Чукотские воины: к чему оказались не готовы русские покорители сибири

Чукотские воины: к чему оказались не готовы русские покорители Сибири

Присоединение Сибири к России принято связывать с походом Ермака в конце XVI века. Однако процесс покорения восточно-сибирских земель продолжался еще почти 200 лет. Вначале продвижение на восток было личной инициативой казаков и землепроходцев, а затем сибирских воевод. Только в конце XVII века дело «приискания новых землиц» берёт на себя государство. 

В 1697 году Петр I издает указ о монополии соболиной торговли и присоединении новых земель, богатых соболем.

К 1720 году во всей Сибири совершенно непокорённой оставалась лишь территория населенная чукчами, ограниченная с запада и юга реками Чаун и Анадырь и равная по площади современной Германии.

 К 1720 году во всей Сибири совершенно непокорённой оставалась лишь территория населенная чукчами, ограниченная с запада и юга реками Чаун и Анадырь и равная по площади современной Германии.

В то время численность чукчей составляла примерно 10000 человек, занятых оленеводством и морским зверобойным промыслом. Уровень их технического развития соответствовал неолиту. Наконечники копий и стрел изготовлялись из кости и камня (кремня, обсидиана, горного хрусталя).

Были у чукчей и доспехи из моржовой кожи и костяных пластинок. Лишь редкие воины обладали железными копьями и панцирями, купленными, вероятно, у тунгусов. При необходимости чукчи сооружали укрепления из нарт, поставленных друг на друга в три яруса и засыпанных камнями.

Подступы к таким крепостям «минировались» капканами и ловушками.

Чукчи не представляли собой какого-либо объединения, не было у них даже родовой организации. Каждое стойбище жило своей жизнью, иногда объединяя усилия с другими стойбищами для охоты или войны. Русские источники отмечают отсутствие у чукчей каких-либо «начальников».

По чукотским преданиям военными отрядами руководили «силачи» (эрмэчьын), которые просто объезжали разные стойбища, предлагая присоединиться к ним для похода.

При всём этом чукчи осознавали своё единство, называя себя «лыгъораветлан» («луораветлан») – настоящие люди, а другие народы «таннгытан» – чужаки. 

Уже первые столкновения русских с чукчами в низовьях р. Колымы, продолжавшиеся всю вторую половину XVII века показали их отличие от других народов Восточной Сибири. Для обеспечения выплаты ясака (дани) было принято брать заложников из числа подъясачного населения.

Однако с чукчами эта тактика не срабатывала. Они отказывались от заложников, а те, в свою очередь, старались покончить с собой.

В 1656 году казакам Нижнеколымского острога пришлось освободить взятого в заложники чукотского предводителя Миту, чтобы не умереть с голоду, так как чукчи не давали им выходить из крепости для рыбной ловли.

Только эпидемия оспы 1691 – 1693 годов сделала русских хозяевами нижней Колымы. Оставив заражённые стойбища, чукчи откочевали на восток.

Чукотские воины: к чему оказались не готовы русские покорители Сибири

Кроме прямого обмена чукчи занимались и посредничеством. Например, они меняли купленные у эскимосов Аляски шкурки каланов на русские железные изделия, а их, в свою очередь, продавали эскимосам.

Торговля с эскимосами перемежалась войной, причём морские охотники перевозили на своих байдарах на американский берег оленеводов, которые были лучшими бойцами.

Азиатские эскимосы выступали союзниками чукчей против американских эскимосов.

При «политическом» равенстве у чукчей было заметное неравенство экономическое. Были владельцы стад и пастухи чужих оленей, хозяева байдар и охотящиеся на чужих байдарах за часть добычи. Несмотря на полярную родину чукчи отличались горячим темпераментом.

Первые походы казаков на Чукотку, организованные приказчиками (комендантами) Анадырского острога (самый северо-восточный форпост России, основан Семёном Дежнёвым в 1649 году) были неудачны. Проводниками и подневольными союзниками русских были коряки и юкагиры.

Чукчи в отместку начали нападать на их стойбища, угонять оленей, уводить в рабство женщин и детей.

Якутские воеводы писали в Москву, а затем и в Санкт-Петербург о злокозненности «немирных чукоч», не желающих платить ясак и разоряющих «русских ясашных людей — коряк и юкагирей».

В 1711 году из Анадырска к чукчам бьш послан казак Петр Попов с двумя помощниками для приведения в подданство «уговором и ласкою». Целый год ходили они от стойбища к стойбищу, уговаривая платить ясак. Заодно Попов подсчитал общее количество боеспособных чукчей – 2050 «лучников».

Чукчи выражали готовность торговать, но ясак платить отказывались. Только пятерых человек, живущих по р.Анадырю недалеко от крепости, удалось склонить в русское подданство. Интересно отметить, что Попов с товарищами ни разу не подверглись нападению и благополучно вернулись домой.

В 1727 году дело покорения Чукотки берёт в свои руки правительствующий Сенат. Формируется секретная дальневосточная экспедиция для поиска путей к Большой Земле – Америке и приведения в подданство всех «немирных иноземцев», живущих на этих путях. Подготовленный сенатом указ подписывает Екатерина I.

Таким образом, вопрос о войне с чукчами был решён на самом высоком уровне. Во главе экспедиции был поставлен якутский казачий голова Афанасий Шестаков, получивший звание – Главный командир Северо-Восточного края, а его помощником назначен капитан Тобольского драгунского полка Дмитрий Павлуцкий.

Шестаков отбыл из Санкт-Петербурга и только через 2 года добрался до Охотска. По плану его команда должна была морем обогнуть Камчатку, подняться по р. Анадырь до Анадырска и соединиться с командой Павлуцкого, которая следовала на нартах из Якутска.

Однако корабли попали в бурю, их разметало и часть команды погибла. Сам Шестаков с 80 людьми высадился на берег недалеко от Тауйского острога. В Тауйске он пополнил отряд тунгусами и ламутами и двинулся к Анадырску по суше. В марте 1730 года этот отряд был разбит чукчами на р.

Погыче, более чем в шестистах километрах от границ «чукотской землицы». Сам Шестаков погиб.

Начальником экспедиции становится Павлуцкий. Его команда из 230 казаков и солдат прибыла в Анадырск в следующем году. Там к ней были присоединены 280 коряков и юкагиров. Поход начался в апреле 1731 года.

Колонна на марше представляла собой впечатляющее зрелище: более 500 нарт, запряженных оленями, с людьми пушками и припасами в пустынной горной тундре. Ещё 700 оленей гнали за собой для пропитания.

Только через 2 месяца отряд вышел на первые стойбища.

В течение нескольких дней произошло три сражения с чукчами. По сообщению участников похода (через 20 лет) было убито 790 чукотских воинов, либо 1450 (через 30 лет). Это число, возможно, преувеличено.

По мнению современных исследователей, численность отдельных военных отрядов у чукчей не превышала 300 человек. Однако если в первой битве чукчи потеряли три четверти людей, прежде чем отступить, то в третьей для отступления достаточно было около 10% потерь.

Чукчи быстро поняли, что открытые сражения с такими силами противника, имеющего ружья и пушки, бессмысленны, и перешли к партизанским действиям.

После полугодового марша по побережью Северного Ледовитого океана войско Павлуцкого возвратилось в Анадырск. Были взяты в плен 300 чукчанок, но до крепости дожили лишь 13. Из 12000 угнанных русскими оленей в острог привели лишь 500, остальных съели по дороге. Среди трофеев были 12 железных панцирей, один из которых сейчас хранится в Кунсткамере Санкт-Петербурга.

Чукотские воины: к чему оказались не готовы русские покорители Сибири

Чукчи в результате этого похода потеряли десятую (!) часть своего народа! В войне с чукчами принял участие и флот.

Бот «Святой Гавриил», построенный Витусом Берингом, был отдан в подчинение Павлуцкого и отплыл с Камчатки на Чукотку, где обстрелял стойбище на Чукотском мысу (мыс. Дежнёва).

Жители стойбища бежали, а команда вышла на берег и прошлась по ярангам, собирая трофеи. После этого «Святой Гавриил» взял курс на восток и стал первым российским кораблем, достигшим берегов Америки.

Правительство оценило заслуги Павлуцкого – он был произведен в майоры и назначен якутским воеводой, главой самого обширного уезда в Российской империи. Чукчи же, не смотря на устрашающий характер похода, ясак платить не стали, а лишь ужесточили набеги на коряков и юкагиров. Участились и нападения на русских, причём совсем близко от Анадырского острога.

Совершали чукчи и дальние рейды. Они напали на станицу Походская в устье р. Колымы, более чем в 400 км от границы и перебили почти всё её население. В 1737 г.

отряд чукчей доходил до Нижнекамчатского острога, расположенного в 1000 км к югу от Анадырска, а в следующем году был особенно разорительный набег на корякские стойбища.

Обычно чукчи предпринимали свои походы с началом полярной ночи, когда казаки и солдаты не отваживались покидать стены острогов.

Информация о чукотской войне, дошедшая до Сената, побудила его к довольно противоречивым действиям. В 1740 году Сенат дал предписание Павлуцкому оставить чукчей в покое ввиду их бедности и дальности жительства. Однако уже через два года последовал указ, подписанный «кроткой» императрицей Елизаветой:

«На оных немирных чукч военною оружейною рукою наступить и искоренить вовсе, точию которые из них пойдут в подданство Ея Императорского Величества оных так же жён их и детей взять в плен и из их жилищ вывесть и впредь для безопасности распределить в Якутском воеводстве по разным острогам и местам между живущих верноподданных». Ответственным назначался иркутский вице-губернатор, статский советник Ланг, а исполнителем — якутский воевода майор Павлуцкий.

Для выполнения указа команда в составе 407 казаков, солдат и гренадер и 1000 якутских лошадей в конце мая 1743 года выступила из Якутска. Попытка атаковать чукчей в конном строю не удалась: все лошади пали от бескормицы при переходе через Верхоянский хребет. Через 6 месяцев отряд на собачьих упряжках добрался до Анадырска.

Перезимовав и присоединив к своей армии 237 коряков и юкагиров Павлуцкий весной следующего года выступил в поход по тихоокеанскому побережью, уничтожая все стойбища, встречавшиеся ему на пути. Однако стойбища встречались не часто — чукчи, наученные предыдущей карательной экспедицией, откочевывали маленькими группами в горы.

В то же время они нападали на российский отряд и угоняли оленей.

На Чукотке мало растительности, пригодной для костров, и русские испытывали затруднения при приготовлении горячей пищи, в отличие от чукчей, довольствовавшихся сырым мясом.

Через 4 месяца команда Павлуцкого, съев все 5000 оленей, взятых у коряков, была вынуждена повернуть назад, потеряв только от голода 50 казаков и солдат.

Обессилевшее войско пришлось остановить на привал и выслать в Анадырск наиболее боеспособную группу, которая пригнала ещё 5000 оленей. Только после этого армия смогла возвратиться в острог.

В своих донесениях Павлуцкий жаловался, что хлебное довольствие и жалование казакам не платят уже два года и им приходится жить охотой на диких оленей. В то же время он писал, что Чукотка бедна соболем, намекая на невыгодность войны. В ответ Сенат требовал брать ясак моржовым клыком. Поход, организованный через два года тоже не имел успеха.

Ещё через год чукчи совершили налёт на коряков и угнали около 5000 оленей, причём совсем недалеко от Анадырска. Павлуцкий организовал погоню. С авангардом из 130 человек и одной пушкой он оторвался от главных сил и в устье р. Орловой настиг противника. Чукчи находились на скале.

Русские дали лишь один залп -перезарядить ружья и пушку они не успели.

Чукотские воины: к чему оказались не готовы русские покорители Сибири

Чукчи скатились с горы и начался рукопашный бой. Потеряв 90 человек убитыми и 41 ранеными казаки и солдаты бежали.

Чукчам досталась пушка, знамя и 40 ружей. Среди погибших были: сам майор Павлуцкий, два сотника и пятидесятник. Это случилось 21 марта 1747 года. После этого поражения походы вглубь чукотской территории не предпринимались, хотя постоянный гарнизон Анадырского острога был доведён до 540 человек. Российская Империя перешла к обороне.

В чукотских преданиях осталась память о Павлуцком, который именуется – жестоко убивающий Йэкуннин. Он убивает женщин и детей, пытает пленных, хочет истребить всех чукчей и посылает «солнечному начальнику» нарты, груженные шапками убитых. По преданию он был взят в плен, подвергнут мучительной казни, а его голову возили по стойбищам. На самом деле тело Павлуцкого осталось у русских и было похоронено в Якутске.

В 1751 году восстали коряки, потерявшие в результате войны большую часть своих оленей и не получившие никакой защиты от чукчей. Новый комендант Анадырска капитан Шатилов подавил восстание, но в отношении чукчей ограничился мелкой вылазкой в низовья Анадыря. Шатилов не решался удаляться от границы.

В 1753-54 годах чукчи совершили такой разорительный поход на юкагиров, что оставшиеся в живых вынуждены были уйти на запад к Колыме. До войны с Россией отношения чукчей и юкагиров были мирными.

В 1755 году следующий комендант Анадырска секунд-майор И.С. Шмалёв принял решение построить 6 крепостей по пограничным рекам: Анадырю, Чауну и Хатырхе. Но осуществить это строительство он не успел. От иркутского генерал-губернатора Вульфа пришла инструкция, которая предписывала идти на уступки чукчам и «приводить их в ясачное подданство более ласкою, нежели силою».

Чукотские воины: к чему оказались не готовы русские покорители Сибири

В 1760 году в Анадырск с ревизией прибыл подполковник Ф.К. Плениснер.

Через 3 года в своём отчёте он отметил, что расходы на ведение войны превзошли доходы от ясака и трофеев почти в 50 раз, и резюмировал, что «чукчей в подданство приводить в рассуждение бедного их места, и притом негодного сих народов состояния никакой нужды не было и ныне нет». Плениснер также предложил упразднить Анадырский острог, тем более, что ближайшие чукчи живут в двух месяцах, а коряки в 10 днях пути от него.

Крайне нетипично для российской истории, но власть в данном случае поступила прагматично. В 1764 году Сенат издал указ о ликвидации острога и прекращении войны.

Этот указ был утверждён Екатериной II только через 2 года, практически же осуществлён ещё через 5 лет, вследствие дальности расстояния и канцелярской волокиты. Путь от Санкт-Петербурга до Анадырска занимал 2 года (в один конец).

«Гарнизон и население (более 1000 человек) перевели в Нижнеколымск и Гижигинск, крепость сожгли, церковь разобрали и перенесли в Нижнеколымск, на 600 км западнее. Анадырск просуществовал 122 года.По сибирским меркам XVIII в.

он был довольно большим городом – столько же населения проживало тогда в Красноярске (около 1000 человек). Таким образом, Российская Империя победившая в войнах XVIII века Швецию, Пруссию Фридриха Великого, Турцию и уничтожившая Польшу потерпела поражение от чукчей. 

Читайте также:  Какую роль прадед пушкина сыграл в судьбе александра суворова

Масштабы русско-чукотской войны на первый взгляд ничтожны, но если посмотреть на соотношение количества российских солдат и всего чукотского населения (1:20) картина будет иная. Один солдат русской армии вторгшейся в Пруссию в 1757 году приходился на 35 человек её населения. Возьмём примеры более поздней истории: один солдат Наполеона на 60 россиян в 1812 году и 1 солдат гитлеровской Германии на 40 жителей СССР. С другой стороны, Владимир Атласов покорил Камчатку в 1697-1700 годах имея всего 60 казаков, хотя камчадалов тогда было не меньше, чем чукчей и они сопротивлялись. И хотя затем камчадалы, как и коряки не раз восставали, после подавления они опять соглашались дать заложников и платить ясак.

Конечно, можно объяснить их поражение неправильной тактикой (оборона в укреплениях из земляных валов или нарт), большими потерями, но ведь и чукчи в 1731 году подверглись не меньшему разгрому, но не покорились.

Чукчей можно назвать «горцами Заполярья».

Современник описываемых событий и участник второй экспедиции Витуса Беринга Степан Крашенинников говорит в своей книге «Описание земли Камчатки», что двадцати чукчам и пятьдесят коряков противостоять не отважатся.

Только в 1788 году, после долгого отчуждения была открыта ярмарка на р. Анюй для торговли с чукчами. Торговая пошлина представлялась как ясак. Коммерция победила войну и вражду.

14 октября 1779 года Екатерина II подписала высочайшее повеление о принятии чукчей в российское подданство, а также указ об установлении 30 железных гербов в Беринговом проливе для подтверждения того, что это территория Российской империи.

Эти действия были предприняты в связи с тем, что Чукотку посетили английские корабли из экспедиции Кларка. Через 13 лет, в 1791 г.

, на Чукотке побывала экспедиция Иосифа Биллингса (англичанина на российской службе), и, судя по ее отчетам, самим чукчам об их подданстве ничего известно не было.

Чукотские воины: к чему оказались не готовы русские покорители Сибири
Для «сохранения лица» Россия делала вид, что владеет Чукоткой, а другие державы делали вид, что признают это. На всех картах Чукотка обозначалась российской аж с середины XVII века, со времён плавания Дежнёва. Однако в своде законов российской империи были следующие статьи: «чукчи народ не вполне покорённый, на своей территории управляются и судятся по собственным законам» и «ясак платят количеством и качеством какой сами пожелают и когда пожелают».

 Лишь в 1912 году появилась на Чукотке российская администрация – семь человек, но она воспринималась, быстрее всего, как одна из торговых факторий.

Чукотка действительно вошла в состав России только при советской власти в конце 1920-х годов. Но это уже другая история.

Источник: https://golosislama.com/news.php?id=26347

Чукчи жестоко убивали русских и выиграли войну

  • «Сибирские черкесы»
  • Карательный поход Jakуннiн’а
  • «Русская болезнь»

Чукотские воины: к чему оказались не готовы русские покорители Сибири

Попробуй завоюй! Чукчи жестоко убивали русских и выиграли войну. Но проиграли водке и сифилису

Почему чукчи долго и упорно противостояли российскому завоеванию? Зачем Россия так настойчиво стремилась овладеть Чукоткой? Почему коммунисты оказались здесь успешнее царских воевод и имперских чиновников, но чем опасны последствия советской национальной политики? «Лента.ру» рассказывает о малоизвестных и противоречивых эпизодах российского освоения северо-восточной Сибири.

«Сибирские черкесы»

Анекдоты про чукчей слышали все. Поэтому в современном массовом сознании сложилось несправедливое впечатление о них, как о безобидном диковатом северном народе, представители которого постоянно попадают в какие-то нелепые и смешные ситуации.

Однако сейчас мало кто знает, что в свое время чукчи имели репутацию «сибирских черкесов» (по аналогии с кавказскими горцами) — настолько долго, успешно и ожесточенно сопротивлялись они натиску России.

Собственно, вплоть до советской эпохи российская власть на этой территории была представлена номинально — лишь с 1912 года там появилась местная администрация в составе семи человек. Как она функционировала, наглядно показано в известном фильме «Начальник Чукотки».

Почему же завоевание Чукотки для российского государства на многие десятилетия стало неизбывной головной болью? Особенно удивителен этот факт по сравнению с поистине триумфальным шествием по Сибири русских «конкистадоров», за 60 лет успешно покоривших громадную территорию от Урала до Тихого океана, от Тюмени до Охотска. Почему же именно на Чукотке российская экспансия надолго споткнулась?

Чукотские воины: к чему оказались не готовы русские покорители Сибири

Картина Ю. Н. Тулина «Землепроходцы»

Впервые русские первопроходцы проникли в северо-восточную Сибирь в 40-х годах XVII века. Ими двигали те же мотивы, что и на других осваиваемых землях: получение ясака (то есть дани) пушниной, моржовой костью, драгоценными камнями и металлами.

Понятно, что за казаками, служилыми людьми и купцами стояло российское государство.

Как отмечает современный исследователь Андрей Зуев, «присоединение крайнего северо-востока Сибири и подчинение обитавших там коряков, чукчей (и азиатских эскимосов) осуществлялось на основе уже апробированной ранее на остальной территории Сибири правительственной установки, стержнем которой являлся принцип взаимодействия с аборигенами «ласкою, а не жесточью». Однако этот принцип не исключал применение к сопротивлявшимся насилия: в том случае, когда «иноземцы» отказывались идти в ясачный платеж, разрешалось приводить их к покорности вооруженным путем».

В стремлении обложить ясаком как можно большую территорию русские отряды сразу вступили в ожесточенное вооруженное противостояние с местными племенами, прежде всего с чукчами. Надо сказать, в те времена у этого народа была совсем иная репутация, чем сейчас.

Чукчи считались жестокими и свирепыми воинами, безжалостно подавляющими соседние народы. В этом смысле они вели себя подобно инкам и майя в Америке накануне испанского завоевания. Неслучайно самоназвание чукчей («луораветлан») в переводе означает «настоящие люди».

Русские поселенцы много позже за привычку чукчей обеспечивать свой достаток за счет набегов на соседей назвали их «сибирскими черкесами».

Для выживания в суровых условиях Крайнего Севера с очень скудными ресурсами чукчам приходилось проявлять исключительную воинственность и агрессивность, что во многом и сформировало их национальный характер.

READ  Какие главные правила поведения в русской тюрьме

Карательный поход Jakуннiн’а

Поначалу русские «конкистадоры» недооценили боевой потенциал чукчей, хотя к началу XVIII века их численность не превышала десяти тысяч человек. Форпостами русской колонизации Колымского края стали Анадырский (не путать с современным Анадырем), Алазейский и Нижнеколымский остроги. Во второй половине XVII – начале XVIII вв.

вооруженные конфликты завоевателей с аборигенами были вялотекущими, поскольку Приколымье и Чукотка не представляли особого интереса для Москвы и Петербурга. Все изменилось в 1727 году, когда русские открыли путь на Аляску.

В новых условиях оставлять в тылу непокоренные чукотские земли было нельзя, поэтому Правительствующий сенат Российской империи постановил «иноземцев и которые народы сысканы и прилегли к Сибирской стороне, а не под чьею властию, тех под российское владение покорять и в ясачный платеж вводить».

Россия твердо решила установить свою власть над всей Сибирью, включая и ее северо-восточную часть. Такое решение предопределяло неизбежное столкновение русских с местным воинственным населением.

Для выполнения поставленной задачи была сформирована военная экспедиция (Анадырская партия) в составе 400 казаков и солдат, к которой позже присоединились враждебные чукчам коряки и юкагиры.

Командовал ею капитан Тобольского драгунского полка Дмитрий Павлуцкий, а его заместителем стал якутский казачий атаман Афанасий Шестаков. Будучи оба людьми буйного нрава, они сразу не поладили друг с другом.

Раздорам между ними способствовали невнятные указания из Петербурга, не определявшие четкое разграничение полномочий. Весь путь от Тобольска до Якутска сопровождался ожесточенными перебранками между Павлуцким и Шестаковым, нередко переходившими в мордобой.

В итоге по прибытии в Якутск экспедиция окончательно раскололась и двинулась в путь разными маршрутами. Результат был печален — в марте 1730 года в битве при Егаче отряд Шестакова разгромили чукчи. Самого атамана сначала тяжело ранили в горло, а затем добили.

Любопытно, что его несостоявшийся компаньон Дмитрий Павлуцкий погиб ровно через 17 лет в тот же день — 14 (25) марта 1747 года — в битве при Орловой, также окончившейся уверенной победой чукчей. В промежутке между этими событиями он провел несколько карательных экспедиций против кочевников.

Поход 1731 года длился десять месяцев, за которые русский отряд прошел по неисследованной малолюдной территории свыше двух тысяч километров. За это время люди Павлуцкого вступили с чукчами в три крупных сражения и хотя «побили их чюкоч немалое число», но так и не покорили.

Произведенный в феврале 1733 года в майоры «за долговремянное в таком дальном крае бытие» Павлуцкий с досадой докладывал, что «оные чюкчи народ непостоянной, не так как протчие иноземцы в ясашном платеже обретаютца».

READ  Какое секретное имя у Москвы?

Чукотские воины: к чему оказались не готовы русские покорители Сибири

За следующие десять лет ситуация мало изменилась, поэтому в феврале 1742 года Сенат по предложению иркутского вице-губернатора Лоренца Ланга постановил «на оных немирных чюкч военною оружейною рукою наступить, искоренить вовсе… оных, также жен их и детей, взять в плен и из их жилищ вывесть и впредь для безопасности распределить в Якуцком ведомстве по разным острогам и местам между живущих верноподданных». Окончательное решение чукотского вопроса вновь возложили на Павлуцкого, который к тому времени уже стал якутским воеводой. Три похода, совершенные им на чукчей в середине 40-х годов XVIII века, успеха не имели и закончились, как было сказано выше, гибелью самого Павлуцкого. В чукотском национальном эпосе он запомнился в образе лютого злодея по прозвищу «Якунин» (Jakуннiн), что можно примерно перевести как «жестокий убийца».

«Русская болезнь»

После гибели Павлуцкого Анадырская партия постепенно перешла от военной экспансии к промысловой деятельности — заготовке рыбы и оленьего мяса. Менялась и политика России по отношению к чукчам.

Стало ясно, что только военными усилиями их покорить нельзя. К тому же расходы на содержание Анадырской партии многократно превышали ее доходы.

А после открытия морского пути к Аляске вдоль Алеутских островов Петербург и вовсе перестал считать Чукотку стратегически важным местом.

В 1763 году новый начальник Анадырской партии Фридрих Плениснер с немецкой тщательностью подсчитал стоимость ведения войны с чукчами и доказал ее бессмысленность, так как «Чукоцкую землю… можно назвать последнейшею и беднейшею всего земного круга в последнем лежащую».

На основании его выводов в 1764 году Сенат в докладе императрице Екатерине II резюмировал, что «чукоч, в разсуждении лехкомысленного и зверского их состояния, також и крайней неспособности положения мест, где они жительство имеют, никакой России надобности и пользы нет и в подданство их приводить нужды не было». В результате в 1765 году началась эвакуация войск и гражданского населения из Анадырского острога, а через несколько лет перед своим уходом русские уничтожили все его укрепления. На целое десятилетие Россия позабыла о Чукотке.

Все опять изменилось в 1776 году, когда у берегов Чукотки стали регулярно появляться английские и французские корабли. Известия об этом побудили Екатерину II приказать иркутскому генерал-губернатору, чтобы он ускорил принятие чукчей в российское подданство.

На сей раз это проводилось без насилия, с помощью мирных переговоров или подкупа старейшин (тойонов). Как указывает историк Зуев, «для исполнения этой задачи в 1778 году армейский капитан Т. И. Шмалев при помощи крещеного чукчи Н. И.

Дауркина заключил в Гижигинской крепости первый письменный договор с одним из чукотских тойонов — Омулятом Хергынтовым.

Хотя этот договор имел локальный характер, поскольку распространялся только на те чукотские стойбища, которые признавали власть Омулята, Шмалев, а с его подачи и правительство расценили данное событие как признание подданства всеми чукчами. В результате в 1779 году Екатерина II официально объявила чукчей подданными Российской империи, хотя и после этого ясак чукчи давали только по собственному желанию и только в обмен на подарки».

READ  Канарские острова получили название не от канареек, а от собак

Но когда в 1791 году Чукотку посетила экспедиция Биллингса-Сарычева, то местные жители ничего не подозревали о своем российском подданстве. Еще в 1909 году этнограф и лингвист Владимир Тан-Богораз свидетельствовал: «Пограничные части племени постепенно подчинились русскому влиянию.

Но основная чукотская масса до настоящего времени осталась вне русификации. До сих пор существуют чукотские стойбища и селения, где не видели русского лица и не слышали русского слова».

Уже упоминавшийся выше наш современник Андрей Зуев соглашается с этим: «Попытки администрирования потестарно-политической организации чукчей и коряков, равно как и их подданство, далеко не в полной мере воплотились в жизнь.

Но, несмотря на это, русской власти удалось достичь главного — в регионе установился мир как между русскими и аборигенами, так и между чукчами и коряками».

Чукотские воины: к чему оказались не готовы русские покорители Сибири

Евгений Переверзев / «Коммерсантъ»

Полностью подчинить Чукотку удалось лишь большевикам. Но для этого им пришлось разрушить весь многовековой уклад жизни чукчей — впрочем, как и всех других народов нашей страны. С 30-х годов XX века советская власть настойчиво приучала коренные народы Крайнего Севера к оседлому образу жизни.

По достижению семилетнего возраста детей забирали из стойбищ, где кочевали их семьи, и отправляли жить и учиться в специальные интернаты. Безусловно, такая политика в основном дала положительные результаты: резко сократилась детская смертность, чукчи получили доступ к образованию и другим благам цивилизации.

Но вскоре проявились и другие ее последствия — многие вчерашние кочевники оказались не готовы к радикальному слому традиционного уклада жизни их предков, не сумев адаптироваться к современной реальности и резкой смене рациона питания.

Алкоголь и венерические заболевания (сифилис чукчи называют «русской болезнью») оказались для северных народов куда более страшными врагами, чем оружие завоевателей.

Андрей Мозжухин / «Лента.ру»

9 февраля 2018

Источник: http://intofact.ru/chukchi-zhestoko-ubivali-russkih-i-vyigrali-vojnu/

Коряки — проблемный народ при завоевании русскими Сибири (как и чукчи)

Для многих это и сейчас может стать новостью, но про русско-чукотские войны при покорении Сибири слышало, все-таки, большинство. И про то, что чукчи были в принципе очень воинственным народом, нападающим на соседние племена (например, на коряков, с которыми они вели многовековые войны, пытаясь забрать многочисленные оленьи стада и женщин в рабство).

Читайте также:  Русские наёмники в китае: как белогвардейцы в 1925 году взяли шанхай

Борьба

Детская борьба

Но интересно, что про коряков мало кто слышал. Да — чукотские войны так распиарены, что даже вот это фото приписывается им. Хотя, на самом деле на нем — два коряка.

Коряки

Военная защита

  • Коряки — коренной народ северо-востока России, промышлявший рыболовством, прибрежной охотой на морского зверя (моржей, белух, тюленей) и оленеводством.

Обряд встречи кита

Олененок

Барон Герард Майдель (написавший, в частности, в середине 19 века книгу о путешествии по Северо-Восточной части Якутской области) считал коряков народом коварным, принесшим много вреда русским своей мнимой покорностью и своими предательскими бунтами.

Джордж Кеннан (живший в 1845 — 1924 гг) — американский журналист, путешественник, писатель, автор книг о Сибири и сибирской ссылке, говорил, что они жестоки, грубы, дерзки, мстительны. Это, по его мнению, народ, доставляющий русским беспокойства больше, чем все жители Сибири и Камчатки вместе взятые.

Этнограф В.И. Иохельсон в своей монографии «Коряки. Материальная культура и социальная организация» писал, что они горды, независимы, страсти их возбуждаются легко, они чувствительны к обиде и стараются отомстить всеми возможными средствами.

Они гостеприимны и общительны с людьми, которым они доверяют, но не скрывают своей неприязни к людям, которые недружелюбно относятся к ним или почему-то не заслужили их расположения. Они не боятся смерти, и ничто не может их испугать. Самоубийства случаются у них часто, также как и у чукчей.

Причиной могут быть: смерть родственника, ссора, гнев.

Коряки, наряду с чукчами, по мнению этнографа, — единственные народы Сибири, которые всегда держались с русской администрацией совершенно независимо. Обрусевшие крещеные коряки составляли исключение, у них был такой же жалкий и смиренный вид, как у камчадалов, юкагиров и тунгусов, они покорно исполняли все приказания казаков и вообще русских.

Как писал Иохельсон, приводя такие примеры непокорности коряков:

Во время покорения коряков в селениях и стойбищах взрослые коряки, не будучи в силах сопротивляться наступавшим русским, часто убивали своих собак и оленей, своих женщин и детей, и наконец самих себя, если не могли спастись бегством. Такое положение вещей обескураживало даже победителей.

Подобные случаи дикого самоистребления в борьбе за свободу бывали и позднее, когда русские подавляли корякские восстания. Причиной этих восстаний было взимание ясака или требования заложников. Коряки отказывались исполнять эти требования, хотя другие сибирские племена, кроме чукчей, подчинялись русскими.

Вернее, коряки в общем не были против ясака, считая его подарком царю, но вымогательства казаков и чиновников, требовавших помимо ясака еще мехов и услуг для себя, были противны чувству справедливости коряка и его любви к свободе.

Мятежный дух коряков не был уничтожен с подавлением восстаний.

Источник: http://sevprostor.ru/istorija/istorija/1232-koryaki-problemnyj-narod-pri-zavoevanii-russkimi-sibiri-kak-i-chukchi.html

Русско-чукотские войны — это… Что такое Русско-чукотские войны?

Присоединение Чукотки к России проходило в XVII—XVIII веках. В ходе его происходили и военные конфликты между русскими отрядами с участием отдельных союзных якутских и корякских племён и рядом чукотских племён.

Первое упоминание о чукчах в письменных источниках относится к 1641 в связи с тем, что в районе Колымы они напали на русских сборщиков ясака (подать пушниной, собираемая с аборигенов).

Российская колонизация Чукотки

Непосредственно на Чукотке русские первопроходцы (казаки под предводительством атамана Семёна Дежнёва) появились в 1648. В 1649 году Дежнёв в верхнем течении Анадыри основал зимовье, на месте которого в 1652 был построен Анадырский острог.

Чукчи и русские сразу невзлюбили друг друга, и их встречи редко оканчивались мирно. Попытки заставить чукчей платить ясак предпринимались неоднократно, однако без успеха. Напротив, из Российской казны выделялись значительные средства для подкупа воинственных чукчей. Вообще, среди народов Крайнего Севера чукчи оказали русским наиболее ожесточенное сопротивление.

Надо отметить, что к этому времени чукчи были местными экспансионистами и вели частые войны против соседних народов.

Жестокость чукчей привела к тому, что коряки, ительмены и юкагиры с радостью и облегчением приняли русское подданство и ходили вместе с русскими в походы на чукчей (можно предположить, что, как и иные кочевые племена, чукчи истребляли всех чужих на захваченных территориях). Эскимосы же старались устрашить чукчей жестокостью: например, убивали пленных, просверливая им головы.

Военный поход Д. И. Павлуцкого

В 1727 году по инициативе якутского казачьего головы Афанасия Шестакова Сенат Российской империи утвердил «мнение»:

Иноземцев и которые народы сысканы и прилегли к Сибирской стороне, а не под чьею властию, тех под российское владение покорять и в ясачный платеж вводить.

С этой целью на Чукотку отправили экспедицию численностью в 400 солдат и казаков, опорной базой которой стал Анадырский острог. Во главе был поставлен Шестаков, а начальником военной команды определен капитан Тобольского драгунского полка Дмитрий Павлуцкий.

[1] Из-за нечеткого распределения полномочий в указах и инструкциях и из-за их амбиций, между капитаном Павлуцким и казачим головой Шестаковым возникли разногласия, которые усугубились до того, что, прибыв 29 июня 1728 года в Якутск, они окончательно порвали всякие отношения и стали действовать независимо друг от друга.[2]

В 1729, разделив свои силы на два отряда (каждый был пополнен якутами и коряками), Шестаков и Павлуцкий начали покорять Чукотку. Следует отметить, что сенат постановлял аборигенов «уговаривать в подданство добровольно и ласкою». Тобольский губернатор А.Л. Плещеев[3] 1 сентября 1731 года тоже дал указание Павлуцкому[2]

о призыве в подданство немирных иноземцов чинить по данной инструкции, а войною на них не ходить.

Однако Шестаков и Павлуцкий не всегда ограничивались переговорами, да и аборигены не все были склонны в них вступать.

Павлуцкий писал о походе 1731 года: «И 9 маия дошед до первой сидячих около того моря чюкоч юрты, в коей бывших чюкоч побили… Усмотрели от того места в недальнем разстоянии… сидячих одна юрта и бывших в ней чюкоч побили… И дошед до их чюкоцкого острожку… и в том остроге было юрт до осьми, кои разорили и сожгли». Анадырские казаки [кто?] подтверждали крайне враждебные действия Павлуцкого:»Чукоч, не призывая в подданство, побил до смерти». Часто чукчи кончали жизнь самоубийством всей семьей, так как не хотели умирать от рук завоевателей. [4] Покорители Сибири подрывали доверие коренного народа своей вероломностью: сотник Василий Шипицын позвал на переговоры 12 чукотских старейшин и всех убил. После таких действий доверие чукчей к русским было подорвано на долгие годы и они не доверяли русским. [4]

Необычайная жестокость русских войск упоминалсь и на выставках.

Так, на выставке «Чукотское общество», проходившей в 1934 году, описывались расправы над коренными народами: «И приказчик Алексей Чудинов велел к тем юртам приступить и на том приступе в тех юртах мужеска пола человек с 10 убили, а жен их и детей в полон взяли и многие полоненные у них сами давились и друг друга кололи до смерти…». [5] Организаторы выставки говорили о том, что в результате этой войны: «Целые народности были в буквальном смысле слова стерты с лица земли». [5]

Гибель А.Ф. Шестакова и Д.И. Павлуцкого и их отрядов

Чукчи, несмотря на то, что могли противопоставить мушкетам и саблям завоевателей лишь стрелы и копья с костяными наконечниками, оказали русским ожесточённое сопротивление. В марте 1730 г.

они разгромили отряд Шестакова, убив самого казачьего голову.[1] Отряду Павлуцкого чукчи дали три крупных сражения, в которых понесли серьёзные потери.

Это были действительно крупные сражения, по дальневосточным меркам просто огромные.

После поражений от Павлуцкого чукчи отказались от открытых битв с русскими, перейдя к партизанским действиям, продолжая воевать с принявшими российское подданство коряками и юкагирами.

Узнав о войне, сенат в 1742 г. издал указ: «на оных немирных чюкч военною оружейною рукою наступить, искоренить вовсе». Сдавшихся же предписывалось «из их жилищ вывесть и впредь для безопасности распределить в Якуцком ведомстве по разным острогам и местам».

В 1744—1746 гг. Павлуцкий, произведенный в майоры, с командой в 400—650 солдат, казаков и ясачных юкагиров и коряков совершил три похода на Чукотский полуостров.

14 марта 1747 года в битве при реке Орловой близ Анадыря чукчи разгромили отряд Павлуцкого.[6] С русской стороны в сражении погибли сам майор, 40 казаков и 11 коряков.

К тому же чукчам удалось захватить оленей анадырского гарнизона, оружие, боеприпасы и снаряжение отряда Павлуцкого, в том числе одну пушку и знамя. Этот разгром произвел ошеломляющее впечатление на российские власти.

[7] Сенат и Сибирский приказ спешно приняли решение о переброске в Анадырь дополнительных войск.[8]

События, развернувшиеся в 1730—1750-х гг. на Чукотке и Камчатке, были насыщены многочисленными сражениями, взятием русских и аборигенных крепостей-острогов, взаимным ожесточением и немалыми жертвами.

Долгосрочные последствия военных действий

Война чукчей с российскими войсками продолжалась почти 150 лет. Причем на определенном этапе чукчи даже одержали в ней победу.

Поражение русских войск вселило страх в завоевателей, в одном из документов говорилось: «Немедленно внушить всему русскому населению Нижне-Колымской части, чтобы они отнюдь ничем не раздражали чукоч, под страхом, в противном случае, ответственности по суду военному». [5]

В начале 1763 г. в Анадырь прибыл новый комендант подполковник Фридрих Плениснер. Ознакомившись с состоянием дел, он предложил сибирскому губернатору Ф.И. Соймонову вообще ликвидировать Анадырскую партию.

Во-первых, на её содержание за время существования было израсходовано 1 381 007 руб. 49 коп., тогда как от ясачного и других сборов получено всего 29 152 руб. 54 коп.

Во-вторых, чукчи в подданство не приведены, чукотско-корякско-юкагирские столкновения не прекратились.

И Сенат согласился с закрытием Анадырской партии, признав, что она «бесполезна и народу тягостна». В 1765 г. из Анадыря начался вывод войск и гражданского населения, а в 1771 г. — разрушены крепостные укрепления.

Форпост русской власти на северо-востоке Сибири перестал существовать. Это не только свидетельствовало о прекращении боевых действий против чукчей, но и означало фактическое поражение России.

Это позволило чукчам проникнуть на Анадырь, оттеснив коряков на Гижигу, а юкагиров — на Колыму.

Но появление у берегов Чукотки английских и французских экспедиций заставило власти Российской империи снова задуматься о покорении этого края. В 1776 г. Екатерина II указала приложить все усилия для принятия чукчей в подданство.

Действуя не военной силой, а подкупом, русские добились значительно большего. В марте 1778 г.

стараниями коменданта Гижигинской крепости капитана Тимофея Шмалева и сибирского дворянина, крещеного чукчи Николая Дауркина с «главным» тойоном Омулятом Хергынтовым был заключен договор о принятии чукчами русского подданства.

По указу Екатерины чукчи освобождались от ясака на 10 лет и сохраняли независимость во внутренних делах. Сравнительно привилегированное положение чукчи сохраняли и позже.

По «Уставу об управлении инородцев» 1822 года, чукчи жили по своим законам и судились собственным судом, ясак — шкурка лисицы с лука (то есть с мужчины) — платился по желанию. В 1885 году капитан А. А.

Ресин, присланный с инспекцией, писал: «В сущности же весь крайний северо-восток не знает над собой никакой власти и управляется сам собой».

Даже в середине XIX века в своде законов Российской империи чукчи относились к народам, «не вполне покоренным», которые «платят ясак, количеством и качеством какой сами пожелают». Впрочем, с помощью меновой торговли власти и предприниматели научились выманивать у чукчей гораздо больше, чем с помощью налогов.

Вместе с русскими к чукчам пришли много заразных болезней, например сифилис: сифилис называется по-чукотски «чуванская болезнь», «русская болезнь». [5]

Образ завоевателей в чукотской мифологии

В чукотской мифологии образ русских завоевателей сложился самый что ни есть монструозный: «Одежда вся железная, усы как у моржей, глаза круглые железные, копья длиной по локтю и ведут себя драчливо — вызывают на бой».

Однако наибольший ужас наводила жестокость русских, воспринимавшаяся аборигенами как абсолютно немотивированная: Якунин (Павлуцкий), злой враг с огнивным луком (кремневым ружьем), мужчин и женщин жестоко губил, разрубал топором. Двадцать возов шапок убитых отправил к царю.

«Больше их нет, всех истребили» «, похвастал царю, «Много стад заграбили. Наши нежданно напали, победили, всех перерезали, только начальника живым взяли мучить…». [5]

В фольклоре истребление чукчей выступает для русских как самоцель. Каких-либо рациональных объяснений причины конфликта чукчи найти не смогли. Образ же казака характеризуется полным отсутствием любых позитивных черт. Главным злодеем чукотского фольклора стал майор Павлуцкий.

Впрочем, благодаря воинской силе и жестокости, русские заслужили у чукчей определенное уважение.

Чукчи относились ко всем своим соседям крайне высокомерно и ни один народ в их фольклоре, за исключением русских и их самих, не назван собственно людьми.

В чукотском мифе о сотворении мира предназначением русских считается производство чая, табака, сахара, соли и железа, и торговля всем этим с чукчами.

Литература

Ссылки

Wikimedia Foundation. 2010.

Источник: https://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/1130704

Российская империя полвека не могла победить чукчей

К началу XVIII века полуторавековое продвижение российских колонизаторов на восток остановилось: в состав России формально вошла вся территория северной Евразии.

C приходом к власти Петра I правительство стало прилагать усилия для начала освоения Тихого океана. Что касается Сибири, то власти тогда рассматривали ее как место добычи главного пункта российского экспорта — пушнины.

Коренные сибирские народы облагалиcь регулярной меховой данью (ясаком). Дальше этого освоение Сибири пока не шло.

Инфраструктура развивалась в соответствии с экономическими нуждами. Но после решения российского правительства осваивать мореплавание в Тихом океане встала и задача освоения северо-восточной Сибири. Здесь обитали племена чукчей, азиатских эскимосов, коряков и ильменов.

Их образ жизни соответствовал каменному веку, что отличало их не только от русских колонизаторов, но и от других сибирских народов, которые в большинстве своем находились на несколько более высокой стадии исторического развития.

Казалось бы, подчинение этих племен Российской империи должно было пройти безболезненно, но в результате оно стало одним из самых драматических эпизодов в истории освоении Сибири.

Читайте также:  Анастасий вонсяцкий: чем в сша занимался лидер русских фашистов

Началось все с принуждения чукчей (а именно так, не различая, называли русские народы северо-восточной Сибири) к уплате ясака российской казне.

В 1727 году Сенат Российской империи распорядился: «Иноземцев и которые народы сысканы и прилегли к Сибирской стороне, а не под чьею властию, тех под российское владение покорять и в ясачный платеж вводить».

Рекомендовалось также отправить вооруженные экспедиции, если чукчи откажутся платить ясак.

Местные аборигены от регулярной уплаты ясака отказались. Находившиеся еще в состоянии эгалитарного каменного века чукчи не понимали, почему они должны платить пришельцам дань. Первоначальные мероприятия, связанные с распоряжением Сената, провалились. Позже российские чиновники признают, что начали включение региона в состав Российской империи, не описав и не учтя местные особенности.

В 1729 году из Анадыря, российского форпоста в северо-восточной Сибири, отправляется первая военная и дипломатическая экспедиция, состоявшая из казаков и якут, для налаживания отношений с аборигенами. В качестве их командующих выступили якутский казачий голова Афанасий Шестаков и драгунский капитан Дмитрий Павлуцкий.

Они разделили свои силы на два отряда: первый под началом Шестакова начал продвижение по охотскому побережью, второй под командованием Павлуцкого двинулся на чукотский полуостров. Для дипломатической миссии эти люди, привыкшие решать вопросы с местным населением силовым путем, подходили плохо.

Вскоре результатом их деятельности стала эскалация напряженности от Камчатки до Чукотки.

Аборигены, вооруженные каменным оружием, не только вели оборонительные действия, уничтожив несколько русских отрядов, но и совершали диверсионные атаки. В частности, был сожжен острог на реке Яма. Отряд Шестакова был разгромлен.

Павлуцкий хоть и нанес племенам чукчей три больших поражения, но так и не смог принудить их платить ясак. В какой-то момент все сухопутное сообщение в северо-восточной Сибири из-за партизанских действий чукчей оказалось парализовано.

На протяжении 10 лет после похода Шестакова и Павлуцкого территории, населенные чукчами, оставались формально независимыми от Российской империи. Это дало передышку обеим сторонам конфликта.

Чукчи постепенно стали переходить к наступательным действиям, нападая на коряков и юкагиров, которые приняли российское подданство.

В 1742 году Сенат потребовал «на оных немирных чукчей военною оружейною рукою наступить, искоренить вовсе».

В 1744 году ставший майором Павлуцкий приступает к реваншу. В 1744–1747 годах он совершает несколько походов против чукчей, результат которых был неизменным — поражение.

Развязка произошла в 1747 году, когда на реке Орловой близ Анадыря произошло сражение, в котором русские были разгромлены, а сам Павлуцкий погиб.

Только после этих событий в Петербурге стало окончательно ясно, что на северо-восточных рубежах империя имеет противника, который в специфических условиях даже превосходит русских колонизаторов.

После этого войска на Чукотку посылались в течение почти 20 лет, но результат мало отличался от предыдущих экспедиций.

В 1763 году в Анадырь прибыл новый комендант — полковник Фридрих Плеснер, который выявил, что за время работы Анадырской партии было истрачено 1,3 миллиона рублей казенных средств, а получено всего 29 тысяч рублей.

Было предложено ликвидировать российский форпост в северо-восточной Сибири, так как он превратился в финансовую дыру. В 1771 году Анадырская партия закрылась.

Через несколько лет у берегов Чукотки появляются британские и французские экспедиции, целью которых была, возможно, разведка возможностей колонизации «ничейных» чукотских земель. Эта новость вызвала панику в Петербурге. В 1776 году Екатерина II распорядилась в кратчайшие сроки принять чукчей в российское подданство.

Но теперь было поручено действовать не мечом, а подкупом. Эта операция проводилась под началом капитана Тимофея Шмалева и дворянина, крещенного чукчи Николая Дауркина.

В итоге в 1778 году главный чукотский тойон Омулят Хергынтов заключил договор о принятии чукчей в российское подданство на условиях десятилетней неуплаты ясыка и жизни по собственным законам.

Формально чукотская автономия просуществовала в Российской империи до 1917 года, а в советское время была подтверждена юридически.

Источник: Зуев А.С. Русская политика в отношении аборигенов крайнего Северо-Востока Сибири (XVIII в.); Вдовин И. С. Очерки истории и этнографии чукчей

Источник: https://rusplt.ru/fact/chukchi-voyna-10220.html

Поход Ермака — начало геноцида русскими сибирских народов

Летом 1581 года вольный казак Ермак Тимофеевич на деньги промышленников Строгановых собрал отряд в 840 человек, навербованных из среды уголовников — казаков, русских, литовцев, немцев, татар, и вооружённых большим количеством оружия (3 пушки-фальконета, 300 пищалей, несколько сотен испанских аркебуз, стреляющих дробью ружей, арбалетов, луков, несколько тысяч единиц холодного оружия — сабли, копья, алебарды, топоры, кинжалы), построил лодки (каждая — на 20 человек) и, подготовив запасы продовольствия и боеприпасов, отправился в начале осени в поход через Урал вниз по реке Чусовой.

Цель похода была хорошо всем известна — завоевание существующего в Западной Сибири ужу 150 лет гос. образования местных татар, более известного как Сибирское ханство. Причина похода — хан отказался платить Московии дань пушниной (ежегодно с каждого человека по соболю и белке).

В течение недели отряд плыл сначала по Чусовой, затем по её притоку Серебряной. На перевале через Урал была устроена зимовка, а весной казаки перетащили волоком лодки до реки Тагил и оказались непосредственно во владениях сибирского хана.

Это было полной неожиданностью для татар, которые, не желая терпеть присутствие русских, нещадно грабивших местное население, срочно отправили гонца к хану Кучуму с вестью о несчастье. Тот не испугался и послал на русских отряд в 10000 всадников во главе со своим лучшим военачальником Маметкулом.

Два войска встретились у берега Туры. Казалось, тут бы Ермаку и встретить свою заслуженную смерть, НО у казаков было огромное тактическое преимущество — наличие огнестрельного оружия. Выстроившись в каре, русские метким и чётким огнём сумели удержать сибиряков на расстоянии, отбивая их атаки, а когда те замешкались, ринулись в контратаку, решив исход сражения в свою пользу.

Отчаянно пытаясь помешать русским, которые наступали на столицу государства — город Искер, татары дали им ещё несколько сражений, в которых им, к несчастью, не удалось одержать верх, хоть Ермак и потерял половину своих людей.

23 октября 1582 года русские штурмом взяли Искер. Местные жители, однако, не прекратили борьбу за свою независимость, начав ожесточённую партизанскую войну против русских. Они отбили Искер и уничтожили бОльшую часть отряда Ермака (включая его самого), но русские, получив крупные подкрепления от Ивана Грозного, спустя несколько лет подавили последние очаги сопротивления.

Последствия русского завоевания оказались катастрофичными для сибирских татар. Из примерно 25 тысяч представителей этого народа к концу 16го века 80% были уничтожены физически или вынуждены уйти со всоих земель в Среднюю Азию. Другие же народы ханства (остяки, вогулы, самоеды, югра) хоть и не понесли таких численных потерь, но отныне за свою спокойную жизнь вынуждены были платить ясак (дань пушниной)

  • Вот такая она, экспедиция Кортеса по-русски.

Семён Дежнёвслужил сборщиком дани с сибирских народов. Однажды (ок. 1635 года), собрав дань, бОльшая часть казаков с награбленной пушниной отправились в Якутск, а Дежнёв вместе с отрядом остался в зимовье.

И всё бы хорошо, но ему захотелось собрать ещё одну дань (для себя и своих людей лично), что он и сделал.

Но якутам это сильно не понравилось, и они решили отбить своё имущество. Собрав отряд, князь Пелева пытался взять крепость штурмом, но вынужден был отступить.

В новую атаку якутов (500 человек) повёл князь Аллай. Дежнёва ранило в голову, но и Аллай был сражён копьём. Потеряв предводителя, якуты запаниковали, а казаки набросились на них и перебили ПОГОЛОВНО.

Более того, они затем организовали карательный поход на жителей деревень, пытавшихся вернуть своё добро, и так же их почти всех

(не меньше 3000 человек)

истребили.

Ерофей Хабаров, ещё один авантюрист (вот в честь кого русские города свои называют!) на свои средства собрал небольшой отряд (40е годы 17го века) и пошёл в поход на земли амурских народов вниз по великой реке.

Естественно, встречать хлебом-солью местные народы (в первую очередь дауры) русских не стали, и уж тем более не хотели они принимать русское подданство и платить дань Белому Царю. Хабаров посему штурмовал города по пути движения своего отряда.

Особенно отчаянно сопротивлялся оккупантам даурский князь Гугудар: его воины до последнего стреляли в русских, защищая свой город, который тем не менее пал, хоть Хабаров и потерял под его стенами четверть отряда.

Соседние князья, испуганные зверствами, учиняемыми русскими в захваченных городах и посёлках, всё же решили принять русское подданство.

В 1649 году Хабаров с 70ю казаками был послан правительством на Амур, где в мае следующего года выстроил острог, названный Ачанским городком.

Но он не учёл важный факт: та местность считалась владением манчжуров, в то время создавших мощное военизированное государство в Северном Китае. Манчжурская конница выбила русских оккупантов из острога.

Обозлённый Хабаров с 50ю людьми на трёх стругах отбился от манчжурской погони и уплыл вниз по Амуру убивать и грабить местных дауров.

К чести сказать, не все русские оправдывали эти зверства. Узнав о действиях Хабарова, из Якутска приехал чиновник Зиновьев с отрядом в 150 человек. Он арестовал Хабарова и повёз его в Москву для расследования его действий. Но Хабаров успел написать челибитную царю, что он мол такой хороший, много дани собрал и земли завоевал, и

был не только помилован, но и пожалован в «дети боярские»

(высокий чин по тем временам).

И харя этого проходимца сейчас красуется на пятитысячной купюре российских рублей!

Владимир Атласов(1695 год) исполнял обязанности казачьего головы на Камчатке.

Известен тем, что, используя лояльно относящихся к русским коряков и набеги на них соседнего народа — камчадалов — как повод к войне, нещадно грабил и тех и других.

Приэтом потерь его отряд почти не нёс из-за высокой эффективности мушкетов последней модели, которые какзакам специально выделили из Анадырского острога.

Камчадалы к настоящему времени как народ практически исчезли, но и Атласов дорого расплатился за свои злодеяния, будучи убит в 1711 году взбунтовавшимися собственными казаками.

Но иногда справедливость всё же торжествовала, и аборигены громили русские отряды, как это случилось, например, зимой 1643 года с отрядом Курбата Иванова (74 человека), который на побережье Байкала был полностью уничтожен вооружёнными бурятами

Основав в 1648ом году Анадырский острог, русские в течение 50ти лет не организовывали походов в земли, находящиеся к северу от него, за рекой Анадырём, на Чукотке. К началу 18го века всё изменмлось…

Весной 1701 года приказчик, сын боярский Алексей Чернышевский отправил людей на Анадарский нос (восточная Чукотка). Те прибыли туда и увидели поселение чукчей (13 юрт), потребовали от местных платить дань русскому царю. Чукчи ответили:

«Никому мы ясак не платили и платить не будем».

Казаки окружили посёлок и атаковали его превосходящими силами. Чукчи мужественно сражались, но проиграли бой, потеряв 10 человек (почти всё мужское население посёлка).

Дети и женщины побеждённых попали в плен, но следующей же ночью почти все покончили с собой (закололись или удушили себя), не желая терпеть русскую неволю

Казаки утром отправились дальше, и в полдень увидели на побережье 300 готовых драться чукчей. Бой русские выиграли легко, уничтожив 2/3 отряда противника. Командир казаков Алексей Чудинов был уверен, что теперь Чукотка покорится ему, но на следующий день его отряд снова встретил множество чукотских воинов

(около 3000 человек, из них 700 — на оленях),

которые, окружив оккупантов, набросились на них со всех сторон.

До вечера длились битва, в которой, несмотря на потери, чукчи измотали казаков и союзных им юкагиров, загнали их в болото и лишили возможности отступить.

70 казаков и юкагиров (половина отряда, в том числе и Чудинов) погибли, оставшиеся в живых заняли круговую оборону. Пять дней держали чукчи казаков в осаде, пока у тех не кончились продукты. На шестой день казаки пошли в прорыв, потеряли почти всех людей, но вырвались и со всех ног побежали к Анадарю. Чернышевский был в шоке от известия о том, что от посланного им на север отряда

в живых осталась лишь 1/10 часть

  1. Чукчи нанесли серьёзный удар колонизаторам, но русские не собирались отказываться от их земель, создавая по берегам Анадыря укреплённые поселения.
  2. В 1729 году началась большая война с чукчами.

На Колыму был послан отряд казаков Афанасия Шестакова. Он был разгромлен, казачий голова убит в бою.

В 1731 году из анадырского острога к берингову проливу совершил поход отряд атамана павлуцкого. этот набег был удачен, русские захватили много оленей и 300 чукотских женщин, которых на санях отправили в якутск. но прибыло туда не больше десятка пленниц, так как все остальные покончили с собой, не надеясь на бегство от русских извергов

в 1738 году отряд чукчей напал на коряков, русских союзников, и нанёс им большой ущерб.

В 1741 году казаки разгромили войско чукчей. От последствий этой битвы чукчи оправлялись целых 6 лет.

В 1747 году Павлуцкий снарядил огромные силы (почти 600 человек), надеясь навсегда покончить с чукотским сопротивлением. С авангардом в 80 человек он оторвался от основных сил и попал в засаду на Юкагирской сопке. Русский авангард вместе с Павлуцким был почти полностью уничтожен чукчами, которые оторвались от основных сил русской армии.

Война длилась ещё много лет. Наконец, в 1764 году Сенат по распоряжению Екатерины 2ой подсчитал убытки. Оказалось, что с начала века на содержание Анадырской крепости было потрачено около

1400000 рублей, доходы же составили всего

рубля. Екатерина была разгневана, и по её приказу Анадырскую крепость уничтожили.

Источник: https://antimrakobes.mirtesen.ru/blog/43234249036/Pohod-Ermaka—nachalo-genotsida-russkimi-sibirskih-narodov

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector