Какие казаки стали воевать за горцев на кавказской войне

Публикации | ПОПУЛЯРНОЕ | Егор БРАЦУН | 02.12.2013 | 00:00

Также по теме

Какие казаки стали воевать за горцев на Кавказской войнеНельзя не согласиться со словами русского классика Л. Н. Толстого: «Граница породила казачество, а казаки создали Россию». Живя и воюя в самых разных точках Евразии, казаки всегда соприкасались с самыми разными народами. В разные Казачьи Войска по службе «интегрировались» представители народов, рядом с которыми жили казаки. В Донском Войске было немало калмыков, в Терском осетин, в отношении забайкальских казаков многие отмечали их «полубурятские лица».

Матерью сибирского казака, выдающегося генерала Л.Г. Корнилова была казашка Марьян из рода аргын-каракесек. И если вышеперечисленные народы исторически сравнительно легко входили в орбиту российского имперского пространства, тяжелее обстояло дело с закубанскими черкесами, с которыми исторически граничили с момента переселения Черноморские и Линейные казаки на Кубани.

С одной стороны трудно представить, что после 70 лет ожесточённой Кавказской войны XIX в. между кубанскими казаками и закубанскими черкесами могли установиться тёплые «кунацкие» взаимоотношения, с другой стороны Закубанские черкесы стали для кубанских казаков не меньшими «побратимами» как для донцов калмыки, а для терцев осетины.

Коснемся некоторых аспектов взаимоотношений кубанских казаков и закубанских черкесов по воспоминаниям и трудам видного военного казачьего историка Российского зарубежья, потомственного линейного казака полковника Фёдора Ивановича Елисеева (1892-1987 гг.) из кубанской станицы Кавказской. Будучи выходцем из многодетной казачьей семьи Ф. И.

Елисеев и в жизни и по службе хорошо знал быт и психологию казаков и закубанских горцев.

Сама жизнь в линейной станице Кавказской, обучение юных казаков с ранних лет элементам джигитовки вносило в их души первые знания о достойных противниках их дедов: «В те годы – пишет Ф. И. Елисеев – вся левобережная Кубань являлась землей независимых черкесских племен, с которыми Россия вела войну.

На протяжении 70 лет Кавказской войны казачьи станицы по правому берегу Кубани постепенно переняли от горцев некоторые элементы молодечества на коне, их вооружения и обмундирования. Быть наездником и джигитом в станице считалось верхом совершенства всякого молодецкого казака.

Этот культ мы, казачата, воспринимали с младенчества, его внушали нам старшие. Это особенно ощущалось в нашей Кавказской станице, как центральной для Кавказского полка и всего Кавказского Отдела» (1). В ранние годы жизни Ф.И.

Елисеева была учёба в Майкопском техническом училище, служба вольноопределяющимся в 1-м Екатеринодарском полку ККВ, учёба в Оренбургском казачьем юнкерском училище, затем служба в чине хорунжего в 1-м Кавказском полку в Закаспийском крае.

Какие казаки стали воевать за горцев на Кавказской войне

Кабардинец

В этот период его жизни ему встречались представители адыгов, кабардинцев, карачаевцев, осетин, туркмен и казачьих офицеров с горскими корнями. В Майкопском техническом училище кубанские казаки многих станиц Кубани учились наряду с закубанскими черкесами. Здесь Ф.И.

Елисеев познакомился с будущим корнетом Черкесского конного полка «Дикой» дивизии Первой мировой войны 1914-1918 гг. Пшимафом Ажигоевым, с братьями Меретуковыми, офицерами Черкесской конной дивизии времён Гражданской войны, от-ношения между казаками и горцами по словам Ф. И.

Елисеева были самые тёплые.

В мае 1914 г., находясь в отпуске на Кубани, тогда уже хорунжий 1-го Кавказского полка Ф.И. Елисеев посетил со своими молодыми друзьями станичниками Хакуриновский аул. Читая воспоминания Ф. И. Елисеева о тех временах трудно себе представить, что каких-то 50 лет назад на Кавказе ещё шла ожесточённая Кавказская война.

Здесь перед нами предстают образы старых кунаков, казака Мазанова и черкеса Карбеча. Казаки и черкесы, будучи тогда на свадьбе одного молодого черкеса, несколько ночей проводили время в веселии и лезгинке, и казаки танцевали её не хуже горцев.

Днём между казаками и черкесами были любительские спортивные состязания, где были прыжки в длину, высоту, забеги на большие дистанции. «Я – вспоминал Ф.И. Елисеев прыгаю по всем правилам спорта и… к моему великому изумлению и восхищению, черкесы, дети природы, побили все мои рекорды.

Какие были бы они дивные воины, если бы из них формировались конные полки, на манер казачьих», – думал я тогда» (2). На этих же «вечерах» молодого казака хорунжего едва не «женили» на молодой «гармонистке черкешенке» сестре одного из черкесов, которая постоянно приглашала его на лезгинку.

В последнюю ночь гуляний казачьей и черкесской молодёжи черкесы выкрали из казачьей отары овец одного барашка, что по воспоминаниям Ф. И. Елисеева было актом «молодечества» а не проявления каких либо «уголовных» склонностей: «И в этот вечер мы, казаки гости, ели барашка, украденного у казаков нашими милыми кунаками-черкесами» (3).

По отъезду из аула девушки черкешенки подарили молодому хорунжему подарки: «Из-за спины выходит «моя невеста» и с улыбкой даёт что-то завёрнутое в тонкую бумагу. Разворачиваю и вижу дивный револьверный шнур ручной работы, связанный шелковыми и золотыми нитками. Следующая преподносит такой же шнурок для часов. – Когда же вы всё это успели сделать? – спрашиваю.

– Мы торопились днём всё это сделать к Вашему отъезду, отвечает она. Я щедро даю им на конфеты» (4) . Эта глава из воспоминаний Ф.И. Елисеева «Первые шаги молодого хорунжего» «В ауле. В гостях у черкесов» посвящённая весне — лету 1914 г. удивляет той теплотой, с которой к казакам относились ещё вчерашние враги черкесы. Такое очень редко можно увидеть и в наше время пропаганды пресловутой «толерантности».

Какие казаки стали воевать за горцев на Кавказской войне

Генерал Султан-Келеч-Гирей

В годы Первой мировой войны 1914-1918 гг. из горцев Кубанской Области был сформирован Черкесский конный полк Кавказской Туземной конной дивизии. Кроме него было сформировано несколько запасных черкесских сотен. Когда начинались смуты 1917 г. Черкесский конный полк как справедливо отмечал Ф.И.

Елисеев «был единственной воинской частью многомиллионной Русской Армии, в полном своём составе выступивший в Корниловский поход со своим духовным вождём – генералом Султан-Келеч-Гиреем» (4).

В годы Гражданской войны в России горцы Кавказа, а в особенности закубанские черкесы, в большинстве своём примкнули к Белому движению, к кубанским и терским казакам в их борьбе против большевизма и красного террора. На фронте Белого движения действовали Черкесская и Кабардинская конные дивизии, Карачаевская конная бригада, Осетинские конные и пешие части, иные формирования горцев Кавказа.

Было и немало высших офицеров черкесов, или выходцев из черкесской среды. Такие как генералы Султан-Келеч-Гирей и С. Г. Улагай, полковник К. К. Улагай. По поводу тёплых отношений казаков и горцев в годы общероссийской смуты приведём ряд выдержек из воспоминаний Ф. И. Елисеева. Например осенью 1918г.

при освобождении Закубанья и Кавказа от большевиков одной из казачьих конных бригад 1-й Конной дивизии командовал полковник А. К. Мурзаев. В неё входили 1-й Линейный генерала Вельяминова полк и Черкесский конный полк. Так после одного неудачного боя своего родного 1 -го Линейного полка полковник А. К.

Мурзаев пропускал его «через мат», и произошла такая сцена: «Пропустив линейцев, – он повернул лицо ко мне и спокойно поясняет: – Подумайте только… Мы подошли к Козьминскому… шли переменным аллюром (5 минут шагом, 10 минут рысью). Я нисколько не сомневался, что село мы возьмем. Хотя – на кой черт оно нам нужно?! Стоит оно в стороне, только расброска сил!..

И вдруг – на нас неожиданно налетает красная конница… наши полки не выдерживают… поворачивают назад и… стыдно сказать: мы 20 верст «бежали» почти широким наметом. Никакие команды и угрозы – не помогли. Все кричат – «Стой!.. Стой!» и все, все же скачут назад. Скакал и я с ними…

И что досадно, что красной конницы было столько же, сколько и нас! И я полки остановил только вот здесь, у станицы. Здесь я их собрал, и вот – церемониальным маршем – пропускал «через мат»… – закончил он… Приближалась голова Черкесского конного полка. Они без слов пели «лезгинку», словно ничего и не случилось особенного. «Так ли Мурзаев будет ругать-оскорблять черкесов, как своих линейцев?» – невольно подумал я. И можно ли с черкесами так поступить? Офицеры-черкесы скомандовали «Равнение направо!» Всадники, перестав мурлыкать лезгинку, молча повернули головы в сторону своего бригадного командира.

Какие казаки стали воевать за горцев на Кавказской войне

Хорунжий Н.В. Галушкин (слева) и корнет К.К. Улагай. 1915 г.

Какие казаки стали воевать за горцев на Кавказской войне

Генерал С.Г. Улагай

Какие казаки стали воевать за горцев на Кавказской войне

– Спасибо за молодецкую службу! – громко, мощным своим баритоном встречает Мурзаев каждую сотню. – Ряди старатььь! – отвечают разбросанно они» (6). Летом 1919 г. встречая в г. Майкопе своего старого друга черкеса по Май-копскому техническому училищу Пшимафа Ажи- гоева Ф. Е.

Елисеев фиксирует сетования своего кунака на отношение к черкесам со стороны «просвещённых» кругов общества: «Ему, черкесу со средним русским образованием, сыну дворянской черкесской семьи и вообще хорошо воспитанному и благородному человеку, очень тяжело переживать и необученность военному строю своих черкесов, и некоторое пренебрежение к ним, которое он услышал на одном званом богатом обеде у местного кубанского тавричанина.

Какие казаки стали воевать за горцев на Кавказской войне

Кабардинский конный дивизион, учебная команда, 1919 год

Читайте также:  Сколько потомков русских духоборов живет в канаде

– Так это же все те же дикари… – говорит одна дама, жалуется он мне. – Ты знаешь, Федя, дело дошло до того, что мы должны были встать из-за стола, извиниться перед хозяюшкой и ночью же уехать верхами (верхом) к себе в полк. И это за двадцать верст от него.

– И, передохнув, про-должает: – Я начинаю жалеть, что окончил наше техническое училище. Лучше было бы навсегда остаться «диким черкесом», чтобы не понимать всего этого. Мои офицеры за эти слова готовы были взяться за кинжалы…

Ты знаешь, как среди нашего народа развиты чувства чести и гордости! Но ведь мы живем не во время Шамиля!.. Я их успокоил. И они мною недовольны… Я испытываю двойственность своей души. И только мой авторитет…

не мой, может быть, лично, а авторитет нашей семьи останавливает их от открытого неудовольствия на многое. Я отлично понимал своего благородного друга-черкеса и постарался его успокоить» (7).

Какие казаки стали воевать за горцев на Кавказской войне

Анзоров

В феврале 1920 г. командующим Кубанской Казачьей армией ВСЮР стал выходец из закубанских черкесов, сын черкесского офицера генерал-лейтенант С. Г. Улагай. Удивительно, что не смотря на наличие высших офицеров и генералов из числа Кубанских казаков, таких как например А. Г. Шкуро, В. Г. Науменко, В. М. Ткачёв, Н.Г.

Бабиев, и других, командовать Кубанской Армией доверили выходцу из кубанских черкесов. Это не вызвало каких-либо протестов или недовольства из казачьей среды. Ф.И. Елисеев тогда был командиром 1-го Лабинского полка Кубанской Армии, который входил в состав 2-го Кубанского корпуса генерала В.Г. Науменко. Ф.И. Елисеев, вспоминал о визите С.Г. Улагая 28 февраля 1920 г.

в части корпуса: «Ждать пришлось недолго. Скоро со стороны Екатеринодара подошел паровоз с одним небольшим пассажирским вагоном и мягко остановился у вокзала. В дверях вагона немедленно же показался генерал Улагай и мягко, упруго соскочил с порожек.

Все это у него вышло так мягко, красиво, благородно, словно приехал не командующий армией, а простой, молодецкий казачий офицер, в гости, на дачу, которого все с нетерпением ждут на вокзальчике глухой провинции. И он, чтобы не терять времени, быстро соскочил, чуть ли не на ходу, с поезда, чтобы обнять своих, так ему близких и дорогих друзей.

Он был в темно-серой дачковой черкеске, при черном бешмете и чёрного каракуля небольшой папахе. И – никаких украшений и знаков отличия на скромной черкеске. Ему тогда было, думаю, около 40 лет от роду. Чисто выбритый, брюнет, типичный горец, кубанский черкес благородной семьи – уздень. Выслушав рапорт и пожав руку, Улагай жмет руку всем офицерам.

Потом идет к строю Лабинцев. Строй – ровный, двухшереножный, обыденно серый. Но то, что это стояли Лабинцы, говорило генералу о многом. С ними, со 2-й Кубанской казачьей дивизией, начиная с июля 1918 года, он прошел вдоль и поперек всю Ставропольскую губернию с победными боями! Потом – движение с ними на Царицын и на Камышин в 1919 году. Везде был успех, победа и слава.

И теперь, в годину крупного несчастья, они вновь пред ним, храбрые перед храбрым. Бросив взгляд на строй казаков, Улагай остановился.

Потом, быстро пройдя перед ними, стал посередине, взял руку под козырёк и громко произнес: – Здравствуйте, мои храбрые Лабинцы! Я не хочу описывать, как могуче и радостно ответили казаки – «мои храбрые Лабинцы» – своему дорогому старшему начальнику. Это нужно понять без слов.

Опустив руку, Улагай обратился к почетному караулу, как представителям от всего полка, с горячими словами похвалы и закончил так: – Верные, храбрые, благородные Лабинцы!..

Вашу кровь, и стойкость никогда не забудет Кубань! Штаб корпуса с генералом Науменко, штаб дивизии и все другие старшие офицеры корпуса затаенно слушали редкие слова похвалы замкнутого, храбрейшего в Кубанском Войске черкеса-рыцаря» (8). Все тяготы военных неудач на фронте Гражданской войны зимой-весной 1920г. с кубанскими казаками делили и черкесы.

При отступлении к Черноморскому побережью, вооружённых сил на Юге России Ф. И. Елисееву встречаются многие старые кунаки черкесы, ко-торые уже были в офицерских чинах. Пшимаф Ажигоев жаловался Ф. И. Елисееву на черкесов, которые никак не желают обращаться к нему по уставу а зовут только по имени «Пшимаф». С большим уважением вспоминал Ф.И.

Елисеев проход Черкесской конной дивизии мимо кубанских казаков: «То проходила Черкесская конная дивизия Кубанской области, которую мы наблюдали небезынтересно, как наших ближайших кунаков, силою около 3 тысяч коней. За дивизией, на почтительной дистанции, показалась новая группа конных черкесов до сотни человек.

Впереди нее величаво, на высоком холеном коне темно-гнедой масти, шел начальник дивизии генерал Султан-Келеч-Гирей. По бокам его следовали пожилые черкесы. У некоторых бороды окрашены хной в ярко-огненный цвет, как знак богатства и почета. Лица у большинства очень серьезные и даже суровые. У всех винтовки на одном погонном ремне правого плеча, дулами вниз, в любой момент готовые к выстрелу, так как они со священной бережливостью сопровождают своего боевого и духовного Вождя. Все они в бурках, и только один генерал Султан-Келеч-Гирей был в темно-серой черкеске на черном бешмете. Кавказская гордость, видимо, не позволяла ему прятаться от дождя и холода перед своими черкесами. На нем не было даже и башлыка. Черкесская конная Дивизия из-под Ставрополя отступала через Армавир. У станицы Келермесской у нее произошел неудачный бой с красной конницей. Теперь она отходила на Туапсе» (9).

Какие казаки стали воевать за горцев на Кавказской войне

Князь Фёдор Николаевич Бекович-Черкасский. Последний командир л.-гв. Кирасирского Его Величества полка (1917). В Гражданскую войну начальник Кабардинской конной дивизии. Тяжело ранен (1919). Генерал-майор. Правитель Кабарды (1918-1920).

Какие казаки стали воевать за горцев на Кавказской войне

Улагай Кучук Каспалетович (1892-08.04.1953, Сантьяго, Чили). Офицер 18-го драгунского Северского полка. Участник 1-го Кубанского (Ледяного) похода (1918). С декабря 1918 командир 1-го Черкесского конного полка, участник десанта на Кубань (1920). Полковник

Воспоминания Ф.И. Елисеева интересны своей многогранностью и психологическими наблюдениями автора, который порой в простых выражениях рисует нам многие сложные образы и самые разные типы офицеров, казаков и горцев в период Первой мировой войны 1914-1918 гг. и общероссийской смуты. На страницах воспоминаний Ф.И.

Елисеева перед нашим взором предстают тысячи казачьих судеб. Как большой поклонник культуры горцев Кавказа Ф.И. Елисеев немало место в своих воспоминаниях уделяет и горцам.

Переиздание его воспоминаний большими тиражами, чем они выходили прежде, было бы весомым вкладом в деле возрождения исторической правды не только о Кубанском Казачьем Войске, но и о традициях боевого единения и взаимодружбы кубанских казаков и их «ближайших кунаков» горцев Закубанья.

Это как никогда актуально в наше сложное время межэтнических конфликтов и целенаправленного стравливания русских, казаков (так в тексте – Ред.) и кавказцев. Завершить статью хотелось бы словами Ф.И. Елисеева: «Духовной красоте этого малочисленного народа, издревле проживающего на берегах Кубани – поём мы песнь».

Примечания

(1) Елисеев Ф.И. Джигитовка казаков по белу свету. М., 2006. С. 335.

(2) Елисеев Ф.И. Первые шаги молодого хорунжего. М., 2005. С. 75.

(3) Там же. С. 78.

(4) Там же. С. 80.

(5) Там же. С. 83.

(6) Елисеев Ф.И. С Корниловским конным. М., 2003. С. 362- 363.

(7) Дневники казачьих офицеров. М., 2004. С. 217.

(8) Елисеев Ф.И. Лабинцы. Побег из красной России. М., 2006. С. 125-126.

(9) Там же. С. 179-180.

Брацун Егор Васильевич — кубанский казак ст. Кореновской, Кубанский государственный университет, г. Краснодар

Источник: http://www.kavkazoved.info/news/2013/12/02/kubanskie-kazaki-i-zakubanskie-cherkesy-po-vospominaniyam-polkovnika-eliseeva.html

Как казаки относились к кавказцам

Кавказская война, которая продолжалась около 50 лет – ряд походов и сражений российской царской армии, целью которых было присоединение территории и народов Кавказа к империи. Известно, что активное участие в сражениях принимало казачество. Как же относились казаки к представителям многочисленных горских народов?

Какие казаки стали воевать за горцев на Кавказской войне

Казаки на Кавказе

С одной стороны, ответ должен быть очевиден. Казаки воевали за Россию, горцы отстаивали свою независимость. Между противодействующими силами не могло быть ничего иного, кроме ненависти. Нужно было победить врага. О чем еще можно вести речь?!

Но все не так просто. Конечно, на поле боя, большинство воинов проявляло удаль, бесстрашие. С другой стороны, существовали вещи, которые объединяли, например, русского казака и черкеса.

Общие традиции

Какие казаки стали воевать за горцев на Кавказской войне

Казаки в черкесках

Казаки, заслужившие широкую автономию, проживавшие долгое время, тесно взаимодействуя с горскими народами, переняли много из культуры племен Кавказа. Некоторые ученые, например, историк Федосов, указывают, что казачество, отчасти, было представлено далеко не русскими людьми, а касогами и бродниками.

Что из культуры горцев было перенято:

1. Скачки и джигитовка на праздниках. Но тут все понятно: казак без коня – не казак. Умение обращаться с лошадью нарабатывалось с детских лет.

2. Танцы. Адыгский танец «Кафа» исполнялся наряду с традиционными кадрилями.

Читайте также:  Чем коррупция в сша и еэс отличается от российской

3. Казаки хорошо говорили на местных языках. Впрочем, многие горцы тоже могли пообщаться на русском.

Какие казаки стали воевать за горцев на Кавказской войне

Широко был распространен обычай аталычества, благодаря которому появилось понятие «молочные братья». Мальчика из определенной семьи могли отдать на воспитание казаку, который отличался положительными качествами, в том числе, отважностью и бесстрашием.

В «приемной семье» ребенка воспитывали, как остальных, если на воспитание попадал крохотный малыш, его кормили грудью. Он становился братом детям казака-аталыка. Позже, мальчик имел возможность вернуться к своим кровным родителям, но это происходило не всегда.

На воспитание брали не только казаков, но и детей горцев. Так казаки и представители народов Кавказа братались.

Какие казаки стали воевать за горцев на Кавказской войне

Генерал Бакланов

Любопытна история Петра Захарова, добавлявшего к своему имени и фамилии слово «чеченец». Казак Матвей Захаров однажды взял на воспитание ребенка из чеченцев, дал ему русское имя и свою фамилию, не пожалел денег на обучение. В итоге, Петр написал гениальный портрет Ломоносова. И это, естественно, была не единственная его картина.

Факт массового братания казаков и чеченцев подтверждает и следующий случай: как-то императрица Анна посчитала, что нужно переместить русских казаков с правого берега Терека, где они жили вместе с чеченцами, на левый берег. Казаки не подчинились. Многие из них приняли ислам.

Какие казаки стали воевать за горцев на Кавказской войне

Сильна была и традиция «куначества» — побратимства. Случалось, что старейшины из числа казаков, и горцы-аксакалы собирались вместе и решали важные социальные вопросы. Нередко чеченцы, например, поселялись в казачьих станицах. И ничего странного в этом не было.

Таким образом, с Кавказской войной все было очень неоднозначно. С одно стороны, казаки были верны царю, представляли его интересы на Кавказе. С другой – шла такая, довольно мощная, ассимиляция.

Русские, черкесы, адыги, чеченцы – все они общались друг с другом и даже, часто, дружили. Культурное смешение победить было нельзя.

Не зря же, например, генерал Врангель, чаще носил черкеску, чем традиционный мундир.

Перебежчики

Какие казаки стали воевать за горцев на Кавказской войне

Некрасовцы. Еще в начале 18 века поселились сначала на Кубани, потом в Турции

Казаки, несмотря на видимую верность государю, были вольным народом, и, бывало, решали важные вопросы так, как им представлялось правильным, а не так, как диктовали сверху.

Выше уже был описан случай, когда терские казаки не подчинились указу императрицы. Были на Кавказской войне и казаки, которые воевали за горцев. Некоторые принимали такое непростое решение, потому что его «диктовала кровь». Как отмечалось, не все казаки были русскими по происхождению. Другие поддерживали горцев, считая царскую политику неправильной.

В общем, говорить о том, что все казаки поддерживали императора – неверный подход.

В итоге, можно считать, что казаки, зачастую, относились к горцам во время Кавказской войны положительно, имели с ними крепкие связи: культурные, семейные, дружественные. Но не со всеми. А только с теми, кто к казакам тоже относился хорошо.

Источник: http://ksovd.org/ksovd/521-kak-kazaki-otnosilis-k-kavkazcam.html

Владимир Громов: У казаков и горцев общая история, скрепленная кровью

07 февраля 2014 1882

О том, как любовь к родине объединяет народы

Какие казаки стали воевать за горцев на Кавказской войне

Владимир Приходько Автор статьи

Казачий генерал, бывший атаман Кубанского казачьего войска, доцент кафедры дореволюционной отечественной истории, кандидат исторических наук, депутат Законодательного собрания Краснодарского края Владимир Громов – личность, известная не только на Северном Кавказе, но и далеко за его пределами.

Поводом для встречи с Владимиром Прокофьевичем послужило постановление о подготовке и проведении мероприятий, посвященных увековечиванию заслуг кубанцев в годы Первой Мировой войны 1914-1918, принятое в октябре прошлого года в Законодательном собрании Краснодарского края. Событие в своем роде уникальное.

Об этом и о многом другом атаман, генерал, депутат (так значится в его визитке) рассказал в интервью КАВПОЛИТУ.

 Владимир Прокофьевич, в чем же уникальность этого документа?

– Дело в том, что в Краснодарском крае – единственном из всех субъектов Российской Федерации – местный парламент принял подобное постановление. Речь идет о том, что 1 августа 2014 года исполняется 100 лет со дня начала Первой Мировой войны. В планах – проведение множества мероприятий, всего их 23, как на краевом, так и муниципальном уровнях.

В их числе научно-практическая конференция по проблемам Первой Мировой войны, которая пройдет в Адлере в последней декаде мая. Постановление содержит и историческую справку. Для нашего края – это памятная годовщина. Тогда была проведена полная мобилизация кубанского казачества. В то время на Кубани в каждой семье кто-то был на фронте.

Поэтому война затронула всех кубанцев.

– Почему эта дата важна для всего Северного Кавказа?

– Дело в том, что помимо казаков, в армию были призваны и горцы Северного Кавказа. Они воевали в составе Туземной (Дикой) дивизии. Командиром этого прославленного соединения, не знавшего поражений, был брат императора Михаил Николаевич. Казаки его очень любили.

Дикая дивизия – это уникальное соединение численностью около семи тысяч человек, в которой бок о бок сражались представители всех народов Северного Кавказа. И этот подвиг, да и вся война, были незаслуженно забыты. Кстати, единственный памятник горцам Дикой дивизии установлен в столице Ингушетии – Магасе.

В августе нынешнего года планируется открыть памятник героям Первой Мировой войны 1914-1918 годов в Москве.

Отрадно, что памятник казакам и горцам – героям Первой Мировой войны – в ближайшем будущем появится и в Краснодаре. Это будет не только проявлением памяти и гордости за тех, кто до нас жил, Родину любил, ей верно служил. Это будет серьезным вкладом в дело сохранения и утверждения межнационального мира и согласия не только на Кубани, но и на всем Северном Кавказе.

Старые казаки говорят: когда мы вспоминаем тех, кто жил до нас, а ныне сущих на небесах, мы радуем их. И в ответ на нашу память они молятся о нас, здесь живущих. Так давайте порадуем тех, кого почти сто лет не вспоминали.

Предложение установить памятник казакам и горцам поддержали губернатор Краснодарского края Александр Ткачев, председатель ЗСК Владимир Бекетов и депутатский корпус кубанского парламента.

 Когда готовилось это постановление, я обратился к митрополиту Екатеринодарскому и Кубанскому Исидору с просьбой благословить установку в храмах мемориальных досок с именами казаков – георгиевских кавалеров. Встретился с владыкой, и он благословил меня: «Вы предложили благое дело». И рассказал быль, которая мне, историку, была неизвестна.

Во время Первой Мировой войны несколько всадников Дикой дивизии, будучи тяжелоранеными, попали в плен к немцам. И те построили для них походную мечеть в знак уважения к храбрым воинам Кавказа. Немцы сказали, что знают, как тяжело и нелегко горцам жить в России под гнетом русского царя.

Горцы помолились в мечети, а затем молвили: «Мы благодарим вас за уважение к нашей вере. И в знак признательности хотим исполнить вам песню, которую у нас в дивизии любят. Немцы согласились. И горцы спели «Боже, царя храни» – русский гимн.

Это ли не показательный момент? Это ли не общее прошлое, скрепленное кровью?

 Известно, что одну из первых попыток вспомнить о героях забытой у нас войны вы предприняли еще лет семь назад. Был ли опыт полезным?

​– В 2006 году, в бытность атаманом Кубанского казачьего войска, мы провели мероприятие, которое до сих пор вспоминают на Северном Кавказе с огромной благодарностью.

Эта была встреча под названием «Ратная доблесть казаков и горцев в Первой Мировой войне 1914-1918 годов».

Это была встреча потомков казаков – Георгиевских кавалеров и потомков всадников Дикой дивизии, живущих на Северном Кавказе – от Абхазии до Дагестана. Подчеркиваю: потомков.

Позвонил и президентам республик. Им сказал: мне чиновники «для галочки» не нужны. Я по архивам проверю, действительно ли они потомки». Мы готовили встречу очень долго.

На наши приглашения откликнулись 186 человек. Действительно собрались потомки – внуки, правнуки воинов Дикой дивизии.

Приехал даже сын ингуша генерала Эльберта Нальгиева, который командовал Полтавским полком, а затем и бригадой в составе Дикой Дивизии.

А в зал пригласили казаков и всю молодежь горских республик, которая учится в вузах Краснодара. Чтобы пришли, послушали и посмотрели, как их деды служили России. Хотя последние могли бы этого и не делать: мол, воюйте, с кем хотите.

Тогда же их в армию не призывали. Задник сцены мы оформили фотографиями горцев и казаков. И предложили отличить одних от других – никто не смог. Настолько они были похожи. Тогда в каждом полку был оркестр зурначей.

А лезгинка была общим танцем.

Кстати, в наши дни каждое воскресенье у памятника Кубанскому казачеству, перед резиденцией губернатора Краснодарского края, проводится торжественная церемония развода казачьего караула. Называется этот ритуал «Час славы Кубани».

Очень торжественная, величественная, красочная церемония. Тысячи людей приезжают в Краснодар, чтобы увидеть этот ритуал. Так вот, наряду со старинными маршами казачьих полков, звучит и лезгинка – в знак уважения наших исторических традиций, культурного взаимовлияния казаков и горцев.

Читайте также:  Почему пастухи считались изгоями на руси

Кто не видел, приезжайте. Посмотрите и убедитесь.

В Краснодаре эта встреча длилась около трех часов. Ее полностью записали на видео. А затем без купюр показали по местным телеканалам в Ингушетии и Кабардино-Балкарии, Адыгее. С тех пор прошло семь лет, а о ней до сих пор вспоминают. В том, что подобные встречи нужны, я лишний раз убедился совсем недавно.

Иду с женой в Пашковском микрорайоне Краснодара. Останавливается автомобиль. Ко мне обращаются молодые люди: «Вас подвезти?» Я думал – казаки, а когда мы приняли приглашение и сели в автомобиль, выяснилось, что ингуши. И узнали они меня именно по той записи: «Мы вас видели. Вас в республике знают и уважают».

– Удалось ли организовать подобные встречи в других регионах Северного Кавказа?

– Во время той встречи, в 2006 году, я был избран председателем общественного оргкомитета по подготовке подобных встреч в других республиках Северного Кавказа.

Планировалось, что подобные мероприятия до 2014 года проведем в каждом регионе – от Абхазии до Дагестана. И эта была правильная идея.

И знаете, что ни одной встречи после той, первой, памятной, организовать так и не удалось, несмотря на мои многочисленные попытки.

Я дважды лично обращался к Арсену Канокову, уже бывшему президенту Кабардино-Балкарии. Ведь Туземную (Дикую) Дивизию начинали формировать именно в этой республике. И каждый раз он меня уверял в том, что обязательно поможет.

В конце концов, из республиканского министерства культуры пришло письмо, в котором было сказано, что проведут мероприятие, приурочив его к празднованию очередной годовщины победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов.

Это какими надо быть шалопутными?

Более того, я обращался и в представительство Президента РФ по ЮФО, чтобы они обратились к президенту с просьбой о том, чтобы глава государства издал указ о подготовке к столетнему юбилею.

Ответ прислал чиновник с какой-то горской фамилией: проблема неважная и недостойная внимания. Тогда я написал письмо президенту, им тогда был Дмитрий Медведев.

Мое послание было переадресовано в Министерство Обороны.

Оттуда и пришел ответ: готовьте мероприятие, а мы вам окажем информационную поддержку. Идите вы, знаете куда, со своей информационной поддержкой. Значит, у вас понимание на нуле…

Понимание на нуле! Потому и проблемы у нас на Кавказе, что понимание на нуле! – кипятится атаман, и продолжает. – Я уверен, портреты героев-горцев и казаков должны висеть в каждой школе аула, откуда они вышли.

Их именами должны быть названы улицы и иные памятные места. Ведь это достойнейшие примеры из прошлого, они должны укреплять мир на Кавказе.

Хотите еще пример? Пожалуйста – из Адыгеи мулла в возрасте 70 лет пошел воевать в Дикую Дивизию. Вот такими, как он, должны гордиться потомки. А этого нет.

– Представьте, Владимир Прокофьевич, что я чиновник… И мне нужно доказать

– Доказать что? Нужность и важность подобных встреч, исторических дат, совместного прошлого. Да ты должен схватиться за мою бороду и кричать: «Спасибо, атаман, за хорошую идею. За то, что помогаешь нам работать».

– Они же не кричат?

– Так все эти чиновники и сами боятся инициативы. Подвижки начались только в прошлом году. В России впервые отметили годовщину Первой Мировой войны.

Президент РФ Владимир Путин утвердил 1 августа как «День памяти русских воинов, погибших в Первой Мировой войне 1914-1918 годов». Соответствующие поправки были внесены в ФЗ «О днях воинской славы и памятных датах России».

До сих пор дата была незаслуженно забыта. Потеряли миллионы. И почти сто лет о них не вспоминаем.

– Столько общего было между казаками и кавказскими народами, что возникает вопрос: среди казаков были горцы, исповедующие ислам?

– Не делайте вы из казаков четвертый интернационал. Да, в казачьих войсках служили горцы. Так, тот же генерал ингуш Эльберт Нальгиев командовал полком, исповедовал ислам. Но не был казаком. Они служили в казачьих войсках.

В одном из интервью на сайте «Кавказской политики» был хороший материал о том, где живут казаки. Но автор так и не смог подняться до сути казачества. Так что же такое казаки? Сейчас ведь, как просмотрел фильм «Тихий Дон, значит, в казачьих вопросах разбираешься».

А уж командовать казаками может каждый.

Самый, пожалуй, спорный вопрос сегодня: кого считать казаком? Его постоянно муссируют. Вот говорят, что сейчас казаков миллионы. А я говорю, что основным источником об этническом составе России является что? Я вас спрашиваю?

– Наверное, перепись

– Правильно, перепись. Если ты считаешь себя казаком – пиши, что ты казак. Теперь вопрос о численности – тоже интересный. Есть реестровые казаки. Есть общественные. Есть те потомки казаков, которые казаками себя не считают. Будем честны, мы их теряем.

 Вот сейчас называют цифры в семь, а то и в девять миллионов казаков. Если в Российской Империи до 1917 года казаков было 4,5 миллионов, от Тихого Дона до Тихого океана, значит, все эти годы мы размножались, как кролики.

Если это действительно так, мы должны сейчас же пойти к памятнику Ленину и возложить цветы. И не давать им засохнуть. Ни зимой, ни летом.

Нынешние властители почему-то забывают о Гражданской войне, Первой Мировой войне, о директивном письме Свердлова о расказачивании, голоде, Великой Отечественной войне. Так кто же брешет, что казаков миллионы.

Вводят в заблуждение руководство страны? Наверное, те, кто решили, что раз их много, нужно создать казачью партию. Меня тоже приглашали, но я послал их, «куда Макар телят не гонял».

Кто ж партию по этническому принципу создает?

Для всех для нас должно быть одно определение казачества. И его должны знать и казаки, и не казаки. И те, кто пытается дать свое определение казачества. В Законе РФ «О реабилитации репрессированных народов» от 26.04.

1991 четко записано, что «казаки – исторически сложившаяся культурно-этническая общность». Сами казаки считают себя народом. И мне глубоко безразлично на мнение тех «специалистов», которые считают иначе. Поэтому казачество добивалось права называть себя казаками в переписи населения.

Другое дело, что кто-то разочаровался в движении, кто-то утратил свою этническую идентичность.

Но…

Когда в 1990 году я был избран председателем оргкомитета по подготовке первого съезда казаков, я как историк, советский историк, не задорого купленный, понимал: очень важно, чтобы наше движение не вызвало обострение с горскими народами. Ведь историческая память в отношении казачества у них работает со знаком «минус». Поэтому мы обратились к общественным организациям Адыгеи, Карачаево-Черкесии – территорий, ранее входивших в состав Кубанской области.

Мы рассказали, что мы, казаки, – такой же народ, как и они. И мы не претендуем ни на какие сословные льготы, привилегии. Мы видим себя равными среди них. Казачество тогда получило поддержку горских народов. Я знал, что жить на Кавказе и подличать нельзя, с соседями воевать нельзя.

У нас столько много общего было, что забыть это невозможно. Я знаю, что в августе 1942 года студенты и школьники Краснодара обороняли Пашковскую переправу, и когда фашисты гнали их, пленных, через аул Лакшукай, старики-адыги попросили у немцев их покормить и дать воды… Женщины из аула кормили этих молодых казачат.

Эти многочисленные истории говорят о многом.

 Способно ли современное казачество играть ту же, пожалуй, объединительную роль, содействовать сохранению мира и стабильности на Северном Кавказе?

– Я семнадцать лет был атаманом ККВ. И вижу, что в России не было и нет взвешенной политики на Кавказе – ни кадровой, ни национальной.

Уверен, единство России в 1990 годах сохранили старые кадры, такие как ныне ушедший Николай Кондратенко, Аслан Джаримов, Валерий Коков, Магомед Али Магомедов. Помогла и мудрость народов, проживающих на Северном Кавказе.

Русские и казаки ушли из республик в результате беспомощности федерального центра. И сегодня главным критерием оценки работы главы того или иного региона Северного Кавказа должен быть показатель численности русского населения.

Если наблюдается отток, то гнать такого в шею. Геть. Многое за эти годы было упущено. И властям нужно было учитывать двухвековой опыт совместного проживания горцев и казаков. Но этого не произошло. Печально, что новые законодатели превращают казаков в служивых. Да, казачество сейчас – это служба.

Недавно приняли новый устав Кубанского казачьего войска. Так вот, в соответствии с ним казаком является только лишь тот, кто служит. Таким образом, упразднили Советы стариков. А мне уже больше шестидесяти. И я уже не казак. Вот что непозволительно. Позвольте, а женщины, дети, старики… В этом трагедия казачества.

И не только казачества, а всего Северного Кавказа.

0 Распечатать

Источник: http://kavpolit.com/articles/vladimir_gromov_u_kazakov_i_gortsev_obschaja_istor-5587/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector