Наталья гончарова и николай i: почему ходили слухи, что у них был роман

Жизнь Натальи Николаевны Гончаровой прошла в тени супруга, Александра Сергеевича, поэтому о жене Пушкина широким массам известно совсем немного. Но, оказывается, жизнь этой женщины изобилует интересными моментами, причем далеко не всегда позитивными.

Познакомьтесь с 5 фактами из жизни любимой женщины поэта, которые она с радостью бы скрыла от всех.

Наталья Гончарова и Николай i: почему ходили слухи, что у них был роман

Дочь сумасшедшего алкоголика

Отец Натальи Гончаровой, Николай Афанасьевич, страдал психическим заболеванием, которое делало жизнь его семьи невыносимой. Официально считалось, что недуг вызван падением с лошади, произошедшем в 1810 году, но как современники, так и супруга утверждали, что виной всему было пристрастие мужчины к алкоголю.

Наталья Гончарова и Николай i: почему ходили слухи, что у них был роман

Николай Афанасьевич Гончаров — отец Натальи

Когда наступало обострение, Николай Афанасьевич метался по дому с ножом, угрожая жене и детям. В такие моменты Наталья Ивановна, забирала трех дочерей и уезжала в поместье к отцу мужа, Афанасию Гончарову. Дедушка души не чаял во внучках, а особенно в Наталье. Он ни в чем не отказывал любимице, покупая ей дорогие наряды и украшения, поэтому Гончарова росла достаточно избалованным ребенком.

Наталья Гончарова подарила мужу четверых детей, но пятого малыша она потеряла. Произошло это исключительно по вине самой Натальи Николаевны, которая не хотела отказываться от развлечений. Будучи на достаточно серьезном сроке, жена поэта не пропускала ни одного бала, не делая себе ни единой поблажки.

Наталья Гончарова и Николай i: почему ходили слухи, что у них был роман

На одном из светских раутов Гончарова так безудержно танцевала, что у нее открылось сильное кровотечение и произошел выкидыш. Можно сказать, что пятый ребенок стал жертвой легкомыслия собственной матери.

Пощечина мужу

Всем известно, что Александр Сергеевич Пушкин был большим любителем женщин и нередко изменял своей супруге. Гончарова отлично была об этом осведомлена, да и сам поэт не слишком скрывал свою не слишком строгую натуру. На одном из балов Пушкин так увлекся посторонними дамами, что вызвал у Натальи Николаевны приступ ярости.

Наталья Гончарова и Николай i: почему ходили слухи, что у них был роман

Женщина перестала танцевать и удалилась в конец зала, подальше от разошедшегося супруга. Когда Пушкин подошел к ней узнать, что заставило ее прервать танец, Гончарова влепила ему увесистую пощечину. Русский поэт имел легкий характер и перевел все в шутку. Присутствовавшим при неприятном объяснении друзьям он со смехом рассказал, что, наконец, узнал, насколько у жены тяжелая рука.

Наталья Николаевна считалась красавицей, но был у нее и небольшой недостаток внешности — легкое косоглазие. Пушкин, который подшучивал над всеми вокруг, не упускал случая иногда сострить и по поводу своей супруги. Александр Сергеевич мог назвать свою жену «Моя косая Мадонна», что первое время приводило ее в ярость, но потом она привыкла.

Наталья Гончарова и Николай i: почему ходили слухи, что у них был роман

Со временем женщина смирилась с острым языком своего гениального мужа и перестала остро реагировать на его не злые, но немного обидные подколы.

Роман с государем

Пушкин был не слишком верным мужем, но жена, похоже, платила ему той же монетой. На одном из придворных балов совсем еще юную красавицу заметил император Николай I. Монарх начал оказывать девушке знаки внимания, которые та охотно принимала.

Наталья Гончарова и Николай i: почему ходили слухи, что у них был роман

Николай I

Гончарова проводила немало времени в обществе государя, что вызывало массу неприятных для ее мужа слухов. Судя по всему, они были далеко не беспочвенными, по крайней мере, так считают множество самых авторитетных пушкинистов. Существуют упоминания неверности жены поэта и в дневниках современников, которые не давали повода усомниться в своей объективности.

Смотрите также — Невольник чести: 27 дуэлей Александра Пушкина

Источник: https://BigPicture.ru/?p=1186999

Наталья Гончарова и Николай I: почему ходили слухи, что у них был роман

Беспрецедентные милости, оказанные государем Николаем I семейству А. Пушкина после гибели поэта, породили массу домыслов и слухов.

Официальная версия гласила, что царь вошел в бедственное положение вдовы и сирот. Не были забыты и гениальные произведения, прославившие Россию.

Много сил к погашению долгов приложили друзья Александра Сергеевича, передавшие государю ходатайство об учреждении опеки над семьей поэта.

Но, царь относился к Пушкину с подозрением, всегда сомневался в его лояльности. В. Жуковский попросил Николая оказать милости, как в случае смерти Карамзина. На это царь сказал, что Карамзин умер как ангел, а смерть Пушкина едва смогли подвести под христианские каноны.

Посмертная щедрость привела многих в недоумение. За поэтом числилось невероятное количество долгов, образовавшихся из-за того, что семья поэта жила выше средств. В числе кредиторов были практически все, с кем он общался, от друзей и продавцов магазинов, до хозяев квартиры, где он жил.

Общая сумма частного долга доходила до 100 тысяч рублей. Все, кто обвинял в любви к роскоши, мотовстве жену Пушкина, могли убедиться, что ее расходы в сумме долга немного превышали 3 тысячи рублей.

Принимал участие в продвижении царского указа министр финансов Е. Канкрин. Зная, как работает бюрократическая машина, он всеми силами ускорял процесс, по собственной инициативе просчитал сумму долга перед казной, и внес предложение не взыскивать ее с пенсиона или имения. Так был прощен и государственный долг в сумме 43 тысячи, складывающийся из расходов, связанных с изданием литературы.

Сложилось мнение, что государем руководило чувство вины из-за прижизненного притеснения поэта. Поэтому, он проявил такое внимание к вдове, сиротам, назначив им щедрый пенсион, выкупив доли в родовых имениях поэта Болдино и Михайловское, полностью очистив их от залога.

Доход от изданных, за царский счет, произведений, также отчислялся потомкам. Злые языки в лице представителя высшего света Дурново, сказали, что это превосходно, но уже слишком. Этими словами он намекнул на близкие отношения царя и Натальи Николаевны, супруги поэта.

Сохранившиеся прижизненные фотографии младшего сына поэта, Григория, косвенно подтверждали догадки современников. Он настолько похож на Николая I, что фотографии и сейчас вводят в недоумение историков. О жизни Григория известно не много, он не сделал блестящую карьеру, закончив службу в чине подполковника. Умер в родовом имении жены под Вильнюсом, не оставив потомков.

Но, переосмысление фактов, архивная работа с записками, поданными государю самой Натальей Пушкиной, исследования, проведенные Императорским Русским Историческим Обществом, сенсационная работа А. Н.

Зинухова «Медовый месяц императора», свидетельствуют, что внебрачным ребенком была, скорее, младшая дочь Наталья. Об этом, косвенно, говорит и ее необычная судьба.

После первого, неудачного, брака с полковником Дубельтом, она вышла замуж за принца Николая Нассауского, и переехала в Германию.

Сложные жизненные перипетии связали царский род с потомками Пушкина. Дочь Натальи Николаевны, Софья, вышла замуж за внука царя, вопреки желанию Александра III, не признавшему этот брак. Дочь Надя, появившаяся в результате этого союза, позднее стала супругой принца Джорджа Маунтбеттена, и участвовала в воспитании его племянника — Филиппа Греческого, будущего мужа королевы Елизаветы.

Вряд ли такое было возможно, если бы в жилах потомков поэта не текла царская кровь. Ведь королевские дома Европы ревностно следят за чистотой рода, не допуская в свои ряды посторонних.

Так переплетение судьбы породнило потомков Пушкина не только с царской семьей, но и самым неприступным Королевским Двором Англии.

Источник: https://weekend.rambler.ru/other/42672550-natalya-goncharova-i-nikolay-i-pochemu-hodili-sluhi-chto-u-nih-byl-roman/

Пушкин на дуэли стрелял в царя — академик РАН Николай ПЕТРАКОВ

Во времена Пушкина общество существовало в условиях системы так называемого иерархического эротизма. Всё, включая жизнь в высшем свете, было подчинено негласным правилам извечной межличностной игры — отношениям между мужчиной и женщиной.

А главным мужчиной тогда был император Николай I. Таково мнение академика РАН Николая Петракова, известного экономиста и многолетнего исследователя судьбы и творчества Пушкина.

В беседе с корреспондентом «Эхо» Николай Яковлевич поделился своим видением некоторых обстоятельств жизни поэта.

— В своей книге «Последняя игра Александра Пушкина» вы делаете вывод о том, что поэт, вызывая на дуэль Дантеса, иносказательно приглашал к барьеру императора Николая I.

Дантес был лишь пешкой, прикрытием романа царя и Натальи Николаевны.

То есть вопреки утверждениям пушкинистов о том, что Натали была верной супругой и человеком чистой души, вы настаиваете: измена с её стороны всё-таки имела место.

— В те времена не было телевидения и мыльных опер. Поэтому люди создавали сериалы в своей жизни. Изучая ту эпоху, я ввёл понятие иерархического эротизма. Придворные дамы считали нормальным возможность делить постель с императором — с тем, кому отказать, во-первых, нельзя, а во-вторых, чьё внимание льстит.

В высшем свете всё происходило так же, как в деревне, где барин мог спать со всеми крепостными женщинами, только антураж был иной. И, надо сказать, мужьям таких жён-наложниц завидовали. Как, к примеру, Нарышкину, который очень гордился тем, что его супруга является любовницей императора Александра I. Она даже рожала от него.

А завидовали потому, что императоры не скупились на всяческие привилегии для супругов своих любовниц.В начале ухаживаний за Пушкиной Николай I облагодетельствовал поэта: назначил ему жалованье в пять тысяч рублей, что в семь раз превышало обычный оклад на той должности, которую он занимал, в министерстве иностранных дел.

Пушкину поручили ведение архива, а эта работа, скажем так, не была тяжёлой. Пушкин написал об этом Погодину, попросив не распространяться на сей счёт. Он понимал, что происходит, и все эти «почести» радовать его, конечно, не могли. Пушкин не был Нарышкиным, и сложившаяся ситуация его бесила.

А началось всё, если вспомнить, с прогулки в Царском Селе, во время которой Николай Павлович встретил чету Пушкиных. Вскоре графиня Нессельроде, супруга министра иностранных дел, пригласила Наталью на узкое суаре в Аничков дворец, а по сути, предложила ей войти в круг особо почитаемых императором дам. Всем было известно, что там собирались любовницы царя.

Нессельроде, к слову, поступила довольно нахально: приехала к Наталье тогда, когда Пушкина не было дома. Поэт был разъярён этим фактом, между ним и супругами Нессельроде вспыхнула взаимная ненависть. 1 января 1834 года Пушкин делает запись о том, что царь произвёл его в камер-юнкеры. Дальше все пушкинисты ставят точку.

А следующая его фраза между тем была весьма красноречива: «Наталью хотят видеть в Аничковом дворце». Чтобы понять тогдашнее состояние Натальи, которая, безусловно, была женщиной, не лишённой кокетства, нужно понимать, кем она являлась до замужества. А она была девочкой, которой, чтобы пойти на бал, приходилось одалживать туфли у своей подруги Долгоруковой.

То есть Наталья выросла в обнищавшей семье, и тут вдруг попала в систему иерархического эротизма! И вполне её восприняла. А почему бы и нет? Она же не была Татьяной Лариной. Пушкин, конечно, хотел бы видеть её таковой. Но мне весьма любопытно, что ответила бы его Татьяна, уже генеральша, если бы вместо Онегина к ней подошёл император.

Что, неужели бы она сказала: «но я другому отдана и буду век ему верна»? Вот уж не знаю. В общем, Наталье Николаевне, безусловно, было приятно внимание императора. Свечку, конечно, я не держал, как говорится, но не сомневаюсь в том, что связь у них была.Когда Пушкин понял, что роман Натальи с царём становится очевидным, он потребовал отъезда в Михайловское.

Разумеется, супруга должна была бы последовать за ним. Но Пушкин получил жёсткий выговор от Бенкендорфа, который однозначно заявил поэту, что тот должен остаться в Петербурге. Странно ведь: поэт фактически готов «самосослаться», но нет, этот вариант не проходит! В итоге Пушкин согласился остаться. Зато Наталья сказала вот что: а я бы и не поехала. Понимаете? В октябре 1834 года она привезла в Петербург двух своих сестёр. А уже 19 декабря сестра Натальи Екатерина Гончарова стала фрейлиной. Неужто это банальное стечение обстоятельств? Не верю.

— Из чего вы сделали вывод о том, что Дантес был фигурой, скажем так, «подставной»?

— В начале 1834 года Дантес никак не был замечен в высшем свете, в то время как конфликт между Пушкиным и Николаем I достиг уже высокой степени остроты. Пушкин был бы смешон, если бы затевал то, на что решился, из-за ревности к эмигранту, каким в общем-то был Дантес.

Понятно, что последний добросовестно отыграл порученную ему роль, придав разворачивающейся трагедии вид фарса, но для самого поэта он вовсе не был загадкой. Пушкин хорошо понимал, откуда «растут» его «рога». Весьма о многом можно судить, зная о том, как проходило небезызвестное свидание Натали с Дантесом на квартире светской дамы Идалии Полетики.

Под окнами дома, охраняя место рандеву, дежурил ротмистр Ланской. Думаю, в квартире никак не мог находиться новоиспечённый поручик Дантес — человек, не только ниже Ланского по чину, но ещё и на тринадцать лет моложе его. В то время за одно такое оскорбительное предположение можно было бы вызвать на дуэль. Логично, что Ланской охранял покой императора, чьим доверенным лицом являлся.

Читайте также:  По каким признакам русские узнавали о приближении кончины

Впоследствии, кстати, Николай I очень быстро дал согласие на «скоропостижный» брак Натальи Николаевны и Ланского и осыпал их всяческими милостями.

— Николай Яковлевич, то общество было очень религиозным. Как подобное поведение, если допустить, что вы правы, могло соотноситься с православным мировоззрением?

— Я не вижу здесь взаимосвязи. Религия остаётся религией, но всегда есть отношения мужчины и женщины. И вот это решает всё. Конечно, люди ходили в церковь, каялись, замаливали свои прегрешения. Но продолжали жить так, как хотели жить. Все не без греха. Пушкин тоже, разумеется.

Известно же, что у него был, например, ребёнок от крепостной девушки. При этом Пушкин крайне болезненно относился к самой мысли о том, что жена может быть неверна ему. Здесь уместно вспомнить записи Вяземского, который как-то упомянул, правда, в другой связи, термин «мономания».

Это когда человек категорически не приемлет неверности своего спутника жизни, но при этом себе-то вольности позволяет. Я думаю, в случае с Пушкиным мы имеем дело как раз с мономанией. Вспоминаю шокирующий всех пушкинистов комментарий Алексея Вульфа на известие о женитьбе Пушкина.

Цитата: «Если круговая порука есть в порядке вещей, то сколько ему, бедному, носить рогов!» Обмен жёнами не был чем-то необычным в высшем свете того времени. Я не говорю: «О времена, о нравы». Просто так было. Но Пушкин в отношении себя принять этого не мог. Отсюда и берёт исток его яростное желание отомстить.

Месть стала для него своего рода идеей фикс, которой он подчинил все свои помыслы и поступки.

— По вашей версии, и «диплом рогоносца» написал именно Пушкин.

— Да, я так думаю. Пушкинисты же до сих пор не могут дать чёткого ответа, кто был его автором. В «дипломе» нет и намёка на Дантеса. Жена упоминаемого там Нарышкина была многолетней любовницей Александра I. Значит, это отсыл к одному императору.

А Пушкин, по тексту,  избирается коадъютором Нарышкина — его заместителем. То есть он — муж любовницы царя. Иначе понять это нельзя. А действующим императором на тот момент был Николай Павлович.

 Подобный опус, затрагивающий честь сразу двух монархов, мог написать только очень дерзкий, решительный человек, аристократ, который находился в состоянии колоссального негодования из-за того, что его жена стала любовницей царя.

Одно дело на балу пошушукаться о похождениях императора, и совсем другое — написать об этом. Кстати, в пасквиле говорится о том, что Пушкин станет историографом Ордена рогоносцев. Понятие «историограф» присутствует и в дневниках поэта.

Опять же 1 января 1834 года, когда он пишет о том, что его произвели в камер-юнкеры, а Наталью хотят видеть на балах, Пушкин делает интересное уточнение: «Таким образом, я становлюсь Донжо при русском дворе». А кем был Донжо? Историографом интимной жизни Людовика XIV. То есть Пушкин сам себя так нарёк.

— Скажите, а зачем вообще было выяснять: изменяла ли Наталья Пушкину, или нет? Как бы там ни было, это ведь личная история людей, и гений поэта запятнать она ничем не может, разве не так?

— Всё верно. Просто я считаю, что мы имеем право знать правду. А нас десятилетиями уверяли в том, что Пушкин стрелялся с негодяем Дантесом. Пушкинисты сами не понимают, что подобными заявлениями унижают поэта и как великого творца, и как выдающуюся личность.

Не мог Пушкин опуститься до того, чтобы ревновать к слащавому юнцу, каким был этот французик. Это слишком мелко. В действительности происходило жёсткое противостояние двух, если хотите, глыб: Пушкина и императора.

Так что на дуэли Пушкин целился в царя, а не в Дантеса.

Мария Дубинская

Из досье «Эхо»

Николай Петраков — академик РАН, доктор наук, директор Института проблем рынка РАН, известный в России и за рубежом учёный-экономист. Его специализация: экономико-математическое моделирование, методы и механизмы ценообразования и рыночное регулирование.

В 1990 году Петраков работал помощником генсека ЦК КПСС по экономическим вопросам, а затем помощником президента СССР по экономике. В 1994 году был избран депутатом Госдумы.

Литературоведом и профессиональным пушкинистом себя не считает, просто, по его словам, «любит Пушкина».

Источник: https://tass.ru/interviews/1598474

Наталья Гончарова: почему жену Пушкина обвиняли в его гибели

После смерти Александра Пушкина на его супругу Наталью Николаевну (до брака Гончарову) посыпались оскорбительные упреки в «блестящей пустоте», которая довела до гибели великого поэта. В поэтических кругах и светском обществе к ней стали относиться с презрением.

Некоторые исследователи жизни поэта – Павел Щеголев, Викентий Вересаев – описывали Гончарову как красивую пустышку, эгоистичную и слишком склонную расточать ласки всем окружающим. Щеголев писал, что ей вообще не нужно было обладать никакими достоинствами. Окружающие прощали ей все за неземную красоту.

Наталью Николаевну обвиняли и в романе с императором и в пособничестве Дантесу и Геккерну, которые без ее невольной помощи вообще не смогли бы ничего сделать против Пушкина. В истории сложился достаточно негативный образ этой женщины. Но не все в ее жизни было так просто и однозначно. За образом поверхностной светской красотки скрывалось гораздо больше.

Наталья Николаевна была самой младшей дочерью Гончаровых (еще одна девочка, Софья, умерла в младенчестве). Воспитывалась она в имении деда Афанасия Николаевича. В зрелом возрасте он был сильно подвержен пьянству, открыто жил с любовницей и проматывал остатки 30-ти миллионного состояния Гончаровых. Зато он обожал внучку и постоянно ее баловал.

Мать к Наталье Николаевне, как и ко всем остальным своим детям, была крайне суровой. Обстановка в семействе была сложной и напряженной. Несмотря на это Наталья Гончарова выросла приятной и открытой девушкой.

Некоторые исследователи предполагают, что она могла получить достаточно неплохое по тем временам образование (сведения о жизни Гончаровой достаточно скудны).

В свет девушку стали вывозить очень рано. Она имела большой успех. Наталья Николаевна нравилась людям не столько своими бездонными глазами и ангельской улыбкой – красавиц в высшем обществе хватало, — сколько подкупающей простотой обращения. Многие, кто знал юную Гончарову, говорил, что она была лишена всякой наигранности и фальши.

«Все в ней было проникнуто глубокой порядочностью», — писала о девушке сестра Павла Нащокина (друга Пушкина), Надежда Еропкина.

Так что Александр Сергеевич полюбил Гончарову не только за белоснежные плечи, осиную талию и совершенное лицо. Наталья Николаевна пленила поэта и многими другими своим качествами.

Александр Сергеевич продолжал страстно любить «свою мадонну» спустя годы после женитьбы и рождения в браке четверых детей.

С Пушкиным Наталья Николаевна познакомилась на балу. Александр Сергеевич был покорен ее грацией, красотой и искренностью, перед которой поэт всегда преклонялся.

Но тогда Гончаровой было всего 16, и ее мать не спешила отдавать дочь замуж.

По другой версии, матери Натальи Николаевны не нравились политические взгляды Пушкина, его неблагонадежность и антиправительственные настроения (сама она очень уважала монархию).

Но Пушкин был так сильно влюблен, что заставил себя написать смиренное письмо Николаю I с просьбой разрешить опубликовать «Бориса Годунова» и извещением о своем желании жениться на Гончаровой-младшей. Император сменил гнев на высочайшую милость, и Александра Сергеевича приняли в семье невесты. Пушкин был безмерно счастлив.

Вокруг их брака ходило много несправедливых слухов. О Наталье Николаевне сложилось мнение, что она была ветреной кокеткой. На самом деле, Пушкина была довольно практичной дамой и верной помощницей супруга.

Она поддерживала Александра Сергеевича в издательском деле и заодно активно участвовала в тяжбах Гончаровых за наследство. В письмах родственникам Наталья Николаевна писала, главным образом, о деловых моментах и о своей семье.

Светские мероприятия в переписке почти не упоминались.

До знакомства с Жоржем Дантесом супругу Пушкина нельзя было упрекнуть в легкомысленном поведении. Бравый военный беззаветно влюбился в Наталью Николаевну, чем немало смутил ее чувства. Но исследователи утверждают, то между ними не было романа в полном смысле слова.

Имело место ухаживание со стороны Дантеса, лишь поначалу приятное Пушкиной. Последняя писала воздыхателю, что не может нарушить своего долга перед мужем. Позднее Дантес породнился с Гончаровыми, женившись на сестре Натальи Николаевны. Однако, сплетен это не остановило.

В последнее время перед своей гибелью Пушкин переживал тяжелые времена. Огромные долги кредиторам и неудачи в издательском деле совсем сломили его дух. Наталья Николаевна старалась не беспокоить мужа из-за разных мелочей, в чем сказывается ее забота о любимом человеке.

Но как раз в этот момент появляется пасквиль, намекающий на постыдную связь Натальи Пушкиной с Дантесом. Пушкин отреагировал сразу же. Была ли это ревность или «последняя капля» в череде преследовавших поэта неудач, сейчас установить сложно.

Многие склоняются к тому, что поэт просто стремился защитить честное имя жены от сплетен.

Наталья Николаевна до последнего мгновения верила, что супруг выживет. После его смерти она тяжело заболела из-за пережитого потрясения.

Ее поступки и поведение после гибели супруга красноречиво говорили о любви к Александру Сергеевичу.

В дополнение к трагедии на вдову обрушились обвинения общества, которое само же подстегивало скандальные слухи про нее и Дантеса. Пушкина была вынуждена уехать в Полотняный Завод (родовое поместье).

Только спустя 7 лет, когда скандал поутих, она вышла замуж во второй раз. Этот брак Натальи Николаевны оказался куда счастливее первого.

Генерал Петр Ланской был не такой видной фигурой, как Пушкин, поэтому охочих разводить вокруг него сплетни не было. Оба были очень бедны, но любили друг друга искренне. Супруг был добр и приятен в общении.

Наталья Николаевна вполне счастливо прожила с ним до конца дней. Когда ее не стало, Ланской стал заботиться о детях жены от первого брака и внуках Пушкина.

Источник: https://russian7.ru/post/natalya-goncharova-pochemu-zhenu-pushkin/

Три жизни Косой Мадонны. Наталья Гончарова. Краткое жизнеописание

Культура » История культуры » Личность в культуре

К 195-й годовщине со дня рождения Натальи Гончаровой, стотринадцатой и роковой любви Александра Пушкина

Василий Лановой читает «Пророка» Пушкина

Летом 1812-го, когда наполеоновские войска шли по западной России к Москве, многие дворяне бежали от войны в восточные земли. Так калужский помещик Николай Гончаров оказался в Тамбовской губернии, где в селе Кариан, имении братьев Загряжских, близких родственников по линии жены, у него на следующий день после Бородинского сражения родилась дочь Наталья.

Жизнь первая

В этой своей жизни, протекшей до первого и рокового замужества, Таша Гончарова росла в калужском имении отца тихим, но при этом избалованным, не желающим ничему всерьез учиться подростком; только Закон Божий, языки да танцы давались ей легко.

С малого её возраста все гости Полотняного Завода отмечали необыкновенную красоту шестого ребенка семьи Гончаровых. А мать семейства, Наталья Ивановна, строгая и своенравная дама, правившая домом и семьей железной рукой, говорила о своей младшей дочери так: «Слишком уж тиха.

В тихом омуте черти водятся».

Необыкновенная красота Натальи стала верным пропуском в мир бурной светской жизни: с малых лет её стали возить по балам и ассамблеям. Уже к 15 годам за ней прочно закрепилась слава первой красавицы Москвы, уже повсюду её сопровождала толпа воздыхателей.

Гончаровых наперебой зазывали на празднества хозяева лучших домов старой столицы.

Читайте также:  Какие языческие обряды возродили большевики в ссср

И вот в декабре 1828 года первая московская красавица, которой к тому моменту уже исполнилось 16 лет, на балу у известного московского танцмейстера Иогеля была представлена первому поэту России.

Высокий для тех времен рост (около 177 см), очень тонкая талия, пышный бюст… Чистая бархатистая кожа, шелковистые волосы… Белое бальное платье, золотое бандо на голове, томный взгляд… Поэт был сражен сразу и наповал; впервые он оробел перед женщиной.

Приятель Пушкина Федор Толстой-Американец, знаменитый путешественник и отменный художник, посредственный стихотворец и виртуозный картежник, завзятый дуэлист и неуёмный сердцеед, вызвался ввести поэта в семью Натальи и быть посредником в амурных делах.

Так Пушкин появился в гостиной Гончаровых, а Толстой стал сватом.

Двухлетняя история сватовства Пушкина к Наталье, отчаянные попытки поэта стать перед женитьбой наконец-то богатым, скупость Натальи Ивановны, не желающей давать за дочерью приданое, — разговор особый и довольно интересный. Но здесь мы не станем отвлекаться, так как сейчас уже подошли к главному.

Жизнь вторая

18 февраля 1831 года в московском храме Вознесения Господня, что у Никитских ворот, Пушкин и Гончарова обменялись кольцами. Этот день поэт в конце своей жизни считал одним из самых своих несчастных дней, к тому же при венчании он получил сразу несколько дурных предзнаменований.

Закатившееся за алтарь кольцо, упавшие с аналоя крест и Евангелие, потухшая свеча — для человека суеверного, каковым, несомненно, был Пушкин, это страшные знаки.

Некоторые пушкинисты подвергают сомнениям жутковатые предания о венчании поэта, но очевидно одно: как бы то ни было, долгожданного семейного счастья поэту брак не принес и принести не мог.

Граф Владимир Соллогуб в воспоминаниях о появлении супружеской четы Пушкиных в Петербурге писал, что в то время не было в столице юноши, не мечтавшего о Наталье, что сам он был в нее влюблен до беспамятства. Именно Соллогуб одним из первых однозначно написал о том, что титул камер-юнкера был дан Пушкину царем именно для того, чтобы он мог бывать со своей красавицей женой при дворе.

Бурный вихрь столичной жизни сразу схватил Наталью в свои крепкие объятья, а Пушкина поверг в пучину ревности и заставил мучительно искать всё новые и новые деньги на наряды и развлечения своей ветреной супруги. Её безграничному желанию веселиться и блистать в обществе не могло помешать ничто.

Даже то, что три с лишним года из шести, проведенных в браке с Пушкиным, она была беременна: жена подарила поэту четверых детей и при этом потеряла еще одного — выкинув его после бесконечных танцев на одном из шумных балов в Аничковом дворце.

Ах, как трудно отказаться от сладкой жизни — тем более когда на тебя вожделенным взглядом уже смотрит сам царь!

Поэту никак не могла нравиться эта жизнь Косой Мадонны (так Пушкин иногда называл жену, ибо Гончарова страдала от природы незначительным косоглазием), но он уже ничего не мог поделать: стоило Наталье пропустить хотя бы один царский бал, как тут же её мужу следовал самый строгий высочайший нагоняй.

Хуже всего было другое: в этом водовороте из светских приемов, музыки и танцев, бесчисленных кавалеров, пустопорожних бесед, комеражей и неуёмного кокетства у Натальи почти не находилось времени на то, чтобы быть хорошей женой, матерью и хозяйкой хотя бы в те короткие часы, когда она отдыхала от очередных увеселений.

Что ж, роль мужа общепризнанной первой красавицы — очень тяжкий крест. Впрочем, быть женой первого гения — крест не менее тяжкий. И эта ноша оказалась слишком обременительной для обоих.

С первых же месяцев столь желанный брак превратился для Пушкина в нескончаемые попытки сохранить собственную честь и честь несмотря ни на что любимой жены, унизительные поиски денег и борьбу за свое право быть главой семьи.

Из этого лабиринта жестоких страстей для поэта нашелся, увы, только единственный выход.

Рассматривая жизнь Гончаровой с Пушкиным, здесь и сейчас не хотелось бы цитировать многочисленные нелицеприятные мнения о Наталье большинства самых близких и добрых знакомых поэта, равно как и наших главных пушкинистов.

Не хочется много говорить и о любви Натальи к Дантесу и к царю, так как слишком большое количество фактов указывает на то, что легкомысленная жена поэта не была верна своему главному супружескому долгу. Были ли у Натальи во время первого брака физические измены с этими двумя роковыми для четы Пушкиных людьми — нас не должно интересовать.

В данном случае супружескую измену необходимо рассматривать только как категорию духовную — и, к сожалению, этого с лихвой хватит, чтобы вынести второй жизни Натальи самый жестокий приговор.

Жизнь третья

Когда вторая жизнь Гончаровой закончилась со смертью мужа, вдова горевала недолго. После вынужденного отбытия двухлетнего траура в Полотняном Заводе и последовавших затем многочисленных романов (даже с иностранцами; за одного из них она чуть не вышла замуж) Наталья выбрала себе достойную пару — друга Дантеса, сослуживца «котильонного принца» по Кавалергардскому полку Петра Ланского.

Ланской был тогда в чине подполковника. Про таких говорят: «Справный служака». Его исполнительность и рвение по службе знал и ценил царь. На их свадьбе Николай вызвался быть посаженным отцом, но что-то расстроилось.

Потом он захотел стать крестным отцом одного ребенка из троих совместных детей Натальи и Ланского (это был их первенец — дочь Александра; позже она сама не раз намекала в беседах и мемуарах на собственное царское происхождение), что уже тогда навело светское общество Петербурга на определенные мысли.

Многие современники, знавшие Ланского, считали его порядочным человеком, но многие при этом думали, что он несколько туповат. И тем не менее после брака с Натальей дела служебные у него резко пошли вверх: он дослужился до генерал-адьютанта, затем стал генерал-губернатором Петербурга.

Незадолго до женитьбы он ожидал назначение куда-то в провинцию, но после помолвки царь резко передумал: оставил его в столице и повысил по службе, дал молодым роскошную казенную квартиру. Это были еще не все царские милости: Николай также велел за счет казны негласно очистить майорат Гончаровых от огромных долгов.

Есть еще и такой веский аргумент у сторонников правдивости версии об интимной связи Пушкиной с царем: когда император умер, камердинер обнаружил в его карманных часах на второй крышке портрет… Натальи.

(К сожалению, сын камердинера, который приносил часы Николая в Московский исторический музей на продажу, на следующий день передумал расставаться с семейной реликвией.)

Что же касается памяти Пушкина, то Наталья в своей последней земной жизни её откровенно предала: очень рьяно следила за тем, чтобы в доме Ланских не было ничего, что напоминало бы об отце четверым его детям — «Сашке, Машке, Гришке и Наташке».

Вопреки завещанию умирающего Пушкина хотела остаться в столице, подав на второй(!) день после его смерти прошение Николаю.

Царь был неглуп, поэтому отказал свежей вдовушке в такой неприличной просьбе и порекомендовал как можно быстрее уехать из Петербурга.

Отца Пушкина после смерти мужа Наталья стала откровенно избегать. Она часто говорила знакомым о том, что своему покойному супругу не простит его многочисленных женщин (умирающий Пушкин оказался куда более великодушным человеком; по существу, он ведь простил жене свою смерть).

Тем не менее будучи в браке с Натальей Пушкин не влюблялся ни в одну из женщин, все его внебрачные связи были мимолетными. А вот то, что Наталья была именно влюблена в Дантеса, — неоспоримый факт.

И совершенно точно, что Гончарова была в своей второй жизни плохой супругой во многих смыслах (в том числе и интимном, о чем сам поэт даже поведал нам в своих стихах).

Третья и последняя из земных жизней Натальи Гончаровой закончилась промозглым осенним утром 26 ноября 1863 года. Эту жизнь отняла у неё хроническая болезнь легких, приключившаяся от многочисленных простуд и курения.

Если захотите посетить последний приют единственной жены нашего главного гения — не ищите фамилию «Пушкина» на надгробных камнях Лазаревского кладбища Александро-Невской Лавры Петербурга. Не найдете.

На памятнике, представляющем собой саркофаг черного мрамора на розовом гранитном постаменте, выбито просто и правильно: «Наталья Николаевна Ланская».

Послесловие

Если говорить о литературоведах, чья точка зрения на жену Пушкина мне наиболее близка, то здесь прежде всего выделю одного из ярчайших представителей Cеребряного века русской поэзии Владислава Ходасевича (в этом же ряду — пушкинисты Щеголев, Вересаев, Ахматова, Цветаева, другие). Обязательно прочтите его великолепные статьи «Жена Пушкина» и «Графиня Нессельроде и Пушкин» (их можно найти в авторском сборнике «Книги и люди»).

Вкратце скажу, что Ходасевич о Наталье писал так: жена поэта была нравственно и душевно близорука, была не ровня своему мужу как в физическом, так и в духовном смыслах, и потому их брак был изначально обречен на трагическое окончание. Пушкин умер за честь свою и своей жены, но даже эта великая жертва не могла быть ею в должной мере понята и оценена.

Если бы Наталья имела даже небольшую толику того ума и той сердечности, которые ей пытались и пытаются приписать некоторые заступники-«гончароведы», она наверняка выбрала бы в свое ближнее окружение хоть кого-нибудь из тех достойных женщин, которых было так много рядом с её мужем.

Но её лучшей подругой была Идалия Полетика — законченная развратница, интриганка и сплетница, наряду с графиней Нессельроде сыгравшая исключительную роль в травле поэта.

Неужели этот факт не образцово красноречив? Неужели не красноречив и тот факт, что Наталье по своему складу вообще были ближе люди, ненавидевшие Пушкина, а Сергея Соболевского, самого близкого и преданного друга своего мужа, она на дух не переносила до конца своей жизни?

Отменно удачный второй брак Гончаровой полностью подтверждает выводы Ходасевича.

Наталья в своей жизни с заурядным карьеристом Ланским, человеком весьма ограниченных умственных способностей, нещепетильным в вопросах супружеской чести, нашла свое настоящее счастье, так и не найденное в жизни с нашим величайшим гением. И это вполне закономерно, ибо Ланской был совсем не Пушкин. Как с этим поспорить?

Свидетельства

Долли Фикельмон: «…невозможно быть прекраснее, ни иметь более поэтическую внешность, а между тем у нее немного ума и даже, кажется, мало воображения».

Сергей Киселев, приятель поэта: «Пушкин женится на Гончаровой, между нами сказать, на бездушной красавице, и мне сдается, что он бы с удовольствием заключил отступной трактат».

Туманский, приятель поэта: «Не воображайте, однако же, что это было что-нибудь необыкновенное. …у нее нет вкуса, это было видно по безобразному ее наряду, что у нее нет ни опрятности, ни порядка, о том свидетельствовали и запачканные салфетки, и скатерть, и расстройство мебели и посуды».

Карл Брюллов — после посещения дома Пушкиных: «На кой черт ты женился?!»

Сама Наталья: «Господи, до чего ты мне надоел со своими стихами, Пушкин!»

Князь А. В. Трубецкой: «Манера Дантеса просто оскорбляла его, и он не раз высказывал желание отделаться от его посещений. Nathalie не противоречила ему в этом. Быть может, даже соглашалась с мужем, но, как набитая дура, не умела прекратить свои невинные свидания с Дантесом.

Быть может, ей льстило, что блестящий кавалергард всегда у ее ног. Когда она начинала говорить Дантесу о неудовольствии мужа, Дантес, как повеса, хотел слышать в этом как бы поощрение к своему ухаживанию.

Если б Nathalie не была так непроходимо глупа, если бы Дантес не был так избалован, все кончилось бы ничем».

Читайте также:  Почему на руси жене нельзя было быть старше мужа

Князь Петр Вяземский — в первые дни после смерти Пушкина: «Пушкин был прежде всего жертвою бестактности своей жены и ее неумения вести себя…»

Софья Карамзина — спустя несколько дней после смерти Пушкина: «Нет, эта женщина не будет неутешной… Бедный, бедный Пушкин! Она его никогда не понимала».

Пушкинист Дружников: «Поначалу Пушкин пел Наталье Николаевне те же вдохновенные песни, что и другим своим возлюбленным (иных он женщинам и не пел), но поэзия пролетала мимо нее. Зато ее воодушевляли пошлости, сказанные случайными волокитами».

Писатель Вересаев: «Когда с близким человеком случается беда, иные женщины, даже совсем как будто слабые и беспомощные, вдруг исполняются невероятной силы, энергии, и, забыв совершенно себя, целиком уходят в помощь близкому.

Есть другие женщины: при беде с близким человеком они сами становятся беспомощными, падают в обмороки, бьются в судорогах, не только не помогают окружающим, но отвлекают на уход за собою силы, нужные для близкого.

…В тяжкие предсмертные дни Пушкина ей было не до ухода за умирающим; напротив, всем приходилось ухаживать за нею, все заботились о ней, и в первую голову — сам умиравший».

Пушкинист Щеголев: «»При скудности духовной природы главное содержание внутренней жизни Натальи Николаевны давал светско-любовный романтизм. Красивейшая женщина, она делала мужа объектом светского вращения, которое он любил и сам, но тут не мог собой управлять.

Всеобщее ухаживание за красоткой сделало его подозрительным, ревнивцем, Отелло… Пушкин беспрестанно упрекает и предостерегает жену от кокетничанья, а она все время делится с ним своими успехами в этом ремесле и беспрестанно подозревает Пушкина в изменах и ревнует его».

Из дневника фрейлины Мари Мердер, 5 февраля 1836 г.: «В толпе я заметила Дантеса, но он меня не видел… Мне показалось, что глаза его выражали тревогу, — он искал кого-то взглядом и внезапно исчез в соседней зале. Через минуту он появился вновь, но уже под руку с г-жою Пушкиной. До моего слуха долетело:

— Уехать — думаете ли вы об этом — я этому не верю — вы этого не намеревались сделать…

Выражение, с которым произнесены эти слова, не оставляло сомнения насчет правильности наблюдений, сделанных мною ранее: они безумно влюблены друг в друга! Пробыв на балу не более получаса, мы направились к выходу: барон танцевал мазурку с г-жою Пушкиной. Как счастливы они казались в эту минуту!»

Марина Цветаева — о Пушкине и Гончаровой: «Он хотел нуль, ибо сам был всё».

Уже в марте 1837 года А. Карамзин пишет о вдове: «Странно, я ей от всей души желал утешения, но не думал, что мои желания так скоро исполнятся…»

Долли Фикельмон — Екатерине Тизенгаузен: «По-видимому, госпожа Пушкина снова появляется на балах. Не находишь ли ты, что она могла бы воздержаться от этого? Она стала вдовою вследствие такой ужасной трагедии, и ведь она была её причиною!»

Екатерина Геккерн — перед уездом за границу: «Я готова забыть прошлое и всё Наталье простить…»

Я. К. Грот — П. А. Плетневу: «…из её разговора я с грустью вижу, что в сердце её рана уже зажила! Боже! Что же есть прочного на земле?»

Е. Н. Карамзина 17 февраля 1837 г. так писала сыну об отъезде Натальи в Полотняный завод: «Она… слишком занималась упаковкой вещей… Кажется, совсем не была тронута, когда прощалась с Жуковским, Данзасом и Далем, этими тремя ангелами-хранителями, которые окружали постель ее умирающего мужа и так много сделали, чтобы смягчить его последние минуты… Ей можно было бы проявить больше чувства».

Снова Карамзина: «Больно сказать, но это правда: великому и доброму Пушкину следовало иметь жену, способную лучше понять его и более подходящую к его уровню… Бедный, бедный Пушкин, жертва легкомыслия, неосторожности, опрометчивого поведения своей молодой красавицы-жены, которая, сама того не подозревая, поставила на карту его жизнь против нескольких часов кокетства».

Постскриптум

Полагаю, приведенного выше должно быть вполне достаточно для того, чтобы с Гончаровой часть её вины уже не снять никогда. А вот с Пушкина снять его вину вполне можно и даже нужно, ибо он и за легкомыслие жены, и за свой скверный характер — да, в принципе, за всё! — расплатился сполна собственной жизнью.

Не так уж мало, правда?

Специально для «Правды.Ру», главный редактор журнала «Планета Интернет» Андрей Соколов

Источник: https://www.pravda.ru/culture/236361-goncharova/

Как сложилась жизнь супруги Пушкина после его дуэли?

После гибели Александра Сергеевича Пушкина его 25-летняя жена Наталья Николаевна осталась одна с четырьмя детьми на руках. Как сложилась её дальнейшая жизнь — и какой она вошла в историю?

Портрет Натальи Пушкиной-Ланской, 1849 год

Мнения о Наталье Николаевны Гончаровой крайне противоречивы. До нас дошло мало документов, по которым можно было бы судить о её личности и характере.

При этом долгое время её принято было считать легкомысленной кокеткой, своим недостойным поведением фактически спровоцировавшей ту роковую дуэль между Пушкиным и Дантесом.

Марина Цветаева считала любовь великого поэта к Гончаровой «тягой гения — переполненности — к пустому месту».

  • Однако мнения о легкомысленности и даже глупости Натальи Гончаровой основывались исключительно на светских сплетнях — которых, разумеется, вокруг первой красавицы Петербурга ходило немало.
  • Что же нам известно наверняка?
  • Наталья Гончарова получила хорошее домашнее образование, знала французский, английский и немецкий языки, а также историю, литературу и географию.

Известно, что её семья (по крайней мере, мать) не хотела выдавать дочь за Пушкина — во-первых, из-за его нестабильных заработков, во-вторых, из-за политической неблагонадёжности и репутации повесы. Однако, судя по всему, именно Наталья, всерьёз увлёкшаяся поэтом, переубедила родственников. В письме своему дедушке она писала:

«Я с прискорбием узнала те худые мнения, которые вам о нём внушают, и умоляю вас по любви вашей ко мне не верить оным, потому что они суть не что иное, как лишь низкая клевета».Портрет Натальи Пушкиной, 1831-1832 год

Вскоре после свадьбы супруги переехали в Царское село, а затем — в Петербург. Пушкин наслаждался успехом своей жены в свете — а вот она, хоть и ездила с ним на балы и дворянские увеселения, необходимостью бывать в обществе скорее тяготилась.

Многие собеседники отмечали её неразговорчивость и сдержанность. Живя с Пушкиным в Царском селе (неподалёку от резиденции императорской семьи), она писала дедушке, что выбирает для прогулок только «самые уединённые места» — поскольку слышала, что жена императора Николая I ищет встречи с ней.

О дальнейших событиях мы узнаём из письма матери Пушкина:

«…император и императрица встретили Наташу с Александром, они остановились поговорить с ними, и императрица сказала Наташе, что она очень рада с нею познакомиться и тысячу других милых и любезных вещей. И вот она теперь принуждена, совсем этого не желая, появиться при дворе».

  1. Ещё через некоторое время родители Пушкина писали друзьям, что невестка имеет при дворе большой успех — и сетовали, что она проводит на балах слишком много времени.
  2. Тем не менее, из различных документов видно, что Наталья Николаевна помогала мужу в делах, переписывала для него некоторые бумаги, исполняла его поручения по журналу «Современник», который он издавал. В 1836 году, когда Пушкин столкнулся с финансовыми трудностями, она втайне от мужа попросила своего брата Дмитрия высылать ей часть доходов с семейного имения:

«Мне очень не хочется беспокоить мужа всеми своими мелкими хозяйственными хлопотами, и без того я вижу, как он печален, подавлен, не может спать по ночам, и, следственно, в таком настроении не в состоянии работать, чтобы обеспечить нам средства к существованию: для того, чтобы он мог сочинять, голова его должна быть свободна».

В 1832 году у Пушкиных родился первый ребёнок — дочь Мария. Затем в 1833 году появился на свет сын Александр, в 1835 году — сын Григорий, а в 1836 году — дочь Наталья (судя по всему, называть одну из дочерей в честь матери было традицией в семье Гончаровых).

В 1835 году произошло знакомство Натальи Николаевны с Жоржем Дантесом. В обществе не остались незамеченными активные ухаживания француза за женой поэта. Стали ходить слухи об их возможном романе.

О том, сколько правды было в этих слухах, споры ведутся до сих пор. Вокруг участников этих событий вообще ходило множество сплетен и выдвигалось множество неожиданных гипотез.

Так, исследователь Юрий Лотман предполагал, что Дантес демонстративно оказывал знаки внимания Пушкиной, чтобы скрыть от общества свои гомосексуальные наклонности.

Ходил и ещё один слух: что старшая сестра Натальи, Александра, была влюблена в Пушкина, что между ними даже случился короткий роман и что именно это осложнило отношения между Пушкиным и его супругой.

Как бы то ни было, в ноябре 1836 года друзья Пушкина получили анонимные письма с оскорбительными намёками об отношениях между Натальей Николаевной и Дантесом. Будучи уверенным, что рассылка пасквилей — дело рук Дантеса, Пушкин вызвал его на дуэль.

Однако благодаря вмешательству родственников и влиятельных знакомых конфликт удалось временно погасить. Дантес же вдруг объявил, что на самом деле всё это время хотел жениться на сестре Натальи Николаевны — Екатерине Гончаровой. Практически сразу было официально объявлено об их помолвке.

Свадьбу сыграли в январе 1837 года.

Однако на этом история не закончилась. Публичные знаки внимания и даже приставания к Наталье Николаевне со стороны Дантеса продолжились. Потеряв терпение, Пушкин отправил приёмному отцу Дантеса довольно резкое письмо с упрёками в пособничестве интригам и бесчестным действиям сына. Дантес в ответ вызвал Пушкина на дуэль —она состоялась в конце января 1837 года. Пушкин был смертельно ранен.

Наталья Николаевна очень тяжело переживала смерть мужа. Она почти два года носила траур, живя в это время в имении своего брата Дмитрия в Калужской губернии.

По решению императора все долги Пушкина после его смерти были погашены, а его вдове и дочерям назначалась пенсия вплоть до их замужества.

В конце 1838 года Наталья Николаевна вновь поселилась в Петербурге с детьми и сестрой Александрой, ставшей к тому моменту фрейлиной императрицы. В столице вдова вела спокойную жизнь, мало появлялась на публике, ходила в гости лишь к родственникам и друзьям семьи.

В 1844 году она познакомилась с другом брата — генералом Петром Ланским. Вскоре Наталья Николаевна вышла за него замуж. В обществе этот брак вызвал удивление. Барон Модест Корф в своём дневнике писал:

«После семи лет вдовства вдова Пушкина выходит за генерала Ланского ни у Пушкиной, ни у Ланского нет ничего, и свет дивится этому союзу голода с нуждою».

В браке с Ланским Наталья Николаевна родила ещё троих дочерей. После замужества она продолжала вести размеренный образ жизни и редко выходила в свет. В одном из писем мужу она писала:

«Втираться в интимные придворные круги — ты знаешь моё к тому отвращение; я боюсь оказаться не на своём месте и подвергнуться какому-нибудь унижению. Я нахожу, что мы должны появляться при дворе только когда получаем на то приказание, в противном случае лучше сидеть спокойно дома».Наталья Пушкина-Ланская, 1863 год

В последние годы жизни Наталья Николаевна много болела и по совету врачей большую часть времени проводила на немецкий курортах. Осенью 1863 года она вернулась в Москву, чтобы крестить внука. Там она простудилась и вскоре скончалась в возрасте 51 года.

источник https://zen.yandex.ru/media/virmagnus/kak-slojilas-jizn-suprugi-pushkina-posle-ego-dueli-5aacf0ec5f496780cde7da33

Источник: https://www.mam4.ru/community/post/555420/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector