Как восточная европа мешает захвату россии

Что случилось с восточной политикой Польши? Этим вопросом все чаще задаются в Европе и на другом берегу Атлантического океана. Наши союзники заметили, что страна, помогавшая продвигать политику ЕС в Восточной Европе, отказалась от активного формирования европейской стратегии в отношении Украины, России или Белоруссии.

Более того, в двусторонних отношениях с Киевом (особенно на фоне поправок в закон об Институте национальной памяти) Варшава начала действовать настолько неоднозначно, что многие задумались, не собирается ли правительство партии «Право и Справедливость» (PiS) совершить разворот в сторону России.

Само появление таких вопросов показывает, что с нашей восточной политикой происходят сейчас совершенно невероятные вещи.

Кремль доволен

Польша перестала выступать с инициативами, касающимися европейской восточной политики. Министерство иностранных дел уже довольно давно не устраивает многосторонних встреч в Кишиневе, Минске и даже в Киеве, а также не принимает в них участия.

Мы отказались также от формирования и претворения в жизнь европейского плана помощи Украине. Все это не случайность и не проявление минутной слабости нашей дипломатии. Причины лежат гораздо глубже: польская политика утратила точки соприкосновения с целями политики Евросоюза.

С самого начала, то есть с момента расширения ЕС в 2004 году, ключевым элементом стратегии Брюсселя в отношении восточных соседей была передача им европейских моделей функционирования государства.

Этой цели были подчинены все проекты, которые при помощи Польши разрабатывал Евросоюз: соглашения об ассоциации, финансовая помощь, программа «Восточное партнерство».

Польское руководство, отказывающееся от достижений собственного периода трансформации и критикующее европейскую модель либеральной демократии, утратило стимул к действиям, а партнеры Польши перестали видеть в ней силу, способную продвигать проевропейские реформы на Востоке.

«Восточное лобби» в Брюсселе лишилось своего влияния, а в результате фокус внимания сместился на других соседей: Балканы и государства Северной Африки.

Это благоприятный сценарий для Москвы, которая считает, что деятельность ЕС в Восточной Европе мешает ей распространять в этом регионе собственные влияния.

Раздвоение личности

Как Восточная Европа мешает захвату РоссииInteria19.02.2018Le Monde09.02.2018Gazeta Polska21.12.2017Новое время страны08.11.2017Отказ от европейской политики ослабил позицию Польши относительно ее восточных соседей. Когда Варшава принимала участие в принятии решений на европейском уровне, Киев, Минск и даже Москва понимали, что если они хотят договориться с Брюсселем, им придется договариваться в том числе с нами. Сейчас Варшава, лишившись поддержки авторитета ЕС, осталась с соседями один на один. В сложившейся ситуации наша политика в отношении восточных партнеров приобрела особое значение, однако, она выглядит так, будто наше государство страдает раздвоением личности.

С одной стороны, главным элементом в контактах с Востоком наше руководство называет угрозы, связанные с агрессивной политикой России. Варшава, как она подчеркивает, заинтересована в ограничении влияний Москвы и сотрудничестве с теми странами, которые тоже чувствуют, что им угрожает опасность.

Ориентируясь на такие приоритеты, мы создали совместную украинско-польско-литовскую бригаду и поддержали санкции, которые Запад ввел против России за нападение на Крым и Донбасс.

В эту концепцию вписывается также стремление Польши обрести независимость от поставок российского газа и протест против строительства новой ветки газопровода «Северный поток», которая позволит Газпрому отказаться от транзита сырья через Украину.

С другой стороны, то же самое руководство подпитывает антиукраинские настроения и закрывает глаза на пропаганду, за которой стоит Кремль. Яркой иллюстрацией такого тренда стали недавние поправки в закон об Институте национальной памяти.

Законодатели посвятили в них несоразмерно много внимания украинским (а не советским) преступлениям против поляков, а также использовали в документе конфронтационный язык (в законе появляется польское название региона, который входит сейчас в состав украинского государства) и даты, взятые из советской историографии.

Кроме того, некоторые эксперты, защищающие новый закон в проправительственных СМИ, появляются в прессе, служащей инструментом российской информационной войны.

Политика в отношении Украины наводит на мысль, что Польша начала разворот в сторону России. Противоречащие друг другу заявления и шаги польских руководителей показывают, однако, что мы имеем дело, скорее, не с осознанной сменой союзника, а с хаосом, вызванным разнообразными внутриполитическими импульсами и отсутствием стратегического видения.

Концепции предыдущей эпохи

Ко всем этим элементам добавляется идея об исходящей от российского государства угрозе, которую мы рассматриваем через призму опыта столкновения с имперской политикой России в XIX и XX веках.

Такие превентивные шаги, как покупка новых вооружений для армии или создание сил территориальной обороны, показывают, что правительство концентрирует внимание на сценарии захвата нашей территории противником. В связи с этим Варшава придает большое значение присутствию в Польше американских военных.

Они должны стать гарантией того, что Вашингтон сочтет нападение на нашу страну нападением на граждан США, а, значит, и государство, которое они представляют. При таком видении угроз наши отношения с Украиной и Брюсселем предстают второстепенным для безопасности аспектом.

Перспективу классического вооруженного конфликта исключать нельзя, однако, гораздо более реальными представляются совсем другие проблемы. Россия не заинтересована сейчас в новых территориальных завоеваниях. Ее цель состоит в том, чтобы максимально ослабить Запад.

Представляя себе возможные военные конфликты, следует, скорее, принимать во внимание так называемую опосредованную войну, такую, как идет сейчас в Сирии и на Украине. Кремль в обоих случаях вступает в конфронтацию с Вашингтоном, при этом она имеет ограниченный масштаб и не грозит вылиться в более серьезный конфликт.

Такие «войны» разворачиваются обычно в периферийных государствах.

Нас ждет, скорее, не классическая имперская война, а попытки использовать Польшу в качестве «поля битвы», например, для дискредитации трансатлантического союза. Такой сценарий станет реальностью только в том случае, если наша страна окончательно утратит свои позиции в западном мире. Одно присутствие американских сил на нашей территории нас не спасет.

В этом контексте столь же важную роль будет играть сильная позиция Польши в НАТО и ЕС, а также ее крепкие связи с США и Германией.

Между тем Варшава избрала противоположное направление международной политики: мы вступили в конфликт с Европейской комиссией, а наши отношения с американцами и немцами в последние десять лет еще не бывали настолько напряженными, как сейчас.

Как Восточная Европа мешает захвату России© REUTERS, Thilo SchmuelgenЛидер партии «Право и справедливость» Ярослав Качинский и премьер-министр Венгрии Виктор Орбан

Наиболее вероятная угроза — это не война, а распространение влияний Кремля в Польше. Набирающий обороты конфликт с Киевом создает для этого идеальные условия.

Москва может воспользоваться эскалацией антиукраинских настроений для управления польскими политическими процессами, например, устраивая провокации, которые позволят оказывать воздействие на общественные настроения.

Предотвратить такие угрозы позволит профессиональное отслеживание ситуации, формирование атмосферы доверия между государствами и народами, а также контроль над националистическими кругами, которые стали объектом внимания Кремля не только в Польше, но и во всей Европе.

Из заявлений политиков «Права и Справедливости» следует, что они видят опасность, которая исходит от российских агентов влияния, однако, на деле, возможно, сами того не осознавая, они создают идеальные условия для их деятельности.

Во власти стихии

Восточная политика, которую проводит сейчас Польша, — это игра с огнем.

Польское руководство не начало осознанного разворота к России, однако, в царящем хаосе многие его действия в самых разных сферах оказываются тождественными действиям и интересам Кремля, а одновременно отдаляют Варшаву от НАТО и ЕС.

При этом политики и эксперты, связанные с властями, все больше сближаются с теми людьми, которые разделяют российскую точку зрения. В итоге нам становится все сложнее защитить себя от исходящих со стороны России угроз.

Правительство партии «Право и Справедливость» утратило авторитет на международной арене, позволявший критиковать рискованные с точки зрения безопасности нашего региона компромиссы, на которые идут другие европейские страны в отношениях с Москвой. Сейчас нам нужно сформировать четкие, опирающиеся на понимание реальных угроз приоритеты.

Если правительство оставит отношения с нашими живущими за Бугом соседями на милость неуправляемых политических стихий, однажды Польша может вновь оказаться в центре восточной политики. На этот раз она станет уже не одним из ее авторов или «послов», а серьезной проблемой в контактах ЕС с восточноевропейскими государствами.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Источник: https://inosmi.ru/politic/20180301/241605827.html

Победители антисоциалистического соревнования

26 лет назад рухнула Берлинская стена, и странам Восточной Европы открылся капиталистический путь развития. Экономисты предупреждали, что Восточная Европа нескоро сравняется с Западной. Но, оказалось, общей судьбы у бывших стран соцлагеря нет. Некоторые из них уже догнали и даже перегнали западных соседей. А другие, по сути, так и не изменились.

АЛЕКСАНДР ЗОТИН, Прага

Особенная Германия

Самой успешной оказалась экономическая трансформация Восточной Германии. После объединения бывшая ГДР сразу получила прекрасные институты с независимыми судами, развитой демократией и низкой коррупцией. Все было хорошо у восточных немцев, кроме производительности труда и зарплаты.

Разрыв оказался очень большим: на востоке зарплаты и производительность труда были в два-три раза меньше, чем в западной части страны. Объединение привело к миграции работников в Западную Германию (около 10% населения бывшей ГДР).

Однако громадные объемы притока капитала на восток (около €80-90 млрд ежегодно) сделали свое дело — уже к 2005 году зарплаты сблизились (75% от уровня Западной Германии, против 50% в 1991-м). Выравнивание зарплат привело к снижению миграции в 2010-е.

Конечно, разрыв между востоком и западом Германии все еще остается, но уже вполне в рамках региональных различий в западноевропейских странах (например, в Бельгии, Италии и Испании).

Впрочем, Восточная Германия — случай особый. Да и в других вступивших в ЕС 11 посткоммунистических странах Восточной Европы (Польша, Чехия, Словакия, Венгрия, Словения, Хорватия, Румыния, Болгария, Литва, Латвия, Эстония) транзит проходил по-разному.

Догнать Германию по ВВП на душу населения не удалось никому, это задача слишком сложная. Зато обогнать самую бедную экономику Западной Европы — Португалию (такую цель для России ставил премьер Путин в конце 1999 года) — получилось у 5 стран из 11 (см.

Читайте также:  Какие правители россии считались самыми трусливыми

график).

Лидеры конвергенции

Обогнавшие Португалию стартовали с разных позиций. Так, «продвинутые» Чехия и Словения и на старте транзита имели ВВП на душу населения, несильно отличавшийся от португальского.

Чехия — такая же, как ГДР, витрина социалистического блока, в свое время, до 1918 года, была высокоразвитой частью Австро-Венгрии. Католицизм и территориальная близость к процветающим германским городам предопределили будущее страны, которая всегда была частью европейской цивилизации.

Получившую независимость по итогам Первой мировой Чехословакию ждала в 1938 году германская оккупация, сопровождавшаяся предательством западноевропейских стран, желавших умиротворить Гитлера этой уступкой (Мюнхенский сговор).

После освобождения в 1945-м Чехословакия подпала под политический и экономический протекторат СССР вплоть до 1989-го. Но после падения Берлинской стены и мирного раздела страны в 1993 году на две части, Чехию и Словакию, обе вышли в лидеры гонки за Западной Европой.

Приватизация и либерализация цен проходили очень плавно (обе наследницы Чехословакии ни разу не испытали инфляции выше 10% в год). Высокий уровень человеческого капитала, устойчивая демократия, географическая и отчасти культурная близость к промышленным центрам Европы сделали Чехию их естественным экономическим сателлитом.

Заводы Skoda теперь часть германского концерна Volkswagen, другой автопроизводитель — Tatra перешел в руки голландцев и американцев, производитель автобусов Iveco стал частью итальянского Iveco.

Похожие процессы проходили и в Словении. Она тоже была славянской частью Австро-Венгрии. После распада последней в 1918 году часть словенской территории оккупировала Италия, а другая часть вошла в Королевство Югославия. Позже, после Второй мировой, в составе социалистической Югославии, Словения была самой экономически развитой республикой.

Такой же развитой она осталась и после минимально кровавого отделения от Югославии в 1991 году. Например, сейчас ВВП на душу населения в Боснии составляет треть от уровня Словении, в 1990-м соотношение было почти таким же — 34,5%.

Здесь, как и в случае с Чехией, сыграли свою роль географическая близость к продвинутым Северной Италии и Австрии, высокий уровень человеческого капитала, стабильная демократическая система и высокая концентрация конкурентоспособных промышленных предприятий.

Крупнейшая компания страны — производитель бытовой техники Gorenje — стала мировым конгломератом: из 83 структур, принадлежащих группе, 59 находятся за пределами Словении. Успешен и фармацевтический бизнес, компания Krka дает около 10% словенского экспорта.

Третьей в списке лидеров посткоммунистического транзита неожиданно стала Словакия. Неожиданно, потому что до раздела в 1993 году Словакия сильно проигрывала Чехии в экономическом развитии (всего 36% от германского ВВП на душу населения против 56% у Чехии). Помогла концентрация тяжелой промышленности в этой части Чехословакии.

После Пражского восстания 1968 года советские власти во всем благоволили именно Словакии, в пику менее податливым чехам. Но производительность труда в нерыночной экономике была невелика, поэтому потенциал словацких компаний смог раскрыться только после значительных западных инвестиций и переоборудования производств.

Сейчас Словакия — настоящая фабрика Европы, в структуре ее экспорта на услуги приходится лишь 8%, меньше только у Польши. С 2007 году страна стала мировым лидером по производству машин на душу населения (105 автомобилей на 1000 населения в год), на ее территории располагаются заводы Volkswagen, PSA Peugeot Citroen и Kia.

Географическое положение тоже сыграло свою роль — расположенная на берегу Дуная Братислава стала естественным логистическим центром Восточной Европы.

Как Восточная Европа мешает захвату России

Середняки

Как и Словакия, три прибалтийские республики стартовали с низких позиций и смогли сократить свое отставание от стран Западной Европы практически вдвое. Выдающийся результат. Но путь был тернистым.

Изначальные факторы успеха очевидны — в этих странах безболезненно прошел процесс демократизации, они добились отличных показателей по рейтингам инвестиционной привлекательности и восприятия коррупции, более или менее полно выполнили все нормы ЕС.

Но эти позитивные факторы сыграли с ними злую шутку.

В начале 2000-х в страны Балтии пришли скандинавские банки и буквально залили их доступными и дешевыми кредитами. В 2004 году они вступили в ЕС, и этот процесс стал лавинообразным. Буквально все стали спекулировать недвижимостью.

И это было экономически оправданно — зачем заниматься чем-то в реальном секторе, если маржа на недвижимости была 15-20% в год? Однако осенью 2008-го после коллапса американского банка Lehman Brothers скандинавы прекратили кредитовать перегретые экономики.

В итоге в наиболее пострадавшей Латвии ВВП за два года упал на 27%, зарплаты сократились на 20-30%, безработица скакнула к 22-23%. В Литве и Эстонии ситуация была похожей, хотя кризис проходил чуть мягче.

До 2008 года прибалтийские страны были лидерами в погоне за Западной Европой, разрыв в ВВП на душу населения сокращался стремительно, оптимизм зашкаливал. Но коллапс кредитного пузыря приостановил это движение. Впрочем, кризис оздоровил прибалтийские экономики, и сейчас они снова показывают неплохие темпы роста, опять сокращая разрыв с Западом.

Польша, так же как и прибалтийские страны, совершила впечатляющий рывок, хотя и не превысила пока уровень Португалии. Но, в отличие от Балтии, развитие было самым плавным в Восточной Европе.

После знаменитой «шоковой терапии» 1989-1990 годов вице-премьера Лешека Бальцеровича, когда были отпущены цены и стартовала масштабная приватизация, практически никаких потрясений страна не испытывала.

Даже кризис 2008-2009 годов прошел безболезненно: Польша была единственным государством Восточной Европы, которому удалось показать рост ВВП в 2009-м (1,6% ВВП).

Секрет устойчивости — в большом внутреннем рынке (Польша — крупнейшая страна Восточной Европы: 38,5 млн населения), высоком уровне диверсификации экономики, большой доле легкой промышленности, агросектора, малого и среднего бизнеса. Помогает и теснейшая интеграция с немецким бизнесом (в основном с мелкими и средними семейными предприятиями, в Германии таких компаний более 3,5 млн).

Отстающие

Хотя посткоммунистический транзит восточноевропейских экономик в целом удачен, 2 из 11 стран свой разрыв с Западной Европой не сократили, а увеличили. Венгрия — одна из историй неуспеха.

В отличие от остальных государств Восточной Европы преобразования здесь окончательно не завершены.

Исторически Венгрия была культурно и этнически изолирована от своих соседей, и в последние годы эта особенность страны проявилась во всплеске национализма (впрочем, и в советском блоке после восстания 1956 года Венгрии позволялись многие отклонения от планового социализма, например частная собственность в агросекторе, так называемый гуляшный социализм). После победы в 2010-м на парламентских выборах консервативной партии «Фидес» и назначения премьером Виктора Орбана страна стала постепенно склоняться к авторитаризму.

Однако проблемы не только с политическим фоном транзита. Венгрия довольно болезненно пережила кризис 2008-2009 годов. Дело в том, что еще до 2008-го, венгерские домохозяйства опрометчиво набрали кредитов (в основном ипотечных) в швейцарских франках.

Привлекали низкие ставки по данной валюте и наблюдавшаяся до кризиса стабильность и даже рост форинта к франку. В итоге более половины всех ипотечных кредитов в Венгрии были выданы во франках (в других странах Восточной Европы франк тоже был популярен, но в меньшей степени).

Кризис 2008-го показал валютным ипотечникам рискованность подобных операций. В середине 2008 года франк стал валютой-убежищем для инвесторов со всего мира, и его курс взлетел даже к доллару и евро, не говоря уже о форинте.

Сотни тысяч заемщиков оказались «на дне», пострадал и банковский сектор.

Хорватия, второй отстающий, также была частью Австро-Венгрии до 1918 года, а потом второй после Словении по уровню экономического развития республикой Югославии. Но ее отделение, в отличие от Словении, было куда более кровавым (гражданская война между хорватами и сербами длилась четыре с половиной года, с 1991-го по 1995-й).

Война затормозила экономическое развитие страны. С 1989 по 1993 год ВВП упал на 40,5%. Поэтому и в ЕС Хорватию приняли совсем недавно, в 2013-м.

И хотя разрыв в ВВП на душу с Германией за время посткоммунистического транзита (с 1993-го) сокращается, на довоенном пике в 1987-м он был значительно меньше, чем сейчас (57% от уровня Германии против 45% сейчас).

В отличие от хорошо догоняющих Западную Европу осколков Австро-Венгрии, Румыния до 1870-го была частью Османской Империи. И поэтому имела совсем иное культурное и политическое наследие, выразившееся, например, в том, что именно в Румынии был самый жестокий из всех стран советского блока режим.

После революции 1989 года и свержения диктатора Николае Чаушеску к власти изначально пришли представители бывшей коммунистической партии. Реформы, соответственно, затянулись, страна вступила в ЕС только в 2007 году.

Читайте также:  «русский шерлок холмс»: почему англичане так называли сыщика аркадия кошко

Во многом сохраняется доставшаяся от коммунистического режима отсталая структура экономики: около 30% рабочей силы занято в агросекторе и добыче сырья — самый высокий показатель в Европе. Мешает развитию и высокая (3,5%) доля слабо интегрированных в современную экономику цыган.

Румыния чуть уменьшила разрыв в ВВП на душу населения с Западом, но незначительно. А учитывая низкую базу для роста, похвастаться и вовсе нечем.

Все дело в люстрации?

Еще хуже сложилась судьба у другого осколка Османской Империи, Болгарии. Здесь так же, как и в Румынии, на выборах в 1990 году к власти пришли бывшие коммунисты, просто поменявшие название партии с коммунистической на социалистическую. После они выигрывали выборы в 1994-м, 2005-м и 2013-м.

Политическая элита во многом осталась той же, что и до 1989 года, демократический транзит нельзя считать полностью состоявшимися. Из-за этого реформы начались поздно, фактически только в 1997 году, и постоянно откатывались обратно.

Еще одной особенностью транзита, как пишет болгарский экономист и один из создателей рейтинга Doing Business Симеон Дянков в книге «The Great Rebirth», стал захват экс-коммунистическими спецслужбами в союзе с криминальными структурами существенной части экономики посредством коррумпированной приватизации (отсюда недоверие граждан к реформам).

Причину происходящего Дянков видит в том, что Болгария единственная среди посткоммунистических стран ЕС не приняла закона о люстрации бывшей партийной номенклатуры и спецслужб. Так или иначе, Болгария не сократила отставание от Запада, а существенно увеличила его (с 49% от уровня Германии до 40%).

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/2861297

65% квартир в ТиНАО покупают москвичи

Новая Москва собирается стать крупнейшей рекреационной зоной, образовательным хабом и фондохранилищем для музеев. В отношении ТиНАО у столицы большие планы, сообщил руководитель Департамента развития новых территорий Владимир ЖИДКИН.

Как меняется облик поселений Новой Москвы, заметно уже на глаз. Административные здания в Коммунарке, к примеру, построены в современном урбанистическом стиле. Таким же современным будет и здание полиции, рассказал Жидкин.

Одни вкладывают, другие присматриваются

На новых территориях введено 17 млн квадратных метров жилья, а к 2035 году построят ещё 100 млн квадратных метров. Кроме того, появятся больницы и поликлиники, спортивные объекты и парки, школы и детские сады.

За прошедшие семь лет в новые районы, по словам главы департамента, вложено 1,4 трлн рублей, а всего до 2035 года по утверждённым программам планируется инвестировать 7 трлн рублей.

Для сравнения: затраты города на новое метро за 13 лет (начиная с 2011 года) составят 2 трлн рублей.

Как Восточная Европа мешает захвату России

Руководитель Департамента развития новых территорий Владимир Жидкин

Инвестирует в развитие этих районов не только столичный бюджет, есть и другие инвесторы, в том числе иностранные.

Владимир Жидкин признался, что к Новой Москве активно присматриваются предприниматели из Поднебесной, которые уже вошли в проект по строительству метро.

Ранее одним из крупнейших инвесторов стала международная инвестиционно-финансовая группа PPF, ведущая деятельность в странах Центральной и Восточной Европы.

Этому интересу не мешают даже санкции. Как рассказал глава департамента, на прошедшей в начале октября в Мюнхене международной выставке коммерческой недвижимости и инвестиций Expo Real стенд Новой Москвы оказался одним из популярных.

Важным фактором развития этих территорий должны стать новые рабочие места – за семь лет налоговые поступления в бюджет за счёт их создания увеличились в 3 раза (200 тыс. рабочих мест), и это без учёта инновационного центра «Сколково».

Транспорт и парки

С момента присоединения новых территорий сюда проведены линии метро с восемью станциями. Транспортная доступность стала важным фактором, привлекающим всё больше жителей мегаполиса, – по данным Департамента развития новых территорий, 65% квартир здесь покупают именно москвичи.

До 2023 года метро дойдёт до Троицка, а также до аэропорта Внуково, напомнил о планах столичного правительства Владимир Жидкин. Быстрее и проще станет перемещение по железной дороге – будут введены дополнительные пути, а также появятся новые станции на Курском и Киевском направлениях.

Активно строятся и автомобильные дороги. В ближайшие годы в ТиНАО появятся ещё 300 километров, включая инфраструктуру Центральной кольцевой автодороги. «Рассчитываем, что к концу 2021 года ЦКАД на московском участке будет построен. Для нас это важный транспортный проект», – отметил Жидкин.

Другой фактор притяжения этих территорий, на взгляд руководителя департамента, – их рекреационная привлекательность. Ведь 75 тыс. гектаров земли, покрытой лесом, теперь в составе мегаполиса.

«Такого нет ни в одном городе мира», – сказал он. Поэтому власти считают приоритетным направлением развитие парков. В дополнение к существующим лесным массивам создаются новые парки, проектируются уникальные объекты.

В частности, в районе метро «Прокшино» Сокольнической линии будет построен всесезонный спортивно-развлекательный комплекс.

Основным объектом станет горнолыжный склон высотой 101 метр, где будет проложено девять горнолыжных трасс разной сложности, все их оборудуют удобными подъёмниками.

СПРАВКА

К 2035 году в Новой Москве построят 33 станции метро, 1600 километров дорог, 125 объектов здравоохранения, 700 спортивных объектов, 300 детских садов, 110 школ и 86 парков.

Источник: https://versia.ru/65-kvartir-v-tinao-pokupayut-moskvichi

Ответ США на кремлевскую агрессию

Пентагон способен ударить по российским войскам в ответ на агрессию россиян против государств-членов НАТО. После захвата украинского полуострова, на Западе осознали, что от российского руководства можно ожидать чего угодно. Вплоть до нападения на государства Прибалтики.

В случае атаки Кремля на государства Прибалтики Соединенные Штаты могут нанести удар по российским войскам в Крыму или Сирии. Об этом речь идет в материале, опубликованном в авторитетном журнале Foreign Policy.

Авторы Элбридж Колб из вашингтонского Центра новой американской безопасности и Дэвид Очманек, представляющий аналитический центр RAND, озаглавили свой материал так: «Как США могут проиграть войну великих держав».

По их мнению, американские власти могут проиграть в стратегическом противостоянии из-за того, что Россия и Китай нарастили ракетные вооружения, укрепили системы радаров и системы радиоэлектронной борьбы. Причем, Китай представляет большую опасность за счет эффективного создания военной инфраструктуры за пределами страны, в том числе с помощью авианосцев, атомных подлодок и авиации дальнего действия.

Москва и Пекин используют военно-политические инструменты, чтобы ослабить и далее заблокировать американцам возможность действовать в западной части Тихого океана и в Восточной Европе.

«Вопрос в том, что с этим делать.

Оставшись без контроля, Китай или Россия могут попытаться использовать эти преимущества для принуждения или даже покорения союзников США или Тайваня», – говорится в материале.

В случае захвата Россией Прибалтики США могут нанести удар по российским силам в Крыму или Сирии

Как отмечают американские аналитики, возможности Китая в западной части Тихого океана и России в Восточной Европе слишком существенны, чтобы их нейтрализовать прямыми действиями.

«Соединенные Штаты могут использовать свой глобальный охват, чтобы нанести серьезный ущерб Китаю или России в других местах.

Например, в случае нападения Китая на Тайвань Соединенные Штаты могут наложить торговое эмбарго или взяться за базу Китая в Джибути и объекты (судя по контексту, принадлежащие КНР – КР) в Пакистане, Камбодже и Шри-Ланке. В случае захвата Россией Прибалтики США могут нанести удар по российским силам в Крыму или Сирии.

Теория состоит в том, что угроза уничтожить или отобрать вещи, находящиеся дальше, может привести к тому, что противник воздержится от атаки или откажется от своей первоначальной цели», – настаивают Элбридж Колби и Дэвид Очманек.

Именно этот абзац вывел российское руководство из равновесия.

Заместитель председателя комитета Совета Федерации по международным делам Владимир Джабаров заявил, что никаких планов по захвату Прибалтики у России якобы нет, не было и никогда не будет, назвав выводы американских специалистов «бредом». «Если бы Россия думала о захвате Прибалтики, она бы не отпускала прибалтийские страны после распада Советского Союза», – уверен господин Джабаров.

По его мнению, Крым является «российской территорией», которую Кремль будет защищать. Владимир Джабаров полагает, что аналитики Foreign Policy якобы специально «разжигают эту болтовню», дабы помешать нормализации российско-американских отношений.

На самом деле, российский сенатор слукавил. Литва, Латвия, Эстония, как и другие республики бывшего СССР, обрели независимость на фоне политического паралича в Москве. Несмотря на это, российские власти нередко пытаются представить независимость украинцев или латышей неким «подарком» со стороны Кремля, хотя это неправда.

Читайте также:  В каких случаях православный может причащаться в католическом храме

Такую же позицию занял и его коллега Сергей Цеков, формально представляющий в Совфеде аннексированный Крым. Господин Цеков уверен, что американцы не ударят по кремлевским войскам, расквартированным на украинском полуострове. «США не нанесут удар по России и не начнут войну с Россией. Это глупости какие-то», – сказал он российским журналистам.

Российские власти столь болезненно реагируют на откровения американских военных экспертов по двум причинам. Во-первых, после оккупации украинского полуострова западные аналитики осознали, что от россиян можно ожидать чего угодно. Вплоть до попыток отправить «зеленых человечков» на территорию государств-членов НАТО.

Ведь планов захватывать украинский Крым и создавать на юго-востоке страны террористическую «Новороссию» у Москвы тоже как бы «не было».

Президент Владимир Путин до 2014 года публично отрицал возможность территориальных претензий к Украине по Крыму или Донбассу.

Как он признавался в одном из интервью, вопрос полуострова был урегулирован еще в 90-е годы прошлого столетия, и поднимать его снова нет смысла.

Если Москва решит все свои задачи в Украине, следующей целью могут стать Польша или государства Прибалтики

Говорил ли он тогда правду или лукавил, точно сказать нельзя.

Ситуация кардинально изменилась в ходе украинской Революции достоинства 2013-2014 годов, в которой Кремль узрел якобы подготовку Запада к смене власти в России. После «болотных протестов» в Москве рейтинг Владимира Путина падал.

И Кремль, как это уже бывало в российской истории, рискнул решить внутренние проблемы за счет «маленькой победоносной войны».

Аннексия Крыма, усиленная ударными дозами «телевизионных галлюциногенов», на некоторое время обеспечила рост рейтинга и консолидировала общество вокруг фигуры «вождя». Аппетит приходит во время еды.

Сейчас Кремль пытается разрушить Украину изнутри путем формального возвращения «республик» Донбасса под контроль Киева.

Если Москва решит все свои задачи в Украине, следующей целью могут стать Польша или государства Прибалтики, где кремлевское начальство решит «спасать русскоязычных».

Проблема в том, что российские власти воспринимают аннексию Крыма и войну на Донбассе именно как войну против ненавистного Запада. Разобравшись с одним «натовским легионом» (Владимир Путин именно так охарактеризовал украинскую армию), россияне примутся за следующий, который ближе всего.

Во-вторых, Сергей Цеков в очередной раз озвучил установку, которой российские политики и чиновники бравировали в ходе оккупации украинского Крыма – «Запад не посмеет нам помешать».

На самом деле, США и силы НАТО вообще за последние годы много чего «посмели» в отношении россиян. Турецкие военные четыре года назад демонстративно сбили российский Су-24, отделавшись только временным запретом россиянам посещать турецкие курорты и закупать их помидоры.

Американцы уже били по российским войскам в Сирии. Наиболее известный эпизод – атака на базу Шайрат. Пентагон совершенно без последствий «покрошил» около двух сотен бойцов так называемой «ЧВК Вагнера».

Имеются основания полагать, что следы российских частных военных компаний ведут прямиком в Кремль.

Громкие заявления Джаббарова и Цекова обусловлены страхом, что если НАТО рискнет, например, сбить российский самолет над Черным морем, то Москва это проглотит. Как показала многолетняя практика, Кремль может атаковать только заведомо слабого противника. Против сильного игрока в ход идут спецслужбы, военный шантаж и дезинформация, но не прямая сила.

Источник: https://www.facenews.ua/columns/2019/331117/

Болгария хочет освободится от невыносимой дружбы с Россией

30 октября Болгария выдворила из страны первого секретаря посольства России в Софии, обвинив его в скупке секретных сведений.

В сентябре по обвинению в шпионаже задержали лидера болгарского движения «Русофилы» и его коллег.

Эти резонансные случаи вышли на поверхность, но они – лишь малая часть действий «русского мира» в Болгарии, продвигающего и российские нарративы, и российские интересы.

«ОСВОБОДИТЕЛИ ЕВРОПЫ»

9 сентября в столице Болгарии открылась выставка «Хрупкий мир на пороге войны», посвященная «75-летию освобождения Восточной Европы от нацизма».

Экспозиция представляла материалы из музеев и архивов РФ, демонстрирующие, как бойцы Красной армии освобождали от фашизма страны Восточной Европы, помогали местному населению.

К зданию Российского культурно-информационного центра, где проходила выставка, пришли протестующие с транспарантами.

Они напомнили и о злодействах Сталина, и о том, что вслед за нацизмом в страну пришли сталинизм, коммунизм, а теперь – путинизм не дает нормально развиваться национал-демократическому движению в стране. Именно террор и притеснения со стороны коммунистического режима дают болгарским историкам право говорить о том, что он пагубно влиял на развитие Болгарии, как и ряда других стран Восточной Европы.

За несколько дней до начала экспозиции, организованной российскими дипломатами и местными сторонниками «русского мира», ее резко осудили и в МИД Болгарии.

По мнению болгарских дипломатов, «щиты Советской армии принесли народам Центральной и Восточной Европы полвека репрессий, …деформированное экономическое развитие и оторванность от динамики процессов, происходящих в развитых европейских государствах».

Именно после этой выставки, в организации которой помогали местные члены пророссийского движения «Русофилы», лопнуло терпение и у болгарских спецслужб.

В тот же день лидер «Русофилов» Николай Малинов, один из секретарей движения Юрий Борисов и 14 других его участников были задержаны или вызваны на допрос.

Николая Малинова, в частности, обвинили в шпионаже в пользу Москвы и в отмывании денег.

В болгарском обществе отреагировали по-разному. Кто-то приветствовал, кто-то критиковал, а кто-то напомнил, что в стране остаются куда более серьезные игроки по продвижению российских интересов в болгарской экономике, принятию решений в государственных институтах, нежели Малинов.

  • «Мало кто сомневается в том, что у Москвы имеется отлаженная сеть агентов в Болгарии, непрерывно ведущая массированную гибридную войну и продавливающая в стране российские экономические и геополитические интересы… Николай Малинов – всего лишь вершина айсберга российских интересов в Болгарии», – уверена Албена Бъчварова, редактор рубрики «Политика» известного в стране издания Сlubz.
  • «СОЗДАТЕЛИ» БОЛГАРИИ
  • Николая Малинова, кроме всего прочего, подозревают в тесных персональных связях с российским медиамагнатом Константином Малофеевым, которому запрещен въезд в ЕС и США из-за его участия в дестабилизации на востоке Украины.

«Пускай мы пока не можем справиться с навязываемыми нам военными блоками, но никто не мешает нам издавать книги, напоминать о том, что такое Вторая мировая война, о том, кто нас освободил, устраивать фестивали, концерты, слеты. Это дало плоды – в последнем музыкальном фестивале участвовали 34-35 тысяч детей.

У нас более 200 кабинетов в детских садах. Мы издаем книги. Масштаб нашей работы – 240 организаций, 35 тысяч человек, организованных через культурно-массовую работу.

Поскольку своих СМИ у нас нет, мы доводим информацию до детей и взрослых напрямую», – говорит Николай Малинов в интервью «Российской газете» уже после задержания.

Он также рассказывает о том, что «русофильство» – это неотъемлемый признак современного болгарского общества, где 80% – «сердцем с Россией» в силу исторических событий, в частности «освобождений Россией Болгарии из-под турецкого гнета», православной религиозной принадлежности, лексической схожести языков и использования кириллицы. «У нас общий цивилизационный код, одинаковое понимание добра и зла, общее православие и традиционные ценности. Россия никогда не ущемляла права местного населения. Россия в 1870-х годах пришла, освободила Болгарию, создала государство, академию наук, армию, флот – и ушла», – говорит Малинов.

Надо напомнить, что не просто так ушла. Россия пыталась сохранить свое влияние и пророссийские силы даже пошли на государственный переворот. В 1885 году отношения между Болгарией и Россией были разорваны. В 1886 году Болгария окончательно вышла из-под контроля России и стала союзницей Порты. В Первую мировую войну Болгария выступала на стороне врагов России.

И во Второй мировой войне Болгария поддерживала Германию, весной 1941 года присоединившись к Берлинскому пакту.

5 сентября 1944-го Москва объявила Болгарии войну, а в ночь с 8 на 9 сентября в стране произошел военный переворот (до 1989 года его на советский манер называли «социалистической революцией»), после которого Болгария попала под полное советское влияние и строительство социализма, отбросившего страну в развитии, по сравнению с западными соседями, на долгие годы. В Болгарии об этом помнят и утверждение о спасении и освобождении страны от нацизма воспринимают совсем не так радужно, как в Москве.

ПОЛИТИЧЕСКИЕ И ЭНЕРГЕТИЧЕСКИЕ ИНТЕРЕСЫ

Историческая, религиозная и языковая составляющие – неизменные «помощники» в дружбе с Россией. Они же становятся впоследствии «оружием» в войне против своих вчерашних товарищей. Но у России есть и не гуманитарные интересы.

Источник: https://sprotyv.info/news/bolgariya-hochet-osvoboditsya-ot-nevynosimoj-druzhby-s-rossiej

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector