Зачем в 1951 году советская власть разгромила дубчесские скиты

История Елизаветы — молодой американки русского происхождения, которой удалось бежать из старообрядческого поселения в Красноярском крае спустя полтора десятилетия после того, как родные обманом отправили ее туда «в гости» к единоверцам.

Зачем в 1951 году советская власть разгромила Дубчесские скиты

Дубчесские скиты — духовный центр старообрядцев-беспоповцев часовенного согласия. После прихода Советской власти многие часовенные бежали сначала в Китай, а оттуда в Южную и Северную Америку.

Те, кто остался в стране, уходили от новых властей все дальше и в конце 1930-х, спасаясь от гонений и коллективизации, оказались в глухой тайге Туруханского края.

Это дикая и заболоченная местность; от места впадения реки Дубчес в Енисей до Красноярска — полтысячи километров. Выше по течению Дубчеса скрылись от мира небольшие скиты, монастыри и заимки староверов-часовенных. Добраться туда можно только по реке и только в половодье.

В 1951 году обнаруженные советскими властями скиты были разгромлены. Все постройки сожгли, а жителей силой вывезли на Большую землю. Из тех, кого довезли до Красноярска, 33 человека были осуждены по делу о тайном антисоветском формировании сектантов-старообрядцев и получили от 10 до 25 лет.

  • Но уже в 1954 году, после смерти Сталина, все осужденные часовенные были амнистированы и постепенно вернулись на Дубчес, где они заново отстроили заимки и монастыри.
  • Зачем в 1951 году советская власть разгромила Дубчесские скиты
  • После распада Советского Союза связи таежных часовенных с единоверцами за рубежом возобновляются; потомки эмигрантов начинают регулярно навещать скиты и пополнять ряды монастырских жителей.

«Чрезвычайно резко увеличивается число братии в мужском скиту и число сестер — приблизительно втрое, — пишет диакон Колногоров. — В это время перестраивается весь комплекс мужской обители, заново строится часовня, келарская-трапезная, возводятся новые келии.

Но особенно многочисленными становятся четыре женские обители, расположенные в этой же местности на расстоянии от пяти до 15 километров от мужского скита».

По его словам, основу монастырской братии сейчас составляют выходцы из старообрядческих поселений. К середине двухтысячных, когда диакон Колногоров описывал современное состояние скитов, там жили более 3 000 человек, с учетом мужских и женских обителей, тогда как в 1990-е в мужском монастыре было 60-70 человек и в четырех женских — около 300.

  1. Зачем в 1951 году советская власть разгромила Дубчесские скиты
  2. По свидетельству Колногорова, контакты дубчесских часовенных с американскими староверами налаживаются после того, как в мужском скиту поселяется первый насельник преклонного возраста из Соединенных Штатов, который восторгается благочестием и строгостью скитского устава.
  3. В настоящее время среди насельников и насельниц уже слышится английский язык, на котором им пока запрещено молиться.

Но не все попадают в таежные монастыри по собственной воле. Не исключено, что диакон Колногоров в начале 2000-х встречался там с Елизаветой — гражданкой США, которую родные -староверы еще подростком обманом отправили в Дубчесские скиты. Бежать оттуда девушке удалось лишь спустя полтора десятилетия.

Зачем в 1951 году советская власть разгромила Дубчесские скиты

«Меня зовут Елизавета, родилась я в Орегоне, в США. Мамины родители, они чисто русские, они из России. В Сталина года они сбежали оттуда, в Китае жили, там в горах скрывались сколько-то времени, у меня первые дядьки там родились.

Потом они услышали, что в Южной Америке свободней, там не гоняют за религию. Они уехали в Южную Америку, у меня тетка там родилась.

А потом они услышали, что в США еще лучше, они туда перебрались, и там у меня мама и еще два брата у нее родились. Все они были староверы.

С 16 лет мама ушла из дома и сошлась с американцем, это мой отец. У нее сестры-братья — они все староверы, а мама просто ушла с религии. Отец от нас ушел, когда мне было пять лет.

Они были алкоголики, наркотики принимали, сколько-то времени я жила у тетки, потом у дядьки, потом у дедушки. Какое-то время мама в тюрьме была.

Я с теткой больше общалась, с ёными ребятишками, у них было 11 детей, и я с ними очень близка была, я летом там у них часто гостила. Моя самая лучшая подруга тоже старовер была.

Зачем в 1951 году советская власть разгромила Дубчесские скиты

Они меня все учили по-староверчески. Учили, как молиться. Когда мне было 13 лет, они отправили троих своих детей туда, в Сибирь, в монастыри. А мне говорили, чтобы в гости к ним туда уехать.

Я как-то во внимание это не брала, потому что я не хотела туда. Думала, что я за христианина хочу замуж выйти. Для этого мне надо было креститься.

Еще когда я на оглашении перед крещением была, тетка мне паспорт сделала — втайне, мне она ничего не сказала. Она уже планировала меня в Россию отправить, в монастыри, но мне не говорила.

Вот я крестилась и потом, недолго после крещения… только две недели прошло, 10 мая 2000 года, тетка мне сказала, что ты завтра поедешь в монастырь.

Зачем в 1951 году советская власть разгромила Дубчесские скиты

Нас встретили хорошо, они там как бы… они добрые люди, но у них понятия разные, от мира очень разные. У них такое понятие было, что мы должны жить противоположно мира.

Чтобы не погибнуть, у них такая вера строгая, религия такая строгая-строгая, они считают, что чем больше пострадаешь, тем больше получишь на том свете. Они считали, что если оттуда выйдешь, то ты погибнешь. Что ты должен там жить и там помереть.

И я застряла там. Потом, через четыре года, у меня паспорт сожгли. Сказали, останешься тут на всю жизнь. Меня там не били, просто заставляли так жить строго, как они живут.

Все время у нас посты были, каждый понедельник-среду-пятницу, потом посты перед Пасхой, перед Рождеством. Мяса мы вообще не ели. Еда два раза в день только обед и ужин — и все, больше не разрешали нам есть.

Готовили в кухне, приходишь туда и ешь, что сготовили. Все из общих чашек ели. Великим постом еще строже было, первую неделю вареное ничего нельзя было, только так, маленько, морковка да свекла, и один раз в день.

Зачем в 1951 году советская власть разгромила Дубчесские скиты

Все там руками делали. У нас коней не было, мы тяпкой все пашни перекапывали. Мы так далеко жили, у нас магазинов там не было, мы все выращивали сами.

Работа была очень трудная все время: готовить, пилить, колоть, возить. На нартах возили все сами, у нас первые года коней не было, мы перекапывали пашню вручную.

Потом у нас плуг появился, но мы его сами тянули. А потом, последние года, когда у нас конь уже был, то конь пашню перепахивал. Но мы нарты сами тянули, возили дрова.

У нас земля там очень плохая была, как глина, то мы ходили на речку, находили мягкую землю, ее копали в мешки, привозили домой. Потом еще сжигали землю, все перемешивали.

Дома у нас были из бревен строенные, топором рубили углы. Мы жили там с четверых до десяти человек в одном доме. Я за 15 лет ни разу оттуда не выезжала, меня не пускали. А потом я сбежала.

Зачем в 1951 году советская власть разгромила Дубчесские скиты

Через четыре года я привыкла маленько, я прижилась, можно сказать, ко всему этому. Они мне еще сговорили, что… на будущее у тебя хорошая жизнь будет.

Они каждый день это все повторяли, говорили, говорили, говорили, что это нельзя, это нехорошо, погибнешь. Надо вот так вот, на том свете царство небесное получишь. Они мне постоянно-постоянно-постоянно это все говорили. И я как бы все еще в Бога верю, но это очень жестоко так, как они жили.

Мне было обидно, прискорбно, что у меня паспорт сожгли, но я как бы думала… Я в то время еще астмой заболела, и они мне все говорили, что скоро помрешь и царство небесное получишь. Потом все эти года, вот 11 лет я болела, и никак не могла помереть.

Чем дальше, тем я больше болела, последние два года сильно болела. Последнюю весну, в 2015 году, я даже не могла сама свои волосы расчесывать. У меня до того силы не было.

Я просто отчаивалась. Я не помираю, я не живу, не могу жить, это я в полной депрессии была. Потому что это годами. Я болела столько лет.

И они мне не разрешали лечиться. Сначала маленько разрешали, а потом говорили, что тебе это Бог послал, это твой крест. Ты просто должна терпеть и ты не должна лечиться.

  • Русские Староверы из штата Орегон.
  • Зачем в 1951 году советская власть разгромила Дубчесские скиты
  • Зачем в 1951 году советская власть разгромила Дубчесские скиты

Источник: https://chert-poberi.ru/interestnoe/15-let-v-plenu-u-sibirskih-staroverov-10-foto.html

15 лет в плену у сибирских староверов

Зачем в 1951 году советская власть разгромила Дубчесские скиты oper_1974 — 06.07.2017         История Елизаветы — молодой
американки русского происхождения, которой удалось бежать из
старообрядческого поселения в Красноярском крае спустя полтора
десятилетия после того, как родные обманом отправили ее туда «в
гости» к единоверцам.
Зачем в 1951 году советская власть разгромила Дубчесские скиты         Дубчесские скиты — духовный центр
старообрядцев-беспоповцев часовенного согласия. После прихода
Советской власти многие часовенные бежали сначала в Китай, а оттуда
в Южную и Северную Америку.

     Те, кто остался в стране, уходили от
новых властей все дальше и в конце 1930-х, спасаясь от гонений и
коллективизации, оказались в глухой тайге Туруханского края.
     Это дикая и заболоченная местность; от
места впадения реки Дубчес в Енисей до Красноярска — полтысячи
километров. Выше по течению Дубчеса скрылись от мира небольшие
скиты, монастыри и заимки староверов-часовенных. Добраться туда
можно только по реке и только в половодье.
      В 1951 году обнаруженные советскими
властями скиты были разгромлены. Все постройки сожгли, а жителей
силой вывезли на Большую землю. Из тех, кого довезли до
Красноярска, 33 человека были осуждены по делу о тайном
антисоветском формировании сектантов-старообрядцев и получили от 10
до 25 лет.

      Но уже в 1954 году, после смерти
Сталина, все осужденные часовенные были амнистированы и постепенно
вернулись на Дубчес, где они заново отстроили заимки и
монастыри.

Зачем в 1951 году советская власть разгромила Дубчесские скиты

         После распада Советского Союза
связи таежных часовенных с единоверцами за рубежом возобновляются;
потомки эмигрантов начинают регулярно навещать скиты и пополнять
ряды монастырских жителей.

      «Чрезвычайно резко увеличивается число
братии в мужском скиту и число сестер — приблизительно втрое, —
пишет диакон Колногоров. — В это время перестраивается весь
комплекс мужской обители, заново строится часовня,
келарская-трапезная, возводятся новые келии.

      Но особенно многочисленными становятся
четыре женские обители, расположенные в этой же местности на
расстоянии от пяти до 15 километров от мужского скита».
        По его словам, основу монастырской
братии сейчас составляют выходцы из старообрядческих поселений.

К
середине двухтысячных, когда диакон Колногоров описывал современное
состояние скитов, там жили более 3 000 человек, с учетом мужских и
женских обителей, тогда как в 1990-е в мужском монастыре было 60-70
человек и в четырех женских — около 300.

Зачем в 1951 году советская власть разгромила Дубчесские скиты

       По свидетельству Колногорова, контакты
дубчесских часовенных с американскими староверами налаживаются
после того, как в мужском скиту поселяется первый насельник
преклонного возраста из Соединенных Штатов, который восторгается
благочестием и строгостью скитского устава.

     В настоящее время среди насельников и
насельниц уже слышится английский язык, на котором им пока
запрещено молиться.
     Но не все попадают в таежные монастыри по
собственной воле.

Не исключено, что диакон Колногоров в начале
2000-х встречался там с Елизаветой — гражданкой США, которую родные
-староверы еще подростком обманом отправили в Дубчесские скиты.

Бежать оттуда девушке удалось лишь спустя полтора десятилетия.

Зачем в 1951 году советская власть разгромила Дубчесские скиты

        «Меня зовут Елизавета, родилась я в
Орегоне, в США. Мамины родители, они чисто русские, они из России.
В Сталина года они сбежали оттуда, в Китае жили, там в горах
скрывались сколько-то времени, у меня первые дядьки там
родились.

     Потом они услышали, что в Южной Америке
свободней, там не гоняют за религию. Они уехали в Южную Америку, у
меня тетка там родилась.
     А потом они услышали, что в США еще
лучше, они туда перебрались, и там у меня мама и еще два брата у
нее родились.

Все они были староверы.
     С 16 лет мама ушла из дома и сошлась с
американцем, это мой отец. У нее сестры-братья — они все староверы,
а мама просто ушла с религии. Отец от нас ушел, когда мне было пять
лет.

     Они были алкоголики, наркотики принимали,
сколько-то времени я жила у тетки, потом у дядьки, потом у дедушки.
Какое-то время мама в тюрьме была.

        Я с теткой больше общалась, с ёными
ребятишками, у них было 11 детей, и я с ними очень близка была, я
летом там у них часто гостила. Моя самая лучшая подруга тоже
старовер была.

Зачем в 1951 году советская власть разгромила Дубчесские скиты

       Они меня все учили по-староверчески.
Учили, как молиться. Когда мне было 13 лет, они отправили троих
своих детей туда, в Сибирь, в монастыри. А мне говорили, чтобы в
гости к ним туда уехать.

    Я как-то во внимание это не брала, потому что я
не хотела туда. Думала, что я за христианина хочу замуж выйти. Для
этого мне надо было креститься.

    Еще когда я на оглашении перед крещением была,
тетка мне паспорт сделала — втайне, мне она ничего не сказала. Она
уже планировала меня в Россию отправить, в монастыри, но мне не
говорила.
       Вот я крестилась и потом, недолго после
крещения…

только две недели прошло, 10 мая 2000 года, тетка мне
сказала, что ты завтра поедешь в монастырь.

Зачем в 1951 году советская власть разгромила Дубчесские скиты

       Нас встретили хорошо, они там как бы…
они добрые люди, но у них понятия разные, от мира очень разные. У
них такое понятие было, что мы должны жить противоположно мира.

     Чтобы не погибнуть, у них такая вера
строгая, религия такая строгая-строгая, они считают, что чем больше
пострадаешь, тем больше получишь на том свете. Они считали, что
если оттуда выйдешь, то ты погибнешь. Что ты должен там жить и там
помереть.
    И я застряла там.

Читайте также:  Борис джонсон: что известно о предках британского политика

Потом, через четыре года, у
меня паспорт сожгли. Сказали, останешься тут на всю жизнь. Меня там
не били, просто заставляли так жить строго, как они живут.
    Все время у нас посты были, каждый
понедельник-среду-пятницу, потом посты перед Пасхой, перед
Рождеством. Мяса мы вообще не ели.

Еда два раза в день только обед
и ужин — и все, больше не разрешали нам есть.
     Готовили в кухне, приходишь туда и ешь,
что сготовили. Все из общих чашек ели.

Великим постом еще строже
было, первую неделю вареное ничего нельзя было, только так,
маленько, морковка да свекла, и один раз в день.

Зачем в 1951 году советская власть разгромила Дубчесские скиты

       Все там руками делали. У нас коней не
было, мы тяпкой все пашни перекапывали. Мы так далеко жили, у нас
магазинов там не было, мы все выращивали сами.

    Работа была очень трудная все время: готовить,
пилить, колоть, возить. На нартах возили все сами, у нас первые
года коней не было, мы перекапывали пашню вручную.
    Потом у нас плуг появился, но мы его сами
тянули. А потом, последние года, когда у нас конь уже был, то конь
пашню перепахивал. Но мы нарты сами тянули, возили дрова.

    У нас земля там очень плохая была, как глина,
то мы ходили на речку, находили мягкую землю, ее копали в мешки,
привозили домой. Потом еще сжигали землю, все перемешивали.
     Дома у нас были из бревен строенные,
топором рубили углы. Мы жили там с четверых до десяти человек в
одном доме. Я за 15 лет ни разу оттуда не выезжала, меня не
пускали.

А потом я сбежала.

Зачем в 1951 году советская власть разгромила Дубчесские скиты

       Через четыре года я привыкла маленько, я
прижилась, можно сказать, ко всему этому. Они мне еще сговорили,
что… на будущее у тебя хорошая жизнь будет.

     Они каждый день это все повторяли,
говорили, говорили, говорили, что это нельзя, это нехорошо,
погибнешь. Надо вот так вот, на том свете царство небесное
получишь. Они мне постоянно-постоянно-постоянно это все говорили. И
я как бы все еще в Бога верю, но это очень жестоко так, как они
жили.

     Мне было обидно, прискорбно, что у меня
паспорт сожгли, но я как бы думала… Я в то время еще астмой
заболела, и они мне все говорили, что скоро помрешь и царство
небесное получишь. Потом все эти года, вот 11 лет я болела, и никак
не могла помереть.
    Чем дальше, тем я больше болела, последние два
года сильно болела.

Последнюю весну, в 2015 году, я даже не могла
сама свои волосы расчесывать. У меня до того силы не было.
    Я просто отчаивалась. Я не помираю, я не живу,
не могу жить, это я в полной депрессии была. Потому что это годами.
Я болела столько лет.
       И они мне не разрешали лечиться.

Сначала
маленько разрешали, а потом говорили, что тебе это Бог послал, это
твой крест. Ты просто должна терпеть и ты не должна лечиться.

  • Подробнее: https://zona.media/article/2017/08/03/old-believers

Русские Староверы из штата Орегон.

Архив записей в блогах:

Гейропа начинается со школьной скамьи

Оригинал взят у tani_savo в Гейропа начинается со школьной скамьи Вот вам смешно читать и язвить про Гейропу, а мне совсем не смешно. Почему? Я тут живу и периодически работаю. Последнее периодически было месяц назад в чешской гимназии. И вот какие у нас были ученики: 1. Мальч …

Ибо не перестаёт удивлять. ____________________________ Когда-то я уже был удивлён тем, что после одного поста с моим протестом против пропаганды гомосексуализма меня удалил из френдов один черкесский блогер, который относительно недавно был мастером спорта по греко-римской борьбе и даже …

18+ Все посты на тему ЭРОТИКА СМОТРЕТЬ ТУТ …

Информационный вакуум «перемирия»

Сейчас, в период «перемирия» информация становится довольно скудной и отрывистой. Все прекрасно понимают, что никакого мира нет, а война продолжается не смотря даже на принятие каких-то предательских законов. Но с фронта новостей практически нет. Замалчивание в связи с наступившим миром …

Жизнь отдает Вам все, что Вы, в свою очередь, дали ей

Отец и сын шли в горах.Вдруг сын упал, и чувствуя боль, громко кричит: «ААААААААААААААААА!»К его удивлению, сын слышит голос , который повторял, где-то в горах: «АААААААААААААААААААААА!»Сыну стало любопытно, и он опять кричит: «Кто …

Источник: https://yablor.ru/blogs/15-let-v-plenu-u-sibirskih-starover/6191058

Голдобины

Часовенные Сибири. Альтернативный опыт русской жизни

Продолжение. Начало — в №32 от 28.03.2016

Зачем в 1951 году советская власть разгромила Дубчесские скиты
Сергеево, 7 марта

«Новая газета» в гостях у часовенных. Здесь их мировая столица — тайга на тысячу верст во все 777 сторон. Скиты, тропы к которым никому чужому лучше не искать.

Сильные русские люди: мужики — с бородами и трубными голосами, женщины — статные, приветливые и смешливые все, как одна. У них большие семьи, намоленные веками и спрятанные от чужих глаз иконы.

У них зима по 9 месяцев, трехметровая толща снега под камусными лыжами, морозы  -57—58 градусов. Лето с гнусом, закрывающим солнце.

Мы такие похожие. Обстоятельства почвы у нас с ними одни. И в них, и в нас 80% Енисея или Ангары, одной водой крещены. Но, верно, нам дали Евангелия о разном.

У нас с вами: непроходимое, как гравитация, как кружение этой дикой луны, презрение к жизни в том, как свалены дрова, темны окна, как замерли в падении изгороди и серы избы и тес ворот. Нежелание на эту жизнь смотреть и ее чувствовать.

Можно подумать, что где-то нас с нетерпением ждет нечто светлое, к чему мы все непременно придем.

Уедешь туда, где нет ГАИ и нет дорог, МТС и Сбербанка, уедешь на неделю по зимнику — и увидишь витальных сплошь и стремительных, как перемещение енисейских вод подо льдами, людей. Чистые натопленные дома без внутренних дверей, белые стены с железным крестом на них, обилие домашних, родом из тропиков, растений. Всё тут залито тихим светом.

Они, как мы, любят путешествовать. Но не в Таиланд или на Мальдивы, а к многочисленной дальней родне — за сотни, а то и тысячи верст; мечтательно говорят о Кети, Водораздельном озере — это от Енисея к Оби двигаться по большой воде, ты-то знаешь, что от тебя косточки доедут.

Здесь даже собаки другие. В наших северных деревнях псины с выразительно усталыми глазами лежат на дощатых тротуарах, безучастные, их надо заметить и переступить. Тут лайки резвые.

Возможно, вся Россия могла быть такой. Никакой архаики; часовенные как раз выглядят более продвинутыми, готовыми к вызовам нового мира. Огромные пространства Сибири они и одушевляют, и хочется там бывать только из-за старообрядцев.

Яков (Часть I)

Зачем в 1951 году советская власть разгромила Дубчесские скиты

— Родители наши знакомы были. На плотах сюда приплыли. Чуна — Тасеева — Ангара — Енисей. А потом наши семьи разъехались, а потом вовсе подались на юг края, в Саяны, в Курагинский район. После вернулись. Сейчас ее родители в Айдаре на реке Кети. Как они раньше любили ездить, наши родители!

В Сергееве, где Яков и Екатерина осели, были детсад, школа, аэродром. Сейчас… ничего. Жили 150 человек, теперь втрое меньше. Староверов — только три семьи. Детей учиться возят в поселок Новоназимово. Огромные деньги на ремонт школы ушли, а она холодная, дети в синтепоновых штанах сидят.

Об этом, кстати, говорили все и в Сергееве, и в Назимове. Анатолий Адольф, бывший председатель колхоза в Назимове, сказал мне: «Тогда, в 2008-м, на эти деньги можно было новое здание возвести.

Но это же очень выгодно: обшивается всё, обтягивается сайдингом, пойди проверь, что в реальности сделано. Комиссии сдавать не нужно — не новый объект. А в школе стало холоднее, чем до ремонта».

(Быть такого не может, скажут все проверяющие органы, они и прежде не верили, что до ремонта температура в классах опускалась до 10 градусов.)

Яков рассказывает, как отпустил жену еще дальше на север на рыбалку:

— Краевая инспекция ловит. Женщина, твое место у плиты. А что я сделаю, отвечает им. У меня дома нельма, осетр, таймень, стерлядь на столе. А дети омуля просят. Напарника оштрафовали, ее нет.

Екатерина Иудовна подтверждает:

— Так вскоре снова поймали. Сижу в штанах-болотниках на «Вихре-20» (лодочный мотор), стареньком, на колпаке от мотора. Ага, рыбачка такая. Ловит инспектор. Говорю: а дети снова рыбы захотели! Тот засмеялся, отпустил.

В родных-то местах разведка работает: о приближении рыбной или охотничьей инспекции все знают загодя — ездят уже без ружей, на реку не суются. А иначе не прожить.

На то же оружие надо получать лицензию в Красноярске, регулярно продлять — не наездишься. И потом.

Как это, в Красноярск? Это деды да родители много ездили, от власти спасались, а на них теперь можно штамповать инвентарные номера — они только отсюда и здесь, и больше нигде.

В будущем году будет четверть века совместной жизни Якова и Катерины. О дочерях-красавицах (троих из них видел — все уже вдали от родителей):

— Они все разные. Четверо. Одна уже замужем, трое учатся. Будущие учителя. Единственная профессия, что дает стабильный доход в деревне. Катерина поваром на базе 20 тысяч получает. Дочь в школе в Безымянке вдвое больше. А другая — на третьем курсе, учится на «4» и «5» — стипендию получила 18 тысяч. Но то единожды, обычно 13,5. Желаем, чтобы свои деньги были у дочек.

Девять лет назад енисейские старообрядцы, приплывшие из тайшетской тайги, начали возвращаться на родину — в Кадарею. С 1982 года она считалась «бнп» (бывшим населенным пунктом). Первыми из Сергеева отбыли семьи братьев-близнецов Евсея и Винария Алексеевых. Они покинули Кадарею после службы в армии и 30 лет прожили на Енисее.

Вернулись на пепелище, нетронутым осталось лишь старое кладбище. Отстроились. Потом подняли всем миром усадьбы отделившимся детям. Дед их Федосей Иванович за веру отсидел, родители жили в Туве, откочевали в Кадарею — та же история, что у Якова и Екатерины и всей их родни.

Следующими в Кадарею приехали Петр и Любовь Акуловы с детьми — они снялись из Айдары. Кадарея ожила.

Григорий, Корнилий

В Сергееве, Безымянке, Шлюзе Налимном — всюду встречали, кормили, давали ночлег Голдобины. Клан большой. Яков знает свой род до 8-го колена, до горнозаводского Урала и XVIII века. Работали на Невьянском заводе. Потом переехали в Зауралье.

Прадед Григорий Терентьевич Голдобин, 1870 г.р., его сыновья Александр, 1890 г.р., и Корнилий, 1893 г.р. (дед), — крестьяне-«середняки» в деревне Мишкино Тобольской губернии. Сейчас это райцентр Курганской области.

В 1928-м Голдобины бегут от коллективизации в Нарымский край — крупнейшее на планете Васюганское болото.

Это, конечно, не ирония судьбы, а сама ее суть: уже тогда туда гонят тысячи раскулаченных. В том числе старообрядцев Уймонской долины Алтая.

С Нарыма на баржах их разбрасывают в голые болота. Когда мне удалось побывать в алтайском Верх-Уймоне, еще живы были последние, кто вернулся из той ссылки. И музей Раисы Кучугановой сохраняет свидетельства старообрядцев (см.

«Новую» №115, 116, 145 от 2011 года): «Жили под елкой, стелили елку и одевались елкой»; «пили болотную воду, немного легче стало, когда догадались варить в этой воде хвою». Когда ссыльные немного обживались, их переселяли дальше в болото. Вот рассказ Феоктисты Пимоновны Казанцевой: «Пороли и гнали — как скотину, охранники все с бичами. У меня годовалое дите на руках.

Умерло в дороге. Похоронить не дали. Били плетьми, рядом еще трое ребятишек ревут. Положила мертвого сына под кустик, заложила ветками и пошла дальше. В топях за Колпашево три года терпели, потом сбежали. Была красивая шаль, за нее наняла людей, сплавили нас по реке. Долгой дорогой домой младший сжег пятки: в костер погреть ножки совал.

До конца жизни потом с ними маялся. Домой дошли, год по подвалам прятались. Потом война, старшего сына забрали на фронт, пропал без вести, дочку Елену посадили на 10 лет».

И сюда идут Голдобины. Добровольная ссылка из «Сибирской Италии» (так называли курганские земли) в агрессивные топи? Или сохранить веру лучше было именно там?.. Летом, когда дворники уже не справляются с чудовищной, хтонической мошкой, тормозишь и — всё бегом — счищаешь это густое биомесиво. Гнус успевает набиться в машину. Лошади здесь спасаются только в воде — одни головы торчат.

Глупых жеребят гнус заедает насмерть.

Здесь перерабатываются в углеводороды останки ссыльных двух минувших веков, уголовных и политических, эсеров и анархистов, большевиков и меньшевиков, бундовцев и раскулаченных, немцев Поволжья и прибалтов, западных украинцев и казахов, алтайцев и уймонских старцев… Эти топи точно созданы для превращения наших жизней в чьи-то деньги, нет технологий совершеннее.

Но ссыльные старообрядцы — это старики, бабы, дети, лишенные всего. Голдобины же — полными семьями, со всем необходимым в тайге инструментом и утварью.

В Парбигском районе (он существовал до 1963 года) рубят заимку с говорящим названием — Мошкино (в документах НКВД заимка Голдобиных), быстро устанавливают тесные отношения со скитами часовенных в Колыванской тайге. Вместе с Голдобиными из курганской деревни Мишкино ушла семья Леневых.

И наставником стал поначалу Поликарп Ленев. В 1933 году его берут под стражу и осуждают в ряду других авторитетных часовенных за связь с тайными монастырями и антиколхозную пропаганду.

Наставником в Мошкино становится Григорий Голдобин. Ненадолго. Его берут в 1940 году. Расстреливают в Колпашевском яру. Приговор вынесен Нарымским окружным судом. Контрреволюционная деятельность.

Читайте также:  «детские» святые: кому молиться за благополучие детей

Корнилию Григорьевичу дают 10 лет лагерей и 5 лет поражения в правах. Он, раненный на Первой мировой в правую руку, к физическому труду не годен, учительствовал в школе, и в тюрьме в Мариинске работать не смог. Урезали пайку, скончался от голода, похоронен в общей могиле.

Избежавший узилища Александр Григорьевич, овдовев, в 41-м уходит в мужской скит послушником. В женский уходит его дочь Ирина (при аресте в 51-м она сумеет скрыться). И сами скиты уходят все дальше на северо-восток, теперь с Оби на левобережье Енисея. А начинались они еще на Урале. Скит о. Симеона прослеживал свою историю с XVIII в.

, женские скиты находились на реке Сылве (под Пермью) и близ города Касли на Южном Урале. Теперь большевики достали их и здесь, в Томской и Новосибирской областях. И по Обь-Енисейскому каналу монахи в 1937—1938 годах уходят на Енисей, потом поднимаются по Дубчесу. Тем же каналом, начиная с 1936-го, бегут сотни семей староверов, расселяясь по Нижнему Енисею и его притокам.

А неумолимый красный каток всё катил и приближался.

Александр

Весной 1951 года войсковой отряд разгромил тайные часовенные скиты — монастыри старообрядцев — на реке Дубчес, левом притоке Енисея. По преданию, каратели, развлекаясь, нагишом запрягали черноризцев в сани, ездили на них наперегонки, стегая кнутами из ветвей.

Уходя с пленёнными на плотах по Дубчесу, все строения подожгли. В одной из встретившихся на берегу заимок солдаты нашли брагу, и часть братии смогла бежать. Среди них Афанасий Мурачев, он и описал события в берестяной книге.

Другой беглец, Афанасий Герасимов, изложил их только в конце 80-х годов по просьбе новосибирских ученых, эти записи напечатал в сентябре 1991 года «Новый мир».

«…А когда мы еще были на месте взаперти в скиту, старший лейтенант Иванушкин взял икону — изображение Страшного суда, деревянная, от древности коричневая, она больше все почикивала и предвещала (приход карателей. — А.Т.).

И вот он с нее топором стесал изображение, доску принес к нам в стан и говорит приказательным манером: «Афанасий! Вот из этой доски напили и сделай нам домино, только плашки сделай, а очки мы сами наставим». Положил доску на что-то и ушел. А я только выслушал и ничего не сказал.

Старцы смотрят на меня и говорят: «Неужели, брате Афанасий, поднимется у тебя рука делать игрушки из иконы?» Я, конешно, и сам не думал делать, так и не сделал».

Запечатлено всё: как изощренно издевались и пытали братьев и сестер, стреляли по графинам со святой водой, сжигали и швыряли в воду иконы и книги, рвали лестовицы (старообрядческие четки). Примеры стойкости и предательства. В подробностях — и поведение иноков, и сочувствующих крестьян, которых по пути тоже хватали, и офицеров, и солдат («татарский набег»).

Литература? Но еще живы инокини — очевидцы разгрома. Рассказывают про полк варваров на лыжах с автоматами примерно то же.

А в 1991 году красноярский журналист и писатель Михаил Перевозчиков показывал мне подробные и содержательные письма В.Н. Макарова, солдата, участвовавшего в той операции.

Он, кстати, стал инвалидом, как и его земляк, с кем они вместе служили и с кем он поддерживал связь. У того, радиста, отнялись ноги.

Итак, доподлинно известно, что по рекам Дубчес, Дунчес, Теульчес в 400—500 км от ближайших деревень стояли два мужских монастыря и четыре женских, разбросанных в радиусе 50 км. Их ликвидацией руководило красноярское УМГБ, оно же вело следствие.

Его сотрудников для трехмесячной экспедиции усилили 15 военными из дислоцированной в Енисейске части, оперативником из Ярцева, всего в тайгу вышли 30 человек и проводник. Шли на лыжах, солдаты тащили нарты с оружием и припасами.

Факты сожжения скитов, икон, до полутысячи книг реальны, как и побега части пустынников.

Зачем в 1951 году советская власть разгромила Дубчесские скиты
Подследственные игумены о. Симеон и о. Антоний
Зачем в 1951 году советская власть разгромила Дубчесские скиты
Арестованные обитательницы Дубчесских скитов

По делу Дубчесских скитов 25 лет получил один из корневых их обитателей — Александр Григорьевич Голдобин. Двоюродный дед Якова и Виктора. По поручению главного старца игумена о. Симеона он устраивал диспуты среди ведущих книжников и настоятелей округи.

О. Симеон, главная добыча госорганов, не желавших мириться с тем, что где-то живут люди своей, а не советской правдой, — это Сафон Яковлевич Лаптев. Родился в 1895 году в деревне Жидки Тобольской губернии. Деревня жива поныне, только теперь это Петуховский район Курганской области. Голдобины из тех же краев.

Александр Голдобин на допросах в красноярском УМГБ долго скрывает сведения о родне, а когда из него все же выбивают показания, дает неверные адреса. А найти, понятно, надо всех. И органы находят его дочь, В.А. Волкову — она осталась жить в Парбигском районе, работала сторожем в п.

Мельстрой (самая распространенная среди староверов работа в советские времена — дабы меньше соприкасаться с государством). Та на допросе сообщает, что с 1940 года связи с отцом не имела. О деде Григории ничего не знает с 1939-го. Кое-что рассказывает о других родственниках (Голдобиных, Леневых, своих тетках И.Г. Пикулевой и Х.Г. Лошкаревой, сестре М.А.

Сараевой), по большей части указывая, что с ними тоже связь утеряна. О сестре Ирине умалчивает.

Допрашивают И.П. Ленева (шурина А. Голдобина), сторожа Парбигского пищекомбината. Он тоже говорит главным образом только то, что следствию и без него известно.

Ученица академика Покровского и ведущий теперь специалист по сибирскому старообрядчеству, главный научный сотрудник Института истории СО РАН Наталья Зольникова — после ознакомления с архивами ФСБ о деле Дубчесских скитов: «Удивительно, когда эти свидетели иногда все же пытались на свой страх и риск о чем-то умалчивать.

Несмотря на постоянные заявления о прекращении связей уральских и западносибирских родственников с обвиняемыми, есть немало доказательств, что эти связи поддерживались. Об этом, например, свидетельствуют письма, конфискованные в скитах; о том же рассказывается и в трехтомном Урало-Сибирском патерике, написанном на Енисее».

Они и сейчас, заметил, про родню говорят неохотно. Особенно о том, кто где сейчас. Путаются в именах. Кто где родился… Хотя знают род до 8—10-го колена. Действенная, конечно, уловка. Как ни уезжал, ни бежал, нашли в Норильске дядю Якова и Виктора, брата отца, — и впаяли десятку.

И они в курсе всего, что родная страна сделала с их предками. Конечно, только если семья не истреблена напрочь, о ней уже никто ничего не знает.

Отсюда же у Солженицына в «Архипелаге ГУЛАГ», когда он упоминает разгром Дубчесских скитов, вместо «Ярцево» значится «Яруево». Информация о енисейских событиях к Александру Исаевичу попала из джезказганской группы Степлага, куда отправилась часть старообрядцев. Видимо, в тревоге за родственников и единоверцев они и солагерникам «наводили тень на плетень».

В Красноярске тогда осудили 33 часовенных. Все по  ч. 2 ст. 58-10 и ст. 58-11 УК РСФСР. По этим же статьям ранее расстреляли Григория Голдобина и сгубили в тюрьме его сына Корнилия. Крайсуд дал от 10 до 25 лет каждому. Вскоре скончались мать Маргарита и о. Симеон. В Озерлаге он отказался принимать лагерную пищу.

Староверы сохранили текст его предсмертного письма формальному главе государства Николаю Швернику (председателю Президиума Верховного Совета СССР). Как «на наших иконах и книгах», брошенных в костер, солдаты варили суп, как жгли кельи… Длинное, исполненное горечи, без намека на смирение перед силой.

Но по пунктам разбирается абсурдность приговора.

Сталин умирает. Братьев и сестер, старцев и стариц амнистируют постановлением от 12.11.54. И скиты возрождаются совсем скоро. Но теперь их прячут еще глубже, монахи не натаптывают и меняют тропки, на встречу с мирянами приходят на заимки сами. Монастыри до сих пор живут чрезвычайно уединенно.

Сегодняшние сокрушительные провалы страны, разумеется, не связаны с тем, что старцы, молившиеся при лучинах о судьбе мира, оказались контрреволюционной организацией. И уж точно наши беды никак не связаны с судьбами Голдобиных.

  • Стрелка — Енисейск — Назимово —
    Сергеево — Александровский Шлюз —
    Безымянка — Шлюз Налимный — Красноярск
  • Фото автора
  • Окончание следует

Источник: https://www.novayagazeta.ru/society/72474.html

Жизнь староверов в глуши Сибири. Вот что может делать искажённая Вера

Зачем в 1951 году советская власть разгромила Дубчесские скиты

Егор Сковорода записал историю Елизаветы — молодой американки русского происхождения, которой удалось бежать из старообрядческого поселения в Красноярском крае спустя полтора десятилетия после того, как родные обманом отправили ее туда «в гости» к единоверцам.

Дубчесские скиты — духовный центр старообрядцев-беспоповцев часовенного согласия. После прихода Советской власти многие часовенные бежали сначала в Китай, а оттуда в Южную и Северную Америку.

Те, кто остался в стране, уходили от новых властей все дальше и в конце 1930-х, спасаясь от гонений и коллективизации, оказались в глухой тайге Туруханского края. Это дикая и заболоченная местность; от места впадения реки Дубчес в Енисей до Красноярска — полтысячи километров.

Выше по течению Дубчеса скрылись от мира небольшие скиты, монастыри и заимки староверов-часовенных. Добраться туда можно только по реке и только в половодье.

В 1951 году обнаруженные советскими властями скиты были разгромлены. Все постройки сожгли, а жителей силой вывезли на Большую землю. «В этот год у нас в скиту иконы стали извещать, стали почикивать, пощелкивать. У старцев на сердце стало волнение, говорят, что-то иконы извещают», — так описывал последние дни перед приходом карательной экспедиции Афанасий Герасимов, который был захвачен вместе с остальными жителями скитов, но сумел бежать. Пленников везли по разлившейся реке на плотах; когда конвоиры уснули, он спрыгнул в воду. Известно, что кроме Герасимова побег удался еще нескольким староверам.

Один из сопровождавших их солдат, Виктор Макаров, позже вспоминал этот сплав: «Таежные мужчины с нашей помощью построили плоты, а когда Дубчес в половодье вышел из берегов, мы стали готовиться к отплытию. В дорогу нам напекли лепешек, еще чего-то, все без соли. Все собрались на плотах. А перед самой отправкой кто-то из сотрудников МГБ поджег монастырь. В половодье на реке было много воды, плыли льдины. Всего на плотах было примерно 130 человек, плыли мы по течению вместе со льдинами, плыли днем и ночью. Погода стояла холодная, дождливая, иногда гремел гром и сверкала молния. Так плыли несколько суток, все промокли до костей. Да еще как на грех наш плот задел за корягу, рассыпался, люди очутились в воде, мы стали их спасать, а вода была ледяная. С большим трудом плоты причалили к берегу, разожгли костры, немного согрелись. Во время стоянки два или три человека попросились оправиться в лес и не вернулись, ушли опять в тайгу».

Из тех, кого довезли до Красноярска, 33 человека были осуждены по делу о «тайном антисоветском формировании сектантов-старообрядцев» и получили от 10 до 25 лет.

Отец Семион, основавший монастыри на Дубчесе, погиб в лагере.

В 1957-м Ангарский собор часовенных специальным постановлением разрешил заключенным-старообрядцам принимать пищу от «кадровых» — как староверы называли тех, кто состоял на службе у властей.

Но еще в 1954 году, после смерти Сталина, все осужденные часовенные были амнистированы и постепенно вернулись на Дубчес, где они заново отстроили заимки и монастыри.

«В Дубченскую тайгу вернулся почитаемый в среде старообрядцев о. Антоний. После его возвращения в скиты об их местонахождении не знал никто, ибо оно держалось в строжайшей тайне. С целью безопасности контакт с мирскими был односторонний так же, как и общение с духовными чадами. Для душеспасительных бесед и исповеди о. Антоний в сопровождении иноков тайно приходил на заимку. Для того, чтобы не натаптывались тропинки, постоянно менялись маршруты», — писал диакон Александр Колногоров, побывавший в этих скитах уже в начале XXI века.

Отец Антоний умер в начале 1970-х, его место занял отец Михаил, руководивший скитами до недавнего времени. После распада Советского Союза связи таежных часовенных с единоверцами за рубежом возобновляются; потомки эмигрантов начинают регулярно навещать скиты и пополнять ряды монастырских жителей.

«Чрезвычайно резко увеличивается число братии в мужском скиту и число сестер — приблизительно втрое, — пишет Колногоров. — В это время перестраивается весь комплекс мужской обители, заново строится часовня, келарская-трапезная, возводятся новые келии.

Но особенно многочисленными становятся четыре женские обители, расположенные в этой же местности на расстоянии от пяти до 15 километров от мужского скита».

По его словам, основу монастырской братии сейчас составляют выходцы из старообрядческих поселений. К середине двухтысячных, когда диакон Колногоров описывал современное состояние скитов, там жили «более 3 000 человек, с учетом мужских и женских обителей», тогда как в 1990-е в «мужском монастыре было 60-70 человек и в четырех женских — около 300».

По свидетельству Колногорова, контакты дубчесских часовенных с американскими староверами налаживаются после того, как «в мужском скиту поселяется первый насельник преклонного возраста из Соединенных Штатов, который восторгается благочестием и строгостью скитского устава».

«В настоящее время среди насельников и насельниц уже слышится английский язык, на котором им пока запрещено молиться», — замечает автор.

Но не все попадают в таежные монастыри по собственной воле. Не исключено, что диакон Колногоров в начале 2000-х встречался там с Елизаветой (ее фамилию редакция не приводит по просьбе героини) — гражданкой США, которую родные-староверы еще подростком обманом отправили в Дубчесские скиты. Бежать оттуда девушке удалось лишь спустя полтора десятилетия. Егор Сковорода записал ее рассказ.

Меня звать Елизавета, родилась я в Орегоне, в США. Мамины родители, они чисто русские, они с России. В Сталина года они сбежали оттудова, в Китае жили, там в горах скрывались сколько-то времени, у меня первые дядьки там родились.

Потом они услышали, что в Южной Америке свободней, там не гоняют за религию. Они уехали в Южную Америку, у меня тетка там родилась. А потом они услышали, что в США еще лучше, они туда перебрались, и там у меня мама и еще два брата у нее родились.

Читайте также:  Дом лаврентия берии: почему москвичи его сторонились

Все они были староверы.

С 16 лет мама ушла из дома и сошлась с американцем, это мой отец. У нее сестры-братья — они все староверы, а мама просто ушла с религии. Отец от нас ушел, когда мне было пять лет.

Они были алкоголики, наркотик принимали, сколько-то времени я жила у тетки, потом у дядьки, потом у дедушки. Какое-то время мама в тюрьме была.

Я с теткой больше общалась, с ёными ребятишками, у них было 11 детей, и я с ними очень близка была, я летом там у них часто гостила. Моя самая лучшая подруга тоже старовер была.

Они меня все учили по-староверчески. Учили, как молиться. Когда мне было 13 лет, они отправили троих своих детей туда, в Сибирь, в монастыри. А мне говорили, чтобы в гости к ним туда уехать. Я как-то во внимание это не брала, потому что я не хотела туда.

Думала, что я за христианина хочу замуж выйти. Для этого мне надо было креститься. Еще когда я на оглашении перед крещением была, тетка мне паспорт сделала — втайне, мне она ничего не сказала.

Она уже планировала меня в Россию отправить, в монастыри, но мне не говорила.

Вот я крестилась и потом, недолго после крещения… только две недели прошло, 10 мая 2000 года, тетка мне сказала, что ты завтра поедешь в монастырь. Я глаза выпучила на нее: «Ты что? Я по-русски-то не умею разговаривать, а ты хочешь меня в Россию отправить!».

У нее были уже чемоданы собраны, билеты куплены, и они меня сговорили ехать на две недели в гости, просто Россию посмотреть. Они мне не сказали, что билеты-то в одну сторону. Они меня обманули и отправили туда. Мы добрались до монастыря, и вот я прожила там 15 лет.

Иллюстрация: Аня Леонова / Медиазона

В Енисей втекает речка Дубчес, в Туруханском районе. Где мы точно жили, [этого места] нету на карте. Вот Енисей все знают, Дубчес втекает в Енисей. Там, где мы жили, там Тына речка и Тогульчес недалеко были. Где-то 48 часов едешь по Дубчесу и доезжаешь до деревни Сандакчес. От Сандекчеса мы жили — 300 километров. Туда не доедешь ни на чем, только пешком.

По Дубчесу заимок много маленьких, там три дома, там два, там пять, шесть, десять. А в Сандакчесе, в тех местах это самая большая деревня, там поди 200 семей и домов где-то. Там все-все староверы.

Летели мы до Москвы. Один русский, Андрей Мурачев, он шесть месяцев гостил [в США] у маминой сродной сестры, когда он домой поехал, меня с ним отправили. Он по-английски не умеет говорить, а я по-русски не говорила. Очень трудно было. Он меня к себе домой увез.

Я гостила у него пять дней в Черемшанке, а потом с Черемшанки мы поехали в Красноярск, и там встретились с другими американцами. Я не знала, что мы будем с кем-то встречаться, но это все договорёно было.

Мы на вертолете полетели в Сандакчес, а потом плыли на моторной лодке два дня и потом пешком шли где-то сорок километров дотудова, где я жила.

Там густой лес, там большинство елки, кедры, пихты, березы, сосны. Сосен не шибко много , больше берез, кедров и елок. Маленькие дорожки там просто по земле, по корням, по болотам.

Там семь монастырей, в каждом монастыре церковь своя. Там не семьями, мужики и женщины отдельно живут. Мужской и женский монастырь. Где я жила, было 150 человек, в другом двести, в другом сто. Ну где-то 700-800 человек может. Некоторые три километра друг от друга, некоторые пятнадцать, некоторые тридцать. Самое далекое я думаю, где-то 60 километров [между монастырями].

Александр Колногоров пишет:

«Возможность приехать из мира есть только весной и осенью. Реки должны подняться от весенней воды и или осенних дождей, чтобы стать полноводными, и только тогда появляется возможность как можно дальше подняться в верховье реки Тугульчеса.

В другое время года приходилось преодолевать около 80-100 километров пешком, а в зимнее – по тем же замерзшим рекам путь преодолевается с помощью снегоходов.

Но в 90-е годы в обители принципиально отказались от всякого рода технических вещей и инструментов за исключением необходимого. Например, лодочные моторы признаются».

Нас встретили хорошо, они там как бы… они добрые люди, но у них понятия разные, от мира очень разные. У них такое понятие было, что мы должны жить противоположно мира.

Чтобы не погибнуть, у них такая вера строгая, религия такая строгая-строгая, они считают, что чем больше пострадаешь, тем больше получишь на том свете. Они считали, что если оттуда выйдешь, то ты погибнешь.

Что ты должен там жить и там помереть.

Мне было 15 лет. Мы когда туда приехали, мы все остались, там еще одна девка со мной осталась. Американцы мне сказали, что через две недели обратно поедут. Но они раньше поехали и нам не сказали, просто уехали. А мне куда? Никак было не уехать. Мне только 15 лет было, я не знала, как самой ехать.

Дорога оттудова была… там идешь сорок километров, потом на лодке едешь — а с кем ты поедешь на лодке? Надо, чтобы кто-то тебя вез. Потом, как я подольше прожила… Меня никто не брал.

В ту зиму, я прожила уже четыре месяца, потом американцы приехали как гости в монастырь. Они мне даже родные были. Но они меня ни за что не взяли домой, и все. Я плакала, просила, просила.

А у меня денег не было, ничего не было, они не хотели за меня платить.

И я застряла там. Потом, через четыре года, у меня паспорт сожгли. Сказали, останешься тут на всю жизнь.

Меня там не били, просто заставляли так жить строго, как они живут. Все время у нас посты были, каждый понедельник-среду-пятницу, потом посты перед Пасхой, перед Рождеством. Мяса мы вообще не ели.

Еда два раза в день только обед и ужин — и все, больше не разрешали нам есть. Готовили в кухне, приходишь туда и ешь, что сготовили. Все из общих чашек ели.

Великим постом еще строже было, первую неделю вареное ничего нельзя было, только так, маленько, морковка да свекла, и один раз в день.

Александр Колногоров пишет:«Природные условия в тайге крайне суровы: летом солнце едва заходит за горизонт, зимой чуть брезжит рассвет, как снова наступают сумерки. В светлое время года ночной отдых ограничивается в связи с многочисленными сезонными работами. Зимой мужские скиты, помимо уже названного, занимаются заготовкой дров, вывозом леса для строительства и продуктов из амбаров, которые пополняются весной благодетелями.Женские скиты летом заготавливают для всех ягоды и грибы, в обязанности также входит пошив верхней одежды, косовороток, кафтанов и монашеских одежд.

Ежедневные послушания распределяются следующим образом: все, кто не может работать на физически тяжелых работах, остаются в обители и исполняют такие работы, как переборка ореха, работы в келарской, а также чтение Псалтири. Все остальные делятся на бригады, которых было в 90-х годах четыре, и идут на послушания после благословения игумена».

Мне было еще труднее, потому что я по-русски не умела говорить, там по-английски сильно никто не говорил. Думаю, что через год я более-менее разговаривала, начала читать, писать. Но училась все года.

Все там руками делали. У нас коней не было, мы тяпкой все пашни перекапывали. Мы так далеко жили, у нас магазинов там не было, мы все выращивали сами. Работа была очень трудная все время: готовить, пилить, колоть, возить. На нартах возили все сами, у нас первые года коней не было, мы перекапывали пашню вручную. Потом у нас плуг появился, но мы его сами тянули.

А потом, последние года, когда у нас конь уже был, то конь пашню перепахивал. Но мы нарты сами тянули, возили дрова. У нас земля там очень плохая была, как глина, то мы ходили на речку, находили мягкую землю, ее копали в мешки, привозили домой. Потом еще сжигали землю, все перемешивали. Дома у нас были из бревен строенные, топором рубили углы.

Мы жили там с четверых до десяти человек в одном доме.

А еще там комаров столько много! Ужас! Это просто невыносимо. Мы в этих сетках ходили все лето, нельзя было без них выходить. Столько много этих мошек ишо. Надо было всегда длинные рукава носить, штаны, двое носков, все плотное, потому что комары прокусывали, мошки пролазили, и мы в сетках всегда-всегда были.

Я еще непривыкшая к такой жизни была.

Первое лето, которое я жила, было очень жаркое, а ночью был минус, и у нас картошка вся застыла, мы костры сжигали вокруг пашни, закрывали все тряпками, капусту закрывали, ночью мало спали.

Там только три месяца без снега, надо было все успеть за лето сделать. Мы очень мало спали. А днем снова работали, ночью все закрывали, у нас картошки почти не было в той зиме.

Там молились много, и вот староверы туда приезжали и просили молиться и платили за это. А потом просто милостыню привозили, как бы с родни — ну, там, например, девчонка живет, ее родители и тетки-дядьки приезжают в гости. Там не пускают некрещеных. Но которые родные все староверы, они приезжают туда, привозят денег, молока привозят.

Весной ездили на лодках в город, привозили муку да сахар, крупы. Мы-то не ездили, мужчины только ездили. Они ездили в Красноярск, плыли на лодках. Где мы жили, это Тугульчес был, они по Тугульчесу, потом в Дубчес, потом в Енисей, и по Енисею они до Красноярска. Долго, они на несколько месяцев ездили.

Я за 15 лет ни разу оттуда не выезжала, меня не пускали. А потом я сбежала.

Источник: http://www.aissa.ru/2017/03/blog-post_54.html

Трагедия в скитах Дубчеса: как советская власть в 1951 году разгромила «республику» староверов

Русские старообрядцы издавна стремились уйти подальше от государственных чиновников, которых они считали «слугами антихриста».

С приходом советской власти многие сибирские староверы стали укрываться все глубже в таежной глуши. Крупная группа верующих поселилась в скитах на реке Дубчес — одном из притоков Енисея.

История своеобразной «республики» старообрядцев, фактически независимой от внешнего мира, закончилась в 1951 году.

Скиты Дубчеса

Старообрядцы часовенного согласия — одна из групп раскольников, потерявшая своих священников во время гонений при императоре Николае I.

Роль иереев у них стали выполнять так называемые уставщики-миряне, богослужения проводились в часовнях (отсюда название). С Урала к концу XIX века течение распространилось на Сибирь и Дальний Восток.

Здесь возникали таежные монастыри, неподалеку от которых селились тесно связанные с ними крестьянские семьи.

В Красноярском крае крупным центром старообрядчества стали Дубчесские скиты, основанные выходцами из Курганской области в начале 1940-х. Их организатором был духовный авторитет — старообрядческий наставник Симеон Лаптев. Он проповедовал, что победа коммунизма во всем мире будет равнозначна наступлению библейского царства Антихриста.

Рядом с двумя мужскими и четырьмя женскими скитами на заимках жили миряне, которые предпочли бежать в тайгу от коллективизации. «Столицей» часовенных стала деревня Сандакчес. В суровых северных условиях раскольники приспособились к весьма необычному рациону.

Картофель у них долгое время был запрещен по религиозным причинам, поэтому основу питания составляли репа, рожь и кедровое масло.

С 1949 года насельники скитов стали замечать летающие над тайгой самолеты. Вслед за этим их посетили ученые-метеорологи. Однако еще 2 года советская власть не трогала старообрядцев, скрывавшихся в труднодоступной местности.

Десант 1951 года

У сибирских старообрядцев существует развитая письменная культура, поэтому о событиях апреля 1951 года можно судить на основании их собственных сочинений, вошедших в сборник народной литературы «Урало-Сибирский патерик». Сохранились и документы уголовных дел в отношении верующих.

Операция началась с того, что в тайге с вертолетов высадился отряд милиции и красноармейцев — другим путем добраться до скитов в холодное время года было просто невозможно. Первыми под удар попали жители заимок.

Требуя от них показать дорогу к скитам, милиционеры подвергли крестьян пыткам. Добравшись до монахов, представители власти напали на них, по свидетельству старообрядческого автора, «словно ястреб на птенцов».

Прежде чем вывести иноков из тайги, коммунисты вдоволь поиздевались над ними. Некоторых монахов раздевали догола, запрягали их в сани вместо лошадей и стегали кнутами. Милиционеры занимали кельи, прежних же обитателей согнали всех вместе в храм.

Так продолжалось до весны, когда старообрядцев этапировали в город на плотах. Скиты были уничтожены вместе с древними иконами и рукописями.

«Кельи, книги, иконы — все сожгли наотло. Сожигатели ужахнулись и удивились такой массе книг, но по своему озверению ничему цены не предали», — сетовал один из свидетелей разгрома (особенности речи сохранены). Власти инкриминировали арестованным «контрреволюционную деятельность».

33 человека, включая монахинь и иноков, были осуждены в Красноярске за «создание нелегального антисоветского формирования». По данным исследователя Игоря Кузинера, сам Симеон Лаптев был приговорен к 25 годам заключения, однако успел отбыть в лагерях не больше 3 лет, фактически добровольно уморив себя голодом в Озерлаге.

Других осужденных отпустили на волю вскоре после смерти Сталина.

Старообрядческая жизнь на Дубчесе полностью не прекратилась — и скиты, и заимки были возрождены. Однако о прежней самостоятельности речи уже не было. История разгрома Дубчесских скитов примечательна прежде всего жестокостью властей, которые устроили карательную экспедицию, чтобы отправить в лагеря людей, не представлявших никакой угрозы для общественного строя.

Источник: https://cyrillitsa.ru/history/96799-tragediya-v-skitakh-dubchesa-kak-sovetsk.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector