Почему христианство не запретило алкоголь, как ислам

На этой неделе православные христиане отметили Крещение Руси — событие, которое принято связывать с выбором веры князем Владимиром.

Древнерусский летописец рассказывает, что князь, хотя и прельстившись 70 женами мусульманского рая, не выбрал ислам, запрещающий вино, ибо «Руси есть веселие пить: не можем без того быть».

Но если неприятие алкоголя на самом деле было весомым аргументом для Владимира, то князь явно погорячился — как свидетельствует история, запрет на горячительное в исламском мире соблюдался далеко не везде и не всегда.

За 1400 лет истории мусульманских обществ вино, ракы и другие спиртные напитки не раз играли важную роль, особенно в жизни элиты, к которой мог бы принадлежать и русский князь. Даже само слово «алкоголь» — арабского происхождения. «Лента.ру» попыталась разобраться в сложных отношениях ислама со спиртосодержащими напитками: от времен пророка до последних инициатив турецкого правительства.

Вино не здесь, но в раю

В доисламскую эпоху арабы уже знали о вине и его опьяняющем воздействии. Напиток этот привозился торговцами (христианами и евреями) во множество христианских монастырей, возникших на окраинах Аравийского полуострова в III-VII веках нашей эры. Сам пророк Мухаммед изначально относился к вину нейтрально.

Но после нескольких инцидентов с участием своих пьяных соратников (драка на пиру и ошибки в молитве, которую произнес сподвижник Мухаммеда, будучи навеселе) было однозначно запрещено употребление опьяняющих напитков. «О вы, которые уверовали! Вино, майсир [азартная игра], жертвенники, [гадальные] стрелы — мерзость из деяния сатаны.

Сторонитесь же этого, — может быть, вы окажетесь счастливыми!» (Сура 5 «Аль-Маида», аят 90, перевод И. Крачковского).

При этом всю радость и наслаждение от плодов лозы (один из даров Аллаха человеку) пророк не запретил — просто перенес в рай: «Образ сада, который обещан богобоязненным: там реки из воды непортящейся, и реки из молока, вкус которого не меняется, и реки из вина, приятного для пьющих» (Сура 47 «Мухаммад», аят 15). Однако нарушение этого запрета в земной жизни делало мусульманина грешником (всегда имеющим возможность искупить свою вину), но не еретиком (которому больше нет места в общине верующих). То есть ересью было оспаривать запрет на алкоголь, а пить вино — это нечто прискорбное, но допустимое.

Нужно упомянуть и еще об одной лазейке: в раннем исламе четко прописывалась неприемлемость вторжения в частную жизнь верующих с целью поймать их «с поличным», что считалось несовместимым с честью и достоинством мусульманина. Благодаря этому мусульманин мог пить в одиночестве, в покое своего дома, и никакой «полиции нравов» туда ходу не было.

Вино для элиты, опиум для народа

В Аравии запрет на вино не вызвал особых споров — в конце концов, арабы-кочевники никогда сами не возделывали виноградники. Но потом распространение ислама на запад и восток охватило области с многотысячелетней традицией виноделия.

Еще античные историки писали об обильных возлияниях персидских царей и их приближенных.

И формальный запрет на новых территориях был практически проигнорирован: даже халифы из багдадской династии Аббасидов (750-1258 годы), руководители мусульманской общины, пили вместе со своими придворными дни и ночи напролет.

Почему христианство не запретило алкоголь, как ислам

При дворе Харуна аль-Рашида творил «певец вина и любви» поэт Абу Нувас, прославившийся целыми циклами в жанре хамрийат (сложные многосюжетные стихи на тему винопития).

Антиалкогольные законы халифов были направлены только против употребления вина широкими массами (власти боялись, что это приведет к бунтам). И на западе исламского мира, в Андалусии, ситуация была такой же: все Омейяды известны своей любовью к вину.

Бадис ибн Хаббус, амир Гранады (XI век) так долго пьянствовал в дальних комнатах своего дворца, что народ счел его мертвым.

Что касается востока халифата (Ирана и Средней Азии), то вся классическая персидская поэзия, зародившаяся при дворах династий Саффаридов и Саманидов, наполнена символикой вина. То же можно сказать о мистической поэзии суфиев.

Прекрасный виночерпий как духовный наставник, красное вино, просвечивающее сквозь стенки кубка, как символ божественного света, кабак как хранилище священных тайн, суфий, проливающий напиток на коврик для молитвы (символ презрения к косности и лицемерию официальной религии), — вот ее метафоры, яркое представление о которых дает творчество Хафиза Ширази и Омара Хайама.

Почему христианство не запретило алкоголь, как ислам

В целом ситуацию с алкоголем в исламском средневековье можно описать так: высшие классы (хасс) считали винопитие одной из привилегий своего положения.

Запрет на вино, с их точки зрения, касался только простолюдинов (аввам), которые в опьянении теряют человеческий облик и не способны к самоконтролю.

Так что лекарством от тоски и основным болеутоляющим средством для низших классов был прежде всего опиум, который прямо не запрещают ни Коран, ни богословская традиция.

Христианские кабачки и султанские запреты

Ближе к современности, в XIII-XVI веках, власть в исламском мире перешла к кочевникам из степей Евразии — туркам и монголам. Их повелители — от Тамерлана и тюрков-кызылбашей до первых османских государей — правили, не вылезая из седла, в многочисленных походах.

Они пили до и после сражений, доказывая крепость тела и духа, свободного от уз религии. Однако после военных поражений многие ханы и шахи пытались вернуть благосклонность Аллаха, запрещая винопитие в своих государствах и лично воздерживаясь от алкоголя.

Например, при вступлении на престол Солтана Хосейна (правил в Иране с 1694 по 1722 год) из шахского погреба извлекли шесть тысяч бутылок вина и вылили на главную площадь Исфахана.

Однако уже через два года двоюродная бабушка шаха, страдающая от алкоголизма, убедила монарха снять запрет и в итоге споила его.

Почему христианство не запретило алкоголь, как ислам

Более неоднозначной была ситуация в Османской империи, которая в XV-XVIII веках являлась безусловным лидером мусульманского мира. Под властью султанов оказались земли от Ливии до Ирака и от Венгрии до Аравии.

После взятия Константинополя в 1453 году бывшие кочевники стали руководить миллионами земледельцев и горожан, многие из которых сохранили христианскую веру.

В сельской местности мусульмане оставались трезвенниками, предпочитая пить воду, христиане по старинке продолжали выпивать.

Были и необычные случаи: перешедшие в ислам жители Боснии подчинились запрету на винопитие, однако считали, что на ракию (крепкий напиток, получаемый дистилляцией ферментированных фруктов — слив, яблок, айвы, персиков) он не распространяется.

В крупных городах (Стамбуле, Измире, Алеппо) все кабаки держали греки, армяне и евреи.

Легкодоступность вина и других радостей жизни в христианских кварталах вызывала у мусульман сложные чувства: зависть к чужой свободе одновременно с ненавистью к пороку.

Почему христианство не запретило алкоголь, как ислам

Правоверные могли наведываться туда только втайне от соседей и властей, однако никто не мешал им изготавливать алкогольный напиток в домашних условиях, для чего вполне открыто приобретались тонны винограда.

Тем не менее султаны периодически запрещали вино (равно как табак и кофе): при вступлении на престол, перед военными походами, под давлением улемов (священнослужителей), во время эпидемий чумы, перед смертью, в страхе перед бунтами. Однако сама частота подобных запретов говорит об их неэффективности.

Наконец, к XVIII веку налог на спиртное стал важной частью государственных доходов, лишиться которых правительство просто не могло себе позволить.

Алкогольная вестернизация

Известно, что на Западе кафе сыграли важную роль в подготовке революций и политическом «созревании» среднего класса. Купцы, юристы, биржевые игроки, писатели и ученые собирались в кафе, узнавали новости и обсуждали различные актуальные проблемы.

В Османской империи кофейни тоже выполняли эту функцию, хотя и в более скромных масштабах: там зарождалось пространство для общения, отличное и от мечети, и от дворца. Но таверны никогда не могли стать аналогичным прогрессивным институтом.

Туда приходили таясь, боясь опозориться, а вместо разговоров громко визжали в надежде на то, что душа убежит из тела (перед тем как алкоголь попадет в рот и совершится грех). Об этом эпизоде рассказал австрийский врач Любенау, посетивший Стамбул в 1587 году.

В XIX веке, в эпоху модернизации и активных контактов с Западом, у алкогольных напитков появился новый смысл — они стали символом прогресса. Султаны пили шампанское (правда, поначалу только на приемах с участием европейских послов). Вслед за двором эта мода распространилась на все высшие классы османского общества.

Богатые турки могли просто ставить на стол непочатую бутылку бордо, чтобы продемонстрировать гостям свой тонкий вкус. Даже шейх-уль-ислам (высший исламский богослов империи) разрешил мусульманам пить вино, если это полезно для их здоровья.

Правда, качество местных вин к началу ХХ века оставляло желать лучшего, так что более популярным стало пиво: в Стамбуле и Измире десятками открывались пивные бары.

Однако больше всего в Османской империи полюбили ракы — настоянный на анисе крепкий (40-50 градусов) виноградный напиток. Он был дешевле крепких напитков из Европы и не выглядел столь явным иностранным заимствованием, как пиво.

Наконец, его употребление явно не противоречило кораническому запрету: в отличие от вина, ракы получают не из виноградного сока, а из выжимки. Ракы предпочитал и отец — основатель Турецкой Республики Мустафа Кемаль Ататюрк.

Известно, что именно стаканчик ракы он опрокинул сразу после вступления войск республики в разграбленную и горящую Смирну (этим трагическим эпизодом в 1922 году закончилась греко-турецкая война).

Почему христианство не запретило алкоголь, как ислам

В Иране «алкогольная вестернизация» шла аналогичным образом, только иностранное влияние ощущалось больше со стороны России.

Импорт французского вина обходился слишком дорого, и многие богатые иранцы предпочитали «русское» сочетание стопки водки и закуски.

Ракы и водка из Закавказья наводнили северные провинции, а российское пиво продавалось по всей стране: в 1902 году из 134 634 бутылок, ввезенных в Иран, 121 130 (или 90 процентов) были произведены в России.

Отказ от спиртного как поиск идентичности

В XX веке в исламском мире к власти повсеместно пришли светские режимы.

И сейчас легальность употребления алкоголя находится в прямой зависимости от уровня секулярности того или иного государства, то есть зависимости его правовой системы от догм ислама.

Продажа спиртного полностью запрещена в Саудовской Аравии. В Пакистане и Иране его могут купить только немусульмане и только по предъявлению документа о вероисповедании.

В противоположном лагере до недавнего времени находилась Турция. Ататюрк не только отделил религию от государства, но и свел к минимуму ее присутствие в общественной жизни.

В 1926 году мусульманам было разрешено продавать и употреблять алкоголь.

Тем не менее турки не стали сильно пьющей нацией: в 2010 году потребление спиртного на душу населения в стране было самым низким в Европе (полтора литра в год).

Пришедшая к власти в 2002 году умеренно-исламская Партия справедливости и развития начала планомерное наступление на алкогольную «вольницу». В 2012-м был принят закон о запрете продажи спиртного в розлив, который ударил по ресторанам и кафе.

В апреле 2013 года премьер-министр страны Реджеп Тайип Эрдоган объявил национальным напитком Турции не ракы, а айран (кисломолочный напиток), а через месяц парламент запретил продавать алкоголь в ночное время, а также на расстоянии ближе 100 метров от школ и мечетей.

Но главным орудием правительства стали акцизы: из-за них стоимость ракы к 2010 году выросла в четыре раза, а пива — в восемь раз. Цены приблизились к уровню скандинавских, что в небогатой ближневосточной стране сильно сократило потребление спиртного.

А это, в свою очередь, стало одним из поводов к протестам против партии Эрдогана и исламизации общественной жизни: участники антиправительственных акций весны 2013 года разбивали бутылки пива и поднимали издевательские тосты в честь премьер-министра.

Почему христианство не запретило алкоголь, как ислам

Иран в ХХ веке также шел по пути растущей популярности спиртного (самогона у средних классов и импортных вина и виски — у элиты), хотя сельские жители (именно они до 1980-х составляли большинство в стране) почти не употребляли спиртного.

Читайте также:  Какие правители россии считались самыми трусливыми

К тому же после исламской революции 1979 года духовенство повело мощнейшее наступление на алкоголь и запретило мусульманам его употребление.

В результате иранцы вернулись к «тайнопитию»: ежегодно в стране нелегально продают 80 миллионов литров алкоголя — и это только по официальным данным.

Причем в основном его привозят из Иракского Курдистана, а покрывают контрабандистов, по слухам, сами Стражи исламской революции (КСИР). Иранцы, в отличие от европейцев, если уж пьют, то делают это до полной потери сознания, заявил шиитский имам в интервью BBC News.

Ну а пока правители исламских стран пытаются законодательно влиять на потребление спиртного, алкоголь незаметно и исподволь трансформирует сам ислам как религию.

На протяжении почти всей истории мусульманских государств запрет на алкоголь насаждался сверху — со стороны властей и богословов, а людьми воспринимался как неудобное правило, которое надо обойти с минимальными потерями для собственного кошелька, здоровья и совести.

Сейчас же, особенно в развитых странах, мусульмане нередко самолично определяют свою религиозную идентичность (например, надевая платок) и ищут ответы на вопросы о том, как должен жить правоверный.

Подчеркнуто добровольное соблюдение поста в священный месяц рамадан по всей строгости и полный отказ от спиртного часто являются важнейшими решениями, определяющими личную религиозность мусульманина.

Источник: https://lenta.ru/articles/2014/07/30/islamalcohol/

В ираке полностью запретили любой алкоголь

Почему христианство не запретило алкоголь, как ислам

Протесты за свободу интернета в Москве в июле 2017 года

Правозащитная организация Freedom House обнародовала новый ежегодный рейтинг свободы интернета в разных странах. Главным абьюзером свободы интернета в мире на сегодня является Китай, но страны СНГ мало отстают от него в перенимании этих практик. Без учета стран Балтии из стран бывшего СССР сегодня свобода интернета есть только в Армении и Грузии, подчеркивают во Freedom House.

Интернет в Кыргызстане и Украине они определяют как «частично свободный», а интернет в Азербайджане, Беларуси, Казахстане, России и Узбекистане правозащитники считают несвободным.

Почему христианство не запретило алкоголь, как ислам

«Несвободный» интернет означает, что: 1) у пользователей могут возникнуть сложности с доступом к Сети, а власти пытаются блокировать некоторые сайты или приложения, а также контролируют доступ в Сеть через провайдеров; 2) в стране существует цензура контента и намеренная манипуляция им; 3) нарушаются права пользователя: его право на приватность переписки, власти следят за пользователями. Также пользователей могут преследовать за его действия в Сети, вплоть до тюремного заключения.

Почему христианство не запретило алкоголь, как ислам

  • Фиолетовым цветом обозначены страны с несвободным интернетом, желтым – с частично свободным, зеленым – со свободным.
  • Казахстан наряду с Суданом и Бразилией стал «лидером» по ущемлению свободы интернета в последний год. Авторы доклада отдельно отмечают, что власти этой страны:
  • неоднократно отключали каналы интернет-связи,
  • блокировали более десятка сайтов казахстанских и международных сайтов,
  • ограничивали доступ к соцсетям.

И все это – для того чтобы «заглушить» голоса недовольных властями и сорвать мобилизацию активистов на протесты при помощи соцсетей.

Также правительство Казахстана рассматривает возможности монополизации рынка мобильной связи и установки на мобильные устройства программ слежения по образцу соседнего Китая.

Также в декабре 2018-го власти Казахстана приобрели у российской компании оборудование для автоматического мониторинга уровня политической активности в соцсетях, потратив на это $4,3 млн.

Компания-разработчик оборудования связана с российской спецслужбой ФСБ.

Правозащитники напоминают также, что несколько человек в Казахстане получили реальные сроки за посты или лайки в соцсетях, которые одобряли деятельность запрещенной в стране политической партии «Демократический выбор Казахстана».

В России прошедший год также стал беспрецедентным по количеству арестов за протесты или выражение своего мнения в Сети и отключению властями сайтов и других интернет-ресурсов.

Freedom House исследовала 65 стран мира, в которых сконцентрированы 87% всех пользователей Сети в мире. 40 из 65 стран, исследованных Freedom House, используют программы отслеживания пользователей соцсетей.

И в целом, по данным организации, за последний год правительства разных стран все чаще стали использовать интернет и социальные сети для того, чтобы следить за своими гражданами, отслеживать их онлайновое поведение и манипулировать результатами выборов.

В 47 странах из 65-ти исследованных людей арестовывали за их политические, социальные или религиозные взгляды. В 31 стране люди подвергались физическому воздействию за свои посты в Сети.

Рейтинг стран по уровню доступа к интернету:

1.Исландия, 2. Эстония, 3. Канада, 4. Германия, 5. Австралия, 6. Великобритания, 7. США,
8. Армения,

19. Грузия.

На последних позициях:

25. Кыргызстан, 32. Украина, 45. Азербайджан, 48. Беларусь, 50. Казахстан, 51. Россия, 58. Узбекистан,

65. Китай.

Почему христианство не запретило алкоголь, как ислам Подписаться

Источник: https://www.currenttime.tv/a/28070197.html

Религиозность по-чеченски: ислам на словах

Мурад Магомадов (псевдоним) для bbcrussian.com и интернет-СМИ «Кавказский узел»

Почему христианство не запретило алкоголь, как ислам Правообладатель иллюстрации RIA Novosti

Чеченские власти в последние годы активно внедряют нормы ислама и шариата, но на бытовом уровне это воспринимается как желание руководства установить тотальный контроль над населением. Молодежь к «исламизации» республики относится с большой долей иронии и скептицизма.

Религия стала неотъемлемой частью Чечни последних лет: запрет на алкоголь и продажу энергетических напитков, обязательное ношение головных платков, длинных юбок и платьев девушками. В традиционную чеченскую рубашку со стоячим воротником и накладными карманами, которая прежде считалась одеждой мулл, теперь по пятницам должны носить госслужащие.

Подобного, конечно, не было даже в как бы независимой Ичкерии времен Дудаева-Масхадова

Уже никем эти изменения не воспринимаются как непонятные и ненужные новшества. Но внешняя атрибутика, однако, не отражает реальных настроений людей, особенно в молодежной среде.

«Ислам у нас только на словах, и это скажет любой знающий человек. То, что у нас девушек заставляют носить длинные платья, хиджабы и платки, каждую пятницу ходить в мечеть, это не ислам. Это просто показуха» — считает студент грозненского ВУЗа Мурад.

«Такое впечатление, что муллы сами во всем запутались и теперь путают всех остальных. То у них можно и нужно носить бороды, то нельзя. То песни и танцы не разрешены по шариату, то, оказывается, можно.

У людей такая каша в головах, что никто не знает чего можно ожидать завтра, каких нововведений, — недоумевает он.

– Я пытаюсь следовать установкам религии, но при этом особо не выделяться, чтобы не было проблем.

Вместо алкоголя — наркотики?

Местные телеканалы постоянно транслируют различные передачи на религиозные темы, местное духовенство проводит беседы с молодежью, призывая соблюдать религиозные нормы, а молельные комнаты в госучреждениях уже давно стали нормой.

Пару лет назад некие неустановленные лица устроили в Грозном настоящую охоту за девушками без платков. Расстреливали их шариками с краской из пейнтбольных ружей

Подобного, конечно, не было даже в как бы независимой Ичкерии времен Дудаева-Масхадова, хотя после завершения первой военной кампании на территории республики время от времени предпринимались попытки «шариатизации». Теперь руководство республики во главе с сыном бывшего ичкерийского муфтия вновь взялось за исламизацию республики. Но уже с учетом собственного взгляда на вопрос.

Кадыров, например, взял за правило постоянно ходить в рубашке навыпуск с накладными карманами, некоем подобии военного френча. Эту «моду» тут же подхватили его ближайшие соратники и, естественно, духовенство. Так в свое время соратники Иосифа Сталина подражали «вождю народов», предпочитая кители и сапоги строгим деловым костюмам.

«Кадыровская мода» в Чечне прижилась, в том числе и среди молодежи, хотя большинство, в зависимости от возраста, предпочитает в качестве повседневной одежды обычные костюмы или футболки с джинсами.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti

Несколько лет назад в Чечне запретили продажу спиртных напитков, а недавно очередь дошла и до так называемых «энергетиков». Но эти запреты выходят боком. Все большее число молодежи теперь «для поднятия тонуса» принимает лекарственные препараты, содержащие наркотики. Особой популярностью пользуются так называемые «баклосаны».

«Если ты выпьешь алкоголь или покуришь анашу, то это легко узнают по запаху. А вот если употребить несколько таблеток, то никто ничего не поймет, зато так можно снять стресс или поднять настроение», — объясняет грозненский тинейджер Малик.

«Мы с друзьями иногда ими балуемся, но без фанатизма, мы же не наркоманы», — добавляет Малик. По его словам, среди употребляющих такие «легкие» наркотики есть и девушки, его сверстницы.

Мы с подружками иногда одеваем довольно узкие блузки и юбки. Это такой вот наш негласный протест против навязываемой хиджабизации

Религия, как полагает подросток, — удел скорее пожилых, чем молодежи.

«Каждый сам волен решать, чего он хочет от жизни. Я тоже верю в Бога, но не считаю, что дни и ночи нужно проводить в молитвах и постоянно каяться. Это скорее дело стариков.

Жизнь должна быть интересной и насыщенной, а многие из тех, кто сегодня демонстрирует свою религиозность, были далеко не ангелами в свое время. Хотя среди моих друзей есть несколько человек, которые читают Коран, и их можно назвать глубоко верующими людьми.

Нашему общению это, в общем-то, не мешает, хотя они постоянно убеждают всех, что религия во всем и всегда должна быть на первом месте», — говорит он.

Девичьи хитрости

В ВУЗах и школах республики сегодня не увидишь простоволосых девушек в коротких платьях или юбках. Пару лет назад некие неустановленные лица устроили в Грозном настоящую охоту за девушками без платков. Расстреливали их шариками с краской из пейнтбольных ружей.

Власть такие карательные меры в отношении «несознательных» представительниц прекрасного пола поддержала.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti

Носить длинную одежду и платки стало в Чечне уже непреложным правилом, но и здесь есть свои маленькие хитрости, которыми местные девушки нередко пользуются. Длинные платья могут быть обтягивающими фигуру, а платок можно как бы случайно сбросить на плечи, и распущенные волосы он уже не скроет.

«На занятия в короткой юбке или платье не пустят, для этого есть охрана, которая за этим следит. То же самое касается и платка, это обязательный атрибут одежды. Но при желании выход всегда можно найти.

Мы с подружками иногда одеваем довольно узкие блузки и юбки. Это такой вот наш негласный протест против навязываемой хиджабизации, — делится студентка Мадина. — Быть «белой вороной» нельзя, это может обернуться потом проблемами.

У нас многие теперь носят хиджабы, а их за глаза называют «монашками».

«Если спросить меня, то религию не нужно путать со светским образованием. Пусть хиджабы носят те девушки, которые учатся в медресе или исламских ВУЗах, а у всех остальных должно быть право выбора, естественно, в разумных пределах, — поясняет она. — У нас, например, не появишься на улице в топике и шортах, это будет позором на всю семью и даже род».

Многие в Чечне убеждены: несмотря на все внешние признаки исламизации, коренного перелома в сознании людей все же не произошло. Распространено мнение, что настоящие верующие здесь были во времена СССР, когда люди и власть уважали, и Бога боялись.

А сейчас нет ни того ни другого, и ислам у нас больше на словах, а не в сердцах.

Совместно с интернет-СМИ » Кавказский узел»

Источник: https://www.bbc.com/russian/blogs/2014/04/140422_blog_caucasus_chechnya_islamisation

Время намаза

Вопрос: Некие организаций определили наличие алкоголя в лимонадах и коле. Если даже одна капля алкоголя является харамом, то пить такие напитки тоже запрещено?

Ответ:

Это давно известный факт. Подобного рода информацию выпускают в определенное время.

Этим самым преследуется следующая цель, ''Вы только посмотрите, мусульмане отказываются от напитков'', для того чтобы общественность сказала: ''Это и есть мусульманство, вот что делают мусульмане''.

Такой ситуацией могут воспользоваться провокаторы со слоганами ''Нет алкогольным напиткам с газом''. Но мусульмане не должы поддаваться подобным провокациям, не становится инструментом обличения мусульман.  

Даже капля таких алкогольных напитков как вино и водка – харам. Но алкоголь который присутствует не в качестве напитка к этому решению не подходят.

Приведем несколько примеров:

Читайте также:  Испанцы, португальцы и баски: что у них общего

1 – В свежем уксусе присутствует алкоголь. Но уксус не пьют в качестве напитка и употреблять его не запретили. О преимуществах уксуса изготовленного из вина сказано в хадисах.

2 – Точно известно что алкоголь есть в тесте а значит и в хлебе. Нон пророк не запретил хлеб.

3 – В апельсине и некоторых фруктах присутствует алкоголь которого не меньше чем в напитках. И об этом точно известно. Но наша религия, не запретила фрукты при том что в них есть алкоголь. 

4 – Для улучшения качества лекарств и парфюмерии в них добавляют спирт. [Ислам Ахлакы, О сын мой]

5 – В книге «Саадат-и Абадийа» пишется: ''В Шафии разрешено использовать нечистые жидкости (такие как алкоголь) для лекарств и парфюмерии''. [Мазахиб-и арбаа, Аль-мафуват]

6 – Жидкая смесь такое как лекарство или парфюм, в составе которой есть такие нечистоты как спирт, считается чистой. Поэтому, в мазхабе Ханафи йод и одеколон считаются чистыми. [Ислам ахлакы]

[Одеколон и йод не употребляются внутрь, но попадая в одежду не делают ее грязной и в такой одежде можно совершать намаз. Конечно же будет лучше если почистить.]

7 – Грязные жиры использованные при изготовлении мыла, вино превращенное в уксус, становятся чистыми. Это все что касается изделий которые подверглись химическим изменениям. [Радду-уль мухтар, Тахтави, Манахидж-уль-ибад, Саадат-и Абадийа]

О газированных напитках спросили ученого Ислама который по профессий был химиком: ''Алкогольная эссенция добавляется в газированные напитки. Их можно пить?'' Он ответил что по одному из решений можно пить.

Во времена приближения Судного Дня действовать по слабым решениям, будет равняться действиям по сильным решениям. Во всех напитках, лимонадах, коле которые изготовлены с добавлением эссенций присутствует алкоголь, пусть и в малых количествах.

Спирт, который добавляют в лимонады и ему подобные напитки для растворения эссенций, разрешен. Такие напитки пить можно.  

ИЗ ЧЕГО ИЗГОТОВЛЕНА КОЛА

Вопрос: Вместе с шумихой вокруг алкоголя в лимонаде, говорят и красителе кармин для Кока колы, которую получают из насекомого кошениль и поэтому пить колу запрещено. Кола харам?

Ответ:

Нет, колу можно пить. Ученые Ислама говорят:

Расулуллах (алейхиссалям), ел со стола иудея хлеб и масло не спрашивая о происхождений хлеба. Он не спрашивал что за масло, свиное или баранье, тесто для хлеба месили на воде или вине. Совершал омовение пользуясь посудой женщины многобожницы. Все это одно из многих доказательств что не нужно выяснять из чего состоит еда. [Барика]

Кафиры могут добавлять в еду и наджасу и яд. На самом деле иудей добавил в хлеб яд. Но пророк съел не расспрашивая, потому что не есть пищу пока неизвестно что в нее добавили скверну, не богобоязненность а васваса. А наша религия призывает избегать васваса (мнительность). [Хадика]

ЛЯ МЕККА

Вопрос: Встречаются такие слова: ''если прочитать зеркальное отражение ''кока кола'' то можно прочитать Нет Мухаммед, Нет Мекка. Пить такие напитки запрещено. Необходимо всем рассказать об этом.

'' Или же такие сообщения как: ''завещание из Медины'', или же ''отправь это дуа 13-и людям и станешь богатым. Того кто не сделает этого, ждут большие неприятности.

'' Насколько это правильно?

Ответ:

Категорически неверно. И отражение Coca-Cola не читается Ля Мухаммед Ля Мекка (нет Мухаммед нет Мекка). Это попытка раздуть из мухи слона. Ну предположим что напишут ля Мекка.

И что, не станет Мекки? А если мы скажем нет Парижа, Нью Йорка, Берлина? Не станет этих городов? Подобные сообщения дело рук миссионеров.

Их цель, погрузить мусульман в суеверия, занять нас бесполезными делами чтобы мы не занимались серьезными проблемами, чтобы мы как можно дальше были от истинных знаний. Нельзя быть игрушками в их руках.

Источник: https://www.veraislam.ru/article/1228

Священник Георгий Максимов. Религия сильного человека: христианство или ислам? / Православие.Ru

Некогда на заре VII века по Рождестве Христовом, средь Аравийских пустынь, вдали от цивилизованного мира случилось примечательное событие. В ночной темноте под низкими сводами пещеры горы Хира сорокалетнему арабу, проводившему здесь время в уединении, явился некто. Некто сильный и страшный, который принялся душить его, заставляя прочесть странный текст во имя некоего господина. Опасаясь за жизнь, араб уступил и повторил текст — и видение исчезло. Насмерть перепуганный, он прибежал к себе домой и в ужасе закутался в одеяло, не решаясь показываться наружу.

Довольно долго после этого он терзался сомнениями, подозревая, что повстречался той памятной ночью с силами темными, духами зла. Но впоследствии родным удалось убедить его, что являлся к нему никто иной, как посланник Бога, Ангел, который тем самым призвал его стать пророком для своего народа. Уверовав в это, араб сей вскоре возвестил в Аравии новое учение: поклоняться Богу одинокому (Коран 112.1), далекому (Коран 12.31) и жестокому (Коран 17.58), источнику равно и добра и зла (Коран 10.107; 39.38), которым всё, что случается, предопределено (Коран 33.38). Для человека, желающего угодить такому богу, было заповедано веровать в его одиночество, а также в то, что возвестивший это учение араб-торговец — его посланник и пророк; пять раз в день совершать определенный ритуал с произнесением молитвенных формул и чередованием телесных поз; раз в жизни посетить святилище в одном арабском городе и на соседней горе зарезать овцу; небольшую часть прибыли время от времени тратить на своих домашних, и один месяц в году есть и пить только ночью. А также было заповедано вести священную войну с теми, кто не признает этого учения, пока не будут они покорены ему (Коран 2.193). Соблюдающему перечисленное было обещано в этой жизни благоденствие, а в жизни будущей прекрасный сад с вечными наслаждениями — преимущественно сексуального и гастрономического характера, а также, отчасти, эстетического. Всё это было записано в книге, составленной уже после смерти основателя, которая была объявлена откровением и творением этого бога, а текст ее — извечным и неизменным до буквы.

Араба этого звали Мухаммед, а учение его получило название ислам — производное от арабского слова «мир» (салам), и множество последователей его вскоре понеслось по земле и в беспощадных кровопролитных войнах вскоре захватило огромные территории — как христиан, западных и восточных, так и зороастрийцев, язычников, индусов. Эта «религия мира» со временем распространилась во многих народах, и приверженцы ее продолжали вести непрерывные войны, даже до сего дня.

Всё познается в сравнении, посему сопоставим учение Мухаммеда и учение Христа, и рассмотрим, какая из религий предназначена для сильного человека, и какая имеет власть сделать его сильным.

Начнем с того, что само священное писание мусульман по объему в три раза меньше Священного Писания христиан. Даже для того, чтобы просто прочитать Библию, требуется втрое больше усилий, времени и усидчивости, чем для того, чтобы прочитать Коран. Эту же пропорцию мы увидим и сравнивая их содержание.

Христианство учит обузданию собственных страстей — таких, как ненависть, похоть, сребролюбие; ислам же напротив, потакает всем им: например, хотя и признает, что Богу угоднее милосердие, но позволяет месть, хотя и говорит, что Богу приятнее единство семьи, но признает развод по любой прихоти мужа, хотя и поощряет милостыню, но ублажает страсть к накопительству, почитая богатых.

Христианство благословляет брак с одной лишь женой, ислам дозволяет иметь четыре жены и бессчетное количество наложниц. Любому разумному человеку ясно, что соблюдать супружескую верность в законном браке с единственной женой много сложнее, чем при возможности в рамках дозволенного иметь связь практически с неограниченным количеством женщин.

Ислам заповедует обязательно молиться пять раз в сутки, христиане же имеют заповедь непрестанно молиться (1Фес 5:17).

Мусульмане постятся лишь три недели, тогда как в Православной Церкви постными являются почти две трети дней в году, причем пост длится полные сутки, а не только днем, как в исламе. Разумеется, для того чтобы поститься двести сорок дней и ночей, нужно много больше усилий, чем для поста на протяжении двадцати дней.

Некоторые как нечто высокое приводят в пример мусульманский закон, запрещающий винопитие. Но при внимательном рассмотрении и в этом религия арабов уступает учению Церкви.

Христианство не запрещает употребление вина как такового, но строго-настрого запрещает пьянство — пьяницы Царства Божьего не наследуют (1Кор 6:10).

А любому очевидно, что только сильный человек может, употребляя спиртное, соблюсти меру и не впасть в пьянство, полный же отказ от спиртного является куда более легким путем преодоления этого греха.

Также ислам запрещает вкушать свинину, устанавливает и некоторые другие ограничения в одежде и поведении, но совершенно ясно, что гораздо проще не есть свинину и не носить шелка, чем блюсти заповедь воздерживаться от греха даже в мыслях — как заповедано каждому христианину.

Возьмем ведение войны. Слепы те, кто пытается запихнуть христианство в прокрустово ложе тупого пацифизма. Оборонительная война однозначно благословляется Церковью. Из святых воинов — от полководцев до рядовых, — не одна дивизия составлена Царю Небесному в лике святых.

Но если в исламе ведение войны основано на ненависти к убиваемым, то в христианстве основанием воинского подвига является любовь к защищаемым — нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих (Ин 15:13), и слова эти по праву относятся к тем, кто с честью погиб в битве.

Таково учение Христа, и только сильный духом и волею человек может понести его.

Продолжать сопоставления можно очень и очень долго. Но и на основе уже приведенного можно вполне объективно сказать, что христианство — религия сильных людей, тогда как ислам — это религия для слабых и хилых.

Христианство — для свободных, ислам — для рабов.

Мы говорим здесь о самой важной для человека свободе — свободе от греха и собственных страстей, от которых не в силах освободить своих последователей мусульманская вера.

И именно этим объясняется распространение ислама в современном мире. Именно потому ислам становится популярен сейчас на Западе, что ныне наступает эпоха слабого человека, секуляризированное человечество культивирует свои немощи и погрязает в добровольной расслабленности. Как приятно слышать им: Аллах хочет облегчить вам (жизнь); ведь создан человек слабым (Коран 4.28).

Согласно христианскому учению, человек создан сильным, и призван быть сильным. То, что на протяжении двух тысячелетий Церковь не снизила столь высокую планку своего нравственного идеала, свидетельствует о том, что он в ней — реально достижим.

И примеры тому — не только сотни тысяч святых, но и миллионы простых православных христиан, воплотивших его в своей жизни.

Самому человеку это невозможно, Богу же возможно всё (Мф 19:26), и Господь Иисус Христос, Которому возможно всё, подает силу совершать и то, что нами было перечислено, и большее того.

Перед каждым из нас стоит выбор — остаться слабым или стать сильным. Плыть по течению к стремнине или против течения к берегу. И никто не избежит его, и лишь от самого человека зависит, что он выберет в итоге.

Только нужно знать и помнить, что со всех, кому надлежало стать сильным, но кто по своей воле остался слабым, спросится по всей строгости — в свое время. Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его (Мф 11:12).

Источник: https://pravoslavie.ru/1453.html

Отношение к современным вспомогательным репродуктивным технологиям в исламе

Опубликовано в журнале «Церковь и время» № 63

Читайте также:  В каких случаях православный может причащаться в католическом храме

Протоиерей Игорь Аксенов

В статъе подробно рассматриваются особенности ислам­ского взгляда на современные вспомогателъные репродуктивные технологии с приведением обширных цитат из источников кано­нических законов в исламе.

Ключевые слова: Современные вспомогателъные репродук­тивные технологии. Ислам. Коран. Шариат. Исламская Акаде­мия фикха. Клонирование. Аборт. Одушевление человеческого эмбриона. Экстракорпоралъное оплодотворение. Суррогатное материнство. Искусственная инсеминация.

Ускорение научно-технического прогресса в XX и начале нашего века носило глобальный характер не только по широте охвата им стран и континентов, но и по глубине проникновения во все сферы не только общественной, но и частной жизни лю­дей. Не будет преувеличением сказать, что практически все че­ловеческие культуры в той или иной степени претерпели изме­нения под его влиянием.

Одновременно надо заметить, что стер­жнем любой цивилизационной общности являются духовно­нравственные воззрения ее представителей.

Религиозные пред­ставления и проистекающие из них нравственно-этические нор­мы, будучи по своей природе факторообразующими по отноше­нию к человеческим культурам, являются безусловной цивили­зационной детерминантой не только для христианского мира, но также и для народов, исповедующих ислам, буддизм, иуда­изм или иные, имеющие локальное распространение, религиоз­ные взгляды.

И надо заметить, что именно нравственно-этичес­кие нормы, укорененные в религиозном мировоззрении, испы­тывают наибольшее давление со стороны постоянно нарастаю­щего потока перемен во всех сферах жизни, вызванных ускоря­ющимся научно-техническим прогрессом.

Сегодня не будет слишком смелым предположение, что наряду с развитием информационных технологий самые зна­чительные изменения в жизни современных мировых культур будут происходить — и уже происходят — под влиянием раз­вития биомедицинских технологий, которые непосредственно затрагивают первичную и фундаментальную структуру любо­го общества — семью.

Прогресс в области биомедицинских технологий к кон­цу XX века достиг той ступени развития, которая позволяет уже не только оказывать врачебную помощь в преодолении болезней и облегчении страданий, но и непосредственно уп­равлять самой жизнью человека от ее начала до завершения.

Пренатальная диагностика дает возможность прогнозировать качественные параметры будущей жизни, а генная терапия и транссексуальная хирургия — изменять эти параметры. Реп­родуктивные технологии позволяют «давать» жизнь не только в тех случаях, где естественным путем она возникнуть не мо­жет, но и теми способами, которые человеку как биологичес­кому виду не присущи.

Реанимационные технологии и транс­плантация донорских органов дают возможность отодвигать время смерти.

И поскольку человек и его благо для большин­ства религиозных представлений о нем превосходит земное измерение его временной телесности, постольку актуальным становится и нравственно-этическое осмысление новых воз­можностей, предоставляемых современными биомедицински­ми технологиями с позиций религиозного взгляда на человека, его зачатие, жизнь и посмертие.

  • * * *
  • Такое осмысление вопросов биоэтики в Русской Право­славной Церкви нашло отображение в Основах ее социальной концепции, где, в частности, недвусмысленно утверждается, что «пути к деторождению, не согласные с замыслом Творца жизни, Церковь не может считать нравственно оправданными».
  • К допустимым средствам медицинской помощи, со­гласно Основам социальной концепции РПЦ, может быть отнесено искусственное оплодотворение половыми клетка­ми мужа, поскольку оно не нарушает целостности брачного союза, не отличается принципиальным образом от есте­ственного зачатия и происходит в контексте супружеских отношений.
  • Манипуляции же, связанные с донорством половых кле­ток, нарушают целостность личности и исключительность брачных отношений, допуская вторжение в них третьей сто­роны.
  • «Суррогатное материнство» противоестественно и морально недопустимо даже в тех случаях, когда осуществля­ется на некоммерческой основе.
  • Нравственно недопустимыми с православной точки зре­ния являются также все разновидности экстракорпорального (внетелесного) оплодотворения, предполагающие заготовле­ние, консервацию и намеренное разрушение «избыточных» эм­брионов.
  • Оплодотворение одиноких женщин с использованием донорских половых клеток или реализация «репродуктивных прав» одиноких мужчин, а также лиц с так называемой нестан­дартной сексуальной ориентацией лишает будущего ребенка права иметь мать и отца. Употребление репродуктивных ме­тодов вне контекста благословенной Богом семьи становится формой богоборчества…
  • Генная терапия половых клеток является крайне опас­ной, ибо связана с изменением генома в ряду поколений, что может повлечь непредсказуемые последствия…
  • Замысел клонирования является несомненным вызовом самой природе человека, заложенному в нем образу Божию….

Такой же позиции придерживается и Римская Католичес­кая Церковь, для богословия которой ключевым вопросом эти­ки современных вспомогательных репродуктивных технологий является вопрос о статусе эмбриона человека.

Официальные документы Ватикана, исходящие из Папского Совета по воп­росам семьи (Pontifical Council for the Family) или Папского Совета по вопросам жизни (Pontifical Council for Life), катего­рически утверждают, что с момента своего зачатия в оплодот­воренной яйцеклетке (естественного, искусственного или при клонировании) человеческий эмбрион, даже если он состоит из одной оплодотворенной яйцеклетки — зиготы, обладает тем же самым человеческим достоинством, как и любая другая че­ловеческая личность.

В энциклике папы Иоанна Павла II «Евангелие Жизни» (Evangelium Vitae) утверждается:

С момента, когда яйцеклетка оплодотворена, начи­нается жизнь, которая не та, что у отца или матери, но но­вого человека, который развивается сам по себе. Он ни­когда не сможет быть человеком, если он не человек с это­го момента….

Президент Папского Совета по вопросам семьи карди­нал Альфонсо Лопез Тружилло (Alfonso Lypez Trujillo) в про­граммной статье «Клонирование: исчезновение прямого роди­тельства и отрицание семьи» (Cloning: the disappearance of direct parenthood and denial of the family) пишет:

Эмбрион человека, признанный на основании того, что человеческая личность наделена организмом для самой себя, имеет свое собственное достоинство и поэтому заслуживает уважения. Это «достоинство» не обусловлено какими-то вне­шними дополнениями, но неотъемлемо от его существова­ния, само по себе и для себя.

Если люди отказываются при­знать, что эмбрион имеет человеческое достоинство под тем предлогом, что он не обладает фактически существующим сознанием, то достоинство людей, которые спят или нахо­дятся в коме, также не должно признаваться.

Если достоин­ство эмбриона отвергается, тогда можно также отрицать и достоинство ребенка.

В силу того факта, что современные вспомогательные репродуктивные технологии сопряжены с производством из­быточного количества человеческих эмбрионов, подавляющее большинство из которых затем по тем или иным причинам под­вергается разрушению, Римская Католическая Церковь счита­ет этически неприемлемыми разнообразные методы оплодот­ворения in vitro, клонирования и тому подобные репродуктив­ные технологии, связанные с производством и гибелью чело­веческих эмбрионов.

Но при всей многочисленности (более 2 млрд. последователей) и распространенности христианство не является на сегодняшний день единственной мировой религией. Вторая по численности религия в мире — ислам.

Мусульманские общины имеются более чем в 120 странах и объединяют, по различным данным, до 1,5 млрд. Человек. В 35 странах мусульманами является большая часть населения, а в 29 странах последователи ислама представляют собой влиятельные меньшинства.

В 28 странах ислам признан государственной или официальной религией.

В настоящее время, по словам Сэмюэля Хантингтона, автора известной концепции и одноименной книги «Столк­новение цивилизаций», ислам является «наиболее быстро ра­стущей религией в мире».

С 1950 по 2000 год доля мусуль­ман в населении Западной Европы утроилась, а в американ­ском выросла в 14 раз. Французские статистические органы склонны считать, что в Европе каждый год обращается в ислам не менее 50 тыс. человек.

В США число новообра­щенных в ислам растет гораздо быстрее. По данным Амери­канского мусульманского альянса, ежегодно в ислам обра­щается 135 тыс. человек.

Таким образом, очевидно, что от отношения ислама к до­стижениям биомедицинских технологий и к современным вспо­могательным репродуктивным технологиям в частности, не в последнюю очередь будет зависеть степень их внедрения в ме­дицинскую практику и распространение в мире.

История развития биоэтики в исламском мире начинает­ся с I Конференции Исламской организации медицинских наук (IOMS), прошедшей в Кувейте в 1981 году, на которой был принят проект Кодекса исламской медицинской этики и был создан Исламский Совет международных организаций меди­цинских наук (CIOMS). Затем прошли II (Кувейт, 1982), III (Стамбул, 1984) и IV (Карачи, 1986) международные конфе­ренции Исламской организации медицинских наук (OIMS), на которых, в частности, были рассмотрены права ребенка в кон­тексте учения ислама.

На VIII Конференции Исламской организации медицин­ских наук (декабрь 2004 г.) был принят проект первой между­народной этической директивы медицинских наук, исходя из позиций ислама.

Было решено, что названный «Международ­ный исламский свод законов для медицинской этики и этики здоровья» будет рассмотрен, отредактирован и затем выпу­щен в окончательной форме Исламской организацией меди­цинских наук.

  1. * * *
  2. Прежде чем говорить об отношении ислама к вспомога­тельным репродуктивным технологиям необходимо сказать, что в исламе существует несколько различных источников закона.
  3. Шариат — это свод канонических законов ислама. В основе шариата лежат:

Коран — священная книга ислама. Согласно учению большинства суннитов и шиитов, Коран является прямым, веч­ным и несотворенным словом Божиим.

Хадисы — это изречения, одобрения, образы или дей­ствия пророка Мухаммеда, сумма которых образует Сунну. Хадисы передавались через сподвижников пророка.

Сунна является вторым источником шариата после Ко­рана. Сунниты и шииты считают сунны столь же боговдохно­венными, как и Коран.

Кроме того, используются следующие источники мусуль­манского права:

Иджма, или аль-иджма — согласие, единодушное мне­ние или решение авторитетных лиц по обсуждаемому вопросу.

Кыяс — суждение по аналогии. Кыяс позволяет решить вопрос по аналогии с ситуацией, описанной в Коране и Сунне.

Иджтихад, или аль-иджтихад — способность и право интерпретации. Деятельность богослова в изучении и решении богословско-правовых вопросов, система принципов, аргументов, методов и приемов, используемых при этом богословом, — му’д- жтахидом.

Последние три источника признаются не всеми мусуль­манскими правоведами, кроме того, разные направления му­сульман под сунной могут понимать разные тексты.

Фикх — понимание, знание. Представляет собой мусуль­манское законоведение, которое нераздельно связано с бого­словием и основано на изучении Корана, Сунны, иджма и кыя- са. Богословы-законоведы, овладевшие фикхом, называются факихами («знающие»).

Фетва — это решение по какому-либо вопросу, выноси­мое муфтием или факихом (мн. число: фукаха). В конечном счете фетва является также источником права, но скорее про­изводным, так как вытекает из шариата.

* * *

Отсутствие в исламе института священнослужителей несколько затрудняет нахождение авторитетного ответа на этические и богословские вопросы, возникающие при прак­тическом применении современных вспомогательных репро­дуктивных технологий.

Также и «Основные положения соци­альной программы российских мусульман» не содержат в себе никакой информации по ответам ислама на вопросы био­этики.

Но это не значит, что эти вопросы остаются за преде­лами поля зрения мусульманских богословов-законоведов.

  • Наиболее полный и развернутый ответ ислама на вопро­сы, связанные с достижениями биомедицинских технологий и применением современных вспомогательных репродуктивных технологий, представлен в фикхе по вопросам биоэтики, опуб­ликованной также и на английском языке «Islamic verdict on: Cloning, Human organ transplantation, Abortion, Test-tube Babies, Life Support Systems, Life and Death» шейха Абд-аль-Кадима Заллюма (Abd al-Qadim Zallum).
  • Также существует фетва об искусственном оплодотво­рении шейха Мухаммада Салих-аль-Мунаджида (Muhammad al-Munajjid) и целый ряд статей мусульманских авторов по воп­росам биоэтики.
  • Особенности исламского взгляда на современные вспо­могательные репродуктивные технологии определяются прежде всего присущей ему точке зрения об одушевлении плода в ма­теринском чреве на сороковой день и дозволением мусульма­нину иметь до четырех жен.
  • Исламский взгляд на клонирование

Декларация Организации Объединенных Наций о кло­нировании человека, принятая резолюцией 59/280 Генераль­ной Ассамблеи от 8 марта 2005 года, призывает государ­ства — члены ООН «принять все меры, необходимые для соответствующей защиты человеческой жизни в процессе применения биологических наук», и «запретить все фор­мы клонирования людей в такой мере, в какой они несов­местимы с человеческим достоинством и защитой челове­ческой жизни». В настоящее время существует некий, хотя и шаткий, консенсус стран, регионов и религиозных кон­фессий в вопросе запрета на репродуктивное клонирова­ние человека. Однако в вопросе о терапевтическом клони­ровании такого согласия нет.

Уже в ходе дискуссии перед принятием декларации ООН о клонировании человека рассматривалось несколько ее вари­антов: Бельгия, Британия, Россия, Япония, Южная Корея и ряд других стран предлагали оставить вопрос о терапевтическом клонировании на усмотрение самих государств; США, Коста- Рика, Испания и еще около 60 стран выступили за полный зап­рет всех форм клонирования.

Источник: https://mospat.ru/church-and-time/category/христианство-и-ислам

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector