«секир башка»: чем были вооружены русские воины

Дубель-шлюпка № 2 представляла собой массивное, довольно неуклюжее, палубное, парусно-гребное судно, длиной 21 метр, с 42 веслами, вооруженное 15 пушками и фальконетами. Экипаж насчитывал 52 человека.

Судно было тяжелым, тихоходным и обладало плохой мореходностью.

Однако в хороших руках опытного морского офицера Остен-Сакена оно стало одним из лучших во флотилии, успешно участвовало во всех боевых операциях и заслужило похвалу самого Светлейшего князя Григория Алекса́ндровича Потемкина-Таври́ческого (1739—1791)!

«Секир башка»: чем были вооружены русские воины

Дубель-шлюпка под парусами

«Секир башка»: чем были вооружены русские воины

Модель дубель-шлюпки №2

Шел второй год Русско-турецкой войны 1787—1797 годов. По просьбе генерал-аншефа А.В.

Суворова, взаимодействовавшего с русской гребной флотилией, в середине мая 1788 года морское командование выслало к крепости Кинбург, стоявшей на Кинбурнской косе между Днепровским и Ягорлыцким лиманами Черного моря — две шебеки и дубель-шлюпку, с задачей оказать поддержку крепости и вовремя предупредить командующего флотилией о появлении турецких сил. Отрядом командовал бывалый моряк, капитан 2 ранга Христофор Иванович Остен-Сакен (Reinhold von der Osten-Sacken; 1755–1788), знающий и опытный офицер, который участвовал уже во второй войне. В 1766 году он поступил в Морской кадетский корпус, который окончил в 1772-м. В том же году 8 марта он получил чин мичмана и был переведен из Кронштадта в район Греческого архипелага на корабль «Чесма». 28 октября 1772 году участвовал в сражении с турками в Патрасском заливе. В 1772—1775 годах служил в Средиземноморском флоте, в 1775—1786 в Балтийском море на фрегате «Мария».

В 1777-м получил чин лейтенанта, а в 1784-м капитан-лейтенанта, в 1786 году переведен в Черноморский флот. В 1787 году ему был присвоен чин капитана 2-го ранга. Служил капитаном галеры и транспортного корабля на Днепровском лимане, советником интендантской экспедиции черноморского адмиралтейского правления и командиром отряда ластовых судов на Лимане.

В 1788 году назначен командиром дубель-шлюпки № 2 в составе эскадры гребных судов Дунайского лимана под общим командованием принца Карла-Генриха-Николая Отто Нассау-Зигена (Karl-Heinrich-Nikolaus Otto, Prinz Nassau-Siegen; 1743–1808) – французского аристократа, знаменитого своими авантюрами и военными подвигами.

Неуязвимый (invulnérable) — такое прозвище он носил среди французов, поскольку, несмотря на участие во многих военных кампаниях, бесчисленных дуэлях и авантюрах, ни разу не был даже ранен. С началом Русско-турецкой войны принц был принят на российскую службу начальником Днепровской гребной флотилии в чине контр-адмирала.

Матросы называли Нассау «пирог с грибами», так как он выучил по-русски только две команды: «вперед!» и «греби!», но произносил их как «пирог» и «грибы». 

«Секир башка»: чем были вооружены русские воины

Принц Карл-Генрих-Николая Отто Нассау-Зиген

Первый год войны не принес туркам военных успехов. Потерпев крупное поражение при попытке высадить десант на Кинбурнскую косу, они были вынуждены прекратить блокаду Днепровско-Бугского лимана и уйти к своим берегам. Зато планы на 1788 год были весьма решительными.

Султан приказал уничтожить русский флот в лимане, разбить русские войска, осаждавшие Очаков, взять Кинбурн и Херсон, а затем продвигаться к Крыму. 20 мая на горизонте забелели многочисленные паруса, и скоро стало очевидно, что подошел турецкий флот. А.В.

Суворов немедленно вызвал к себе Сакена и приказал, во избежание напрасных жертв, срочно уходить в лиман. Однако командир отряда попросил разрешение задержаться, чтобы более детально определить состав неприятельского флота, а сейчас отослать только шебеки.

Суворов согласился.

Подсчет сил турецкого флота оказался делом далеко не простым. Близко к берегу неприятель не подходил, а различить количество его судов в полутьме и тумане было сложно.

Несколько задержавшись с отходом, дубель-шлюпка вместо безопасного ночного перехода вышла из Кинбурна в полдень 21 мая.

Выгребая изо всех сил, русский корабль устремился к Днепровскому лиману, — опытный кавторанг старался идти ближе к берегу, чтобы быть менее заметным со стороны моря. Скрытно проскочить, к сожалению, не удалось.

Турецкий флот, стоявший спокойно в течение двух дней, пришел в движение. От скопища неприятельских гребных судов сразу отделились 13 галер и бросились на перехват русского корабля. Наши матросы гребли отчаянно, до кровавых мозолей на руках.

«Два! Р-р-раз! Два! Р-р-р-аз!» – хрипло выкрикивали начальствующие над бортами мичмана, но куда неуклюжей и тихоходной дубель-шлюпке тягаться с легкими и маневренными галерами! Дистанция между судном Сакена и преследователями быстро сокращалась.

«Урус, сдавайся, будешь рахат-лукум кушать, иначе секир-башка делать будем!» – кричали с галер.

«Секир башка»: чем были вооружены русские воины

Турецкая средиземноморская галера

Турки предчувствовали легкую добычу, но их расчеты не оправдались. Русские моряки, хладнокровно подпустив неприятеля на близкую дистанцию, открыли прицельный артиллерийский огонь. Первые же ядра, выпущенные практически в упор, разнесли в щепки борт ближайшего турецкого корабля. Завалившись на бок, галера тотчас отвернула к берегу.

Затем Сакен внезапно развернул свое судно носом к неприятелю. Этот смелый маневр обреченной, как думали турки, жертвы буквально ошеломил их. Вместе с тем этот поворот был единственно верным решением в сложившейся ситуации.

Дело в том, что дубель-шлюпки предназначались для ведения боя в строю фронта, а потому вся их основная артиллерия располагалась в носовой части. У Сакена там были установлены две 32-фунтовые и одна 12-фунтовая пушки, вдоль бортов же находились только мелкие орудия и фальконеты.

Воспользовавшись замешательством в стане врага, русские артиллеристы вывели из строя еще 2 галеры. Отвернув в сторону, они густо пачкали небо дымом разгорающихся пожаров. В возникшей паузе Сакен отправил шлюпку с девятью матросами к принцу Нассау, отдал им знамя и велел передать, «что ни он, ни дубель–шлюпка не будут в руках неприятеля».

Однако растерянность турок продолжалась недолго: вспомнив о своем подавляющем перевесе в силах, они с гиканьем ринулись вперед, а действия их стали согласованными и энергичными. 

«Секир башка»: чем были вооружены русские воины

Русские моряки, подпустив неприятеля на близкую дистанцию, открыли артиллерийский огонь

Уверенно маневрируя, Сакен трижды уходил от таранных ударов, но, промахиваясь, турки снова и снова заходили в атаку. В конце концов неизбежное случилось — галера врага на полном ходу врезалась в борт. От сильного удара рухнула мачта, полетел в воду носовой шпирон.

Новый удар — это с другого борта сцепилась с дубель-шлюпкой вторая галера, затем подошли еще две.  «Алла! Иль Алла!» – заголосили турки, ринувшись на палубу.  «За мной, кто в Бога верует!» – выхватил шпагу Сакен. Начался ожесточенный абордажный бой.

Орудуя штыками и прикладами, банниками (ими прочищали орудийные стволы) и палашами, русские моряки отбросили первых нападавших, но на их место, оглушительно крича и размахивая ятаганами, уже набегали новые.

Экипажи галер в отличие от линейных кораблей комплектовались не ленивыми и флегматичными турками-анатолийцами, а настоящими головорезами — алжирскими мореходами-пиратами, впитавшими все премудрости этого «ремесла» еще с молоком матери.

«Секир башка»: чем были вооружены русские воины

Турецкие галеры берут на абордаж дубель-шлюпку №2 (худ. М. Грачев)

Вскоре рукопашный бой уже кипел по всему судну. Русские бились отчаянно, пощады не просили, но силы были явно не равны.

Вот уже большая часть палубы захвачена врагом, вот уже под радостные вопли на обломке мачты поднят турецкий флаг… Сквозь пелену усталости и льющейся крови со лба, Остен-Сакен увидел турецкий флаг.

 Поняв, что судно обречено, он схватил кем-то брошенный у пушки тлеющий фитиль и устремился к люку крюйт-камеры.

Одолев в два приема крутой трап, командир, не теряя времени, подбежал к ближайшему пороховому бочонку… Огненный столб взрыва разнес на куски дубель-шлюпку и сцепившиеся с ней 4 крупные турецкие галеры. Оставшиеся турецкие суда, наскоро подобрав плавающих матросов, которым посчастливилось выжить, погребли в сторону Очакова, везя, вместо вести о победе, тяжелое сообщение о гибели четырех галер и их экипажей.

Когда о гибели судна и его отважного командира доложили командующему русской лиманной флотилией принцу К. Нассау-Зигену, это известие произвело на «тертого» международного авантюриста сильнейшее впечатление. «Так погибают настоящие герои! — сказал потрясенный случившимся принц. — Я знал многих храбрецов на всех флотах европейских, но такого видеть не приходилось!»

«Секир башка»: чем были вооружены русские воины

Родовой герб фон Остен-Сакенов

Князь Потемкин, который лично знал и ценил Христофора Ивановича как храброго, знающего и исполнительного офицера, приказал собрать точные сведения о его последнем бое. В докладе императрице Екатерине II о подвиге Сакена Потемкин подчеркнул, что «неустрашимость, с которою он сражался, и геройская его смерть показали туркам, каких они имеют неприятелей».

 Екатерина II, узнав о подвиге командира дубель-шлюпки, пожаловала его семье (брату и сёстрам, так как капитан погиб неженатым) имение близ Митавы (Елгава – ныне это четвертый по населенности город Латвии) и установила им большую пожизненную пенсию, а братьев его, состоявших на службе,  приказала отыскать, чтоб узнать, какие им можно будет оказать милости.

«Что же я еще могу сделать для него!» — грустно сказала обычно не склонная к сентиментальности государыня канцлеру А.А. Безбородко (1747–1799), словно извиняясь за свое бессилие. Посмертно награды в царской России не присваивались. В память об этом событии Екатерина II повелела нарисовать лубочный рисунок и распространить его по всей России.

К столетию подвига Остен-Сакена, в 1888 году, его именем был назван новейший минный крейсер Черноморского флота «Капитан Сакен».

«Секир башка»: чем были вооружены русские воины

Лубочный рисунок в честь подвига капитана Сакена

«Секир башка»: чем были вооружены русские воины

Минный крейсер «Капитан Сакен» (1886 г.)

О том, как отреагировали на бесстрашный поступок русского моряка турки, поведал историк российского флота Ф. Ф.

Веселаго: «Сакен был несчастной, но славной и не бесполезной жертвой, принесенной для чести и пользы нашего флага.

Самоотвержение, им оказанное, изумило неприятелей, и после этого события они не имели духу схватиться с нашими судами на абордаж… Данный Сакеном урок всегда удерживал их на почтительном расстоянии».

Черноморцы сполна рассчитались с турками за гибель дубель-шлюпки №2 – 17-18 июня 1788 года Нассау-Зиген, командуя Днепровской гребной флотилией, разбил турецкий флот под Очаковым, а 1 июля уничтожил его остатки, укрывшиеся под защиту крепости.

Такого столь тяжелого и позорного результата для турецкого флота в Очаковском сражении никто не мог даже представить в Константинополе. Высоко оценивая подвиги черноморских моряков, А.В.

Суворов писал: «Жаль, что не был на абордаже; мне остается только ревновать!» За это сражение Екатерина II произвела Нассау-Зигена в вице-адмиралы. 3 июля Севастопольская эскадра под фактическим командованием капитана бригадирского ранга Ф.Ф.

Ушакова нанесла поражение турецкому парусному флоту у Фидониси (о. Змеиный). Таким образом, Очаков лишился поддержки турецкого флота и в декабре был взят. 

Источник: https://naukatehnika.com/podvig-kapitana-saken.html

Булатные мечи: ценнейший вид оружия витязей в Древней Руси

Когда разговор заходит о воинах на Руси, воображение тут же рисует могучих былинных богатырей в кольчугах и с мечами в руках. Булатные мечи ценились не только славянскими витязями, но и далеко за пределами Руси. Они были высокопрочными, могли рассекать шелковые платки на лету и сгибались почти вдвое, не ломаясь.

«Секир башка»: чем были вооружены русские воины«Секир башка»: чем были вооружены русские воины

Булатный меч IX-X вв.

Современные ученые разделяют славянские мечи IX-XI вв на несколько типов, но в основном оружие отличалось по форме рукояти и крестовины.

Клинки изготавливались практически одинаковыми: длиной 90-100 см, шириной и рукоятки – 5-4 см, толщиной – примерно 4 мм. К концу клинки сужались.

Вдоль полотна с обеих сторон проходили долы, которые ошибочно называют «кровопуском». Долы служили для облегчения веса меча, но со временем они исчезли.

«Секир башка»: чем были вооружены русские воины

Рукояти славянских мечей.

Мечи доставались не всем воинам. Этот вид оружия мог не каждый себе позволить из-за его дороговизны. К тому же владение мечом требовало определенных профессиональных навыков. На Руси клинки X века весили до 1,5 кг.

«Секир башка»: чем были вооружены русские воины

Рисунок дамасской стали.

Булатные мечи, о которых упоминали былинные сказители, пришли на Русь из Дамаска. Булатом называют особый вид стали с содержанием углерода более 1% и его неравномерным распределением в металле.

Высокая прочность булата поистине поражала. Клинки из него могли перерубить железо и сталь. А если согнуть изделие из булата, то оно и не думало ломаться. Все бы ничего, вот только особенности российского климата не подходили.

Во время лютых морозов он был непригоден.

«Секир башка»: чем были вооружены русские воины

Булатные клинки.

Славянские мастера нашли выход из положения. Они брали прутья из железа и дамасского булата, скручивали их между собой и проковывали, затем складывали, разрезали вдоль и снова проковывали. И так много раз. Полученная сталь позволяла делать мечи тонкими, сохраняя при этом прочность. Такие клинки с легкостью рассекали кольчугу и доспехи, сделанные, как правило, из металла более низкого сорта.

«Секир башка»: чем были вооружены русские воины

Ножны славянского булатного меча.

Современные специалисты отмечают, что подобные технологии изготовления клинков свидетельствуют о чрезвычайном мастерстве кузнецов IX-XI вв. Поэтому не стоит думать, что наши предки могли делать только «простые железные предметы».

«Секир башка»: чем были вооружены русские воины

Рукояти с орнаментами.

Чтобы определить, насколько хорош меч, покупатель сперва слушал звон, исходивший от лезвия после щелчка пальцами по нему. Чем выше был звук, тем лучше считался булат. Затем нужно было положить меч себе на голову и за концы притянуть к ушам. Хорошие клинки не гнулись и не ломались.

В конце желающий приобрести клинок, пробовал его на остроту. Обычно мечом перерубали толстый гвоздь или бросали полоску ткани на лезвие, при этом она рассекалась.В последующих веках длина и вес меча менялась в зависимости от изменения тяжести доспехов.

Затем меч сменили другие виды оружия.

Источник: https://vseonauke.com/909436155878705662/bulatnye-mechi-tsennejshij-vid-oruzhiya-vityazej-v-drevnej-rusi/

«Они кричат „Россия, вперед!" и убегают». Сирийские союзники глазами русских военных

Российские командиры недовольны своими сирийскими союзниками-военными, считая, что те неспособны самостоятельно одержать верх в гражданской войне без внешней помощи.

Читайте также:  Какой уровень iq у умнейших людей современности

Пропаганда, разумеется, стремится минимизировать эти проблемы, и это объясняет расхождения между военными репортажами западной прессы (превратившей в отдельный литературный жанр истории о недоверии между американскими и европейскими войсками с одной стороны и местными солдатами из Ирака и Афганистана с другой) и всегда оптимистичными сирийскими и российскими СМИ. Однако просачиваются и очень важные свидетельства. Например, когда в 2016 году российский полковник в отставке Михаил Ходаренок написал на очень известном российском ресурсе Газета.ру, что «проще всего в Сирии было бы распустить армию и попытаться создать ее с нуля», а «главные силы сражений состоят из сирийских ополченцев и иностранных добровольцев», редакция связалась с полковником действующей армии, который мог говорить исключительно анонимно, и тот подтвердил: «В действительности все так, как написано, — только хуже».

«Секир башка»: чем были вооружены русские воиныNewsweek08.05.2018Обозреватель04.05.2018Gli Occhi Della Guerra02.05.2018Al-Watan Syria28.04.2018В связи с этим интересен и ряд интервью, которые не так давно взяло радио «Свобода» у командиров группы «Вагнер», подразделения, сформированного из российских контрактников, сражающихся в Сирии, но официально не признанных российскими властями. Однако их связь с московской кампанией в Сирии уже подтвердило агентство «Рейтер», которое на прошлой неделе сделало сенсационный репортаж, выяснив, что бойцы «Вагнера» прибывают в Сирию с российских военных баз.

В группе «Вагнер», по данным разных источников, насчитывается от 2 до 4 тысяч человек, ее ресурсы применялись в некоторых областях Сирии, где шли наиболее жестокие бои с «Исламским государством» (организация признана террористической и запрещена в России — прим. ред.), от Пальмиры до Дейр Эз-Зора. И командиры рассказывают о партнерах своими словами.

«Сирийцы не умеют сражаться. Я много раз это наблюдал. При малейшем шуме они сдают свои позиции и сбегают. Кричат нам „Вперед, Россия, вперед!» „Куда вы, говорю им, чтоб вас черти разорвали, держим позиции!» Но нет же.

К примеру, мы идем в наступление и берем высоту, оставляем ее вечером сирийцам, наутро их уже нет. А „Исламское государство» снова заняло высоту. И нам приходится снова ее захватывать.

Это совершенно невероятная страна, дебилизм здесь зашкаливает».

Одна из главных проблем сирийской армии состоит в нехватке людей к восьмому году гражданской войны, вызвавшей потери, дезертирство и бегство за границу. «Я спрашивал у одного переводчика: почему твои парни не сражаются? Он сказал, что многих убили и нужно, чтобы кто-то выжил и встречался с девушками, чтобы на свет появились дети».

Эти свидетельства — недостающая часть рассказов о войне, в которой добровольно участвует российское командование.

В феврале, когда боевики Асада и контрактники «Вагнера» атаковали нефтяную скважину, находившуюся под контролем курдов, и попали под бомбардировку американских самолетов, в результате которой были сотни жертв, Москва в течение двух недель отказывалась комментировать это событие и опубликовала данные с заниженным количеством погибших. Впрочем, как Америка узнала на собственном опыте, вмешательство на Ближнем Востоке всегда может оказаться намного сложнее, чем кажется на первый взгляд.

В случае России следует добавить также, что 1 мая было объявлено о внезапном сокращении военного бюджета на 20% вследствие слабой экономики и санкций. Военный бюджет России сокращается впервые с 1998 года.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Источник: https://inosmi.ru/social/20180508/242170196.html

7 видов оружия русского ратника

marya_iskysnica

Сегодня в России отмечается День оружейника. От булавы до ракетно-зенитного комплекса — русское оружие всегда вызывало страх  и трепет недругов. В честь праздника вспомним 7 видов оружия русского ратника.

Правда или сказка, но русские богатыри могли мечом разрубить напополам врага вместе с лошадью. Неудивительно, что за русскими мечами велась настоящая «охота». Однако в отличие от меча, добытого у врага в бою, изъятый клинок из кургана никогда не приносил удачи своему хозяину.

Выковать же меч могли себе позволить только состоятельные воины. Самым известным, например, в IX веке считался кузнец Лютода. Мастер ковал высококлассные булатные уникальные мечи.

Но преимущественно все же мечи делали заграничные мастера, и самыми популярными были каролингские мечи, клинок которых преимущественно представлял собой стальные лезвия, наваренные на металлическую основу. Ратники скромного достатка вооружались более дешевыми цельножелезными мечами.

По лезвию оружия пускали долы, которые облегчали его вес и повышали прочность. Со временем мечи стали короче (до 86 см) и чуть легче (до килограмма), что не удивительно: попробуй-ка порубись минут 30 полуторакилограммовым метровым мечом.

Правда, встречались особенно выносливые дружинники, которые орудовали двухкилограммовым мечом длиной 120 см. Оружие вкладывали в обитые кожей или бархатом ножны, которые декорировались золотыми или серебряными насечками. Каждый меч получал при «рождении» имя: Василиск, Горыня, Китоврас и др.

«Сабля острее, так и дело спорее»

С IX-X века русские войны, преимущественно конные, начинают применять более легкую и «проворную» саблю, которая приходит к нашим предкам от кочевников. К XIII веку сабля «покоряет» не только юг и юго-восток Руси, но и ее северные пределы. Сабли знатных воинов украшались золотом, чернью, серебром.

Первые сабли русских ратников достигали метровой длины, их кривизна доходила до 4,5 см. К XIII веку сабля вытягивается на 10-17 см, а кривизна порой доходит до 7 см. Эта кривизна позволяла наносить скользящий удар, от которого оставались более длинные и глубокие раны.

Чаще сабли были цельностальными, их выковывали из заготовок науглероженного железа, после чего подвергали многократному закаливанию по очень сложной технологии. Иногда делали немонолитные клинки – сваривали две полосы или вваривали одну полосу в другую.

К XVII веку в ходу были сабли как отечественного, так и импортного производства. Однако наши мастера равнялись на иностранцев, в первую очередь, на турок.

Кистень появился на Руси в X веке и прочно удерживал свои позиции вплоть до XVII века. Чаще оружие представляло собой короткий ременной кнут с закрепленным на конце шаром. Иногда шар «украшали» шипами.

Австрийский дипломат Герберштейн вот как описывал кистень великого князя Василия III: «на спине за поясом князь имел особое оружие – палку чуть длиннее локтя, к которой прибит кожаный ремень, на его краю находится булава в виде какого-то обрубка, украшенного со всех сторон золотом».

Кистень при своей массе в 250 грамм был отличным легким оружием, которое оказывалось очень кстати в самой гуще схватки. Ловкий и внезапный удар по шелому (шлему) противника, и дорога свободна. Отсюда и берет свои истоки глагол «ошеломить». В общем, умели наши воины внезапно «изумлять» врага.

«Секир башка, мотай кишка»

На Руси секира использовалась в первую очередь пешими ратниками. На обухе секиры располагали прочный и длинный шип, часто загнутый вниз, при помощи которого воин легко стаскивал противника с лошади. Вообще, секиру можно считать одной из разновидностей топоров – очень распространенного рубящего оружия.

Топорами владели все: и князья, и княжеские дружинники, и ополченцы, как пешие, так и конные. Разница заключалось только в том, что пешие воины отдавали предпочтение тяжелым топорам, а конные – топорикам. Еще одной разновидностью топора является бердыш, которыми вооружалась пехота. Это оружие представляло собой длинное лезвие, насаженное на длинное же топорище.

Так, в XVI веке стрельцы бунтовали именно с таким оружием в руках.

«Была бы булава, будет и голова»

Родительницей и булав, и палиц можно считать дубину – древнерусское оружие «массового поражения». Дубину предпочитали ополченцы и бунтующий люд. Например, в войске Пугачева были люди, вооруженные только дубинами, которыми они с легкостью крошили черепушки врагов.

Лучшие дубины изготавливались не абы из какого дерева, а из дуба, на худой конец – из вяза или березы, при этом брали самое прочное место, где ствол переходил в корни. Для усиления разрушающей силы дубины ее «декорировали» гвоздями.

Такая дубина уж не соскользнет! Булава же представляла собой следующую «эволюционную ступень» дубины, наконечник (навершие) которой делали из медных сплавов, а внутрь заливали свинец.

Отличается палица от булавы геометрией наверший: грушевидное шипованное оружие в руках богатырей – это палица, а оружие с кубическим навершием, «украшенное» крупными треугольными шипами – это булава.

«Рука бойцов колоть устала»

Копье – оружие универсальное, военно-охотничье. Копье представляло собой насаженный на прочное древко стальной (булатный) или железный наконечник. В длину копье достигало 3 метров. Иногда часть древка заковывалась в металл, чтобы враг не смог перерубить копье.

Интересно, что наконечник мог достигать в длину полуметра, были случаи и применения целого «меча» на палке, при помощи которого не только кололи, но и рубили. Любили копья и всадники, но они использовали другой способ ведения боя, нежели средневековые рыцари.

Следует заметить, что таранный удар появился на Руси только в XII веке, что было вызвано утяжелением доспехов. До этого момента всадники наносили удар сверху, предварительно сильно замахнувшись рукой. Для метания воины использовали сулицы – легкие копья длиной до полутора метров.

Сулица по своему поражающему эффекту была чем-то средним между копьем и стрелой, выпущенной из лука.

«Тугой лук – то сердечный друг»

Владение луком требовало особой виртуозности. Недаром стрелецкие дети изо дня в день тренировались, стреляя из лука по пням. Нередко лучники обматывали руку сыромятным ремнем, что позволяло избежать значительных травм – неловко выпущенная стрела забирала с собой внушительный кусок кожи с мясом.

В среднем лучники стреляли на 100-150 метров, при великом старании стрела улетала в два раза дальше. В середине XIX века при раскопках кургана в Бронницком уезде нашли захоронение воина, в правом виске которого крепко засел железный наконечник стрелы. Ученые предположили, что ратник был убит лучником из засады.

В летописях описывается поразительная скорость, с которой лучники выпускали стрелы. Существовала даже такая присказка «Стрелять, как прядь делать» — стрелы летели с такой частотой, что образовывали сплошную линию.

Лук и стрелы были неотъемлемой частью иносказательности речи: «Как стрела с лука спрянула», значит, «быстро ушла», когда говорили «как из лука стрела», имели в виду «прямо». А вот «поющая стрела» — это не метафора, а реальность: на наконечниках стрел делали отверстия, которые в полете издавали определенные звуки.

Фаина Шатрова

Источник: https://marya-iskysnica.livejournal.com/1244122.html

Читать

Чтобы изменить документ по умолчанию, отредактируйте файл «blank.fb2» вручную.

      Глава первая.  ПРОЛОГ

      В просторной комнате царил полумрак. Три толстых восковых свечи на золотом массивном подсвечнике-шандане слабо освещали широкий дубовый стол на массивных резных ножках, уставленный разнообразной снедью на деревянных тарелках и серебряных блюдах: солеными грибами, кусками запеченного мяса и большими косыми пирогами.

На столе возвышалась массивная резная кружка из слоновой кости, окованная по краям серебром, наполненная до краев русским квасом. Рядом с ней покоился на столе опорожненный питейный рог, оправленный сканным золотом и украшенный лалами[1] , яхонтами [2] и бирюзой [3].

Все предметы, находившиеся в комнате, несмотря на высокую художественную ценность, являлись обычными повседневными предметами обихода.

       Справа от стола, на полу, разместился початый бочонок с темно-красной жидкостью, в воздухе терпко пахло винными парами. Неподалеку от винной бочки валялся нечаянно оброненный питейный ковш с витой золотой ручкой и украшенный затейливой чеканкой по золоту.

       Дверь, обитая золоченой парчой, с легким скрипом отворилась, в образовавшуюся щель осторожно просунулась женская голова в старинном головном уборе, цепкий девичий взгляд стремительно стрельнул в сторону спящего за столом человека в домашнем атласном халате.

       — Кажись, спит, — в полголоса объявила девица толпившимся за дверьми людям.

       Появившаяся в дверном проеме мужская рука цепко ухватила любопытную девку за шиворот и с силой втащила назад. Обшитая золотой парчовой тканью дверь широко отворилась, в комнату, бесшумно ступая босыми ногами по узорчатому персидскому ковру, вплыла дородная женщина с заплаканными глазами, следом за ней ковыляла, опираясь на клюку, древняя бабка, скрюченная в поясе от прожитых лет.

       — Уснул, родимый, — облегченно вздохнула женщина, но тут ее взгляд упал на разрубленные в щепы коники. Полавочники, шитые из дорогой ткани, валялись чуть в стороне, зияя огромными прорехами. — Ой! Чо делается! — она непроизвольно всплеснула руками, невольно повышая голос.

       — Тихо ты, дура! — в дверях появился среднего роста коренастый мужичок в широких темно-синих шароварах, заправленных в простые, но добротно сшитые остроносые татарские ичиги, в темно-зеленом расшитом серебром кафтане и темно-красной тафьей на макушке седой головы.

       — Ты бы попридержал язык, Спиридон, — злобно ощерилась женщина. — Если бы тебе не пришла блажь в голову послать кровиночку на муку лютую… — из ее заплаканных глаз скатилась скупая слеза.

       — Что зенки вылупила? — прошамкала старуха, с силой ткнув клюкой в бок любопытной холопке, пробравшейся в комнату следом за хозяйкой. — В опочивальню несите князя. Не боись, не проснется он.

Травка зело сильная, — старая Аграфена смело говорила в полный голос, разглядывая погром, учиненный князем в горнице. Лавки изрублены, боевой топор плотно засел в стене, куда его с силой вогнал князь.

       Спиридон понуро опустил голову, не споря с женой. За последние две седмицы ему не раз приходилось выслушивать от жены упреки в участи дочери. Иной раз так тоскливо было на душе, хоть в петлю лезь, и, главное, возразить нечего — сам виноват. Жена права. Кто знал, что случится непоправимое, что именно в этот день придет беда, откуда ее совсем не ждали.

       Со стороны степи набежали татары-казаки. Нынче на украинах княжества не спокойно, кочующих орд, не подчиняющихся царям, развелось особенно много.

Эмиры, беки, мурзы, нарушая вассальную присягу, покидали своих государей (в Орде сейчас аж три царя!) и откочевывали к границам Руси и Литвы, выжидая, кто победит в междоусобной борьбе за Сарайский трон.

Изредка между мелкими татарскими родами вспыхивали ожесточенные схватки, но большей частью они дружно грабили окраины вассалов своих бывших сюзеренов — Резанское, Нижегородское, Московское княжества и Литву.

Читайте также:  Анастасий вонсяцкий: чем в сша занимался лидер русских фашистов

       Спиридон не сильно переживал за судьбу дочери, которую отправил в одну из дальних деревенек собрать пушной оброк. Вместе с дочкой княжеского тиуна Спиридона отправились два десятка служилых татар в качестве охраны да четверо холопов обозников. Но кто ж знал?

       О появлении ворогов упредила дальняя сторожа и навстречу татарам вышла рать под предводительством Рябого, который распорядился упредить окрестные деревеньки о набеге татар и, забрав почти всех воев из усадьбы, отправился на соединение со служилыми казаками, чтобы дать отпор ворогу.

       Татары, разумеется, боя не приняли, огрызаясь лихими наскоками, они отступали и отступали. Русские преследовали татар, вступая в короткие стычки, но так и не смогли уничтожить противника. Возвращаться назад Рябой посчитал опасным, татары, рассыпавшись, могли незаметно просочиться в тыл и устроить засаду.

       Дальше преследовать татар воевода не решился: опасался засады. Со стрелковой тактикой легких конных лучников Русь познакомилась не вчера и прекрасно знала все хитрости, на которые способны бесермены. Русских заманивали в засаду, где тяжелая конница татар поставит жирную точку, раздавив уставших русских.

       Стоять на месте тоже не выход. От скоротечных наскоков легких татарских лучников падали сраженные короткими стрелами кони, вои пока все живы, но легкораненых с каждым днем становилось все больше и больше. Другая беда — корм для лошадок.

То, что прихватили с собой в торбах, уже подходило к концу. Вестники, отправленные воеводой в усадьбу, как сквозь землю провалились.

По расчетам воеводы они должны были вернуться обратно к вечеру, но, бесполезно прождав их до самого утра, Рябой вынужден был отдать приказ отходить.

       Татары прицепились к войску Рябого, словно банный лист к жопе. Постоянно тревожили стремительными нападениями, издалека осыпая русских стрелами.

       Оставив служилых татар с полусотней казаков прикрывать свое отступление, Рябой осторожно возвращался к усадьбе. Шел девятый день с момента выхода русаков из стен крепости.

       Когда передовая сторожа принесла весть, что обнаружены тела убитых вестников, Рябой, холодея от ужаса, осознал, что его перехитрили. Оставив казаков самостоятельно разбираться с татарами, воевода, забрав с собой всех служилых татар, скорым маршем помчался назад к усадьбе.

       На пути войска русаков встретилась разграбленная деревенька из трех дворов. Сено в деревеньке отсутствовало, татары выгребли все подчистую. Рябой, предчувствуя не- поправимое, загоняя ослабевших от бескормицы коней, бросая ослабевших от потери крови товарищей, рвался быстрее вернуться назад, пока еще не поздно.

       Усадьба Луки Фомича, главного княжеского воеводы разграблена. Повсюду на вытоптанном снегу лежат ободранные догола трупы защитников усадьбы. Рябой, до крови закусив губу, приказал двигаться дальше, нигде не останавливаясь.

       Через версту — вновь разоренная деревенька. Та же картина разрушений и парочка окоченевших трупов крестьян посеченных саблями.

       Когда к вечеру двенадцатого дня отряд добрался до усадьбы, князь уже вернулся из похода. На заснеженном поле лежали неубранные трупы татар. Перед надвратной башней тел было особенно много. Никто их не убирал. В открытых воротах стояли хмурые стражники, из тех, что уходили с князем в поход в далекую землю под названием Пермь.

       Рябой, бросив взмыленного коня у коновязи, топтался на месте, не решаясь подняться по золоченым ступенькам высокого крыльца терема.

       — Что ж ты, мил человек, натворил-то? — слова Демьяна, княжеского осадного воеводы, резанули словно ножом по сердцу.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=276366&p=45

7 видов оружия русского ратника

Сегодня в России отмечается День оружейника. От булавы до ракетно-зенитного комплекса — русское оружие всегда вызывало страх  и трепет недругов. В честь праздника вспомним 7 видов оружия русского ратника.

Правда или сказка, но русские богатыри могли мечом разрубить напополам врага вместе с лошадью. Неудивительно, что за русскими мечами велась настоящая «охота». Однако в отличие от меча, добытого у врага в бою, изъятый клинок из кургана никогда не приносил удачи своему хозяину.

Выковать же меч могли себе позволить только состоятельные воины. Самым известным, например, в IX веке считался кузнец Лютода. Мастер ковал высококлассные булатные уникальные мечи.

Но преимущественно все же мечи делали заграничные мастера, и самыми популярными были каролингские мечи, клинок которых преимущественно представлял собой стальные лезвия, наваренные на металлическую основу. Ратники скромного достатка вооружались более дешевыми цельножелезными мечами.

По лезвию оружия пускали долы, которые облегчали его вес и повышали прочность. Со временем мечи стали короче (до 86 см) и чуть легче (до килограмма), что не удивительно: попробуй-ка порубись минут 30 полуторакилограммовым метровым мечом.

Правда, встречались особенно выносливые дружинники, которые орудовали двухкилограммовым мечом длиной 120 см. Оружие вкладывали в обитые кожей или бархатом ножны, которые декорировались золотыми или серебряными насечками. Каждый меч получал при «рождении» имя: Василиск, Горыня, Китоврас и др.

«Сабля острее, так и дело спорее»

С IX-X века русские войны, преимущественно конные, начинают применять более легкую и «проворную» саблю, которая приходит к нашим предкам от кочевников. К XIII веку сабля «покоряет» не только юг и юго-восток Руси, но и ее северные пределы. Сабли знатных воинов украшались золотом, чернью, серебром.

Первые сабли русских ратников достигали метровой длины, их кривизна доходила до 4,5 см. К XIII веку сабля вытягивается на 10-17 см, а кривизна порой доходит до 7 см. Эта кривизна позволяла наносить скользящий удар, от которого оставались более длинные и глубокие раны.

Чаще сабли были цельностальными, их выковывали из заготовок науглероженного железа, после чего подвергали многократному закаливанию по очень сложной технологии. Иногда делали немонолитные клинки – сваривали две полосы или вваривали одну полосу в другую.

К XVII веку в ходу были сабли как отечественного, так и импортного производства. Однако наши мастера равнялись на иностранцев, в первую очередь, на турок.

Кистень появился на Руси в X веке и прочно удерживал свои позиции вплоть до XVII века. Чаще оружие представляло собой короткий ременной кнут с закрепленным на конце шаром. Иногда шар «украшали» шипами.

Австрийский дипломат Герберштейн вот как описывал кистень великого князя Василия III: «на спине за поясом князь имел особое оружие – палку чуть длиннее локтя, к которой прибит кожаный ремень, на его краю находится булава в виде какого-то обрубка, украшенного со всех сторон золотом».

Кистень при своей массе в 250 грамм был отличным легким оружием, которое оказывалось очень кстати в самой гуще схватки. Ловкий и внезапный удар по шелому (шлему) противника, и дорога свободна. Отсюда и берет свои истоки глагол «ошеломить». В общем, умели наши воины внезапно «изумлять» врага.

«Секир башка, мотай кишка»

На Руси секира использовалась в первую очередь пешими ратниками. На обухе секиры располагали прочный и длинный шип, часто загнутый вниз, при помощи которого воин легко стаскивал противника с лошади. Вообще, секиру можно считать одной из разновидностей топоров – очень распространенного рубящего оружия.

Топорами владели все: и князья, и княжеские дружинники, и ополченцы, как пешие, так и конные. Разница заключалось только в том, что пешие воины отдавали предпочтение тяжелым топорам, а конные – топорикам. Еще одной разновидностью топора является бердыш, которыми вооружалась пехота. Это оружие представляло собой длинное лезвие, насаженное на длинное же топорище.

Так, в XVI веке стрельцы бунтовали именно с таким оружием в руках.

«Была бы булава, будет и голова»

Родительницей и булав, и палиц можно считать дубину – древнерусское оружие «массового поражения». Дубину предпочитали ополченцы и бунтующий люд. Например, в войске Пугачева были люди, вооруженные только дубинами, которыми они с легкостью крошили черепушки врагов.

Лучшие дубины изготавливались не абы из какого дерева, а из дуба, на худой конец – из вяза или березы, при этом брали самое прочное место, где ствол переходил в корни. Для усиления разрушающей силы дубины ее «декорировали» гвоздями.

Такая дубина уж не соскользнет! Булава же представляла собой следующую «эволюционную ступень» дубины, наконечник (навершие) которой делали из медных сплавов, а внутрь заливали свинец.

Отличается палица от булавы геометрией наверший: грушевидное шипованное оружие в руках богатырей – это палица, а оружие с кубическим навершием, «украшенное» крупными треугольными шипами – это булава.

«Рука бойцов колоть устала»

Копье – оружие универсальное, военно-охотничье. Копье представляло собой насаженный на прочное древко стальной (булатный) или железный наконечник. В длину копье достигало 3 метров. Иногда часть древка заковывалась в металл, чтобы враг не смог перерубить копье.

Интересно, что наконечник мог достигать в длину полуметра, были случаи и применения целого «меча» на палке, при помощи которого не только кололи, но и рубили. Любили копья и всадники, но они использовали другой способ ведения боя, нежели средневековые рыцари.

Следует заметить, что таранный удар появился на Руси только в XII веке, что было вызвано утяжелением доспехов. До этого момента всадники наносили удар сверху, предварительно сильно замахнувшись рукой. Для метания воины использовали сулицы – легкие копья длиной до полутора метров.

Сулица по своему поражающему эффекту была чем-то средним между копьем и стрелой, выпущенной из лука.

«Тугой лук – то сердечный друг»

Владение луком требовало особой виртуозности. Недаром стрелецкие дети изо дня в день тренировались, стреляя из лука по пням. Нередко лучники обматывали руку сыромятным ремнем, что позволяло избежать значительных травм – неловко выпущенная стрела забирала с собой внушительный кусок кожи с мясом.

В среднем лучники стреляли на 100-150 метров, при великом старании стрела улетала в два раза дальше. В середине XIX века при раскопках кургана в Бронницком уезде нашли захоронение воина, в правом виске которого крепко засел железный наконечник стрелы. Ученые предположили, что ратник был убит лучником из засады.

В летописях описывается поразительная скорость, с которой лучники выпускали стрелы. Существовала даже такая присказка «Стрелять, как прядь делать» — стрелы летели с такой частотой, что образовывали сплошную линию.

Лук и стрелы были неотъемлемой частью иносказательности речи: «Как стрела с лука спрянула», значит, «быстро ушла», когда говорили «как из лука стрела», имели в виду «прямо». А вот «поющая стрела» — это не метафора, а реальность: на наконечниках стрел делали отверстия, которые в полете издавали определенные звуки.

Фаина Шатрова

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Источник: https://algre.livejournal.com/1251334.html

Секир-башка

Русские народные казни

Надо сказать, что на Руси к смерти могли приговорить за довольно несерьёзный по современным меркам проступок. Так, в Двинской уставной грамоте, относящейся к 1398 году, было предусмотрено обезглавливание за кражу, совершённую в третий раз. Неизвестно, как часто это положение применялось на практике, но надо полагать, что без работы палачи не сидели.

       Не стало гуманнее и Соборное уложение, датируемое 1649 годом. В нём вообще смертная казнь была едва ли не основным видом наказания. При этом её способы подробно регламентировались и даже делились на простые и квалифицированные.

       К первым относились отсечение головы, повешение и утопление. Квалифицированными считались казни, вызывающие у жертв нестерпимые мучения, например колесование, сожжение, которое следовало за преступления против христианской веры. Изменников Родины заживо кипятили в воде, фальшивомонетчикам заливали в горло расплавленный металл, бунтовщиков сажали на кол.

       Иван Грозный не стал довольствоваться наследием предков, а потому лично изобрёл несколько способов умерщвления. Так, он неоднократно приказывал зашивать человека в медвежью шкуру, после чего его надлежало травить собаками. Вошёл в историю и случай, когда он приказал привязать к бочке с порохом монахов, чтобы те поскорее отправились на небеса.

       При Петре Первом воинские артикулы предусматривали смерть аж за 123 преступления, но число способов смертной казни было сокращено до трёх: расстрел, обезглавливание, повешение.

Екатерина Вторая лишь немного увеличила их количество, применив четвертование к Емельяну Пугачёву.

К четвертованию же приговорили и 36 декабристов, но большинство из них было помиловано, а 5 человек казнены через повешение.

       К началу XX века в России практиковали только повешение и расстрелы, ну а в советское время от виселиц отказались вовсе, равно как и от практики публичных казней, которая была достаточно широко распространена на Руси до этого. В виде исключения в СССР повесили предателей и изменников Родины после Второй мировой войны, поскольку такая казнь считалась и по-прежнему остаётся наиболее позорной.

Электрический стул в США

        Стул электрический по традиции изготавливается из твердого дуба. Дерево покрывается жаропрочной краской, той же самой, что и носовая часть космических шатллов. 

Сидение из плексигласа (чтоб легче было мыть в случае опорожнения кишечника у казненного).

Ремни плотно подгоняются по фигуре казнимого, крепятся на запястьях, лодыжках и грудной клетке.

Электроды латунные или медные. Один крепится на передних ножках стула, другой подведен под кожаный шлем, надеваемый на голову осужденного.

1

        Шлем с подбородочным ремнем состоит из двух слоев: кожаный (внешний) и из медной сетки (внутренний). Подкладка губчатая, которую перед казнью пропитывают раствором соли (для лучшего контакта).

Читайте также:  За что церковь может предать анафеме

Силовой кабель проходит от самого шлема, по полу, к источнику тока. Трансформатор повышает напряжение до 2500 вольт.

      В отличие от Гийотена создатель электрического стула Джордж Вестингауз не преследовал цели создать гуманное орудие убийства.

Просто он всеми силами старался расшатать дела своего конкурента, Томаса Эдисона, пытавшегося заинтересовать потребителей своей последней разработкой: электрифицированным креслом, передовым для начала прошлого века предметом мебели со встроенным светильником и приводами спинки.

      С задачей Вестингауз справился. После того как он при широкомасштабной поддержке СМИ предложил своё орудие казни правительству, идея Эдисона была забыта. Зато агрегат Вестингауза пользовался ограниченным, но устойчивым спросом, и с 1915 по 1980 год именно на электрическом стуле погибло большинство американских преступников.

        Впервые он был применен 6 августа 1890 года. В современных Соединенных Штатах с осужденного на казнь преступника ровно за 4 недели снимают мерку для последнего костюма. Ровно в четыре тридцать — последний прием пищи, между пятью и шестью часами бритье головы и ноги, ровно в семь включается рубильник. Осужденного перед казнью, чтоб не волновался, потчуют успокоительным.

         Свидетельство о смерти: «причина смерти — казнь электрическим током» — пишется заранее.

При казни на электрическом стуле выключатели поворачивают несколько исполнителей, но лишь к одному из выключателей подается ток. Четыре раза пришлось подавать разряды на электрический стул, где находился Хорас Данкинс, казненный летом 1989 года. А чтобы казнить Уильяма Вэндивера напряжение пришлось подавать 5 раз.

Смертельная иньекция

       Сейчас положение изменилось. Львиную долю осуждённых на смерть казнят, делая им смертельную инъекцию, и только в 2000 году таковые были сделаны 594 заключённым.

Такой способ отправки в мир иной официально принят в 36 штатах, им пользуется и американская армия. Гораздо менее популярна газовая камера — 11 человек в 5 штатах за тот же период.

И уж совсем редко в Америке по старинке вешают (3 человека, 3 штата) или расстреливают (2 человека, 2 штата).

  • 2
  • Кушетка для введения смертельной иньекции

       Смертельная инъекция применяется в качестве метода смертной казни в ряде штатов  США , а также на  Филиппинах , в  Таиланде  и в Китае [1] . В США смертельная инъекция, как более  гуманная , заменила в большинстве штатов казнь на  электрическом стуле .

В декабре 2006 года смертельная инъекция была признана неконституционной в штате  Калифорния . Мотивировалось решение восьмой поправкой к  Конституции США , запрещающей жестокие и необычные наказания — было сочтено, что процедура оказывается неоправданно болезненной. По тем же мотивам смертельные инъекции были запрещены в 2006 году во  Флориде   Огайо и  Миссури . 

       Во Флориде применение смертельной инъекции возобновилось в 2008 году, когда были казнены двое преступников. В апреле 2008 года решением Верховного суда США смертельная инъекция была признана не нарушающим конституции способом казни, после чего её использование было возобновлено в Миссисипи, Южной Каролине и Огайо

        приговорённый фиксируется на специальном кресле, ему вводятся в  вены  иглы, присоединённые к  капельницам  (обычно двум, для надёжности). Через них казнимому делается  внутривенная инъекция  так называемого «техасского коктейля» — набора из трёх препаратов, разработанного врачом Стенли Дойчем. Последовательно вводятся:

тиопентал натрия  (natrium thiopentalium) — используется для анестезии и наркоза — не менее 5 г. павулон  (pancuronium bromide) — парализует дыхательную мускулатуру хлорид калия  (Kalium chloride) — приводит к остановке  сердца .

Смерть  наступает в течение нескольких минут. Существует специальная машина для ввода препаратов, но в большинстве штатов предпочитают вводить растворы вручную, полагая это более надёжным.

После наступления смерти проводится  аутопсия , затем тело либо выдаётся родственникам казнённого, либо производится его захоронение за государственный счёт.

       По мнению критиков данного метода казни, смертельная инъекция создаёт лишь видимость гуманного способа умерщвления, не являясь таковым в действительности. По некоторым данным, на практике дозировки препаратов нередко нарушаются.

Изучение записей о результатах вскрытия казнённых в нескольких штатах США показало, что концентрация обезболивающих веществ в крови у них ниже, чем необходимо для хирургической операции, а в некоторых случаях настолько низка, что казнимые могли оставаться в полном сознании.

Между тем, при отсутствии обезболивания введение павулона и хлорида калия вызывает  удушье  и сильнейшие боли . Кроме того, квалификация персонала, делающего инъекции, часто недостаточна для того, чтобы уверенно и быстро ввести иглы в вены.

Известны случаи, когда казнь затягивалась на десятки минут, а казнимый оказывался буквально исколот из-за того, что исполнителям не удавалось найти подходящую для инъекции вену.

Запрет на смертельные инъекции во Флориде был введён после того, как при казни Анхеля Диаса ему не попали в вену и ввели растворы в мышцу, в результате чего до наступления смерти прошло более получаса.

Расстрел

      Несмотря на относительную старость метода — он вошёл в практику сразу после изобретения пороха, по сей день это самый распространённый способ расправы.

Из 100 стран, чьи законы предусматривают смерть за совершение уголовных преступлений, расстрел применяется в 86.

Кстати, в этот список входит и Россия, несмотря на то что в настоящее время на исполнение исключительных приговоров введён мораторий.

У нас технология умерщвления была предельно простой. В день X осуждённого выводили в особую камеру, где специально обученный человек стрелял ему в затылок. Но в других государствах процедура может быть более сложной, причём чаще всего она модифицируется таким образом, чтобы максимально облегчить муки совести палачей.

Например, довольно часто по приговорённому стреляет не один человек, а несколько. При этом боеприпасы раздаются «вслепую» и участники казни не знают, чья винтовка заряжена холостыми, а чья боевыми патронами. Таким образом, каждый может считать, что убийство совершил не он, а кто-то другой.

        Отказ стрелка от выстрела или стрельба явно мимо цели является нарушением воинской дисциплины. В случае, если после залпа приговорённый остается жив, руководитель расстрела добивает его выстрелом в голову из пистолета.

Такой способ казни для военнослужащего считается почётным по сравнению, например, с повешением, поскольку приговорённый не находится в унизительной позе и может встретить смерть с открытыми глазами, смело глядя в лица расстреливающих его солдат.

        В то же время этот способ является очень практичным, практически не требует приготовлений к казни (в отличие от того же повешения) и применим в условиях военного времени.

Поэтому он в равной степени использовался как для офицерского состава, так и для простых солдат, дезертиров и гражданского населения.

Кроме того, расстрел нарушителя воинской дисциплины перед строем сослуживцев приговорённого или других военнослужащих служит укреплению дисциплины и предотвращает повторение нарушения.

       В древности практиковался расстрел из  луков . Таким образом был казнен один из полководцев Александра Македонского,  Филота , обвиненный в заговоре. По христианскому преданию, так же был казнён  святой Себастьян .

Эта же казнь упоминается в  Слове о полку Игореве , где половецкие ханы обсуждают бегство Игоря и судьбу его оставшегося в плену сына Всеволода: «аже соколъ къ гнѣзду летитъ — соколича рострѣляевѣ своими злачеными стрѣлами».

Обезглавливание

        До отмены смертной казни применялось во Франции. Формально предусмотрено и уголовным кодексом Бельгии, но на практике там никого не убивали с 1950 года и вряд ли это произойдёт в дальнейшем, поскольку государство входит в Евросоюз.

3.

       Когда Великая Французская революция пришла к идеям массового террора, стали сказываться хроническая нехватка палачей и необходимость постоянно затачивать тупящиеся мечи. Тогда на эшафоте истории появился доктор Жозеф Гильотен (1738–1814), депутат Национального собрания, который изобрел машину, отсекавшую головы тяжелым ножом (примерно 160 кг), падающим сверху по направляющим пазам.

        Приговоренный привязывался к вертикальной доске, которая затем принимала горизонтальное положение таким образом, чтобы шея приходилась на линию падения ножа. В 1789 г. Национальное собрание одобрило идею «инструмента». 20 марта 1792 г. постройка гильотины была завершена, а 25 апреля того же года состоялось первое ее практическое употребление.

Гильотинирование применялось во Франции до 9 октября 1981 г., то есть до отмены в стране смертной казни. Применялось гильотинирование и в нацистской Германии. Гильотина была устроена в тюрьме Бранденбурга, в специальном помещении рядом с гаражом.

Когда туда доставляли осужденного, на стене загоралась красная надпись о том, что просьба о помиловании отклонена.

       Гильотинирование применялось во Франции до 9 октября 1981 г., то есть до отмены в стране смертной казни. Применялось гильотинирование и в нацистской Германии. Гильотина была устроена в тюрьме Бранденбурга, в специальном помещении рядом с гаражом.

Когда туда доставляли осужденного, на стене загоралась красная надпись о том, что просьба о помиловании отклонена.

        Этот вид казни, бывший в прошлые века едва ли не самым популярным, сейчас на практике применяется только в Саудовской Аравии, да еще закреплен в законодательстве Йеменской Арабской Республики и Объединенных Арабских Эмиратов. Осуществляется он путем отсечения головы от тела ударом меча. Задача палача — мгновенно достичь острым лезвием спинного мозга, чтобы в результате шока произошла потеря сознания.

       Здесь все зависит от силы и сноровки палача. Мечом (или топором) рубили головы осужденным в Древнем Риме, в Османской империи и в средневековой Европе.

  В средневековой России до XVIII века обезглавливание осуществлялось топором на плахе или на простом бревне. Петр I, придя к власти, в числе других прогрессивных реформ произвел замену топора мечом. Большевики во время гражданской войны применяли для этого шашки.

       Казня в Пятигорске в 1918 г. генерала добровольческой армии Рузского и ряд других приговоренных (заложников), «палачи приказывали своим жертвам становиться на колени и вытягивать шеи». Вслед за этим наносились удары шашками.

Среди палачей были неумелые, которые не могли нанести удара с одного взмаха, и тогда заложника ударяли раз по пяти, а то и больше. Рузского рубил «кинжалом» сам Атарбеков — руководитель ЧК.

Другим рубили сначала руки и ноги, а потом уже головы».

Забрасывание камнями

         Статья 119 Исламского уголовного кодекса  Ирана  (Ходоуд и Кисас) гласит: При наказании в виде забрасывания камнями до смерти камни не должны быть слишком большими, чтобы осужденный не умирал от одного или двух ударов; они также не должны быть и настолько малы, чтобы их нельзя было назвать камнями».

       Побиение камнями может быть использовано по  шариату  за  прелюбодеяние , если совершивший или совершившая  прелюбодеяние состоит в браке. Но при этом оговариваются условия, которые делают применение смертной казни почти неосуществимым на практике.

Прелюбодеяние непосредственно (по образному выражению юристов нужно видеть, что «ключ находится в замке») должны наблюдать четыре (минимум) человека, обладающих безупречной репутацией и пользующихся заслуженным авторитетом (грубо говоря, свидетельства тех, кого часто обвиняют во лжи, свидетельства ненадёжных людей не принимаются).

        Если будут расхождения в показаниях свидетелей, они все будут подвергнуты телесному наказанию. Любое весомое сомнение отменяет наказание [4] . Как правило, приговорённого к смерти закапывают по колени в землю и облачают в покрывало. Камни не должны быть больше, чем кулак, чтобы жертва не умерла «слишком быстро» [ источник не указан 941 день ] .

Смерть обычно наступает от повреждения мозга, так как выбираются камни такой величины, чтобы они не могли ломать кости. Такая казнь очень мучительна, поскольку человек способен выносить сильные удары, не теряя при этом сознания. В Иране, например, специально регламентируется такое исполнение казни, которое исключает скорую смерть осуждённого

Казнь растворением в кислоте

Подобная казнь, по свидетельству бывшего телохранителя Саддама Хусейна Карима (псевдоним, настоящее имя этот человек скрывает), осуществлялась в Ираке.

Карим рассказывает, что узнал об этом, когда искал по тюрьмам Багдада одного человека (как телохранитель Хусейна он имел право входить в любую тюрьму).

Поскольку человека, которого искал Карим, найти не удалось, сопровождающий офицер повернулся к нему и сказал:  — Может, твоего приятеля растворили в кислоте?  — Как это? — удивился Карим.  — Идем, покажу. 

Они перешли в другое здание, где, как рассказывает Карим, «было помещение с бассейном 5х5 метров, окруженное оградой из кованого железа. Цемент в бассейне был темным. Над заполнявшей его прозрачной жидкостью стоял пар. Это была кислота. Я увидел останки, плавающие на поверхности, и офицер сказал: «Вот этого растворили два часа назад».

Он объяснил мне, что сначала в кислоту погружали руки и ноги приговоренного, а потом уже его бросали туда целиком. Этот метод не был новинкой в регионе. Старые ливанцы вспоминают, что в 1958-1961 годах, во времена союза между Сирией и Египтом, сирийцы уничтожали таким образом оппозиционеров. Так погиб, например, Фарджалла аль-Хелу, Генеральный секретарь Ливанской коммунистической партии.

Его жена тщетно требовала его тело целых 10 лет. 

Источник: https://taynyplanet.ru/blog/43957942746/Sekir-bashka

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector