Что на руси делили с богохульниками и вероотступниками

Мудрость гласит: если человек хулит Бога, он не остановится и перед оскорблением или даже убийством другого человека, поскольку не знает запретов и впал в непомерную гордыню. Богохульников наказывали во все времена и чаще всего отнюдь не так гуманно, как это принято сейчас.

От Ветхого Завета до Руси

В Ветхом завете, в книге Левит есть повествование о сыне еврейки и египтянина, который ушел из Египта с Моисеем, но в пустыне вдруг начал злословить и взводить хулу на Бога. Негодника схватили и заключили под стражу, пока сам Господь не решит его судьбу.

Бог повелел Моисею вывести хулителя из стана и забить его камнями до смерти и впредь поступать так же: «пришелец ли, туземец ли станет хулить имя (Господне), предан будет смерти…» (Левит. 24:10–16, 23). В Византии кощунников казнили – это было установлено законом.

Русь переняла обычай, но впервые казнь была применена в XIV веке, когда казнили «стригольников», которые «злословили Христа и Богоматерь, плевали на кресты, называли иконы болванами, грызли их зубами и… развращали слабых».

В этом случае была воспроизведена византийская практика, которую на Руси утвердили правилом №13 Двукратного собора, по которому впавшие в ересь извергались из православной церкви, а если отказывались покаяться, то предавались смерти.

Однако богохульников карали не только власти: лидеры «стригольников» стали жертвами самосуда новгородцев, которые, рассердившись и «ревнуя сердцем», в 1375 году утопили главу местных еретиков Карпа с подручными в реке Волхов. Впрочем, большая часть хулителей Бога была заключена «в порубы» и понесла телесные наказания.

От Грозного до Петра

В конце XV века на Руси распространилась ересь жидовствующих, которые в 1490 году были отлучены от церкви, однако Иван III не стал их казнить из соображений гуманности и часть отправил в ссылку, а часть вернул новгородцам, которые оказались не такими человеколюбивыми: они посадили еретиков на кляч, надели им на головы шутовские колпаки из бересты, провезли по улицам Новгорода, а потом сожгли колпаки прямо на головах, после чего выпороли и заключили в монастырь, – так пишет историк С. А. Лукьянов в статье «Богохульство как вид религиозного преступления». При Иване IV Грозном по статьям Уложения таких людей быстро находили, пытали, а обличив, сжигали. Смерти через сожжение предавали всех, повинных в богохульстве, в содомии и в краже из церкви. В конце XVII века царь Федор Алексеевич издал указ, который гласил следующее: «вероотступников, боголживников и церковных мятежников – казнить, жечь огнем без милосердия». Светскими властями были сожжены старообрядцы, призывающие к бунтам, среди которых был протопоп Аввакум и его духовник – монах Епифаний. При императоре Петре богохульникам отсекали голову, однако законодательство уже разделяло умышленный и неумышленный характер преступления.

В xix веке наказание смягчили

Поджигателей на Руси не любили во все века и предавали их той же смерти, которую они несли другим – сжигали. То же касалось и поджигателей храмов. Впрочем, и в этом вопросе со временем был проявлен «гуманизм» – с1654-го года сожжение было заменено повешением.

Позже казнить за богохульство перестали, однако уголовных дел меньше не стало, например, в 1842–1846 гг.

было возбуждено 3 192 дела по которым было осуждено 12 973 человека, но все они остались живы – кого-то сослали в Сибирь, кого-то посадили в крепость, а кого-то просто выпороли.

Казаки пороли, изгоняли и казнили

У донских казаков за раскол изгоняли, богохульников пороли.

А вероотступников предавали смерти и хоронили без отпевания за кладбищенской оградой (профессор Геннадий Геннадьевич Небратенко «Преступление и наказание в обычном праве донских казаков»).

В начале XX века в России за «возложение хулы» предусматривалось трехлетнее наказание в виде каторги, ссылки в Сибирь или заключение в крепости, но можно было отделаться штрафом.

Божья кара

Примеры божьей кары богохульникам известны в Библии: это судьба царя Ирoда, который казнил Предтечу Гoспода – Иoанна. Он был обвинен римлянами в предательстве и отправлен в ссылку, где умер в страшных мучениях – по преданиям его и его жену Иродиаду « земля пожрала живьем».

Пoнтий Пилат, отдавший приказ о казни Христа, был сослан в Галлию, где покончил с собой. Настаивавший на казни Спасителя первосвященник Каиафа умер в страшной нищете, а Иуда Искариoт – впал в отчаяние и удавился. По рассказу священника Константина, настоятеля храма Вознесения Господня за Серпуховскими воротами (Москва) богохульников ждет смерть.

В Новгородской области храмы продолжали грабить в 50-х годах XX столетия. Известно, что тракторист, с помощью трактора сваливший крест, был этим же трактором и раздавлен, а в другом месте богохульники, рубившие иконы, провалились под лед целым автобусом.

Протоиерей Валентин Бирюков в книге «На земле мы только учимся жить», рассказывает много случаев, свидетелями которых был он сам: о том, как хулящая бога учительница младших классов упала в судорожном приступе, о том, как ослеп мужчина – пропагандист безбожия, живший в селе Копашево Томской области, который не позволял хоронить мать по православным обычаям.

Известно немало случаев, когда в начале 20-х годов большевики и активисты снимали с куполов кресты и тут же убивались, падая вниз, ломая руки и ноги. По свидетельству Д. Казакова (газета «Завалинка» № 13, 2010 год) в селе Лаж Кировской области в 1937 году снявший с Троицкого храма колокола Михаил Иванович Мамень в том же году замерз в буране.

А в селах Мелянда и Красное ни один из богохульников не вернулся с войны, а девять уроженцев Шишкино, сломавшие в Мелянде храм, утонули. В селе Байса Уржумского района в 1962 году рабочий сбил с купола крест и встал вместо него, раскинув руки; позже ему их оторвало при взрыве котельной.

А селе Круглыжи Свечинского района богохульник сбросил с храма колокола и кресты, а потом часто водил на колокольню козу. Он убился, упав с кровати. Конечно, есть много случаев, когда Бог терпит и не наказывает богоборцев, но это говорит лишь о Его любви и жалости к грешным людям: Он ждет их исправления. Бывает, что и дожидается.

Источник: https://labuda.mirtesen.ru/blog/43679337087/next

Православные огненные казни Руси за инакомыслие

Противники господствующей религии корчились в огне костров не только на просторах Испании, Франции или Германии. В Москве и Новгороде, на Урале и русском Севере власти и православная церковь не менее горячо боролись с теми, кто оскорблял их чувства.

Люди сжигали ближних своих с древнейших времен. Публичные казни через сожжение проводились в древнем Египте еще четыре тысячелетия назад. Такое наказание в разных странах полагалось за разное. Чаще всего костром карали за преступления, связанные с огнем (например, за поджог чужих домов), за инцест и другие правонарушения сексуального характера, а также за прегрешения связанные с религией. Согласно законам вавилонского царя Хаммурапи сжигать полагалось жриц, в рабочее время покинувших храм и предавшихся разврату. В первые века нашей эры в огне нашли мученическую смерть множество адептов христианства, считавшегося в древнем Риме нетрадиционной конфессией.

Лет через пятьсот христиане взяли своё. Они стали сжигать идеологических противников примерно с VI века. Вместе с еретиками на костер подымались колдуны и осквернители святынь.

Первым в Европе сожжение как вид наказания за разногласия с официальной церковью законодательно утвердил в 1197 году король Педро II Арагонский. В течении XIII века подобные законы появились в большинстве стран запада.

Тогда же возникла и святая инквизиция, которая сделала публичные сожжения еретиков или аутодафе обычным зрелищем для жителей средневековых городов.

Христианство пришло на Русь на несколько веков позднее, чем в западную Европу. Соответственно, и огненные казни появились у нас гораздо позднее.

Возможно, в языческие времена славяне и приносили человеческие жертвы, сжигая кого-нибудь перед статуей Перуна, но это не было официальным наказанием.

Первый известный случай казни в огне на Руси датируется 1227 годом, когда в Новгороде сожгли четырех волхвов, то есть языческих жрецов, уводивших народ от православия.

Судя по всему, «огневые казни» не были на Руси частым явлением. Наши предки рассуждали логично: религиозное преступление есть преступление не действия, но мысли, в которых виновата прежде всего голова. Зачем же сжигать всё тело за вину лишь самой верхней его части? Поэтому на Руси бытовал гуманный, особенно по сравнению с Европой, способ наказания еретиков.

Их не бросали в огонь, а всего лишь сжигали у них на голове злокозненные сочинения. В своде религиозных и светских законов, датированном 1284 годом, так называемой «кормчей книге» говорилось: «Иже кто иметь еретическое писание у себя держати, и волхвованию его веровати, со всеми еретики да будет проклят, а книги те на темени их сожещи».

Если же еретик был неграмотным, или обладал чересчур круглой головой, неспособной удержать на себе богомерзкие труды, то поступали просто: надевали на не в меру умную голову берестяной колпак и поджигали его. Некоторые после такого наказания выживали, но сходили с ума.

Такой результат полностью удовлетворял судей и палачей: в безумной голове еретическим мыслям точно места не найдется.

В 1411 году в Пскове сожгли двенадцать женщин, обвиненных в распространении чумы. В приговоре они названы «вещими жонками», то есть колдуньями, так что и здесь не обошлось без вопросов веры.

В XV веке огненные наказания за религиозные преступления получили прописку в сводах законов практически всех русских княжеств. Впрочем, огнём карали не только за идеологию.

В 1493 году в Москве казнили за участие в заговоре против Ивана III литовского князя Ивана Лукомского и его переводчика литвина Матиаса. Покушавшихся на самое святое в Русском государстве «сожгоша на реке на Москве пониже мосту в клетке».

Казнь волхва в древней Руси.

Чуть позже, власть и церковь широко применили огонь в борьбе с распространившейся по Руси ересью жидовствующих. Так называли тех, кто предпочитал новому завету ветхий, жил с соблюдением всех его предписаний, и ожидал нового прихода мессии.

В Новогороде епископ Геннадий «повелел посадить их на коней, на вьючные седла, спиной к голове коня, чтобы смотрели они на запад, в уготованный для них огонь, одежду же их повелел надеть задом наперед, а на головы повелел надеть им заостренные берестяные шлемы, будто бесовские; еловцыя на шлемах были из мочала, венцы — из соломы вперемешку с сеном, на шлеме была надпись чернилами: «Вот сатанинское войско». И приказал архиепископ водить их по городу и всем встречным приказал плевать в них и говорить: Это враги Божии и хулители христиан. После же повелел сжечь шлемы, бывшие у них на головах. Так поступил этот добрый пастырь, чтобы устрашить нечестивых и безбожных еретиков». В Москве обошлись без подобных фантазий. Главных жидовствующих попросту сожгли. Точное количество преданных огню еретиков неизвестно, но их было не менее полутора десятков.

Зная крутой нрав Ивана Грозного, трудно было ожидать, что к еретикам он окажется более милосерден, чем к твердым в вере подданным.

И действительно, при нём те, кто осмеливались верить в бога как-то не так, с легкостью отправлялись в огонь. Причем «как-то не так», трактовалось весьма расширительно.

Например, плотники Данила и Михаил Неупокой были сожжены в 1569 году лишь за то, что в пост осмелились полакомиться телятиной.

Сожжение в срубе.

Строгости к еретикам и колдунам не уменьшились и после смерти Ивана Грозного. Английский посланник при дворе Федора Иоановича Джайлс Флетчер писал о сожжении некой супружеской пары. Они «были сожжены в Москве, в маленьком доме, который нарочно для того подожгли.

Вероятно, что они были наказаны за какую-нибудь религиозную истину, хотя священники и монахи уверили народ, что эти люди были злые и проклятые еретики». Англичанин упоминает о неизвестном в Европе русском обычае сжигать осужденных в срубе. Специально для казни возводилась легкая постройка, иногда с крышей, иногда без неё.

Внутреннее пространство заполнялось паклей, берестой и другими легко воспламеняющимися материалами. В сруб заводили одного или нескольких осужденных, и поджигали постройку вместе с ними. Для чего это делалось — точно не известно.

Вряд ли палачи, как предполагают некоторые, заботились о зрителях, которых могли шокировать страдания еретиков. Скорее всего, мало кто заботился и об осужденных, которые в срубах страдали меньше, чем на открытом костре — в замкнутом помещении они теряли сознание от дыма раньше, чем огонь добирался до них.

Как бы то ни было, иностранцы только дивились тому, что русские «тех, которые возбуждают какие-либо сомнения относительно веры, заключают в небольшие деревянные домики и сжигают живыми и выглядывающими оттуда».

При Федоре Иоанновиче и Борисе Годунове огненные казни устраивались довольно часто. Связано это не с личными качествами этих правителей, а с деятельной натурой патриарха Иова, который рьяно боролся с еретиками в прямом смысле слова огнем и мечом.

В Смутное время борьба с инаковерием на Руси приутихла, а воцарившийся Михаил Федорович вообще свёл сожжения на нет. Его отец, патриарх Филарет требовал от сына жечь еретиков, но послушный обычно царь осмелился потребовать от папы разъяснений, «каким людям, и за какие было вины довелося наказанье до конца учинити и огнём жечь».

Читайте также:  За что нквд расстрелял внука художника ильи репина

Судя по всему «вины» не показались Михаилу действительно «большими», и осужденные отделались более легким наказанием.

Сожжение жидовствующих в 1504 году. (Миниатюра из Лицевого Летописного свода).

Во всю силу костры запылали при Алексее Михайловиче Тишайшем.

В Соборном уложении 1649 года говорилось прямо: «Будет кто иноверцы, какия ни буди веры, или и русской человек, возложит хулу на Господа Бога и Спаса нашего Исуса Христа, или на рождьшую Его Пречистую Владычицу нашу Богородицу и Приснодеву Марию, или на честный крест, или на Святых Его угодников, и про то сыскивати всякими сыски накрепко. Да будет сыщется про то допряма, и того богохулника обличив, казнити, зжечь». Масла в этот огонь подлили церковные реформы патриарха Никона.

На церковном соборе 1666 года всех, кому не нравились новые богослужебные книги и обряды, предали анафеме, и объявили достойными сурового наказания. По стране запылали костры, в которые власть по указке церкви бросала упрямых раскольников.

Одиночным кострам не было числа. Случались и массовые сожжения. Самым известным из них стала казнь в Пустозерске в апреле 1682 года протопопа Аввакума и двух его сподвижников. В 1675 году в Хлынове в один горящий сруб загнали сразу 14 человек.

Точное количество сожженных властями не известно. Казни староверов продолжились и при Федоре Алексеевиче, и при царевне Софье.

Историк и государственный деятель Василий Татищев писал: «Никон и его наследники над безумными раскольниками свирепость свою исполняя, многие тысячи пожгли и порубили или из государства выгнали».

Соборное уложение 1649, экземпляр из Ферапонтовского монастыря.

В разгар борьбы с раскольниками появилось русское ноу-хау — копчение. Осужденного подвешивали над огнем высоко, чтобы языки пламени не касались тела. Так казнили староверов Григория Талицкого и Ивана Савина.

От жара у осужденных сгорели все волосы, полопалась кожа. Савин не выдержал мучений и покаялся. Ему быстро отпустили грехи, и отрубили голову.

Григорий проклял своего слабого духом товарища и остался верен старой вере до момента смерти, который наступил лишь через семь часов после начала казни.

После таких жестокостей у староверов появилась идея идти в огонь самостоятельно. Раскольники верили, что через принятие крещения в огненной купели они отправятся прямо в рай и сжигались целыми семьями с женами и детьми. По стране запылали «гари» — невиданные в Европе массовые самосожжения. Крупнейшая гарь случилась 6 января 1679 года.

На речке Березовке в 12 верстах от Ялуторовской слободы, сибирский поп Доментиан организовал пустынь, куда стекались сотни крестьян. Доментиан не скрывал, что собирает народ для «крещения в огненной купели». Всех прибывших он постригал в монахи.

Мужики строили легковоспламеняемые хибары, обливая хлипкие стены смолой, бабы заранее шили саваны для себя, мужей и детей. Узнав о намерениях раскольников, власти послали на Березовку войсковую команду. При её приближении Доментиан дал команду запереться в горючих избах и запалить всю пустынь. Огонь пожрал 1700 человек.

Лишь за первое десятилетие раскола огненными самоубийцами стали около двадцати тысяч ревнителей старых обрядов. Только за Уралом историки насчитали 35 случаев массовых самосожжений.

В царствование Петра I воняющая дымом и горелым мясом борьба православия с раскольниками только усилилась. При новом царе наказывать огнём стали не только за религиозные преступления. Согласно воинскому уставу 1714 года огонь грозил фальшивомонетчикам, а также солдатам и офицерам, которые самовольно, без приказа, поджигали вражеские строения.

Сожжение протопопа Аввакума (Картина Петра Мясоедова, 1897)

При Петре закон разрешил сжигать не всего преступника целиком, а только часть его тела, повинную в преступлении. Правда обычно эта процедура предшествовала «общей» казни. Так, например, 29 ноября 1714 года на Красной площади наказывали Фёдора Иванова, прилюдно разрубившего икону топором.

Сперва сожгли обернутую просмоленной тканью руку богохульника с зажатым в ней топором, а затем его самого загнали в возведенный рядом с Лобным местом сруб и запалили всё сооружение. Примерно так же казнили в 1722 году негодяя, выбившего палкой икону из рук священника во время крестного хода.

По приказу Петра огонь доставался и слишком ретивым священникам, чересчур заботившимся о пополнении церковной казны. В 1721 году диакон Василий Ефимов, чтобы привлечь в свой храм побольше публики, являл там поддельные чудеса.

За такую вину не просто сожгли церковного шоумена, но и тщательно испепелили его обгорелые кости.

Огненные казни, судя по всему, нравились и Анне Иоанновне. При ней спалили несколько еретиков, в том числе предка Владимира Ильича Ленина симбирского чиновника Якова Ярова. На сожжении перешедшего в иудаизм отставного флотского капитана Возницына, императрица изволила присутствовать лично. Бывшего офицера казнили вместе со сбившим его с истинно православного пути Борухом Лейбовым.

Последние в России сожжения также были связаны с переходом православных в другую веру. В то время на Урале в очередной раз бунтовали башкиры. Взятым в плен инородцам даровалось прощение, если эти магометане примут православие. Многие башкиры легко соглашались покреститься, а будучи отпущенными, вновь становились ревнителями ислама. Пришлось вразумлять таких вероотступников огнём.

Самосожжение старообрядцев в конце XVII века. (Картина Григория Мясоедова)

В 1738 году в Екатеринбург привезли пойманного башкирского бунтовщика Тойгильду Жилякова. Вина незадолго до того крещенного Жилякова усугублялась тем, что он не только вернулся в мусульманство, но и по пути в Екатеринбург попытался бежать, напав с топором на конвоиров.

Видный деятель российского просвещения, историк и энциклопедист Василий Татищев, бывший в то время начальником уральских горных казенных заводов, решил примерно наказать вероотступника: «Татарина Тойгильду за то, что, крестясь, принял паки махометанский закон — на страх другим, при собрании всех крещенных татар сжечь». Казнь провели 20 апреля 1738 года на центральной площади Екатеринбурга. Через год на том же месте, по приказу того же Татищева втолкнули на костёр шестидесятилетнюю башкирку Кисябику Байрясову, которая после крещения также осмелилась вернуться в мусульманство. Сегодня на месте этих казней возвышается помпезный памятник основателю Екатеринбурга Татищеву.

Это были последние огненные казни в России, но не последний огненный приговор. Весной 1756 года власти Сольвычегодского уезда получили донос на зажиточного крестьянина Андрея Козицына: он мол, наводит порчу на жительниц своего села.

Поначалу, Козицын от всего отпирался, но через несколько месяцев признался, что уже четыре года как служит Сатане и управляет бесами, старшего из которых зовут Ерохтой. Под следствие попала и невестка Козицына Агафья, также, по многочисленным показаниям оказавшаяся колдуньей.

После шестилетнего следствия и Андрей, и Агафья были приговорены к сожжению. Спас их только мораторий на смертную казнь, объявленный Елизаветой Петровной при восшествии на престол. 17 октября 1763 года в Яренске Агафья Козицына была выдрана «плетьми нещадно», а Андрей Козицын получил 50 ударов кнутом.

Обоим были выдраны ноздри, на лица поставлены клейма. Перезимовав в местной тюрьме, весной они отправились на Нерчинскую каторгу.

Памятник Василию Татищеву и Вильгельму де Генину в Екатеринубрге.

Время огненных казней в России кончилось. Любители сравнивать нашу страну с западом часто подчеркивают, что в Европе, дескать, последнее сожжение случилось в 1804, а не вступивший в силу приговор к костру был вынесен аж в 1835 году.

Буквально трактуя принцип «а у вас там негров линчуют», некоторые указывают, что в США сжигали чернокожих в 20х годах XX века.

В ответ на это можно вспомнить, как в начале июля 1941 года у моста Кострижевка—Залещики в Тернопольской области сотрудники НКВД, не успевшие отправить в тыл вагоны с заключенными с западной Украины, облили теплушки бензином и подожгли вместе с находившимися в них людьми.

В огне погибли несколько сотен заключенных. И сожгла их не обезумевшая толпа ку-клукс-клановцев, а сотрудники государственных карательных органов. Но к чему эти сравнения? Жертвам огня не было легче, от того, кто, где и когда их сжигал.

AWESOME! NICE LOVED LOL FUNNY FAIL! OMG! EW!

Источник: https://homsk.com/trombon/pravoslavnye-ognennye-kazni-rusi-za-inakomyslie

Самые распространенные казни на Руси — DRIVE2

Казнили на Руси издавна, изощренно и мучительно. Историки по сей день не пришли к единому мнению о причинах появления смертной казни.

Одни склоняются к версии продолжения обычая кровной мести, другие отдают предпочтение византийскому влиянию. Каким же образом на Руси расправлялись с теми, кто преступил закон?

Утопление

Это вид казни был весьма распространен в Киевской Руси. Обычно он применялся в тех случаях, когда требовалось расправиться с большим количеством преступников. Но были и единичные случаи. Так, например, киевский князь Ростислав разгневался как-то на Григория Чудотворца.

Велел связать непокорному руки, накинуть на шею веревочную петлю, на другом конце которой закрепили увесистый камень, и бросить в воду. При помощи утопления казнили в Древней Руси и вероотступников, то есть христиан. Их зашивали в мешок и бросали в воду.

Обычно такие казни происходили после сражений, в ходе которых появлялось много пленных. Казнь через утопление в отличие от казни через сожжение считалась для христиан самой позорной.

Интересно, что спустя века большевики в ходе Гражданской войны использовали утопление в качестве расправы над семьями «буржуев», при этом приговоренным связывали руки и бросали в воду.

Сожжение

С XIII века этот вид казни обычно применялся по отношению к тем, кто преступил церковные законы – за хулу на Бога, за небогоугодные проповеди, за колдовство. Особенно ее любил Иван Грозный, который, к слову сказать, был весьма изобретателен в способах экзекуции.

Так, например, он придумал зашивать провинившихся в медвежьи шкуры и отдавать их на растерзание собакам или сдирать кожу с живого человека. В эпоху Петра казнь через сожжение применялась по отношению к фальшивомонетчикам.

Их, кстати, наказывали и еще одним способом – заливали в рот расплавленные свинец или олово.

Закапывание

Закапывание живьем в землю обычно применялось к мужеубийцам. Чаще всего женщину закапывали по горло, реже – только по грудь. Такая сцена превосходно описана Толстым в его романе «Петр Первый». Обычно местом для казни становилось людное место – центральная площадь или городской рынок.

Рядом с еще живой казненной преступницей выставляли часового, который пресекал любые попытки проявить сострадание, дать женщине воды или немного хлеба. Не возбранялось, однако, высказывать свое презрение или ненависть к преступнице – плевать на голову или даже пинать ее. А еще желающие могли подать милостыню на гроб и церковные свечи.

Обычно мучительная смерть приходила на 3–4 сутки, но в истории зафиксирован случай, когда некая Ефросинья, закопанная 21 августа, умерла только 22 сентября.

Четвертование

При четвертовании приговоренным отрубали ноги, затем руки и только потом голову. Так был казнен, например, Степан Разин. Планировалось таким же способом лишить жизни и Емельяна Пугачева, но ему сначала отрубили голову, а уж потом лишили конечностей.

По приведенным примерам несложно догадаться, что подобный вид казни применяли за оскорбление царя, за покушение на его жизнь, за измену и за самозванство.

Стоит заметить, что в отличие от среднеевропейской, например парижской, толпы, которая воспринимала казнь как зрелище и разбирала виселицу на сувениры, русские люди с состраданием и милосердием относились к приговоренным.

Так, во время казни Разина на площади стояла гробовая тишина, нарушаемая только редкими женскими всхлипываниями. По завершении процедуры люди обычно расходились молча.

Кипячение

Кипячение в масле, воде или вине было особенно популярно на Руси во времена царствования Ивана Грозного. Приговоренного сажали в котел, наполненный жидкостью. Руки продевали в специальные вмонтированные в котел кольца. Затем котел ставили на огонь и начинали медленно подогревать. В результате человек варился заживо.

Такую казнь применяли на Руси к государственным изменникам. Однако этот вид выглядит гуманно по сравнению с экзекуцией под названием «Хождение по кругу» – одним из самых лютых способов, применявшихся на Руси. Приговоренному вспарывали живот в районе кишечника, но так, чтобы он не скончался слишком быстро от потери крови.

Затем изымали кишку, прибивали один ее конец к дереву и заставляли казненного ходить вокруг дерева по кругу.

Колесование

Широкое распространение колесование получило в эпоху Петра. Приговоренного привязывали к закрепленному на эшафоте бревенчатому Андреевскому кресту. На лучах креста делали выемки. Преступника растягивали на кресте лицом вверх таким образом, что каждая его конечность лежала на лучах, а места сгибов конечностей – на выемках.

Палач железным ломом четырехугольной формы наносил один удар за другим, постепенно переламывая кости на сгибах рук и ног. Работа плача завершалась двумя-тремя точными ударами в живот, при помощи которых переламывался хребет. Тело разломанного преступника соединяли так, что пятки сходились с затылком, укладывали на горизонтальное колесо и в таком положении оставляли умирать.

Читайте также:  «ура!», «бей», «урагш»: какой боевой клич у разных народов

Последний раз такая казнь была применена на Руси к участникам Пугачевского бунта.

Посажение на кол

Подобно четвертованию посажение на кол применялось обычно к бунтовщикам или воровским изменникам. Так был казнен в 1614 году Заруцкий, сообщник Марины Мнишек. Во время казни палач вбивал молотком кол в тело человека, затем кол ставили вертикально. Казненный постепенно под тяжестью собственного тела начинал съезжать вниз.

Через несколько часов кол выходил у него через грудь или шею. Иногда на колу делали перекладину, которая останавливала движение тела, не позволяя колу дойти до сердца. Этот метод значительно растягивал время мучительной смерти. Сажание на кол до XVIII века было очень распространенным видом казни среди запорожских казаков.

Меньшие колы использовали для наказания насильников – им вбивали кол в сердце, а также в отношении матерей-детоубийц.

russian7.ru/post/samye-ra…stranennye-kazni-na-rusi/

Источник: https://www.drive2.ru/b/465734434901983323/

Кого на Руси называли подлецами и мерзавцами

Сегодня слова «подлец» и «мерзавец» не считаются ругательствами. Интересно, что даже если так кого-то назвать прямо в суде, на глазах у служителей Фемиды, штрафы вряд ли последуют. Дело в том, что слова даже не считаются оскорблениями.

У слов довольно богатая история. Причём за рубежом у них было одно значение, а на Руси — совершенно другое. В России слова «подлец» и «мерзавец» с целью оскорбления начали использовать лишь в XIX веке. Что же они обозначали до этого периода?

Версия об иностранном заимствовании говорит о том, что слова перекочевали в русский язык из польского. А там они использовались для обозначения вполне конкретных вещей. Например, подлыми называли людей неблагородного происхождения. Другими словами, простолюдинов.

Кстати, пьеса Александра Островского, которая в оригинале называлась «На всякого мудреца довольно простоты», была переименована во время показа в Польше. На всех иностранных афишах красовалось звучное название «Записки подлеца». Именно так его адаптировали во всех польских театрах.

Соответственно, «подлым людом» были далеко не все шляхтичи. Однако и слово это не значило ничего обидного.

У слова «мерзавец» более туманное происхождение. Несмотря на его «холодный» оттенок, слово не встречается у северных народов. То есть привязки к реальным явлениям, например, обморожению или лютому холоду, у европейцев нет. Считается, что слово «мерзавец» изначально использовалось в переносном смысле.

Так называли человека эгоистичного и бесчувственного — с холодной душой. В общем, человек должен был быть крайне неприятной личностью, относиться к окружающим равнодушно и чёрство, чтобы его прозвали мерзавцем. Слово «мразь», которое сегодня можно встретить чаще, берёт своё начало оттуда же.

Как и не менее популярные ныне «отморозки».

В конце XVIII века слово «подлец» в России уже приобретает оскорбительный оттенок. Позаимствовав его у поляков, русские немного изменили смысл слова. Теперь подлецами называют не только лиц неблагодродного происхождения, но и низменных людей.

Это отлично просматривается в искусстве того времени.

Так, в пьесе Грибоедова «Горе от ума», Софья обратилась к Молчалину, который стоял перед ней на коленях, со следующими словами: «Что же вы делаете? Не надо подличать!» Если адаптировать фразу, то можно понять, что Софья просила молодого человека не унижаться перед ней.

В середине XIX оскорбительная окраска ещё сильнее закрепилась за словом «подлец». Подобное прозвище обычно получал человек, который находился на дне социальной иерархии.

После Октябрьской революции подлецами начали называть изменников, предателей, людей, уличённых в отвратительных поступках. Ожегов в своём словаре, изданном в 1949 году, не упоминает корни слова «подлец».

Согласно словарю, подлец — негодяй и недостойный человек. Ожегов пометил слово как просторечное. И также добавил феминитив — подлячка.

«Подлец» и «мерзавец»: значение слов на Руси

Но не все историки единодушно сходятся во мнении, что слова «подлец» и «мерзавец» пришли в русский язык из Польши. Некоторые исследователи убеждены, что у слов древнеславянское происхождение.

Как и в случае с иностранным заимствованием, они не использовались для оскорбления человека. Несмотря на это, значение их всё же было немного иным.

Если в Польше подлецом был низкородный гражданин, то в Древней Руси так называли одного из участников славянской казни. И, нужно отметить, экзекуция была довольно жестокой.

Согласно древнерусским преданиям, существовал особый «зимний» вид казни. Для того, чтобы покарать провинившегося, его нагим привязывали к столбу. На улице, в лютый мороз. Затем на него вёдрами лили ледяную воду. Так как холода на Руси стояли лютые, человек быстро покрывался коркой льда.

Экстремальное переохлаждение медленно и мучительно убивало жертву. Причём же здесь подлецы и мерзавцы? Дело в том, что подлецами называли тех, кто подливал поду. Проще говоря, палачей. А мерзавцы — приговорённые к казни люди.

Прозвище они получили именно из-за того, что замерзали, облитые холодной водой на открытом воздухе.

Кстати, нет единого мнения у историков и по поводу того, как вообще появилась казнь на Руси. Кто-то уверен, что казнь — продолжение древнеславянских традиций. С помощью публичной экзекуции решались вопросы кровной мести.

Прилюдное унижение и убийство как бы возвращали родне доброе имя и восстанавливали репутацию семьи. Кровную месть окончательно отменили лишь в 1072 году. Другие историки склоняются к мнению, что казни на Руси — результат влияния Византии.

Точно проследить, откуда к русским перешла традиция столь жестокого вида казни, как обливание водой на морозе, отследить невозможно.

Мерзавцами в России называли не только людей. В просторечии мерзавчики — самые маленькие ёмкости, в которых разрешалось продавать водку. Один мерзавчик был равен примерно 125 граммам. Скорее всего, данное название мера получила из-за близкой связи с алкоголем. Пить мерзавчики — значит, губить свой организм.

Подлец, мерзавец, сволочь и другие русские ругательства

В целом, не только слова «мерзавец» и «подлец» со временем переменили смысл. В русском языке множество слов меняло статус с нейтрального на ругательный, а потом обратно.

Например, в XIX веке благодаря чьему-то непомерно острому языку слово «подонок» вдруг обрело оскорбительный окрас. Так начали называть обитателей кабаков, которые охотно допивали алкоголь из чужих рюмок. В результате подонками начали называть маргиналов.

Изначально слово вообще не относилось к людям. Оно применялось к жидкости, которая оставалась на дне сосуда.

Слово «сволочь» тоже первоначально не было ни оскорблением, ни ругательством. Произошло оно от глагола «волочить». Сволочью первоначально именовался мусор, который нужно было отволочь подальше. И уже позже мусор сравнили с людьми.

В итоге сволочью начали называть бродяг и никчёмных граждан, которые вели «мусорный» образ жизни. Не менее интересная история у слова «дрянь». Изначально слово употребляли, когда говорили о чём-то содранном. Например, о коре дерева или шкуре животного.

Позже этим словом начали называть что-то, что не представляло ценности. В конце концов дрянью стали именовать человека, который ничего не стоил.

Есть и более экзотическая версия происхождения слова. Как и в случае с русским «мерзавцем», «дрянь» имеет отношение к казни. Только экзекуция не предполагала холодных обливаний. Она заключалась в сдирании кожи. И дрянью очевидно называли человека, достойного такой казни или приговорённого к ней.

У польского «быдла» есть смысловое родство с польским же «подлецом». Первоначально быдлом называли скот. Кроме того, высокородные шляхтичи нередко называли быдлом и работников сельского хозяйства, намекая на то, что ни ведут «скотскую» жизнь.

То есть проводят со скотиной много времени. Представителям русского дворянства, гостившим в Польше, подобное обращение пришлось по душе. В результате слово «быдло» приехало в Россию. Но уже исключительно в виде оскорбления.

Кстати, чехи, близкие соседи поляков, слово «быдло» использовали для обозначения крова и дома.

Кого на Руси называли «лохами» и «лахудрами»

Источник: https://www.factroom.ru/rossiya/kogo-na-rusi-nazyvali-podlecami-i-merzavcami

Хождение по кругу: самая страшная казнь на Руси

В старину смертная казнь служила не только наказанием для преступников, но и средством устрашения для потенциальных нарушителей закона. Поэтому ни о какой гуманности и речи не шло.

Использовались самые изощренные способы умерщвления, целью которых было заставить человека как следует помучиться перед смертью.

На Руси одним из самых мучительных видов казней являлось так называемое «хождение по кругу».

Виды казней на Руси

Судя по всему, древнейшей формой казни на Руси было повешение. В уставной Двинской грамоте великого князя Василия Дмитриевича за 1397 год предписывалось подвергать этой казни татей (воров и разбойников), если они будут уличены в преступлении трижды. По Уложению царя Алексея Михайловича повешение назначалось перебежчикам во вражеское войско и шпионам.

Но, похоже, более распространенной казнью являлось отсечение головы. Его назначали по любому поводу, если преступление считалось достаточно серьезным.

Еще с XIII века применялась казнь через сожжение. Чаще всего ей подвергали людей, обвиняемых в колдовстве, преступлениях против веры или поджогах. Дипломат и писатель Г.К. Котошихин в книге «О России в царствование Алексея Михайловича» сообщает: «Жгут живаго за богохульство, за церковную татьбу, за волховство, за чернокнижество, за книжное преложение».

Иногда применялась казнь через утопление. Как правило, этот способ использовался при массовых казнях. Так, в 1607 году по повелению царя Василия Шуйского в Москве было утоплено около четырех тысяч мятежников. Их били дубиной по голове, а затем бесчувственные тела спускали под лед в Яузу.

Закапывание заживо в землю применялось только по отношению к женщинам, обвинявшимся в мужеубийстве.

Фальшивомонетчикам заливали в горло расплавленный свинец или олово. Особенно часто практиковалось это при Иване Грозном, который вообще любил экзотические виды казней.

В XV веке на Руси стал применяться такой способ казни, как четвертование. Известно, что в 1497 году великий князь Иван III приказал казнить таким образом сторонников своего младшего сына, будущего князя Василия III: «казниша их на Москве реке… Руки, да ноги и голову отсекли».

В конце XVII столетия получила распространение казнь через колесование: осужденному ломали кости и привязывали к деревянному колесу, где он умирал медленной смертью. В 1696 году таким образом был казнен «немчин Якушка», перебежавший к туркам во время осады Азова.

Сажание на кол также применялось на Руси довольно часто, например, к бунтовщикам и изменникам. Если верить византийским источникам, этот вид казни был распространен еще у восточных славян.

Расстрел не относился к видам «позорной» казни. Введен он был лишь в 1716 году Воинским уставом Петра I. Но он же узаконил и казнь через «повешение на ребро», которой подвергали воров и разбойников: преступнику вонзали в бок железный крюк, связывали руки и так подвешивали. Через несколько дней он умирал от жажды и кровопотери.

Кошмар на Лобном месте

Казни совершались, как правило, при большом скоплении народу, о них объявлялось заранее.

В Москве местами для публичных казней являлись Лобное место, расположенное на Красной площади напротив Спасских ворот, и Козье болото (там сейчас Чистые пруды). Самые жестокие наказания полагались за государственную измену.

Помимо отрубания головы, сажания на кол и четвертования, с обвиняемого могли заживо крюками содрать кожу или сварить в кипятке.

Но еще хуже считался довольно редко применяемый на Руси способ казни, известный как «хождение по кругу». Осужденному вспарывали живот, но так, чтобы он не умер сразу от потери крови.

После этого извлекали одну из кишок, прибивали к дереву (обычно к дубу или тополю) и заставляли ходить вокруг этого дерева. Как вариант – наматывали внутренности на палку или валик.

При этом за жертвой следом шел солдат, периодически подталкивавший несчастного в спину копьем, чтобы тот не останавливался. Чаще всего казнимые погибали от заражения крови.

Откуда взялся этот вид казни?

Скорее всего, «хождение по кругу» не было чисто русским изобретением. Возможно, оно было позаимствовано у пришедших на Русь варягов. У викингов приговоренные ходили вокруг столба. Аналогичный способ казни существовал в Исландии, где, правда, вместо дерева или столба использовали особый камень, на который наматывалась кишка. Так казнили по приговору правительственного собрания — тинга.

В начале нашей эры сходный вид казни применялся римлянами. Осужденного привязывали к вертикальному столу, после чего палач делал небольшой, но достаточно глубокий надрез в боку, извлекал кишки и наматывал их на стоявшую рядом лебедку.

Казнь могла продолжаться от нескольких часов до нескольких суток.

Кстати, по легенде, именно таким образом пытались умертвить Святого Петра по приказу императора Нерона, но он смог выжить в результате адской процедуры, и в конце концов его пришлось распять вниз головой.

Есть версия, что изначально «хождение по кругу» являлось способом самоубийства у скандинавских языческих жрецов. Они считали почетным не умереть своей смертью, а принести себя в жертву верховному богу Одину.

Поэтому, когда жрец становился стар и немощен, он осуществлял над собой вышеописанный ритуал. Правда, историки предполагают, что предварительно служитель богов употреблял какое-нибудь анестезирующее зелье, чтобы не испытывать боли и мучений.

Читайте также:  «хмеймим»: что особенного в этой российской военной базе

А впоследствии кому-то пришло в голову, что можно таким образом казнить преступников. И, разумеется, уже без всякого обезболивания…

Источник: https://suharewa.ru/xozhdenie-po-krugu-samaya-strashnaya-kazn-na-rusi/

Закон о богохульстве: что это, где действует

* Данный материал старше двух лет. Вы можете уточнить у автора степень его актуальности.

Закон о богохульстве, или Blasphemy law (дословно: закон о богохульстве) – законодательное ограничение свободы слова и высказываний, относящихся к богохульству или неуважению к святым лицам, религиозным артефактам, обычаям и верованиям.

Они существует более, чем в 30 странах мира. Наиболее распространены на Ближнем Востоке и в Северной Африке, в которых в 70 % стран есть подобное законодательство.

Богохульство в ряде стран – является административным правонарушением, однако, на большинстве территорий, где действуют подобные законы, ‒ это уголовное преступление.

Соответственно, и наказывают обвиняемых в богохульстве по-разному: от незначительного штрафа до смертной казни. Наиболее радикальные меры используют в мусульманских странах, судебная система которых действует на основе принципа суда шариата.

В последнее время в некоторых странах законы о богохульстве пересматриваются в сторону смягчения. А, например, в Исландии в 2015 году Парламент отменил наказание за богохульство.

Как власти понимают, что человек совершает богохульство? Как правило, определение прописано законодательно. Общие черты нарушения закона о богохульстве для многих стран:

  • публичность;
  • озознанность;
  • презрительное, насмешливое отношение, кощунство в устной или письменной форме, а также в виде изображений;
  • оскорбительные замечания и действия, провоцирующие разжигание ненависти на основе религиозных отличий.

Определение термина «богохульство» в России

Основные толкования синонимического ряда в различных толковых и энциклопедических словарях:

Богоху́льство. Поношение, оскорбление Бога, догматов веры (Большой толковый словарь русского языка / Под ред. С.А. Кузнецова. СПб., 2006. С.87).

Богохульство, богохульства, ср. (церк.). Брань, поношение Бога (Ушаков Д.Н. Толковый словарь. 1935-1940).

Богоху́льство (от Бог и др.-рус. хула, ст.-слав. хѹла) – непочтительное использование имени Бога или богов, а также поношение любых объектов религиозного поклонения и почитания (https://ru.wikipedia.org/wiki/ Богохульство).

Богохуление (βλασφημια, blasphemia) – непочтение к Богу, выражаемое дерзкими словами или какими-нибудь поступками (Клокоцкий С.С. Богохуление // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: в 86 т. (82 т. и 4 доп.). СПб., 1890-1907).

Богохульство (греч. blasphemia) – любой оскорбительный или непочтительный акт, слово или намерение, в отношении Бога или святыни. Обычно этот термин ассоциируется с сознательным кощунством или поруганием святыни. В Ветхом Завете он часто подразумевает отрицание или отвержение Бога (http://dic.academic.ru Энциклопедия Кольера).

Богохульство – это когда одно или несколько лиц пытаются сознательно подвергнуть унижению и поруганию религиозные святыни или символы, которые являются священными для русских православных людей. Оно может выражаться как словами, так и действиями, оскорбительными с точки зрения православного христианина (simvol-veri.ru).

Исходя из вышеуказанных определений, попробуем описать противоправное деяние, номинируемое словом «богохульство». Его можно репрезентировать следующим образом:

  • отрицать, выступать против;
  • не признавать действительным, истинным, священным, божественным;
  • негативно оценивать, не одобрять, представлять непривлекательным, плохим, дурным;
  • иронизировать, шутить, насмехаться, высмеивать, язвить, издеваться (обидно, язвительно, зло, ядовито);
  • клеветать, распространять негативную информацию.

Наказание за богохульство в России

В России за возведение хулы на Бога, оскорбление церковных обрядов и реликвий в разные исторические периоды наказывали по-разному. Самым жестоким видом наказания была смертная казнь через сожжение. Подобная мера существовала на Руси несколько веков и, в том числе, предусматривалась в Уложении царя Алексея Михайловича Романова 1649 года. Причем, это был первый пункт первой главы свода:

«Будет кто иноверцы, какие ни буди веры, или и Русский человек, возложить хулу на Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, или на рождшую Его пречистую Владычицу нашу Богородицу и приснодеву Марию, или на честный Крест, или на Святых Его угодников, и про то сыскивати всякими сыски накрепко. Да будет сыщется про то допряма, и того богохульника, обличив, казнити, сжечь».

Позже, при Петре I, сыне Алексея Михайловича к смертной казни добавили еще и «прожжение языка калёным железом». Далее несколько цитат из Воинского устава 1716 г.:

«Артикул 3. Кто имени Божию хуление приносить, и оное презирает, и службу Божию поносит, и ругается слову Божию и святым таинствам, а весьма в том он обличен будет, хотя сие в пьянстве или трезвом уме учинится, тогда ему язык раскаленным железом прожжен, и потом отсечена глава да будет.

Артикул 4. Кто пресвятую Матерь Божью Деву Марию и Святых ругательными словами поносит, оный имеет по состоянию его особы и хуления телесным наказанием отсечения сустава наказан или живота лишен быть».

Наказывали и тех, кто кощунственные и богохульные речи слышал, однако, не донёс на автора незаконных высказываний:

«Артикул 5. Ежели кто слышит таковое хуление и в принадлежащем месте благовременно извету не подаст, оный имеет по состоянию дела, яко причастник богохуления, живота или своих пожитков лишен быть».

Устав благочиния, или Полицейский устав 1782 г. подтверждает пункты петровского устава.

В XIX веке наказания постепенно смягчали, заменяя казнь на ссылку и удары плетью.

А в начале XX века богохульников уже карали арестом от трех недель до трех месяцев. И только в случае «ужасного» кощунства – тюремным заключением на срок от четырех до восьми месяцев. Появлялись прецеденты, когда виновный и вовсе уходил от наказания. Понятно, что после революции речи о законах против богохульства речи не велось.

К нему вернулись значительно позже – в 2013 году, когда вступил в силу Федеральный закон Российской Федерации от 29 июня 2013 г. N 136-ФЗ г.

Москва «О внесении изменений в статью 148 Уголовного кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях противодействия оскорблению религиозных убеждений и чувств граждан».

В соответствии с новеллой 148 УПК РФ, «публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих, наказываются штрафом в размере до 300 тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо обязательными работами на срок до двухсот сорока часов, либо принудительными работами на срок до одного года, либо лишением свободы на тот же срок».

Как доказывают противоправность деяствия?

Высказывания (вербальные или письменные) обвиняемого оценивают эксперты-лингвисты. Эксперты анализируют высказывания, чтобы найти «запрещённые приёмы», например, речевую агрессию, речевую манипуляцию или обман.

Какие вопросы ставят перед экспертами-лингвистами, оценивающих высказывания в рамах расследования дел о неуважении и оскорблении религиозных чувств верующих?

  1. Содержит ли текст информацию, унижающую религиозные чувства верующих?
  2. Является ли ложной распространяемая информация?
  3. Является ли группа граждан, выделяемая по религиозному признаку, предметом речи в высказывании «…»? Если нет, каков предмет речи в данном высказывании?
  4. Используется ли в следующем высказывании «…» оценочная лексика и фразеология? С помощью каких языковых средств она выражена?
  5. Относятся ли слова (выражения) «…» к бранной/обсценной лексике, бранной/обсценной фразеологии, жаргону?
  6. Является ли умышленным речевое деяние?

При написании материала использовалась статья В. Ю. Меликяна «Оскорбление религиозных чувств верующих»: юрислингвистическое параметризирование»/ Сборник материалов конференции «Язык и право: актуальные проблемы взаимодействия», 2015.

Дата редакции: 03.03.2016

Источник: https://ceur.ru/library/articles/lingvisticheskaja_jekspertiza/item222535/

Был ли князь Ольгерд Литовский агрессором и вероотступником?

На Северо-Востоке — это Москва, Московская Русь, а на Западе — Вильно, Литовская Русь. Уже при Гедимине Литовском русские области составляли более двух третей всей территории Литовского государства. Примерно с того же времени литовские князья начинают носить титул великих князей литовских, жемайтских и русских.

Хотя сам Гедимин ушел из жизни язычником, он не противился принятию его детьми православной веры. Русский язык и православная вера была основой ВКЛ. Были серьезные предпосылки к превращению Литвы в русско-литовское государство. Союз Литвы с Польшей нарушил этот процесс — в Литву стали усиленно проникать католичество и польские порядки.

Люблинская уния 1569 года, соединившая Польшу и Литву в одно государство, превратила спор за русские земли между Москвой и Вильно из русско-литовского в русско-польский. Согласно этой унии, земли южной части ВКЛ попали непосредственно под власть польской короны.

Кроме политического раскола, произошел раскол и церковный — Брестская уния подчинила часть православных храмов папе римскому.

Несмотря на то, что Москва в XIV веке была достаточно скромным княжеством, а Литовская Русь была уже крупным государством, спор между Вильно и Москвой завершился победой Москвы.

Прошли годы. В 1862 году в честь тысячелетнего юбилея легендарного призвания варягов на Русь в Великом Новгороде был воздвигнут монумент — памятник «Тысячелетие России».

На нижнем ярусе памятника можно увидеть скульптуры людей, которые оставили свой след в истории России.

Среди них есть и литовские князья Гедимин, Довмонт, Ольгерд, Кейстут, Витовт — то есть русская дореволюционная история признавала вклад литовских князей в сохранение и развитии русской самобытности.

Что касается князя Ольгерда, то он был женат на дочери витебского князя и до того, как стать великим князем Литовским, был некоторое время витебским князем. Учитывая этот факт, думается, можно понять тех жителей Витебска, которые пожелали поставить памятник князю Ольгерду. Понять позицию их противников гораздо сложнее.

Противники Ольгерда Литовского обратились с открытым письмом к Александру Лукашенко. В письме, с текстом которого можно познакомиться на ИА REGNUM, говорится, в частности, следующее.

«Глубокоуважаемый Александр Григорьевич!

Обращаемся к Вам как граждане Республики Беларусь, представители различных общественных организаций. Мы обеспокоены планами установки в городе Витебске памятника литовскому князю Ольгерду. Ольгерд не имеет отношения к белорусскому народу.

Он агрессор и вероотступник, а также захватчик, беспрестанно воевавший со всеми соседями, разрушавший города и убивавший мирных жителей. Как жестокий злодей России памятен он в русской истории.

Недобрый страшный след оставил Ольгерд и в истории христианства, православная церковь чтит память (27 апреля) святых мучеников литовских, подвергнутых мучительной смерти по его приказу».

Кто мало-мальски знает историю Литовской Руси, тот может придти только к одному выводу: «граждане Республики Беларусь, представители различных общественных организаций», которые обратились с открытым письмом к президенту Республики, худо знают как историю Беларуси, так и историю России.

Можно согласиться с авторами письма в том, что «Ольгерд не имеет отношения к белорусскому народу». Можно согласиться, хотя бы потому, что Литовская Русь во времена князя Ольгерда не знала еще белорусов и украинцев — распад русских Литвы произойдет позже.

А вот современным представителям белорусского народа стыдно не знать, что князь Ольгерд, «агрессор и вероотступник», в битве при Синих Водах отвоевал у татар Киев и Подолию, а у поляков — часть Волыни.

А на каком основании можно объявить князя Ольгерда вероотступником? При самом критическом отношении к литовскому князю его нельзя обвинить в злоупотреблениях по отношению к церковной власти. Вспомним о том, как круто обошелся московский князь Дмитрий Донской с митрополитом Киприаном, пытаясь поставить митрополитом своего ставленника Митяя.

Если защитники веры православной заняты поиском вероотступников, то можно предложить на эту роль не князя Ольгерда Литовского, а царя Ивана Грозного, по приказу которого был убит митрополит Филипп, царя Алексея Михайловича, который ради усиления своей власти расколол русскую церковь, или царя Петра Первого, который упразднил патриаршество.

Бесспорно, каждый имеет право отстаивать свою точку зрения по любому вопросу. Если авторы письма считают, что князь Ольгерд Литовский не заслуживает того, чтобы в Витебске ему был установлен памятник, то им стоит отстаивать свою позицию убедительными доводами, а не нелепыми, бездоказательными обвинениями.

Не видеть ничего положительного в деятельности Ольгерда Литовского — значит искажать историческую правду.

Источник: https://ShkolaZhizni.ru/culture/articles/61204/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector