«живые консервы»: что ели моряки, когда заканчивались запасы пищи

Морские спасатели свой хлеб даром не едят. На свой хлеб они зарабатывают тяжёлым трудом.

M/V «TRICOLOR» в свои лучшие дни.

«Живые консервы»: что ели моряки, когда заканчивались запасы пищи

Морской спасатель — это одна из очень немногих профессий, в которой ещё остался морской романтизм и авантюризм. Та профессия, в которой кроме отмороженной головы требуется ещё и умение работать этой отмороженной головой.

Там не требуется умение рвать тельняшку и бросаться на амбразуру. А вот подумать, потом ещё раз подумать, потом немножко порвать тельник, аккуратно обойти амбразуру и законопатить её — вот, что требуется от спасателя.

  • Но спасатели занимаются не только спасением людей и терпящих бедствие судов.
  • Ликвидация последствий аварии, спасатели занимаются этим тоже.
  • И порой, просто спасти судно, это намного проще, чем решать проблемы с затонувшим пароходом.
  • Для кого-то может будет и баяном то, о чём я сейчас расскажу.
  • Кто-то узнает об этом впервые.
  • Но в любом случае — это рассказ о решении проблемы.
  • Как всё началось.

13 декабря 2002 года автомобилевоз «TRICOLOR» (на верхней картинке) вышел из Зеебрюге, Бельгия на Саутгемптон, Великобритания, имея на борту 2871 автомобиль. Автомобили так себе, для рабочего класса — БМВ, Вольво да Саабы.

  1. Автовоз «Триколор»
  2. Длина — 190 м
  3. Ширина — 32 м
  4. Осадка — 9 м.
  5. После захода в Саутгемптон, Триколор должен был уйти на порты восточного побережья США.
  6. В ночь на 14 декабря, Триколор, следуя уже в Английском канале, находясь на расстоянии в 20 миль от французского побережья, начал обгонять сухогруз «KARIBA», оставляя его по левому борту.
  7. Ночь была туманная, и визуально определить судно возможности не было.
  8. M/V «KARIBA», в девичестве — «NATHALIE DELMAS».

«Живые консервы»: что ели моряки, когда заканчивались запасы пищи

Так бы они спокойно бы и разошлись, но на ту беду, курс Карибе пересекало судно «CLARY».

Чтобы из бежать столкновения, на Карибе резко повернули вправо… и во всего размаха и хода распороли борт Триколору. (Чем и как занимались вахтенные на всех этих судах, в какие радары глядели, как оценивали обстановку, не спрашивайте, не отвечу).

Произошло это примерно в 02.15 LT (местного времени).

«Живые консервы»: что ели моряки, когда заканчивались запасы пищи

На Триколоре подали сигналы бедствия, сыграли тревогу, экипаж собрался у установленных местах.

Мурыжить и нагнетать не буду, спаслись все. Все 24 человека.

  • Они спустили один плот, и часть экипажа перешла на него.
  • На Карибе тоже моментально среагировали и спустили шлюпку для спасения экипажа Триколора.
  • Чуть позже плот подобрал находившийся недалеко буксир «BOXER», а остальной экипаж был спасён шлюпкой Кариба.
  • А вот CLARY, проигнорировала сигналы бедствия, и молча прошла дальше.
  • Само же судно получив пробоину, легло на левый борт и и затонуло в течении 30 минут.
  • Глубина в этом месте всего 34 метра, чуть больше, чем ширина самого автовоза.

На борту. Видна утечка топлива.

«Живые консервы»: что ели моряки, когда заканчивались запасы пищи

Первые проблемы.

А вот тут даже и не знаю, какую проблему вывести в главную и основную.

Потеря судна. Да пусть даже всё там застраховано-перестраховано, дело не в этом. Тут, как бы деньгами и не измерить. Вот на бытовом уровне — вы едете на своём авто. У вас свои планы на сегодня, на завтра, да и вообще.

И тут вас кто-то лупит в левый борт, и хорошо так лупит. Пусть даже авто не в тотал, но ремонт требуется капитальный.

Что толку, что платить будет виновник? У вас то сейчас нет авто, ваши планы нарушены, и вместо плавного и размеренного распорядка у вас появляется головняк и ненужная суета.

А пароход лёг на борт в месте оживлённого судоходства. Проблема навигации.

Место надо оградить. Надо срочно предупредить проходящие мимо суда.

Плюс проблема экологии. На момент крушения на борту Триколора было 2 155 кубометров тяжёлого топлива, то есть, мазута. Но кроме мазута на судне также есть и запасы дизтоплива и смазочного масла. Всё это надо срочно удалять с аварийного судна, тем более, что ещё не улеглась суета с танкером Престиж.

Ладно. Страховкой занялись специально обученные люди. Эти же люди и меняли мокрые платочки заплаканному руководству компании, которая потеряла судно. И эти же люди, уже утром 14 декабрая заключили контракт с компанией Smit International (запомните это имя) на удаление мазута с борта Триколора и на охрану аварийного места.

А на волнах качался буй…

Охрана. Чего уж проще. Издали предупреждения для навигаторов, кинули несколько буёв для ограждения опасного места, и… профит?

Ага, щаз, как же.

Место крушения охраняли три судна, были поставлены буи.

Но голландец «NICOLA» умудрился обойти все эти запрещалки и напоролся на Триколор. Хорошо напоролся, пароход увели на буксире.

Никола Голландский.

«Живые консервы»: что ели моряки, когда заканчивались запасы пищи

К аварийному месту направили дополнительные суда охраны, установили дополнительные буи.

И, чо? Да ничо…1 января 2003 года, на Триколор присел турок-бункеровщик Vicky. Этот слез уже с Триколора самостоятельно, на приливе.

«Живые консервы»: что ели моряки, когда заканчивались запасы пищи

Ну, и третья попытка ещё была, но имя героя я не нашёл.

Нос Карибы после столкновения.

«Живые консервы»: что ели моряки, когда заканчивались запасы пищи «Живые консервы»: что ели моряки, когда заканчивались запасы пищи

Чёрное золото.

Фактическая откачка мазута из бункерных танков Триколора началась 23 декабря 2002 года.

И я вам скажу, это не такая простая операция. Мазут не залит в один танк, как правило, бункерных танков несколько — это танки запаса, отстойные танки и расходные танки. И находится они могут …ну, совсем не рядом друг с другом. И температура мазута. В холоде он становится вязким.

Читайте также:  В каком случае живому человеку заказывают сорокоуст

И дело ещё происходит зимой. Погода соответствующая, состояние моря, приливы-отливы.

  1. Закончили откатку тяжёлого топлива только 22 февраля 2003 года.
  2. Общее количество извлечённого топлива составило 1455 кубов.
  3. Посчитали, что около 100 кубов топлива в холодном состоянии осталось в танках запаса на переборках танков, это только отшкрябывать.

Ещё около 110 кубов находятся в таких местах, откуда откачка невозможна. Но была уверенность в том, что места эти вне опасности разрушения.

А вот во время операции по удалению мазута, во время шторма, порвался шланг, и около 210 кубов топлива ушло в море. Тут же были развёрнуты дополнительные работы по очистке побережья от загрязнения.

Интересная деталь. Во время очистки береговой линии делались анализы топлива. И выяснилось, что там не только мазут с Триколора. Часть топлива была с танкера Vicky, это понятно. Но вот примеси других сортов…

сошлись на том, что это были остатки груза с танкера Престиж, который разломился и затонул совсем недавно.

Была высказана ещё мысль, что сливают потихоньку проезжающие мимо пароходы, но развить эту мысль не дали — особых доказательств нет, и не будешь же брать пробы со всех проходящих мимо.

Ещё часть топлива ушло в утечку в моменты подъёма частей Триколора.

Куда делось остальное топливо — не нашли. Есть предположение, что остатки таки ушли в море, но течением отнесло их намного дальше.

А дальше что?

А дальше получилось так.

Когда проблему экологической катастрофы немного решили, вопрос встал уже о решении навигационной угрозы. Вон, даже под охраной, и то умудряются налетать на Триколора. Что же будет если его оставить на месте?

Страховщики сделали заключение, что судно ремонту не подлежит, что его надо списывать. Всё, смерть зафиксированна официально.

  • Французское правительство потребовало убирать эту дохлятину с дороги.
  • Убирать, так убирать.
  • Хотя был объявлен тендер на уборочные работы, кто будет заниматься этим, сомнений не было.

Кто тут первый подсуетился? Смит, что ли? Вот, давай, Смит, ты и убирай. Сумма контракта тоже фиксированная, плюс то, что поднимешь — твоё.

11 апреля 2003 года был подписан контракт на подъём судна и зачистку места.

У Смита, конечно, опыт богатый по подъёму судов. Но Триколор выбивался из ряда своими размерами.

В одно лицо такую махину не поднять. Смит пригласил корешей на делёжку пирога, был создан консорциум — SMIT Salvage, Multraship, Scaldis и URS. Вот эти четыре компашки и затеяли возню по уборке Триколора.

Как вытаскивать-то будем, а?

Понтонить и кессонить такую махину практически бесполезно. Слишком много пространства в Триколоре в силу конструктивной специфики, герметичность создать трудновато будет.

Но ведь судно-то официально признано мёртвым. Так чего церемониться с трупом? Никто не требует подъёма тела в целости и сохранности.

«Курск». Вот как с «Курском» сделаем. Только на «Курске» надо было отпилить первый отсек, а здесь… Нарежем пароход на кусочки, а потом эти кусочки и поднимем. Каждый в раздельности.

«Живые консервы»: что ели моряки, когда заканчивались запасы пищи

Режьте, братцы, режьте. Режьте осторожно…(с)

На том и порешили.

Идея проста. Ну, если со стороны то смотреть.

Две платформы на ножках. На каждой платформе по лебёдке.

Ставим платформы друг против друга. Заводим специальный режущий трос под судно. И лебёдками туда-сюда, туда-сюда… пилим.

https://www.youtube.com/watch?v=j6dn66W3vu0

А сроки? Да быстро распилим. Было бы чо пилить.

«Живые консервы»: что ели моряки, когда заканчивались запасы пищи

Но жизнь показала, что не так это и быстро.

Распиловка Триколора началась в июлю 2003 года, и к ноябрю этого же года корпус судна был распилен на 9 частей. Приблизительный вес каждой части 3000 тонн.

  1. Половина распиленных частей была также поднята из воды и доставлена в Зеебрюге.
  2. Но 11 ноября 2003 года все работы пришлось свернуть из-за плохой погоды.
  3. На месте остались охранные суда.
  4. Работы по удалению остатков возобновились в мае 2004 года, и были полностью закончены в октябре 2004 года.
  5. На месте аварии не осталось ни обломков, ни мусора.
  6. Власти Франции были полностью удовлетворены работой консорциума.
  7. Чем пилили?
  8. На железный трос были нанизаны цилиндры, внешняя оболочка которых была выполнена из твердосплавных материалов от фирмы WIDIA.
  • На восемь распилов использовали восемь тросов.
  • Первый распил был сделан за 48 часов.
  • Второй распил за 52 часа.
  • Чем поднимали?
  • А поднимали распилы двумя кранами — RAMBIZ и ASIAN HERCULES II.

Для перевозки распилов использовали платформу GIANT 4.

Чтобы краны могли зацепить распилы, водолазы делали отверстия в борту Триколора.

Пилили прямо по живому. По машинам и механизмам — чего жалеть то уже?

Цена ущерба — 100 миллионов долларов.

А сколько заработали спасатели… не знаю.

Но они своё заработали.

Автор

Источник: https://pikabu.ru/community/seamen

Как моряки питались до изобретения консервов

В средние века считалось, что желудки людей благородных устроены как-то иначе, не как у бедных.

И если брюхо простолюдина способно переваривать всякую малопригодную для питания дрянь, то человеку голубых кровей для укрощения аппетита требуется что-то нежное, особым образом приготовленное.

Читайте также:  Почему на руси существовал культ медведя

Так что солдатская кухня и офицерский рацион могли серьезно различаться. Даже когда с харчами становилось совсем худо.

Армия и флот первое время могли довольствоваться примерно одинаковой кормежкой. Но то до тех пор, пока радикально не увеличились размеры переходов.

Скажем, в прежней прибрежной манере плавания, когда берег старались не упускать из вида, вопрос об отдельном флотском снабжении не стоял.

Но как только начались те же крестовые походы, участники столкнулись с особым недугом, до того неизвестном широко – цингой (или острым недостатком витамина С).

Камбуз на корабле конца XVII века

Вообще морская служба как таковая – это вахта. Сколько-то на работе, сколько-то – на берегу, то есть дома. И чем дальше отходишь от берега, тем больше требуется запасов разместить на корабле. Что оказалось серьезной проблемой, поскольку до начала XIX столетия способов длительного сохранения продуктов существовало всего два – соление и вяление. Немного копчение.

Но надолго копченых продуктов все равно не хватало – влажность. Так что экипажам, не получавшим полноценного рациона с точки зрения физиолога, приходилось туго. Доходило до того, что на корабли набирали экипажи с запасом процентов в 50. Чего не всегда хватало. К примеру, в экспедиции Васко де Гама погибла треть участников. Причиной – та же цинга.

Хотя в источниках лирично указывалось: «от лишений».

Питание всех моряков мира той поры примерно одинаково. На первое время набирали всякой живности вроде кур, баранов и коров. Но ведь и их как-то надо кормить. Поэтому долго живность не берегли – только на первое время. Дальше, при первой возможности, завидев берега, старались разжиться чем-то посвежее. Годилось все.

Кстати, именно моряки оказались причиной резкого снижения популяции или полного исчезновения некоторых видов. Птицу дронта и морскую корову попросту сожрали подчистую. Галапагосская черепаха вообще оказалась находкой величайшей – она долго живет без всякого ухода в темноте трюма, так что черепах признали живыми консервами.

Поэтому есть повод считать черепаховый суп разновидностью ухи.

Реконструкция корабля «Мэри Роуз», спущенного на воду в 1511 и потопленного в 1545 году

На купцах, не сильно обремененных уставом и приказом выше стоящего начальства, в среднем морячки питались чуть лучше. На военных кораблях приходилось туго.

Свинину солили настолько, что она походила на толстый брикет старой кожи, покрытый слоем соли. И ее приходилось долго вымачивать.

Но как это сделать, когда и запас пресной воды ограничен? Так что в основном еда на кораблях получалась невкусной и пересоленной.

Отдельно стоит упомянуть хлеб. Булок и сдобы точно никто не получал. Был специальный рецепт вроде финского ржаного, годный для производства сухарей. Их-то и набирали на борт под завязку. Но и там вскоре начинались проблемы.

Рацион британского моряка XVI века. Посуда изготовлена по образцам, поднятым со дна морского вместе с «Мэри Роуз». Из еды тут: чернослив, каша, сушеные яблоки, квашеные грибы и что-то вроде галет-пирогов

Как и всю провизию, хлеб хранили в бочках. Но и это не спасало – вскоре в сухарях заводились жуки. В предельно больших количествах. Так что тут у моряков оказался выбор – есть так, увеличивая белковый рацион, или предварительно выколачивать сухари, перед тем как укусить. Увы. Помогало слабо.

Иногда сухари смачивали и запекали повторно. Что не избавляло хлеб от жуков, просто на какое-то время жизнь в нем замирала. Вот только сделать это получалось снова только на берегу – хоть корабли и строились из дерева, дефицит дров в походах ощущался.

Как ни крути, питались однообразно. И чтобы хоть как-то скрасить быт морских волков, им выдавался ром. Как только тот стал недорог и распространен. До того – виски. Считалось, что алкоголь спасает от цинги. На деле он просто притуплял чувство страха.

Измученные цингой моряки…

Долгое время считали, что эта напасть заразная. Мол, морской воздух способен и не на такое. Позднее заметили, что при заходах в тропики и пополнении фруктовых запасов (особенно цитрусовых – они дольше хранились), болячка отступала.

Голландцы, например, наладили для нужд флота массовые централизованные поставки апельсинов и лимонов. По их примеру Петр Великий тоже массу денег тратил на привоз такой экзотики. Но он-то не имел амстердамских связей с тропиками.

И куда проще ему было бы на манер немцев обойтись квашеной капустой или клюквой – как французы. Но он вот использовал нидерландский шаблон и кормил моряков цитрусовыми.

Интересно, что часто моряки отказывались принимать столь эффективные противоцинготные средства. Мол, не по чину суровым парням питаться всякой травой. И в одном из походов Куку даже как-то пришлось издать указ, что капусту получают только офицеры и отличившиеся матросы – для поднятия престижа дополнительного пайка. Сработало. К капустному поощрению стали стремиться.

Натуральное лекарство!

Между прочим, у англичан, как у путной колониальной державы, в почете были все же лимоны. Точнее, его разновидность – лайм.

И когда в начале XVIII века адмирал Эдвард Вернон, прозванный подчиненными Старым Грогом за привычку разгуливать по палубе в особом плаще, обеспокоился пьянством подчиненных и повелел выдаваемый ром разбавлять водой, тростниковым сахаром и соком лимона (немного пряностей).

Читайте также:  Водлозеры, пудожане и походчане: как появились странные самоназвания русских

Морякам это сначала не понравилось – порция в пересчете на чистый спирт сократилась втрое. А соседи и вовсе принялись подтрунивать над подобным ограничениями, им не известными до поры. Так появилось презрительное прозвище английских военных моряков – лаймиз, лимонники.

Но смех смехом, а этот напиток оказался неплохим витаминным коктейлем. И вскоре грог (так уж назвали рецепт потребители – в память об адмирале, не особо и успешном непосредственно в военных действиях) стал входить в рацион многих военных флотов мира.

Ловля рыбы с бортового орудия

Но основное питание военных моряков все равно оставалось скудным до XIX века.

Именно тогда французский кондитер Николя Франсуа Аппер изобрел консервы – в ту пору в особых бутылках из темного стекла с широким горлом (в похожих по форме в советские времена разливали молоко и кефир).

Наполеон дал изобретателю огромную премию, а американцы приспособили (в 1820) под консервы жестяные банки. Англичане же переняли методику примерно в 1815. Сначала в стекле, а потом в луженой жести – по американскому примеру.

Карикатура первой половины XIX века… Не забывайте подписываться на канал и ставить «пальцы вверх»

Новинка очень пришлась к месту во флоте. Пользователей не огорчало даже то, что консервный нож изобрели много позднее – лет через пятнадцать после начала выпуска жестяных банок с мясной начинкой.

И то, что на переработку пускали не самое качественное и свежее мясо – из-за специфического душка консервированного мяса, поставлявшегося во флот Ее Величества Королевы, новый припас прозвали «вонючим французом».

Вышла своеобразная месть за лаймиз.

× Поддержите подпиской наш телеграм-канал: @battlez

Повторная пищевая революция во флоте случится чуть позднее – с детальной проработкой технологии заморозки. Но ее расцвет придется уже на ХХ век.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/battlez/kak-moriaki-pitalis-do-izobreteniia-konservov-5c2dc17d33986100a95eaaab

«Живые консервы»: что ели моряки, когда заканчивались запасы пищи

Сегодня питание на флоте организовано прекрасно. Корабельное довольство — особенно тех моряков, кто ходит в загранку — считается одним из самых лучших.

Но, если брать полную историю мореходства, консервы и быстроходные океанские суда повелись относительно недавно.

В эпоху же парусного флота морякам приходилось набивать животы буквально чем попало, чтобы в многодневных переходах не умереть от голода, авитаминоза или цинги.

Вплоть до XIX века человечество не было знакомо с методом консервации продуктов путем их пастеризации. Поэтому запасы для дальних плаваний готовили простым вялением, соленьем и копчением. Получалось не очень долговечно и совсем не так вкусно, как можно было бы представить. В Средние века тот, кто решал связать свою судьбу с морем, заранее обрекал себя на многочисленные лишения.

Чтобы уберечь мясо от естественного разложения, его обильно просаливали. Солонина на флоте представляло собой огромные буквально окаменевшие от соли куски.

Если запасы пресной воды позволяли, перед приготовлением солонину вымачивали, но чаще готовили так.

Жутко пересоленная похлебка, практически лишенная вкуса мяса, после которой мучила жажда, была обычной едой не только простых моряков, но и офицеров.

Копченое и вяленое мясо портилось быстрее, поэтому надолго его не хватало. Чтобы снизить расход продуктов, корабельные экипажи нередко недоукомплектовывали.

Это помогало растянуть паек на более долгий срок, но нередко питаться приходилось уже тронутым разложением копченым мясом.

Выбор между голодом и несварением желудка — не самая лучшая альтернатива, перед которой зачастую оказывались сотни моряков.

Хранить выпечку или готовить ее прямо на корабле в ту пору не умели. Поэтому в плавание заготавливали галеты — высушенный ржаной хлеб. Хранили его в бочках, но от попадания внутрь жучков это не спасало.

Уже через несколько месяцев плавания сухари были «с начинкой» — вполне возможно, питательными, но малоаппетитными личинками. Наименее брезгливые употребляли галеты в таком виде. Кто-то предпочитал сухари вымачивать и запекать.

Но делать это в условиях корабля было практически невозможно — запас топлива на судах был ограничен, а бесконтрольное применение огня грозило пожаром.

В плавание нередко брали с собой животных: кур, овец, коров. Но их тоже надо было чем-то кормить, поэтому с ними расправлялись в первую очередь. Далее свежее мясо появлялось в рационе от случая к случаю. Н.

Вехов в статье «Где паслась стеллерова корова?» и Н. Е.

Бобровская в книге «Жил-был дронт, или Книга о птице, которой больше нет» писали, что моряки пытались ловить рыбу, а популяции птицы додо и морской коровы попросту уничтожили и съели.

С открытием Галапагосских островов и обитающих там слоновых черепах обнаружилось, что эти гиганты неплохо выживают в условиях дефицита пищи и воды в темных трюмах кораблей. Черепах прозвали живыми консервами и часто возили с собой в качестве источника вкусного и питательного мяса. Этот обычай был настолько распространен, что черепаховый суп на флоте долгое время называли ухой.

Были и еще одни животные, которые к середине продолжительного плавания приобретали на корабле особую ценность — крысы. Отъевшиеся на сухарях грызуны нещадно отлавливались, потрошились и отправлялись на камбуз. Из них готовили похлебку для матросов, а иногда и мичманов. Конечно, эта практика не была массовой, так как уже в те времена знали, что крысы являются переносчиками опасных болезней.

Впрочем, основной проблемой на флоте долгое время оставался не голод, а цинга. От этой болезни (как писали ранее — «от лишений») в Средние века умирало до половины экипажей.

Позже было замечено, что корабельные эпидемии отступали, когда продовольственные запасы удавалось пополнить тропическими фруктами.

Особенно ценились цитрусовые, которые дольше хранились (и в которых, как оказалось был необходимый запас витамина С).

Богатой этим витамином оказалась и капуста. В квашенном виде ее активно использовали на русском и прусском флотах. Интересно, что у русских морских волков это блюдо подсмотрел знаменитый английский капитан Джеймс Кук и решил ввести это в меню своих моряков, но те такой едой брезговали. В своей автобиографической книге «Плавание на „Индеворе“ в 1768—1771 гг. Первое кругосветное плавание капитана Джеймса Кука» автор вспоминает, что ему даже пришлось ввести запрет на выдачу квашенной капусты простым матросам. Из-за этого указа моряки стали считать ее лакомством и всячески стремились получить: украсть или заслужить в качестве поощрения. Таким образом цинга была побеждена.

Видео дня. Эффектные жены пожилых миллионеров

Источник: https://woman.rambler.ru/cooking/42418606-zhivye-konservy-chto-eli-moryaki-kogda-zakanchivalis-zapasy-pischi/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector