Черекская трагедия: за что чекисты расстреляли мирных жителей кабардино-балкарии

Геноцидом эту акцию НКВД 1942 года в Черекском ущелье Кабардино-Балкарской АССР признали только спустя полвека. Но и то лишь на республиканском уровне. До сегодняшнего дня подробности произошедшего широкой общественности неизвестны.

Предыстория бойни: официальная

Об официальной версии о том, что случилось в 1942 году в Черекском районе Кабардино-Балкарии, можно судить по ответу следователя по особо важным делам военной прокуратуры Северо-Кавказского военного округа, Александра Мокрицкого, данному на обращение родственников горцев, убитых тогда в селении Глашево (документ архива Верховного Совета КБР СССР).
Мокрицкий писал, что в августе 1942-го — феврале 1943-го ряд районов КБР был охвачен выступлениями бандгрупп, в составе которых состояли, в основном, местные жители — дезертиры, уклонисты от службы в РККА. В конце осени 1942 года фронтовая обстановка в Кабардино-Балкарии сложилась настолько критически, что 11-я стрелковая дивизия НКВД, оказавшаяся в полукольце, должна была отступить через Верхнюю Балкарию в Грузию.

Отступлению яростно мешали те самые бандформирования. Особенно в Черекском районе. В том числе, руководимые агентами немецких спецслужб.

Судя по ответу Мокрицкого, 20 ноября эти банды перекрыли чекистам дорогу в Грузию в районе селений Сауты и Мухол. Вели огонь по подразделениям НКВД, в том числе, из захваченных зениток. За четыре дня чекисты потеряли 5 человек убитыми и столько же ранеными.

Врио комдива стрелковой дивизии НКВД подполковнику Емельяну Шикину была поставлена задача: «ликвидировать бандгруппы Черекского района».

В свою очередь, Шикин распорядился, чтобы комроты одного из полков дивизии капитан Федор Накин сформировал истреботряд численностью до 200 человек, которому предписывалось уничтожать не только бандитов, но и их пособников.

При подходе к селениям Сауты, Кумюм и Мухол спецгруппа чекистов была обстреляна, в том числе, зениткой. Сауты в итоге взяли. Большое количество жертв среди женщин и детей при этом было объяснено тем, что бандиты вели огонь из жилых домов.

Накин отдал приказ жечь строения, откуда велся огонь. По информации Мокрицкого, в селении сожгли «40% жилых домов».

В селении Глашево, где чекистам не было оказано сопротивления, по официально подтвержденным данным военной прокуратуры, чекисты Накина убили 63 человека.

Это единственная «целая» цифра «невинных жертв» Черекской трагедии, официально признанная следствием. Мокрицким, к слову, назывались фамилии причастных к этому злодеянию, помимо Федора Накина. Но в дальнейшем в числе виновных они нигде не упоминались.

По итогам Черекской операции было проведено внутреннее расследование, установившее, что Накин виноват в «… незаконном расстреле… более 63 мирных граждан, в том числе детей…».

Но наказывать оказалось некого — Федор Накин погиб в начале января 1943 года.

Уголовное дело по факту «превышения полномочий» прекратили, о чем Александр Мокрицкий просил заявителя, родственника убитых в селении Глашево, «уведомить всех заинтересованных лиц» — потомков других горцев. уничтоженных тогда чекистами.

Независимая версия

Кандидат технических наук, доцент Кабардино-Балкарского аграрного университета Борис Темукуев в 90-х входил в комиссию Верховного Совета КБ АССР, расследовавшую события, случившиеся в Черекском районе в 1942 году.

К 60-летию трагедии он подготовил статью, основанную на исследованных комиссией документах, в местное печатное издание. Там посчитали, что печатать ее «преждевременно».

В результате материал был опубликован только в 2007 году.

Комиссия исследовала массу документов. Наиболее интересен в связи с этим, пожалуй, отчет самого «командира спецназа» Федора Накина, награжденного, согласно архивам ЦАМО, за этот «подвиг» (официальная датировка зеркально совпадает с временем проведения Черекской операции) орденом Отечественной войны I степени (посмертно).

Выдержки из докладных Накина начальству, приводимые Темукуевым, работавшим в свое время с архивными материалами, красноречивее любых других документов, касающихся той трагедии.

В частности, Федор Накин писал в отчете Емельяну Шикину, что только с 27 по 31 ноября его спецназом было уничтожено 5 селений Черекского ущелья — «Верхняя Балкария, Салты, Кунюм, Верхний Чегет, Галашево». Первые три, согласно отчета, чекисты выжгли дотла.

В общей сложности, при этом, по показаниям Накина, убили «до полутора тысяч человек, из них [только] 90 бандитов». Остальные — «… 400 мужчин, могущих носить оружие…» и «… женщины и дети».

В последующих докладах Шикину Накин сообщал, что «берет заложников, действует беспощадно, население все уничтожает…». При получении некоего «второго приказа» Накин «тактику уничтожения изменил».

Камиль Азаматов в книге «Черекская трагедия» приводит данные (они не претендуют на исключительную точность) о 700 убитых мирных жителях (из них 150 детей), более 500 домов в результате Черекской операции было сожжено. Это — информация, которую рассматривала комиссия Верховного Совета КБ АССР.

Но Борис Темукуев утверждает: далеко не все архивные документы по этому делу опубликованы. Поэтому точка в расследовании Черекской трагедии еще не поставлена.

Источник: https://news.rambler.ru/other/42656754-cherekskaya-tragediya-za-chto-chekisty-rasstrelyali-mirnyh-zhiteley-kabardino-balkarii/

«Черекская бойня»: как НКВД уничтожил 5 селений с мирными жителями

Геноцидом эту акцию НКВД 1942 года в Черекском ущелье Кабардино-Балкарской АССР признали только спустя полвека. Но и то лишь на республиканском уровне. До сегодняшнего дня подробности произошедшего широкой общественности неизвестны.

Предыстория бойни: официальная

Об официальной версии о том, что случилось в 1942 году в Черекском районе Кабардино-Балкарии, можно судить по ответу следователя по особо важным делам военной прокуратуры Северо-Кавказского военного округа, Александра Мокрицкого, данному на обращение родственников горцев, убитых тогда в селении Глашево (документ архива Верховного Совета КБР СССР).

Мокрицкий писал, что в августе 1942-го – феврале 1943-го ряд районов КБР был охвачен выступлениями бандгрупп, в составе которых состояли, в основном, местные жители – дезертиры, уклонисты от службы в РККА.

В конце осени 1942 года фронтовая обстановка в Кабардино-Балкарии сложилась настолько критически, что 11-я стрелковая дивизия НКВД, оказавшаяся в полукольце, должна была отступить через Верхнюю Балкарию в Грузию.

Отступлению яростно мешали те самые бандформирования. Особенно в Черекском районе. В том числе, руководимые агентами немецких спецслужб.

Судя по ответу Мокрицкого, 20 ноября эти банды перекрыли чекистам дорогу в Грузию в районе селений Сауты и Мухол. Вели огонь по подразделениям НКВД, в том числе, из захваченных зениток. За четыре дня чекисты потеряли 5 человек убитыми и столько же ранеными.

Врио комдива стрелковой дивизии НКВД подполковнику Емельяну Шикину была поставлена задача: «ликвидировать бандгруппы Черекского района».

В свою очередь, Шикин распорядился, чтобы комроты одного из полков дивизии капитан Федор Накин сформировал истреботряд численностью до 200 человек, которому предписывалось уничтожать не только бандитов, но и их пособников.

При подходе к селениям Сауты, Кумюм и Мухол спецгруппа чекистов была обстреляна, в том числе, зениткой. Сауты в итоге взяли. Большое количество жертв среди женщин и детей при этом было объяснено тем, что бандиты вели огонь из жилых домов.

Накин отдал приказ жечь строения, откуда велся огонь. По информации Мокрицкого, в селении сожгли «40% жилых домов».

В селении Глашево, где чекистам не было оказано сопротивления, по официально подтвержденным данным военной прокуратуры, чекисты Накина убили 63 человека.

Это единственная «целая» цифра «невинных жертв» Черекской трагедии, официально признанная следствием. Мокрицким, к слову, назывались фамилии причастных к этому злодеянию, помимо Федора Накина. Но в дальнейшем в числе виновных они нигде не упоминались.

По итогам Черекской операции было проведено внутреннее расследование, установившее, что Накин виноват в «… незаконном расстреле… более 63 мирных граждан, в том числе детей…».

Но наказывать оказалось некого – Федор Накин погиб в начале января 1943 года.

Уголовное дело по факту «превышения полномочий» прекратили, о чем Александр Мокрицкий просил заявителя, родственника убитых в селении Глашево, «уведомить всех заинтересованных лиц» – потомков других горцев. уничтоженных тогда чекистами.

Независимая версия

Кандидат технических наук, доцент Кабардино-Балкарского аграрного университета Борис Темукуев в 90-х входил в комиссию Верховного Совета КБ АССР, расследовавшую события, случившиеся в Черекском районе в 1942 году.

К 60-летию трагедии он подготовил статью, основанную на исследованных комиссией документах, в местное печатное издание. Там посчитали, что печатать ее «преждевременно». В результате материал был опубликован только в 2007 году.

Комиссия исследовала массу документов. Наиболее интересен в связи с этим, пожалуй, отчет самого «командира спецназа» Федора Накина, награжденного, согласно архивам ЦАМО, за этот «подвиг» (официальная датировка зеркально совпадает с временем проведения Черекской операции) орденом Отечественной войны I степени (посмертно).

Выдержки из докладных Накина начальству, приводимые Темукуевым, работавшим в свое время с архивными материалами, красноречивее любых других документов, касающихся той трагедии.

В частности, Федор Накин писал в отчете Емельяну Шикину, что только с 27 по 31 ноября его спецназом было уничтожено 5 селений Черекского ущелья – «Верхняя Балкария, Салты, Кунюм, Верхний Чегет, Галашево». Первые три, согласно отчета, чекисты выжгли дотла.

В общей сложности, при этом, по показаниям Накина, убили «до полутора тысяч человек, из них [только] 90 бандитов». Остальные – «… 400 мужчин, могущих носить оружие…» и «… женщины и дети».

В последующих докладах Шикину Накин сообщал, что «берет заложников, действует беспощадно, население все уничтожает…». При получении некоего «второго приказа» Накин «тактику уничтожения изменил».

Камиль Азаматов в книге «Черекская трагедия» приводит данные (они не претендуют на исключительную точность) о 700 убитых мирных жителях (из них 150 детей), более 500 домов в результате Черекской операции было сожжено. Это – информация, которую рассматривала комиссия Верховного Совета КБ АССР.

Но Борис Темукуев утверждает: далеко не все архивные документы по этому делу опубликованы. Поэтому точка в расследовании Черекской трагедии еще не поставлена.

Читайте также:  Что на руси можно было мусульманину, но нельзя православному

Источник: https://news-life.ru/kbr/219961793/

Среди версий убийства милиционеров в Кабардино-Балкарии – ответ экстремистов на статью "Шура обезглавлена"

Следователи рассматривают несколько версий гибели двух сотрудников правоохранительных органов в городе Чегеме в Кабардино-Балкарии, чьи обезглавленные тела были обнаружены накануне в багажнике стоявшей на обочине автомашины. Среди версий – ответ боевиков на опубликованную в одной из республиканских газет статью о ликвидации руководителей республиканского совета экстремистского подполья – Шуры.

Напомним, что обезглавленные трупы двух человек были обнаружены вчера, 23 ноября, в 21:15 в городе Чегеме, на улице Набережной, в багажнике стоявшей на обочине автомашины «Мерседес».

Руководитель Чегемского межрайонного следственного отдела Следственного управления СКП РФ по КБР Анзор Тлепшев сообщил, что в числе версий убийства — гибель сотрудников правоохранительных органов от рук членов экстремистского подполья.

«После заметки в одной из республиканских газет о ликвидации руководителей республиканской Шуры (совет экстремистского подполья) с заголовком «Шура обезглавлена», экстремисты заявляли, что будут обезглавливать сотрудников (правоохранительных органов). Поэтому мы не исключаем и такую версию», — цитирует «Интерфакс» слова Тлепшева.

Он уточнил, что убитые были друзьями, это 26-летний дознаватель Службы судебных приставов Мурат Докшукин и 27-летний следователь Баксанского РОВД Альберт Шебзухов.Руководитель Чегемского межрайонного следственного отдела предполагает: «Они, видимо, случайно попались им (преступникам) и были сначала расстреляны, а потом обезглавлены».

Однако, так как ответственность за двойное убийство экстремисты на себя не взяли, следствие рассматривает и другие версии гибели милиционеров.

Представитель СКП по республике сообщил, что следователь и судебный пристав, обнаруженные обезглавленными в Чегемском районе, сначала были расстреляны из автоматического оружия, пишет «Газета.Ru».

«Перед тем, как обезглавить сотрудников правоохранительных органов, преступники расстреляли их, предположительно, из автоматического оружия», — сказал источник.

Ранее «Кавказский узел» сообщал, что в Кабардино-Балкарии за минувшую неделю произошло сразу несколько инцидентов экстремистской направленности.

17 ноября был совершен ряд диверсий — подорвана трансформаторная подстанция в Эльбрусском районе и канатная дорога «Азау-Кругозор».

Ранее Единый информационный центр (ЕИЦ) правоохранительных органов КБР распространил также информацию о предотвращенном теракте на Аушигерской ГЭС.

По всем фактам взрывов возбуждены уголовные дела, ведется поиск преступников. На усиленный вариант несения службы переведены подразделения МВД КБР.

Напомним, что 10 мая в Кабардино-Балкарии прошла спецоперация, в ходе которой был убит один из лидеров кабардино-балкарского джамаата Муса Мукожев. Вместе с ним были убиты Марат Гулиев, до 2005 года амир мусульман города Нальчика, исповедующих альтернативный ислам, и некто Хасан Сижажев. 

Единый информационный центр правоохранительных органов республики тогда назвал Мукожева и Гулиева «главарями так называемой «Республиканской Шуры» и заместителями военного амира КБР Анзора Астемирова.

В сообщении подчеркивалось, что Мукожев и Гулиев «занимались активной вербовочной деятельностью, находились в федеральном розыске, доказана их причастность к подготовке серии террористических актов против гражданского населения, а также убийству девяти охотников, начальника УБОП МВД по КБР, полковника милиции Анатолия Кярова, сотрудника ОМСН МВД по КБР, лейтенанта милиции Альберта Рахаева, начальника ОВД по Черекскому району, полковника милиции Мустафы Конакова, и ряду других особо тяжких преступлений.

Источник: https://www.kavkaz-uzel.eu/articles/162343/

Верхняя Балкария или народ который нельзя уничтожить. — Volvo S40 II, 2.4 л., 2007 года на DRIVE2

По совету уважаемого elektrodanger проехались в Верхнию Балкарию. Для начала небольшое отступление или бросок в прошлое из Википедии:

Черекская трагедия

8 марта 1944 года по ложному обвинению в сотрудничестве местных жителей с фашистскими захватчиками органами НКВД балкарцы были выселены из родных мест в Среднюю Азию и Казахстан. Выселению балкарцев с родины предшествовали события, позже обозначенные историками как Черекская трагедия.

В ноябре 1942 года у воинских частей 37 армии Закавказского фронта, оборонявшей территорию Кабардино-Балкарии, сложилась тяжёлая ситуация.

После взятия немецкими войсками Нальчика, 11 стрелковая дивизия НКВД СССР оказалась в полукольце, так как была отрезана от Прохладненской и Орджоникидзевской дорог, по которым осуществлялся отход войск и снабжение отступающих воинских частей.

В связи с этим командованием 37 армии было принято решение вывести войска, находящиеся в Кабардино-Балкарии, через Верхнюю Балкарию в Грузию. Этим планам пытались помешать несколько человек, объединившихся в бандформирование.

Как следует из архивных документов, «особую активность проявили бандгруппы Черекского района, возглавляемые Батталом Табаксоевым, Исмаилом Занкишиевым(бывший председатель Верхне-Балкарского сельсовета), и другими».

Идейным вдохновителем этих формирований в НКВД считали «агента немецких спецслужб» Якуба Жангуразова, который до войны работал пропагандистом Черекского райкома ВКП(б).

НКВД было дано распоряжение: «Повести самую решительную, беспощадную борьбу с бандитами и их пособниками, уничтожать их на месте, сжигать полностью постройки и имущество, уничтожать все, что может возродить почву для бандитизма. Ни в коем случае не проявлять жалости… При боевых действиях захватывать заложников (родственников)». В ночь с 27 по 30 ноября сводным отрядом 11 стрелковой дивизии НКВД под командованием капитана Н. Ф. Накина была проведена жесточайшая кровавая карательная операция по отношению к мирным жителям, в результате которой погибло более 1500 женщин, стариков и детей в селениях Сауту, Глашево и Кюнлюм. Тем временем на фронтах Великой Отечественной войны сражались все боеспособные мужчины этих сёл[3].Вот так решались судьбы целого народа, жаль людей, но они выстояли и вернулись к себе на родину.

А теперь о настоящем, поездка прошла успешно, погода радовала, машина бегала, мы наслаждались горным воздухом и конечно прекрасными видами. Все же лучше гор могут быть только горы!

Первая остановка

Небольшой водопад, а вернее живая вода.

Надо держаться, лететь всего то метров 150.

Ущелье.

Перед броском в неизвестность

Вот она и неизвестность

Внутри, все чистенько, без приукрас, как вырубили, так и оставили, разве что повесили несколько лампочек.

  • Тут небольшое отступление, в прошлом году катали в Европу, их туннели кардинально отличаются от наших, как говориться почувствуйте разницу.

Это фото из нашего прошлогоднего путешествия в Европу, как говорится, почувствуйте разницу. Ну нет у них души.

Приехали на место, видно древние поселения, вернее что от них осталось. Говорят VIII век нашей эры.

Куда хочешь туда и иди.

Я например хотел бы все таки попасть в Тегеран.

  1. Мостик через реку железный, судя всего по весне другие просто смывает.

Комнаты в домике, что на заднем плане, сдаются, желающие провести время в прекрасном месте могут обратится.

Можно сказать, моя Аленушка, правда в сказке был братец Иванушка, ноя не такой.

Куда без них, к сожалению четверть уже исчезла, пока думали, что нужно сфотографировать.

После вкусного обеда, поднялись к руинам. Местный товарищ приставал к туристам.

Ты кого козлом назвал?

Смотри, наша машинка!

Селедка плавает, удочки не было.

Бегут ручьи…

Дорога домой.

Вольво не подвел.

Не переключайтесь, продолжение следует, есть еще вторая часть, собственно про Голубые озера.

Источник: https://www.drive2.ru/l/7598026/

Боевики объяснили, за что расстреляли туристов в Приэльбрусье

Сразу на нескольких экстремистских сайтах появились сообщения о том, почему были расстреляны лыжники в Кабардино-Балкарии.

Боевики объяснил, почему произошел расстрел туристов 18 февраля 2011 года, когда группа лыжников на двух микроавтобусах ехала в Терскол Кабардино-Балкарии. В результате три человека — Денис Белоконь, Ирина Патрушева, Вячеслав Кара — погибли на месте. Валерий Белоконь и Сергей Ефимов получили ранения.

В тот же день на сайте «Исламдин» появилась соответствующая новость, где погибших называют «кафирами», то есть неверными, и врагами: «Кафиры прилетели из Москвы в аэропорт Минеральных вод и, наняв такси направились в наш Вилайят, под видом туристов, якобы в курортную зону для отдыха. Когда они доехали до селения Заюково, их догнала мобильная группа муджахидов и расстреляла».

Автор материала напоминает о том, что «ранее руководство муджахидов неоднократно предупреждало, что заезд в зону боевых действий под видом «туристов» и «охотников», которых спецслужбы оккупантов засылают на разведку, запрещена и будет пересекаться всеми возможностями».

Напомним, что ранее выдвигалась версия о том, что боевиков интересовала только девушка Ирина Патрушева, которую они приняли за родственницу бывшего главы ФСБ Николая Патрушева.

Другой экстремистский сайт «Кавказ-Центр» в сообщении о нападении на туристов напоминает, что ФСБ якобы часто использует под видом туристов, охотников, альпинистов, лыжников и пр. своих спецагентов в качестве разведчиков. Впрочем, этот сайт уже не открывается.

Читайте также:  Георгий гурджиев: чем прославился учитель «пути хитреца»

По мнению экспертов, подобное объяснение вполне вписывается в изменившийся характер террора в республике, когда главный мотив боевиков — нанести удар по туристическому бизнесу, который является основой благополучия республики, посеять хаос и страх.

В интервью эксперт по радикальному исламу Авром Шмулевич отметил, что «при жизни лидера кабардинских исламистов Анзора Астемирова вооруженная борьба в КБР была направлена практически исключительно против местных и федеральных силовых структур. После его ликвидации 27 марта 2010 силами ФСБ террор в КБР изменился, резко увеличилось число убийств тех, кто был не согласен с исламизацией, а также бизнесменов, отказывавшихся платить закят имаратчикам».

По данным издания, ответственность за нападение на туристов лежит на новом лидере моджахедов Кабардино-Балкарии Аскере Джаппуеве (Абдуллахе), 1971 года рождения, который занял место убитого Астемирова.

В то же время источник в органах следствия заявил, что в качестве главной версии сейчас рассматривается причастность к этим инцидентам неофициального лидера «баксанского джамаата» Казбека Ташуева. Несколько членов этой группировки объявлены в розыск, однако их фамилии пока не называются.

Не пропусти молнию! Подписывайся на нас в Telegram

Источник: https://www.obozrevatel.com/abroad/boeviki-obyasnili-za-chto-rasstrelyali-turistov-v-prielbruse.htm

Читать

  • Константин Казенин
  • «Тихие» конфликты на Северном Кавказе:
  • Адыгея, Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия

Светлой памяти моих родителей Татьяны Валентиновны Галицкой (1938–2002) и Игоря Игоревича Казенина (1942–2006),

Всегда терпеливо ждавших меня из кавказских командировок

R.I.P.

Северный Кавказ — сгусток многовековой боли. Ни одна из существующих в регионе проблем никогда не была решена до конца. Здесь, словно огурцы на зиму, консервировалось все, начиная от запредельного напряжения в межнациональных отношениях и кончая абсолютными провалами в решении вопросов социально-экономического развития.

Поэтому — в пересчете на душу населения ли, на единицу территории ли — регион имеет наибольшее количество «замороженных» конфликтов, немыслимое число безработных, целый букет других социальных и прочих болезней. В этом смысле, если Чечня сегодня и является язвой на теле России, то только одной из многих.

Где ни ковырни на Кавказе, там или ржа, или проказа, поразившая страну в целом.

Абдулла Асиев, газета «Чеченское общество», № 18 (109), 28 сентября 2007 г.

  1. Память не стареет,
  2. Память душу греет,
  3. Память — это вечная вражда.

(Из песни рок-группы «Лицо кавказской национальности», 2005 г.)

Предисловие

На протяжении 1990-х и начала 2000-х гг. Северный Кавказ в основном воспринимался в России как «Чечня и окрестности»: все наиболее значимые события происходили именно в Чечне, соседние регионы пребывали в ее грозной «тени».

В середине 2000-х ситуация стала меняться: чеченский лидер Рамзан Кадыров при поддержке федерального центра получил всецелый контроль над своей республикой, которая, по многим оценкам, сделалась для российской власти еще менее «прозрачной», чем в военные годы.

При этом Кадырову не позволили стать фигурой общекавказского масштаба: на другие регионы российского Кавказа чеченское руководство мало оказывает влияние.

Можно долго спорить о том, насколько стабильна нынешняя ситуация в Чечне, однако очевидно, что, пока она сохраняется в своем сегодняшнем виде, позиции федерального центра на кавказском направлении во многом зависят от того, что происходит в других северокавказских республиках.

Агрессия Грузии против Южной Осетии в августе 2008 г. подтвердила и дополнительно повысила политическую роль республик Северного Кавказа, которые вовсе не ограничились в тех событиях функциями тыла.

Если чеченский батальон «Восток» в составе регулярных частей Российской армии принял участие в ответной операции против грузинских войск, то другие народы Северного Кавказа были готовы послать в район конфликта своих добровольцев. Это заставило вспомнить о грузино-абхазской войне 1992–1993 гг.

, когда победа Абхазии в значительной мере была обеспечена войсками Конфедерации горских народов, состоящими из северокавказцев. На этот раз неконтролируемого участия добровольцев в конфликте не было.

Общественные организации, способные объявить их призыв, показали, что не будут этого делать без согласования с федеральным центром. Но стало очевидным и то, что «национальные» регионы Юга России по-прежнему обладают значительным потенциалом политической и военной мобилизации населения.

Поэтому неудивительно, что эти республики сегодня уже никому не представляются «гнилыми местечками» и вызывают серьезный интерес политиков, политологов, журналистов.

Правда, здесь не обошлось без некоторых «несправедливостей»: Дагестан, Ингушетия, Северная Осетия получают гораздо более пристальное внимание, чем республики Западного Кавказа, считающиеся более «спокойными».

Действительно, ситуация в Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии лишь в редкие моменты достигала того накала, который стал уже привычным для восточных соседей этих республик, а Адыгея и вовсе счастливо избежала в постсоветское время каких-либо грозовых событий.

Однако во всех западных республиках Северного Кавказа в последние годы происходили весьма непростые процессы, и не раз приходилось слышать прогнозы, что имеющиеся там внутренние противоречия могут вырваться наружу и вызвать серьезные социальные катаклизмы.

Адыгея, Карачаево-Черкесия и Кабардино-Балкария в значительной мере объединены общей многовековой историей, а на рубеже XX и XXI веков развивались, можно сказать, параллельным курсом. После политической неопределенности 1990–1991 гг.

власть в этих республиках крепко взяли в свои руки представители местной бюрократии, занимавшие там ключевые посты еще во времена СССР.

Можно сказать, что смены поколений, имевшей тогда место во властных структурах многих регионов, на западе Кавказа с уходом коммунистического режима не произошло: там в запасе у партийной бюрократии оказалось еще несколько лет достаточно спокойного существования.

Однако к началу 2000-х гг. во всех трех республиках элиты уже основательно «лихорадило», противоречия между властными кланами, бизнес-группами, отдельными территориями становились все ощутимее.

По сути своей эти противоречия вряд ли сильно отличаются от того, что можно видеть во многих других субъектах Российской Федерации, где и сегодня, несмотря на возрастающую регулярность государственного устройства, нередко возникают конфликты, связанные с борьбой за какие-то активы или за рычаги политического влияния.

Однако в данном случае значимость — и потенциальная опасность — любого такого конфликта усиливается той самой «кавказской спецификой», о которой, к месту или не к месту, говорится немало.

На мой взгляд, эта специфика — не в пресловутой «горячности» жителей региона и не в приписываемом им неумении решать спор миром: несостоятельность этого последнего обвинения в свой адрес народы Северного Кавказа, в том числе его западной части, за постсоветский период не раз доказывали. Истинная же специфика видится в ином.

Северный Кавказ — особенно в своем наиболее густонаселенном городском секторе — объединил разные народы, но не стал для них «плавильным котлом», лишающим этнического самосознания. Оно на западе Кавказа укрепляется еще и тем, что у основных проживающих там народов довольно сильно отличаются судьбы, как в далеком, так и в недавнем прошлом.

Всякая заметная фигура в северокавказских республиках неизбежно воспринимается сквозь призму своей принадлежности к тому или иному народу, а всякая территория — прежде всего как часть исторической земли определенного этноса.

Это вовсе не влечет неизбежность межнациональной конфронтации: ее на западе Кавказа даже в трудные моменты почти всегда удавалось не допустить.

Но любое вполне рядовое событие наших дней — будь то региональные или местные выборы, изменение границ муниципальных образований или смена собственника на предприятии — в этой части России оказывается «нагруженным» совершенно особыми, незнакомыми многим другим регионам смыслами. Любой такой эпизод видится как продолжение истории целого народа (или, чаще, двух либо трех народов), даже если на практике он затрагивает интересы очень ограниченного круга лиц. Такая особенность кавказского «зрения» заставляет с большим вниманием относиться даже к локальным конфликтам, которыми на других территориях заведомо можно было бы пренебречь.

Настоящее издание не претендует на полное изложение новейшей истории Адыгеи, Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии. Его задача в том, чтобы охарактеризовать основные очаги конфликтов, имеющихся на сегодня в этих республиках, и потенциал общественных сил, в данные конфликты вовлеченных.

Исторические данные приводятся лишь постольку, поскольку они необходимы для понимания сегодняшней ситуации (по состоянию на начало 2009 г.). Рассматриваются только внутренние конфликты в этих республиках.

Поэтому за пределами внимания осталось, в частности, противостояние правоохранительных органов и представителей «неофициального» ислама в Кабардино-Балкарии: эта тема сильно связана с общекавказской исламской ситуацией, а также с событиями в Чечне.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=243851&p=13

Расстрел охотников в КБР: раненых добивали

Эксперты выяснили, что бандиты расстреливали еще живых тяжело раненных мужчин, чтобы избавиться от свидетелей.

  • Осмотр тел погибших в Баксанском районе Кабардино-Балкарии восьмерых человек показал: троих еще живых мужчин боевики добили из автоматов.
  • Судя по всему, бандиты боялись, что кто-то из расстрелянных ими охотников выживет, и позже сможет рассказать милиционерам направление, куда они скрылись, и опознать их.
  • Список убитых:
  1. Владимир Ткаченко (48 лет, станица Суворовская)
  2. Николай Гавриленко (31 год, город Пятигорск)
  3. Анатолий Будагов (25 лет, город Пятигорск)
  4. Валерий Тарасов (27 лет, город Пятигорск)
  5. Александр Волк (43 года, город Железноводск)
  6. Владимир Андреев (46 лет, город Пятигорск)
  7. Александр Григоров (32 года, станица Побегаловка)
  8. Тлепшев — егерь, (Кабардино-Балкария)
Читайте также:  Почему до петра i вино в россии продавали только бочками

Как рассказали Life News в правоохранительных органах республики, группа охотников, возглавляемая тремя егерями местного хозяйства, случайно наткнулась на блиндаж, в котором укрывались четверо боевиков.

Инцидент произошел ранним утром 18 декабря. Как рассказали Life News в силовых ведомствах Кабардино-Балкарии, семеро охотников из Ставропольского края отправились в лес в районе города Баксан. Вели группу трое профессиональных егерей, уроженцев Кабардино-Балкарии.

В ходе перестрелки с боевиками, четверо охотников были убиты сразу, другие попытались сбежать, отстреливаясь из карабинов. Лучше вооруженные и натасканные в нелегальных лагерях подготовки бандиты быстро догнали бегущих и расстреляли их.

Троих раненых охотников бандиты добили, а двоих егерей — Соблирова и Тлепшева — захватили в плен.

— Некоторое время мужчин, судя по всему, жестоко избивали, пытали, чтобы узнать, кто именно знает о том, что группа охотников находится в этом районе, — рассказал наш источник в правоохранительных органах.

После этого четверо преступников оттащили трупы убитых в блиндаж и закрыли его. К этому времени к месту ЧП уже выехали милиционеры, услышавшие стрельбу в лесу.

По всей видимости, преступники добили одного из захваченных ими егерей по пути — его тело находилось отдельно от остальных жертв. Второго егеря, Соблирова, боевики взяли в заложники — на тот случай, если спецслужбы загонят их в угол.

Life Shot наш оперативный канал в Telegram

Источник: https://life.ru/47079

Битва под Кенделеном: из-за чего кабардинцы и балкарцы устроили межэтнический конфликт

Всадников не пустили проехать через село во время празднования 310-летия сражения

Нальчик, 18 сентября. «Петля времени» — так обычно в фантастических фильмах обозначают ситуацию, которая повторятся раз за разом и должна чему-то научить главных героев.

Похоже, именно такое явление произошло 17 сентября у села Кенделен Эльбрусского района Кабардино-Балкарии.

Празднование исторического события обернулось межнациональным конфликтом, который будто под кальку списан с событий десятилетней давности.

Посторонним вход воспрещен

Страсти накалились задолго до 310-й годовщины Канжальской битвы. Ее, к слову, считают одним из переломных моментов в истории черкесов. Тогда, в начале 18 века, кабардинцы отказались платить дань хану Каплан Гирею и разгромили войска османов и крымских татар под его предводительством. Потому отмечать дату собирались с размахом.

Помимо танцев и застолий решено было отдать дань уважения павшим героям: проехать на конях к месту сражения, горе Канжаль. Путь должен был пролегать через село Кенделен, населенное балкарцами.

Однако за три дня до мероприятия местные силовики вызвали на серьезный разговор инициаторов похода — членов общественной организации «Шууей Хасэ», что в переводе на русский звучит как «Собрание всадников». 

— Нам сообщили, что жители Кенделена высказались резко против этой идеи, — сообщил один из наездников. — Что они не хотят видеть на своей земле черкесов со своим флагом и будут всячески этому препятствовать. Чтобы избежать конфликтов, нас попросили отказаться от затеи.

Повод для предосторожностей у правоохранителей был весьма весомый. В 2008 году, во время 300-летнего юбилея разгрома врагов, случилось первое столкновение. Балкарцы отказались пропустить всадников, заблокировали проезд и устроили митинг.

Выкрикивая «Канжальской битвы не было» и размахивая плакатами «Не дадим застолбить землю», они хотели вынудить незваных гостей обогнуть населенный пункт.

Два дня продолжалось противостояние: старики, женщины, дети, враждебно настроенные мужчины, вооруженные арматурой, — улицы были полны и днем, и ночью. Для погашения конфликта на «минное поле» стянули сотни полицейских и ОМОН.

В результате в сопровождении мужчин в камуфляже всадникам удалось проехать через селение. Казалось, конфликт исчерпан, выводы должны быть сделаны с обеих сторон. Но нет. Спустя десятилетие ситуация повторяется.

— После беседы с представителями МВД большинство желающих отправиться в поход распрощались с этой идеей. Заявки подавали свыше 200 человек, к подножию горы поехали только 30.

Вместо руководителя «Шууей Хасэ» Аслана Кудаева, отказавшегося от затеи, «конный полк» возглавил 54-летний Ибрагим Яганов.

Этот общественный деятель прославился отстаиванием прав черкесского народа, в 90-е годы во время грузино-абхазского конфликта командовал батальном добровольцев, получил звание Героя, ныне занимается разведением коней.

Окружение Яганова характеризует его как рассудительного человека, который уже навоевался и пытается урегулировать конфликты мирным путем. Видимо, поэтому он, посоветовавшись с другими участниками похода, принял решение объехать село, несмотря на то, что так путь станет намного длиннее и опаснее. 

— Лошадям пришлось взбираться по скалам, уклон некоторых отрезков достигал 40 градусов. К тому же по утрам в горах выпадает роса, что делает тропы еще более скользкими, а камни — неустойчивыми. Но Ибрагим Хасанбиевич пошел на этот риск во имя спокойствия двух народов, — рассказал РИА «Регион online» один из соратников Яганова, работающий с ним в фермерском хозяйстве.  

Однако это не спасло ситуацию. Пока всадники добирались до места битвы, активисты, узнавшие об изменении планов земляков, резко осудили действия кенделенцев. Около двух десятков человек прибыли в село с требованием пропустить наездников на обратном пути.

Видео разгоряченных мужчин, кричащих о нарушении свободы передвижения, выложили в социальные сети. Ролик молниеносно разошелся по интернету, к месту разгорающегоcя конфликта съехались группы поддержки с обеих сторон. И у тех, и у других были доводы.

Кабардинцы напомнили, что каждый год по Нальчику и соседним поселениям проходит конное шествие балкарцев — и никто им не ставит палки в колеса. Жители Кенделен, в свою очередь, заявили, что любое собрание, хоть митинг, хоть конный поход, обязательно должно быть согласовано.

А на это разрешения у властей никто не спрашивал. Однако в приватных беседах высказывается другая, неофициальная причина: люди боятся, что под шумок празднования у них отберут земли.

Наследие Сталина

История таких опасений берет начало несколько веков назад, во время активной дележки территорий и постоянных войн.

Однако обострение ситуации произошло во время правления Сталина, создающего на Кавказе республики по одному и тому же шаблону: земли одного народа «пилили» и насильно отдавали другому, соседствующему, конкурирующие поселения объединяли в один регион с целью постоянного противостояния.

Так произошло с Кабардой и Балкарией: в 1922 году их объединили в Кабардино-Балкарскую автономную область. Конфликт вокруг Канжальской битвы — лишь предлог, причина была заложена намного раньше. И, как утверждают политические активисты, эта история до сих пор используют в грязных целях для разжигания противостояния двух народов. 

К вечеру село было полно полицейских, гвардейцев, чиновников, активистов и прессы. И местных жителей, и разбушевавшихся приезжих скручивали и усаживали в «воронок», дабы не накалять обстановку. По сообщениям в соцсетях, во время дневного выяснения отношений пострадал старец из села, однако правоохранители пока не подтверждают эту информацию. 

— В село нагнали около 10 автобусов с силовиками, это немного сбило накал страстей, приезжие перестали размахивать флагами и выкрикивать угрозы, — сообщили в Совете старейшин балкарского народа.

Сами всадники проведут эту ночь в горах, о том, как они будут возвращатьсся: в объезд или через село, — еще не известно. Возможно, к утру противоборствующим сторонам удастся прийти к консенсусу.

Сейчас выезд на трассу А-158, расположенный в районе Кызбурунского поста ГИБДД, перекрыт. В Кенделене дежурят оперативные группы. А в социальных сетях идет активное обсуждение конфликта.

Кто-то напоминает про Конституцию РФ и объясняет, что проезд должен быть везде открыт, кто-то говорит, что за такое наглое вторжение на чужие земли можно жестоко поплатиться.

Однако большинство просит включать холодный рассудок и не обострять и без того непростые отношения между народами. 

 

Источник: https://news-r.ru/news/kabardino_balkar_republic/249343/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector