Как на самом деле умер лев толстой

Лев Николаевич Толстой — великий русский писатель. В своих произведениях он собрал и выразил все характерные черты, настроения эпохи, в которой он жил. Толстой боролся за отрицание навязанных буржуазным обществом псевдо-ценностей, за возвращение к природным корням. Он очень много сделал для простого народа. Уход писателя из жизни стал для его современников настоящей трагедией. 

Лев Николаевич умер в возрасте 82 лет. Его смерть стала неожиданностью для родных и всех, кто ценил его творчество. Многие исследователи подметили, что к трагической гибели привел ряд событий, произошедших в жизни Толстого. Последние несколько лет его отношения с женой сильно ухудшились.

Софья Андреевна Толстая не понимала мужа. Книги Льва Николаевича издавались очень большими тиражами. При этом семья постоянно находилась в затруднительном материальном положении. У Толстого были свои убеждения, в результате чего он отказался от прав собственности на большинство произведений.

Жене писателя это не нравилось. 

Как на самом деле умер Лев Толстой

Отношения с супругой настолько обострились, что Толстой хотел составить завещание в пользу дочери, чтобы после смерти писателя супруга не получила бы ничего. Жена и другие родственники считали его выжившим из ума и устроили за ним настоящую слежку. Это заставило Толстого завести тайный дневник. 

Как на самом деле умер Лев Толстой

28 октября 1910 года Лев Николаевич бежал из Ясной Поляны. Он написал записку жене и попросил его не искать. Толстой объяснил свой поступок тем, что больше не мог жить вразрез с собственными убеждениями.

Он собирался уехать в одну из южных губерний и начать простую жизнь. Толстой отправился в путешествие по железной дороге и с ним был его доктор. Сначала писатель поехал в Оптину пустынь, где не был уже 17 лет.

Лев Николаевич хотел побеседовать со старцами, но разговор так и не случился. 

Толстой заехал в Шамардинский женский монастырь, где жила его сестра Мария, встретил там свою дочь Александру, которая проводила его к поезду. Во время поездки писатель простудился и в поезде ему стало очень плохо. Вместе с сопровождающим врачом Толстой вышел на станции Астапово. Он был очень слаб и состояние его здоровья ухудшалось. Льва Николаевича перенесли в дом начальника станции. 

Льву Толстому была оказана медицинская помощь, но возможности медицины той эпохи были очень скромными. Когда писатель почувствовал себя лучше, он даже хотел продолжить путешествие, а потом болезнь снова начала прогрессировать. Толстой был болен воспалением легких. Ослабленный организм не справлялся с тяжелой болезнью. 

По просьбе Толстого в Оптину пустынь была отправлена телеграмма с просьбой прислать к нему игумена.

Приехавшие родственники и последователи писателя, которых называли толстовцами-атеистами, не допустили старца к Льву Николаевичу, а вскоре больной впал в беспамятство и умер 7 ноября 1910 года.

 Сон сестры писателя Марии оказался пророческим. Ученики позаботились о том, чтобы их учитель умер без покаяния и причастия. 

Похороны Льва Толстого состоялись 9 ноября 1910 года. Церемония была гражданской, так как писатель при жизни был отлучен от церкви. Могила Толстого не имеет ни креста, ни надгробного камня.

Есть лишь небольшой холмик на краю оврага в лесу «Старый заказ», расположенном рядом с Ясной Поляной. . Родные сделали все именно так, как и просил Лев Николаевич.

Задолго до даты смерти он составил документ, в котором подробно прописал, где и как его должны похоронить. 

Как на самом деле умер Лев Толстой

В день похорон многие поклонники его творчества хотели проводить писателя в последний путь, но власти опасались беспорядков, поэтому поезда в сторону Ясной Поляны были отменены. 

Источник: https://www.kakprosto.ru/kak-974758-kak-umer-lev-tolstoy

Умер писатель граф Лев Николаевич Толстой :: Издательство Русская Идея

7.11.1910 (20.11). — Умер писатель граф Лев Николаевич Толстой

Смерть Льва Толстого

Как на самом деле умер Лев ТолстойЛев Николаевич Толстой  (28.8.1828–7.11.1910), граф, всемірно знаменитый русский писатель. Родился в аристократической графской семье в имении Ясная Поляна (Тульская губерния). Атмосфера, отношение с семьей (Лев имел трех братьев и сестру) описаны в произведении Толстого «Детство. Отрочество. Юность».

Начальное образование Толстым было получено дома. Затем он учится в Казанском университете на философском, позже юридическом факультете, однако бросает университет и возвращается в фамильное имение. Его старший брат, Николай Николаевич, уезжает на Кавказ, где шла война.

Следуя примеру старшего брата, офицера-артиллериста, Лев Николаевич поступает на службу в армию и отправляется на Кавказ. Во время Крымской войны он находится в осажденном Севастополе, командуя батареей (впечатления от Крымской войны он отразил в «Севастопольских рассказах»). За оборону Севастополя Толстой был награждён орденом Св.

Анны, медалями «За защиту Севастополя 1854–1855» и «В память войны 1853—1856 гг.».

В 1856 г. Лев Николаевич выходит в отставку. Много путешествует за границей (Франция, Швейцария, Италия, Германия), знакомится с видными западными «прогрессивными» деятелями. Вернувшись в Россию, с 1859 г.

Лев Николаевич активно занимается просветительской деятельностью, открыв в Ясной Поляне школу для детей крестьян. В 1862 г.

в возрасте 34 лет Лев Николаевич женится на 18-летней Софье Андреевне Берс, дочери врача, ставшей на долгие годы его верным другом, матерью 13 детей (пять из которых умерли в детстве), заботливой хозяйкой и литературным помощником.

В 1863–1869 гг. написал свое знаменитое произведение «Война и мир», 1873–1877 гг. – роман «Анна Каренина», что сделало его известным писателем.

В начале 80-х годов он переживает серьёзный духовный кризис и решает, что необходимо заботиться о благополучии и просвещении простого народа, что дворянин не имеет права быть счастливым, когда крестьяне находятся в бедственном положении. Он пытается «опроститься», заниматься физическим трудом, изменить свое отношение к крестьянам.

Толстой пишет философские сочинения, статьи, участвует в создании издательства «Посредник», занимавшегося книгами для простого народа, пишет повести «Смерть Ивана Ильича», «История лошади», «Крейцерова соната».

В эти годы сформировалось мiровоззрение писателя о непротивлении злу силою, известное под названием «толстовство», суть которого отражена в произведениях: «Исповедь», «В чем моя вера?». Со всех уголков России и мiра в Ясную Поляну съезжались почитатели творчества писателя, к которому они относились, как к духовному наставнику.

К сожалению, Толстой постепенно доходит до отрицания церковного учения и пытается дать свою нравственно-прагматическую трактовку христианства в произведениях «Исследование догматического богословия», «Соединение и перевод четырех Евангелий».

В 1889–1899 годах пишет роман «Воскресение», который был воспринят многими как антицерковный из-за карикатурного изображения духовенства и богослужения.

Такая жизненная позиция Льва Николаевича стала причиной серьёзных домашних конфликтов и ссор с женой, которая иначе смотрела на жизнь. 28 октября 1910 года Толстой покидает свой дом в Ясной Поляне и уходит. Вскоре он заболевает воспалением лёгких, вынужден остановиться на станции Астапово (ныне станция Лев Толстой) и там умер 7(20) ноября.

+ + +

Трудно найти человека, который бы не знал Толстого как писателя; гораздо меньше людей знают о его духовных заблуждениях, за которые граф в 1901 г. был и отлучен от Православной Церкви.

24 февраля 1901 года в официальном органе Святейшего Правительствующего Синода журнале «Церковныя Ведомости» было опубликовано Определение с Посланием Святейшего Синода № 557 от 20–22 февраля того же года об отпадении графа Льва Толстого от Церкви. На следующий день оно было опубликовано во всех основных газетах России.

«Изначала Церковь Христова терпела хулы и нападения от многочисленных еретиков и лжеучителей, которые стремились ниспровергнуть ее и поколебать в существенных ее основаниях, утверждающихся на вере во Христа, Сына Бога Живаго. Но все силы ада, по обетованию Господню, не могли одолеть Церкви святой, которая пребудет неодоленною вовеки.

И в наши дни, Божиим попущением, явился новый лжеучитель, граф Лев Толстой.

Известный мiру писатель, русский по рождению, православный по крещению и воспитанию своему, граф Толстой, в прельщении гордого ума своего, дерзко восстал на Господа и на Христа Его и на святое Его достояние, явно пред всеми отрекся от вскормившей и воспитавшей его Матери, Церкви православной, и посвятил свою литературную деятельность и данный ему от Бога талант на распространение в народе учений, противных Христу и Церкви, и на истребление в умах и сердцах людей веры отеческой, веры православной, которая утвердила вселенную, которою жили и спасались наши предки и которою доселе держалась и крепка была Русь святая.

В своих сочинениях и письмах, в множестве рассеиваемых им и его учениками по всему свету, в особенности же в пределах дорогого Отечества нашего, он проповедует, с ревностью фанатика, ниспровержение всех догматов православной Церкви и самой сущности веры христианской; отвергает личного живаго Бога, во Святой Троице славимого, Создателя и Промыслителя вселенной, отрицает Господа Иисуса Христа — Богочеловека, Искупителя и Спасителя мiра, пострадавшего нас ради человеков и нашего ради спасения и воскресшего из мертвых, отрицает безсеменное зачатие по человечеству Христа Господа и девство до рождества и по рождестве Пречистой Богородицы Приснодевы Марии, не признает загробной жизни и мздовоздаяния, отвергает все таинства Церкви и благодатное в них действие Святаго Духа и, ругаясь над самыми священными предметами веры православного народа, не содрогнулся подвергнуть глумлению величайшее из таинств, святую Евхаристию. Все сие проповедует граф Толстой непрерывно, словом и писанием, к соблазну и ужасу всего православного мiра, и тем неприкровенно, но явно пред всеми, сознательно и намеренно отторг себя сам от всякого общения с Церковию православною.

Бывшие же к его вразумлению попытки не увенчались успехом. Посему Церковь не считает его своим членом и не может считать, доколе он не раскается и не восстановит своего общения с нею.

Ныне о сем свидетельствуем пред всею Церковию к утверждению правостоящих и к вразумлению заблуждающихся, особливо же к новому вразумлению самого графа Толстого.

Многие из ближних его, хранящих веру, со скорбию помышляют о том, что он, в конце дней своих, остается без веры в Бога и Господа Спасителя нашего, отвергшись от благословений и молитв Церкви и от всякого общения с нею.

Посему, свидетельствуя об отпадении его от Церкви, вместе и молимся, да подаст ему Господь покаяние в разум истины (2 Тим. 2:25). Молимтися, милосердый Господи, не хотяй смерти грешных, услыши и помилуй и обрати его ко святой Твоей Церкви. Аминь».

Одновременно с отлучением в адрес Толстого непрерывно шли письма и телеграммы «прогрессивной общественности» с выражением сочувствия, приветствиями и поздравлениями.

В дневнике Софьи Андреевны Толстой за 6 марта записано:«Льву Николаевичу три дня подряд делали овации, приносили корзины с живыми цветами, посылали телеграммы, письма, адресы… Несколько дней продолжается у нас в дому какое-то праздничное настроение; посетителей с утра до вечера – целые толпы…»

На отлучение его от Церкви Толстой ответил 4 апреля следующее:

«…

я действительно отрёкся от церкви, перестал исполнять её обряды и написал в завещании своим близким, чтобы они, когда я буду умирать, не допускали ко мне церковных служителей, и мёртвое моё тело убрали бы поскорей, без всяких над ним заклинаний и молитв, как убирают всякую противную и ненужную вещь, чтобы она не мешала живым… То, что я отвергаю непонятную троицу и не имеющую никакого смысла в наше время басню о падении первого человека, кощунственную историю о боге, родившемся от девы, искупляющем род человеческий, то это – совершенно справедливо».

Так что и решение Церкви об отлучении такого человека было совершенно справедливо. На волне своей писательской славы, впав в гордыню учительства, Толстой решил изобрести собственную религию «универсального духа»: морализаторское «христианство» без Богочеловека и без Церкви, то есть без того главного, что Сын Божий оставил людям на земле как врата спасения.

Понятие Толстого о Божестве было близко к восточным религиям: Будда для Толстого был ближе, чем Христос. Соответственно Толстой выдвинул родственное буддизму учение о непротивлении злу, которое парадоксальным образом превратилось в защиту территористов. В частности, в 1908 г. выступил со статьей «Не могу молчать», протестуя против смертных приговоров террористам.

Таким образом имя Толстого стало знаменем антицерковных и революционно-антимонархических сил. Поэтому св. прав. Иоанн Кронштадский в течение более десяти лет почти в каждой проповеди указывал на пагубность учения Толстого не только для личности, но и для государственных устоев.

«Лжеучитель граф Лев Толстой, известный, прославленный писатель, … проповедует всем печатно, что личного воскресения не будет и жизни вечной для отдельных лиц не будет, а что люди сольются с какою-то общею жизнию, погрузятся в общую жизнь с потерею личности и личного ощущения.

Это нелепо и безбожно, но зато – ново, и это новое учение делает Льва Толстого выдающимся из всех предерзых еретиков, – а многим охотникам до новостей каких бы то ни было, в области же веры особенно, – это учение кажется крайне замысловатым, правдоподобным, смелым, едва не гениальным; – безбожникам это – на руку, развратникам, пьяницам это тоже на руку, и вот они едва не рукоплещут Толстому, измыслившему такое учение. К чему оно приводит? Приводит к безбожию, неверию, к безнравственности, к попранию всех законов Божиих и человеческих. Если нет воскресения, если нет суда и воздаяния по делам, если нет жизни вечной и муки вечной, – то живи по Толстому, каждый только для себя, угождай своим страстям, своей плоти: ешь, пей, веселись, наслаждайся всем, чем можешь и как можешь. Вот чему учит новая ересь…

Читайте также:  Гунны против готов: за кем осталась победа

И – полная безнравственность царит в жизни многих слушающих и читающих учение Толстого: гордость, самомнение, презрение и непочтение к родителям, оставление молитвы, презорливое отношение ко всем религиозным обязанностям, распутство, обман, воровство, неверность мужей и жен, оставление семейного очага, …

оставление детей на произвол судьбы, убийства, самоубийства и проч. Вот к чему приводит учение Толстого, отвергающего воскресение, суд, вечную жизнь. Смотрите, берегитесь, не прельститесь этим новым антихристианским учением. Веруйте Евангелию, воскресению мертвых и жизни будущего века, кайтесь, исправляйтесь, делайте добрые дела и спасайтесь.

Аминь» (3 ноября 1896 года).

Как на самом деле умер Лев ТолстойВидимо, в самом конце жизни Толстой почувствовал некоторое раскаяние, иначе трудно объяснить посещение им своей сестры-монахини в Шамордино, а также вызов телеграммой старцев Оптиной пустыни к умиравшему писателю. Но, как известно, окружением Толстого они не были допущены, «несмотря на все усилия с их стороны, – читаем описание страшного конца Толстого в книге И.М. Концевича «Оптина путынь и ее время». – Когда старца Варсонофия, приехавшего из Оптиной, окружили корреспонденты газет и журналов и просили: «Ваше интервью, батюшка!», – старец им ответил: «Вот мое интервью, так и напишите: хотя он и Лев, но не мог разорвать кольца той цепи, которою сковал его сатана»…».

Похоронен граф Лев Толстой в Ясной Поляне – родовом имении.

Ленин вполне правильно назвал Льва Толстого «зеркалом русской революции», ибо она произошла прежде всего в умах ослепшей российской интеллигенции, даже высшей аристократии, переставшей различать добро и зло, а потому и понимать смысл православной российской государственности.

Постоянный адрес страницы: https://rusidea.org/25112007 Оставить свой комментарий

Как на самом деле умер Лев Толстой

Источник: https://rusidea.org/25112007

Лев толстой

Как на самом деле умер Лев Толстой

  • [23]
  • До произошедшего с ним посередине жизненного пути духовного перерождения Лев Николаевич Толстой жил как обычный русский дворянин, хоть и написал два самых занудных классических романа в мировой литературе. Вот как он описывает свои повседневные дела:
  • «Я убивал людей на войне, вызывал на дуэли, чтоб убить, проигрывал в карты, проедал труды мужиков, казнил их, блудил, обманывал. Ложь, воровство, любодеяния всех родов, пьянство, насилие, убийство… Не было преступления, которого бы я не совершал…»[24]

Некоторым такой образ жизни, безусловно, покажется бурным, интересным и насыщенным, но для тонкой души Толстого это стало непосильным бременем. Он хотел чего-то большего, нежели забивать крепостных до смерти, а потом насиловать их вдов. Однако на поиски своего пути у него ушло почти полжизни.

Толстой родился в богатой и знатной семье, состоявшей в родстве с самим Пушкиным. Учился он неважно, преподаватели говорили о нем: «Не может и не желает учиться».

Большую часть юности он был занят азартными играми и лечением венерических заболеваний, при том что довольно рано ощутил в себе литературный дар.

К тридцати годам Толстой уже успел опубликовать несколько крупных произведений, а также перечислить и разложить по полочкам свои проступки во внушительном по объему дневнике, который он считал чем-то вроде постоянно пополняемой автобиографии-исповеди.

В своих записных книжках Толстой предстает человеком, одержимым смертью. Ветеран кровопролитной обороны Севастополя, Толстой дает детальные описания зверств и жестокости на поле боя. Он так боялся умереть, что иногда его ни с того ни с сего бросало в холодный пот, — писателю казалось, что старуха с косой уже притаилась у него за плечом.

Еще одним напоминанием о бренности существования стала в 1860 году смерть его брата Николая. Примерно на середине четвертого десятка Толстой вообразил, что он уже слишком стар и уродлив для того, чтобы остепениться и насладиться нормальной семейной жизнью.

Каково же было его изумление, когда в 1862 году миловидная Софья Андреевна Берс, дочь московского врача, согласилась стать его женой.

Дальше последовал период относительного покоя и стабильности, в ходе которого Толстой тринадцать раз стал отцом и написал два своих главных творения: «Войну и мир» и «Анну Каренину». Эти романы принесли ему славу и упрочили благосостояние, но одновременно укрепили убежденность Толстого в том, что до сих пор он вел не самую достойную жизнь.

Писатель погрузился в пучину душевного расстройства, к которому добавились и физические недуги. О Толстом говорили: «У него стальная мускулатура, а нервы как у кисейной барышни». Он страдал от ревматизма, кишечных расстройств, зубных болей, обмороков, малярии, тромбофлебита и тифозной лихорадки. Он также перенес несколько микроинсультов.

Писатель явно переживал кризис среднего возраста, и в его случае этот кризис обернулся коренной духовной трансформацией. Толстой отказался от секса, выпивки, табака и мяса и посвятил себя делу «христианского анархизма».

Он стал жить по заветам Иисуса Христа, не признавая при этом православную церковь; неудивительно, что среди церковных иереев у него нашлось не слишком много единомышленников. В 1901 году церковь и вовсе предала его анафеме.

Однако у него была масса восторженных последователей из числа его же собственных бывших крепостных, с которыми Толстой стал делиться своим внушительным состоянием. Причем супруга писателя так и не смирилась с этими приступами альтруизма.

Вдобавок Толстой решил наконец, что нашел корень всех своих бед. «Имя моей болезни — Соня»[25], — как-то раз объявил он, разумеется, имея в виду свою жену.

И хотя она выносила и воспитала многочисленное потомство и семь раз от руки переписывала «Войну и мир», новоявленный святой, поглощенный своими идеями, считал ее постоянным источником раздражения.

А светская львица Софья Андреевна, в свою очередь, была напугана внезапным уходом мужа в духовные искания, которые она называла «недугом». В их загородное имение стали стекаться толпы паломников, что только усугубило ситуацию.

К тому же супруга испытывала совершенно объяснимое и логичное беспокойство по поводу решения Толстого отказаться от всех прав на собственность, в том числе от наследства и от доходов с книг. Когда же он начал раздавать деньги мешками, Софья Андреевна пришла в ярость.

Последней каплей стал случай с коварным приживалой по фамилии Чертков, который уговорил выжившего из ума Толстого отписать ему часть имущества. Софье Андреевне все это надоело, и она взяла ситуацию под свой контроль. Она ходила за мужем по пятам, шпионила за ним, вооружившись театральным биноклем. Когда Толстой предложил развестись, Софья Андреевна пригрозила самоубийством.

Узнав, что жена рылась в его дневниках, Толстой решил, что с него хватит. Глубокой ночью он выскользнул из дома, оставив жене записку, где благодарил ее за сорок восемь лет совместной жизни. «Я делаю то, что обыкновенно делают старики моего возраста, — писал в записке восьмидесятидвухлетний гений. — Уходят из мирской жизни, чтобы жить в уединении и тиши последние дни своей жизни».

К несчастью, эти последние дни прошли на промерзшей железнодорожной станции, где писатель свалился с воспалением легких. В бреду, с длинной седой бородой, смерзшейся в сосульку, он так и умер на полу в кабинете начальника станции. Произошло это 20 ноября 1910 года.

СЫН ХАНА

Те, кто предупреждал мир об исходящей от русских угрозе и пророчил миру пришествие нового Чингисхана, на самом деле были недалеки от истины. Во всяком случае, существует легенда, согласно которой Толстой приходится великому монгольскому полководцу прямым потомком.

ПРОКАТИЛИ!

В 1901 году при присуждении первой Нобелевской премии по литературе Толстого называли в числе главных претендентов, однако он так ничего и не получил. Чести стать первым лауреатом удостоился малоизвестный французский поэт со странной фамилией Сюлли-Прюдом.

Никаких официальных объяснений не последовало, но, возможно, дело в том, что политические воззрения Толстого пришлись консервативно настроенному Нобелевскому комитету не очень-то по душе. Один из судей обвинял писателя в «узколобой враждебности по отношению ко всем формам цивилизации» (что бы ни значила эта туманная фраза).

Зато Толстой очутился в неплохой компании — по сходным причинам были отвергнуты Генрик Ибсен и Эмиль Золя.

ПОЛНОЕ РАЗОБЛАЧЕНИЕ

В первую брачную ночь тридцатичетырехлетний Толстой заставил свою восемнадцатилетнюю супругу прочитать те места в его дневнике, где описывались любовные приключения новобрачного с другими женщинами, включая крепостных крестьянок.

Таковы были его представления об искренности и честности, однако с точки зрения Софьи Андреевны подобная откровенность была излишней.

На следующий день она написала в своем дневнике, что испытала отвращение, столкнувшись с такой «грязью».

СКАЖИ НАРКОТИКАМ «НЕТ!»

Толстой ничего не делал наполовину, это касалось и его религиозных принципов. Поверив в то, что, исключив из рациона мясо, можно обуздать свои страсти, он стал строгим вегетарианцем и сел на жесткую диету, состоявшую из овсяной каши, хлеба и овощного супа. Он также отказался от курения и алкоголя и призывал крестьян из своих владений поступить так же.

В своем очерке «Для чего люди одурманиваются?» Толстой писал, что «употребление одуряющих веществ заглушает совесть».

«Внешние способы не вполне отвлекают внимание от сознания разлада жизни с требованиями совести; сознание это мешает жить; и люди, чтоб иметь возможность жить, прибегают к несомненному внутреннему способу затемнения самой совести, состоящему в отравлении мозга одуряющими веществами».

ГОВОРИТЕ ЛИ ВЫ ПО-ВАВИЛОНСКИ?

Будучи ярым поборником воздержания, вегетарианства и христианского анархизма, Толстой с не меньшей энергией отстаивал и эсперанто — искусственный язык, призванный объединить население всего мира, облегчив общение между представителями разных народов.

По его собственным словам, эсперанто — очень легкий язык: «…получив шесть лет тому назад эсперантскую грамматику, словарь и статьи на этом языке, я после не более 2-х часов занятий был в состоянии если не писать, то свободно читать на этом языке»[26].

Все, чему отдавался Толстой, становилось для него едва ли не святым делом: «…изучение эсперанто и распространение его, — писал он, — есть несомненно христианское дело, способствующее установлению царства Божия, того дела, которое составляет главное и единственное назначение жизни человеческой»[27].

ШОУ ПРОДОЛЖАЕТСЯ! (А БРАТ — НЕТ)

Для столь высоко духовного человека Толстой проявлял порой поразительную черствость. Он оставил своего брата Дмитрия умирать в гостинице в Орле и даже отказался бросить на него последний взгляд, поскольку тот презрел Господа и жил неправедной жизнью.

Узнав в Петербурге о смерти брата, он в тот же день записал в дневнике: «Брат Дмитрий умер, я нынче узнал это. Хочу дни свои проводить с завтра так, чтобы приятно было вспоминать о них».

А двоюродная тетка Александра Андреевна Толстая впоследствии оставила такую запись: «Через несколько дней он мне признался, что ходил тогда же в театр». Вот тебе и раз!

ВОТ И ГОВОРИТЕ ТЕПЕРЬ О РОМАНТИКЕ:

В БРАЧНУЮ НОЧЬ Лев толстой ПОВЕДАЛ ВОСЕМНАДЦАТИЛЕТНЕЙ СУПРУГЕ О СВОИХ БУРНЫХ АМУРНЫХ ПОХОЖДЕНИЯХ, ЗАСТАВИВ НОВОБРАЧНУЮ ПРОЧИТАТЬ ЕГО ДНЕВНИКИ.

К БАРЬЕРУ!

Другим близким человеком, которому довелось столкнуться с не самым сердечным отношением со стороны Толстого, был писатель Иван Сергеевич Тургенев. Они долгое время крепко дружили, но потом пути их разошлись — по большей части из-за прогрессирующих странностей в характере Толстого.

Однажды Тургенев посетовал на бронхит, но безжалостный Толстой объявил, что это «мнительность»: «Выдумал какую-то болезнь “бронхит”, — писал Лев Николаевич своей младшей сестре Марии 14 апреля 1856 года, — а я уверяю его, что бронхит не болезнь, а камень». «Мы созданы противуположными полюсами, — замечал Тургенев в письме В.П. Боткину от 24 апреля 1859 года.

 — Если я ем суп и он мне нравится, я уже по одному этому наверное знаю, что Толстому он противен — et vice versa».

Окончательный разрыв произошел во время обеда в поместье одного общего друга.

Беседа текла мирно и непринужденно, пока Толстой вдруг не начал критиковать методы, используемые Тургеневым в воспитании внебрачной дочери Полины (жившей за границей).

Толстой высказался в том духе, что если бы Полина была законной дочерью, Тургенев дал бы ей совсем другое образование. Разгневанный Тургенев вскочил со стула и даже замахнулся, но сдержался и пообещал прислать секундантов.

Благодаря усилиям друзей поединок не состоялся, однако гиганты мировой литературы перестали разговаривать друг с другом. «Нам следует жить, как будто мы существуем на различных планетах или в различных столетиях», — заметил Тургенев в письме А. А.

Фету 26 декабря 1861 года. Так они и жили, несмотря на близкое соседство, пока Толстой не ударился в религию и не начал рассылать примирительные письма всем, кого он обидел (а таких нашлось немало).

Тургенев принял извинения, но дружба их не возобновилась.

Как на самом деле умер Лев Толстой

КНИГА НИ О ЧЕМ?

Простите, фанаты сериала «Сайнфелд», но рабочее название «Войны и мира» было вовсе не «Война: на что она нужна?» (как утверждала героиня этого популярного комедийного сериала 1990-х Элейн Бенес, беседуя с русским писателем Юрием Тестиковым). Первоначальное название было шекспировское: «Все хорошо, что хорошо кончается».

ВЕРНЫЕ ПОКЛОННИКИ

Толстой был одним из первых писателей, возведенных в культ. Можно даже сказать, что он сам организовал культ имени себя. В последние годы жизни писателя по его поместью бродило около сотни поклонников и последователей, мечтавших хотя бы подергать великого мыслителя за краешек плаща.

Читайте также:  Фёдор ростопчин: зачем генерал-губернатор москвы сжёг столицу россии

ПОСЛЕДНЕЕ СЛОВО

Толстой до самого конца оставался бунтарем. Когда он уже был при смерти, друзья настоятельно советовали ему помириться с православной церковью. Толстой отказался. «Даже на пути в долину смерти, — якобы заявил он, — дважды два не равно шести».

Впрочем, это не более чем легенда.

Настоящие предсмертные слова Толстого были более загадочны и не менее глубоки: «…Пропасть народу, кроме Льва Толстого, а вы смотрите на одного Льва… Мужики так не умирают…» И затем, уже в полузабытьи, он прошептал: «Люблю истину…»

Следующая глава

Источник: https://biography.wikireading.ru/158000

«Что случилось – непонятно, и навсегда будет непостижимо»: как умер Толстой

Как на самом деле умер Лев Толстой

Лев Толстой на смертном одре в доме начальника станции Астапово И.М. Озолина.

РИА Новости

Краткий пересказ книги Павла Басинского «Лев Толстой. Бегство из рая» (М., АСТ, Редакция Елены Шубиной, 2010).

Это первая книга из трилогии писателя и литературоведа Павла Басинского, посвященной Толстому (вторая, «Святой против Льва», посвящена конфликту между графом и отцом Иоанном Кронштадтским, третья – второму Льву в семействе Толстых и его непростых взаимоотношениях с отцом). В 2010 году «Бегство из рая» получило важную литературную премию «Большая книга».

Удивительная кульминация жизни великого писателя и мыслителя – одна из сложнейших проблем его биографии.

К 1910 году Толстой был знаменитостью всемирного масштаба; вряд ли на тот момент в мире был более известный писатель.

Странная история смерти Толстого освещалась прессой всех европейских стран, это было что-то вроде реалити-шоу. Однако что и почему произошло на самом деле – остается загадкой.

Книга Басинского – основательное исследование жизни Толстого, написанное с привлечением огромного количества неопубликованных документальных и архивных материалов.

Автор чередует пошаговое описание самого бегства с флешбэками, рассказывающими о тех или иных событиях в жизни Толстого, и акцентирует внимание на тех моментах, которые, по его мнению, могли подготовить почву для столь драматичного финала.

Бегство

В ночь с 27 на 28 октября 1910 года восьмидесятидвухлетний Лев Николаевич втайне от всей семьи (за исключением младшей дочери Александры; она поддерживала, а с некоторых пор и сопровождала отца) покидает свое родовое гнездо, Ясную Поляну, в сопровождении личного врача Душана Маковицкого.

Басинский настаивает: это было именно бегство, а никакой не «величественный уход», как утверждало советское толстоведение.

Толстой ушел, когда его жена Софья Андреевна крепко спала (с некоторых пор она страшно боялась, что муж уйдет, и даже оставляла все три двери между спальнями супругов открытыми; Толстой их тихо закрыл).

Маршрут был тщательно засекречен (графиня ни в коем случае не должна была их настигнуть) и, более того, неизвестен даже самим беглецам.

Порывы к «бегству» всегда были свойственны Толстому. Его «первый опыт бегства» приходится на весну 1847 года – тогда Лев Николаевич унаследовал Ясную Поляну и сразу же бросил университет: «С бегства он начинает свой сознательный путь в жизнь, бегством его и завершит». В 1851 году он бежит с братом Николаем на Кавказ.

В 70-х Толстой несколько раз надолго уезжает в самарские степи (очевидно, там он чувствует себя лучше, чем дома). Когда семья переезжает в Москву, Толстой, переживающий духовный кризис, больше времени проводит вдали от нее в Ясной Поляне. А в последние годы граф комфортнее чувствует себя в гостях, чем в родовом гнезде.

Это периодически возникавшее желание бежать Басинский объясняет тем, что Толстой принадлежал к той породе людей, для которых важна прежде всего их личная воля, которые готовы брать на себя даже самые тяжелые обязательства, но только не под давлением со стороны: «Как только это давление извне превышает силы и возможности их личной воли, они обращаются в бегство». К финальному бегству Толстой все же не был готов, хоть и готовился целых 25 лет, считает Басинский. Сомнения будут терзать графа вплоть до захолустной железнодорожной станции Астапово, где 7 ноября 1910 года он уйдет из жизни.

Земная слава

Когда Толстой в последние годы покидал Ясную Поляну и отправлялся в гости, сбегал он, считает Басинский, не от аристократизма (на самом деле никакой роскоши в Ясной Поляне и близко не было; например, посещавший имение канадский политэконом Джеймс Мейвор писал, что условия жизни там были, несмотря на богатство хозяев, скорее ниже уровня семьи среднего достатка в Англии), как думали многие, а, напротив, от чрезмерного демократизма, характерного для яснополянского быта в последние годы. Усадьба Толстого, перевернувшего своим учением сознание тысяч людей, стала местом паломничества. Приезжали, конечно, и люди неслучайные, духовно близкие Толстому (например, Максим Горький). Но в первую очередь это была, как пишет автор, «протекающая через его душу людская река с неизбежным “мусором”», и «мусор» этот оставался и ложился тяжелым остатком в душе Толстого. Шли к нему с просьбами о деньгах, с попытками вернуть его в лоно православной церкви… Все это оборачивалось для Льва Николаевича душевными муками.

Поэтому одним из мотивов его ухода-бегства автор считает «дьявола земной славы», чрезмерной любви-ненависти к нему людей, от которой он мечтал избавиться. Но так и не смог. И явственно осознал это, когда выяснилось, что все газеты сообщают о его уходе и за каждым его шагом следит буквально весь мир.

Софья Андреевна

Пожалуй, не будет преувеличением сказать, что, когда Толстой совершал свой побег из Ясной Поляны, бежал он в первую очередь от своей жены.

Женитьбу на Сонечке Берс Басинский называет одним из двух важнейших событий в жизни Толстого, в корне его изменивших (второе – духовный переворот, когда Толстой отказался от писательского дара и посвятил себя философии), а первые 15 лет брака – самыми счастливыми в его жизни.

Однако со временем начали возникать «надрезы». Причин для ссор было много: ревность С.А. к Аксинье (крестьянке, от которой у Л.Н. был внебрачный сын) и своей младшей сестре Тане (граф проводил с ней много времени, когда жена была беременна), вопросы кормления первенца Сережи (у С.А.

сильно болела грудь, не хватало молока, а граф злился из-за того, что врач, другой мужчина, смеет осматривать его жену; Толстой был категорически против кормилицы); чрезмерная страстность мужа (С.А.

переживала, что любит он ее в первую очередь поэтому), результатом которой были дети, один за другим.

Хотя Софья Андреевна обожала своих детей, постоянное состояние беременности начало ее тяготить (если подсчитать, то из первых тридцати лет замужней жизни она была беременна десять и кормила грудью больше тринадцати лет).

Кроме того, ее возмущало, что муж, который отличался высоким либидо до преклонных лет, при этом говорил о половой связи как греховной, недостойной духовного существа (единственное оправдание этому было рождение детей). «Преступно спал», – делал он записи в дневнике, и С.А.

не только чувствовала себя соучастницей преступления и его причиной, ее также выводило из себя, что муж не видел принципиальной разницы между ней и женщинами, которые были до нее.

Когда Толстой переживает духовный кризис, подходят к концу те 15 счастливых лет. Ради детей С.А.

не могла принять требований, которые Толстой выдвигал своей семье (например, полностью отказаться от собственности и литературных прав, все раздать бедным, жить на клочке земли и зарабатывать своим трудом).

Басинский пишет, что в обширной литературе о Толстом, возникшей еще при его жизни, было мнение, что С.А. не поняла мужа и это стало причиной конфликта. Это не так. Напротив, жена его поняла, и именно это стало причиной конфликта.

Сама она писала: «Вероятно, я не была достаточно умна, чтобы понять все то духовное миросозерцание мужа, к которому он пришел тяжелым, продолжительным и сложным путем; и не была достаточно глупа, чтобы слепо, без рассуждений, с тупой покорностью идти за ним. Да и времени не было на размышления».

Источник: https://republic.ru/posts/66908

Почему на самом деле Лев Толстой ушел из дома?

Отношения с женой у Льва Николаевича к этому времени были уже серьезно осложнены. Известно, что Софья Андреевна, прожившая с Толстым в браке, который длился 48 лет, была ему хорошей женой.

Она родила Толстому 13 детей, всегда исключительно нежно и внимательно выполняла материнские обязанности, занималась переписыванием и подготовкой рукописей мужа к печати, образцово вела хозяйство. Однако, к 1910 году отношения Толстого с женой до крайности обострились.

У Софьи Андреевны начались истерические припадки, во время которых она просто не владела собой. Летом 1910 года в Ясную Поляну были приглашены психиатр профессор Россолимо и хороший врач Никитин, знавший Софью Андреевну давно.

После двухдневных исследований и наблюдений, они установили диагноз «дегенеративной двойной конституции: паранойяльной и истерической, с преобладанием первой».

Разумеется, тяжелое расстройство не могло возникнуть на пустом месте. Причиной ему были идеи Льва Николаевича. Стремление писателя быть проще и ближе к народу, его манеру одеваться в крестьянскую одежду, его вегетарианство и прочее Софья Андреевна терпела.

Однако, когда Толстой объявил о намерении отказаться от авторских прав на свои сочинения, созданные после 1881 года, его жена восстала. Ведь отказ от авторских прав означал отказ от гонораров за публикации, которые были очень и очень значительными. Толстой желал спасти мир, приведя все человечество к более правильной, честной и чистой жизни.

Софья Андреевна таких больших задач перед собой не ставила, она лишь желала дать детям надлежащее образование и обеспечить им достойное будущее. Впервые о своем желании отказаться от авторских прав Толстой заявил в 1895 году. Тогда же он изложил в дневнике свою волю на случай смерти.

Он обращался к детям с просьбой так же отказаться от наследования авторского права: «Сделаете это — хорошо. Хорошо это будет и для вас; не сделаете — это ваше дело. Значит, вы не готовы это сделать. То, что сочинения мои продавались эти последние 10 лет, было самым тяжелым для меня делом жизни». Как видим, первоначально Толстой просто советовал детям поступить таким образом.

Однако, у Софьи Андреевны были основания полагать, что со временем эта мысль может быть сформулирована именно как последняя воля. В этом ее укрепляло все растущее влияние на мужа со стороны его друга и лидера толстовства, как общественного движения В. Г. Черткова.

В своем дневнике Софья Андреевна напишет 10 октября 1902 года: «Отдать сочинения Льва Николаевича в общую собственность я считаю и дурным и бессмысленным. Я люблю свою семью и желаю ей лучшего благосостояния, а передав сочинения в общественное достояние, — мы наградили бы богатые фирмы издательские…».

В доме начался настоящий кошмар. Несчастная супруга гениального писателя утратила всякий контроль над собой.

Она подслушивала и подглядывала, старалась не выпускать мужа из виду ни на минуту, рылась в его бумагах, стараясь найти завещание, в котором Толстой лишает своих наследников авторских прав на его книги.

Все это сопровождалось истериками, падениями на пол, демонстративными суицидальными попытками.

Последней каплей стал такой эпизод: Лев Николаевич проснулся в ночь с 27 на 28 октября 1910 года и услышал, как жена роется в его кабинете, в надежде отыскать «тайное завещание».

В ту же ночь, дождавшись, когда Софья Андреевна, наконец, уйдет к себе, Толстой покинул дом.

Источник: https://russian7.ru/post/pochemu-na-samom-dele-lev-tolstoy-ushel-i/

Ответы@Mail.Ru: от чего умер Лев Толстой?

Толстой в октябре 1910 года, выполняя своё решение прожить последние годы соответственно своим взглядам, тайно покинул Ясную Поляну, отрекшись от «круга богатых и учёных» .

Своё последнее путешествие он начал на станции Козлова Засека.

По дороге он заболел воспалением лёгких и вынужден был сделать остановку на маленькой станции Астапово (ныне Лев Толстой, Липецкая область) , где 7(20) ноября и умер.

исчерпал жизненный ресурс
и разочаровался в жизни, потому что был гениален, а эхто — тяжкий крест,
возможно, начиналась синильная деменция, и её проглядели, строптив и своеволен был писатель, вот и ушёл из дому в разочаровании и неприкаянности, простыл.. .
и слёг усиленно обострялось и третье, самое тяжелое испытание Л.

Н-ча, состоявшее в непосредственных отношениях к нему его жены. Скорбное повествование о тех, разрушивших его здоровье, душевных мучениях, которым она систематически подвергала его в течение последних месяцев его жизни, будет изложено в свое время и на своем месте. Никто не может себе представить того, что ему пришлось за это время перенести и перестрадать. Однажды, позвав Д. П.

Маковицкого1), Л. Н. сказал ему: «Душан Петрович, пойдите к ней (С. А-не) , скажите, что если она хочет моей смерти, она очень верно достигает этого» 2). В трогательном письме к С. А-не от 14 июля 1910 г. Л. Н. , делая ей все уступки, которые считает возможными, в заключение прибавляет: «Коли ты не примешь этих моих условий доброй, мирной жизни, то я уеду.. .

Читайте также:  «свои поганые»: почему русские так называли предков донских казаков

непременно уеду, потому что дальше так жить невозможно» 3). Понятно, что при таком положении вещей Л. Н. стал все более и более определенно предвидеть возможность того, что, в конце-концов, ему придется покинуть Ясную Поляну. В минуту откровенности он говорил своему другу крестьянину Новикову: «Да, да, поверьте, я с вами говорю откровенно, я не умру в этом доме.

Я решил уйти в незнакомое место, где бы меня не знали. А может и я впрямь приду помирать в вашу хату.. . Мне хочется спокойно приготовиться к смерти, а они меня расценивают на рубли. Уйду, непременно уйду» . Л. Н-чу не доставало только последнего решающего толчка.

В том же письме к студенту он, по поводу ухода, говорит: «Сделать это можно и должно только тогда, когда будет необходимо не для предполагаемых внешних целей, а для удовлетворения внутреннего требования духа, — когда оставаться в прежнем положении станет также нравственно невозможно, как физически невозможно не кашлять, когда нет дыхания.

И к такому положению я близок и с каждым днем становлюсь ближе и ближе» . Но Л. Н. все еще не уходил и, оставаясь, продолжал подвергаться во все усиливавшихся размерах тем же самым испытаниям, которым он подвергался с 80-х годов. И не уходил он все по тем же причинам, которые сдерживали его в течение 30-ти лет.

Он знал, что своим уходом он не облегчит положение местных крестьян.

Из своего постыдного перед людьми положения он извлекал полезный урок смирения. Детей, извините, настрогал, а писать хотел даром
В то время, когда у Л.

Н-ча, в начале 80-х годов, уже происходило духовное возрождение, но новое его отрицательное отношение к собственности не успело еще окончательно определиться, — он предоставил жене своей доверенность на издание и продажу полного собрания своих сочинений, доход с которых являлся главным источником проживаемых его семьею материальных средств.

Впоследствии, когда он пришел к решительному отрицанию всякой собственности, ему, несмотря на все свои усилия, не удалось убедить С. А-ну добровольно отказаться от этого дохода и вернуть ему данную ей доверенность. Насильственно же лишать ее того, за что она так страстно держалась и что, вопреки воле Л. Н-ча, считала навсегда отданным в распоряжение семьи, он себя не признавал нравственно в праве. Эта торговля его сочинениями, производившаяся его женой противно его желанию, была, по его собственным словам, одним из самых мучительных страданий

РЕШИВ УЕХАТЬ ТАЙНО ОТ СКАНДАЛОВ С ЖЕНОЙ, ОН В 5 УТРА ТАЙНО ПОКИНУЛ Ясную Поляну и направился, куда глаза глядят.

Так он доехал до сторожки путевого обходчика с высокой температурой и у него слёг, он простудился, началось воспаление лёгких. Работник ж/д вызвал врачей, только тогда узнали, кто перед ними.

Умер Лев Толстой от простуды-воспаления лёгких.
Вгуугле напиши «смерть Л. Т. «—прочтёшь подробней и точнее.

старость не в радость года подошли вот и умер

9 сентебря 1828 г по 20 ноября 1910 г

слышал версию что он умер от переедания

трогательном письме к С. А-не от 14 июля 1910 г. Л. Н. , делая ей все уступки, которые считает возможными, в заключение прибавляет: «Коли ты не примешь этих моих условий доброй, мирной жизни, то я уеду.. .непременно уеду, потому что дальше так жить невозможно» 3). Понятно, что при таком положении вещей Л. Н.

стал все более и более определенно предвидеть возможность того, что, в конце-концов, ему придется покинуть Ясную Поляну. В минуту откровенности он говорил своему другу крестьянину Новикову: «Да, да, поверьте, я с вами говорю откровенно, я не умру в этом доме. Я решил уйти в незнакомое место, где бы меня не знали. А может и я впрямь приду помирать в вашу хату.. .

Мне хочется спокойно приготовиться к смерти, а они меня расценивают на рубли. Уйду, непременно уйду» . Л. Н-чу не доставало только последнего решающего толчка.

В том же письме к студенту он, по поводу ухода, говорит: «Сделать это можно и должно только тогда, когда будет необходимо не для предполагаемых внешних целей, а для удовлетворения внутреннего требования духа, — когда оставаться в прежнем положении станет также нравственно невозможно, как физически невозможно не кашлять, когда нет дыхания.

И к такому положению я близок и с каждым днем становлюсь ближе и ближе» . Но Л. Н. все еще не уходил и, оставаясь, продолжал подвергаться во все усиливавшихся размерах тем же самым испытаниям, которым он подвергался с 80-х годов. И не уходил он все по тем же причинам, которые сдерживали его в течение 30-ти лет.

Он знал, что своим уходом он не облегчит положение местных крестьян.

Из своего постыдного перед людьми положения он извлекал полезный урок смирения. Детей, извините, настрогал, а писать хотел даром
В то время, когда у Л.

Н-ча, в начале 80-х годов, уже происходило духовное возрождение, но новое его отрицательное отношение к собственности не успело еще окончательно определиться, — он предоставил жене своей доверенность на издание и продажу полного собрания своих сочинений, доход с которых являлся главным источником проживаемых его семьею материальных средств.

Впоследствии, когда он пришел к решительному отрицанию всякой собственности, ему, несмотря на все свои усилия, не удалось убедить С. А-ну добровольно отказаться от этого дохода и вернуть ему данную ей доверенность. Насильственно же лишать ее того, за что она так страстно держалась и что, вопреки воле Л. Н-ча, считала навсегда отданным в распоряжение семьи, он себя не признавал нравственно в праве. Эта торговля его сочинениями, производившаяся его женой противно его желанию, была, по его собственным словам, одним из самых мучительных страданий

20 ноября 1910 г., Лев Толстой, Россия
Лев Николаевич Толстой, Причина: воспаление лёгких.

Источник: https://touch.otvet.mail.ru/question/23967211

Домашний деспот и тиран: какой на самом деле был Лев Толстой?

Лев Толстой, которого все знают из школьной программы — это могучий умом и широкий сердцем старик. Всех ему жаль, о всех он печётся и щедро обо всём на свете делится своими глубокими мыслями. Но записи и самого Толстого, и его жены Софьи, и их детей изобличают в нём мелкого домашнего тирана. Если вам казалось при чтении “Карениной” или “Войны и мира”, что к людям он бессердечен и жесток, то вам не казалось. Просто эту беспощадность принято выдавать за борьбу за нравственность. Лев Николаевич Толстой с женой Софьей Андреевной в Ясной Поляне. 1908 год

Начало их романа походило на сказку. Мудрый, повидавший на своём веку многое мужчина, который даже не думает принимать близко к сердцу взгляды молоденькой девушки. И девушка, которая умудряется убедить его в серьёзности своих чувств, написав повесть об их пока несостоявшейся любви.Софья Берс была, почти как в сказке, одной из трёх дочерей врача Московской дворцовой конторы. Девочек баловали. Они получали лучшее воспитание и образование, которое вообще было возможно для девушки в то время. Софья Берс писала недурные рассказы, имела диплом, позволяющий ей преподавать на дому, и внешне была очень мила. Никто предположить не мог, что, выйдя замуж за представителя уважаемого дворянского рода, она немедленно окажется на положении прислуги. И это не фигура речи.

Первым делом, привезя в дом молодую жену, он уволил управляющего. Теперь жена должна была следить за поместьем, вести бухгалтерию, готовить продукты, идущие на кухню, и заменять повара, когда он напивался пьян.

А перед сном (и обычно после вечернего выполнения, извините, супружеских обязанностей) она садилась работать секретарём — переписывала разборчивым почерком написанное Толстым за день. А на следующий день переписывала то же самое плюс новую порцию снова.

Толстой не имел обыкновения давать тексту вылёживаться и отдавать на переписку исправленное, а вносил исправления вдруг, по одному — по два, и каждый вариант Софья должна была записать.

Софья Андреевна со старшими детьми.

Никакой оплаты или благодарности, даже в виде покупки пресловутых нарядов в подарок, за её самоотверженность не предполагалось.

Софья исполняла обязанности нескольких разных слуг, притом ещё рожая и ухаживая за детьми.

После шестого ребёнка врачи предупредили: организм матери так изношен, что младенцы будут рождаться мёртвыми или погибать в очень раннем возрасте. Ей рекомендовали подождать со следующей беременностью.

В ответ на это известие Толстой сказал матери своих пятерых (выживших) детей, бессменному секретарю, управляющему и бухгалтеру: “Если ты больше не будешь рожать, зачем ты мне вообще нужна?” В результате Толстая вынашивала детей, чтобы смотреть потом, как они умирают: двое потерянных во младенчестве, один выкидыш, и всё это друг за другом. Сам Толстой, кстати, терпеть не мог маленьких детей вблизи, никогда не обнимал и не целовал, предпочитал любоваться издали, как картинкой.

До самой смерти Софья Андреевна старалась угодить своему мужу.

В смертях детей Льва Николаевича не только всё устраивало — он был доволен. Дело в том, что Толстой в жизни очень любил переживать сочувствие, жалость к кому-нибудь страдающему.

Софья Андреевна писала в дневнике, что, когда она весела, общается с людьми, расцветает, муж делается мрачен. Когда же ей тяжело, он, напротив, становится мил, заботлив и счастлив.

Непонятно, отдавал ли Толстой себе отчёт в своих чувствах, но наивысшее блаженство для него было смотреть, как кто-то умирает. Это видно из его дневников.

Однажды Софья Андреевна серьёзно заболела. Чтобы выжить, ей требовалась хирургическая операция: удаление гнойной кисты. Иначе её ждала не просто смерть, а смерть мучительная. Был вызван доктор.

Он поговорил с Толстым, и реакция писателя его неприятно поразила. Сначала Толстой ответил решительным отказом и только под давлением близких и врача сказал, мол, делайте, что хотите.

Операция прошла успешно, Софья Андреевна выжила.

Софья Андреевна вырастила детей своими силами, Лев Николаевич предпочитал читать им морали.

Дочь Толстых, Александра, вспоминала, что до приезда врача отец с упоением наблюдал за болезнью матери, ловя все её мучительные вздохи и умиляясь тому, как стойко она встречает смерть. Операция буквально лишила его этого удовольствия.

Чтобы Лев Николаевич почувствовал всю серьёзность положения, врачи показали ему вырезанную опухоль размером с детскую голову. Писатель взглянул на неё равнодушна. Он был разочарован, по определению дочери — чувствовал себя обманутым.Однако вскоре ему удалось насладиться зрелищем чужой смерти сполна. Через два месяца сгорела от пневмонии дочь Мария.

Отец опять ловил каждый её вздох, наблюдал за процессом умирания очень внимательно, словно упиваясь им. То же странное упивание, восторг от собственного умиления при виде умирающего родного человека виден в его записях о смерти сына Вани.О болезни жены Толстой писал потом так: “Смотрел я все время на нее, как она умирала: удивительно спокойно.

Для меня — она была раскрывающимся перед моим раскрыванием существо. Я следил за его раскрыванием, и оно радостно было мне.” Удивительным образом он описывает чужую смерть точно так же, как маньяк-убийца из фильма “Красный дракон” (для создания образа которого, говорят, автор книги и сценаристы изучали психологию реальных маньяков).

Можно только порадоваться тому, что Толстой терпеливо ждал чужих страданий, а не пытался мучить людей сам. Ну, если не считать жестоких требований к жене.

После того, как дочь Мария уже умерла, он даже толком не простился с телом, полностью утратив интерес к умершей.

Лев Николаевич в семейном кругу.

Типичный пример того, как Толстой общался и обращался с женой — сцена вокруг рождения дочери Александры. Софья Андреевна дурно чувствовала себя: беременность была уже не первая, женщина была сильно истощена. Лев Николаевич, как обычно, пошёл к неё рассказывать о своей вине перед человечеством.

Но супруге стало, наверное, не в первый раз обидно, что вину перед человечеством муж испытывает охотно, а перед ней — никогда. Она высказала ему свою обиду, разыгралась ссора, Толстой гордо ушёл в ночь. Тем временем у Софьи Андреевны начались схватки. Сын Илья довёл её до дома.

Толстой вернулся около полуночи. Роды протекали очень тяжело, смертность среди рожениц в то время была высокой, так что Софья пришла к мужу в комнату, чтобы проститься: “Я, может быть, умру”. Лев Николаевич, как ни в чём не бывало, продолжил свою речь с того момента, где оборвала её жена в саду.

Да, начал дальше говорить про свою вину и человечество.

Вероятно, это всё, что нам надо знать о великом человечище и светоче гуманизма Льве Толстом, чтобы адекватно оценивать его личность и его прозу.

Лев Толстой взвалил на жену ответственность за все стороны своей жизни и в то же время убеждал её, что она бесполезна AWESOME! NICE LOVED LOL FUNNY FAIL! OMG! EW!

Источник: https://homsk.com/martin/domashniy-despot-i-tiran-kakoy-na-samom-dele-byl-lev-tolstoy

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector