Как генерал барклай-де-толли спас россию в 1812 году

26 мая исполняется 200 лет со дня смерти русского полководца, героя Отечественной войны 1812 года Барклая-де-Толли — человека, о котором наши современники почти ничего не знают.

Между тем для победы над Наполеоном он сделал, быть может, не меньше, чем всем известный Кутузов.

Как генерал Барклай-де-Толли спас Россию в 1812 году

Неблагодарность

Написав в 1835 году стихотворение «Полководец», посвященное М. Б. Барклаю-де-Толли, А. С. Пушкин извинялся перед дочерью Кутузова Е. М. Хитрово за то, что своевольная лира откликнулась не на имя ее великого отца.

Действительно, Кутузова благодарили все. Хотя вклад Барклая в победу над французами был не меньше, а современные аналитики считают, что и больше, чем у всенародно любимого князя Смоленского.

Недаром перед Казанским собором в Петербурге стоит два памятника — Кутузову и Барклаю.

Как генерал Барклай-де-Толли спас Россию в 1812 году

Памятник Барклаю-де-Толли у Казанского собора на Невском проспекте. Фото Skif-Kerch/Wikimedia Commons/CC-BY-SA-4.0

В народе Михаила Богдановича называли «Болтай да и только». Но Пушкин увидел иное: неблагодарность, неумение сказать спасибо за сделанное, нежелание видеть действительные заслуги в лице того человека, который чем-то не угодил.

«О вождь несчастливый! Суров был жребий твой:Все в жертву ты принес земле тебе чужой.Непроницаемый для взгляда черни дикой,В молчанье шел один ты с мыслию великой,И в имени твоем звук чуждый невзлюбя,Своими криками преследуя тебя,Народ, таинственно спасаемый тобою,

Ругался над твоей священной сединою…»

Один из главных неприятелей Барклая-де-Толли, любимец армии Петр Иванович Багратион, уже раненый на Бородинском поле, просил передать сопернику всего два слова: «спасибо» и «виноват». Пушкин не снимал и с себя вины. За десять лет до этих строк он с сочувствием писал о вражде цесаревича Константина «с немцем Баркалаем» и смеялся скабрезным шуткам, обыгрывающим его фамилию.

Как звали Михаила Богдановича?

Настоящее имя Михаила Богдановича — Михаэль Андреас. Почему не Михаил Андреевич? Пути русификации неисповедимы. Его отца звали Вейнгольд Готард. Второе имя при переводе с немецкого — «Богом данный» — именно от него и произошло русское отчество.

Барклай-де-Толли родился на мызе Памушис в Лифляндии (ныне Латвия, а сам поселок находится на территории Литвы), в обедневшей остзейской семье, которая и сама с трудом могла разобраться со своими национальными корнями, являясь ветвью шотландского рода Барклай оф Толли, известного с XI века.

Как генерал Барклай-де-Толли спас Россию в 1812 году

В 1664 году один из предков полководца бежал из Англии, поскольку был приверженцем казненного короля Карла I Стюарта. Спасаясь от революции и ища службы, он добрался до Риги. Онемечился, его потомки поступили на шведскую службу, где уже считали себя шведами. Но Ригу взял Петр I…

С этого времени семья де-Толли служила в России. Для того времени довольно типичная история русского военного из остзейцев. Как типично и то, что дату рождения Михаил Богданович помнил неточно — 13 (24) или 16 декабря, 1757 или 1761 года. Разные документы указывают по-разному.

Как генерал Барклай-де-Толли спас Россию в 1812 году

Герб князей Барклай-де-Толли-Веймарн

Незнатное происхождение Барклая сказалось на продвижении по службе — ему понадобилось 20 лет, чтобы достигнуть чина полковника. При этом он постоянно занимался самообразованием и продвигался по лестнице назначений, хоть и медленно, зато своим трудом.

Еще в царствование Екатерины II принял участие во Второй войне с Турцией, при штурме Очакова проявил храбрость и хладнокровие. Потом в войне со Швецией, наконец с Польшей, когда за взятие Вильно (ныне Вильнюс) был награжден орденом св. Георгия 2-й степени.

Отвоевал практически все войны с революционной Францией, разменял Наполеоновские начала XIX века.

Как генерал Барклай-де-Толли спас Россию в 1812 году

Сражение под Прёйсиш-Эйлау 27 января (8 февраля) 1807 года. Художник Александр Аверьянов

В январе 1807 году был тяжело ранен в руку в сражении при Прёйсиш-Эйлау. Врачи вынули около 40 обломков раздробленной кости. Именно он, а не фельдмаршал Л.

Беннкигсен, выдержал напор почти всей наполеоновской армии, ведомой самим Бонапартом. Такая храбрость и такие умения требовали награды.

В Мемеле во время лечения Барклая посетил Александр I, который оставил ему своего лейб-медика Я. В. Виллие.

Стратегия «скифской войны»

В разговоре с императором военачальник изложил тому план будущей войны, которую Наполеон обязательно предпримет против России.

Поскольку враг будет рассчитывать на «вторую Полтаву» — большое генеральное сражение недалеко от границы — именно этого противнику и нельзя позволить.

Следует заманивать его вглубь страны, придав сопротивлению изматывающий характер, вынуждая оставлять по пути в гарнизонах значительные силы, что неизбежно ослабит армию захватчика и позволит выиграть одними маневрами.

Как генерал Барклай-де-Толли спас Россию в 1812 году

Военный совет в Филях. Алексей Кившенко, 1880. Барклай-де-Толли сидит под иконой

Именно так все и произошло. С 1810 года Барклай занимал пост военного министра и готовился к затяжной «скифской войне», когда войска отступают перед носом у противника, уводя его все дальше и дальше по чужой территории. Расчет был верен.

Но в него не входил «человеческий фактор» — ни общество, ни тем более армия, знавшая весь XVIII век одни победы — не готовы были терпеть и сносить поражения. Эмоциональные всплески подчиненных требовали то одного, то другого сражения, без которого, по мнению Барклая, вполне можно было обойтись. Не зря А. П.

Ермолов назвал командующего «ледовитым» — тот просто не понимал, отчего бесится в отступлении князь Багратион, который писал: «Нельзя оставлять такую добрую, такую хорошую родину! …Барклай ведет гостя прямо в Москву».

После оставления Смоленска к командующему пришел атаман М. И. Платов в простом плаще, заявив, что никогда больше не оденет русский мундир — «это стало позорным».

Брат царя великий князь Константин, руководивший гвардейским корпусом, говорил: «Не русская кровь течет в том, кто нами командует»… Вместе с группой генералов он явился к Барклаю, накричал на того, назвал «немцем, подлецом и изменником, продающим Россию». Командующий заявил только: «Пусть каждый делает свое дело, я сделаю свое».

Как генерал Барклай-де-Толли спас Россию в 1812 году

Атаман М. И. Платов. Картина неизвестного художника

Он был убежден, что не следует идти на поводу у эмоций. «Участь империи зависела от сохранения армии, мне вверенной, я утомлял и удерживал неприятеля». Однако трудно было преодолеть недовольство. Командующего перестали приветствовать криком «Ура!» На одном из привалов Барклай спросил солдата: «Хороша ли каша?» Тот ответил: «Каша хороша, только кормить нас не за что!»

Сразу вспоминаются строки М. Ю. Лермонтова: «Мы долго молча отступали,/ Обидно было, боя ждали…»

Искал смерти

В таких условиях император не мог оставить прежнего командующего армии и заменил его на М. И.

Кутузова, с которым оживились надежды на наступление, однако тот продолжил тактику Барклая, ибо именно она давала верную надежду на победу в дальнейшем.

В день Бородинского сражения 26 августа 1812 года Барклай, по собственному выражению, «искал смерти — не нашел». Под ним было убито пять лошадей, но сам полководец не получил ни царапины.

Как генерал Барклай-де-Толли спас Россию в 1812 году

Бородинское сражение. Художник Луи Лежен

В оставляемой Москве толпа кинулась к карете Барклая, намереваясь разорвать его. Один из сопровождающих А. А. Закревский обнажил саблю и отпугнул нападавших. В Калуге в возок бывшего командующего бросали камни с криком: «Вот едет изменник!»

Но Александр I сохранил доверие к Барклаю, вскоре он вернул его в армию. Сначала командующим немногочисленной 3-й армией, потом командующим объединенной русско-прусской армией. Михаил Богданович провел успешную осаду крепости Трон.

Как генерал Барклай-де-Толли спас Россию в 1812 году

М. Б. Барклай-де-Толли. Художник Д. Доу, 1829

В сражении при Бауцене 8–9 мая 1813 года помешал французскому маршалу М. Нею обойти правое крыло союзников. После Битвы народов при Лейпциге Барклая-де-Толли возвели в графское достоинство. К концу войны император буквально осыпал его наградами, как бы извиняясь за вынужденную несправедливость.

Шпага с алмазами и лаврами, чин генерал-фельдмаршала за взятие Парижа, пост главнокомандующего. После войны Барклай-де-Толли уже купался в славе. Однако к 1818 году его здоровье начало стремительно ухудшаться. Он отправился в Германию на лечение, но на пути скончался недалеко от города Инстербурга.

Как генерал Барклай-де-Толли спас Россию в 1812 году

Мавзолей Барклая-де-Толли в бекгофском имении. Эстония. Фото Bonio/Wikimedia Commons/CC-BY-3.0

* * *

Заканчивая стихотворение «Полководец», Пушкин назвал современников «жрицы минутного, поклонники успеха». «Как часто мимо вас проходит человек, / Над кем ругается слепой и буйный век…» И что же? Именно он оказывается спасителем тех, кто в своей слепоте издевался над ним.

Источник: https://foma.ru/barklay-de-tolli-nelyubimyiy-polkovodets.html

Отечественная война 1812 — Барклай-де-Толли

Барклай-де-Толли, Михаил Богданович

Как генерал Барклай-де-Толли спас Россию в 1812 году Михаи́л Богда́нович Баркла́й-де-То́лли (при рождении Михаэль Андреас Барклай де Толли, нем. Michael Andreas Barclay de Tolly, 16 (27) декабря 1761 — 14 (26) мая 1818) — выдающийся российский полководец, генерал-фельдмаршал (с 1814), военный министр, князь (с 1815), герой Отечественной войны 1812 года, полный кавалер ордена Святого Георгия. Командовал всей русской армией на начальном этапе Отечественной войны 1812 года, после чего был замещён М. И. Кутузовым. В заграничном походе русской армии 1813—1814 годов командовал объединённой русско-прусской армией в составе Богемской армии австрийского фельдмаршала князя Шварценберга. В историю военного искусства, по мнению западных авторов, он вошёл как архитектор стратегии и тактики «выжженной земли» — отрезания основных войск противника от тыла, лишения их снабжения и организации в их тылу партизанской войны.

В российской истории он запомнился как полководец, который вынужденно совершал стратегическое отступление перед Наполеоном в Отечественной войне 1812 года и за это несправедливо был подвергнут осуждению современников.

  • Отечественная война 1812 года

Оценка роли Барклая-де-Толли в войне 1812 года во многом определялась взглядами и влиянием при дворе «русской партии», видевшей в Барклае «немца» и требовавшей его смещения с поста главнокомандующего. Поместное дворянство было не в восторге от его тактики «выжженной земли», которую он вынужден был использовать в оборонительной войне с более сильной армией Наполеона. В Отечественной войне 1812 года Барклай-де-Толли командовал 1-й Западной армией, размещённой на границе Российской империи в Литве. Под натиском превосходящих сил вынужденно отступал, проводя арьергардные бои под Витебском и в Смоленске. Под Смоленском в начале августа соединился со 2-й Западной армией П. И. Багратиона, который подчинился ему скорее добровольно, но скоро стал открыто обвинять Барклая в неспособности руководить войсками. Как позднее Барклай написал в журнале действий 1-й армии про свои отношения с Багратионом: «Я должен был льстить его самолюбию и уступать ему в разных случаях против собственного своего удостоверения, дабы произвести с большим успехом важнейшие предприятия». Вынужденное отступление вызвало недовольство в стране и армии. Характерным примером отношения в российском обществе к Барклаю являются слова в частном письме от 3 (15) сентября 1812 года: «Барклай, ожидая отставки, поспешил сдать французам всё, что мог, и если бы имел время, то привёл бы Наполеона прямо в Москву. Да простит ему Бог, а мы долго не забудем его измены». 29 августа 1812 года в командование всеми войсками вступил М. И. Кутузов. Барклай де Толли остался командующим 1-й Западной армии. В Бородинском сражении он командовал правым крылом и центром русских войск, проявил большое мужество и искусство в управлении войсками. Очевидцы утверждают, что генерал Барклай в этой битве намеренно подставлялся под огонь врага, не в силах выносить молчаливое осуждение армии и общества. До Бородина его войска отказывались приветствовать Барклая, считая его главным виновником поражений. Передают, что в день битвы под ним убито и ранено пять лошадей. Тем не менее он продолжал упрямо отстаивать необходимость стратегического отступления, на военном совете в Филях высказался за оставление Москвы. В личном письме жене от 11 (23) сентября (то есть после оставления Москвы) он написал: «Чем бы дело ни кончилось, я всегда буду убеждён, что я делал всё необходимое для сохранения государства, и если у его величества ещё есть армия, способная угрожать врагу разгромом, то это моя заслуга. После многочисленных кровопролитных сражений, которыми я на каждом шагу задерживал врага и нанёс ему ощутимые потери, я передал армию князю Кутузову, когда он принял командование в таком состоянии, что она могла помериться силами со сколь угодно мощным врагом. Я её передал ему в ту минуту, когда я был исполнен самой твёрдой решимости ожидать на превосходной позиции атаку врага, и я был уверен, что отобью её. Если в Бородинском сражении армия не была полностью и окончательно разбита — это моя заслуга, и убеждение в этом будет служить мне утешением до последней минуты жизни». В том же письме Барклай признался о тяжёлой моральной обстановке вокруг себя. У него не сложились отношения с главнокомандующим Кутузовым, человеком совсем другого склада характера и поведения. После реорганизации армии Кутузовым генерал Барклай оказался в двусмысленном положении. Сохраняя формально пост, фактически он был отстранён от управления войсками. В конце сентября, получив отпуск, он отправился в Калугу, затем через Петербург поздней осенью прибыл в свою деревню в Лифляндии. Барклай написал длинное письмо царю Александру I, в котором попытался изложить своё видение войны и причины отступления русских армий. В ответ он получил дружески расположенное письмо российского императора, в котором Александр признал правильность действий Барклая на посту командующего 1-й армией.

Читайте также:  Кем был александр матросов на самом деле

Все российские историки признают, что принципиальная стратегическая линия, намеченная Барклаем на начальном этапе Отечественной войны, не была изменена Кутузовым, и преемственность в командовании была сохранена.

Источник: https://war1812.my1.ru/index/barklaj_de_tolli/0-26

Барклай де Толли — роль в Отечественной войне 1812 г

Михаил Богданович Барклай де Толли (1761-1818) – главнокомандующий русской армией в период с июня по август 1812 года.

Этот генерал очень недооценен многими современниками и историками. При вступлении наполеоновской армии на территорию России генерал Барклай де Толлина Барклая сыпалась масса жесткой критики со стороны русского общества, в особенности от многих офицеров. Виной тому был тот факт, что Барклай де Толли никак не хотел дать французам крупной битвы, постоянно отступая.

Русские оставили Витебск, затем Смоленск после упорной битвы с неприятелем. С каждым приказом Барклая к отступлению ненависть к нему росла. После сдачи Смоленска главнокомандующий намеревался дать генеральное сражение Наполеону у Царева-Займище. Это место было очень благоприятным для русской армии.

Но было поздно, так как указом императора Александра I Барклай де Толли был смещен со своей должности.

Так почему же Барклай так вел себя? Зачем так долго испытывал нервы русского общества и императора? Дело в том, что Барклай был очень прозорливым и мужественным человеком. Он прекрасно осознавал, что французскую армию в России подстерегает много бед. Это и ненависть русского народа к неприятелю, и тяжелые дороги, суровый русский климат, огромные просторы.

Барклай понимал, что французы не получат от крестьян продовольствия и их в России должна была ждать постепенная гибель. В то же время Барклай осознавал, что на первых порах серьезные столкновения с главной наполеоновской армией может закончиться гибелью русской армии или огромными ненужными потерями.

Французская армия была очень сильна качественно, превосходя при этом русскую количественно. Михаил Барклай де Толли понимал, что еще рано пускать в бой с неприятелем все свои силы, понимал, что Наполеон ждал от него этого шага. Однако единомышленников и поддержки у Барклая почти не было. Ему хватило мужества взять на себя крест быть облитым грязью со всех сторон.

С резкой критикой в его адрес высказывались Багратион и другие видные генералы.

После сдачи Смоленска Барклай де Толли был смещен с поста главнокомандующего, как раз перед тем как он решился на генеральное сражение. Эта новость сильно ударила по нему.

Главнокомандующим русской армией стал Кутузов. Он продолжал стратегию Барклая, но прекрасно осознавал, что сдать Москву без генерального сражение нельзя. Эта битва состоялась на бородинском поле в 1812 году.

Барклай де Толли действовал в этом сражении очень храбро и рискованно. Очевидцы писали, что в тот день он искал смерти.

После Бородинской битвы Москва была оставлена русскими войсками, а Кутузов упорно продолжал придерживаться стратегии Барклая.

Стоит признать, что роль Барклая де Толли в итоговой победе над Французами по итогам 1812 года нельзя недооценивать.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/596393c83c50f7adf442fc9a/596481bdd7d0a6b7a8e11546

Как потомок горцев Барклай-де-Толли подарил России Финляндию, обманул Наполеона и спас Россию

27 декабря 1761 года в небольшом литовском поселке Памушис родился человек, чей род восходил к шотландским горцам. Хотя можно сказать и так — родился будущий великий русский полководец, полный Георгиевский кавалер, основатель российской армейской разведки и контрразведки. Можно и ещё проще — спаситель России. Михаил Богданович Барклай-де-Толли.

Финляндия наша!

Исследователям солдатского фольклора известна поговорка, которая бытовала в войсках за несколько лет до начала Отечественной войны 1812 г. Звучала она так: «Погляди на Барклая, и страх не берёт!» А связана была с русско-шведской войной 1808–1809 гг.

В тот раз шведы, неоднократно битые ещё Петром Великим, внезапно проявили знаменитый нордический норов и умение драться.

Начало войны для России было явно неудачным — несколько отрядов были разбиты, другие отступали, а части контр-адмирала Николая Бодиско и вовсе капитулировали.Была ещё опасность, что русские смогут устроить морской десант в мягкое подбрюшье Швеции.

Но шведы были уверены, что Генерал Мороз нынче на их стороне. Ботнический залив, разделявший Россию и Швецию, в ту зиму сковал особенно толстый панцирный лёд, исключавший морские диверсии.

Замысел Барклая был дерзким до безумия. И уж точно беспрецедентным. На подобное ещё не отваживался никто за всю военную историю человечества.

Он предложил поднять войска непосредственно с зимних квартир и бросить их по льду залива сначала на Аландские острова, а потом на Стокгольм.

Главнокомандующий русской армии генерал Богдан Кнорринг в ужасе докладывал царю о «сумасшествии» своего подчинённого: «Государь! Батальоны не фрегаты, а казаки не шебеки, чтобы ходить по заливам!» Но императору идея Барклая неожиданно понравилась. 

250 вёрст по ледяной пустыне. Пять переходов. Пять ночёвок, во время которых не разрешали даже разводить костры, которые могут демаскировать. На вопрос: «А как же нам греться?» — невозмутимый Барклай отвечал: «Можете прыгать». Впрочем, не так уж сильно и мёрзли.

По настоянию Барклая, провиант был взят соответствующий — сухари, сало и водка.То, что русских не ждали, — мягко сказано. Первый пункт — Аландские острова — был взят с налёту. Шведский гарнизон не мог поверить, что такое возможно.

Он даже почти не сопротивлялся — потери с обеих сторон составили около 100 человек. Пленных же Барклай взял более 3 тысяч.

Не ждали наших и в Стокгольме. Очевидцы, возможно, несколько привирая, говорят, что сам король Густав IV 7 марта 1809 г. был разбужен залпом русских пушек в непосредственной близости от дворца.

В предместьях города, и это совершенно точно, уже появились казачьи разъезды. В любом случае, Густав был моментально низложен, а новый король тут же отправил к Барклаю-де-Толли парламентёров.

К России отошли не только стратегически важные Аландские острова, но и вся Финляндия. Идеальный способ ведения войны.

Второе место или забвение?

При жизни Пушкина из его знаменитого стихотворения «У русского царя в чертогах есть палата» изымали одну строфу. Вот она:Преемник твой стяжал успех, сокрытыйВ главе твоей. А ты, непризнанный, забытыйВиновник торжества, почил. И в смертный часС презреньем, может быть, воспоминал о нас.

Сейчас это приходится объяснять, но в те годы ясно было всем — Пушкин говорит здесь о Барклае и его «преемнике», Кутузове. Общественное мнение, а особенно потомки Кутузова, были страшно возмущены.

Как же так? Кто, по мнению Пушкина, спаситель России? Неужели не Кутузов, а какой-то чужеземец? Который к тому же не дал ни одного сражения, а только бесславно отступал?Чтобы показать «ничтожество» Барклая, на свет божий тут же извлекли переписку князя Багратиона, который в выражениях не стеснялся: «Наш министр нерешим, трус, бестолков, медлителен и имеет все худшие свойства». Или ещё хлеще: «Подлец, мерзавец, тварь Барклай отдал даром такую прекрасную позицию!»А теперь давайте сравним две цитаты.Первая: «С потерей Москвы не потеряна ещё Россия. Но когда уничтожится армия, погибнет и Москва, и Россия».Вторая: «Москва — не более как точка на карте Европы. Я не совершу для этого города никакого движения, способного подвергнуть армию опасности, так как надобно спасать Россию и Европу, а не Москву».

Может показаться, что это говорит один человек. Однако на самом деле первая фраза принадлежит Кутузову, а вторая — как раз Барклаю. 

Именно он, став военным министром в 1810 г., обладая исчерпывающими разведданными от службы, которую сам же и создал, разработал план войны с Наполеоном. План той самой «скифской войны». Отступление. Растягивание коммуникаций. Тревожащие удары. В перспективе — бегство неприятеля.

Читайте также:  Что будет, если жених уронит невесту на мосту

Вот свидетельство адъютанта Барклая, Владимира Левенштерна: «Он не раз поручал мне писать Его Величеству, что потеря нескольких провинций будет вскоре вознаграждена совершенным истреблением французской армии… Барклай умолял Его Величество потерпеть до ноября и ручался головою, что к ноябрю французские войска будут вынуждены покинуть Россию более поспешно, нежели вступили туда».

То, что события развивались точно по схеме Барклая, нам уже известно. Однако его имя в данном контексте не упоминается почти никогда. А если и упоминается, то реакция на него будет негодующей.

Поэтому лучше всего снова процитировать Александра Пушкина, которого трудно заподозрить в недостаточном патриотизме: «Неужели должны мы быть неблагодарны к заслугам Барклая-де-Толли потому, что Кутузов велик? Вы говорите, что заслуги его были признаны, оценены, награждены. Так, но кем и когда? Конечно, не народом и не в 1812 г.»

Последнее утверждение, к сожалению, осталось верным и более чем сто лет спустя.

Источник: http://fishki.net/2175921-kak-potomok-gorcev-barklaj-de-tolli-podaril-rossii-finljandiju-obmanul-napoleona-i-spas-rossiju.html?mode=recent © Fishki.net

Источник: https://myhistori.ru/blog/43213176276/Kak-potomok-gortsev-Barklay-de-Tolli-podaril-Rossii-Finlyandiyu,

Барклай-де-Толли Михаил Богданович — Сто великих полководцев России. Проект "Сто великих полководцев. Герой дня"

Максимов Евгений Яковлевич

Русский герой Трансваальской войны.Был добровольцем в братской Сербии,учавствуя в русско-турецкой войне.

В начале 20 века англичане начали вести войну против маленького народа- буров.Евгений упешно воевал против оккупантов и в 1900 году был назначен военным генералом.Погиб на русско-японской войне.

Кроме военной карьеры,он отличился и на литературном поприще.

Рекомендовал: Павел Ковалев

Воронов Николай Николаевич

Н.Н. Воронов — командующий артиллерией Вооружённых Сил СССР. За выдающиеся заслуги перед Родиной Воронову Н.Н. первому в Советском Союзе были присвоены воинские звания «Маршал артиллерии» (1943) и «Главный маршал артиллерии» (1944).
…осуществлял общее руководство ликвидацией окружённой под Сталинградом немецко-фашистской группировки.

Рекомендовал: ..

Долгоруков Юрий Алексеевич

Выдающийся государственный деятель и военачальник эпохи царя Алексея Михайловича, князь. Командуя русской армией в Литве, в 1658 г. разгромил гетмана В. Гонсевского в битве под Верками, взяв его в плен. Это был первый случай после 1500 г. когда русский воевода пленил гетмана. В 1660 г.

во главе армии, отправленной под осажденный польско-литовскими войсками Могилев, одержал стратегическую победу над противником на реке Басе у села Губарево,вынудив гетманов П. Сапегу и С. Чарнецкого к отступлению от города.

Благодаря дествиям Долгорукова «линия фронта» в Белоруссии по Днепру сохранялась до конца войны 1654-1667 гг.  В 1670 г.

возглавил армию, направленную борьбу с казаками Стеньки Разина, в кратчайшие сроки подавил казацкий мятеж, что в дальнейшем привело к присяге донского казачества на верность царю и превращению казаков из разбойников в «государевых слуг».  

Рекомендовал: Игорь Бабулин

Романов Пётр Алексеевич

За бесконечными дискуссиями о Петре I как политике и реформаторе несправедливо забывается, что он был величайшим полководцем своего времени. Он не только был отличным организатором тыла.

В двух важнейших сражениях Северной войны (битвы при Лесной и под Полтавой) он не только сам разрабатывал планы сражений, но и лично руководил войсками, находясь на самых важных, ответственных направлениях.
Единственный из известных мне полководцев был одинаково талантлив как в сухопутных, так и в морских сражениях.
Главное — Пётр I создал отечественную военную школу.

Если все великие полководцы России — наследники Суворова, то сам Суворов — наследник Петра.
Битва под Полтавой была одной из самых великих (если не величайшей) победой в отечественной истории. Во всех других великих захватнических нашествиях на Россию генеральная битва не имела решительного исхода, и борьба затягивалась, шла на истощение.

И только в Северной войне генеральное сражение кардинально переменило положение дел, и из нападающей стороны шведы стали обороняющейся, решительно потеряв инициативу.
Считаю, что Пётр I в списке лучших полководцев России заслуживает входить в первую тройку.

Рекомендовал: Дмитрий Журавлёв

Скопин-Шуйский Михаил Васильевич

Умоляю военно-историческое общество исправить чрезвычайную историческую несправедливость и внести в список 100 лучших полководцев, не проигравшего ни одного сражения лидера северного ополчения, сыгравшего выдающуюся роль в освобождении России от польского ига и смуты. И видимо отравленного за свой талант и умение.

Рекомендовал: Ярослав Евтихиев

Сталин Иосиф Виссарионович

Рекомендовал: …

Слащев-Крымский Яков Александрович

Оборона Крыма в 1919-20 гг. «Красные – мои враги, но они сделали главное – моё дело: возродили великую Россию!» (генерал Слащев-Крымский).

Рекомендовал: Василий Толстик

Хворостинин Дмитрий Иванович

Выдающийся полководец второй половины XVI в. Опричник.
Род. ок. 1520 г., умер 7 (17) августа 1591 г. На воеводских постах с 1560 г. Участник почти всех военных предприятий времен самостоятельного правления Ивана IV и правления Федора Иоанновича.

Имеет в активе несколько выигранных полевых сражений (в том числе: рзгром татар под Зарайском (1570), Молодинская битва (во время решающего сражения руководил русским отрядами в Гуляй-городе), разгром шведов у Лямиц (1582 г.) и нподалеку от Нарвы (1590)).

Руководил подавлением черемисского восстания в 1583-1584 гг., за что получил боярский чин. По совокупности заслуг Д.И. Хворостинин стоит намного выше уже предложенного тут М.И. Воротынского. Воротынский был знатнее и поэтому ему чаще доверяли общее руководство полками.

Но, по полководческим талатнам ему было до Хворостинина далеко.

Рекомендовал: Милослав Кольцов

Гурко Иосиф Владимирович

Генерал-фельдмаршал (1828-1901)Герой Шипки и Плевны, Освободитель Болгарии (его именем названа улица в Софии, установлен памятник).В 1877 г. командовал 2-й гвардейской кавалерийской дивизией.

Для быстрого захвата некоторых проходов через Балканы Гурко выступил во главе передового отряда, составленный из четырех конных полков, стрелковой бригады и новосформированного болгарского ополчения, при двух батареях конной артиллерии. Гурко выполнил свою задачу быстро и смело, одержал над турками ряд побед, закончившихся взятием Казанлыка и Шипки.

В период борьбы за Плевну Гурко, во главе войск гвардии и кавалерии западного отряда, разбил турок под Горным Дубняком и Телишем, затем снова пошел к Балканам, занял Энтрополь и Орханье, а после падения Плевны, усиленный IX корпусом и 3-й гвардейской пехотной дивизией, несмотря на страшную стужу, перевалил через Балканский хребет, взял Филиппополь и занял Адрианополь, открыв путь к Царьграду. По окончании войны командовал военными округами, был генерал-губернатором, членом государственного совета. Похоронен в Твери (пос.Сахарово)

Рекомендовал: Мария Парамонова

Джугашвили Иосиф Виссарионович

Собрал и координировал действия команды талантливых военных руководителей

Милорадович

Багратион, Милорадович, Давыдов — какая-то совсем особая порода людей. Сейчас таких не делают. Героев 1812 года отличала полная безбашенность, совершенное презрение к смерти.

И ведь именно генерал Милорадович, который прошел все войны за Россию без единой царпапины, стал первой жертвой индивидуального террора.

После выстрела Каховского на Сенатской площади по этому пути так и шла русская революция — вплоть до подвала Ипатьевского дома. Убирая лучших.

Рекомендовал: Андрей Назаров

Марков Сергей Леонидович

Один из главных героев раннего этапа русско-советской войны.
Ветеран русско-японской, Первой Мировой и Гражданской.

Кавалер ордена Святого Георгия 4-й степени, орденов Святого Владимира 3-й степени и 4-й степени с мечами и бантом, орденов Святой Анны 2-й, 3-й и 4-й степеней, орденов Святого Станислава 2-й и 3-й степеней. Обладатель Георгиевского оружия. Выдающийся военный теоретик. Участник Ледяного Похода. Сын офицера.

Потомственный дворянин Московской Губернии. Окончил Академию Генерального Штаба, служил в лейб-гвардии 2-й артиллерийской бригаде. Один из командиров Добровольческой Армии на первом этапе. Пал смертью храбрых.

Рекомендовал: Новиков Кирилл

Колчак Александр Васильевич

Видный военный деятель, деятель науки, путешественник и перовоткрыватель. Адмирал Русского Флота, чей талант был высоко оценён Государем Николаем Вторым.

Верховный Правитель России в годы Гражданской Войны,настоящий Патриот своего Отечества, человек трагической, интересной судьбы.

Один из тех военных, кто пытался спасти Россию в годы смуты, в тяжелейших условиях, находясь  в очень сложных международно-дипломатических условиях.

Рекомендовал: Япрослав Попов

Чапаев Василий Иванович

Источник: http://100.histrf.ru/commanders/barklay-de-tolli-mikhail-bogdanovich/

Верой и правдой за царя и Отечество

«Подвиг Барклая де Толли велик, участь  его трагически печальна и способна возбудить негодование…»

В.Г. Белинский. 

«Я предаю строгому суду всех и каждого дела мои. Пусть укажут другие способы, кои возможно было бы употребить для спасения Отечества». Эти слова из воспоминаний героя отечественной войны 1812 г.

генерал-фельдмаршала русской армии Михаила  Богдановича Барклай де Толли, 195 лет со дня, смерти которого исполняется 26 мая. Как полководец Барклай-де-Толли принадлежит к школе передового военного искусства начала 19 века.

Прослужив в армии несколько лет в нижних чинах, он воспитывал в офицерах уважительное отношение к солдатам, их человеческому достоинству и воинскому званию. Был строг к себе и к подчиненным.

В военной истории России личность Барклая-де-Толли примечательна еще и тем, что он был одним из немногих полководцев, удостоенных всех российских орденов первых степеней.

 Несмотря на то, что Михаил Богданович был русским подданным третьего поколения, его национальность в источниках и литературе определяется по-разному: «шотландец», «немец», «русский немец» и т. д.

Этот разнобой объясняется рядом причин: во-первых,  сложными генеалогическими связями фамилии Барклаев; во-вторых, тем, что до революции не существовало понятия «национальность», оно подменялось понятиями «подданство» и «вероисповедание»; в третьих, особым отношением к дворянам нерусского происхождения.

Николай Васильевич Гоголь писал: «Немцем, называют у нас всякого, кто только из чужой земли, хоть будь он француз, или цесарец, или швед – все немец». Так кто же он был по происхождению?

      Генерал-фельдмаршал Михаил Богданович Барклай де толи – одна из самых загадочных фигур русской военной истории. Деятельность его получила самые противоречивые оценки современников и потомков.

Его предки выходцы из древнего шотландского рода переселились в Лифляндию в конце XVII в. и после присоединения ее к России стали, верно, служить новой Родине.

Дед будущего фельдмаршала был бургомистром Риги, а отец вышел в отставку армейским поручиком.

     В трехлетнем возрасте Барклай был отправлен в Петербург к своему дяде, бригадиру русской армии фон Вермелену, который дал ему первоначальное общее и военное образование. В 14 лет был определен на службу в Псковский карабинерный полк и через два года учебы стал офицером. С 1788 г.

Барклай де Толли принял участие в Русско-турецкой войне доблестно проявил себя в армии Потемкина при штурме и взятия Очакова. В 1790 г. отправился в Финляндию, где в составе русской армии сражался против шведов. В 1798 г. полковник, командир егерского полка, за отличную подготовку которого произведен в генерал-майоры.

Читайте также:  Почему в китае много русских диалектов

Михаил Богданович был противником муштры, проявлял доброе и справедливое отношение к солдатам. Он отличался неприхотливостью в быту, в походе спал под открытым небом и мог обедать на барабане.

Вместе с тем в силу своего характера и происхождения был холодноват в общении с подчиненными, чопорен и, как позже подметил генерал А.Ермолов, «лишен дара объяснения».

      В период русско-прусско-французской войны 1806 – 1807 гг., действуя в составе корпуса Л. Беннигсена, Барклай де Толли отличился в сражениях под Пултуском, где командовал передовым отрядом. Затем при Янкове и Ландеберге он выдержал напор почти всей французской армии, дав возможность русской армии собраться под Прейсеш-Эйлау.

В этом кровопролитном сражении в январе 1807 г. он получил тяжелое ранение. Лечился в Мемеле, где его, как героя войны, посетил Александр I, на которого произвел большое впечатление своими взглядами на военное дело и военную политику России. В русско-шведскую войну 1808 – 1809 гг.

, во главе корпуса ему было поручено совершить переход по льду Ботнического залива, через пролив Кваркен, в Швецию, чтобы быстрее закончить войну, войска Барклая за двое суток преодолели около 100 верст пути по ледяным торосам и глубокому снегу. 10 марта 1809 г. заняли город Умео.

Ледяная экспедиция к берегам Швеции, писал Барклай в Петербург, «по трудности только русскому человеку под силу». Этот поход войск Барклая де Толли и двух других русских корпусов через морские льды, решивший исход войны, ставят в один ряд с переходом Суворова через Альпы 1799 г. и походом войск Гурко через Балканы в декабре 1877 года.

После подписания победного мира со Швецией Михаил Богданович был назначен генерал-губернатором Финляндии и командующим Финляндской армией с производством в генералы от инфантерии.

     В январе 1810 г. он сменил Аракчеева на посту военного министра, провел большую работу по усилению русской армии. Численность Вооруженных сил была увеличена, была усовершенствована система набора и обучения рекрутов, на западных границах усиливались старые крепости и создавались новые – в Бобруйске и Динабурге.

С деятельностью Барклая на посту военного министра связана еще одна, в высшей степени полезная мера. По его докладу царю с 1810 г. в России стала действовать (к стати впервые в мире) система военного атташата.

Специальные военные агенты прикомандировались к нашим заграничным посольствам и под прикрытием дипломатической неприкосновенности вели негласную разведывательную деятельность. Главное внимание, разумеется, было уделено Франции.

      Постепенно, после длительных размышлении Барклай пришел к выводу, что Наполеон может потерпеть поражение только в том случае, если будет найдена новая стратегия и новая тактика, которую нужно будет противопоставить его собственной традиционной стратегии и тактике.

Как действовать в случае нападения французов? Предложения были разными. Генерал Бенигсен предлагал, например, напасть первыми, атаковав французские части на территории Герцогства Варшавского и Восточной Пруссии. На подобный опрометчивый шаг русского командования, очень наделся Наполеон, готовивший таким образом ловушку.

И в том, что его надежды не сбылись, велика роль Барклая де Толли.

Концепция же самого Барклая заключалась в следующем: «В случае вторжения наполеона в Россию следует искусным отступлением заставить неприятеля удалиться от операционного базиса, утомить его мелкими предприятиями и завлечь вовнутрь страны, а затем с сохраненными войсками и с помощью климата подготовить ему, хотя бы за Москвой, новую Полтаву».

     Тяжелые моральные испытания выпали на долю Барклая де Толли в Отечественной войне 1812 г., когда его имя сделалось символом отступления русской армии и упреки в его адрес доходили до обвинений в государственной измене.

С необыкновенным достоинством перенес он эти испытания и вошел в отечественную историю как один из лучших военачальников. 24 июня 500 тысячная армия Наполеона начала переправу через Неман. Барклай, верный намеченной заранее стратегии, отвел свои войска из Вильно на север, а затем Дрисскому лагерю.

Наполеон направил преследовать его кавалерию Мюрата и пехоту Удино и Нея – свои лучшие части. Задержка в Дрисском лагере, устроенном столь неудачно, становился настоящей ловушкой для своих же. Главнокомандующий 1 западной армией двинулся в Полоцк, а затем к югу в Витебск, стремясь к соединению со 2-й армией Багратиона.

Он хорошо помнил слова Александр I при его отъезде в Санкт-Петербург: «Поручаю вам мою армию. Не забывайте, что у меня нет другой, и пусть эта мысль никогда вас не покидает».

     Мюрат таки догнал преследуемых у деревни Островно. Двухдневный бой не дал французам преимущества. Наполеоновский маршал ожидал подкреплений, чтобы наверняка покончить с упрямцами.

Но не тут-то было! Бивуачные костры в русском лагере, поддерживаемые специально оставленными солдатами, продолжали гореть всю ночь, притупляя внимание французов, но вокруг огня уже никого не было: под покровом темноты Барклай увел свою армию к Смоленску. 22 июля две русские армии соединились в районе Смоленска.

Главная задача – сохранить войска, не распилить их в приграничных сражениях была решена. Вопреки ожиданиям, военный министр принял решение отступать дальше, к Москве. Недовольство и возмущение Барклаем де толи усиливались. Брат царя Константин, находившийся в армии, был особенно резок, заявляя: «Не русская кровь течет в том, кто нами командует.

А мы, и больно, должны слушать его». В то время в русской армии служили много иностранцев на различных должностях  отношения к этому соответственно были разные со стороны наших офицеров и генералов. Некоторые шутили  вот, к примеру, был такой случай: Сенатор Безродный в 1811 году был правителем канцелярии главнокомандующего Барклая де Толли.

Ермолов  ездил по какому-то делу в канцелярию штаб-квартиры. Вернувшись, на вопрос товарищей: «Ну, как там?»- отвечал: — Плохо, — все немцы, кругом немцы. Есть у них один русский, да и тот — Безродный!

      Под давлением общественного мнения главнокомандующим русской армией был назначен М.И.Кутузов. 17 августа Кутузов прибыл к армии и, продолжив отступление, 26 го дал французам генеральное сражение у Бородино.  Многое пережил Барклай за эти дни, и, по свидетельству очевидцев, в день Бородинского сражения он искал смерти. Под ним было убито и ранено пять лошадей.

Уцелели немногие из его адъютантов, но самого Барклая смерть не коснулась даже крылом, хотя как позднее он признавался императору, жизнь тяготила его и гобелю на поле брани он надеялся примириться с укорявшей его Россией. Он руководил действиями правого фланга русской армии с таким спокойствием, искусством и энергией, что вернул себе доверие всей армии.

За Бородино он получил орден Святого Георгия 2-й степени.

      При дальнейшем отступлении, когда в Филях решался вопрос о сражении за Москву и большинство членов военного совета горело желанием дать сражение, Барклай де Толли мужественно высказался за оставление первопрестольной. На этом его участие в Отечественной войне завершилось: из-за болезни он покинул театр военных действий.

Было удовлетворено и его прошение об отставке с поста военного министра. Но, вопреки расхожему мнению, Барклай де Толли не ушел после этого в тень. Он еще немало прослужил России, и тень нанесенной ему несправедливой обиды постепенно растаяла. В феврале Александр I вернул его на театр военных действий, поручив командование 3-й армией.

После лютценского сражения его армия присоединилась к главной, которой после смерти Кутузова командовал генерал Витгенштейн. 17 мая Барклай сменил Витгенштейна на посту главнокомандующего русско-прусской армией.

  После неудачного сражения под Дрезденом, где действиями объединенной русско-прусско-австрийской армии руководил австрийский фельдмаршал Шварценберг,  Барклай де Толли с главными силами армии отступил к Кульму и разгромил наседавший на него корпус Вандама. Умело руководил Барклай войсками и в Лейпцигской «битве народов».

Герой Кульма и Лейпцига, он получил высокие награды – орден Святого Георгия 1-й степени и титул графа. В боевой обстановке его отличало необычное хладнокровие, которое даже стало солдатской поговоркой: «Погляди на Барклая, и страх не берет».

     В 1814 г. Михаил Богданович руководил русскими войсками в сражениях во Франции. Когда Барклай де Толли въезжал в Париж рядом с царем, тот взял его за руку и поздравил со званием генерал-фельдмаршала. По заключении мира он был назначен командующим 1-й армией, штаб которого располагался в Варшаве. Весной 1815 г.

, после бегства Наполеона с острова Эльбы и его возвращения во Францию, Барклай со своей армией двинулся на запад, но разгром Наполеона под Ватерлоо состоялся еще до прибытия русских войск. Продолжив поход, в июне вторично вошел в Париж.

После военного смотра, при Вертю, где русские поразили всех своей выправкой и слаженностью, Александр I возвел фельдмаршала в княжеское достоинство. Осенью 1815 г. Барклай де Толли вместе с 1-й армией вернулся в Россию. Весной следующего года он отправился для лечения в Германию.

После тяжелой болезни умер близ Кенигсберга и был похоронен в родовом имении в Лифляндии. В 1823 г. его могилу украсил великолепный мавзолей.

      Современники и потомки долго продолжали спор о деятельности Барклая в качестве главнокомандующего русской армией в 1812 г. В этот спор включился даже А.С.

Пушкин, он оценил его как в высшей степени мужественного военачальника, честного и бескорыстного человека.

Александр Сергеевич удостоил его стихотворением «Полководец», а также оставил такие строчки в ненаписанной 10-й главе «Евгения Онегина»:

  • Гроза двенадцатого года.
  • Настала — кто тут нам помог?
  • Остервенение народа, Барклай,
  • зима иль русский бог?

Хотя в пору отступления на начальном этапе Отечественной войны некоторые современники едва ли не рассматривали Барклая как предателя, позднее они оценили его заслуги. В памяти потомков Барклай де Толли остался полководцем с благородным и независимым характером, честно исполнившим свой долг перед Россией.

Список Литературы:

  1. История Государства Российского Издательство «Книжная палата» М.: 1997.
  2. Ю.Любченков Сто великих аристократов Издательство «Вече» М.: 2003.
  3. В.Н.Балязин Фельдмаршал Михаил Богданович Барклай де Толли: жизнь и полководческая деятельность. Воениздат М.: 1990.
  4. Ю.В.Рубцов Их подвигам дивился мир М.: 1997.
  5.  Ю.И.Стукалов История Отечественной войны 1812 г. М.: 1987.
  6. Н.О.Казаков О записках Барклая де Толли // Военно-исторический журнал 1974.
  7. И.Н.Трофимов «Полководец» М.: 1974.

Габриэль Цобехия

Источник: http://morpolit.milportal.ru/cobexiya-gabriel-veroj-i-pravdoj-za-carya-i-otechestvo/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector