За что в дореволюционной россии не любили казаков

?

Categories:

Казаки в России ох­раняли рубежи империи и порядок внутри страны. Казаки по­следовательно заселяли окраинные регионы России, включае­мые в ее состав. Их деятельность способствовала с XVI в. до 1918 г. неуклонному расширению русской этнической террито­рии, первоначально по течению рек Дона и Урала (Яика), а за­тем — на Северном Кавказе, в Сибири, Дальнем Востоке, Казах­стане и Киргизии.

К началу Первой мировой войны существовало одиннадцать казачьих войск:Донское казачье войско, старшинство — 1570 (территории нынешних Ростовской, части Волгоградской, Луганской, Донецкой областей и Калмыкии ) За что в дореволюционной России не любили казаков

Оренбургское казачье войско, 1574 (Оренбургская, Челябинская, Курганская области в России, Кустанайская в Казахстане)

Оренбургские казаки

Терское казачье войско, 1577 (Ставропольский край, Кабардино-Балкария, С. Осетия, Чечня, Дагестан)

За что в дореволюционной России не любили казаков

Сибирское казачье войско, 1582 (Омская, Курганская области, Алтайский край, Северо-Казахстанская, Акмолинская, Кокчетавская, Павлодарская, Семипалатинская, Восточно-Казахстанская)

За что в дореволюционной России не любили казаковУральское казачье войско, 1591 (до 1775 — Яицкое) (Уральская, бывшая Гурьевская в Казахстане, Оренбургская (Илекский, Ташлинский, Первомайский районы) в России)Забайкальское казачье войско, 1655 (Забайкальский, Бурятия)Кубанское казачье войско, 1696 (Краснодарский, Адыгея, Ставропольский, Карачаево-Черкесия)Астраханское казачье войско, 1750 (Астраханская, Волгоградская, Саратовская)Семиреченское казачье войско, 1852 (Алматинская, Чимкентская)Амурское казачье войско, 1855 (Амурская, Хабаровский)Уссурийское казачье войско, 1865 (Приморский, Хабаровский)За что в дореволюционной России не любили казаковНа 6 ноября 1906 года кадровые казачьи полки были размещены более чем в 30 городах Российской Империи, в том числе два гвардейских и конвой самодержавца (полк) в Петербурге, по два в Москве и Саратове, по одному в Орле, Ярославле, Нижнем Новгороде, Козлове, Воронеже, Киеве, Владимире-Волынском, Харькове, Курске, Полтаве, Ромнах, Кременчуге, Елизаветграде, Николаеве, Одессе, Екатеринославе, Бахмуте, Пензе, Самаре, Астрахани, Риге, Вильно, Минске и др., по несколько сотен — в Гельсингфорсе и т.д. Все остальные казачьи полки были сосредоточены в Варшавском и Кавказском военных округах.Кубанское казачье войско было вторым по численности казачьим образованием в Российской Империи до 1917 года и в нем насчитывалось 1,3 миллиона казаков. На первом месте было Донское войско с 1,5 миллиона казаков. Третьим — Оренбургское с 583 тысячями казаков, Терское — 278 тысяч казаков. Общая численность казачества составляла 4,4 миллиона человек.За что в дореволюционной России не любили казаковВ конце 19-го века в России (не считая Финляндии) на 1000 человек жителей приходится крестьян 771, мещан 107, инородцев 66, казаков 23, дворян 15, духовенства 5, почетных граждан 5 и прочих 8. Далее — казаки живут исключительно в казачьих областях, составляя на 1000 человек в Донской области 400, Оренбургской — 228, Кубанской — 410, Терской — 179, Астраханской — 18, Амурской — 179, Забайкальской — 291, Уральской — 177. Таким образом, казаки составляли всего 2,3 процента населения в то время.Согласно «Положению о воинской повинности и военной службе казаков Кубанского и Терского войск» от 3 июня 1882 году, утвержденного Александром II — служилый состав кубанских казаков разделялся на 3 разряда: приготовительный — срок службы 3 года, строевой — 12 лет и запасной — 5 лет, то есть в сумме 20 лет обязательной службы, как для рядовых, так и для офицеров. Позднее были введены некоторые послабления и накануне ПМВ срок службы составлял 18 лет. Службу казачья молодежь начинала с 21 года, пройдя годичный подготовительный разряд.За что в дореволюционной России не любили казаковЗа что в дореволюционной России не любили казаковСтруктура казачьих полковПод каждым полковым названием числились 1,2,3-й полки, соответсвующие срокам службы (см. выше). При всеобщей мобилизации войско составляло 33 конных полка. Полковые территориальные округа делились на сотенные участки, возглавляемые офицерами, а также на районы комплектования артеллерийских батарей. Станицы и хутора навсегда были закреплены за известными частями. Старейшим среди кубанских полков считался Хоперский, известный еще с конца XVII века (в 1896 году отмечалось его 200-летие). Таким образом, казаки с детства знали свой полк или батарею, сотню, имели отцов и братьев, служивших в подразделениях старших возрастов. Это, безусловно, способствовало крепкой спайке и круговой поруке в частях казаков.Кубанское войско было единственным, в котором всегда имелись пешие казачьи части — пластунские батальоны. Наличие пластунских батальонов говорит не только об особенных традициях кубансцев, но и том, что там было много бедных казаков. Платунов собирали со всей области в 6 центров мобилизации. По числу батальонов первой очереди ими были города: Екатеринодар, Майкоп, станицы Кавказская, Прочноокопская, Славянская, Уманская. Батальоны нумеровались по порядку: с 1-го по 6-й были первоочередными, с 7-го по 12-й — второй, с 13-го по 18-й — третьей очереди.Конные казачьи полки были шестисотенного состава. В сотню входило 125 казаков. Штатный состав полка военного времени составлял 867 нижних чинов (750 казаков, остальные — вахмистры, старшие и младшие урядники, приказные и трубачи) и 23 офицеров. Полк мирного времени отличался не намного, примерно на сотню казаков меньше.Полки сводились в дивизии — Кавказские, обычно объединявшие полки Кубанского и Терского войск; Кубанские, состоявшие только из кубанцев.Со второй половины XIX века определились места, где обычно дислоцировались и несли службу первокубанские части. Лейб-гвардии 1-я и 2-я Кубанские сотни личного конвоя царя находились в столице. Отдельный Кубанский казачьий конный дивизион двухсотенного состава располагался в Варшаве. 1-й Линейный полк в составе 2-й казачьей сводной дивизии был в Киевском военном округе. С 80-х годов 1-й Таманский, 1-й Кавказский казачьи полки и 4-я Кубанская батарея входили в Закаспийскую бригаду, постоянно находившуюся в районе города Мерва, недалеко от границы с Афганистаном. Большая же часть Кубанского войска располагалось на Кавказе. При этом в самой Кубанской области дислоцировался только один конный полк и одна батарея. Остальные полки и батареи находились в Закавказье: 1-й Хоперский, 1-й Кубанский, 1-й Уманский, 2-я Кубанская батарея в составе 1-й Кавказской казачьей дивизии; 1-й Запарожский, 1-й Лабинский, 1-й Полтавский, 1-й Черноморский, 1-я и 5-я Кубанская батареи в составе 2-й Кавказской казачьей дивизии. Кроме названных строевых частей, войско имело контингент местных команд и постоянной милиции.

источник : http://kubancossack.ru/voisko.php

Источник: https://amarok-man.livejournal.com/291462.html

«Зловоннее Руси на Дону не бывать»: за что русские крестьяне не любили казаков

За что в дореволюционной России не любили казаков

«Зловоннее Руси на Дону не бывать»: за что русские крестьяне не любили казаков

Гражданская война в России – яркий пример того, что может случиться в государстве, когда власть искусственно консервирует социальные, экономические, политические проблемы, а не решает их. Одним из самых трагических эпизодов штатского противостояния стала политика большевиков по расказачиванию, у которой, если присмотреться, глубокие исторические предпосылки.

Казаки и народ

Глубинные вина расказачивания – социальный раскол, существовавший между коренными казаками и крестьянами, живущими на территории каждого из одиннадцати казачьих армий. Большевики сыграли на этой проблеме и обернули ее в свою пользу. Казаки столетиями защищали Россию и гибли на полях сражений, однако, внутри края они же выполняли репрессивные функции.

В каждом большом городе империи была казачья сотня, которая использовалась для разгона стачек и стачек на заводах и фабриках, а также при подавлении крестьянского недовольства. Когда царизм пал, народ не забыл обид и стремился вернуть «должок». Сами казаки эту службу не обожали, но так как они давали присягу, то выполняли свою работу хорошо.

Масло в огонь подливала и земельная проблема.

На примере Донского казачьего армии она выглядела так: в среднем одно казачье крестьянство имело в пользовании 16,9 десятин земли, а коренные крестьяне, рожденные на Дону – 15,1 десятин.

При этом старик-казак должен был снарядить своего сына, а пуще всего и не одного, всем необходимым для воинской службы. Строевой конь и снаряжение обходилось в 250-300 рублей, а это годичный бюджет семьи.

Каждое войско также отвечало за почту, строительство на своей территории дорог, мостов, административных домов. На эти нужды администрация с каждого хозяйства изымала по 50-70 рублей. Винили в этом не царя, а местных и иногородних крестьян, у которых было, в посредственном, 7,7 десятин земли. Власть проблему игнорировала, а неприязнь внутри государства между жителями только нарастала.

Генерал Деникин вспоминал, что при заточенье союза между Добровольческой армией и терскими казаками, последние пытались «протолкнуть» договор, по которому каждый взятый ими город отдается на трехдневное разграбление. Подобное мышление могло быть лишь у тех, кто никак не ассоциирует себя с русским народом, а именно так и думало большинство казаков.

Казаки и царь

Именно казаки приходили в новоиспеченные земли первыми, где они ставили свои городки и выполняли функции пограничной стражи. Уже после них прибывали крестьяне, торговцы, сборщики налогов и армии.

Российская империя была сословным государством, в котором помимо дворян, духовенства, мещан и крестьян было «казачье сословие».

В мена на военную службу они получали земельные наделы и не платили подушной подати.

К началу Первой мировой войны число казаков совместно с женщинами, детьми и стариками составляло 4,5 миллионов человек. Из них 500 тысяч служили в армии они-то и были истинной опорой престола. Не зря именно казаки охраняли последнего императора, а царевич Алексей был атаманом всех одиннадцати войск.

Николай II Романов находил своей обязанностью на Пасху первым делом поцеловать каждого из конвоя, тем самым выказав уважение и благодарность за верную службу, какую те несли не народу, а семье Романовых.

После того как царская власть пала и Россия вышла из войны, казаки разрешили, что их служба окончена.

Присяга, приносимая ими Романовым, становилась недействительной, и жить вместе с «лапотниками» и «мужиками» они не желали.

На территориях казачьих армий развивалось движение, направленное на обретение независимости от России. Как не вспомнить слова персонажа Тихого Дона Пантелея Мелехова о том, что «зловоннее» Руси на Дону не бывать.

Казаки и большевики

Казаки встретили Октябрьскую революцию 1917 года нейтрально, однако большевики соображали, что в будущем они станут значимой реакционной силой. Революционеры называли казаков «палачами» и не простили им участия в подавлении восстания 1905 года. Однако и внутри казачьего общества случился раскол. Бедность поддерживала большевиков.

Начало расказачиванию положило циркулярное письмо от 24 января 1919 года.

Согласно этому документу на взятых Красной армией землях проводилось массовое истребление богатых казаков и тех, кто противостоял советской власти.

К середнякам же применялись меры, при каких они не смогут организоваться для восстания.

На деле политика превратилась в аресты, взятие заложников, размещение в станицах военных отрядов, изъятие оружия и передача его иногородним, как опоре советской воли.

У казаков конфисковали излишки хлеба, уровняли их с пришлыми, большевики целенаправленно переселяли на Дон, Кубань и Терек крестьянскую бедноту из Украины и Центральных регионов России.

Читайте также:  В каких случаях мужчины на руси могли развестись с женой

Те же меры ожидали и остальные казачьи территории, где советская власть еще не была установлена.

В результате такой «мести» за службу, многовековой уклад жития казаков был нарушен, а о количестве погибших историки спорят до сих пор.

За что в дореволюционной России не любили казаков

Источник: http://imperhans.ru/vonyuchej-rusi-na-donu-ne-byvat-za-chto-russkie-krestyane-ne-lyubili-kazakov/

За что генконсул России не любит Навального и казака Захарова

За что в дореволюционной России не любили казаков Громогласные заявления от руководителей казачьих организаций вызвали бурные дискуссии и неоднозначную реакцию в обществе.

Напомним, атаман не зарегистрированного в органах юстиции РК Семиреченского казачьего войска Владимир ОВСЯННИКОВ выступил с обращением к президенту России Владимиру Путину с просьбой о выводе так называемых казачьих войск на историческую родину специальным приказом. Причиной тому стал запрет свободного ношения в мирное время холодного оружия, что, по его утверждению, “притесняет” права казаков в Казахстане.

Его не менее скандальный оппонент, атаман Координационного совета русских, славянских и казачьих организаций Юрий ЗАХАРОВ заявил, чтобы Путин признал “геноцид” казаков и выплатил денежную компенсацию в размере 5 миллиардов долларов. Вдобавок Захаров потребовал от Кремля в качестве морального ущерба отдать им остров Сахалин со всеми его недрами и природными богатствами. Как Путин задолжал нашим казакам 5 миллиардов долларов

Нам любопытно было узнать мнения российской стороны, что они думают про заявления атаманов. И первым делом мы обратились за ми к генеральному консулу Российской Федерации в Казахстане Алексею ДЕМИНУ.

Не люблю, как Навального

Отметим наперед, редакция газеты “КАРАВАН” отправляла официальный запрос в российское посольство с просьбой об эксклюзивном интервью на злободневные темы с предшественником г-на Демина.

Но ответа никакого мы так и не дождались.

Поэтому, пользуясь случаем, когда российское представительство в очередной раз проводило важное мероприятие в Алматы, мы решили напрямую обратиться с вопросами к дипломату.

– Г-н Демин, как вы прокомментируете заявления атаманов?

– Тема мне понятна. Про Захарова мне вообще ничего не говорите. Для меня он никто. Кто он вообще такой? Захаров – самоназванный атаман, а Овсянников – не самоназванный, поэтому я не хочу это комментировать.

Сегодняшнее мероприятие в стенах генконсульства посвящено другой теме – проведению Каспийского медиафорума. Дайте провести мне это мероприятие. Отправьте нам официальный запрос, мы ответим на все ваши вопросы.

– Прошло полгода с момента, когда был отправлен наш запрос в российское посольство. Однако ответа так и не получили…

– Отправьте еще раз, значит. Повторюсь, Овсянников – уважаемый человек. Он избран атаманом нормальными казаками, у него зарегистрированное объединение. А Захаров действительно провокатор. Не люблю его, как Навального.

На вопрос журналиста, можно ли расценивать его ответ как поддержку требований Овсянникова о выводе казачьих войск на историческую родину, Демин заметно занервничал и попросил тайм-аут, пообещав, что даст нам развернутый комментарий сразу после окончания заседания “круглого стола” с участием представителей губернатора Астраханской области. Однако после вступительной речи перед участниками конференции он спешно куда-то ретировался. Больше мы его не видели.

Огласите список, атаман?

Руководитель администрации губернатора Астраханской области Канат ШАНТИМИРОВ в отличие от генконсула оказался более разговорчивым.

– Мне вспоминается случай, как однажды Верховная рада Украины направила официальное письмо в парламент Монголии, – комментирует Шантимиров. – В письме содержалось требование о компенсации за геноцид украинского народа ханом Батыем.

В Монголии данное требование назвали смехотворным. Председатель парламента Монголии ответил, что в XIII веке не существовало государства Украина, а значит, и геноцид украинского народа был невозможен.

Также в ответном письме было заявлено, что если Верховная рада напишет имена всех потерпевших от хана Батыя, то они готовы будут им заплатить.

Такая же ситуация, думаю, сложилась и с требованием Захарова к Путину. Мало ли что сумасшедшие каждый день могут заявлять? Не стоит переживать по пустякам.

Что касается утверждения Овсянникова о том, что российские казаки могут свободно носить холодное оружие, то впервые об этом слышу! Лично наши астраханские казаки никакого оружия на улицах города при себе не носят и не ходят в военной форме.

Алматы

Источник: https://www.caravan.kz/gazeta/za-chto-genkonsul-rossii-ne-lyubit-navalnogo-i-kazaka-zakharova-421356/

«Нетрудовой народ»: почему русские крестьяне не любили казаков

Казаки представляют собой сложное этносоциальное формирование, которое приобрело уникальные черты приблизительно в конце XVII века. Лев Гумилев в книге «От Руси к России» определил их как субэтнос (компактно проживающую группу людей), ставший со временем отдельным этносом со своей культурой, обычаями и моральными ценностями.

Происхождение казачества

Изначально казаки были простыми служивыми людьми, входившими в Донское, Яицкое и другие воинские формирования. Никаким отдельным народом не были и собственных поселений не имели. Жили у крупных землевладельцев на полном обеспечении.

Все изменил Великий голод, разразившийся в три неурожайных лета 1601—1603. Не в состоянии прокормить свои казачьи армии, бояре просто выгоняли их на улицу. Бывшие «боевые холопы» находили пристанище в степях «украин» (окраинных земель) Речи Посполитой и Руси.

Сначала казаки промышляли грабежом на больших дорогах, как самые настоящие разбойники. Со временем стали обустраивать небольшие поселения: станицы, сечи. Там они жили крайне обособленными коллективами, практически не пуская к себе чужаков.

За сотню-другую лет казаки создали целую культуру с огромным количеством уникальных традиций. В некоторых регионах даже сформировали свой говор на основе русского языка, вобравшего в себя местные диалекты.

Казаки всегда превозносили свое «воинское» происхождение, считая себя гораздо выше простого русского народа. У крестьян такая заносчивость не вызывала большого восторга.

Высокомерные и дикие нравы

Отношение к казакам разных слоев населения, а также соседей Руси было разным. Польские феодалы их жестоко ненавидели, о чем можно прочесть в книге «Происхождение украинского сепаратизма» историка Николая Ульянова. Он привел массу цитат из польских документов, в которых казаки сравнивались с «диким зверьем».

Простые москвичи тоже не сильно жаловали запорожское казачество. Ульянов приводит описание казачьей ставки Семена Палея, которое оставил московский поп Лукьянов. В нем священник говорит, что казаки «страшны» и «лихи, как собаки: из рук рвут». Такие нравы казачества во многом обусловлены и разбойничьим прошлым, и образом жизни.

Совсем иначе относились к казачеству представители власти. Александр Суворов открыто восхищался им. Прославленный полководец даже упросил Екатерину II помиловать это вечно непокорное племя и переселить жителей Запорожской Сечи на Кубань. В итоге на новом поселении возникло 40 казачьих станиц.

Интеллектуальная элита России по-разному относилась к этому особенному этносу. Лев Толстой уважал и считал, что вся история России буквально сделана руками казаков. Они взяли и удержали Азов, который даже Петр Великий «не смог удержать».

В противовес писателю путешественник Михаил Венюков открыто выражал свою нелюбовь к казачеству в книге «Описание реки Уссури…» Он рассказывал, что в станицах царит тяжелый дух «казармы и монастыря». Сами же казаки недоброжелательны, суровы, смотрят на чужаков с плохо скрываемой язвительной ненавистью.

В казачьем сообществе, действительно, царила суровая дисциплина. Все безоговорочно подчинялись атаману. За всю историю не было ни одного бунта простых казаков против своего командования. А ведь даже на русском флоте случались моменты, когда моряки поднимали на штыки своих генералов.

В отношении второй характеристики Лев Гумилев подтверждал, что казачеству, как никакому другому народу, свойственна «комплиментарность» — ярко выраженная симпатия к «своим» и недоверие, даже ненависть к «чужим». Казаки никогда не водили дружбы с простыми русскими крестьянами. Более того, открыто демонстрировали ту самую комплиментарность.

Крестьяне же не любили представителей этого этноса не только за их высокомерие и отсутствие гостеприимства. Историк Ульянов писал, что простые землепашцы считали казаков «гулящим, нетрудовым народом» с диким нравом разбойников. Мирным работящим людям казаки казались «враждебной стихией», неуправляемой и живущей по каким-то своим законам.

Источник: https://weekend.rambler.ru/other/42125991-netrudovoy-narod-pochemu-russkie-krestyane-ne-lyubili-kazakov/

Налогообложение казачества в дореволюционной России

Л.Н. Мирошниченко,соискатель, ст. преподаватель

  • Академии маркетинга и социально-информационных технологий – ИМСИТ.
  • Кардинальные изменения в налогообложении, начатые Екатериной II, совпали с началом освоения Кубанских земель запорожскими казаками.

Началом массового заселения Кубани казаками считается конец ХVIII в.

, которому положило начало разорение Запорожской Сечи екатерининскими пушками и выходом в свет манифеста от 8 апреля 1793 года: согласно ему императрица объявила присоединёнными к России земли к северу от Кубани, Крым и Тамань. Так с помощью Кубанского казачества были закрыты от нападений внешних врагов южные кордоны России.

ХVIII в. принес России существенные изменения в социально-экономическом развитии, проявившиеся в создании регулярной армии и флота, развитии сельского хозяйства, промышленности, в оформлении абсолютной монархии, что привело к усилению эксплуатации, изменениям в налоговой системе, росту государственных податей и повинностей.

По манифесту о короновании Николая I были прощены недоимки за три года, предшествующие его восхождению на трон.

Смена власти привела к проведению реформы в экономике России; в связи с этим была проведена денежная реформа, издан Указ «О переложении подушного оклада на серебро и определении размера подати в сумме 95 копеек серебром на душу»; утверждены устав и правила о земских повинностях – с возложением контроля на комитет земских повинностей.

Для упорядочения налоговых поступлений на Департамент податей со сборов возлагается проведение переписи податного населения, так как основу этой системы налоговых сборов составляла подушная подать.

Так, в статсборнике России отражалась картина распределения населения по сословиям: на каждую тысячу жителей России приходилось 23 казака. «Казаки живут исключительно в казачьих областях, составляя на 1000 человек в Донской области 400, Оренбургской – 228, Кубанской – 410, Терской – 179 и т.

д.». Подушная подать с казаков приносила в казну значительные суммы налоговых поступлений.

В середине ХIХ в. налогообложение казачества, особенно его бедных слоёв, ещё более возросло. До 70 % составляли подушная и оброчная подати; большая часть косвенных налогов, а их сумма почти вдвое превышала прямые, приходилась на соляной налог, который просуществовал до конца ХIХ в.

Региональное и местное налогообложение в Российской империи определялось системой земских повинностей.

Под земскими повинностями в российском законодательстве предполагались повинности натуральные и денежные, которые возлагались на население областей и губерний: их цель – удовлетворение преимущественно местных потребностей административно-территориальных единиц. Но и – потребностей общегосударственных.

Земские повинности подразделялись на денежные и натуральные. Денежные повинности – разновидности региональных и местных налогов и сборов. Натуральные повинности – обязанность населения различных административно-территориальных единиц производить установленные виды работ бесплатно.

Земские повинности подразделялись на общие и местные. Местные подразделялись на губернские и частные.К общим (государственным) повинностям относились:- содержание почт, мостов, перевозов и дорог;- отопление и освещение воинских зданий;

  1. — ремонт государственных зданий.
  2. Общие повинности предназначались для исполнения потребностей всех частей Российской империи.
  3. Местные повинности шли на надобности отдельной губернии или области.
  4. В свою очередь частные повинности делились на повинности казачьих имений и повинности казённых имений.
  5. К казачьим повинностям относились:- содержание канцелярий при предводителях казачества;
  6. — ремонт, отопление и освещение канцелярий при предводителях казачества.
  7. К повинностям казённых имений относились:- содержание волостного и сельского управления;- содержание подвод для земского суда;- содержание запасных магазинов.
  8. Натуральные повинности не регламентировались законодателем.
Читайте также:  На коленях, сердечный и поясной поклон: в каких случаях русские должны были так кланяться

Быстрыми темпами шёл рост хуторов. Если в 1839 г. их число составляло 1686, то к 1986 г. насчитывалось 3254. Бичом было дальноземелье: оно отрицательно сказывалось на благосостоянии.

Проживая вдали от куреней, станиц, богатые казаки невольно освобождали себя от повинностей – как воинских, так и экономических, в том числе и налоговых, случающихся в данных населённых пунктах.

Тем более что натуральные повинности предполагали бесплатное выполнение каких-либо работ или услуг.

В дореволюционной России Кубанская область, образованная на основании указа Александра II в 1860 г., была одной из крупнейших административно-территориальных единиц Северного Кавказа. Большая часть плодородных земель приходилась на её долю.

И эта большая часть принадлежала казачеству. В 1897 г. оно составляло около 41 % населения области, владело 70 % земель.

Остальные 30 % земельных наделов распределялись между частными владельцами, казной, горцами, крестьянами-старожилами, монастырями и различными обществами.

«Положение о Черноморском казачьем войске» закрепило сословные порядки. Их характерная черта – замкнутость казачьего землевладения, феодальный принцип отбывания казаками военной службы. Это положение определяло «меру поземельного довольствия» за различными сословиями в следующих размерах:- за казачьими генералами – 1500 десятин;- за штаб- и обер-офицерами – соответственно 400 и 200 десятин;

— за нижними чинами – 30 десятин на душу.

Во второй половине ХIХ в. на каждого казака старше 17-летнего возраста (их насчитывалось в 1890 г. 642,2 тыс. чел.) согласно законоположению полагалось – в зависимости от местоположения и качества земли – от 16 до 30 десятин земли.

Горцы, которых насчитывалось 104 тыс. чел., наделялись землёй по 9–14 десятин на каждого мужчину, независимо от возраста. Сбор с земель в это время был дифференцированным: устанавливался в подесятинных цифрах, по 7 коп.

за десятину – без учета доходности земель, входил в состав земских повинностей.

Проведённая в 60–70 гг. ХIХ в.

военная реформа предоставила казакам «громадные гражданские привилегии» в виде освобождения от подушной подати и государственных денежных обложений, которые составляли по 17 рублей с казака – почти в 2,5 раза больше, чем с крестьянина; бесплатного пользования земельными наделами и наличием значительного «вспомогательного войскового капитала». Предоставление казакам льгот незначительно облегчило их материальное существование. Особенно – бедных слоев казачества.

В «Статистических сведениях о Черноморском войске» большое внимание уделялось развитию скотоводства, овцеводства и рыбной ловле. У казаков скотоводство было главным своеобразным предметом хозяйствования, не только в рамках натурального хозяйства, но и на коммерческой основе. В начале 50-х гг. ХIХ в.

на Кубани, по данным статистики, на один казачий двор в среднем приходилось две лошади, до восьми голов крупного рогатого скота, тринадцать овец. Эти цифры не отражали действительности: поголовье в основном было сосредоточено в руках богатых и зажиточных казаков. Основная масса казачества бедствовала.

Казаки, уходившие служить на Черноморскую кордонную линию, при отсутствии коня, должны были покупать его у владельцев частных табунов.

Экипировка конного казака (по умеренным подсчётам) обходилась в 274 рубля, пластуна – 109 рублей. Это – в конце ХIХ в., а к 1916 г. – 500 рублей.

Снаряжение на службу казак производил за свой счёт, поэтому сумму стоимости экипировки можно отнести к единовременному военному налогу.

Получение конезаводчиками наибольшей прибыли при наименьших затратах, т.к.

особого ухода за лошадьми не проводилось, было для богатых казаков главной целью предпринимательства в отрасли, и это обусловливало обязанность уплаты промыслового налога. Механизм его взимания к концу ХIХ в. был значительно упрощён.

Вводилось ежегодное получение свидетельства или билета – с платой в бюджет на ведение предпринимательской деятельности; но среди специалистов эта система считалась несовершенной.

Казачество – единственная категория населения, профессиональным ремеслом которой было ремесло военное. Казачество несло особый сословный статус, поставляло царизму серьёзную военную силу.

Казаки были добротно экипированными, хорошо обученными, отличались высокой боеспособностью. И это сказывалось на их отношении к службе, на тактике ведения боя.

Как военизированная организация, казачество имело на порядок более высокую и налоговую культуру.

Хотелось бы завершить повествование словами военного министра Д.А. Милютина: «Если казаки и могут быть названы привилегированным сословием, то привилегия их заключается в том, что они стоят в первых рядах государевых слуг, что на плечах их лежит такое государственное тягло, которое может нести только крепкое духом… население».

Конференция «Ф.А.Щербина, казачество и народы Северного Кавказа в исторической ретроспективе», 2007 год, декабрь, г. Краснодар

Источник: http://www.slavakubani.ru/kkv/land-management/law/nalogooblozhenie-kazachestva-v-dorevolyutsionnoy-rossii/

Читать онлайн Двести лет вместе. Часть I. В дореволюционной России страница 81. Большая и бесплатная библиотека

Вот Я. Тейтель, много живший в глуби России и общавшийся с простонародьем, свидетельствует, «что простому народу чужда расовая и национальная вражда».

– Или вот, в мемуарных записях князей Вяземских отмечено, что в их больнице в Коробовке Усманского уезда крестьяне не любили хамоватого д-ра Смирнова, а когда его сменил старательный д-р Шафран – он пользовался всеобщей любовью и благодарностью крестьянской округи.

– Из опыта каторги 80‑90‑х годов подтверждает и П. Ф. Якубович-Мельшин: «Было бы неблагодарным делом отыскивать даже и в подонках нашего простонародья какие-либо антисемитские тенденции».

– И именно с чувством, что таковых нет, евреи белорусского местечка, в начале XX века, дали телеграмму в Москву купчихе-благотворительнице М. Ф. Морозовой: «Пожертвуй сколько-то, синагога сгорела, ведь Бог у нас один». И она послала просимую сумму.

Да собственно, ни либеральная российская, ни еврейская печать и не обвиняли русский народ в природном антисемитизме, а – утверждали настойчиво, что антисемитизм в народной массе искусственно и злобно создавался и поджигался правительством. И сама формула «самодержавие, православие, народность» воспринималась в еврейских образованных кругах как направленная именно против евреев.

А в середине XX века читаем у еврейского автора: «В старой России антисемитизм не имел глубоких корней в народных массах… В широких массах народа антисемитизма почти не было, да и самая проблема отношения к еврейству перед ними не вставала… Лишь в некоторых частях так называемой черты оседлости, главным образом на Украине, где ещё со времени польского господства, в силу особых условий, на которых здесь не приходится останавливаться, настроения антисемитизма имели очень широкое распространение в крестьянстве». Это – вполне верно. И сюда же – можно добавить Бессарабию. (Давность таких чувств и условий находим и у Карамзина: окружавшие Лжедмитрия казаки, очевидно запорожские, ругали россиян жидами, значит, для западных областей это было ругательство.)

А в русском фольклоре? Словарь Даля охватывал не только Великороссию, но и западные губернии, и Украину – пометкою «ю-зап», но далеко не всегда. В своих дореволюционных изданиях он содержал немало слов и разговорных выражений, производных от «жид».

(Показательно, что в советском издании 1955, несмотря на трудности при фототипии, была перенабрана соответствующая страница и всё это словарное гнездо между «жигало» и «жидкий» – целиком убрано.

) Но в наборе этих выражений, приводимых Далем, есть часть наследства от церковно-славянского языка, в котором слово «жид» никак не было укоризненным, а только племенным определением; есть – и наслоения от социальной практики в польские и послепольские века в черте оседлости, есть нанесенное и в Смуту XVII века, – в самой же Великороссии тогда почти не было и контакта с евреями. Это наследие и отражено в пословицах, приводимых Далем, хотя и в русском написании, но часто угадывается юго-западное происхождение. (И уж во всяком случае они родились не в недрах российского министерства внутренних дел.)

Однако с этими пословицами и сопоставим: а сколько же в народе недоброжелательных пословиц о православном священстве, почти ни одной благожелательной.

Свидетель из Мариуполя (и не он один, это достоверно) рассказывает, что у них в дореволюционное время кардинально различались «еврей» и «жид».

Еврей – это законопослушный гражданин, чьё бытовое поведение, отношение к людям не отличается от окружающей среды. А «жид» – это живодёр. И можно было услышать: «Я не жид, я честный еврей, я вас не обману».

(Такие заявления из еврейских уст встречаются и в литературе; такое же мы прочли и в листовке народников.)

Это смысловое различие – надо иметь в виду при оценке пословиц.

Всё это – следы давней национальной розни на территориях Запада и Юго-Запада.

Но ни в Средней, ни в Северной, ни в Восточной России – никогда, ни даже во всенародное сотрясение в октябре 1905, не было еврейских погромов (были – против революционных интеллигентов вообще, против их ликования и глумления над Манифестом 17 октября). И однако: передо всем миром дореволюционная Россия – не Империя, а Россия – клеймлена как погромная, как черносотенная, – и присохло ещё на сколько столетий вперёд?

  • А разражались еврейские погромы – всегда и только на Юго-Западе России (как это и проявилось в 1881 году).
  • Таков был и кишинёвский погром 1903 года.
  • * * *

Не упустим, что в то время, при неграмотном и крайне невежественном населении всей Бессарабии, в Кишинёве жило: 50 тыс. евреев, 50 тыс. молдаван, 8 тыс. «русских» (большей частью украинцев, но этого тогда не различали) и сколько-то остальных. Главные силы погрома, «погромщики были в основном молдаване».

Кишинёвский погром начался 6 апреля 1903 – на последний день еврейской Пасхи и в первый день православной. (Не первый раз мы видим эту трагическую связь еврейских погромов с христианской Пасхой, – так было в 1881, и в 1882, и в Николаеве в 1899, – и это особенно наполняет горечью и тревогой.)

Читайте также:  Натазники: какие трусы носили чукчи на самом деле

Прибегнем к единственному документу, основанному на тщательном расследовании и по прямым следам событий, – Обвинительному акту, составленному прокурором местного суда В. Н.

Горемыкиным, «который не привлёк к делу ни одного еврея в качестве обвиняемого, что вызвало резкие выпады против него в реакционной печати».

(Как мы увидим, суд заседал сперва закрыто, чтобы «не разжигать страсти», – и акт впервые был опубликован за границей, в штутгартском эмигрантском «Освобождении».)

Акт начинает с «обычных столкновений между евреями и христианами, всегда происходивших за последние годы на Пасху» и с «нерасположения местного христианского населения к евреям».

И вот уже «недели за две до Пасхи… в Кишинёве стали циркулировать слухи об имеющемся быть на предстоящих праздниках избиении евреев».

– Тут поджигающую роль сыграла и газета «Бессарабец» (редактор Крушеван), печатавшая «в течение последнего времени изо дня в день резкие статьи антиеврейского направления, не проходившие безследно… среди приказчиков, мелких писцов и т. п. мало культурного люда Бессарабии.

Последними вызывающими статьями «Бессарабца» были сообщения об убийстве в п. Дубоссарах христианского мальчика, совершённом будто бы евреями с ритуальными целями». (Кроме слуха об исколотом в Дубоссарах христианском младенце был и слух об убийстве евреем своей христианской служанки, на самом деле кончившей самоубийством.)

И что же кишинёвская полиция? – «Не придавая особого значения упомянутым» слухам и несмотря на то что «за последние годы постоянно в это время повторялись драки между еврейским и христианским населением, кишинёвская полиция не предприняла каких-либо исключительных мер предупреждения», лишь усилила «на праздники наряды в местах предполагавшегося наибольшего скопления» за счёт добавки и военных патрулей из местного гарнизона. Полицмейстер не дал энергичных ясных инструкций полицейским чинам.

Вот это-то и самое непростительное: что из года в год на Пасху драки, и тут ещё такие слухи – а полиция дремлет. Тоже явный признак застоявшегося дряхлеющего правительственного аппарата. Или уж вовсе не держать Империи (сколько войн ведено, сколько усилий положено, чтобы зачем-то присоединить к России Молдавию) – или уж отвечать за порядок повсюду в ней.

6 апреля на улицах «праздный народ», «много подростков», в 4‑м часу дня среди толпы и пьяные. Тут мальчишки стали бросать камни в окна ближних еврейских домов, дальше сильней, а когда пристав с околоточным пытались задержать одного, то и сами «были осыпаны каменьями».

Затем появились и взрослые. «Неприятие полицией энергичных мер к немедленному подавлению безпорядков» повело к разгрому двух еврейских лавок и нескольких рундуков.

К вечеру безпорядки стихли, «никаких насилий над личностью евреев в этот день произведено не было», а полиция арестовала за этот день 60 человек.

Источник: https://dom-knig.com/read_191365-81

Сибирские казаки. Часть 1: Что это за народ и какими их видят

О казаках уральских, яицких, наш сайт уже рассказывал (часть 1, часть 2). Не менее насыщенная и славная родословная у их восточных соседей, казаков сибирских.

Казаки вообще: сложности определения

Происхождение казачества, его социальный статус, национально-культурная идентичность и толкование самого слова «казак», – всё это вечные темы для дискуссий, которые активно обсуждаются не только учёными, но и широкой общественностью.

В тюркских языках слово «казак» переводится как «человек вольный, независимый, искатель приключений, бродяга», и даже – «разбойник».

А у Владимира Ивановича Даля казак – это «войсковой обыватель, поселенный воин, принадлежащий к особому сословию казаков, лёгкого конного войска, обязанного служить по вызову на своих конях, в своей одежде и вооружении».

В ХХ веке «Словаре русского языка» Сергея Ивановича Ожегова под казаками понимаются «члены военно-земледельческой общины вольных поселенцев на окраинах государства, активно участвовавших в защите и расширении государственных границ; крестьяне, потомки этих поселенцев, а также бойцы воинской части из этих крестьян».

С точки зрения дореволюционного законодательства, казачество – это особое воинское сословие в Российской империи, имевшее привилегии за несение обязательной службы.

После 1917 года иные казачьи историки-эмигранты были склонны выделять казаков в отдельный этнос, самостоятельную народность, «четвёртую ветвь восточного славянства» (в наше время, в 2000-е годы, эту роль иногда отводят закарпатским и прочим русинам). Кто-то даже усматривал в казаках «особую нацию смешанного тюрко-славянского происхождения».

В современной историографии Казахстана сложилась традиция считать казачество вначале исконно тюркским явлением, трансформировавшимся затем в ходе многовековой славянской колонизации юга и юга-востока в русское казачество.

Известно, что данные Всероссийской переписи населения 2002 года впервые зафиксировали факт самоопределения небольшой части казаков в качестве отдельной национальности – более 140 тысяч человек назвали себя казаками (наибольшее количество таких ответов встретилось в Краснодарском крае, Ростовской и Волгоградской областях). Варианты такого национального самоопределения встретились практически во всех административно-территориальных единицах Западной и Восточной Сибири.  Казачество сыграло выдающуюся роль в культурно-хозяйственном освоении сибирского региона – достаточно вспомнить Ермака и землепроходцев.

Но версия о казачестве как национальности широкой популярности в итоге не обрела. Более распространена версия о том, что «казак – не национальность, а особое состояние духа».

Учёным, в отличие от обычных участников переписи, разбираться в казачьей родословной гораздо сложнее.

Перед исследователем казачества встаёт множество проблем: сочетание этнических, социальных, конфессиональных характеристик с многочисленностью и множественностью казачьих войск, разнообразием природно-географических условий их проживания и, соответственно, вариативностью традиционно-бытовой культуры.

Отдельный интерес вызывает дискуссия по поводу этнической казачьей идентичности (осознанию своей принадлежности к какой-либо группе, а также представления о типичных чертах её характера и культуры). Как в дореволюционной, так и в современной историографии существует несколько точек зрения на этот вопрос.

Одни учёные видят в казаках самостоятельный этнос, другие – феодальное сословие или субэтническую группу русских.

В XVI-XVII веках, когда казачьи общины были практически изолированы от других социальных групп, в них развивался процесс этногенеза, прерванный в XVIII столетии Российской империей, которая инкорпорировала казаков в структуру общества, фактически превратив их в специфичное военно-служилое сословие.

Нет единства и в наших полевых материалах. Так, например, в экспедициях 1980-х годов одни информаторы из бывших казачьих станиц называли себя русскими, а другие – казаками (точно также, как и многие казаки на Дону из знаменитого романа Михаила Шолохова).

О себе и со стороны

Сибирское казачество характерно значительной пестротой и неоднородностью этнического, конфессионального и социального состава: в него верстались донские, запорожские, кубанские, оренбургские, забайкальские и другие казаки; крестьяне из различных губерний Европейской России, Урала и Сибири; повстанцы с Дона, польские конфедераты, пленные наполеоновской армии, обращённые в христианскую веру татары, киргиз-кайсаки, чуваши, мордва и другие народы. Но при этом неизменно ядро казаков сибирских составляли восточнославянские православные народы, среди которых доминировали великороссы.

Лингвисты свидетельствуют, что в языках народов Сибири слово «казак» часто приобретало значение «русский», так как первые православные пришельцы зачастую и были казаками.

Интересно, что во Франции в 1907 году вышел из печати словарь, в котором в статье «Русский» приводился следующий афоризм: «Поскребите русского – и вы обнаружите казака, поскребите казака – и вы обнаружите медведя». Исследователь северных просторов России И.

Завалишин так характеризовал сибирских казаков: «Они талантливы, ловки, стройны и очень красивы».

Для казачества Сибири браки с людьми различных национальностей являлись обычным делом. Вот характерное высказывание родовой сибирской казачки Т.Ф. Галайбы из села Прииртышское Железинского района Павлодарской области Казахстана: «Я в нациях не разбираюсь, лишь бы душа да человек хороший».

Для казаков в целом определяющую роль в отношениях играли личностно-психологические характеристики отдельного человека, было присуще толерантное отношение к людям различных национальностей и вероисповеданий.

Нередко среди современных потомков сибирских казаков можно встретить самоопределение «метис»(так называют себя люди, родившиеся в национально-смешанных браках, например, казахско-русских, украинско-татарских и др.).

В настоящее время сибирские казаки чаще всего определяют себя русскими, а также – казаками (донскими, кубанскими, сибирскими и др.). Среди вариантов самоидентификации встречаются также: мужчина (настоящий мужчина), воин, россиянин, патриот, атаман, хорунжий, есаул, чалдон, сибиряк и др.

Этнические стереотипы

У современного населения Сибири сложились устойчивые представления о казачестве и специфике их самосознания. Согласно мнению самих казаков, характерными чертами для них являются смелость, воля, патриотизм, сила, храбрость, мужественность, удаль, смекалка, а также любвеобильность.

По мнению окружающего населения, казаки чаще всего – своевольные, гордые, непокорные, упрямые, драчливые, задиристые, бесшабашные, «гулящие».

Что ж, казаки являлись в царской России привилегированным сословием, специфическая «особость» ощущалась ими всегда, они чётко отделяли себя от окружающего крестьянского населения («мужиков») и очень неохотно отдавали своих дочерей замуж за крестьянина.

По данным этнологических исследований, при слове «казак» у современных жителей Сибири чаще всего возникают следующие ассоциации: воин, войско, конь (кони, лошади), свобода, воля, вольница, шашка (сабля), атаман, Дон (и «Тихий Дон»), Тарас Бульба, граница, защитник.

Также отмечаются особенности их внешнего вида и одежды: усы, чуб, шаровары, лампасы, папаха. В части ответов отмечается контраст между традиционным казачьим образом, сформированным русской литературой, и  современными участниками процесса возрождения казачества.

Среди прочего подчёркивается, что раньше казаками считались «вольные люди на лошадях, с саблями», «служилые люди, защитники отечества», «люди, охраняющие границы России при царях», «вольные люди, кочующие по просторам нашей Родины», «люди слова и чести, почитающие своего атамана», «дружный народ», а сейчас – «не знаю, кого можно отнести к казакам», «настоящих сейчас нет», «неопределённая категория, существующая только в сознании», «их век прошёл, сейчас это что-то балаганно-вычурное», «ряженые самозванцы».

Впрочем, большинство сибиряков куда чаще вспоминает Ермака и Семёна Дежнёва, чем казачков из фильма «День выборов». Казачьи традиции и образ жизни до сих пор очень значимы для сибирского менталитета. Наш следующий рассказ – о быте и службе «дружного народа».

Литература

Андреев С.М. Сибирское казачье войско: возникновение, становление, развитие (1808-1917 гг.). Омск, 2006.

Ивонин А.Р. Городовое казачество Западной Сибири в XVIII – первой половине XIX вв. Барнаул, 1996.

История казачества Азиатской России. Екатеринбург, 1995.

Источник: https://histrf.ru/biblioteka/b/sibirskiie-kazaki-chast-1-chto-eto-za-narod-i-kakimi-ikh-vidiat

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector