Суржик: кто придумал русско-украинский язык

Верховная Рада 25 апреля проголосовала за проект закона №5670-д «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного». Этот закон предусматривает ряд наказаний, передает Телеканал новостей «24».

Так, за невыполнение норм закона предусмотрена не только ответственность перед специальным уполномоченным, но и – общая административная. Однако действовать она начнет аж через три года.

Мы на три года перенесли введение в действие административной ответственности за нарушение закона, а за это время бесплатно во всех областях Украины будут созданы центры, которые будут учить украинскому языку,
– рассказал председатель комитета по вопросам культуры и духовности Николай Княжицкий.

По его словам, также будут созданы госпрограммы для поддержки образования на украинском. Так какое же наказание предусмотрено за нарушение закона о языке?

Штрафы за нарушение закона о языке:

  • В делопроизводстве и правоохранителями предусмотрен штраф от 3 400 до 6 800 гривен.
  • В сфере культуры, образования, рекламы – штраф от 3 400 до 6 800 гривен.
  • В печатных СМИ – штраф от 6 800 до 8 500 гривен.
  • В сферах публичного общения – штраф от 3400 – 5100 гривен.
  • На телевидении или радио – штраф от 8500 до 10200 гривен
  • В предоставлении информации в сфере услуг – от 5100 – 6800 гривен.
  • Невыполнение законных требований языкового инспектора – штраф от 1700 до 3400 гривен.
  • Публичное унижение или неуважение государственного языка – штраф 850 гривен.

В других случаях предусмотрен штраф, размером от 3 400 до 5 100 гривен.

Однако если нарушение произошло впервые, можно отделаться лишь предупреждением. Если же кто-то нарушит закон во второй раз за год, то штраф составит уже 8 500 – 11 900 гривен.

Кстати, предыдущая версия законопроекта предусматривала уголовную ответственность по статье «Наказание за надругательство над государственным флагом, гербом или гимном». То есть к этой статье Уголовного кодекса собирались добавить пункт о «публичном униженим или неуважении языка».

Источник: https://buhgalter911.com/news/news-1043171.html

Суржик, трасянка и бычий язык :: Частный Корреспондент

Все народы СНГ когда-то жили в одной стране. Сначала она называлась Российской империей, потом Советским Союзом.

Несмотря на то что и в советское время, и после распада СССР национальные элиты предпринимали титанические усилия, чтобы сохранить родные языки, русский язык проник во все сферы жизни.

И далеко не всегда это был именно тот русский язык, на котором писали Пушкин или Лермонтов.

К концу ХХ века на Украине, в Беларуси, Молдове сложились языковые формы, напоминающие пиджин (упрощённая форма языка, которая развивается в среде людей, имеющих различные родные языки и потребность в ограниченном общении). За пределами европейской части СНГ подобные явления получили меньшее развитие.

Моя мама была преподавателем русского языка и литературы, и дома она тоже говорила на украинском суржике, на уроке — на русском. Читать меня учили по двум азбукам сразу, и первой моей книгой была «Снегурочка» на русском. До школы я вообще слабо различала языки, мне просто казалось, что так говорят (на украинском), а так пишут (на русском).

Если размышлять о том, что привело к тому, что на Украине сформировался суржик, в Беларуси трасянка, в Молдове — «бычий язык», то на это не хватит даже серии статей, филологи и без того ломают над этим голову.

Абсолютно очевидно, что основной причиной являлась, скорее всего, урбанизация на фоне переселения на национальные окраины русскоязычных кадров.

Сейчас больше всего интересно то, какое отражение имеют подобные пиджинизированные формы в культурах стран СНГ.

Начать, конечно, нужно с Леся Подервянского. Пожалуй, это первый человек, который возвёл русско-украинский суржик с товарным количеством ненормативной лексики в ранг эстетической категории. За пределами СНГ Подервянский известен как талантливый художник, его картина «Памяти Джима Моррисона» висит дома у кинорежиссёра Вуди Аллена.

Однако на Украине его знают больше как автора надиктованных им аудиозаписей, представляющих собой пьесы, речь героев которых представляет собой исключительно суржик, по большей части в его восточноукраинском и центральноукраинском вариантах. Вклад Подервянского в украинскую контркультуру действительно бесценен.

Суржиком, в принципе, писал и Тарас Шевченко, по крайней мере его языковые нормы не всегда стыкуются с современным украинским языком. Однако до такой эстетизации суржика, как у Подервянского, никто ещё не доходил. Ряд произведений Леся были даже переведены на русский, английский и португальский языки.

С аудиозаписями мастера непечатного слова можно ознакомиться здесь.

Феномен Подервянского интересен прежде всего тем, что сам автор не разговаривает в быту на таком языке, хотя при всей своей интеллигентности кроет матом как сапожник. Герой его пьес, по его же словам, украинский дегенерат.

Там фигурируют инфернальные бабищи не очень тяжёлого поведения типа Василисы Егоровны — мечты любого мужичка, спившаяся богема, деградировавшие из-за алкоголя крестьяне, торгаши, пэтэушники, антисемиты, ранее судимые, умственно отсталые и даже мутанты.

Это паноптикум, из изучения которого можно составить себе чёткую картину жизни украинских низов и даже немножко понять, почему это государство выбрало себе президентом косноязычного уголовника.

По большому счёту ни один из героев Подервянского по определению не может вызывать к себе симпатии. Однако слушать и читать Леся я бы порекомендовал всем, кто хоть мало-мальски понимает украинский язык и интересуется жизнью украинского общества: многое можно понять.

Но, чтобы понять до конца Подервянского, надо хотя бы некоторое время пожить на Украине. Всё остальное творчество украинских авторов на тему суржика — по большому счёту бледная копия Подервянского, как ни старайся придумать что-либо своё, аналогии с Лесем напрашиваются.

Впрочем, некоторые герои «Растаманских сказок» Дмитрия Гайдука, в частности тёща Дяди Хрюши и полтавские менты, разговаривают также на суржике.

В Беларуси ситуация с языком значительно хуже, чем на Украине.

Если при преобладании суржика в разговорной речи большинство его украинских носителей всё же худо-бедно владеют литературным украинским, то в Беларуси трасянка является основным языком общения.

На литературном белорусском разговаривает не более 5—7% белорусов, хотя на переписи почти половина населения указала, что их языком повседневного общения является белорусский, 80% населения считает белорусский своим родным языком.

Тема трасянки в белорусской культуре представлена слабее, чем в украинской — тема суржика. Связано это с тем, что любой юмор на эту тему определёнными кругами воспринимается как очередная попытка «националистов» поиздеваться над «биомассой», «электоратом Лукашенко».

Впрочем, на активном использовании трасянки сделал карьеру на радио актёр Павел Баранов, известный как Арнольд Кукушка.

Трасянкой его язык назвать, впрочем, сложно, так как, например, мне, как природному носителю белорусского языка, одинаково хорошо владеющему и литературным языком, и трасянкой, сразу слышно, что разговаривает русскоязычный и что в его речи постоянно встречаются грамматические ошибки, нехарактерные для настоящих носителей трасянки.

То же самое можно сказать и про проект «Наша Белоrussia». Тема трасянки, можно сказать, там вообще не раскрыта, а редкие потуги явно русскоязычных актёров разговаривать по-колхозному у белорусскоязычного человека могут вызвать только раздражение. Что-то похожее получается разве что у Галыгина (армия всё-таки как-никак, школа жизни) и театра «Христофор».

Есть и альтернативная культура, и в ней тема трасянки эксплуатируется уже давно. Хотя и нет в Беларуси фигур, сравнимых по масштабам творчества с Подервянским.

Началось всё, пожалуй, в 1997 году с «Народного альбома» — совместного проекта белорусских рок-музыкантов, посвящённого переосмыслению исторических реалий Западной Беларуси «за польскім часам» в период между Брестским миром и пактом Молотова — Риббентропа.

В альбоме на трасянке были спеты две песни: «Надзенька» (исполнитель Лявон Вольский, слова народные) и «Дарагія мае масквічы» (исполнитель Кася Камоцкая, слова Михала Анемподистова).

В следующем году Вольский и возглавляемая им группа NRM записали песню «Кумба», в которой содержались элементы уже даже не трасянки, а фактически гопницкого жаргона, относящегося к варианту белорусского городского этнолекта русского языка.

В разные периоды к трасянке как к художественному средству прибегали такие исполнители, как «Ляпис Трубецкой», IQ48, Виктор Шалкевич. Ну и конечно, туда же можно отнести Сашу и Сирожу, которые хоть и давно получили массовую популярность, но всё же выходцы из альтернативной тусовки. Одной из причин успеха этого проекта является именно использование трасянки, причём довольно умелое. Как и Подервянский, Саша и Сирожа получили известность за пределами своей родной страны.

Следующий пункт нашего следования — Молдова. По степени русификации национального языка среди титульных наций бывших союзных республик молдаване занимают четвёртое место после белорусов, украинцев и казахов.

Молдаване, по крайней мере живущие в самой Молдове, почти поголовно владеют родным языком, даже население русифицированных Бельцов и Приднестровья.

При этом язык общения преимущественно является смесью местных говоров молдавского диалекта румынского языка с русским языком.

В сельской местности влияние русского языка не очень сильно выражено, преимущественно русские слова вставляются в речь по причине незнания румынского эквивалента. В городах, особенно среди люмпенизированной молодёжи («быков», «мулей», «мульганов»), общение на смеси молдавского с русским жаргоном возводится в ранг достоинства.

Три четверти населения ежедневно общается на русском, а в городах этот процент ещё выше. Так, по крайней мере, говорится в исследовании, проведённом Информационно-аналитическим центром при администрации белорусского президента. Если быть точнее, то 72% белорусов каждый день общаются исключительно на русском языке и лишь 11,9% — на белорусском.

Лингвистический монополизм

Пожалуй, наиболее удачным из проектов в области культуры, посвящённых именно этому явлению, является музыкальное творчество трио «Граеште Молдовенеште».

Участники трио к моменту его образования уже успели овладеть подобным «цивильным базаром» в совершенстве, поскольку вели на «Радио д'Ор» программы, посвящённые речи кишинёвских улиц: «Убили негра» и «Граеште Молдовенеште» (в переводе — «говорите по-молдавски»).

Первые два альбома, вышедшие в самом начале третьего тысячелетия, состояли исключительно из пародий на попсовые песни российских, молдавских, румынских и западных исполнителей, популярные в то время. Тексты пелись в рифму оригинала и на гротескной мешанине простонародной молдавской речи с брутальной русской феней или гопницким жаргоном.

Лирические герои песен представляли собой либо «братву» районно-сельского пошиба, либо сельскую «прогрессивную молодёжь», либо малолетнюю кишинёвскую гопоту, троллейбусных контролёров, спившихся работяг и т.п.

Лирический герой размышляет над вопросами движения и уважения, повествует о своём участии в пацанских разборках, мучается над вопросом, где достать щебёнку для строительства гаража, восторгается нецензурными стишками из уст собственного ребёнка, неуклюже пытается целый вечер развести на секс малолетку, не подозревая, что у неё месячные, и перевирает в соответствии со своим интеллектуальным уровнем школьнопрограммный фрагмент поэмы «Третье письмо» Эминеску.

Читайте также:  Ефим божко: что мечтал сделать с украинцами самый странный атаман гражданской войны

Молдавской публикой сразу после появления первых двух альбомов тексты были разобраны на цитаты.

Среди них есть и фразы, понятные русскоязычным: «ун три по пятьдесят де текила», «ка любая братфа», «моргалэ», «крутой шы блатной», «ложка моя из нержавейкой сталю», «береги своих детишек, хищник вырвался на волю: спрятаться негде, молдаване повсюду», «девочки с Оргеева, по ним плачет вся братва», «он её поревновал и по морда мне надал, очень больно я упал».

Второй молдавский проект на ту же тему — «Планета Молдова». Автор проекта — программист молдавского происхождения Матей Браня, который сейчас живёт и работает в Румынии.

В отличие от пусть брутального и криминализированного юмора «Граеште Молдовенеште», юмор в этом проекте преимущественно циничный и злой, при этом используется запредельное количество русского мата.

Творчество представлено как аудиозаписями, представляющими собой пьесы, так и флеш-мультами и музыкой.

  • ОТПРАВИТЬ:
          

Источник: http://www.chaskor.ru/article/surzhik_trasyanka_i_bychij_yazyk_20582

Суржик

Как создавался суржик — украинский язык. «Правда никогда не бывает сладкой», — заметит Ирина Фарион, если презентует ещё раз свою книжку об украинском языке.

И в чем-чем, а в этом с широко известной ныне депутатшей Верховной Рады трудно не согласиться. Правда для украинских деятелей всегда будет горькой. Уж слишком они с ней расходятся. Тем не менее знать правду необходимо.

В том числе — правду об украинском языке. Для Галиции это особенно важно. Ведь это еще Михаил Сергеевич Грушевский признавал.

«Работа над языком, как вообще работа над культурным развитием украинства, велась преимущественно на почве галицкой», — написал он.

Вот на этой работе, начатой еще во второй половине ХІХ столетия, стоит остановиться подробнее. Галиция входила тогда в состав Австрийской империи. Соответственно, Россия для галичан являлась заграницей.

Но, несмотря на это обстоятельство, русский литературный язык в крае не считался чужим.

Галицкие русины воспринимали его как общерусский, общий культурный язык для всех частей исторической Руси, а значит — и для Руси Галицкой.

Когда на съезде галицко-русских ученых, состоявшемся в 1848 году во Львове, было принято решение о необходимости очищения народной речи от полонизмов, то рассматривалось это как постепенное приближение галицких говоров к нормам русского литературного языка.

«Пускай россияне начали от головы, а мы начнем от ног, то мы раньше или позже встретим друг друга и сойдемся в сердце», — говорил на съезде видный галицкий историк Антоний Петрушевич.

На русском литературном языке творили в Галиции ученые и писатели, выходили газеты и журналы, издавались книги.

Все это очень не нравилось австрийским властям. Не без основания опасались они, что культурное сближение с соседним государством повлечет за собой сближение политическое и, в конце концов, русские провинции империи (Галиция, Буковина, Закарпатье) открыто заявят о желании воссоединиться с Россией.

А потом придумали и корни у «мовы»

Из Вены всячески препятствовали галицко-российским культурным связям. На галичан пытались воздействовать уговорами, угрозами, подкупом. Когда не подействовало, перешли к более энергичным мерам.

«Рутены (так официальные власти в Австрии называли галицких русинов — Авт.

) не сделали, к сожалению, ничего, чтобы надлежащим образом обособить свой язык от великорусского, так что приходится правительству взять на себя инициативу в этом отношении», — заявил наместник Франца-Иосифа в Галиции Агенор Голуховский.

Поначалу власти просто хотели запретить использование в крае кириллицы и ввести в галицко-русскую письменность латинский алфавит. Но возмущение русинов таковым намерением оказалось столь велико, что правительство пошло на попятную.

Борьбу с русским языком повели более изощренно. Вена озаботилась созданием движения «молодых рутенов». Молодыми их назвали не из-за возраста, а по причине отказа от «старых» взглядов.

Если «старые» русины (рутены) считали великорусов и малорусов единой нацией, то «молодые» настаивали на существовании самостоятельной нации рутенской (или малорусской — термин «украинская» был пущен в ход позднее).

Ну а самостоятельная нация должна, конечно, и литературный язык иметь самостоятельный. Задача сочинить такой язык была поставлена перед «молодыми рутенами».

Украинцев начали растить вместе с мовой

Получалось у них, правда, с трудом. Хотя власти оказывали движению всяческую поддержку, влияния в народе оно не имело.

На «молодых рутенов» смотрели как на предателей, беспринципных прислужников правительства. К тому же состояло движение из людей, как правило, ничтожных в интеллектуальном отношении.

О том, что такие деятели сумеют создать и распространить в обществе новый литературный язык, не могло быть и речи.

На помощь пришли поляки, чье влияние в Галиции было в то время доминирующим. Будучи ярыми русофобами, представители польского движения видели прямую выгоду для себя в расколе русской нации. А потому приняли деятельное участие в «языковых» потугах «молодых рутенов».

«Все польские чиновники, профессора, учителя, даже ксендзы стали заниматься по преимуществу филологией, не мазурской или польской, нет, но исключительно нашей, русской, чтобы при содействии русских изменников создать новый русско-польский язык», — вспоминал крупный общественный деятель Галиции и Закарпатья Адольф Добрянский.

Благодаря полякам дело пошло быстрее. Кириллический алфавит сохранили, но «реформировали», чтобы сделать его не похожим на принятый в русском языке.

За основу взяли так называемую «кулишивку», придуманную когда-то российским украинофилом Пантелеймоном Кулишем все с той же целью — отмежевать малорусов от великорусов.

Из алфавита изъяли буквы «ы», «э», «ъ», зато включили отсутствующие в русской грамматике «є» и «ї».

Чтобы русинское население приняло перемены, «реформированный» алфавит в приказном порядке ввели в школы. Мотивировалась необходимость нововведения тем, что подданным австрийского императора «и лучше, и безопаснее не пользоваться тем самым правописанием, какое принято в России».

Интересно, что против подобных новшеств выступил сам изобретатель «кулишивки», отошедший к тому времени от украинофильского движения.

«Клянусь, — писал он «молодому рутену» Омеляну Партицкому, — что если ляхи будут печатать моим правописанием в ознаменование нашего раздора с Великой Русью, если наше фонетическое правописание будет выставляться не как подмога народу к просвещению, а как знамя нашей русской розни, то я, писавши по-своему, по-украински, буду печатать этимологической старосветской орфографией.

То есть — мы себе дома живем, разговариваем и песни поем не одинаково, а если до чего дойдет, то разделять себя никому не позволим. Разделяла нас лихая судьба долго, и продвигались мы к единству русскому кровавой дорогой, и уж теперь бесполезны лядские попытки нас разлучить».

Но мнение Кулиша поляки позволили себе игнорировать. Им-то как раз и нужен был русский раздор. Вслед за правописанием настал черед лексики. Из литературы и словарей старались изгнать как можно больше слов, используемых в русском литературном языке. Образовавшиеся пустоты заполнялись заимствованиями из польского, немецкого, других языков или просто выдуманными словами.

«Большая часть слов, оборотов и форм из прежнего австро-рутенского периода оказалась «московскою» и должна была уступить место словам новым, будто бы менее вредным, — рассказывал о языковой «реформе» один из «преобразователей», позднее раскаявшийся.

— «Направление» — вот слово московское, не может дальше употребляться — говорили «молодым», и те сейчас ставят слово «напрям».

«Современный» — также слово московское и уступает место слову «сучасний», «исключительно» заменяется словом «виключно», «просветительный» — словом «просвітний», «общество» — словом «товариство» или «суспільство»…».

Усердие, с каким «реформировали» русинскую речь, вызывало удивление ученых-филологов. Причем не только местных.

«Галицкие украинцы не хотят принять в соображение, что никто из малороссов не имеет права древнее словесное достояние, на которое в одинаковой мере Киев и Москва имеют притязание, легкомысленно оставлять и заменять полонизмами или просто вымышленными словами, — писал профессор славистики Берлинского университета Александр Брикнер (поляк по национальности). — Я не могу понять, для чего в Галичине несколько лет назад анафемизировано слово «господин» и вместо него употребляется слово «добродій». «Добродій» — остаток патриархально-рабских отношений, и мы его не выносим даже в польщизне».

Однако причины «новаторства» нужно было, конечно, искать не в филологии, а в политике. «По-новому» стали переписывать школьные учебники.

Напрасно конференции народных учителей, состоявшиеся в августе и сентябре 1896 года в Перемышлянах и Глинянах, отмечали, что теперь учебные пособия стали непонятны. И непонятны не только для учащихся, но и для учащих.

Напрасно сетовали педагоги, что при сложившихся условиях «необходимо издание для учителей объяснительного словаря».

Власть оставалась непреклонной. Недовольных учителей увольняли из школ. Чиновников-русинов, указывавших на абсурдность перемен, смещали с должностей.

Писателей и журналистов, упорно придерживающихся «дореформенного» правописания и лексики, объявляли «москалями» и подвергали травле.

«Наш язык идет на польское решето, — замечал выдающийся галицкий писатель и общественный деятель священник Иоанн Наумович. — Здоровое зерно отделяется как московщина, а высевки остаются нам по милости».

В этом отношении любопытно сопоставить различные издания сочинений Ивана Франко.

Многие слова из произведений писателя, изданных в 1870-1880 годах, например — «взгляд», «воздух», «войско», «вчера» и другие, при позднейших переизданиях заменялись на «погляд», «повітря», «військо», «вчора» и т.д.

Изменения вносились как самим Франко, примкнувшим к украинскому движению, так и его «помощниками» из числа «национально сознательных» редакторов.

Всего в 43 произведениях, вышедших при жизни автора двумя и более изданиями, специалисты насчитали более 10 тысяч (!) изменений. Причем после смерти писателя «правки» текстов продолжались. Так же, впрочем, как и «исправления» текстов произведений других авторов. Так создавалась самостоятельная литература на самостоятельном языке, названном потом украинским.

Вот только язык этот не принимался народом. Изданные по-украински произведения испытывали острый недостаток в читателях.

«Десять-пятнадцать лет проходит, пока книга Франко, Коцюбинского, Кобылянской разойдется в тысяче-полторы тысячи экземпляров», — жаловался в 1911 году живший тогда в Галиции Михаил Грушевский.

Тем временем книги русских писателей (особенно гоголевский «Тарас Бульба») быстро расходились по галицким селам огромными для той эпохи тиражами.

И еще один замечательный момент. Когда вспыхнула Первая мировая война, австрийское военное издательство выпустило в Вене специальный разговорник. Предназначен он был для солдат, мобилизованных в армию из различных частей Австро-Венгрии, чтобы военнослужащие разных национальностей могли общаться между собой.

Разговорник составили на шести языках: немецком, венгерском, чешском, польском, хорватском и русском. «Украинский язык пропустили. Неправильно это», — сокрушалась по сему поводу «национально сознательная» газета «Діло». Между тем, все было логично.

Читайте также:  Сколько солдат ркка носили немецкие фамилии

Австрийские власти прекрасно знали, что украинский язык создан искусственно и в народе не распространен.

Насадить сей язык на территории Западной Украины удалось (да и то не сразу) лишь после массовой резни коренного населения, учиненной в Галиции, Буковине и Закарпатье австро-венграми в 1914-1917 годах. Та резня многое изменила в регионе. В Центральной и Восточной Украине украинский язык распространился еще позднее, но уже в другой период истории…

«Мовна норма: знищення, пошук, віднова»

Источник: https://pikabu.ru/story/surzhik_4286937

Для чего Кулиш создавал украинский язык и почему отрёкся от него

Постоянный обозреватель ресурса nstarikov.ru Степан Михайличенко продолжает раскладывать по полочкам фальшивки украинской пропаганды. На этот раз — ложь о том, что происходила «русификация Украины».

«Современная Украина двуязычна. Официальная власть считает, что факт двуязычия — это результат вековой русификации Украины и украинского народа. О русификации в «независимой Украине» говорят ежедневно, эмоционально и много. Так много, что у обычных граждан сложилось стойкое убеждение, что русификация Украины — это такая же истина, как «Отче наш». В действительности же  это не так.

Основываясь на исторических документах, постараюсь показать, что «русификация Украины» – это ложь. А правда заключается в том, что в действительности была проведена насильственная украинизация Малороссии.

Никакой русификации Украины никогда не было и быть не могло. Непредвзятый анализ нашей истории указывает на то, что так называемая русификация Украины — это фальсификация.

Но для начала я хотел бы обозначить факт, который в свете заявленного мне кажется очень важным. Я из украино-язычной семьи. Мой прадед, родившийся в Царской России, на Гуляйпольщине был записан в метрике малоросом.

А его дочь, моя бабушка, уже была записана советской властью украинкой. И по материнской и по отцовской линии я в свете «украинской независимой политики» — чистейший, идеальный украинец. Более того, до недавнего времени я не только говорил, но и думал по-украински.

Моя предыдущая работа была связана не только с Киевом, но и со Львовом. Круг моего общения был исключительно украино-язычный и патриотический.

Вследствие чего я вполне искренне верил и в русификацию и во всю «новую и правдивую историю Украины».

И воспринимал её так же, как и многие сограждане — как жестокую и вечную борьбу украинского народа против русских поработителей, столетиями грабивших и унижавших украинцев.

Но сценарий, по которому «западные кураторы» разыграли «евромайдан», перевернул все предыдущие убеждения и заставил вглядеться в нашу историю внимательней…

Настолько беззастенчиво переворачивать всё с ног на голову и лгать, лгать, лгать… Прикрываясь любовью к Родине превращать людей в полное быдло и использовать их в своих корыстных целях — это оказалось за гранью моего понимания.

Когда же на «майдане» расстреляли людей, я дал себе слово больше никогда не говорить по-украински. Но это у меня не получилось. Вернее, сразу не получилось по той простой причине, что я не только говорил, но и думал по-украински. Я постоянно переводил в голове украинские слова на русские.

Но реки крови, пролитые в Одессе, Мариуполе, Донецке и Луганске, всё окончательно расставили на свои места: я теперь принципиально не говорю по-украински.

Так как все события последних трёх лет для меня являются доказательством того, что главная цель придумавших Украину как «не Россию» – это уничтожение и Украины, и России. 

Итак, «самый главный» украинский историк, основоположник и Председатель Украинской Народной Республики (1917—1918) М.

Грушевский в своей десятитомной монографии «История Украины-Руси» убедительно «доказал», что именно Украина является наследницей государственности Киевской Руси. Его главный постулат – это принципиальное этногеническое различие украинского и русского народов.

Кстати, первое издание этого бесценного труда было напечатано во Львове в 1898 году и профинансировано австро-венгерскими властями. Очень жаль, что эта писанина не получала сразу широкой, всенародной огласки. Уверен, среди народа нашлось бы немало оппонентов этой лжи.

И главный вопрос, на который  они искали бы ответ, звучал бы примерно так: автор этой писанины идиот или просто человек непорядочный и лживый, или и то, и другое вместе?

Как можно говорить о том, что Украина является правопреемницей Киевской Руси, и тут же утверждать, что Киевская Русь жила по законам «Правды Русской»? (Свод законов, составленный при Ярославе Мудром и хранящийся в Золотом Ковчеге в Софии Киевской) Вы же утверждаете, что «украинцы и русские являются не только разными, но и разно-векторными народами, с различным этногинезом и государственностями»? Как же мы могли жить по «Правде Русской»? Нас что, уже тогда русские завоевали? По-моему в Киевской Руси могли жить или киевляне, или русичи. А где же тогда жили украинцы?

Вы доказываете, что преемницей Киевской Руси было не Владимиро-Суздальское княжество, а Галицко-Волынское. Ну, допустим, а что это меняет? Основоположник Галицко-Волынского княжества Данило Галицкий – принадлежит роду Рюриковичей.

В это же время Владимиро-Суздальским княжеством правит Святослав Всеволодович (Князь Новгородский, Юрьевский, Переяславский, Суздальский и Владимирский). Он какого рода-племени? Тоже Рюрикович, правильно? Это двоюродные братья.

Вы же сами, в «Хронологии Галицко-Волынской летописи» пишите, что Данило Галицкий вместе с другими русскими князьями, сражался с монголами на реке Калке: «Даниил первым перешёл реку, сражался в центре и был ранен».

Если вы пишите, что Данило вместе с другими русскими князьями сражался с монголами, значит, он тоже русский князь. Правильно? Как же вы дальше можете утверждать что русские и украинцы – это принципиально этногенически разные народы? Это – ложь. Причём, корявая ложь. Безграмотная, бездоказательная и не логичная. Оперировать вашими тезисами может лишь украинская пропаганда.

Единственное, что меня заинтересовало в «трудах» организатора и главы Украинской Народной Республики М.Грушевского — это ссылка на трёхтомник Пантелеймона Кулиша «История воссоединения Руси» (СПб, 1874 Т. 1-2.

Москва 1877 т.3) Организатор «Украинской Державы» изучал этот трёхтомник и очень высоко оценил его: « Это очень талантливое произведение. И очень ценный труд с научно-исторической и исследовательской точки зрения».

Для меня эта характеристика удивительна. Потому как Грушевского я считаю фальсификатором и лжецом, а Пантелеймона Кулиша талантливейшим и исключительно порядочным, честным человеком. Связка Кулиш–Грушевский очень интересна.

Пантелеймон Кулиш считается создателем первой версии украинского алфавита, автором первой фонетической азбуки украинского языка, так называемой «кулишовки». А М.Грушевский же является организатором и главой «Украинской Державы» так называемой Украинской Народной Республики (1917—1918).

То есть получается, что Кулиш созданием украинского языка заложил фундамент под организацию будущей «Украинской Державы».

Но этих людей невозможно поставить рядом. Больших антиподов, чем Кулиш и Грушевский тяжело придумать. И вот почему. Кто такой Кулиш? Это писатель, этнограф, фольклорист. Иван Франко считал роман Кулиша «Чёрная Рада» лучшим украинским историческим романом.

Не знаю, мне кажется, что «Чёрная Рада» — это вообще лучший роман, когда-либо написанный на украинском языке. Даже не знаю, что можно поставить рядом с этим произведением. До сих пор ничего лучшего на украинском языке я не читал. В школах и университетах современной «независимой» Украины П.А.

Кулиша изучают как автора и создателя украинского правописания. Создав украинскую азбуку он впервые применил украинское правописание в «Записках о Южной Руси» (1856 год), «Украинском букваре» и в «Грамматике» (1857). Также, так называемой «кулишовкой» был написан роман «Чёрная Рада» (1857 год).

И Шевченковский «Кобзарь» издания 1860 года был напечатан уже с использованием украинского правописания. Я не буду сейчас останавливаться на характерных особенностях придуманной Кулешом «украинской грамматики», чтобы не перегружать читателя информацией и не путать.

Всё необходимое вы с лёгкостью найдёте и в украинских учебниках и в интернете. Нам главное понять ДЛЯ ЧЕГО КУЛИШ ПРИДУМАЛ УКРАИНСКУЮ ГРАММАТИКУ?

В украинских школах на этот вопрос отвечают предельно просто и понятно: это яркое самовыражение самобытности украинского народа в борьбе за независимость…

Это Ложь. Пантелеймон Кулиш в письме к Якову Головацкому от 16 октября 1866 года предельно ясно обозначает цель создания им украинской грамматики:

«Вам известно, что правописание, прозванное у нас в Галиции «кулишивкою», изобретено мною в то время, когда все в России были заняты распространением грамотности в простом народе. С целью облегчить науку грамоты для людей, которым некогда долго учиться, я и придумал упрощённое правописание».

То есть Кулиш  для распространения грамотности среди простого народа придумал упрощённый вариант… русского языка. Чтобы облегчить науку для селян, которым за работой просто некогда изучать полную и более сложную русскую грамматику.

Намерения его были благими и искренними. Но эти благие намерения были использованы «знающими» людьми совсем в других целях. А в каких именно целях, указывает в этом же письме сам П.Кулиш: «я придумал упрощённое правописание. Но из него теперь делают политическое знамя.

Полякам приятно, что не все русские пишут одинаково по-русски; они в последнее время особенно принялись хвалить мою выдумку: они основывают на ней свои вздорные планы и потому готовы льстить даже такому своему противнику, как я… Теперь берёт меня охота написать новое заявление в том же роде по поводу превозносимой ими «кулишивки».

Видя это знамя в неприятельских руках, я первый на него ударю и отрекусь от своего правописания во имя русского единства».

Перечитайте внимательно ещё раз, про что пишет создатель украинского языка. Он предельно ясно и лаконично раскладывает всё по полочкам:

  1. Украинский язык – это упрощённый вариант русского, придуманный с целью распространения грамотности среди простого народа, которому просто некогда изучать более сложную русскую грамматику.
  2. Из упрощённого правописания поляки создают политическое знамя.
  3. Поляки основывают на упрощённой грамматике свои вздорные планы.
  4. Полякам приятно, что не все русские будут писать одинаково — по-русски.
  5. Украинский язык – это знамя в неприятельских руках.
  6. Я первым отрекаюсь от своего упрощённого украинского правописания во имя РУССКОГО ЕДИНСТВА.

Пантелеймон Александрович Кулиш — человек уникальной искренности и непосредственности. Читая его переписку, постоянно ловишь себя на мысли, что ты улыбаешься, как в детстве – тихо и наивно.

Он считал Якова Головацкого (священник Украинской Греко-Католической Церкви) своим другом.

Пишет ему искренно и доверительно… А его друг, который уже, видно, в «правильной» теме, поступает, мягко говоря, подло…

Из письма П.Кулиша Омельяну Партицкому, 13 мая 1867 года: «Что ж это делает Пан Головацкий? Ничегошеньки не отписал на моё письмо; будучи в Варшаве, вместо братского совета, отбыл меня обещанием, что зайдёт ко мне – да видно не имел времени.

Видел я его только среди громкого товарищества; когда ж, смотрю – моё приятельское письмо, не спросившись у меня и не имея права на то, взял он и напечатал в «Слове». Да ещё и как напечатал? Отрезал кусок с начала, оторвал кусок с конца, вырвал кое-что из середины, приставил свою, или чужую, только не мою приставку и подписал моим именем.

Читайте также:  Откуда «кельтские кресты» появились на руси

Удивился я, увидевши такой писарский обертас. Вот, думаю, как они правды русской доходят! У нас так никогда не ходили! » (П.Кулиш том 6 – Львов 1910 г. стр. 697).

А теперь, в свете вышеизложенного, давайте вспомним основополагающие доводы «Валуевского циркуляра» (1863 год) и «Эмского указа»(1876 год), запрещающих печатанье книг на новом малороссийском языке.

  1. «…общерусский язык так же понятен для малороссов, как и для великороссиян, и даже гораздо понятнее, чем теперь сочиняемый для них некоторыми малороссами и в особенности поляками, так называемый, украинский язык». (Валуевский циркуляр)
  2. «обратили свои виды на массу непросвещенную, и те из них, которые стремятся к осуществлению своих политических замыслов, принялись, под предлогом распространения грамотности и просвещения, за издание книг для первоначального чтения, букварей, грамматик, географий и т. п.» (Валуевский циркуляр)
  3. «Явление это тем более прискорбно и заслуживает внимания, что оно совпадает с политическими замыслами поляков, и едва ли не им обязано своим происхождением, судя по рукописям, поступившим в цензуру, и по тому, что большая часть малороссийских сочинений действительно поступает от поляков»   (Валуевский циркуляр)

А также первый пункт «Эмского указа», запрещающий ввозить из-за границы на территорию Малороссии книги на украинском языке.

Этот пункт, как вы помните, связан с докладом комиссии, обнародовавшей факт перевода «Тараса Бульбы» на украинский язык, где слова «русская земля, русский устранены и заменены словами Украина, украинская земля, украинец.

Этот перевод был конфискован у некоего Лободовского, писаря Райковской волости, бесплатно раздававшего эту и другие книги крестьянам… 

А вот уже просто крик отчаяния создателя украинского языка П.Кулиша, ещё более эмоционально и рельефно описывающий всё происходящее (выдержка из более позднего письма П.Кулиша своему другу О.Патрицкому):

«Клянусь, что если ляхи будут печатать моим правописанием в ознаменование нашего раздора с Великой Русью, если наше фонетическое правописание будет выставляться не как подмога народу к просвещению, а как знамя нашей русской розни, то я, писавши по-своему, по-украински, буду печатать этимологической старосветской орфографией. То есть — мы себе дома живем, разговариваем и песни поем не одинаково, а если до чего дойдет, то разделять себя никому не позволим. Разделяла нас лихая судьба долго, и продвигались мы к единству русскому кровавой дорогой, и уж теперь бесполезны лядские попытки нас разлучить».

Всё предельно ясно и лаконично. Ну и про какую насильственную русификацию ежечасно и тотально долдонит украинская пропаганда? Русификация Украины — это фальсификация и ЛОЖЬ. Речь можно и должно вести не о русификации, а о насильственной «украинизации» Малороссии. Потому как это правда.

А в Правде и Единстве — сила Великой Руси.

На сегодня, наверное, достаточно информации. Более же детально эту жизненно важную тему мы рассмотрим в следующих статьях.

Степан Михайличенко».

P.S. Другие материалы Степана Михайличенко

Как в Галицкой Руси из русских создавали украинцев Проект «Рутения», как предтеча проекта «Украина»Почему Александр II запретил печатание книг на малороссийском наречии русского языкаВыдуманная история Украины: «Битва при Крутах»Мазепа – герой или предатель?  Украинский учебник: «Украинцы – это русские»Правда о первой конституции Украины Как невозможное вдруг становится возможнымВыдуманная история УкраиныКак выживают на Украине

Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

Один раз в день Вам на почту будут приходить материалы Николая Старикова, достойные внимания. Можно отписаться в любой момент.

Отправляя форму, Вы даёте согласие на обработку и хранениe персональных данных (адреса электронной почты) в полном соответствии с №152-ФЗ «О персональных данных».

Источник: https://nstarikov.ru/blog/76563

Украинский язык еще больше отдалится от русского

Официальный Киев анонсировал реформу языка, которая возродит «давно забытое старое» – нормы времен атамана Петлюры и его УНР. Предлагается ввести правописание на польский манер – «митология» вместо «мифологии» и так далее. Чем инициаторы реформы объясняют свою идею? И какое отношение к ней имеют Россия и Израиль?

В среду в Киеве замминистра образования Украины, сопредседатель Украинской национальной комиссии по вопросам правописания Максим Стриха презентовал обновленную редакцию украинской морфологии.

Предлагается писать «митология» вместо «мифологии», «лавреат» вместо «лауреат» и «Атены» вместо «Афины».

Заметим, что таким образом украинский язык приближают к нормам польского – где есть слова «mitologia» и «Ateny».

Новые правила сделают язык немного богаче, а «правописание будет ориентировано на украинскую традицию, а не на политические указания чужеземных государств», цитирует Стриху портал «Страна.uа». Правописание предлагают реформировать с оглядкой на времена гражданской войны.

Как напомнила министр образования и науки Украины Лилия Гриневич, «первое украинское правописание было принято в 1919 году в УНР» (Украинской народной республике, правительство которой возглавлял «головной атаман» Симон Петлюра).

Похожие нормы пытались ввести и при советской власти, в период «коренизации» 1920-х годов, о чем напомнил директор Института языкознания Академии наук Украины Богдан Ажнюк. Ряд языковых норм этого «репрессированного правописания» теперь и предлагается ввести в обиход.

Правда, реформа еще не введена, а лишь вынесена на обсуждение. Замечания украинцев принимают до 15 сентября.

О целях реформы газете ВЗГЛЯД рассказал член Комиссии по вопросам правописания, председатель Общества украинского языка «Просвита» Павел Мовчан:

«А как вам бы хотелось – чтобы мы жили по тем правилам, по той истории, которая писалась в Москве, по тому правописанию, которое нам указала Москва? По тем законам, которые нам формулировала Москва, по тем принципам, которые нас лишали всего?

Нас даже своих букв лишали. Уже прошло четверть века с того момента, как эти вопросы нужно было урегулировать. Все предыдущие власти искали свое место на политической карте. Сегодня требуется думать не о политической карте, а о карте Украины».

К слову заметим, что реформаторы украинского правописания 1919 года во многом ориентировались все-таки на Москву. После революции, под влиянием реформы русского языка, существенно упростившей правила грамматики (например, была отменена буква «ять»), лидеры УНР, прежде всего глава Центральной рады историк Михаил Грушевский, выступили с идеей реформирования и украинского языка.

В рамках перемен были введены нормы правописания, ряд букв, употреблявшихся в текстах, написанных на различных диалектах украинского языка, отменялись. В их числе, например, «русская» буква «ы», встречавшаяся в произведениях Тараса Шевченко.

Была введена буква Ґ, для обозначения твердого звука «г» (отличающегося от мягкого украинского произношения звука, который можно условно передать как «гхэ»).

19 мая 1919 года Украинская академия наук принимает «Главнейшие правила украинского языка», которыми все эти перемены были закреплены. Большевики изменения, внесенные в украинский язык, признавали долго. Это произошло только на Всеукраинской конференции правописания 1927 года, в разгар вышеупомянутой «коренизации».

Новые нормы правописания получили название «харьковских» (по столице УССР) или «скрипниковских» – по имени наркома просвещения Украинской ССР Николая Скрипника. Изменения, в том числе и буква Ґ, были отменены в 1933 году, когда политика «коренизации» была свернута, а ее поборники, в том числе Скрипник, репрессированы.

 

Так что ничего нового в данном случае не придумывается, отмечает Мовчан. «Все это уже было в двадцатых годах во время Возрождения, вплоть до тридцатых годов, пока не уничтожили, не расстреляли всю школу украинской филологии, – говорит руководитель «Просвиты». – И потребовалось столько времени, чтобы выросли новые школы, чтобы вернуться к истокам, к себе, к своему природному голосу».

По мнению Мовчана, настало наконец время заняться решением языковых вопросов. «Правописание – один из самых важных способов самоидентификации, – продолжает он. – Когда мы природным нашим языком занимаемся, когда мы не заимствуем и не дублируем, когда мы пользуемся нашей исторически сложившейся устной речью, мы используем и определенные буквы. Например, не «Афины», а «Атены», и так далее».

Обращаясь к особенностям нынешнего реформирования украинского языка, Мовчан отмечает, что они учитывают и нормы прошлого, идущие еще с девятнадцатого века, и потребности сегодняшнего дня. «Например, перемены касаются слов иностранного происхождения, возвращения букв, которые были изъяты, и так далее», – сказал он.

Вопросы культурного возрождения должны быть приоритетнее, чем, например, вопросы высоких тарифов ЖКХ, уверен Мовчан. «Так делали, например, евреи, когда вернулись к государству Израиль, – напоминает он. – Они с самого начала взялись за возрождение своего природного языка, хотя к тому времени главным языком среди еврейской общины был идиш. Даже был термин «Идишланд».

«Но, несмотря на это, отцы еврейского государства, в частности Давид Бен-Гурион, сказали: нет, будет язык наших пращуров. И они возродили его», – сказал Мовчан. Он провел параллели между Израилем и современной Украиной. В Израиле, по его мнению, «никто сейчас не говорит: слушайте, так тут же были палестинцы, тут же был арабский язык, как у нас был русский язык.

Какие права сейчас имеют палестинцы? На свою автономию. Хотят русские автономию? Пусть создают».

Донецкий общественный деятель, бывший вице-премьер ДНР и экс-спикер Народного совета республики Андрей Пургин уверен: та реформа, которую сейчас придумали в Киеве, имеет в первую очередь идеологическую подоплеку, это попытка максимально дистанцироваться и уйти от наследия УССР.

«Это нормальный украинский национализм, который бесконечно ищет врагов, бесконечно от чего-то отказывается. Это уход от русского языка. Берут совпадающие в русском и украинском языке слова и пытаются искать аналоги в польском, чешском, болгарском, сербском и других языках, лишь бы это не было похоже на русский язык», – сказал Пургин газете ВЗГЛЯД.

Он отметил, что сторонники более радикального обновления украинского языка предлагают проекты по его латинизации, «но на сегодняшний день они пока не проходят». Однако на Западной Украине уже появляются небольшие сообщества, которые пишут на латинице.

По мнению Пургина, украинский язык как таковой изначально состоял всего из 600–800 слов – так называемая кулишовка.

До 1933 года различные институты расширяли ее, искусственно создавали украинский язык, который на самом деле «создан из суржика и «говирки», считает собеседник.

Если новые нормы правописания будут приняты, то, как полагает Пургин, в ДНР и ЛНР учебники украинского останутся без изменений. «Это обыкновенный национализм, который не останавливается.

Завтра привяжут львовскую латиницу, которая существовала на территории Западной Украины. Здесь задача не филологического характера, не попытка сохранить и развить.

Это задача агрессивного характера», – подытожил Пургин.

Источник: https://vz.ru/world/2018/8/22/938323.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector