«хмеймим»: что особенного в этой российской военной базе

8 января 2018 | Время чтения 5 мин

Леонид Нерсисян, 8 января 2018, 11:26 — REGNUM

«Хмеймим»: что особенного в этой российской военной базе

Сирийский блокпост

(сс) Elizabeth Arrott

31 декабря 2017 года стало особенной датой для российской военной кампании в Сирии — правда, в плохом смысле. Впервые российская группировка понесла потери на своей основной и крупнейшей базе — аэродроме «Хмеймим».

При этом, если, по официальным данным Министерства обороны России, миномётный обстрел, осуществлённый мобильной ударной группой боевиков, привёл к гибели двух военнослужащих, то, по информации издания «Коммерсантъ», появившейся днём раньше, были потеряны также семь боевых самолётов.

6 января боевики, судя по всему, провели ещё одну атаку — на этот раз с помощью самодельных беспилотников, несущих небольшие боезаряды. Попробуем разобраться, как такое могло произойти, могли ли действительно быть потеряны самолёты и как следует бороться с такими эпизодами впредь.

«Хмеймим»: что особенного в этой российской военной базе

ВКС РФ на аэродроме «Хмеймим»

Mil.ru

Авиация в Хмеймиме никак не защищена

Российская военная операция в Сирии началась уже достаточно давно — более двух лет назад. Если в самом начале отсутствие такой инфраструктуры, как защищённые ангары, было допустимым вследствие стремительности и масштабов российского вмешательства, то к сегодняшнему дню это абсолютная безалаберность.

На множестве обычных и спутниковых фотографий авиабазы мы всегда видим одну и ту же картину — боевые машины стоят под открытым небом, вплотную друг с другом, при этом отсутствуют всякие защитные сооружения.

То есть в действительности удачное попадание даже единичных 82-мм миномётных боеприпасов вполне может привести к одновременному повреждению большого количества самолётов или вертолётов.

Конечно, пока ситуация остаётся не до конца ясной, но исключать версию с потерей (либо повреждением) некоторого количества единиц авиации не стоит, несмотря на официальное опровержение. В пользу повреждения минимум двух фронтовых бомбардировщиков Су-24 говорят и несколько фотографий с авиабазы, появившиеся несколько позже.

В любом случае, если Россия всерьёз собирается надолго закрепиться в Сирии, создав постоянную базу в Хмеймиме, вопрос с инфраструктурой и организацией работы на авиабазе необходимо решать в кратчайшие сроки, тем более что это требует мизерных затрат (на фоне стоимости многих тысяч боевых вылетов). Кстати, даже авиабаза ВВС Сирии Шайрат, по которой США нанесли удар с помощью крылатых ракет Tomahawk, обладала вышеуказанной инфраструктурой.

  • Подробнее: Ракетный удар США по сирийской армии: что делать России?
  • Подобные укрытия гарантированно защитили бы самолёты от 82-мм мин, которыми была обстреляна база.
  • Территория вокруг авиабазы должна охраняться тщательнее

Сам факт того, что мобильная группа боевиков с миномётом смогла приблизиться на дистанцию выстрела (не дальше 4 км) к авиабазе, а после нанесения удара ещё и скрыться, говорит о том, что территории вокруг авиабазы Хмеймим контролируются недостаточно хорошо.

Это, судя по всему, касается работы как сирийских (в большей степени), так и российских войск. В заявлении Министерства обороны России указывается, что в направлении усиления контроля будут проведены работы.

Пока же можем представить теоретическую картину — на авиабазу Хмеймим приезжает министр обороны, либо президент России, а в это время боевики одной из террористических группировок проводят подобную атаку. Как оказалось, такой сценарий был вполне осуществим.

Очевидно, что необходимо использование дополнительного количества средств разведки в непосредственной близости от авиабазы, в том числе и беспилотных летательных аппаратов, и, вероятно, увеличение численности войск, охраняющих базу.

Атака с помощью самодельных дронов также говорит о том, что к базе вполне можно безнаказанно приблизиться, так как подобными кустарными устройствами также невозможно управлять с большого расстояния. Правда, судя по поступающей информации, все дроны были сбиты силами ПВО базы, однако даже 2−3 небольшие бомбы, сброшенные ими, могли бы привести к реальным повреждениям техники, учитывая отсутствие защитной инфраструктуры.

«Хмеймим»: что особенного в этой российской военной базе

Обеспечение безопасности группировки ВКС РФ в Сирии

Mil.ru

Ещё одним крайне негативным моментом стала утечка фотографий с авиабазы и предшествующее ей официальное отрицание Министерством обороны России повреждения авиатехники.

Вполне вероятно, что если бы СМИ не опубликовали бы слухи об обстреле, то о происшествии и вовсе бы не сообщили, как и о гибели двоих военнослужащих.

Учитывая уровень сегодняшней техники, специфику региона и «нацеленность» многих сил на борьбу с российским присутствием в Сирии, сокрытие подобного факта было авантюрой, так как всплывшая в итоге правда только лишний раз ударила по авторитету военного ведомства, которое оказывается в подобной ситуации не впервые (чего стоили «неопровержимые» доказательства сотрудничества ИГ («Исламское государство» — террористическая организация, запрещённая в России») и США, являвшиеся скриншотами из игры для смартфонов «AC-130 Gunship Simulator: Special Ops Squadron»).

«Хмеймим»: что особенного в этой российской военной базе

Пока рано подводить итоги войны?

На фоне многочисленных заявлений о практически окончательной и бесповоротной победе России в сирийской войне, произошедшие события стали настоящим «холодным душем».

Ещё далеко не все группировки террористов побеждены, более того, 6 января появилась информация о том, что достаточно крупное подразделение сирийских правительственных войск попало в окружение на базе бронетехники около города Хараст на северо-востоке от Дамаска и многие военные сдались в плен боевикам террористических «Ахрараш-Шам» и «Файлак ар-Рахман».

Правда, уже 8 января крупное подразделение сирийской армии прорвало окружение и вошло на территорию этой базы, тем не менее боевики всё ещё способны вести кровопролитные и тяжёлые бои.

«Хмеймим»: что особенного в этой российской военной базе

Сирия в огне

Alexas_Fotos

Более того, после победы над всеобщим врагом в лице ИГ («Исламское государство» — террористическая организация, запрещённая в России») разногласия между остальными сторонами конфликта и направляющими их державами (Россия, США, Турция, Иран, Саудовская Аравия и др.) могут только усилиться и привести к новой волне гражданской войны в Сирии.

Читайте развитие сюжета: Дроны прилетели: англо-саксы начали в Сирии новую войну

Источник: https://regnum.ru/news/polit/2364997.html

«Следующий шаг – ядерная война». Сценарии американской операции в Сирии

В четверг Дональд Трамп написал в твиттере, что военная операция в Сирии в ответ на химическую атаку в городе Дума «может начаться очень скоро, либо совсем не скоро».

Накануне американский президент был более решителен, приказав России «готовиться» к ракетному удару по силам сирийского президента Башара Асада.

Несмотря на эти противоречивые твиты, США и их союзники, судя по всему, продолжают готовиться к удару по Сирии.

Этот удар может быть нанесен не только крылатыми ракетами с моря – США располагают несколькими авиабазами в странах Персидского залива, кроме того, как стало известно, Турция и НАТО намерены провести переговоры об использовании турецкой авиабазы Инджирлик в случае начала масштабной сирийской операции Соединенных Штатов.

Американский авианосец «Гарри Трумэн» и сопровождающие его ракетный крейсер «Нормандия», эсминцы «Арли Берк», «Балкели», «Форрест Шерман» и «Фаррагут» продолжают движение к берегам Сирии, чтобы присоединиться к уже находящимся там судам 6 флота ВМФ США.

Вместе с этим появились сообщения о том, что Россия может разместить на военной базе в Иране свои стратегические бомбардировщики Ту-22 и Ту-95.

​Чем вызвано промедление Трампа с началом атаки? Будут ли атакованы российские военные объекты в Сирии, если Асад разместит «под крылом» российских систем ПВО свою авиацию? И чем на самом деле готова ответить Москва на военную атаку США против сирийской армии? На эти вопросы в интервью Радио Свобода отвечает независимый эксперт по безопасности, автор книги «Сирия. 1946-2012» Фуад Шахбазов.

– Со времени химической атаки в Думе прошло уже больше 4 суток.

За это время состоялось два заседания Совета Безопасности ООН, президент США Дональд Трамп успел написать свой гневный твит с призывом к России «готовиться», а сирийская армия успела фактически взять под полный контроль Думу и другие населенные пункты анклава Восточная Гута.

С чем вы связываете такую неторопливость в реакции Запада на эту атаку – это подготовка к более масштабной акции, чем та, что была год назад после химической атаки в Хан-Шейхуне? Или Трамп вовсе передумал атаковать, решив, что события в Думе – это все-таки не переход Асадом «красной линии»?

«Хмеймим»: что особенного в этой российской военной базе

Фуад Шахбазов

– Это может говорить о подготовке более масштабной операции в Сирии. После прошлогодней химической атаки в Хан-Шейхуне и последовавшего удара США по авиабазе Шайрат появились новые факторы. Год назад удар США был чисто символическим, но теперь они могут и не блефовать. Нужно учесть и еще одного актера, которым в данном случае является Франция.

Она занимает даже более жесткую позицию по отношению к Асаду, чем США. Эммануэль Макрон заявил еще год назад, что в случае еще одного применения химического оружия Франция может ударить по Сирии в одностороннем порядке, без США. Ситуация очень чувствительная и опасная, сложно сказать, что приготовила Трампу Россия.

Но я думаю, что США все-таки ударят по самым стратегически важным базам Асада.

– Рискнут ли США и их союзники атаковать российские базы в Сирии?

– Я думаю, что нет, потому что это не поможет им завоевать верховенство в Сирии. Россия ведь воюет в Сирии не в одиночку, а вместе с Ираном. В случае прямой конфронтации с Россией Соединенным Штатам придется вступать фактически в войну с Ираном.

Есть еще одно «но»: практически все оппозиционные силы в Сирии уже уничтожены, за последние два года они разгромлены усилиями Москвы и Тегерана. США придется воевать напрямую с Россией и Ираном, поскольку они больше не смогут использовать для этого дезорганизованную сирийскую оппозицию, потерявшую множество стратегических точек в Сирии.

Также надо учесть, что США намерены атаковать базы, где Асад может хранить запасы своего химического оружия: как говорит министр обороны США Джеймс Мэттис, информация об этих базах уже собрана.

Начальник генштаба ВС РФ Валерий Герасимов пообещал жесткий ответ, если ракеты США причинят вред российским солдатам или офицерам, но я не думаю, что Россия будет готова увеличивать масштаб конфликта с США, если американские ракеты будут направлены на сирийские военные базы.

– С какими проблемами предстоит столкнуться США во время этой операции?

Москва будет возмущаться, но не будет мешать американцам наказывать Асада

– Американским ракетам придется как-то заглушить и преодолеть сирийские системы ПВО, но я думаю, что для американских военных самолетов, которые базируются в странах Персидского залива, это не составит большой проблемы.

Россия может в ответ символически сбить пару крылатых ракет, если они пролетят в пределах досягаемости российских систем ПВО. Думаю, кроме этого Россия ничего делать не станет. Москва будет возмущаться, но не будет мешать американцам наказывать Асада.

Слова Герасимова, о которых я упомянул, об этом свидетельствуют, их можно трактовать довольно узко.

«Хмеймим»: что особенного в этой российской военной базе

Российские системы ПВО С-400 на базе Хмеймим в Сирии

– Есть сообщения об уходе российских военных судов с базы в сирийском Тартусе. Что это – бегство или, наоборот, развертывание российской группировки в море на случай действий США?

– Нет, это не бегство. Я согласен с тем, что это развертывание, и российские корабли будут там до тех пор, пока американские будут стоять в Средиземном море в ожидании приказа от Дональда Трампа.

Кроме того, в Средиземном море, по неподтвержденным данным, находится французский фрегат D650.

Трамп решил показать зубы, показать, что он больше не намерен идти на уступки и терпеть то, что делает Асад.

– Готова ли Россия на самом деле ударить по американским военным кораблям, как об этом сказал посол России в Ливане?

– По международному праву это будет фактически объявлением войны. Я не думаю, что Россия на это пойдет. Если США, в свою очередь, ударят по базе в Хмеймиме, а Россия в ответ потопит американские корабли, следующим шагом будет уже ядерная война.

– В четверг Трамп написал в твиттере, что удар может быть нанесен «очень не скоро». Что это означает?

Следующим шагом будет уже ядерная война

– Это может быть просто блефом. Трамп хочет показать мускулы и дать понять, что США не всегда будут мириться с намерениями Асада и поддерживающей его Москвы. А через Москву и Асада дать показать мускулы Ирану.

Читайте также:  Зачем казаки на кавказе разрывали могилу покойного на 40 день

– Какие еще страны могут быть задействованы с обеих сторон в этой военной операции?

– Вчера появилась информация о том, что Россия попросила Иран разрешить ей вновь задействовать военную базу Хамадан для размещения там своих бомбардировщиков. Это может означать, что Россия ищет альтернативные методы помощи Асаду. Я думаю, Россия не откажется от защиты сирийского лидера, поскольку война в Сирии уже стоила ей немалых денег и усилий.

Достигнуты большие успехи, армия Асада за два года сильно продвинулась, и Москва не готова с этим вот так просто распрощаться. Вопрос в том, на что она готова пойти. Мы знаем, что Россия испытывает финансовые проблемы все последние годы, а сейчас, в связи с санкциями, ее положение еще ухудшилось.

Это заставляет задуматься о том, готова ли Россия на еще большие жертвы ради спасения режима Асада.

«Хмеймим»: что особенного в этой российской военной базе

Башар Асад и Владимир Путин

– Сегодня стало известно, что Турция намерена обсудить с генеральным секретарем НАТО Йенсом Столтенбергом использование авиабазы Инджирлик в случае начала возможной операции США и их союзников в Сирии. Как вы оцениваете вероятность того, что эта база будет использована, – с учетом непростых отношений США и Турции в последнее время?

– Эти разговоры не новы, им уже минимум два года. Но я думаю, что эта база не будет использована как платформа, потому что со стороны НАТО к Турции сейчас нет военного доверия.

В НАТО думают, что правительство Эрдогана ведет свою игру, у Турции свои интересы в Сирии, и в большинстве своем они не совпадают с интересами западных стран.

Я думаю, что Запад не рассчитывает всерьез на размещение дополнительного военного контингента на базе Инджирлик, это нонсенс.

– Может ли в качестве базы для операции в Сирии быть использован Израиль?

– Однозначно нет, по крайней мере официально. Официально Израиль не является стороной в переговорах по Сирии, не участвует в этом конфликте, а авиаудары по сирийской территории, которые совершает Израиль, совершаются, как говорят представители израильского командования, в интересах национальной безопасности страны.

Терпение у обеих сторон уже лопнуло

– Как бы вы оценили вероятные последствия большой сирийской операции США для Ближневосточного региона? Могут ли Соединенные Штаты вынудить Асада уйти?

– Я не думаю, что удара по военным базам Асада и Ирана в Сирии будет достаточно, чтобы заставить его сложить с себя полномочия.

Это всего лишь преамбула нового конфликта в регионе: мы видим, что интересы России и США в этом регионе сталкиваются уже напрямую, а не через Сирию или через других игроков.

Терпение у обеих сторон уже лопнуло, и ни одна из них не хочет идти на серьезные уступки или на компромисс по вопросу сохранения Асада у власти.

Источник: https://ru.krymr.com/a/29162833.html

Бегун – находка для шпиона

Создатели популярного приложения для смартфонов и фитнес-трекеров опубликовали карту мира, на которую нанесены все пробежки, заплывы или велосипедные поездки его пользователей за последние три года. Оказалось, что на карте можно увидеть не только самые популярные маршруты для джоггинга, но и скрытые от посторонних глаз позиции американских войск в Ираке и Сирии.

Приложение Strava было выпущено в 2009 году и с тех пор стало одним из мировых лидеров в своей области.

Сейчас им пользуются более 8 миллионов человек, причем это не только те, кто самостоятельно скачал Strava на свой мобильный телефон, но и покупатели фитнес-браслетов популярных фирм, таких как Fitbit, Jawbones и Garmin.

Отправляясь на пробежку или велопрогулку (или просто при желании записать маршрут своих передвижений), вы можете включить Strava на смартфоне, после чего приложение начнет фиксировать ваше местоположение и скорость с помощью GPS.

  • Мобильное приложение Радио Свобода.
  • Подпишитесь!
  • Еще не поздно

«Хмеймим»: что особенного в этой российской военной базе

Записанный трек можно проанализировать, узнав, например, какой была средняя скорость, максимальная крутизна подъема на вашем пути и сколько калорий вы потратили, преодолев его.

Strava называет себя «социальной сетью для атлетов»: можно сравнить свои достижения с достижениями других пользователей на «контрольных» участках – получается своего рода заочное соревнование.

Вот, например, как выглядит таблица результатов велосипедистов на Воробьевской набережной в Москве:

«Хмеймим»: что особенного в этой российской военной базе

В настройках приложения можно отключить передачу данных о ваших передвижениях разработчику, однако после установки на устройство эта функция по умолчанию включена. Первую карту, на которую были нанесены все проделанные пользователями Strava маршруты, компания опубликована еще в 2015 году.

В ноябре она была обновлена миллиардом новых треков, охватывающих 13 триллионов географических точек и покрывающих дистанцию в 27 миллиардов километров.

27 января на масштабное обновление карты обратил внимание 20-летний житель Австралии Натан Русер, студент Австралийского национального университета, занимающийся исследованиями военных конфликтов с помощью открытых источников.

Пользователи интернета тут же бросились изучать карту, обнаружив на ней много интересной и, как уверены некоторые комментаторы, довольно чувствительной информации. Например, о местоположении американских военных баз и систем ПВО в Ираке и Афганистане, а также маршрутах передвижения американских солдат.

По большей части территория этих стран на карте Strava окрашена в черный цвет: местные жители крайне редко пользуются фитнес-трекерами, да и интернет есть порой только в крупных городах.

На черном фоне отчетливо выделяются контуры военных баз США и других стран, по территории которых совершают свои пробежки солдаты.

«Американская авиабаза, построенная в 2016 году около сирийской деревни Сабит, в 35 километрах от Кобани, для поддержки операций «Сирийских демократических сил» против ИГИЛ»

«Столько интересного! Блокпосты вокруг Мосула (или местные, которым просто нравится бегать по утрам вокруг своих домов)»

Подписывайтесь на нас в telegram

«Хмеймим»: что особенного в этой российской военной базе

«Легкой добычей» для Strava стали военные объекты не только США, но и других стран. Например, французская военная база в Нигере или командный пункт ракетных войск Тайваня, расположение которого может представлять интерес для китайцев.

В 2015 году тайваньские военные пытались скрыть от Китая размещение крылатых ракет, способных долететь до его территории, перекрасив военные грузовики в машины по доставке товаров.

С тех пор расположение этого пункта не является особой тайной, но карта Strava позволяет увидеть конкретные маршруты передвижения его сотрудников.

  1. А вот, например, кто-то из российских военных решил пробежать кружочек по территории базы Хмеймим в Латакии, откуда совершают свои вылеты самолеты ВКС России:
  2. А это уже Россия, Кузьминский полигон, крупнейший из тех, что расположены вблизи границы с Украиной. На то, что и здесь кто-то пользуется приложением Strava или одним из совместимых с ним трекеров, обратил внимание эксперт расследовательской группы Bellingcat Арик Толер:
  3. «Российский солдат, по видимому, прошел через территорию полигона Кузьминский (крупнейшей из новых российских военных баз около границы с Украиной) с включенным трекингом Strava»
  4. При этом в Bellingcat утверждают: о большинстве объектов, найденных с помощью карты Strava, было известно и без нее.

Тот факт, что данные Strava позволяют увидеть не только саму военную базу, но и маршруты передвижения людей по территории и за ее пределами, представляет особенную опасность, считают эксперты, опрошенные американскими СМИ, например, сайтом The Verge. Если знать самые частые маршруты передвижения людей, найти удобное место для внезапной засады становится гораздо проще. Этого мнения, например, придерживается бывший офицер британской армии Ник Уотерс:

«Обеспечения безопасности операций и личной безопасности провалено. Маршруты патрулей, изолированные места их дислокации, множество разведданных, которые могут быть использованы противником»

В компании Strava уже ответили на это, что «военным стоит обратить внимание на настройки конфиденциальности в приложении».

Представитель командования армии США полковник Джон Томас заявил изданию The Washington Post, что «военные изучают возможные способы и последствия применения карты».

Командование возглавляемой США международной коалиции по борьбе с ИГИЛ распространило заявление, в котором говорится о грядущем пересмотре правил пользования гаджетами в армии. В 2016 году американских военных уже предостерегали от игры в Pokemon GO, чтобы избежать утечки данных геолокации.

Москвичи в океане, джоггинг в горах Северной Кореи

Помните жалобы жителей Москвы на то, что их навигаторы в районе Кремля «сходят с ума» и показывают, что пользователь находится в аэропорту Внуково? Тогда происходящее списали на GPS-спуфинг (подмену координат), осуществляемую с неясными целями то Федеральной службой охраны или ФСБ. В начале января эта ситуация повторилась, только на этот раз пользователи устройств с GPS «телепортировались» из центра российской столицы в Атлантический океан:

Эта «телепортация», вполне вероятно, нашла свое отражение и на карте Strava. Посмотрите на эту прямую яркую полосу, взявшуюся откуда ни возьмись посреди Гвинейского залива: либо кто-то бегал по прямой посреди океана, либо при подмене координат всем оказавшимся в зоне действия спуфинга присвоили одно и то же значение широты.

В остальном же карта активности пользователей Strava может быть использована для наглядной иллюстрации общеизвестных фактов: например, о том, что голландцы катаются на велосипеде больше, чем немцы, а в Северной Корее практически ни у кого нет доступа ни к фитнес-трекерам, ни к интернету (хотя самые популярные туристические места, особенно в Пхеньяне, не раз были пройдены пользователями Strava с включенным трекингом).

При этом журналистам все же удалось найти в КНДР необычные следы. Кто-то отметился на карте треком, исчезающим (или появляющимся) в ста метрах от проходной северокорейского ядерного центра Йонбень. Возможно, предполагает издание northkoreatech.org, речь идет о ком-то из дипломатов или сотрудников ООН — последние инспекторы МАГАТЭ покинули территорию до выхода приложения Strava.

  • С помощью карты Strava можно увидеть, например, как люди, занимающиеся бегом на стадионе, срезают себе дистанцию:
  • Или маршруты наркотрафика через мексикано-американскую границу:
  • Есть картинки и просто красивые – например, карта перемещений людей с включенными трекерами на американском фестивале The Burning Man:

После возникших споров об уместности публикации карты представители Strava, офис которой находится в Сан-Франциско, лишь напомнили об анонимности использованных данных и отослали пользователей к посту в своем блоге, опубликованному еще летом 2017 года.

В нем подробно объясняется, какие настройки надо изменить в приложении, чтобы информация о ваших перемещениях не была доступна широкой публике.

Журналисты американского Forbes попросили представителей компании ответить на вопрос, анализировались ли перед публикацией карты возможные риски и не собирается ли Strava в свете случившегося полностью убрать ее из открытого доступа. На момент этой публикации ответа от компании журналистам получить не удалось.

Источник: https://www.svoboda.org/a/29004856.html

Минометная атака на базу Хмеймим — урок смирения для россиян

Январское нападение на базу Хмеймим закончилось повреждением десяти самолетов и серьезными жертвами среди персонала, хотя официально российское оборонное ведомство подтвердило смерть только двух солдат. Этот трагический для российского контингента в Сирии инцидент, с одной стороны, показал беззаботность и излишнюю самоуверенность обороняющихся, а с другой — высокий уровень подготовки нападающих.

Первые сообщения на тему событий, произошедших 31 декабря 2017 года, появились в газете «Коммерсант» 3 января. Речь шла о семи поврежденных самолетах и многочисленных жертвах серди персонала базы.

В официальном комментарии министерства обороны России, обнародованном только 4 января, речь шла о двух убитых и отсутствии каких-либо потерь в технике.

Одновременно в тексте прозвучали обвинения в адрес независимых СМИ, якобы распространяющих ложную информацию.

Этой версии противоречит, однако, хотя бы тот факт, что на базе Хмеймим появился Ил-76МД «Скальпель-МТ» — летающий госпиталь с операционным залом и медицинской бригадой из 12 человек, который способен забрать 16 тяжелораненых. Исходя из того, что на базе есть свой полевой госпиталь, можно с большой долей вероятности предположить, что вызвать такой самолет военных заставило количество раненых или их тяжелое состояние.

Информация «Коммерсанта» оказалась не вполне точной, однако масштаб разрушений был очень велик. Появились также первые фотографии из независимых источников. Одним из первых, кто рассказал об инциденте, стал российский журналист и военный корреспондент Роман Сапоньков, который опубликовал снимки поврежденной техники.

По его данным, пострадали полтора десятка самолетов и вертолетов. Среди них, судя по всему, были шесть Су-24, истребитель Су-35С, транспортный самолет Ан-72, самолет-разведчик Ан-30 и многоцелевой вертолет Ми-8. Сапоньков также подтвердил в социальных сетях, что ранения получила большая группа российских военных, а как минимум двое погибли.

Читайте также:  Почему болгария в первой мировой войне воевала против россии

Одновременно он сделал оговорку, что его попросили не распространять более подробные сведения.

Это типичная для российского министерства обороны стратегия: оно старается скрыть информацию о потерях в Сирии или в Донбассе. Если в официальных сообщениях говорилось о гибели двух военных, вполне вероятно, что погибших было гораздо больше, а раненых в спешном порядке перевезли на родину (тех, кто получил самые тяжелые ранения, по всей видимости, на упоминавшемся выше Ил-76МД).

На фотографиях видно, что техника получила довольно серьезные повреждения, и сложно сказать, сколько машин сможет вернуться на службу.

Можно предположить, что их ожидает долгий период ремонта и проверок, значит, российский контингент в Сирии на несколько месяцев лишится как минимум 10 единиц техники. Нападавшие одержали большой военный и пропагандистский успех.

Он стал возможен благодаря двум фактором, один из которых связан с их собственными действиями, а второй — с подготовкой россиян.

«Хмеймим»: что особенного в этой российской военной базеAl Modon11.01.2018Baladi news08.01.2018Al Modon30.10.2017Глупость, спешка или недооценка угрозы?

Одним из ключевых факторов, позволивших провести настолько успешную атаку на базу Хмеймим, стало полное отсутствие защиты находившихся там самолетов от последствий обстрела.

Речь идет не о том, что машины следовало спрятать в бункерах, а о таких элементарных превентивных мерах, как, например, размещение вокруг мест стоянки самолетов мешков с песком.

Такой шаг позволил бы не только смягчить последствия обстрела, но и снизить риск повреждения других самолетов в случае взрыва топлива или боеприпасов в готовой к вылету машине.

На фотографиях, однако, видно, что самолеты сгруппированы «крыло к крылу» и стоят непосредственно на летном поле, где в них загружают боеприпасы и заправляют топливо. Бомбы и ракеты для Су-25, Су-24 и Су-34 хранятся порой в непосредственной близости от самих машин. В такой ситуации от обстрела страдают не только подбитые машины, но и все те, которые окажутся в радиусе разброса обломков.

Не исключено, что техника и люди пострадали не только непосредственно от обстрела, но и от взрыва топлива и боеприпасов.

Это частично подтверждает первое сообщение «Коммерсанта», который, ссылаясь на свои источники в оборонном ведомстве, писал об уничтожении семи машин и склада боеприпасов. По всей видимости, речь шла не о «складе», а, скорее, о «складируемых боеприпасах».

Упавшие на базу артиллерийские мины вызвали цепную реакцию. Таких последствий можно было избежать, соблюдая меры безопасности и придерживаясь стандартов, которые должны работать на объектах, находящихся всего в нескольких десятках километров от линии фронта.

Беспечность россиян и, возможно, их вера в провозглашенную победу, стали теми факторами, которые позволили нападавшим добиться успеха. Важную роль, судя по всему, сыграло также оснащение сил, стоявших за атакой.

Интенсивный минометный обстрел

Наблюдателей и комментаторов удивил масштаб разрушений, вызванных обстрелом, произошедшим 31 декабря 2017 года.

Особенное недоумение вызывало то, что речь шла о минометном обстреле, значит, нападавшим пришлось приблизиться к базе на расстояние всего нескольких километров.

Здесь следует обратить внимание на то, что база Хмеймим находится в глубине территории, которую контролируют правительственные силы, и охраняется как российскими, так и сирийскими войсками.

Многие российские эксперты предполагают, что для обстрела использовался автоматический миномет 2Б9 «Василек» калибра 82 мм. Для своей огневой мощи это оружие обладает относительно небольшим весом и размером. Весящий 630 килограммов миномет в автоматическом режиме заряжается кассетами с четырьмя минами или вручную с дула.

Его практическая скорострельность — 100-120 выстрелов в минуту, это значит, что на запуск четырех мин требуется меньше пяти секунд. Хорошо обученный персонал способен за одну-две минуты запустить два десятка мин и успеть уйти в безопасное место прежде, чем обороняющаяся сторона успеет отреагировать.

Сам миномет можно с легкостью установить на обычном грузовике, а после обстрела накрыть брезентом и уехать.

Конечно, автоматический миномет требует особого технического обслуживания, а человек, пользующийся им, должен обладать определенным уровнем подготовки. Однако это оружие широко применялось в сирийском конфликте как правительственными силами, так и боевиками ИГИЛ (запрещенная в РФ организация — прим. ред.), курдами или группировкой «Ансар аш-Шам».

При Саддаме Хусейне иракская армия активно использовала минометы 2Б9 в комплексе с транспортером МТ-ЛБ в качестве «самоходной артиллерийской установки». Многие опытные иракские военные попали позже в Сирию и вошли в состав различных антиправительственных группировок.

Все это делает еще более вероятным предположение, что для декабрьской атаки на базу Хмеймим использовались именно автоматические минометы.

Россиянам преподали болезненный урок смирения.

Минометная атака и последовавшие за ней инциденты, в том числе произошедший 6 января налет беспилотников, напомнили им, что у ассиметричных конфликтов свои законы.

Линия фронта проходит там, где проведет ее сторона, перехватившая инициативу, а военным следует сохранять бдительность, даже если им помогают правительственные силы, а политики заявляют о военных успехах.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Источник: https://inosmi.ru/politic/20180112/241176744.html

Пупок не развяжется? Зачем России еще и военная база в Африке

Возросшая военная мощь России, подкрепленная успешным примером помощи сирийскому президенту Башару Асаду, который едва ли уже не стоял на коленях перед Западом, но смог окрепнуть именно благодаря российской поддержке, заставила многие страны обратить внимание на это фактор обеспечения стабильности. С Москвой старается дружить Китай, не уступающий ей по наличию боевых «мускулов». Боготворит Россию Венесуэла, прилет в которую двух стратегических бомбардировщиков Ту-160 и гарантия военной поддержки существенно укрепили позиции президента Мадуры, который стал более смело показывать кукиш США.

Словом, партнерские отношения в военно-техническом сотрудничестве в последние годы у нас бурно развиваются со многими странами. Образно говоря, с Россией сейчас стало модно дружить.

Вот и Фостен-Арканж Туадера, президент Центральноафриканской Республики (ЦАР), на днях заявил, что всерьез рассматривает возможность создания в его стране российской военной базы.

Он сразу после панафриканского саммита в Сочи, который прошел 23 октября и собрал представителей 54 стран «Черного континента»: предложил свою территорию Путину под военное присутствие.

Впрочем, эффекта «разорвавшейся бомбы» предложение Банги не произвело. ЦАР еще в октябре 2017 высказала просьбу о военно-политическом сотрудничестве с Россией. И получила помощь в виде российских вооружений. Правда, достаточно устаревших (автоматы Калашникова и винтовки Мосина образца 1944 года). Но эта помощь была безвозмездной.

Плюс — в ЦАР отправились российские инструкторы, которые обучают местных военных обращаться с оружием. Помимо этого минувшим летом 30 российских военнослужащих отправились в ЦАР в рамках миссии ООН.

Некие намеки на желательность российского военного присутствия в Центральной Африке звучали и в прошлом году. Сейчас президент Туадера заявил об этом в открытую, не забыв добавить, что просит Россию предоставить ЦАР дополнительную военную помощь. То есть — вы нам оружие, а мы вам территорию под военные базы!

Важно отметить, что подобные предложения Москве от представителей «Черного континента» в последние годы все настойчивей звучат не только из ЦАР.

Известно, что еще в ноябре 2017 года к Путину с аналогичной идеей специально прилетал в Сочи президент Судана Омар аль-Башир.

По мысли враждовавшего с Западом суданского лидера, Москве могла бы очень пригодиться собственная военно-морская база на побережье Красного моря. А именно — в городе Порт-Судан.

Почти одновременно на ту же тему высказался и глава комитета по обороне и безопасности парламента Судана Аль-Хади Хамид. Он заявил, что его республика готова разместить российскую военную базу на берегу Красного моря, так как это, дескать, поможет «в борьбе с контрабандой и работорговлей».

Хамид даже, по его словам, сумел обсудить все это не только с Путиным, но и с министром обороны РФ Сергеем Шойгу. Что, очевидно, должно было означать: обговаривались даже некие практические детали столь неожиданной африканской инициативы.

Тогда эта тема наделала много шума в российском медиа- пространстве. Но, судя по дальнейшим событиям, Кремль предпочел пока воздержаться от внешне заманчивой военной экспансии в Красном море.

Возможно — потому, что и наша военная база Хмеймим в Сирии весьма затратна для российского военного бюджета.

Хотя от Порт-Судана рукой подать и до Индийского океана, и до Средиземного моря, где все активнее несут службу наши боевые корабли.

Как будет теперь с вариантом, предложенным Кремлю центральноафриканцами?

— Современная Африка переживает расцвет иностранного военного присутствия, — говорит политолог Александр Зимовский.

— На сегодняшний день 13 зарубежных государств разместили в разных странах «Черного континента» своих военнослужащих. Традиционно больше всего французов, около восьми тысяч штыков.

Зато американцы берут количеством объектов — они находятся в 34 точках африканского континента.

Африканская специфика в том, что там есть и военные базы, и так называемые аванпосты. Наиболее насыщенная иностранными войсками точка — Африканский Рог, где расположены 11 иностранных военных баз.

В ЦАР также уже есть иностранные военные, из Франции и США. Россия на сегодняшний день представлена там частной военной компанией и небольшим военно-логистическим комплексом.

По факту, иностранное военное присутствие в Африке представляет для местных властей, кроме всего прочего, доходный бизнес на аренде земли. Джибути, скажем, ежегодно получает более 300 миллионов долларов за счёт иностранного военного присутствия на своей территории.

Другие страны-члены Африканского Союза, бывшие прежде колониями Франции, размещают французские военные базы в результате двусторонних военных соглашений. В данном случае речь уже идёт не столько о выгодах аренды, сколько о поддержании режима безопасности для конкретного правительства конкретной африканской страны: «Мы вам безопасность — вы нам примат наших экономических интересов».

Собственно, этим мотивация размещения иностранных баз в Африке обычно и исчерпывается. В реальной жизни хозяева военных баз просто переносят свои конфликтные поля в Африку. Скажем, Китай и Индия теперь соперничают в Африке.

Объединённые Арабские Эмираты используют Эритрею как базу для операций в Йемене. Американцы со своих баз и аванпостов проводят операции беспилотников, военные тренировки, акции прямого военного участия и миссии, которые прикрыты «гуманитарным» лейблом.

И развивают соответствующую инфраструктуру, логистику, перебрасывают военный персонал.

Присутствие России в ЦАР имеет юридическое обоснование. У нас есть мандат ООН на военно-техническую помощь властям этой страны и на обучение местных военнослужащих.

Тема военной базы возникает не впервые, в начале 2018 года центральноафриканские власти уже публично артикулировали это предложение.

Часто забывают, что мы в африканских делах — не новички. На сегодняшний день у Москвы 19 соглашений о военном сотрудничестве со странами Африки к югу от Сахары.

В ООН 54 государства представляют Африканский континент. Это внушительная сила для поддержки российских дипломатических многоходовок в международных делах.

И голоса представителей названных государств в этом деле никогда Кремлю не помешают.

И потом: у России нет «проклятого колониального прошлого». В Африку мы всегда приходили как верные и надёжные союзники. На нас там «аллергии» нет.

Напротив, во многих африканских странах на Россию смотрят как на державу, которая не позволит бывшим колонизаторам «борзеть».

И если уж Россия собирается и дальше проводить политику проекции силы, игнорировать разумные и перспективные предложения, такие, как от ЦАР, было бы недальновидно.

Но вот посмотрим на такой нюанс: а хватит ли России сил, чтобы содержать такую нужную в политическом и стратегическом отношении военную базу в ЦАР? Одно дело — поставлять туда инструкторов и винтовки Мосина. Совсем другое — наладить работу полноценной базы.

Расходы в Сирии на аэродром Хмеймим и военно-морскую базу в Тартусе показал, что это для нашего Минобороны «игра на износ». Тянуть-то тянем, даже подкрепление в виде бронетехники и сил военной полиции обеспечиваем, но уже очевидно, что со скрипом.

База в Африке — это сложность в ее содержании и удаленность от России. Держать там, к примеру, стратегические бомбардировщики Ту-160, которых на вооружении ВКС сейчас всего лишь 16 единиц, достаточно накладно.

Расстояние от Москвы до столицы ЦАР Банги по прямой — почти 6 тысяч километров. Особо не налетаешься. А выхода к морю у республики нет, так что бронетехнику и средства ПВО придется доставлять именно по воздуху.

Потенциал российской армии сейчас просто не позволяет разбросать ее составляющие по всему миру, как это делают американцы. Силы у РФ сейчас не те, и, если скажем, Вооруженные силы СССР такие задачи выполняли легко и могли заглядывать в подбрюшину США, то нынешняя наша армия на такие задачи в полном объеме, увы, не способна.

Тем не менее, Россия вряд ли откажется от подобного предложения и «обменяет стеклянные бусы на золото» — свое военное присутствие в ЦАР обозначит. И дополнительную технику, скорее всего, поставит (пусть и не автоматы Калашникова), но уже снятое с вооружения и пылящееся на складах.

Африка нам не чужая. Тем более, что там идет жесткая конкуренция многих стран за сферы влияния. Так что «вложиться» в ЦАР целесообразно.

Источник: https://svpressa.ru/war21/article/247323/

Чему российские вооруженные силы научились в Сирии

Когда Россия начала военную операцию в Сирии, официальные власти этой страны были в шаге от разгрома.

Вооруженные отряды оппозиции уже контролировали некоторые пригороды Дамаска и начали проникновение в лояльные режиму алавитские районы.

К 30 сентября 2015-го правительственные силы еще частично удерживали наиболее крупные города, но окончательное поражение Башара Асада выглядело неизбежным.

Сегодня Дамаск контролирует практически всю территорию к западу от Евфрата, за исключением идлибского анклава и приграничной с Турцией полосы, населенной курдами (хотя и здесь наметились выгодные властям перемены). Решающую роль в столь драматическом изменении ситуации сыграла Россия.

Причем переломить ход конфликта ей удалось относительно малыми силами. Даже в самые напряженные моменты наша группировка в Сирии не превышала 70 летательных аппаратов и 6–7 тыс. человек личного состава регулярных войск.

Потери отечественных вооруженных сил составили за четыре года всего около 120 человек, причем половина из них погибли в авиационных катастрофах, вызванных небоевыми причинами.

Сирийская кампания имеет множество политических, дипломатических, военных и военно-технических аспектов. Все они значимы. Но, пожалуй, наиболее интересен чисто военный опыт.

Сирийские уроки важны для подготовки людей, для модернизации существующей и разработки новой техники и вооружений и, наконец, для совершенствования оргштатных структур вплоть до создания новых родов войск.

Именно эта триада – качество и опыт персонала, техника и организация войск – и определяет эффективность действующей армии.

Что касается людей, то опыт участия в боевых действиях получили десятки тысяч офицеров, в том числе почти все старшие офицеры. Если не считать РВСН, в российской армии сегодня практически невозможно сделать карьеру, не имея за спиной сирийской командировки.

Через Сирию в рамках быстрых двух-трехмесячных ротаций прошли большинство командиров соединений и объединений российских вооруженных сил – от бригадного и дивизионного звена до комкоров и командармов. Для высших офицеров участие в сирийской кампании стало фактически обязательным.

Все последние назначенцы на должность командующих военными округами побывали либо в должности командующего объединенной группировкой в Сирии, либо начальниками штаба этой группировки.

Читайте также:  “пора на лубок»: как на руси поступали со стариками

Сирия стала площадкой для тестирования вооружений и военной техники. Никакие полигонные испытания и тем более моделирование не дадут такого разнообразия сценариев, которое возникает в реальной боевой обстановке.

Сирия благодаря своим ландшафтным и климатическим особенностям в этом отношении предоставляет широчайшие возможности.

На побережье преобладает жаркий и влажный климат, на севере вдоль турецкой границы невысокие горы покрыты сосновыми лесами, а к востоку от основных центров страны лежит обширная сухая пустыня, где нередки пылевые бури.

Наконец, российской авиации и войскам пришлось также работать по целям в урбанизированных районах. Понятно, что в столь непохожих условиях оружие не может быть одинаково эффективным. По опыту боевого применения и эксплуатации вооружения и военной техники накопилось немало замечаний, которые промышленность оперативно устранила.

Воздушно-космические силы

Главную роль в сирийской кампании сыграли, конечно, Воздушно-космические силы (ВКС). И это беспрецедентно для российской военной истории.

По объемам задействованных авиационных сил и масштабам их применения кампания в Сирии стала крупнейшей воздушной операцией СССР/РФ со времен войны в Афганистане 1979–1989 годов, а по сложности и интенсивности боевого применения и удаленности театра военных действий вообще не имеет аналогов в отечественной истории.

Никогда раньше наша авиация не решала задач оперативно-стратегического масштаба. Советская армия была сильна «приземленными» компонентами – выносливой, неприхотливой пехотой и простыми, но надежными и эффективными танками. И, конечно, особую роль еще со времен Ивана Грозного играл русский «бог войны» – артиллерия, дополненная после появления легендарных «Катюш» ракетными системами.

Но в Сирии главную роль сыграли не они, а ВКС. За четыре года кампании было совершено более 45 тыс.

боевых вылетов, причем в это число не входят вылеты военно-транспортной и разведывательной авиации, а также работа вертолетов. Иногда доходило до более чем 100 боевых вылетов в сутки.

Но наиболее типичным показателем в периоды активных боевых действий было 70–80 ударных вылетов в день – по 2–3 вылета на самолет.

Разумеется, за время кампании ВКС и промышленность набрали огромный массив информации, который позволил значительно улучшить техническое состояние данного рода войск. Это касается как собственно авиационных платформ, так и оружия, носителями которого они выступают.

Через Сирию прошли все три новых тяжелых авиационных комплекса, созданных на базе платформы Т‑10, первый и наиболее известный представитель которой – истребитель Су‑27. Речь про новейший истребитель Су‑35С, двухместный многоцелевой истребитель Су‑30СМ и бомбардировщик Су‑34.

По итогам сирийской эпопеи все три самолета прошли модернизацию, и теперь эти машины будут закупаться Минобороны уже в новом техническом лице, разработанном с учетом сирийского опыта.

Единственный тип стоящих на вооружении ВКС многоцелевых истребителей, никак не проявивший себя в Сирии, как, впрочем, и вообще нигде, – это МиГ‑29СМТ.

Сирия стала местом, где российские летчики «распробовали» высокоточное оружие (ВТО). На основе полученного в Сирии опыта началось расширение номенклатуры разрабатываемых и закупаемых Минобороны высокоточных средств поражения.

Можно упомянуть быстро созданные корпорацией «Тактическое ракетное вооружение» дальнобойные управляемые авиационные бомбы со спутниковым наведением УПАБ‑500 В (К08БЭ) и УПАБ‑1500 В (К029БЭ с проникающей боевой частью) и модульную управляемую авиационную бомбу 9‑А‑7759, разрабатываемые ранее многоцелевые крылатые ракеты оперативно-тактического назначения Х‑59 МК2 и тактические ракеты серии Х‑38, новые дальнобойные многофункциональные ракеты для вооружения боевых вертолетов. Начата разработка малогабаритных управляемых бомб калибров 50 и 100 кг, а также высокоточных боеприпасов для применения с беспилотников. Таким образом, сирийская кампания обеспечила «квантовый скачок» во внедрении ВТО в ВКС России.

Сирия также придала импульс использованию неядерных высокоточных крылатых ракет (КР). За время операции самолеты Ту‑95МС и Ту‑160 выпустили десятки неядерных КР большой дальности.

Таким образом, произошла трансформация одной из составляющих ядерной триады России – ее стратегической авиации – в многофункциональные дальние ударные силы, способные нести широкий спектр неядерных вооружений.

Дальняя авиация стала гораздо более гибким и многоцелевым инструментом российской военной мощи.

Серьезный прогресс, если не сказать революционный прорыв, достигнут в применении беспилотных летательных аппаратов (БЛА). Еще пять–семь лет назад можно было сказать, что в этой сфере Россия серьезно отстала от конкурентов.

Но сегодня, по крайней мере в том, что касается эксплуатации тактических дронов, российская армия и, в частности, ВКС аккумулировали огромный опыт использования такой техники.

Менее чем за три года с начала сирийской кампании к августу 2018‑го российские БЛА выполнили в Сирии более 25 тыс. вылетов, ими было вскрыто 47 522 объекта противника. Ежедневно в Сирии к 2018 году выполняли полеты до 70 БЛА «Форпост», «Орлан‑10» и других типов.

С 2017‑го интенсивность их вылетов превышала тысячу в месяц. БЛА используются не только для разведки и наблюдения, но и для наведения ВТО.

Что касается подготовки персонала, то через Сирию прошел практически весь летный состав ВКС России. К июню этого года в сирийской кампании приняли участие 90% экипажей оперативно-тактической и армейской авиации, 98% экипажей военно-транспортной авиации, 60% экипажей дальней авиации, 32% специалистов противовоздушной обороны.

Флот

Тремя наиболее яркими и важными эпизодами работы флота в Сирии стали обеспечение логистики российской группировки, удары высокоточными крылатыми ракетами «Калибр» и поход авианесущего крейсера «Адмирал Кузнецов».

Прежде всего флот продемонстрировал свое значение как основного инструмента обеспечения перевозок на заморский ТВД.

 Только за три первых года сирийской кампании было выполнено более 400 рейсов морского транспорта, в ходе которых перевезено более 1,5 млн тонн грузов (более 95% их общего объема). ВМФ обеспечил доставку на сирийский плацдарм 3250 человек и 4500 единиц вооружения и военной техники.

На первых порах перевозки выполнялись главным образом большими десантными кораблями, но затем, примерно с 2017‑го, основную роль стали играть привлеченные гражданские транспортные суда.

Сирийская операция показала, что в составе ВМФ необходимо увеличить число десантных и транспортных судов. Неудивительно, что в 2019 году было заложено два новых больших десантных корабля модифицированного проекта 11 711, а также стало известно о планах построить два универсальных десантных корабля.

Весьма эффектным проявлением боевой работы ВМФ стали пуски крылатых ракет «Калибр». Первоначально они осуществлялись из Каспия с малых ракетных кораблей. Уже тогда это произвело сильное впечатление на иностранных военных специалистов.

В дальнейшем стало рутиной, что вновь построенные для Черноморского флота фрегаты проекта 11356 Р и неатомные подводные лодки проекта 0636 на переходе к месту постоянного базирования наносили «Калибрами» удары по целям в Сирии из акватории Средиземного моря.

Во время сирийской эпопеи российским ВМФ был получен не только положительный опыт, но и суровый урок, который, впрочем, быть может, даже ценнее. Идея отправить к берегам Сирии явно мало боеспособный авианосец «Адмирал Кузнецов» изначально выглядела неудачной.

Истребители Су‑33, составляющие основу его авиагруппы, не несут штатного вооружения класса «воздух–земля» и потому бесполезны для ударов по наземным целям. Оснащенные устаревшим бортовым радиоэлектронным оборудованием, они также не имеют большой ценности и как истребители ПВО.

 Конечно, огромный интерес представляла проверка в деле новейших многоцелевых палубных истребителей МиГ‑29 КР, которые как раз могут «работать» по земле.

Но эти машины поступили в состав специально под них созданного 100‑го отдельного корабельного истребительного авиационного полка (окиап) Морской авиации ВМФ России совсем недавно, и для летчиков, скорее всего, приоритетом были навыки пилотирования и, возможно, отработки истребительных задач. Полк явно не достиг полной боеготовности.

Остается загадкой, зачем надо было посылать на боевую миссию корабль, каждый второй поход которого заканчивался не лучшим образом. Итог оказался предсказуем: по небоевым причинам потеряно два истребителя, результативность боевой работы авиагруппы оказалась близка к нулю, крейсер благоразумно отозван на базу и вскоре встал на ремонт.

Успешное применение «Калибров» с разнообразных, в том числе совсем небольших по водоизмещению, надводных платформ и подлодок, а также неудачное выступление «Кузнецова», вероятно, будут иметь долговременные последствия для российского военно-морского строительства.

Даже самым преданным сторонникам развития флота стало ясно, что имеющиеся финансовые, технологические, людские и организационные ресурсы позволяют в настоящее время в лучшем случае только поддерживать имеющийся потенциал океанской зоны.

Всевозможные фантастические проекты атомных эсминцев и сверхавианосцев разумнее лет на десять–пятнадцать отложить.

А на сегодня в части Сил общего назначения ВМФ России стоит сосредоточиться на строительстве судов обеспечения, запустить строительство большой по российским стандартам серии фрегатов, а также перейти наконец к постройке неатомных подводных лодок нового поколения. Максимум амбиций, которые может на сегодня себе позволить Россия в военно-морской области, – это строительство пары-тройки универсальных десантных кораблей.

Источник: https://profile.ru/military/chemu-rossijskie-vooruzhennye-sily-nauchilis-v-sirii-188753/

На базе Хмеймим в Сирии российские военные продолжают боевую вахту и готовятся к встрече Нового года. Новости. Первый канал

Из России доставлена ёлка, повара колдуют над специальным новогодним меню, и праздничная атмосфера на базе в Латакии уже ощущается.

Подготовка полным ходом. На авиабазе в Латакии к встрече 2016-го готовятся и военные, и гражданский персонал. Привычные атрибуты Нового года: гирлянды и мишура — словно напоминание о семейном празднике, который военнослужащие будут встречать вдали от родного дома.

«Не первый раз буду встречать Новый год не дома, не с родными, специфика работы такая. Настроение у всех праздничное, готовимся, наряжаем елку, собираемся накрывать на стол. На новогоднем столе будут торты, соки, оливье, винегрет, все, что везде. Не хватает только снега», — признается военнослужащий Иван.

В столовой летного состава тем временем сервируют новогодний стол: беленые скатерти, хрустальные фужеры и, конечно, праздничное меню, которое повара пока полностью не раскрывают.

Проговорились: обещают приготовить нечто особенное из сладкого. Здесь же — небольшая елка, главное украшение которой открытки, сделанные воспитанниками кадетских корпусов.

В них — пожелания счастливого Нового года и скорейшего возвращения домой.

Новогодняя красавица на базе Хмеймим появилась накануне. Ее привезли специально из Москвы. Высотой она с четырехэтажный дом. Военные решили не спиливать живую ель, а поставить искусственную. По их словам, она простоит здесь все новогодние праздники, вплоть до Старого Нового года.

Они не могли остаться в стороне. Актеры, музыканты и ветераны боевых действий прилетели поддержать наших военных в Сирии, поделиться свои теплом и благодарностью за то мужество, которое военнослужащие, рискуя собственной жизнью, демонстрируют каждый день, и о котором не привыкли рассказывать.

Накануне концерта летчики отработали навыки одиночного и группового пилотирования. В небе — истребители Су-30 СМ. Петля Нестерова, бочка, кобра и колокол. Манёвры, от которых у наблюдающих с земли перехватывало дыхание.

Известный борец Александр Карелин не отрываясь следил за тем, как наши пилоты в небе оттачивали свое мастерство.

«Убежденность в том, что наша армия готова выполнять любые боевые задачи, самые сложные. И самое главное — что они понимают, что их вся страна поддерживает.

Поэтому мы приехали поздравить их с наступающим праздником, поддержать, ощутить, если угодно, этот боевой дух.

Они понимают, и нам дают такое же четкое представление, что это часть большой, сильной страны, мощного государства Российская Федерация», — отмечает Александр Карелин.

«Поразила сила, мощь. Во-первых, она спать не давала. А потом как видишь, как он уходит, прет вверх, матушки мои…», — делится впечатлениями Юрий Назаров.

С наступающим праздником военнослужащих по видеосвязи поздравил министр обороны. Сергей Шойгу поблагодарил всех за отвагу, которую каждый из них проявляет, неся службу за пределами Родины. Новый 2016 год наши военные встретят в Сирии на боевом посту.

Источник: https://www.1tv.ru/n/4549

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector