Апокалипсическая бестия: почему поляки так прозвали мозырскую группу красной армии

Сколько погибло и почему

С первых и до последних боев советско-польской войны стороны брали пленных. Вопрос об их числе и сегодня является дискуссионным. Несовершенная система учета, пренебрежения ею в ходе войны, злоупотребления и ошибки способствуют большому диапазону оценок численности военнопленных (от 110 тыс. по польским оценкам до более 200 тыс.

у российских авторов). Наиболее известный исследователь этого вопроса в России, профессор МГУ Г. Ф. Матвеев в результате многолетнего изучения имеющихся данных пришел к выводу, что польская армия взяла в плен около 157 тыс. красноармейцев. К сентябрю 1922 г. на родину вернулось более 78 тыс. человек.

Споры вызывает вопрос о количестве погибших в плену. Польские историки считают — 16−18 тыс. из 110 тыс. (16% от числа всех пленных), Г. Ф. Матвеев — 25−28 тыс. (16−18%), с учетом известных фактов ошибок учета. Остальные пленные были отпущены поляками или освобождены Красной Армией в ходе войны, сбежали (до 7 тыс.

) или вступили в антисоветские формирования (ок. 20 тыс.).

Пленные, взятые в Варшавской битве

Польское правительство считало нормальной смертность пленных в пределах 7%. Эта оценка не вызывает резких споров — 5−7% пленных неизбежно умирали в то время из-за болезней, полученных в бою ран и других естественных причин. Соответственно, смертность в 16—18% признается высокой, обусловленной тяжелыми условиями содержания (польские историки, например, З. Карпус, не ставят это под сомнение).

Часть пленных погибала при транспортировке и на распределительных станциях, которые, как и некоторые лагеря, совершенно не были готовы к приему большого количества пленных. Свою роль сыграли и продовольственные трудности в Польше, плохое состояние лагерных помещений (что мешало поддерживать нормальные санитарные условия), недостаток одежды, лекарств, грубое и порой жестокое обращение с пленными.

В 1922 г. поляки вернули в Россию половину из 157 тыс. пленных

Большая часть погибших — результат болезней: тиф, дизентерия, грипп и даже холера. Во время вспышек эпидемий погибало 30−60% больных. Польское правительство и сейм вынуждены были реагировать на эти происшествия и, хотя и не всегда своевременно, улучшать ситуацию в лагерях в Стшалково, Тухоли, Брест-Литовске и других, отличившихся антисанитарией, жестокостью и халатностью комендантов.

Апокалипсическая бестия: почему поляки так прозвали Мозырскую группу Красной армии Советские военнопленные

Лагерь в Брестской крепости был закрыт, так как там оказалось невозможным содержать пленных в нормальных условиях. Были арестованы и отданы под суд капитан Вагнер и поручик Малиновский, избивавшие и расстреливавшие пленных латышей и русских в лагере Стшалково и своими преступлениями увеличивавшие смертность.

Были ли польские лагеря для военнопленных в 1919 похожи на нацистские?

В лагеря направлялись дополнительный медперсонал, гуманитарная помощь от международных благотворительных организаций, в 1920 г. улучшилась ситуация с продовольствием. Лагеря посещали инспекторы польского правительства и Лиги Наций, способствовавшие изменениям.

«Анти-Катынь»

Истории военнопленных добавляет трагизма то, что она была и остается предметом политического торга и материалом пропаганды. Во времена расцвета социалистического содружества СССР о ней молчал, а польские политики не вспоминали о катынских расстрелах. Когда вспомнили, им противопоставили пленных красноармейцев.

«Московский комсомолец» (27.01.99), «Независимая газета» (10.04.2007), ИА «Стрингер» (12.04.2011) и многие другие СМИ не раз писали о польских лагерях как о лагерях смерти нацистов. Польша уничтожила там якобы до 90 и даже 100 тыс. русских, а посему Россия не должна и ей «хватит извиняться перед поляками» за Катынь.

Апокалипсическая бестия: почему поляки так прозвали Мозырскую группу Красной армии Лагерь Тухоль

Эти тексты, основывающиеся на статистической эквилибристике и едва ли репрезентативных подборках примеров жестокости поляков к пленным, подталкивают читателя к мысли о Польше, стоящей в одном ряду с нацистской Германией, намеренно истреблявшей русских, а сегодня отрицающей преступления. На этом поприще особенно заметен бесспорно выдающийся профессионал и несомненный доктор исторических наук В. Мединский, чье кредо: история — служанка политики.

Мединский намекнул, что поляки убили в 1919−22 гг. 100 тыс. русских

В статье «Куда исчезли 100 тысяч пленных красноармейцев?» (Комсомольская правда, 10.11.2014) он обвинил польских историков в занижении числа умерших пленных и заявил, что 100 тыс. человек «остались в польской земле». Большевики в начале 1920-х были скромнее, говорили о 60 тыс.

Также Мединский назвал «неизбежными» аналогии с событиями, происходившими на 20 лет позже. Масла в огонь обвинений подливают и поляки, например, министр иностранных дел Польши Гжегож Схетына, в 2015 г.

 настаивавший, что памятник погибшим красноармейцам в Кракове не должен иметь надписей о том, что поляки расстреливали пленных, а акцент предпочтительно сделать на других причинах смертей.

Пленные и охрана в Бобруйске, 1919 г.

Несмотря на доступность результатов серьезных научных исследований по вопросу польского плена, у Мединского немало сторонников в публичном поле. Например, 17 марта 2016 г. «Литературная газета» закончила статью о плененных поляками красноармейцах риторическим утверждением, что жуткая картина плена в Польше принципиально не отличалась от лагерей нацистской Германии.

Для сравнения

Отличалась. По сравнению с нацистами поляки кажутся вегетарианцами. В концлагерях нацистской Германии, действительно целенаправленно уничтожавшей людей, погибло не 16−18%, а 60−62% советских пленных (данные немецких историков Убершара Герда Р., Вольфрама В.).

Там не было представителей Красного Креста, посылок и писем из дома, германский суд не привлек к ответственности доктора Менгеле или коменданта Освенцима Р. Хёсса, а инспекторы лагерей предлагали меры, далекие от нацеленности на улучшение содержания пленных. Положение красноармейцев в Польше в 1919—1922 гг.

было зачастую очень тяжелым, и нередко в результате преступных действий, а еще чаще бездействия, но сравнение с концлагерями Германии несправедливо.

В 1920 г. в РСФСР зарегистрировали более 4 млн случаев заболевания тифом

Польское правительство, открывшее страну для международных организаций, было заинтересовано в сохранении перед ними и собственным общественным мнением образа цивилизованной власти, содержащей военнопленных в гуманных условиях. Не всегда получалось это сделать.

Относительно главной причины высокой смертности — эпидемий — стоит заметить, что в самой Польше в то время тифом болели десятки тысяч людей, многие умирали из-за недостатка лекарств и ослабленности.

На фоне общей разрухи и эпидемий среди собственного населения последнее, о чем думали власти — обеспечение медикаментами советских пленных. Антибиотиков не было, а без них смертность от того же тифа может достигать 60%.

При этом польские врачи заражались и умирали, спасая пленных. В сентябре-октябре 1919 г. в Брест-Литовске умерли 2 врача, 1 студент-медик и 1 санитар.

Бобруйск, 1919 г.

Тиф свирепствовал и в России — в январе 1922 г. «Известия ВЦИК» сообщили, что в 1920 г. было зарегистрировано свыше 3 млн. случаев сыпного тифа и более 1 млн возвратного. Эпидемии бушевали и прежде — только зимой 1915−1916 гг., по оценке немецких историков (напр., Р. Нахтигаль), они унесли до 400 тыс.

жизней пленных, взятых Российской империей на фронтах Первой мировой (16% от общего числа). Эту трагедию никто не называет геноцидом. Как и высокую смертность пленных немцев в СССР во время Второй мировой и в 1946−47 гг., когда она достигала 25% и более в случае возникновения эпидемий (всего, по данным НКВД, до 1955 г.

 в плену СССР умерло 14,9% пленных).

У гибели 25−28 тысяч советских военнопленных (16−18%) — комплекс причин как объективного (эпидемии, трудности с медикаментами и продовольствием), так и субъективного характера (антисанитария, жестокость и русофобия отдельных начальников лагерей и, в целом, халатное отношение польского правительства к жизням красноармейцев). Но запланированным истреблением, инициированным высшим руководством польского государства, это назвать нельзя. Г. Ф. Матвеев констатирует, что военнопленные не только страдали, и не во всех лагерях. Они могли удовлетворять религиозные потребности, учиться грамоте, тысячи из них работали в сельском хозяйстве и в частных заведениях, они могли читать газеты, получать посылки, устраивать лагерные творческие мероприятия, посещать буфеты, а после заключения мира даже организовать лагерные коммунистические ячейки (едва ли похоже на гитлеровские концлагеря). Свидетели писали, что многие пленные по-своему рады быть в плену, так как больше им не надо воевать. История польского плена неоднозначна, она гораздо сложнее Катыни, Освенцима и Бухенвальда. Самое важное: в 1919—1922 гг. программы уничтожения не было, а были плоды жутких войн и принесенные ими разруха, ненависть и смерть.

Статистика и документы опубликованы в сборнике, подготовленном польскими и русскими историками: Красноармейцы в польском плену в 1919 — 1922 гг. Сборник документов и материалов. М., СПб.: Летний сад, 2004.

Источник: https://diletant.media/articles/35057034/

Почему поляки не любят русских или 7 польских обид | Исторический документ

Не все поляки не любят русских. Но если есть какое-то коллективное сознание, то в нем, конечно, отношение к большому восточному соседу в Польше скорее негативное. Возникает вопрос, почему?

Мы вроде бы к ним со всей душей. Братья-славяне! Каждый новый год любуемся прекрасной полячкой Барбарой Брыльской. От нацистов их освободили. 200 тыс. советских солдат погибли, освобождая Польшу. А они и победу над гитлеровской Германией празднуют без нас.

Всячески зазывают к себе американцев, чтобы те устроили у них военную базу с постоянным контингентом и комплексы ПВО. Нужно понимать, что в случае чего, не дай Бог, все ракеты (ядерные!), которые предназначались США, сбитые над Польшей, на Польшу и упадут.

Нужно очень сильно не любить Россию, чтобы изъявить готовность погубить все свое население в глобальной войне. Американцы-то, может быть, выживут, а вот поляки – точно нет.

В чем же причина, и есть ли она? Надо сказать: да, есть. Российский медведь на протяжении столетий неоднократно и весьма чувствительно наступал на хвост гонористому соседу. Не по злобе, а так – в силу текущей геополитики.

Обида первая

Червенские города. Русский князь Владимир I Святославич ознаменовал начало своего правления Киевом с того, что совершил большой поход против Польши. В ходе похода были захвачены населенные пункты в верхнем течении Западного Буга, которые в летописях назывались «Червенскими городами».

Надо сказать, что связи Польши и Руси в эпоху раннего средневековья были весьма прочными. По традиции старшие сыновья великих князей женились на польских принцессах.

Поэтому польские короли периодически вовлекались в междоусобные войны на Руси. В благодарность за помощь Святополк Окаянный вернул эти города своему тестю польскому королю Болеславу I Храброму.

Но Ярослав Мудрый отвоевал их обратно. Обидно? А как же!

Обида вторая

Смутное время. Может быть, мало кто задумывается, но 4 ноября, в так называемый День Народного Единства, Россия празднует победу над Польшей в начале XVII в. Я спрашивал у знакомого поляка, историка, как в Польше относятся к этому российскому празднику? Он лишь пожал плечами. Но остальным, видимо, обидно? Обидно.

Обида третья

Разделы Польши. Во II половину XVIIIв. Польша вошла весьма ослабленной. Причем, причины этой слабости были сугубо внутренние. Несмотря на наличие короля, Польша считалась республикой: Rzeczpospolita – Речь Посполита, собственно, по-польски и означает «республика».

Все важные решения принимались сеймом, в котором действовало право «либерум вето». То есть, любой шляхтич без объяснения причин мог заблокировать любое решение. Это сделало государственную систему Польши крайне неповоротливой. Этим незамедлительно воспользовались соседи.

В 1772 г. король Прусский Фридрих II Великий, австрийские Габсбурги и русская императрица Екатерина II Великая договорились между собой, и отрезали от Польши по кусочку. Каждый со своей стороны.

Поляки надеялись на помощь Англии и Франции, но она не последовала. Когда генерал, будущий генералиссимус А.В. Суворов занял Краковский замок, французский гарнизон и не подумал сопротивляться.

Сопротивление самих поляков было быстро подавлено. Было обидно.

Затея понравилась соседям, но не понравилась полякам. Они, видя, что все идет как-то не так и не туда, попытались собраться, провести реформы, найти новых союзников. Патриотические силы Польши попытались заручиться поддержкой прусского короля Фридриха Великого.

Логики в этом было немного. Ведь Фридрих принимал участие в первом разделе. Но уж очень хотелось противопоставить что-нибудь России. В итоге в 1793 г. произошел второй раздел Польши, в котором снова участвовали Фридрих и Екатерина. И снова было очень обидно.

В ходе второго раздела Россия не тронула исконно польские земли. От Речи Посполитой были отторгнуты лишь земли, в прошлом входившие в Древнерусское государство. Но полякам, как было сказано, все равно было обидно.

Они подняли восстание под предводительством Тадеуша Костюшко. Россия и прочие соседи воспользовались восстанием как поводом. В 1795 г. был произведен третий раздел Польши, в ходе которого России досталась Прибалтика.

Обидно.

Наполеон Бонапарт на некоторое время восстановил польскую государственность. Им было учреждено герцогство Варшавское, вассальное королю Саксонии. Но лучше бы он этого не делал. Ибо после его поражения, Польша окончательно исчезла с политической карты, будучи окончательно разделена между Австрией, Пруссией и Россией.

Коренные польские земли с самой Варшавой достались России. В составе Российской империи эта территория стала называться Царством Польским. Царем, соответственно, был российский император. Польша жила по особым законам. Даже деньги были свои. На польских разменных монетах номинал был написан двояко: в копейках и в злотых.

Свободу Польше удалось получить только после Великой русской революции. И это, конечно, тоже было обидно.

Обида четвертая

Пакт Молотова-Риббентропа и секретные протоколы к нему. В Советском Союзе понимали опасность нацистской угрозы. Советские дипломаты пытались создать антигитлеровскую коалицию. Но европейские державы выбрали стратегию умиротворения Гитлера. После Мюнхенского соглашения 1938 г.

, ценой которого Англия и Франция надеялись купить мир, СССР остался один на один с набирающей мощь Германией. Худой мир лучше доброй ссоры. Сталин тоже попытался замириться с Гитлером, раз никто больше в мире не хотел против него воевать. В Союзе понимали, что справиться с Гитлером будет очень трудно.

Поэтому заключенный Пакт о ненападении казался на тот момент удачей советской дипломатии. Подлинность секретных протоколов под большим вопросом. Но что было по факту?

По факту и сама Польша пыталась воспользоваться помощью Гитлера для оккупации Чехословакии. Но просчитались абсолютно все. 1 сентября 1939 г. Германия напала на Польшу (которая как и все прочие надеялась, что её-то «пронесет»). Не пронесло. Гитлер захватил Варшаву. Союзники Польши – Англия и Франция, как обычно, ничем ей не помогли. Польша как самостоятельное государство исчезло.

Только после этого СССР ввел войска на территорию западной Украины и Белоруссии. Тогда в состав БССР и, соответственно, СССР вошла легендарная Брестская крепость. Эти земли оставались под польским господством после падения Российской империи. Лучше было оставить их Гитлеру? Вроде бы нет. Но полякам все равно обидно.

Читайте также:  Почему из-за китайцев советским милиционерам выдали дубинки

Обида пятая

Катынский расстрел. В 1940 г. произошел массовый расстрел пленных польских офицеров в Катынском лесу. Расстреливать пленных офицеров – действительно очень плохо. Тут не поспоришь: обидно.

Обида шестая

В конечном итоге освободили Польшу от Гитлера советские солдаты совместно с бойцами польской Армии Людовой. В Польше на тот момент действовала и другая организация Сопротивления – Армия Крайова.

Формально она была подчинена польскому правительству, убежавшему в Лондон. Армия Людова опиралась на поддержку СССР, а Армия Крайова – на поддержку западных стран.

Результативность действий Армии Крайовой была весьма скромной.

Апокалипсическая бестия: почему поляки так прозвали Мозырскую группу Красной армии

Современные польские власти ориентированы на Запад. Поэтому им очень обидно, что Польшу от гитлеровцев освободили не их идейные предшественники. Очень обидно – в этом все дело.

Обида седьмая

В 2010 г. самолет с польским президентом Лехом Качиньским потерпел крушение под Смоленском. Большая делегация польских политических и общественных деятелей следовала на мероприятия, посвященные 70-летию Катынского расстрела.

Президент с супругой и еще 94 человека погибли. Причина гибели самолета – ошибка пилотирования. Польский экипаж не справился. Самолет в тумане ушел ниже глиссады и задел крылом березу. Русскую березу, понимаете?! И это очень обидно.

Вадим Викторович Долгов — российский историк и писатель. Доктор исторических наук, профессор.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен. Подписаться

Источник: http://history-doc.ru/pochemu-polyaki-ne-lyubyat-russkix-ili-7-polskix-obid/

Что думают рядовые поляки о сносах памятников красноармейцам?

Апокалипсическая бестия: почему поляки так прозвали Мозырскую группу Красной армии

В то же время не все россияне знают, что по этому вопросу думают рядовые поляки. Польский Культурный Центр решил опубликовать переводы комментариев анонимных поляков, читателей очередной статьи о якобы исторически оправданным сносе очередного мемориала красноармейцам на польской земле.

~Zbig : к сожалению, я тоже считаю, что тот, кто разрушает памятники приравнивается к талибам… Это достижение!!! Ведь уничтожение памятника не изменит истории. И что теперь? Убрали памятники и теперь говорим, что это американцы освободили Польшу? Ведь это чушь!!! Но может я ошибаюсь? Сам уже не знаю.

~intellectual : Те, кто устраивают эти разрушения — какие-то тупые отбросы. Тем солдатам было плевать на политику. Они воевали с немцами (а не какими-то там фашистами) и погибли из-за тех, кто разжигает эти войны. Так же, как жители Силезии, насильно втянутые в Вермахт, плевали на политику, и тоже погибали и теряли свою молодость за немцев (не за нацистов).

Если бы отказались, как говорят теперь поляки — пулю в лоб, а семью в лагерь. За обычных солдат, польских, силезских, немецких, российских нужно молиться, а не уничтожать памятники. Все они погибали за одних и тех же господ, разжигающих войны.

Геринг сказал, «неудивительно что простые люди, солдаты не хотят войны, потому что всё, что они могут получить — это вернуться целыми и невредимыми к своим семьям»

~Давайте учиться бороться за свое! : Лично я не понимаю, почему среди нас находятся те, кто такие памятники разрушают. Обычные, марширующие на Берлин, солдаты не знали, как будет выглядеть будущее.

Они погибли, сражаясь с фашистами, боролись, чтобы отомстить за несправедливость, которой подверглись они сами и их семьи. Конечно, были и такие, что не были идеальны, однако это не умаляет того факта, что они умерли за мир, в том числе и для поляков.

Нацисты, если бы не факт сильного и быстрого наступления с востока, в течение нескольких месяцев могли стать страшной силой, ракеты V1 и V2, объявленные работы над атомной бомбой и т. д.

Я считаю, что каждый народ припомнил бы разрушение могил своих солдат. Не вижу в этом ничего странного. Виновники повреждений должны быть как можно скорее пойманы и осуждены, отсутствие реакции и быстрых действий с нашей стороны, провоцирует Россию к высказыванию именно таких мнений.

Жаль, что мы так как они не следим за интересами наших соотечественников. Почему мы не выставляем свои претензии Литве, а со склонённой головой смотрим, как там дискриминируют поляков? Сами отдаем 1 мандат(место в Сейме) для немецкого меньшинства, но забываем о брошенных земляках …

~Казимир : Это польско-католическое варварство. Страна верующая сверх меры, а хамство достигает вершин. Приглашаю съездить в соседнюю Словакию. Там, в городке Свиднике, есть Военный Музей — посвященный второй мировой войне.

На территории двух спортивных стадионов, стоит военное оборудование времен войны: танки, оружие, автомобили, CKM, мотоциклы, территория не огорожена, все чистенькие и ухоженные, нет ни одного сторожа.

На пути к Бердеёва, в лесах, стоят танки, артиллерийские орудия, памятники, бюсты командиров советских и чешских, сделаны из латуни, и никто не ворует. Есть таблички латунные с именами и описанием хода действий, и никто их не портит.

По сравнению со словаками, поляки — относительно демонтированных памятников Красной Армии — ведут себя хуже дикарей и обезьян. Жаль, но это правда.

~Польский эмигрант : Что тут много говорить. Следует поймать вредителей и применить острые наказания! Разрушение могил погибших солдат это низко и подло.

Ни у кого бы корона с головы не упала, если бы извинились перед россиянами за халатность, а у меня также есть предчувствие, что они бы это поняли и восприняли хорошо.

Мы должны иметь как можно лучшие отношения с русскими! Они в общем хорошие люди, наши славянские братья и соседи.

А этим местным администрациям, уничтожающим памятники, давно пора удариться пустыми лбами и оставить эти памятники в покое! Это наша общая и важная история!

~dc ~dudus: Памятники давно снесли, названия улиц поменяли, а заводы, построенные коммунистами также были давно разрушены в течение 25-летней пенополистирольной демократии, так что не бойтесь, что партия «Право и справедливость» уничтожит эту вторую Ирландию и зеленый остров.

Деньги от ЕС тоже уже отдали и несколько лет выплачиваем деньгив этой замечательной организации выпрямляющей бананы. Не считая миллиардов, потраченных на тех фарисеев, что за государственные деньги учились в Польше, а сегодня работают за пределами страны и плюют на Польшу.

Tweet

Источник: http://polska-kaliningrad.ru/home/10-newsfrompoland/6112-chto-dumayut-ryadovye-polyaki-o-snosakh-pamyatnikov-krasnoarmejtsam

Апокалипсическая бестия: почему поляки так прозвали Мозырскую группу Красной армии

Советско-польская война начала двадцатых годов прошлого века в массовом сознании затенена более масштабными событиями тридцатых годов и, конечно, Великой Отечественной войной. Хотя на счету бойцов и командиров РККА, сражавшихся с белополяками, немало славных боевых страниц.

Военная необходимость

Майское наступление советских войск против поляков в 1920 году провалилось, в том числе из-за недостатков в управлении войсками. В итоге было принято решение выделить отдельную Мозырскую группу в 6000 штыков и сабель, командовал группой Тихон Хвесин.

За счёт более мобильной структуры Мозырская группа стала высокоэффективным боевым соединением, не раз на поле боя доказывавшим свое превосходство над противником. В частности, преследуя Полесскую группу польских войск и участвуя во взятии Бреста.

Действия Мозырской группы впечатлили поляков, в частности, Юзеф Пилсудский в своей книге «Война 1920 года» неоднократно упоминает о ней, даже называет непобедимой.

Наступательный порыв красноармейцев Мозырской группы был столь неудержим, что поляки, хорошо знавшие Библию, прозвали группу «Апокалиптической бестией», намекая на то, что она черпает силы откуда-то из-за пределов нашей реальности.

С другой стороны, прозвище придавало полякам силы, они как бы сражались с силами зла в последней битве. Апокалипсис, или Откровение святого Иоанна Богослова, входит в Новый завет и повествует о сражении человечества с дьяволом и Антихристом. Так что аллюзии были весьма прозрачные.

Естественно, красноармейцы не имели рогов и хвостов, не подвергали население геноциду, а населённые пункты разорению.

Они просто выполняли свою работу, будучи уверенными в необходимости освобождения польских рабочих и крестьян от панской власти.

И осознание правоты дела, за которое они борются, придавало бойцам Мозырской группы РККА дополнительные силы, часто искупавшие недостатки в стратегии, тактике и командовании войсками со стороны руководства.

Варшавская катастрофа

Советские войска Западного фронта, включая Мозырскую группу, наступали на Варшаву. Казалось бы, до победы – рукой подать!

Для поляков вопрос стоял жёстко – либо они защитят столицу, либо Польша падёт. Понимая это, Пилсудский предпринял все необходимые меры по обороне, включая привлечение к разработке плана специалистов французской военной миссии.

Идея состояла в том, чтобы не только обороняться, но и нанести мощный контрудар, что позволит опрокинуть наступающие советские силы. Кроме того, предстояло сковать РККА на других фронтах, что удалось сделать.

В частности, Первая конная была остановлена под Бродами. Командовавший советскими войсками Михаил Тухачевский понимал опасность контрудара, но фактически не сделал ничего для того, чтобы обезопасить от него РККА.

Скопив под Варшавой серьёзные силы, 70 000 человек, Пилсудский осуществил план, ударив во фланг наступающей советской армии и ему сопутствовал успех.

Основная тяжесть польского контрудара пришлась на Мозырскую группу, которая доблестно сражалась с середины августа, но не смогла переломить ход противостояния. Поляки широко применяли танки. Кроме того, Тухачевский неверно оценил обстановку и планы польских войск, что дополнило картину разгрома.

Мозырская группа перестала существовать, а РККА покатилась обратно на восток.

Источник: https://cyrillitsa.ru/history/89332-apokalipsicheskaya-bestiya-pochemu-polya.html

Красные поляки

?

Previous Entry | Next Entry

harmfulgrumpyОригинал взят у istoriograf в Краснополяки Просматривал на досуге выпущенную в 1967 г. книжку, посвященную полякам-участникам революции и гражданской войны. Автор, правда, оговариваясь, что подсчеты приблизительные, утверждает, что именно поляки составили крупнейшую «группу международных сил», которая с оружием в руках защищала дело октябрьской революции. В частности, поляков оказалось 130 тыс. добровольцев, венгров — 80 тыс., чехов — 12 тыс. человек.  В начале 1918 г. в Москве охранные и патрульные функции, например, выполняла Дружина караульной службы почти в тысячу бойцов. Ее командование и большинство личного состава были поляками. Дружина сформировалась из числа чинов Первого польского революционного полка. Именно ей поручалось охранять Народный комиссариат по военным делам, она принимала участиев в подавлении переворота левых эсеров в Москве. Так что тут не только латышские стрелки руку приложили.  

               _______________________________________________________

ещё немного:Польская историография капризна, как женщина. Не всё, что имеет отношение к польской истории, признаётся ею за достойные факты. Опасаясь, как бы нежелательная информация не нанесла нравственную травму молодому поколению поляков, официальное «сито» тщательно просеивает всю историческую информацию. После такой операции немалая часть фактов остаётся в тени. Пора бы пролить на них свет.Каждый поляк, и млад, и стар, благодаря официальной пропаганде знает, что НКВД – это исключительно «палачи и каратели» польского народа. А многие ли из поляков знают о службе своих соотечественников в рядах НКВД? Об этом не знает почти никто. Но факт остаётся фактом: после вхождения западно-украинских земель в состав СССР и после 1945 года местные поляки шли на сотрудничество с Советами для совместной борьбы против украинского бандподполья.Тогда бандеры, шухевичи и прочая «историческая падаль» под корень вырезали мирных поляков – вместе с детьми и женщинами. Не видя иного выхода, поляки шли на сотрудничество с чекистами. Чекисты создавали польские отряды самообороны, командовали которыми советские офицеры. Полякам выдавали оружие и по команде они отправлялись вылавливать в лесах и пещерах украинских националистов.«Поляки – в НКВД?! Не может быть!», — воскликнет польский студент и ошибётся. Очень даже может. Приходилось слышать данные о 30 000 поляков, служивших в таких отрядах. Сами ветераны польской самообороны говорили позже, что у них не было выбора: или идти против мощной советской машины, или же совместно с этой машиной отплатить бандеровцам за уничтоженных матерей и отцов.«Мы видели повешенных стариков, мы снимали с кольев мёртвых младенцев, мы хоронили зарубленных топорами женщин и мы хотели защитить наше население», — так поляки объясняли факты своего своей лояльности к НКВД.В Польше не любят коммунистов, особенно советских. Почему-то польская историография умалчивает, что, например, на начало 1930-х годов доля этнических поляков в составе Компартии Украины была приблизительно вдвое большей, чем среди всего населения республики, а генеральным секретарем ЦК КП(б)У был поляк Станислав Косиор.В рамках политики коренизации в 1926-1935 годах существовал польский национальный район имени Мархлевского, близ Житомира. Позже, правда, он был расформирован, а сами поляки выселены в Казахстан. Назван район был в честь польского коммуниста Юлиана Мархлевского. В 1919 от имени советского правительства он вёл переговоры с представителями Юзефа Пилсудского о приостановке военных действий между Красной Армией и поляками, что позволило красноармейцам разбить войска Деникина.Немногие в Польше знают, что во главе ОГПУ (бывший НКВД) с 1926 по 1934 стоял представитель польского аристократического рода Вячеслав Менжинский. Мало того, род аристократов Менжинских был крещён в православие. Кстати, на посту руководителя ОГПУ Менжинский сменил другого поляка из аристократического рода – Дзержинского. В сегодняшней Польше приходится слышать раздражённые реплики: «Дзержинский не поляк. Он еврей!». Так нелогично польский обыватель пытается объяснить себе службу шляхтича Дзержинского на благо России. Но Дзержинский – не еврей. Он – поляк, да и учился в одной гимназии с русоедом Пилсудским.Кто был в Польше, не даст соврать, что на стенах домов там полным-полно памятных табличек с текстом «Такой-то был арестован в этом доме офицерами НКВД и расстрелян (осуждён)». И вдруг – 30 000 поляков в отрядах НКВД да ещё шляхтичи Дзержинский с Менжинским во главе ОГПУ! От этого сойдут с ума все польские патриоты и зайдутся в надрывном плаче!

Читайте также:  Каким женщинам на руси запрещено было заходить в храм

Источник: http://mywebs.su/blog/history/6524/

или http://www.segodnia.ru/content/11686

Сенат США —  Красная Армия создавалась большевиками против народа.

О интернациональном составе Красной Армии, кто брал Киев в январе 1918 года?

Источник: https://harmfulgrumpy.livejournal.com/929286.html

Судьбы красноармейцев в польском плену

Судьбы красноармейцев в польском плену

Катынь — это жуткая трагедия с польскими военнопленными. Она, как говорится, раскатана на все четыре стороны — простора для версий у копателей «исторической правды» по горло.

Однако другая, не менее, а может и более страшная история — о судьбах россиян в польском плену во время и после польско-советской войны 1920 года практически не раскручена ни телевидением, ни прессой. Молчит и руководство страны, хотя народ об этом говорит всё смелее и смелее, но его власть не слышит.

Как говорил Бертольт Брехт, если правительство недовольно своим народом, оно должно распустить его и выбрать себе другой. Но сарказм отодвинем в сторону — не до ироний. Газеты всё чаще пишут, что у России есть основания для огромного иска Польше.

В 2010 году скромно отмечалась дата — 90-летие драматических событий войны, начатой не Россией, а Польшей. Но вот что интересно, так и не появился повод вспомнить о том, что жернова польских концлагерей перемололи жизни до 60 тысяч россиян — только красноармейцев.

А присовокупите сюда белогвардейцев генералов Бредова и Юденича и мирных граждан Западной Украины и Западной Белорусси — сколько получится?! Говорят, истина лежит между двумя противоположными мнениями. Неверно! Между ними лежит проблема.

Решение её для нас — это тоже повод для предъявления исторических претензий — огромного многомиллионного иска Польше.

О судьбах пленных красноармейцев и командиров РККА есть смысл остановиться подробней и не только из-за «заточенности» на антикатынскую тематику, а в первую очередь с целью показа польско-шляхетского гонора, помноженного на патологическую ненависть ко всему восточно-славянскому населению, считавшемуся его элементарным быдлом. Потом эти бессердечные паны получат сполна нечто подобное через два десятилетия от немцев. Как говорится, не суди, да не судим будешь!

***

Ясно, под Катынью был расстрелян цвет польской нации — офицеры. Их вдовы остались живыми, воспитали и выучили детей, усвоивших одну «польскую правду» — их гнобили и убили русские! Потомки погибших — это сегодня польская элита.

Память о Катыни у них жива и будет тянуться нездорово долгим шлейфом на протяжении многих поколений.

А кто вспомнит о жертвах мобилизованных в основной своей массе крестьян в краснозвездных суконных шлемах, двинувшихся на Вислу в 1920 году? Для своих командиров они были всего лишь пушечным мясом, нижними чинами, подчиненными — ря-до-вы-ми! Родные и близкие красноармейцев ничего не узнали и никогда не узнают, что и где с ними произошло. Ведь это всё — деревня! Её всегда притесняли, о ней вспоминали только в лихую годину или в период выборов, используя не как народ, а как электорат. Эта тема была под запретом в Советском Союзе — поляки ведь были нашими друзьями! Молчит дружно и нынешняя Россия, и не только она.

Действительно, в Белоруссии, России и Украине почему-то не говорят о том, что Рижский мир и двадцати лет не продержался.

Никто не вспоминает, что для Белоруссии и Украины Рижский мир означал аннексию их земель, а освободил западных украинцев и западных белорусов и соединил их со своими земляками, кто бы и как не говорил, всё-таки «проклятый» товарищ Сталин в 1939 году.

Наконец-то земли Западной Украины и Западной Белоруссии присоединились к своим соплеменникам! Для этих республик это была большая Победа! Но вмешалась Вторая мировая война — и всем стало плохо…

Полякам — жертвам Катыни новое российское руководство скороспешно создало Мемориал, до конца не разобравшись в трагедии. А где нечто подобное сооружено россиянам: красноармейцам, белогвардейцам, мирным жителям, погибшим в лагерях от голода, болезней и зверского обращения польских охранников?

  • Его нет!
  • О нём никто не говорит!
  • Проблему эту власть порой просто игнорирует, всё время отбиваясь от обвинений и претензий назойливых недавних «друзей».

Поражение Германии в Первой мировой войне создало условия для образования из Польского царства — автономии в составе Российской империи — 16 ноября 1918 года суверенного государства. Во главе «Второй Речи Посполитой» стал маршал Юзеф Пилсудский.

Однако за 123 года государственного небытия поляки накопили столько злости и злобы на Империю, что после провозглашения независимости стали мстить любому россиянину, тем более попавшему в плен.

Но ещё более серьёзное давление со стороны польских националистически настроенных чиновников и военных ощутили на себе русские белогвардейцы. История их бытия в плену почему-то и вчера — в СССР, и сегодня — в РФ забыта.

Вообще польско-советская война вычеркнута из памяти нашего поколения. Её предали забвению в угоду заигрывания с польским партийным чиновничеством.

Для советских людей 1920 год с битвой под Варшавой, Рижским договором и «линией Керзона» были всего лишь эпизодами гражданской войны с боями против «белополяков».

С нормализацией советско-польских отношений наша вчерашняя пропаганда постоянно подчеркивала, что польский народ — наш друг, угнетаемый правящими верхами — «пилсудчиками» и «сикорскими». Но «мы» поддерживаем борьбу польских коммунистов с недобитой «шляхтой».

***

В феврале 1920 года на территории Польши была интернирована двадцатитысячная группировка белогвардейского генерала Н. Бредова с семитысячным обозом беженцев, отступающих с Украины.

По указанию начальника Польши маршала Юзефа Пилсудского всех белогвардейцев распределили по концлагерям — Берёза Картузская, Дембия, Стжалково, Пикулицы, Брестская крепость — 4 лагеря, Торн, Тухоль, Щепёрно, Ланьцут, Вадовицы и другим.

В этих польских «лагерях смерти» наряду с подобными эстонскими лагерями гноились и остатки Северо-западной белой армии генерала Юденича, сформированной на территории Эстонии и очистившей её от «красных».

Осенью 1919 года царский генерал довел свои войска до окраин Петрограда, но вынужден был остановиться, а в дальнейшем и отступить из-за предательства эстонских войск, неожиданно бросивших фронт, и упорства красногвардейцев.

На тесном пространстве между эстонской границей и красными войсками Юденичу пришлось маневрировать из-за скопления тыловых обозов, беженцев, пленных, мешанины своих войск, уходя от ударов красных. Возникла угроза гибели армии. Надо было срочно переправить людей и технику на левый берег Нарвы, но эстонское руководство не допустило белых на свою территорию.

Находясь в сжимающихся тисках, белые гибли тысячами. Когда же отдельные части Н. Юденича, в частности Талабский полк, предприняли попытку по льду уйти в Эстонию, по ним открыли огонь местные войска. Лед не выдержал — полк полностью был уничтожен. Он утонул. Одновременно с ударами по белым частям эстонцы разграбили имущество Северо-западной армии.

Когда же уцелевшие белогвардейцы получили разрешение перебраться в Эстонию, их обезоружили, а потом начали грабить: снимали одежду и сапоги, ремни и портупеи, обручальные кольца и нательные кресты и прочее, и прочее… Вот уж где было в действии изречение римского государственного деятеля Катона — война сама себя кормит! Жертвы разбоя полураздетые зимой были отправлены на сланцевые копи в Пяэскюла. Гражданских же ждала смерть от истощения, потому что их не принимали на работу и запрещали свободно перемещаться по стране. Однако это не помешало некоторым бежать в Польшу, где их ждала та же самая участь. К концу зимы 1920 года из сорокатысячной армии белых в живых осталось только пятнадцать тысяч.

***

Итак, в результате же польско-советской (1919–1920 годов) войны десятки тысяч красноармейцев и командиров Красной Армии, попавших в плен, тоже были заключены в вышеперечисленные лагеря для военнопленных.

Точное количество наших военнопленных до сих пор колеблется в диапазоне от 110 до 200 тысяч человек, а погибших — от 20 до 60 тысяч.

Поляки, естественно, называют последнюю цифру существенно ниже, доведя её до 16–18 тысяч.

Вместе с тем ради справедливости надо заметить, что некоторая часть советских военнопленных, дабы избавиться от плена, поддалась агитации и вступила в русские казачьи и украинские армейские группировки.

Ими являлись армия генерала Станислава Булак-Балаховича, 3-я российская армия генерала Бориса Перемыкина, казачья бригада Александра Сальникова, казачья бригада есаула Вадима Яковлева и армия Украинской Народной Республики.

Они воевали с советской властью и после перемирия, пока не были оттеснены Красной Армией на территорию Польши.

По свидетельству жертв тех событий, военнопленных почти не кормили. Хлеб зачастую получали с комками соли величиной с грецкий орех, обрывками веревок, тряпок, мышиных тушек, ржавых гвоздей и грязью. Красноармейцы, как и «союзники» поляков по борьбе с большевиками, были ограблены лагерной охраной.

Надо сказать, что и белогвардейцы воспринимались поляками вековыми врагами, угнетателями польского народа, стремившимися восстановить Российскую империю. Поэтому ляхам было безразлично, кто находится у них в плену: белые или красные? Главное одно — русские, а значит враги.

Правда, в конце лета 1920 года наступающие части Красной Армии вынудили польское руководство пересмотреть свое отношение к белым — большинство «бредовцев» было отправлено в Крым на помощь барону Врангелю.

***

Как известно, созданная в ноябре 1918 года Западно-Украинская Народная Республика (ЗУНР) оказалась как кость в горле полякам. Западные украинцы (бойки, гуцулы, лемки и русины), как могли, боролись с польской экспансией, но проиграли эту войну. У поляков был даже план их выселения на восток.

В это же время во Львове подняли восстание поляки, составлявшие большинство в городе. В декабре 1918 года галицийцы начали переговоры с представителями Украинской Народной Республики (УНР). 22 января 1919 года объединились ЗУНР и УНР.

Поляки ответили на объединение агрессией, и уже к середине лета 1919 года Галиция была оккупирована польскими войсками. С этого периода украинцы, разбудив генетическую память, начали мстить «лихим ляхам». Поляки ответили политикой пацификации — умиротворения, а если четче, то элементарными репрессиями.

Огнем и мечом легионеры Пилсудского прошли по Украине. 7 мая они взяли Киев, но тут же побежали назад — украинские селяне не жаждали возвращения польских панов.

Весной 1919 года Польша стала осуществлять военную оккупацию белорусских земель, проводя насильственную политику полонизации и окатоличивания местного населения. Сначала на её территории формировались институты так называемого гражданского управления, а потом структуры военного контроля прифронтовых территорий.

После этого со стороны польской оккупационной администрации и военнослужащих массово начались грабежи и аресты местного населения, глумления над женщинами, вывоз различного имущества. Около шести тысяч вагонов «военной добычи» ушло в Варшаву.

Читайте также:  «семь пядей во лбу»: про кого так говорили на руси

И опять — война сама себя кормит! А Пилсудский в это время, бахвалясь, разглагольствовал:

«Возможно, я и сумел бы дойти до Москвы и прогнать оттуда большевиков? Но что потом? Места у них много. А я Москвы ни в Лондон, ни в Варшаву не переделаю. Разве только отомщу за свою гимназическую молодость в Вильне и прикажу написать на стенах Кремля — «Говорить по-русски воспрещается!»

Ах, какой хвастун — Аника-воин!

Источник: https://military.wikireading.ru/19793

Зверства поляков ужаснули даже советских дипломатов

Настоящая беда для немок – и для мирного населения Данцига вообще – пришла вместе с передачей Данцига от Советской армии полякам (согласно решениям Ялтинской конференции 1945 года). Зверства поляков ужаснули даже советских дипломатов 

В Интернете появилось сообщение о том, что 26-летний польский студент Академии искусств вылепил и в ночь на 13 октября установил в Гданьске, рядом с памятником легендарному танку Т-34, скульптурную группу: советский солдат насилует беременную польку, приставив к ее голове пистолет.

Посол РФ в Варшаве Александр Алексеев заявил протест и выразил надежду, что польские власти примут меры по этому кощунственному инциденту.

Дипломат заявил, что «глубоко возмущен выходкой студента Гданьской академии художеств, осквернившего своим псевдоискусством память 600 тысяч советских воинов, погибших в борьбе за свободу и независимость Польши». 

Впрочем, для нас, тверичан, подобные «мини-Катыни» регулярно устраивающиеся польскими «сценаристами», отнюдь не новость.

Мы, что называется, на собственной шкуре испытали подобное и в Медном, и в Осташкове, а потому знаем, что авторов как старых, так и новых «катыней» никогда не заботила хотя бы малейшая их правдоподобность.

Так сообщается, что несколько лет назад некая «панна Липиньская» сочинила и пустила в оборот сказку о «польском мальчике, распятом на броне советского танка» в ходе боев за Гродно в сентябре 1939 г. Вот она, эта сказка: «На броне танка распятый ребенок.

Мальчик… Кровь из его ран течет ручьями… У мальчика пять пулевых ранений. Он хочет к маме… Он пошел в бой, бросил бутылку с бензином на танк, но не поджег, не сумел… Выскочили из танка, били, хотели убить, а потом привязали на танке…». 

Здесь нет ни грамма правды. Во-первых, на броне советских танков Т-26, БТ или Т-37 того времени физически невозможно никого распять, не закрывая обзора механику-водителю.

Во-вторых, если бы польский мальчик действительно бросил бутылку с зажигательной смесью в танк, то был бы немедленно уничтожен из пулемёта.

Да и зачем в условиях уличного боя танкистам вылезать из-за брони, бегать за парнем и выполнять все придуманные «панной» операции по «распятию»? Между прочим, под огнем поляков – отнюдь не мальчиков… Бред в чистом виде! 

Тем не менее, реакция «широкой польской общественности» на сей бред оказалась ожидаемой. В СМИ появилась масса показаний анонимных свидетелей того, как советские танкисты использовали детей в качестве живых щитов. Герой сказки Липиньской обрел даже имя – Тадеуш Ясинский, а в 2007 г.

активисты «Союза поляков Беларуси» «нашли» его могилу на кладбище в Гродно. Теперь там установлен памятник.

Вам не напоминает этот памятник наш Медновский «траурный музей» под открытым небом? Только с разницей в масштабах: в Гродно на «памятнике» – одна фамилия, в Медном – больше шести тысяч. 

Бред пани Липиньской пришёлся по душе и польским правителям. В ряде городов в честь Т. Ясинского даже названы улицы.

А в «связи с 70-й годовщиной агрессии России против Польши» президент Польши Лех Качиньский наградил мифического героя «За выдающийся вклад в дело независимости республики Польской и проявленный героизм при обороне Гродно в 1939 году» Крестом Командорским Ордена Возрождения Польши. Таким образом, главный шляхтич Польши официально признал, что русские танкисты распинали на броне польских мальчиков и использовали их в качестве щита. 

Интересно, что в реальности гродненские мальчишки действительно оказывались на броне советских танков. Только не тадеушы и лехи, а пареньки с белорусскими и еврейскими именами. Они добровольно вызывались показать дорогу танкистам, не знавшим гродненских улиц.

Из воспоминаний участника боёв поляка Я.

Семинского можно узнать, к примеру, «факты наличия на советских танках евреев, которые сбежали из Гродно до начала войны (были опознаны Александрович, Липшиц, Маргулис и другие), они указывали экипажам стратегические пункты…”». 

И вот новая сказочка – советские солдаты насилуют беременных полек на улицах славного польского города Гданьска. Со студента спроса никакого. Он изучал «польскую историю», которая ничего не имеет общего с истинной. А почему истории не знает российский посол и произносит стандартный набор фраз? Или пользуется новым учебником истории России, точнее, её проектом? 

Кому, кому, а послу в Польше надо бы знать, что в 1945 г., да и ранее, не было польского города Гданьска. Был немецкий Данциг, испокон веков населённый немцами. Конечно, русские кое-когда и его брали. И если где-то кого-то и насиловали, то явно не полек, да ещё беременных. Немки только и могли стать объектом их притязаний… 

Но настоящая беда для немок – и для мирного населения Данцига вообще – пришла вместе с передачей Данцига от Советской армии полякам (согласно решениям Ялтинской конференции 1945 года). При этом специально оговаривалось, что депортация германского населения будет проводиться цивилизованными методами. Но ведь для шляхты законы не писаны! 

Приведу здесь лишь несколько цитат из интернетовского материала: «В 1945 г. целые польские деревни специализировались на грабежах депортируемых немцев… мужчин убивали, женщин насиловали. Ну, грабили, само собой… В зиму 1945/1946 г.

смертность в лагерях депортированных немцев достигала 50%… В лагере Потулице в период между 1947 и 1949 годами от голода, болезней и издевательств со стороны охранников погибла половина заключенных.

По оценкам Союза изгнанных немцев, общие потери немецкого населения в ходе изгнания из Польши составили около 3 миллионов человек…» 

Зверства поляков ужаснули даже советских дипломатов. Так, советский советник В.Г. Яковлев 1 декабря 1945 г. в беседе с польским министром иностранных дел В. Жимовским специально поднял вопрос о депортации немцев: «Далее я сообщил Жимовскому о беспорядке и неорганизованности в отправке высылаемых из Польши немцев.

Я сказал Жимовскому, что о прибытии поездов с немцами на польско-советскую границу советские военные власти в Германии не уведомляются. Перевозка немцев совершается в самых антисанитарных условиях. Немцы прибывают ограбленные и больные от недоедания.

Часть эвакуированных не выдерживает тяжелых условий и умирает в дороге». 

А мы к сказанному добавим лишь одно: товарищ Яковлев был убеждён, что появление на Западе избитых, окровавленных, изнасилованных немецких женщин западные дипломаты и СМИ в своё время обязательно спишут на Красную армию. И это время, как мы видим, пришло. При явном содействии «Мемориала» и попустительстве отдельных лиц во власти. 

Г.П. Асинкритов, член Тверского регионального научного военно-исторического центра, капитан 2 ранга в отставке 

Источник: https://subscribe.ru/group/razumno-o-svoem-i-nabolevshem/5590837/

Почему Красная Армия не помогала восставшей Варшаве?

Но их, этих силёнок, было не так чтобы много — хотя варшавская АК располагала 40 тысячами хорошо организованных и патриотически настроенных молодых парней и девушек, но оружием был обеспечен лишь едва ли каждый седьмой из них (на подпольных складах числилось 1600 винтовок, 26 станковых и 113 ручных пулемётов, 600 пистолетов-пулемётов и почти 4 тысяч пистолетов).

Внезапность и координация одновременности атак во всех районах города, презрение юных добровольцев к смерти, их нежелание отступать, несмотря на потери, и упорство привело к освобождению большей части Варшавы.

Но к пятому дню Восстания немцы, подтянув подкрепления из Рейха, начали контрнаступление, поддержанное мощной бронетехникой, авиацией и подразделениями особого назначения, оснащенными спецтехникой для боев в городских условиях (танк-мина «Голят»; спец. химическое взрывное устройство «Тайфун»; «Штурмтигер» с реактивной 380-мм пушкой, пожарники и пр.)

А вот ожидаемый повстанцами скорый подход им на помощь победоносной РККА, так и не состоялся. Более того, советская авиация, до 31-го июля бомбящая немецкие позиции в Варшаве, с 1-го августа перестала появляться в небе над ними.

И это была не последняя из плохих новостей.

Пришла информация, что СССР не согласен на приземление на советских аэродромах тех из британских или американских самолётов, которые помогали бы Варшавскому Восстанию, сбрасывая повстанцам так нужное им оружие и боеприпасы.

Хотя американские Б-17 и Мустанги, совершавшие челночные рейды над немецкими промышленными целями, в это же самое время совершенно спокойно приземлялись в Полтаве и Миргороде! Для поляков это было настоящим шоком, тем более — после обещаний Сталина, данных 9-го августа польскому премьеру Миколайчику: «Tов. Сталин говорит, что нам не жалко оружия. Мы можем предоставить полякам оружие — как пулеметы, так и противотанковую артиллерию. Тов. Сталин говорит, что сбросить оружие легко, так как наши войска находятся близко от Варшавы. Он, тов. Сталин, постарается сделать все возможное».

Героически сражающиеся, ведущие кровопролитные бои повстанцы почувствовали себя преданными. Преданными западными союзниками и призывавшим к антифашистскому восстанию СCCP. Факт того, что такие радиопризывы накануне 1-го августа имели место, не отверг даже маршал Рокоссовский в интервью А. Верту 26-го августа: «Это были обычные разговоры».

Внезапное прекращение до этого момента успешно развивавшегося советского наступления объяснялось советской пропагандой разгромом 2-й танковой армии на поступках к Варшаве под Окуневом, в результате чего, как сказал К. Рокоссовский, советские войска были отброшены «километров на сто».

Действительность же, исторические документы и факты таковы: 2-я танковая, в частности её гвардейский 8-й корпус, не сдал Окунева (кстати, находящегося буквально в 15 км от центра Варшавы) и стойко держался на своих позициях, пока не подошли подкрепления от 76 стрелковой дивизии 70-й армии.

Кто пишет об ином, оскорбляет память этого героического подвига танкистов 2-й армии.

Её левое крыло — 16 танковый корпус — вообще не сошел со своих позиций на реке Висла в 10 км от центра Варшавы и от действующего нацистского аэродрома Окенце, с которого по несколько раз на дню поднимались Ю-87, бомбящие повстанцев.

За тот месяц, что шли чрезвычайно жестокие бои за Старый Город, ни один самолёт с красной звездой не появился над ним. А немецкие Ю-87 — висели практически беспрерывно, точно сбрасывая бомбы на редуты повстанцев, взять которые без бомбежки нацисты никак не могли.

Например, бои за кафедральный собор велись 20 дней, за здание монетного двора — 2 недели. Оба рубежа обороны повстанцев подвергались постоянной прицельной бомбежке немецких пикирующих штурмовиков Ю-87.

2 сентября пала последняя баррикада Старого города — Старувки, обороняемая и русскими добровольцами, бывшими пленными красноармейцами, сведенными в одну из рот АЛ.

Оставшиеся в живых защитники баррикады по канализационным трубам (помните фильм Анджея Вайды «Канал»?) перебрались в другие, ещё остававшимися свободными районы города.

Позиция СССР оставалась неизменной вплоть до сентября, когда стало очевидно, что восстание терпит поражение.

Под напором умоляющих телеграмм от Рузвельта и Черчилля, когда руководство Восстания уже начало переговоры о капитуляции, Сталин согласился на ограниченную помощь Варшаве и продолжение бомбежек Германии по челночной схеме («Франтк-6»).

И уже 11 сентября американские Б-17, отбомбив Хемниц, приземлились в Полтаве. Верховный РККА также приказал сбрасывать полякам оружие и двинуть 47-ю армию вместе с 1-й польской к Варшаве. Но на другой берег отправил только 6 батальонов из 90-тысячной союзной польской армии.

Помимо неё, под Варшавой стояло 6 советских армий.

Можно подумать, что Сталин наконец-то начал беречь жизни своих солдат! Никак нет — свидетельства маршaлa Рокоссовского в отношении бессмысленного штурма Модлинского укрепрайона в сентябре-октябре показывает обратное.

Отношение к Варшавскому восстанию является показателем порядочности каждого человека, в том числе, а может и особенно, россиянина. B варшавской, как и катыньской трагедии до сих пор много «белых пятен».

Раскрытие правды о самом большом и самом кровавом антигитлеровском восстании является ныне наиважнейшим заданием польских и российских элит.

Мы это должны и тем, кто погиб в Восстании, и тем бойцам и офицерам Красной армии, которые пали на польской земле в борьбе с нацизмом.

Преступление по отношению к Варшавскому восстанию — это преступление, как против польского, так и против русского народа. Над этим преступлением еще не состоялся суд людской, но исторический суд над Сталиным и его окружением неизбежен.

Источник: https://ShkolaZhizni.ru/culture/articles/55850/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector