.

Очевидно, что это ошибочный прогноз, но Фридман создан и не для аналитики — в Пентагоне и ЦРУ аналитиков и без него хватает. Роль Фридмана — быть анестезиологом.

Как в старом анекдоте про Брежнева: наш вагон стоит на месте, но мы занавесим окна и будем раскачивать вагон, чтобы все думали, что мы едем.

Зачем Россия помогла Германии стать империей

Джордж Фридман

SørenKierkegaard

Тут Фридман озвучивает позицию всего правящего класса США. Германия прекрасно это чувствует и потому скорбит безмерно. Союз с Россией для Германии не только выгода, но и отрыв от привычной цивилизационной среды. Это погружение в мир варваров с Востока.

Лучше проиграть себя и страну англосаксам, чем стать самостоятельными в контактах с Россией и Китаем. Если Германия встанет на этот путь, она так перепугает всех прочих европейцев, от западных до восточных, что германское лидерство в Европе будет подорвано.

Пока Германия мучается геополитической ломкой, понимая, что повышение состоялось под старость, когда оно уже поздно и не по зубам, и умоляет платить ей пенсию, оставив на работе, Россия спокойно переводит Германию на новую систему обеспечения. Германия плачет и мечется, она не хочет отказываться от американских родителей, требующих алиментов по старости, но выхода у неё нет. Прежний мировой порядок невозвратим, как невозвратимо ничего в этой жизни и в этой истории.

Фридман утверждает: Европа находится в стадии институциональной дезинтеграции и возвращается к нациям. То есть это союз государств в стадии распада. Это не верно. ЕС проходит кризис, но это борьба центробежных сил с центростремительными, и последние пока перевешивают.

Даже евроскептики требуют не демонтажа ЕС, а его реформы. Фридман торопится выдать желаемое за действительное. Да, США легче иметь дело с отдельными странами Европы. Но Европа не хочет такого состояния, несмотря на споры. Тенденция распада ЕС ещё не стала необратимой. С распадом ЕС исчезнут и амбиции Европы.

Впрочем, такой сценарий — перехода на двустороннее сотрудничество — отвечает и интересам России, так как никакие лимитрофы тогда не смогут, прикрываясь своей численностью, вставлять палки в колеса совместным российско-европейским проектам. И, кто знает, не действуют ли в данном сценарии Москва с Вашингтоном в унисон?

Таким образом, союза России и Германии больше всего не хотят Англия и сформированные ею США, после чего их позицию выражают все восточноевропейские вассалы США. На третьем месте Франция и Италия, конкуренты Германии.

И на последнем месте те политические силы в самой Германии, которые привыкли комфортно существовать в вассальном положении у США и панически боятся больших стратегических перемен, так как понимают, что не справятся с ними.

Читайте также:  Чем занимались ассирийские мигранты в царской россии и ссср

Зачем Россия помогла Германии стать империей

Противостояние

Цитата из кф «Александр Невский» реж Сергей Эйзенштейн,Дмитрий Васильев. 1938. СССР

В этом случае все их доводы о рисках для Европы на самом деле доводы о рисках лично для них.

Европа от союза Германии и России только выиграет — если понимать под этим не интересы США в изложении марионеточных правительств Польши или Эстонии, а интересы самих Польши и Эстонии, как и всех прочих европейских государств, которые, не желая обижать, Путин назвал «сидящими и помалкивающими», потому что «обладают неполным суверенитетом» — такая вежливая формула для американских шестёрок, чей номер шестнадцатый, а место и вовсе не у открытого окна.

Суверенитет не бывает полным или неполным, он или есть, или его нет. Его не надо путать с влиянием.

Все влияют на всех, все скованы всеми, но суверенитет предусматривает большее, чем неподверженность влиянию.

Суверенитет — комплексное понятие, включающее символику, дипломатию, экономику, военную политику и культуру. Где-то его меньше, где-то больше, но тем не менее легко отделить его наличие от его отсутствия.

В этом смысле отношение Германии к союзу с Россией есть отношение к собственному суверенитету. Отказ от союза для Германии есть отказ от суверенитета. Со всеми последствиями такого решения.

Ещё с древнейших времён продажа первородства за чечевичную похлёбку считалась неудачным бизнесом. У Германии пока ещё есть время подумать.

Но нельзя думать долго, так как, если почки отказали, «Боржоми» пить поздно.

Источник: https://regnum.ru/news/2577659.html

Веб Рассказ: После 1-й Мировой распались 4 Империи: Германская, Российская, Австро-Венгерская и Османская

Зачем Россия помогла Германии стать империей

Почтовая открытка, выпущенная в России в годы Первой мировой войны. «Верховные вожди союзных армий».

На досуге сравнивал политические карты мира начала XX и текущую, что побудило написать об империях, канувших в историю.

Приступим!

В Первой мировой войне участвовали свыше 30 стран, десятки миллионов солдат, применялись все современные на тот момент виды вооружений — от авиации и танков до химического оружия и субмарин. В ходе войны погибли свыше 10 млн военных и около 12 млн мирных жителей, около 55 млн были ранены.

Результатом Первой мировой войны стала серия революций, а также распад и ликвидация четырёх империй: Германской, Российской, Австро-Венгерской и Османской. Германия и Россия, перестав быть монархиями, были урезаны территориально и ослаблены экономически.

Российская империя

Зачем Россия помогла Германии стать империей

Большой Государственный Герб Российской империи

Россия в результате Февральской и Октябрьской революций сепаратно вышла из войны на крайне невыгодных условиях, был заключён Брестский мир. В 1917 году Россия уже не была в состоянии вести боевые действия, что позволило Германии продолжать войну ещё год.

В ходе революции 1917 года российская монархия была свергнута.

На территории бывшей империи образовались несколько независимых государств — Латвия, Литва, Польша, Эстония, Финляндия, Белорусская народная республика и Украинская народная республика — две последних вскоре присоединились к СССР.

  • Германская империя
  • Большой герб Империи — герб Его Императорского Величества

Зачем Россия помогла Германии стать империей

В августе – сентябре 1918 года армии союзников, используя своё превосходство в живой силе и технике, перешли в наступление и вынудили немецкие войска начать общий отход с территории Франции. Поражения на фронтах и экономическая разруха ускорили протестные настроения в Германии.

9 ноября в ходе Ноябрьской революции монархия во главе с кайзером Вильгельмом была свергнута, и через два дня Германия капитулировала, подписав в Компьенском лесу перемирие. Страна стала де-факто Веймарской республикой.

При этом Германия потеряла часть территорий и колоний и была обязана выплатить огромные репарации победителям, а также существенно ограничить свои вооружённые силы.

Австро-Венгерская империя

Зачем Россия помогла Германии стать империей

Средний Императорско-королевский герб

В октябре 1918 года произошло вооружённое восстание в Будапеште, а Чехословакия объявила независимость — всё это ознаменовало распад Австро-Венегрской империи. На территории бывшей Австро-Венгрии возникли Австрийская республика, Чехословакия, Польша, Венгрия и Югославия (и ряд территорий вошли в состав Румынии и Италии).

Османская империя

Зачем Россия помогла Германии стать империей

Герб Османской империи

Османская империя, вступившая в Первую мировую войну в качестве союзника Германии, также потерпела к концу 1918 года поражение, чему существенно способствовало Арабское восстание, вспыхнувшее в 1916 году на Ближнем Востоке.

После оккупации Стамбула английскими и французскими войсками в ноябре 1918 года правительство Османской империи окончательно рухнуло, а на её обломках появились Турецкая республика и арабские регионы под протекторатом стран Антанты.

Одновременно с этим Британская империя увеличила свои территории за счёт Танзании и Юго-Западной Африки, Ирака, Трансиордании и Палестины, части Того и Камеруна, Северо-восточной Новой Гвинеи и Науру.

Франция присоединила к себе территории Эльзас-Лотарингии, Сирии, Ливана, большей части Камеруна и Того. Румыния получила Трансильванию, Буковину и Бессарабию, а Бельгия аннексировала Бурунди и Руанду.

11 ноября 1918 года было подписано Компьенское перемирие, означавшее капитуляцию Германии. Теперь в этот день отмечают День памяти воинов, погибших в Первой мировой войне.

  1. Источник
  2. Эта тема озвучена мной в видео:
  • К.Т.И.
  • Фотографии
  • Видео
  • Факты

Источник: https://cont.ws/post/880517

Европе предложили стать империей

Если Мартину Шульцу удастся стать канцлером, он первым забудет о своей интеграционной идее. © Фото Михаила Тюркина

Зачем Россия помогла Германии стать империей

Глава МИД ФРГ Зигмар Габриэль поддержал предложение своего однопартийца, лидера Социал-демократической партии Германии (СДПГ) Мартина Шульца создать к 2025 году Соединенные Штаты Европы.

«Политиков часто критикуют за отсутствие представлений о будущем.

Теперь у кого-то — а именно у Мартина Шульца — есть идея о том, как Европа должна развиваться в дальнейшем, и вот все сразу накинулись на него», — вступился Габриэль за товарища по партии, выступая в эфире телеканала ARD.

Шульц, напомним, сейчас находится в сложном положении. В сентябре 2017 года его партия потерпела поражение на парламентских выборах в Германии. После этого СДПГ пыталась уйти в оппозицию и «зализать раны», нанесенные ей тем, что она до этого четыре года была младшим партнером ХДС/ХСС в правительственной коалиции.

Однако новое правительство в союзе с «зелеными» и «либералами» у канцлера Ангелы Меркель не сложилось.

После этого бизнес-круги, президент (бывший лидер социал-демократов) Франк-Вальтер Штайнмайер, а с ним и многие другие влиятельные однопартийцы принудили Мартина Шульца начать переговоры о воссоздании «большой коалиции» с ХДС/ХСС, в которой СДПГ опять окажется на вторых ролях.

С этим, вероятно, и связана новая инициатива лидера немецких социал-демократов. Она может преследовать сразу несколько целей.

На партийном съезде 7 декабря, когда решался вопрос о начале коалиционных переговоров с партией Меркель, Шульц предложил до 2025 года преобразовать Евросоюз в Соединенные Штаты Европы, причем с общей конституцией.

Выдвинув столь спорную идею, он, возможно, старался создать дополнительное препятствие на пути к появлению нового правительства, куда сам очень не хотел бы входить.

Зачем Россия помогла Германии стать империей Безальтернатива для Германии?

Действительно, немецкие правоцентристы, в отличие от Зигмара Габриэля, сразу же раскритиковали концепцию СШЕ.

Например, глава ведомства федерального канцлера Петер Альтмайер тактично назвал ее нереалистичной.

А вот председатель фракции ХДС/ХСС в бундестаге Фолькер Каудер высказался куда резче — он не постеснялся увидеть в инициативе Шульца «опасность для ЕС и для согласия между гражданами Европы».

Европейцы, особенно в небольших странах, и правда заволновались, особенно те их них, кто принадлежит к лагерю евроскептиков. Они предсказуемо увидели в предложениях немецкого политика стремление Германии построить новую «европейскую империю».

Политики же крупных стран континента в основном пока молчат. В том числе, в Париже. При этом очевидно, что второй целью Шульца было желание перехватить инициативу у президента Франции Эммануэля Макрона, который как раз в сентябре после немецких выборов выступил с предложениями по реформированию ЕС и укреплению евроинтеграции.

Эта тема плотно связана и с третьей потенциальной целью Мартина Шульца. Свою политическую карьеру он сделал, в первую очередь, как спикер Европарламента, а вовсе не как немецкий национальный политик. И нынешние споры в СДПГ постоянно угрожают вылиться в бунт, в результате которого он потеряет пост партийного лидера.

В этом случае возвращение в общеевропейские институты могло бы стать для Шульца хорошим запасным аэродромом.

Там есть много весьма привлекательных постов, на которые экс-спикер Европарламента вполне может претендовать, рассчитывая на поддержку своих бывших коллег-депутатов и связи с формальными главами европейских институтов и неформальными лидерами ЕС.

Зачем Россия помогла Германии стать империей Европа под соусом а-ля Макрон

Что же касается собственно глобальной инициативы создания Соединенных Штатов Европы, то она, надо заметить, Мартину Шульцу не принадлежит. Подобные идеи неоднократно высказывались и ранее, равно как и предпринимались попытки принять единую европейскую конституцию.

Все они окончились ничем (если не прямо противоположными результатами).

Так что в идее Шульца ново только предложение учредить Соединенные Штаты Европы именно к 2025 году, которое сродни советским призывам выполнить план пятилетки за три года или закончить большой проект к круглой дате.

Однако магия цифр тут явно не поможет.

ЕС, скорее всего, все же постепенно пойдет по дороге, указанной Макроном, разделившись на Европу двух скоростей, укрепив экономическое единство, создав свою армию, полицию и службу охраны границ и решив проблему обмена рабочей силой.

Это и есть реальный путь к построению в будущем Соединенных Штатов Европы, в рамках которых каждая страна будет понимать, зачем она в этот союз вступает, отказываясь от большей части своего суверенитета.

Ну, а предложение Шульца, скорее всего, останется пустым призывом.

Причем даже в том случае, если вдруг коалиционные переговоры вновь провалятся, в Германии пройдут досрочные парламентские выборы и, вопреки соцопросам и ожиданиям аналитиков, на них победит СДПГ, а ее лидер займет пост федерального канцлера. Скорее всего, в этом случае, Мартин Шульц станет первым, кто постарается забыть про идею Соединенных Штатов Европы.

Иван Преображенский

Источник: https://www.rosbalt.ru/world/2017/12/11/1667533.html

Германия могла бы выиграть Первую мировую войну и навсегда изменить ход истории

Германская империя всегда была страной, о которой можно сказать «горе от ума». Показательным примером может послужить вторжение в нейтральную Бельгию.

С военной точки зрения наступление на Бельгию было блестящим шагом, который позволил отойти от французских армий и укреплений на франко-германской границе к северу, а затем повернуть к югу для захвата Парижа и окружения французской армии с тыла.

Это тактика отражала традиционную для немцев маневренную войну (Bewegungskrieg), которая считалась превосходным методом в сравнении со статической моделью войны на истощение (Stellungskrieg), которая могла лишь поспособствовать численному превосходству противников.

Можно ли назвать это стратегически гениальным ходом? Абсолютно. Но он мог привести и к поражению Германии.

Когда дело касается альтернативной истории, центральным моментом является Вторая мировая война. Десятки книг и военных игр показывают нам, как бы развивался ход истории, если бы Гитлер вторгся в Великобританию, но не напал на Россию.

Хотите знать, что произойдет, если авианосец класса «Нимиц» вернется, чтобы разбомбить японскую гавань Перл-Харбор? Здесь вы можете ознакомиться с видео. Каким стал бы мир, победи в той войне нацистская Германия? В книгах обрисована, в основном, мрачная картина.

Смог бы Третий Рейх победить, если бы истребители были изобретены чуть раньше? На форумах интернет-пространства такие темы имеют эффект «зажигательных бомб».

И все же интересно, почему эти вопросы привлекают больше внимания, чем те, в которых спрашивается о том, что случилось бы, если бы Германия не вторглась в Бельгию в 1914 году или если бы кайзер построил больше подводных лодок, а Америка вообще не участвовала в войне? Раз уж мы можем представить хронологию исторических событий, где победу одерживает Гитлер, так почему бы не вообразить, что Россией, к примеру, все еще правят цари, Британская империя никогда не была истощена войнами, а Ближний Восток все еще находится во власти Османской империи?

Гипотетическим версиям истории Первой мировой войны препятствует, видимо, мрачная аура фатализма.

Складывается ощущение, что, несмотря ни на что, это превратилось бы в одну затянувшуюся ужасную кровавую резню длиною в 4 года — эдакое живое воплощение киноромана «Тропы славы».

Но воюющие стороны не были трутнями или овцами, а конфликт представлял из себя нечто большее, чем просто грязная бойня. В России и Польше это была маневренная война, в Турции — морское вторжение, а в восточной Африке — партизанская война.

Также легко предположить, что поражение Германии неизбежно зависело от ее союзников по коалиции, которые были лучше обеспечены кадрами, оружием и деньгами.

И все же, Германия практически захватила Париж в 1914 году, разгромила Сербию и Румынию, довела до бунта французскую армию, вывела Россию из войны и была невероятно близка к победе на западном фронте в 1918 году.

Не стоило недооценивать могущество Германской империи. Ее враги делали это вплоть до подписания соглашения о перемирии 11 ноября 1918 года.

Давайте посмотрим, что же могло в таком случае произойти. Вот несколько предположений о том, как могла бы сложиться история Германии:

Избежать войны на два фронта:

О Германии 20го века можно лаконично сказать следующее: «Вот что бывает с теми, кто сражается на два фронта». Только в фильмах возможно такое, что владеющий кун-фу герой бьется сразу с несколькими противниками, а в настоящей жизни врагов лучше побеждать поодиночке.

Такова была идея плана Шлиффена, который призывал сконцентрировать всю военную мощь на одном противнике — Франции, сохраняя при этом слабые позиции на востоке. Главная цель заключалась в том, чтобы быстро расправиться с Францией, пока мобилизуется бескрайняя и слаборазвитая Россия, а затем по железной дороге отправить войска для уничтожения российского монарха.

Читайте также:  Крымские татары: откуда они на самом деле пришли

Зачем Россия помогла Германии стать империейРИА Новости08.11.2014Однако в августе 1914 года Россия напала на восточную Пруссию, была окружена и разгромлена в битве при Танненберге. В той знаменитой битве Россия потеряла 170 000 своих солдат против 12 000 немецких. Но российское наступление все же напугало начальника генштаба немецкой армии Хельмута фон Мольтке, вследствие чего тот перевел три военных корпуса из Франции в Восточную Пруссию. Но прибыть вовремя к битве они не успели, лишив тем самым западные силы жизненно важных войск в наилучший для Германии момент для победы над Францией и возможного окончания войны.

С тех пор Германия должна была распределять силы между западом и востоком, поддерживая тем самым своих австро-венгерских и турецких союзников. В 1918 году стало очевидно, что Германия могла бы добиться большего, если бы сконцентрировала все свои силы на одном фронте.

Силой заставив Советское правительство просить мира, Германия быстро перебросила 500 000 солдат во Францию.

Немцы также реализовали новую штурмовую тактику — раннюю форму блицкрига без использования танков, что, в свою очередь, дало им возможность сдвинуться с мертвой точки позиционной войны.

Наступление под названием «Битва кайзера» (Kaiserschlacht) уничтожило несколько британских армий и вынудила командующего Дугласа Хейга предупредить своих солдат, что их буквально «прижали к стене».

После четырех лет безжалостной борьбы и экономической блокады Германия все еще могла за нескольких недель добиться большего, чем за время продлившихся четыре года кровопролитных наступлений при Пашендейле, на Сомме и Шмен-де-Дам.

В идеале Германия могла бы пойти дипломатическим путем для борьбы с одной только Россией, не прибегая при этом к войне с Францией, или наоборот.

А в случае неудачи, учитывая, что на западе расстояния короче, было бы лучше на время уступить некоторые принадлежавшие восточной Пруссии территории, бросив все силы на захват Парижа.

Это было бы не так просто, но намного легче, чем борьба на двух фронтах.

Не вторгаться в Бельгию

Германская империя всегда была страной, о которой можно сказать «горе от ума». Показательным примером может послужить вторжение в нейтральную Бельгию.

С военной точки зрения наступление на Бельгию было блестящим шагом, который позволил отойти от французских армий и укреплений на франко-германской границе к северу, а затем повернуть к югу для захвата Парижа и окружения французской армии с тыла.

Это тактика отражала традиционную для немцев маневренную войну (Bewegungskrieg), которая считалась превосходным методом в сравнении со статической моделью войны на истощение (Stellungskrieg), которая могла лишь поспособствовать численному превосходству противников.

Можно ли назвать это стратегически гениальным ходом? Абсолютно. Но он мог привести и к поражению Германии.

Великобритания гарантировала нейтралитет Бельгии. Немецкие лидеры высмеяли зафиксировавший это «клочок бумаги», хотя он мог дорого обойтись Берлину, предоставляя Лондону повод для объявления войны. Тогда Германия столкнулась не только с Францией и Россией, но и с огромными военными и экономическими ресурсами Британской империи.

В 1914 году население Франция составляло 39 миллионов человек против 67 миллионов жителей Германии. Можно ли представить, что Франция могла победить Германию в одиночку? Как не смогла в 1870 году, так не смогла бы и в 1914.

А Россия со своим населением в 167 миллионов человек из-за нехватки оружия, провианта и инфраструктуры превратилась в «гиганта на глиняных ногах». Несмотря на то, что большая часть армии Германии оставалась во Франции, немцы все-таки сумели к 1918 году вывести Россию из войны.

Без поддержки Британии перед мощью немецкой армии не устояли бы даже объединенные франко-русские войска.

Вступление в войну Великобритании и ее империи прибавило к союзным войскам почти девять миллионов человек, а с ними и королевские военно-морские силы.

Французский флот был вполовину меньше немецкого и располагался в Средиземном море для противостояния австро-венгерским и турецким партнерам Германии. Силы ВМФ России был незначительны.

Именно британский Гранд-Флит сделал возможной ту блокаду, что вызвала у Германии острую нехватку сырья и особенно продуктов питания, в результате чего от голода погибло 400 000 немцев, а гражданский и военный дух к концу 1918 года совсем упал.

Зачем Россия помогла Германии стать империейDie Welt04.09.2016Die Welt02.11.2014Вполне возможно, что Великобритания все равно бы объявила войну Германии, только ради того, чтобы не допустить доминирования на континенте одной-единственной державы, а также для устранения враждебных военно-морских баз, расположенных так близко к Англии. Но если бы Германии удалось предотвратить вторжение Британии на несколько месяцев или лет, у нее было бы больше времени и ресурсов для победы над врагами.

Не строить большой надводный флот

В 1914 году Флот открытого моря Германии был вторым в мире по мощности после британского Гранд-Флита. Он включал в себя пятнадцать дредноутов и пять крейсеров против 22 и девяти британских соответственно. У немецких надводных кораблей было преимущество перед вражескими в отношении брони, оружия, топлива и систем управления огнем.

И чего же достиг этот мощный надводный флот? Не так уж и много. Его флагманы редко покидали порт, оставив британскую блокаду нетронутой. Если немецкий флот не смог прорвать блокаду Британии, навязать ей свою собственную или запустить десантное вторжение в Англию, для чего он тогда вообще был нужен?

Он имел значение в качестве классического готового к боевым действиям флота, оставаясь в порту и выжидая удобного момента, чтобы броситься в атаку и повергнуть врага в ужас одним своим присутствием (Черчилль охарактеризовал адмирала Королевского флота Джона Джеллико как «единственного человека по обе стороны баррикад, который может проиграть войну за один вечер»). Однако же главным его вкладом было побудить Великобританию начать расценивать немцев как угрозу еще до начала войны. Вызов морскому превосходству королевских военно-морских сил посредством гонки вооружений на море был единственным шагом, который гарантировано пробудил бы Британского Льва.

Несмотря на амбиции превращения в глобальную колониальную империю, в 1914 году Германия все еще была континентальной державой. Если бы победителем в войне вышла она, то лишь благодаря огромной мощи своей армии, а не флота.

Что могла бы Германия купить за деньги, материалы и рабочую силу Флота открытого моря? Больше дивизий? Больше пушек и самолетов? Или, что еще лучше, больше подводных лодок, ставших единственным элементом немецких военно-морских сил, которые нанесли огромный ущерб членам Тройственного союза.

Не прибегать к неограниченной подводной войне

Сейчас это выглядит как причудливый обычай, но в 1914 году при нападении на торговые суда подводные лодки должны были подниматься на поверхность и предоставлять экипажу и пассажирам возможность спастись. Каким бы благородно гуманным ни был этот шаг, подводные лодки становились из-за этого уязвимее.

Немцы чтили данную традицию до 1915 года, а затем переключились на неограниченную подводную войну, начав топить корабли без предупреждения. Немцы уничтожили множество кораблей только для того, чтобы под давлением США она была упразднена, а в 1917 году возвращена в качестве отчаянной меры ради окончания конфликта, который измотал Германию до полусмерти.

А оно того стоило? Только в апреле 1917 года массированная атака с использованием подводных лодок отправила ко дну 880 000 тонн грузов и поставила под угрозу морскую торговлю, от которой зависела вся Британия.

К сожалению, она также помогла президенту США Вудро Вильсону в том же месяце убедить Конгресс объявить войну Германии.

Ввод к концу 1918 года более миллиона свежих американских сил воодушевил потрепанные за годы войны и разрушительных немецких наступлений того года британскую и французскую армии.

Вильсон считал, что Америка должна вступить в войну против Германии, и, вполне вероятно, добился бы этого, несмотря ни на что. Также исчез бы кинжал, занесенный вышеупомянутой неограниченной подводной войной и наносивший Британии болезненные порезы. Кроме того, это бы отсрочило наплыв войск США, изменивших в 1918 году баланс сил на западном фронте.

Ни один из этих вариантов не мог бы гарантировать Германии победу, но дал бы ей, по крайней мере, шанс. Стоила бы в таком случае «победа» крови и потерь — это уже совсем другой вопрос.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Источник: https://inosmi.ru/social/20170407/239074839.html

История повторяется: Зачем Россию и Германию опять столкнули лбами

Так уж вышло, что среди всех военных конфликтов, которые выпали на долю Российской империи и, впоследствии Советского Союза, наиболее разрушительными и кровопролитными были те, в которых основным противником выступала Германия.

Это — общеизвестная истина.

Однако, мало кто задумывается над тем, что все русско-немецкие войны были, по сути, инспирированы совершенно другими странами, которые, собственно говоря, и получали от них огромную выгоду — прежде всего, в долгосрочной перспективе.

Зачем Россия помогла Германии стать империей

Собственно говоря, войн, которые с полным основанием можно называть русско-немецкими, велось три: Семилетняя война в 18 веке, а также две мировые войны в веке 20-м. Вторая из них для советского народа стала Великой Отечественной войной.

Правда, некоторые ведут отсчет русско-немецкого противостояния аж с 13 века — а первой нашей победой в таковом называют «Ледовое побоище», в процессе которого новгородский князь Александр Невский разгромил рыцарей Тевтонского ордена. С одной стороны такая трактовка имеет некоторое право на существование, поскольку Тевтонский орден и вправду считался немецким.

Однако, во-первых, состоял он далеко не только из рыцарей германского происхождения, а во-вторых, был все-таки не государственным образованием, а воинско-религиозным, и, соответственно, подчинялся Папе Римскому (да и основан был изначально в Палестине).

Примерно то же можно сказать и о Ливонском ордене — осколке Тевтонского, разгромленном Иоанном Васильевичем Грозным уже в веке 16-м.Кстати говоря, во время Семилетней войны никакой Германии не существовало еще и в помине. Русские сражались с войсками прусского короля Фридриха ІІ, названного впоследствии (вполне по заслугам) Великим.

Собственно говоря, этот конфликт охватил собой едва ли не весь земной шар — боевые действия велись не только в Европе, но и в Северной Америке, Индии и прочих далеких странах.

По сути дела, это была первая серьезная общемировая схватка за передел колоний в «Новом свете» и сохранение «Старого света» в том состоянии, которое устраивало основных мировых игроков — Британию, Францию, Испанию, Швецию.

У России (не имевшей заморских колоний и не собиравшейся перекраивать карту Европы в свою пользу), в этой драке интересов, как таковых, не было! По мнению многих историков, ее в Семилетнюю войну натуральным образом втравили, в первую очередь, заработавшие на этом огромные взятки высшие государственные чиновники вроде канцлера Бестужева.

Они так качественно «накрутили» царствовавшую тогда императрицу российскую Елизавету против Пруссии и лично Фридриха, что она заявила о готовности воевать с ним до победного конца, «даже если для этого придется продать половину ее платьев»! Неслыханная жертва для любой женщины, согласитесь…Сменивший Елизавету на троне Петр ІІІ придерживался диаметрально иной точки зрения, и Россия, чьи доблестные войска к тому времени уже успели занять Кенигсберг и даже Берлин (пусть на какое-то время), продолжила Семилетнюю войну уже в качестве союзницы Пруссии. За что этому императору часто впоследствии приписывали «германофильство» и «предательство интересов России». Впрочем, отстранившая его от власти Екатерина ІІ подтвердила отказ от территориальных претензий, при этом поступив наиболее разумным образом – Россия из ненужной ей Семилетней войны вышла.Далее… А вот далее началось совершенно нормальное, мирное и дружественное сосуществование двух империй – Российской и Германской. У двух стран просто-напросто не существовало противоречий, решать которые необходимо было бы военным путем. Огромное количество немцев, не просто прославившихся на службе России, но и принесших огромную славу ей – фельдмаршал Миних и адмирал Врангель, совершившие первое русское кругосветное путешествие Беллинстгаузен и Крузенштерн… Все это – «обрусевшие» выходцы из Германии. Их же соотечественники создали Российскую Академию наук и построили первую в России железную дорогу. Вообще говоря, именно немцы составляли наиболее крупную иностранную диаспору в Российской империи – взять хотя бы тех же колонистов Поволжья. Германия не воевала с Россией – во время Крымской войны Севастополь осаждали французы, британцы, турки, но не немцы. Франция поддерживала польские мятежи, Британия более или менее успешно пакостила России на Кавказе и в Средней Азии, вооружала против нее Японию. Немцы в России не разрушали, но строили и создавали. К 1913 году их в Российской империи проживало около двух с половиной миллионов! Немецкая кровь текла в жилах и царствующей династии Романовых.Так было до 1914 года, когда в мире снова запахло «большим переделом». Франция все эти годы продолжала воевать с Германией (всякий раз чувствительно получая на орехи) и жаждала очередного реванша, уже гарантированно – победного. Британия чувствовала огромную опасность для своих интересов от всевозрастающего роста мощи немецкой экономики. Свои проблемы эти две страны, всегда предпочитавшие загребать жар чужими руками, решать собирались за счет России. И это им, увы, удалось в самой полной мере…Зря умнейшие люди того времени, что в Берлине, что в Санкт-Петербурге во весь голос кричали о том, что эта война закончится катастрофой для обеих стран. Зря кайзер Германии Вильгельм пытался до последней минуты отговорить от вступления в нее российского императора Николая ІІ. 6 августа 1914 года Российская империя ринулась в последнюю для нее войну. Итог – общеизвестен. Не будем говорить о жертвах и разрушениях по обе стороны фронта. Напомним лишь, что Первая мировая война стала концом для четырех империй – Российской, Германской, Австро-Венгерской и Османской. Огромные выгоды от нее получили, как водится, Британия, Франция, и уже начинавшие проявлять имперские аппетиты и амбиции Соединенные Штаты Америки. Германия и Россия на долгие годы оказались вычеркнуты из большой геополитики, погрязнув в хаосе, революциях, разрухе и экономическом кризисе. Вот только кое-чего в Лондоне, Париже и Вашингтоне не сумели предусмотреть… На месте Российской империи вместо предусмотренной изначальным планом кучки разрозненных недогосударств воздвигся могучий Советский Союз, вызывавший во всех упомянутых столицах патологическую ненависть самим фактом своего существования. И устранить эту, крайне досадную проблему, решено было старым, проверенным способом – натравив на него Германию. О том, как немцев буквально толкали к нацизму, погрузив страну в нищету и унизив до предела, написано достаточно. Равно, как и о том, какие громадные финансовые средства (прежде всего – британские и американские) были впоследствии вложены в ее «возрождение» для следования «новым курсом». Желающие легко могут найти данные о том, что автомобильная и авиационная промышленности Третьего рейха, фактически принадлежали американцам. В 1930 году американские инвестиции в германскую промышленность оценивались в 216,5 миллионов долларов. А еще миллиард долларов США был вложен в экономику Германии уже после прихода там к власти Гитлера.

Читайте также:  Какие звуки русского языка не могут произнести иностранцы

Но даже если забыть обо всем этом… Разве не Франция и Британия заставили капитулировать перед нацистами Чехословакию, не дав вмешаться СССР? Разве не они смотрели сквозь пальцы на занятие вермахтом демилитаризованных зон, «аншлюс» Австрии в те годы, когда могли раздавить Гитлера, как поганого таракана – одним пальцем? Причина лежит на поверхности – нацизм выращивался и пестовался для одной цели – для уничтожения советской России. То. что чудовище, откормившись, сорвалось с цепи и чувствительно изодрало тех. кто возомнил себя его хозяевами – дело десятое. В конечном итоге, после Второй мировой войны покрытыми развалинами и миллионами могил оказались никак не Британия, Франция и, тем паче, США, а Германия и Советский Союз.

В чем актуальность данной темы сегодня? Да, хотя бы, в том, что в наши дни российско-германские отношения снова оказались «на острие» мировой геополитики.

Сотрудничество двух держав способно дать жизнь экономическому проекту небывалой важности – «Северному потоку-2», который, несомненно изменит расстановку сил в экономике Европы в пользу России и Германии.

Именно поэтому данный проект встречает такое яростное противодействие – прежде всего, со стороны США. Именно поэтому снова делаются попытки вбить клин между Москвой и Берлином, заставить их не сотрудничать, а враждовать.

Противостояние России и Германии всегда заканчивалось трагично для народов обеих государств. И всегда приносило прибыль тем странам, которые объявляя себя их «союзниками» и даже «друзьями», раз за разом продолжали сталкивать лбами немцев и русских. Об исторических ошибках необходимо помнить, чтобы не повторять их.

Источник: https://politinform.su/93069-istoriya-povtoryaetsya-zachem-rossiyu-i-germaniyu-opyat-stolknuli-lbami.html

Германия поможет России перестать быть империей

Крах Советского Союза стал для Запада неожиданностью, поэтому он не смог интегрировать Россию в содружество западных государств. Как пишет Die Welt, после завершения правления Владимира Путина, Западу нельзя будет упускать ещё один шанс, и Германия могла бы сыграть главную роль в вестернизации постимперской России.

Решающим историческим фактором нынешней напряжённости между Россией и Западом стал упущенный шанс 90-х годов. Как пишет Die Welt, крах Советского Союза в 1991 году и последовавшая затем попытка европеизации новой России стали для Запада неожиданностью.

Запад не разрабатывал никаких проектов и планов для создания демократической и прозападной России даже тогда, когда перестройка Горбачёва в конце 1980-х годов все отчётливее напоминала революцию.

Издание отмечает, что предложения о сотрудничестве, которые Запад делал Москве в 90-е годы, были не скоординированы, а также лишены фантазии и целей.

Конечно, предпринимались и многочисленные отдельные шаги в правильном направлении, например, приём России в Совет Европы, превращение «Большой семёрки» в «Большую восьмёрку» или создание Совета НАТО — Россия, однако для новой России не было разработано ни ясных стратегических представлений, ни перспективных шагов по включению постимперского государства в содружество западных государств.

Более серьёзные в концептуальном отношении проекты Запада, как, например, так называемые четыре пространства между ЕС и Россией от 2003 года или германо-российское партнёрство по модернизации от 2008 года, были разработаны тогда, когда уже начала крепнуть система Путина, однако эти инициативы запоздали.

«Существует много различий между Советским Союзом ранних 1980-х годов с одной стороны и нынешней Российской Федерацией, с другой.

И тем не менее советское государство позднего периода и нынешнее российское государство сходны в том, что как погибающий СССР, так и режим Путина были вынуждены маневрировать в социально-экономических тупиках. Путин создал с 1999 года своеобразный корпоративно-клептократический порядок в России.

Этот псевдодемократический режим, как и якобы советская система демократических Советов, недолговечен и обречён на провал. Это лишь вопрос времени, когда рухнет система Путина», — пишет автор статьи.

По его мнению, в конечном счёте, будущее России может быть обеспечено лишь пошаговой интеграцией в западные структуры экономики и безопасности. Россия — это часть Европы, а не Евразии, и Запад должен заранее готовиться к новому российскому падению режима и новому прозападному повороту Москвы.

Как это уже было с Украиной или Грузией, Запад должен будет предложить России план действий по либерализации визового режима в рамках Шенгена и углублению зоны свободной торговли с ЕС, а также постепенное вхождение в НАТО.

Тем самым Запад покажет россиянам, что он ни в коем случае не желает отграничения или даже изоляции Москвы, а, наоборот, стремится к тесному партнёрству и к глубокой интеграции.

Однако то, что данный путь предусматривает прощание с империей, россияне должны понять сами.

«Дни Путина и его хрупкой политической системы в любом случае сочтены. Когда, наконец, настанет время нового поворота в России, нельзя будет повторять тяжёлые ошибки 1990-х годов.

Германия как бывшая постимперская страна, выигравшая от такой западной политики в 1950-е годы, а также как западная страна, наиболее тесно связанная с Россией, могла бы сыграть ведущую роль в реализации этого проекта», — заключает Die Welt.

Источник: https://politklubok.ru/blog/43065591681/Germaniya-pomozhet-Rossii-perestat-byit-imperieyutm_referrer=mirtesen.ru?nr=1

Почему Николай II втянул Россию в Первую мировую войну

Для России Первая мировая война обернулась миллионами погибших, распадом империи и концом монархии. До сих пор у историков нет единого мнения, зачем страна вообще вступила в этот масштабный конфликт.

Предупреждение, оставшееся без ответа

Мотивы, побудившие крупные европейские державы начать масштабную войну, очевидны. Все они, так или иначе, обусловлены стремлением к геополитической и экономической гегемонии на континенте. Но какие цели ставила перед собой Россия, присоединяясь к военному конфликту?

Накануне войны бывший министр внутренних дел Пётр Дурново в аналитической записке предупреждал Николая II об опасности втягивания страны в противостояние с Германией. Даже победа в этой войне, по мнению Дурново, не дала бы ничего ценного для России, а в случае неудачи возрастала бы вероятность революции: «Побеждённая армия, лишившаяся за время войны наиболее надёжного кадрового своего состава, охваченная в большей части стихийно общим крестьянским стремлением к земле, окажется слишком деморализованной, чтобы послужить оплотом законности и порядка. Россия будет ввергнута в беспросветную анархию, исход которой не поддаётся даже предвидению». Словно в воду глядел, прозорливый политик. Как отреагировал Николай II на записку Дурново — неизвестно. Ясно то, что царь руководствовался не доводами разума, а патриотическим порывом. Однако нужно заметить, что Николай до последнего надеялся остановить войну. 29 июля 1914 года он отправил германскому императору Вильгельму II телеграмму с предложением «передать австро-сербский вопрос на Гаагскую конференцию». Вильгельм на нее не ответил. «Моя совесть чиста. Я сделал все, чтобы избежать войны», — писал Николай II.

Патриотический подъем

Официальная версия вступления России в войну — это выполнение союзнических обязательств перед Сербией. Действительно, Россия согласно договору, обязывалась оказать военную помощь Сербии в случае посягательств на территориальную целостность последней.

28 июля 1914 года Австро-Венгрия объявила войну Сербии и в тот же день начала обстрел Белграда, но Россия не торопила события. Реакция последовала только два дня спустя — 31 июля, когда в стране была объявлена всеобщая мобилизация.

Германия в ультимативной форме потребовала от России отменить мобилизацию, на что получила отказ.

1 августа немецкий посол в Петербурге граф Фридрих Пурталес передал ноту об объявлении войны российскому министру иностранных дел Сергею Сазонову, после чего, по воспоминаниям министра, «отошел к окну и заплакал». 2 августа уже Николай II подписывает манифест о начале войны.

Затмение 8 августа 1914 года в России, прошедшее по местам будущих боевых действий Первой Мировой Войны (началась 1 августа)

Президент Российской ассоциации историков Первой мировой войны Евгений Сергеев отмечает, что при вступлении в войну свою роль сыграла «боязнь потерять престиж и влияние в Балканских странах». Сербия была не просто союзником, но и важным стратегическим плацдармом России на Балканах. Историк Борис Колоницкий убежден в том, что исследуя причины начала войны, не стоит недооценивать силы общественного мнения. С его слов, было «сильное давление улицы». Окружение Николая II отмечало, что царь в те дни ощущал такое единение с народом, какого не было предыдущие двадцать лет его правления.

В первые дни войны на улицах российских городов прошли массовые манифестации в поддержку сербов, и в то же время возникли стихийные акции (погромы немецких офисов и магазинов). Антигерманские настроения и патриотическая эйфория оказались фактором, во многом предопределившим вступление России в войну.

Российские интересы

Американский историк Шон Макмикин объясняет причины Первой мировой войны соперничеством и территориальными претензиями России и Германии. Эту мысль подкрепляет французский дипломат Морис Палеолог в книге «Царская Россия во время мировой войны», приводя слова российского министра иностранных дел Сергея Сазонова: «Моя формула проста, мы должны уничтожить германский империализм. Мы достигнем этого только рядом военных побед; перед нами длинная и очень тяжелая война. Император не имеет никаких иллюзий в этом отношении. Но чтобы „кайзерство“ не восстановилось снова из своих развалин, чтобы Гогенцоллерны никогда больше не могли претендовать на всемирную монархию, должны произойти большие политические перемены». Борис Колоницкий высказывает мнение, что целью России было объединение польских территорий входящих в состав Австро-Венгрии и Германии, а также необходимость установления контроля над Босфором. Записка, адресованная Сазоновым французскому и британскому послам (М. Палеологу и Дж. Бьюкенену), подтверждает, что в преддверие ожидавшейся атаки союзными войсками Босфора Россия поспешила «застолбить» за собой Константинополь и Проливы. В ней, в частности, сказано следующее:

  • «Ход последних событий приводит императора Николая к мысли, что вопрос о Константинополе и проливах должен быть окончательно разрешен и сообразно вековым стремлениям России».
  • Об этом же в своей книге «Взгляд Запада на Россию» пишет британский историк Джеффри Хоскинг: «К весне 1915 года русские дипломаты наконец-то достигли соглашения с правительствами Великобритании и Франции о том, что после войны Константинополь и большая часть проливов станут территорией России».
  • «Кому война, а кому мать родна»

Не секрет, что Первая мировая война стала поистине манной небесной для банкиров и промышленников. Российская армия, находившаяся в стадии переоснащения, испытывала нехватку современной военной техники, оружия и боеприпасов.

Государственные заводы не могли в полной мере обеспечивать фронт всем необходимым, и за дело взялись частные компании, сбывавшие свою продукцию по завышенным ценам. В монографии начальника Главного Артиллерийского управления (1914–1917 годы) генерал-лейтенанта А. А.

Маниковского «Боевое снабжение русской армии в мировую войну» приведены для сравнения некоторые цифры. Так, 76-мм шрапнель (вид артиллерийского снаряда) на казенном заводе стоила 9 руб. 83 коп, а на частном — 15 руб. 32 коп., цены на 152-мм гранату были соответственно 42 руб.

и 70 руб. Выгода отечественных предпринимателей налицо.

Тяжелую ситуацию в российской военной промышленности использовали и западные страны. Так, английское правительство предложило поставить России 12 млн снарядов по сверхвысоким ценам и в крайне растянутые сроки, срывая тем самым наступательные операции русской армии.

Несмотря на это, предложение английской стороны было принято. Историк И. В. Маевский замечает, что в период войны Россия «все больше превращалась в объект приложения иностранного капитала, извлекавшего неслыханные барыши.

Вместо 4-5% дивиденда, получаемого у себя на родине, иностранные капиталисты получали в России от 20 до 30%!».

Исследователь Александр Широкорад уверен, что давление русских заводчики и банкиров, тесно связанных с англо-французским капиталом, оказало в итоге влияние на правящие круги России и втянуло страну в войну.

Стравить любой ценой

В преддверие Первой мировой войны будущие противники, Россия и Германия, поддерживали тесные торгово-экономические связи. Треть российских товаров от общего экспорта шла в Германию, а четверть германских — отправлялась на российский рынок. Немецкие заводы исправно выполняли оборонные заказы Петербурга. Так, в 1913 году для России на верфи «Шихау» были заложены два крейсера — «Адмирал Невельский» и «Граф Муравьев-Амурский». Но летом 1914 года отношения резко обостряются, и бывшие партнеры уже становятся врагами. Для историка Николая Старикова здесь все очевидно: Россию и Германию просто стравили. И сделала это, по его мнению, Англия. Исследователь Александр Самсонов называет и конкретного виновника — английское масонство.

Цели Англии становятся понятными, если посмотреть на экономическую ситуацию накануне войны. Общая стоимость английских товаров на российском рынке почти в 4 раза уступала стоимости товаров из Германии. Кроме этого, немецкие товары усиленно теснили английские и в других странах, в том числе в британских доминионах и колониях. Ослабление Германии для Великобритании было жизненно необходимым.

Самый верный способ, который не раз использовала английская дипломатия — это война, причем чужими руками. Любопытный факт: всеобщая воинская обязанность в Соединенном Королевстве была введена только в январе 1916 года — через 16 месяцев после начала мирового конфликта! Англия выжидала, пока Россия теряла свои силы.

Как тут не вспомнить лозунг английской дипломатии: «Защищать интересы Британии до последнего русского». Первым и главным шагом по втягиванию России в войну стала российско-британская конвенция 1907 года.

Накануне рокового соглашения немецкий рейхсканцлер Бернгард фон Бюлов пророчески писал: «Если Российская империя объединится с Британией, это будет означать открытие направленного против нас фронта, что в ближайшем обозримом будущем приведет к большому международному военному конфликту».

«Выйдет ли Германия победительницей из этой катастрофы?», — размышлял Бюлов, — «Увы, скорее всего Германия потерпит поражение, и все кончится триумфом революции». Но еще раньше этот трагический путь суждено будет пройти России.

Источник: https://news.rambler.ru/other/37554546-pochemu-nikolay-ii-vtyanul-rossiyu-v-pervuyu-mirovuyu-voynu/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector