Когда русская элита перестала говорить на французском

Когда русская элита перестала говорить на французском

В XIX веке дворянские дети начинали говорить на французском раньше, чем на родном. А повзрослев, зачастую владели русским языком хуже, чем речью Мольера и Вольтера. Наши аристократы по-французски не только говорили, но и думали.

Языковой барьер«Тело мое родилося в России, это правда; однако дух мой принадлежал короне французской». Денис Фонвизин. «Бригадир» (1769 г.

)Разумеется, случаев, когда правящий класс говорил по-другому, нежели народные массы, в истории предостаточно: норманнские завоеватели в Англии, монголы в юаньском Китае. Однако то были именно пришельцы-захватчики, сознательно отгораживавшие себя от простонародья (в том числе и языковым барьером).

В Российской империи, напротив, правящий класс по большей части был русским (к примеру, на 1812 год среди генералитета доля «природных русаков» составляла порядка 60-65%; а если брать офицерство, количество носителей иностранных фамилий и вовсе не превышало 10-12%).

Тем удивительнее ситуация, при которой языком не только международного, но и бытового общения отечественной элиты совершенно сознательно и на многие десятилетия избирается Français.

Когда русская элита перестала говорить на французском

Для того были, казалось, и вполне объективные причины. Золотой век русского дворянства, длившийся с XVIII столетия и до конца наполеоновских войн, совпал с эпохой расцвета Франции, ставшей гегемоном в Европе, а значит, и во всём мире.

За политическим лидерством всегда следует идеологическое: лионские белошвейки — законодательницы мод, Дидро и Вольтер — властители умов, а блеск Версаля — недостижимый идеал для других монархов. Неудивительно, что галльские язык и массовая культура занимали в мире такое же место, как США и английский — сейчас.

Так что представитель элиты любой страны волей-неволей вынужден овладеть инструментом мирового общения, чтобы не остаться на обочине жизни.

Итог очевиден: к началу XIX века в домашней библиотеке русского дворянина в среднем более 70% книг современных авторов принадлежали перу французов, тогда как лишь оставшаяся треть приходилась на остальных, вместе взятых: англичан, немцев, итальянцев.

А среди изданий, продававшихся в книжных лавках Петербурга и Москвы в 1801-1812 годах, 50% имели французский оригинал. Да и первые стихотворные опыты самого Пушкина были написаны по-… ну вы поняли.

  • Язык элитного потребления
  • Когда русская элита перестала говорить на французском
  • Учитель для русского
  • Закат франкофонии
  • Когда русская элита перестала говорить на французском

«Князь говорил на том изысканном французском языке, на котором не только говорили, но и думали наши деды». Лев Толстой. «Война и мир»Приведённые факты, однако, не объясняют, почему французский стал способом нашего элитарного общения. Но обратимся к лингвистической статистике. Из 300 слов русского языка, обозначающих элементы и фасоны одежды, по меньшей мере 1/3 — французского происхождения. Для предметов роскоши (дорогая утварь, бижутерия, парфюм, драгоценности, алкоголь) количество названий с галльскими корнями приближается уже к 3/4. Всё это — следствия «элитного потребления» нашего правящего класса, обменивавшие продукты труда подневольных крестьян на побрякушки и платья «из самого Парижу».Влияние Франции на наши внешнеэкономические связи оставалось подавляющим вплоть до 1917 года: к началу XX века доля французского капитала среди всех иностранных инвестиций в Россию была наибольшей — 31% (Англия — 24%, Германия — 20%).«Он по-французски совершенно мог изъясняться и писал». Александр Пушкин. «Евгений Онегин».И всё-таки, попробуем разобраться: когда же в России отмечена первая вспышка галломании? Всякая революция, в том числе Великая Французская, по понятным причинам порождает колоссальную эмиграцию лучших людей, не нашедших места при новом режиме. За 1789-99 годы число таких беглецов в Россию превысило 15 тысяч: громадная цифра, учитывая, что общее количество российских дворянских родов составляло лишь около 100 тысяч. Надо ли говорить, что петербургский свет встретил изгнанников с сочувствием и восторгом, видя в них светочей культуры и защитников монархического порядка.«Скоро в самых отдалённых губерниях всякий небогатый даже помещик начал иметь своего маркиза» — писал в мемуарах современник Пушкина, Филипп Филиппович Вигель.Малоизвестный факт: в феврале 1793 года, под впечатлением от казни Людовика XVI, Екатерина Великая издала указ, обязывавший французов или выехать за границу, или принести присягу, что те не поддерживают революционные идеи. Соответствующую клятву дали около полутора тысяч, отказались от присяги — 43 человека.В итоге, множество вчерашних парижан стали гувернёрами и учителями помещичьих детей; даже наставником императора Александра I в юные годы был швейцарец-франкофон Лагарп. (Добавим в скобках, что следующее поколение русских аристократов было выпестовано многими из 190 тысяч пленных французов, оставшихся в стране снега после разгрома Наполеона).Так что язык Декарта и Бюффона над колыбелью дворянского младенца начинал звучать куда раньше, чем сказки Арины Родионовны.«Француз — кургуз». Владимир Даль. «Пословицы русского народа».В 1812 г. русским офицерам во время кавалерийских разъездов запрещалось говорить на французском, поскольку партизаны, особенно в тёмное время суток, могли и пальнуть из засады, услышав «ненашенский» говор. На процессе 1826 года многие декабристы давали показания по-французски, так как родным владели плохо.

Вслед за превращением в XIX веке Великобритании в мирового лидера поменялись и, с позволения сказать, лингвистические тренды.

Уже при Николае I императорский двор заговорил по-русски (даже с женщинами, что, как отмечали современники, явилось «неслыханным делом»).

А к середине столетия удивительное общество, где любой офицер, переодевшись в партикулярное платье, мог заехать в расположение наполеоновской гвардии и успешно выдать себя за француза, осталось лишь на страницах «Войны и мира».

«Кириллица»

Источник: https://alwtogether.com/index.php/culture/history/28744-2017-05-21-00-00-15

Почему в Российской империи высший свет говорил на французском, а не на русском языке?

Как французский язык стал языком аристократии

18-19 века — это период так называемой галломании: повсеместной любви ко всему французскому. Это коснулось всей Европы, всех европейских держав, а не только Российской империи.

Когда русская элита перестала говорить на французском

Причиной тому, что с 18 века французская культура ушла далеко вперёд в сравнении со всеми остальными государствами: мода, этикет, литература, театр, образование, наука. А в царской России в 18 веке ощущался явный вакуум в светской жизни.

Курьёз состоял в том, что многие аристократы, всю жизнь прожившие в России, не знали русского языка. Они хорошо знали французский, немецкий, английский, но только французский имел статус дипломатического языка при дворах среди высшей знати.

Если посмотреть деловую и частную переписку того времени, то видно, что языком общения дворян был французский язык.

Когда русская элита перестала говорить на французском

Говорить по-французски имело смысл, так как молодые представители дворянских родов довольно часто и относительно легко передвигались по Европе, устраиваясь на службу при дворе тех или иных монархов. В самой Российской империи служилая дворянская элита представляла собой микс выходцев из различных стран Европы.

Нужно понимать, что российские аристократы никогда не причисляли себя к национальной элите, а существовали как бы поверх этнических обществ низших сословий.

Да и русские цари, русскими по крови не были:

  • Екатерина II — немка
  • Мария (супруга Павла I) — немка
  • Елизавета (супруга Александра I) — немка
  • Ма­рия (супруга Александра II ) — немка
  • Мария (супруга Александра III) — датская принцесса
  • Александра (супруга Николая II) — немка

Почему же в стране, где императоры были по крови немцами, всё же предпочитали французский язык для общения при дворе? Ответ простой. Потому что французский был языком международным в ту эпоху. А внутри империи он был языком статусным: подчёркивал различие между аристократом и плебеем.

Когда русская элита перестала говорить на французском

Французский язык был официальным языком в Англии

Источник: https://www.molodostivivat.ru/questions-and-answers/pochemu-v-rossijskoj-imperii-vysshij-svet-govoril-na-francuzskom-a-ne-na-russkom-yazyke.html

Как русская элита стала говорить по-французски

«Тело мое родилося в России, это правда; однако дух мой принадлежал короне французской». Денис Фонвизин. «Бригадир» (1769 г.)

Когда русская элита перестала говорить на французскомРазумеется, случаев, когда правящий класс говорил по-другому, нежели народные массы, в истории предостаточно: норманнские завоеватели в Англии, монголы в юаньском Китае. Однако то были именно пришельцы-захватчики, сознательно отгораживавшие себя от простонародья (в том числе и языковым барьером). В Российской империи, напротив, правящий класс по большей части был русским (к примеру, на 1812 год среди генералитета доля «природных русаков» составляла порядка 60-65%; а если брать офицерство, количество носителей иностранных фамилий и вовсе не превышало 10-12%). Тем удивительнее ситуация, при которой языком не только международного, но и бытового общения отечественной элиты совершенно сознательно и на многие десятилетия избирается Français.

Для того были, казалось, и вполне объективные причины. Золотой век русского дворянства, длившийся с XVIII столетия и до конца наполеоновских войн, совпал с эпохой расцвета Франции, ставшей гегемоном в Европе, а значит, и во всём мире.

За политическим лидерством всегда следует идеологическое: лионские белошвейки — законодательницы мод, Дидро и Вольтер — властители умов, а блеск Версаля — недостижимый идеал для других монархов. Неудивительно, что галльские язык и массовая культура занимали в мире такое же место, как США и английский — сейчас.

Так что представитель элиты любой страны волей-неволей вынужден овладеть инструментом мирового общения, чтобы не остаться на обочине жизни.

Итог очевиден: к началу XIX века в домашней библиотеке русского дворянина в среднем более 70% книг современных авторов принадлежали перу французов, тогда как лишь оставшаяся треть приходилась на остальных, вместе взятых: англичан, немцев, итальянцев.

А среди изданий, продававшихся в книжных лавках Петербурга и Москвы в 1801-1812 годах, 50% имели французский оригинал. Да и первые стихотворные опыты самого Пушкина были написаны по-… ну вы поняли.

«Князь говорил на том изысканном французском языке, на котором не только говорили, но и думали наши деды». Лев Толстой. «Война и мир»

Когда русская элита перестала говорить на французскомПриведённые факты, однако, не объясняют, почему французский стал способом нашего элитарного общения. Но обратимся к лингвистической статистике. Из 300 слов русского языка, обозначающих элементы и фасоны одежды, по меньшей мере 1/3 — французского происхождения. Для предметов роскоши (дорогая утварь, бижутерия, парфюм, драгоценности, алкоголь) количество названий с галльскими корнями приближается уже к 3/4. Всё это — следствия «элитного потребления» нашего правящего класса, обменивавшие продукты труда подневольных крестьян на побрякушки и платья «из самого Парижу».

Влияние Франции на наши внешнеэкономические связи оставалось подавляющим вплоть до 1917 года: к началу XX века доля французского капитала среди всех иностранных инвестиций в Россию была наибольшей — 31% (Англия — 24%, Германия — 20%).

И всё-таки, попробуем разобраться: когда же в России отмечена первая вспышка галломании? Всякая революция, в том числе Великая Французская, по понятным причинам порождает колоссальную эмиграцию лучших людей, не нашедших места при новом режиме.

За 1789-99 годы число таких беглецов в Россию превысило 15 тысяч: громадная цифра, учитывая, что общее количество российских дворянских родов составляло лишь около 100 тысяч.

Надо ли говорить, что петербургский свет встретил изгнанников с сочувствием и восторгом, видя в них светочей культуры и защитников монархического порядка.

Читайте также:  Зачем на руси младенцу на запястье вешали чеснок

Когда русская элита перестала говорить на французском«Скоро в самых отдалённых губерниях всякий небогатый даже помещик начал иметь своего маркиза» — писал в мемуарах современник Пушкина, Филипп Филиппович Вигель.

Малоизвестный факт: в феврале 1793 года, под впечатлением от казни Людовика XVI, Екатерина Великая издала указ, обязывавший французов или выехать за границу, или принести присягу, что те не поддерживают революционные идеи. Соответствующую клятву дали около полутора тысяч, отказались от присяги — 43 человека.

В итоге, множество вчерашних парижан стали гувернёрами и учителями помещичьих детей; даже наставником императора Александра I в юные годы был швейцарец-франкофон Лагарп. (Добавим в скобках, что следующее поколение русских аристократов было выпестовано многими из 190 тысяч пленных французов, оставшихся в стране снега после разгрома Наполеона).

Так что язык Декарта и Бюффона над колыбелью дворянского младенца начинал звучать куда раньше, чем сказки Арины Родионовны.

Источник: http://sloven.org.rs/rus/?p=2444

Чем современная российская «элита» отличается от элит западных стран?

Когда русская элита перестала говорить на французском

kremlin

Почему истеблишмент России настолько непатриотичен к родине?

Франция издавна славится своими традициями, и одной из них является тяга французов к тем или иным протестам.

То, что во Франции называется «простыми французскими забастовками», во многих других странах могло бы быть охарактеризовано бунтом.

Отсюда возникает вопрос, как с такими народными реакциями стране удается удерживать свое единство? И ответ на него лежит в плоскости менталитета французский элиты.

Так, в частности во Франции существует понятие «гордый парижанин» (Fier parisien).

Этим словом принято описывать костяк французской элиты, а точнее его главную национальную черту — даже если вы оппозиционно настроены к власти, саму страну вы обязаны любить безусловно.

«Гордый парижанин» может прекрасно знать английский язык, но при этом принципиально отказываться говорить на нем с приезжими иностранцами.

Подобные представители истеблишмента составляют большинство почти во всех кругах французской элиты — университетской, промышленной, военной, научной и так далее. При этом каждый из них на память расскажет все славные страницы истории.

Что особо важно, в отличие от «элиты» нашей страты, никто из ее французских «коллег» не станет отрицать достижения своей родины лишь на том основании, что они произошли в дореволюционной Франции, а не во Французской республике после смены власти и строя. В этом и кроется весь контраст.

Современные российские псевдоэлитарии — в эстрадной среде, элите бизнеса, экономики и так далее, напротив, полностью убеждены, что о каком бы этапе истории нашей страны не шла речь в публичном обсуждении, главным объединяющим всех их фундаментом должно являться противопоставление родине.

В целом корни такой ситуации найти не тяжело. В подавляющем большинстве, «либеральные» элитарии сформировали свои взгляды в период позднего СССР и «демократических» 90-х. То есть уже при отсутствии в России объединяющей базы ценностей и идеологии.

В результате став обеспеченными людьми, «звездами» шоу-бизнеса, политиками или бизнесменами, такие люди по определению не могли страдать излишком патриотизма. Ввиду отсутствия ценностных отождествляющих со страной ориентиров, на первом месте для них всегда стоит собственное благополучие.

А поскольку Запад от идеологии не отказался, в своих взглядах «либеральные» элиты пользуются строго западными идеями.

Иронично, но попытка силой навязать чуждый образ жизни нашему народу красной нитью проходит по всей истории отечественной интеллигенции. И в этом отношении, «либеральная» элита оригинальной не была.

Более того, поскольку взгляды Запада чаще всего оказывались в российских реалиях малоприменимы, это лишь еще больше отторгало истеблишмент от народа.

Укрепляло «логичность» тезиса о неправильности «русской толпы» и направляло мысли в зарубежное русло.

По всем поступкам экономического блока правительства прекрасно видно, что они и сегодня не отождествляют себя со страной, а лишь исполняют наемные функции.

По мнению псевдолибералов, народ должен попросту получать столько, чтобы в массе своей не иметь сил питать «иллюзий» о построении собственного сильного государства, оставаться вписанным в Западный мир и расценивать верхом развития наличие 100 сортов колбасы и сыра в магазинах. Государственники в Кремле такого взгляда не разделяют, поэтому в элитах России и существует раскол.

В XIX веке ориентированная на Европу «элита» России не случайно общалась лишь на французском языке. Считая русский слишком простонародным, они еще раз доказали, что ничего страшнее в России, чем обладающий властью прозападный либерал, быть, как правило, не может.

Справедливости ради стоит сказать, что в целом, элиты многих стран в общем своем векторе непатриотичны. Однако это не касается великих держав. Национализм элит Франции, Англии, Германии и США, общеизвестен, о мировоззрении Японии или Китая считающих себя особенными на фоне варваров, говорить и вовсе излишне.

При этом если в отношении «близких» Западу элит, англосаксы еще могут проявить понимание, в частности, предпочесть полному уничтожению ассимиляцию, как это было в период, когда «бароны» Шотландии предали страну за посулы английской Короны, российскую прозападную элиту никто жалеть не будет. К сожалению, история мало чему учит представителей псевдоэлитарных кругов, хронически мешая понять, что кормят их лишь до тех пор, пока они работают на развал России.

Запад за свою историю не раз доказал, что знаменит умением побеждать в информационно-психологической войне.

И то, насколько антироссийской стала обработанная Западом за пару десятилетий российская же элита, лишь доказывает этот факт.

Использовать силу противника против него самого, за счет предательства и ручного ставленника и вправду куда эффективнее нежели идти на прямой конфликт. В этом векторе и работает «элитарная» пятая колона.

Принцип восточных боевых искусств, перенесенный англосаксами на геополитику, гласит — «съедай» пространство своего противника с его же помощью. Поэтому сделав российскую элиту антироссийской, Запад поручил ей ряд задач — удерживать в стране дезинтеграцию и не позволять народу объединившемуся в нацию создать сверхдержаву. Последствия этого мы наблюдаем до сих пор.

Без идеологии — фундамента групповой идентичности, фокусом интеграции русских людей стали универсальные ценности религии. А потому именно они сегодня находятся в ракурсе информационной войны. Сама же элита, веру, как правило отрицает, и это еще больше превращает ее в страту, которой чужд народ.

Поскольку самого по себе православия недостаточно для превращения народа в нацию ввиду необходимости социально-экономической и культурно-политической единой платформы, в списке задач прозападной «элиты» числилось и это — блокирование любого формирования русского ядра, переписывание истории, «расшатывание» политической сферы и диверсии во внутренней экономике.

С 1990-х годов все мы долгие годы наблюдали, как с уровня «либеральной» элиты усиленно поощрялась национальная разобщенность, а в социальных институтах — школах, ВУЗах и даже армии, практически не культивировалось чувство идентичности людей. Лишь в последние годы (с периода возвращения Крыма), тенденция начала меняться, а отрицательную динамику удалось, как минимум, затормозить.

Тем не менее, если сегодня французские элиты, элиты Германии или Британии не отделяют себя от нации и государства, российская элита все еще разделена, смотрит в разные стороны и не имеет синергии.

Силовики и государственники в отношении патриотизма к родине схожи в мировоззрении со своими западными коллегами, либеральные же круги отождествляют себя друг с другом только тем, что ничего общего с Россией не имеют.

В итоге нашей стране предстоит еще много трудностей на этом пути, но, если курс на возрождение сверхдержавы и далее будет продолжен, процесс национализация истеблишмента так или иначе пройдет. Как говорят во враждебной нам Британии: «Right or wrong, мy country», то есть «права она или не права, но это моя родина». Данный постулат должен быть «родовым» и у нашей элиты.

Хубиев Руслан
http://www.iarex.ru

Источник: https://www.putin-today.ru/archives/85072

Чем современная российская «элита» отличается от элит западных стран?

Почему истеблишмент России настолько непатриотичен к родине?

Руслан Хубиев

Когда русская элита перестала говорить на французском

Франция издавна славится своими традициями, и одной из них является  тяга французов к тем или иным протестам.

То, что во Франции называется  «простыми французскими забастовками», во многих других странах могло бы  быть охарактеризовано бунтом.

Отсюда возникает вопрос, как с такими  народными реакциями стране удается удерживать свое единство? И ответ на  него лежит в плоскости менталитета французский элиты.

Так, в частности во Франции существует понятие «гордый парижанин»  (Fier parisien).

Этим словом принято описывать костяк французской элиты,  а точнее его главную национальную черту — даже если вы оппозиционно  настроены к власти, саму страну вы обязаны любить безусловно.

«Гордый  парижанин» может прекрасно знать английский язык, но при этом  принципиально отказываться говорить на нем с приезжими иностранцами.

Подобные представители истеблишмента составляют большинство почти во  всех кругах французской элиты — университетской, промышленной, военной,  научной и так далее. При этом каждый из них на память расскажет все  славные страницы истории.

Что особо важно, в отличие от «элиты» нашей страты, никто из ее  французских «коллег» не станет отрицать достижения своей родины лишь на  том основании, что они произошли в дореволюционной Франции, а не во  Французской республике после смены власти и строя. В этом и кроется весь  контраст.

Современные российские псевдоэлитарии — в эстрадной среде, элите  бизнеса, экономики и так далее, напротив, полностью убеждены, что о  каком бы этапе истории нашей страны не шла речь в публичном обсуждении,  главным объединяющим всех их фундаментом должно являться противопоставление родине.

Ввиду отсутствия ценностных отождествляющих со страной ориентиров, на  первом месте для них всегда стоит собственное благополучие. А поскольку  Запад от идеологии не отказался, в своих взглядах «либеральные» элиты  пользуются строго западными идеями.

Иронично, но попытка силой навязать чуждый образ жизни нашему народу  красной нитью проходит по всей истории отечественной интеллигенции. И в  этом отношении, «либеральная» элита оригинальной не была.

Более того,  поскольку взгляды Запада чаще всего оказывались в российских реалиях  малоприменимы, это лишь еще больше отторгало истеблишмент от народа.

 Укрепляло «логичность» тезиса о неправильности «русской толпы» и  направляло мысли в зарубежное русло.

По всем поступкам экономического блока правительства прекрасно видно,  что они и сегодня не отождествляют себя со страной, а лишь исполняют  наемные функции.

По мнению псевдолибералов, народ должен попросту получать столько,  чтобы в массе своей не иметь сил питать «иллюзий» о построении  собственного сильного государства, оставаться вписанным в Западный мир и  расценивать верхом развития наличие 100 сортов колбасы и сыра в  магазинах. Государственники в Кремле такого взгляда не разделяют,  поэтому в элитах России и существует раскол.

В XIX веке ориентированная на Европу «элита» России не случайно  общалась лишь на французском языке. Считая русский слишком  простонародным, они еще раз доказали, что ничего страшнее в России, чем  обладающий властью прозападный либерал, быть, как правило, не может.

Читайте также:  «казаки создали россию»: почему так говорил лев толстой

Справедливости ради стоит сказать, что в целом, элиты многих стран в  общем своем векторе непатриотичны. Однако это не касается великих  держав. Национализм элит Франции, Англии, Германии и США, общеизвестен, о  мировоззрении Японии или Китая считающих себя особенными на фоне  варваров, говорить и вовсе излишне.

При этом если в отношении «близких» Западу элит, англосаксы еще могут  проявить понимание, в частности, предпочесть полному уничтожению  ассимиляцию, как это было в период, когда «бароны» Шотландии предали  страну за посулы английской Короны, российскую прозападную элиту никто  жалеть не будет. К сожалению, история мало чему учит представителей  псевдоэлитарных кругов, хронически мешая понять, что кормят их лишь до  тех пор, пока они работают на развал России.

Запад за свою историю не раз доказал, что знаменит умением побеждать в  информационно-психологической войне.

И то, насколько антироссийской  стала обработанная Западом за пару десятилетий российская же элита, лишь  доказывает этот факт.

Использовать силу противника против него самого,  за счет предательства и ручного ставленника и вправду куда эффективнее  нежели идти на прямой конфликт. В этом векторе и работает «элитарная»  пятая колона.

Принцип восточных боевых искусств, перенесенный англосаксами на  геополитику, гласит — «съедай» пространство своего противника с его же  помощью. Поэтому сделав российскую элиту антироссийской, Запад поручил  ей ряд задач — удерживать в стране дезинтеграцию и не позволять народу  объединившемуся в нацию создать сверхдержаву. Последствия этого мы  наблюдаем до сих пор.

Без идеологии — фундамента групповой идентичности, фокусом интеграции  русских людей стали универсальные ценности религии. А потому именно они  сегодня находятся в ракурсе информационной войны. Сама же элита, веру,  как правило отрицает, и это еще больше превращает ее в страту, которой  чужд народ.

Поскольку самого по себе православия недостаточно для превращения  народа в нацию ввиду необходимости социально-экономической и  культурно-политической единой платформы, в списке задач прозападной  «элиты» числилось и это — блокирование любого формирования русского  ядра, переписывание истории, «расшатывание» политической сферы и  диверсии во внутренней экономике.

С 1990-х годов все мы долгие годы наблюдали, как с уровня  «либеральной» элиты усиленно поощрялась национальная разобщенность, а в  социальных институтах — школах, ВУЗах и даже армии, практически не  культивировалось чувство идентичности людей. Лишь в последние годы (с  периода возвращения Крыма), тенденция начала меняться, а отрицательную  динамику удалось, как минимум, затормозить.

Тем не менее, если сегодня французские элиты, элиты Германии или  Британии не отделяют себя от нации и государства, российская элита все  еще разделена, смотрит в разные стороны и не имеет синергии.

Силовики и  государственники в отношении патриотизма к родине схожи в мировоззрении  со своими западными коллегами, либеральные же круги отождествляют себя  друг с другом только тем, что ничего общего с Россией не имеют.

В итоге нашей стране предстоит еще много трудностей на этом пути, но,  если курс на возрождение сверхдержавы и далее будет продолжен, процесс  национализация истеблишмента так или иначе пройдет. Как говорят во  враждебной нам Британии: «Right or wrong, мy country», то есть «права  она или не права, но это моя родина». Данный постулат должен быть  «родовым» и у нашей элиты.

http://www.iarex.ru/articles/67850.html

Источник: https://pravdoiskatel77.livejournal.com/13867688.html

Правда в Российской Империи элита говорила на французском и других иностранных языках? Характерно ли это только для России, или в большинстве стран запада знать говорила не на языке титульной нации?

Русская аристократия далеко не сразу заговорила на французском. По-началу, после реформ Петра, в Екатерининское правление, в богатые русские дома стали звать иностранных учителей. Немцев и англичан для мальчиков, англичанок и француженок для девочек.

Но так как в это время Франция становится передовой цивилизацией в Европе и законодательницей вкусов в литературе, живописи и театре, то французские учителя становятся самыми модными и дорогими. А француженки, к тому же ещё боле смелыми и предприимчивыми.

Наслышавшись о невероятных гонорарах и не найдя себе мужа на родине, обыкновенная ГРАМОТНАЯ городская француженка ехала за длинным рублём в  Россию и НЕПРЕМЕННО находила работу. Толпы французских девиц наводнили провинциальные российские города и нанимались боннами и гувернантками в небогатые дворянские семьи.

Стало модно и престижно иметь собственную французскую училку в доме где есть дети. И, естественно, все дворянские дети заговорили по-франузски. Язык Вольтера и Дидро, со скоростью эпидемии бубонной чумы, распространился по России.

Уже дошло до того, что пушкинское поколение молодых людей и девиц ВООБЩЕ не говорило по-русски живя в России. Остановило эту повальную «болезнь» Наполеоновское Нашествие. В один миг французы стали врагами. Говорить по-французски стало не патриотично и неприлично…

После войны 1812 года французский язык, хоть и сдал свои доминирующие позиции, но ещё долго оставался языком высшей русской аристократии.

Российская империя существовала два столетия (1721–1917), и далеко не на всех периодах ее существования элита говорила по-французски и на иных иностранных языках. Галломания господствовала на протяжении XVIII столетия и пошла на убыль в связи с нашествием французов.

При Петре существовало сильное влияние немецкого и голландского языков (на последнем говорил сам Петр). В XIX веке большой размах приобрела англомания.

Однако, конечно, такие персонажи, как князь Ипполит из «Войны и мира», который с трудом говорит на родном русском языке, не были каким-то тотальным явлением.

Использование иностранных языков во многом было связано не только с модой, как таковой, но и с процессом становления русского литературного языка (отсюда много заимствований из языков иностранных). Существование русской литературы на протяжении XVIII–XIX вв.

убедительно показывает, что элита (большую часть этого времени только она имела доступ к образованию и, как следстаие, чтению этой литературы) русский знала и использовала, реагируя на тенденции и изменения в нем. Более того, сами же представители этой элиты на русском и писали (князь Щербатов, Сумароков, Фонвизин, Державин, Карамзин, Грибоедов, Пушкин и т. д.).

Что касается использования своего языка элитой, то здесь все зависит от многих условий. Бывали случаи, когда знать являлась иноземными завоевателями, что объясняло разницу в языке между ею и широкими слоями населения (к примеру, в Англии после норманнского завоевания).

Бывало, что знать перенимала язык вместе с культурой (как у древних римлян сначала этрусский, а затем греческий языки). Ну а бывало, что влияние оказывали модные тенденции вкупе с процессом становления (или трансформации) своего языка – как вышло в России XVIII века.

Прежде всего следует понимать, что титульной нации в РИ не существовало. И вообще никаких наций не существовало. Нация — понятие другого лексикона, того, который стал использоваться в т.н. национальных государствах, приходящих на смену монархиям.

Французский, действительно, был чрезвычайно распространен начиная с Елизаветинский времён. Более того, французский был обязательным предметом гимназического и домашнего образования.

Наряду с немецким, латынью и греческим.

Французский был своего рода лингва франко, универсальным языком всей Европы, латынь была нужна для занятий наукой и чтения классической литературы, греческий — только для литературы.

Между собой дворяне говорили на том языке, который был понятен и удобен говорящим. 

Здесь нужно понять одну специфическую вещь: элита во все века была многоязычной. Хоть в РИ, хоть в Австро-Венгрии, хоть во Франции. Многочзычие делало человека способным управлять другими людьми.

Русские князья сначала владели скандинавским, славянским и половецким, затем русским и татарским (а писали на церковно-славянском), а непосредственно до образования РИ — русским и польским. Иван Грозный читал на латыни, родным языком Всеволода Большое гнездо был греческий.

Были индивидуальные варианты с кавказскими, тюркскими, мордовскими и другими языками.

Стоит ли удивляться двуязычию дворянства РИ? Нет, это всего лишь продолжение традиции. Умение говорить на разных языках было важным навыком начальника, вождя, боярина.

Насчет многоязычности РосИмперии выше сказано так,что и добавить нечего.Что касается примеров из иностранной практики,то их, на деле много, и один из первых, исторически задокументированных: Римская империя — захватив Грецию и восхитившись многогранностью греческих культурных форм, др.

римляне ввели в практику троязычие: местные диалекты- для бытового общения с захваченными регионами и латынь-для общения меж собою, а также — язык военного, правового, торгового администрирования + афинский диалект др.греческого — как язык культурного общения, язык худ.книг, поэзии, театров и т.п.

Позже — после захвата Карфагена и ввоза в Империю многих тысяч карфагенян-семитов, более опытных в торговых вопросах,чем римляне — к троязычию добавился четвертый язык — иврит: язык торговых сделок, ведения торгового и общего бух.учета и т.п….

Пример из Средневековья: все «образованные» господа того времени были,минимум — двуязычны: местный язык общения + латынь,как универсальный язык Церкви, медицины, торговли,культуры и т.д.

Читать ещё 2 ответа

Источник: https://TheQuestion.ru/questions/509158/pravda-v-rossiiskoi-imperii-elita-govorila-na-francuzskom-i-drugikh-inostrannykh-yazykakh-kharakterno-li-eto-tolko-dlya-rossii-ili-v-bolshinstve-stran-zapada-znat-govorila-ne-na-yazyke-titulnoi-nacii

Почему в России говорили по-французски?

Роман Льва Толстого «Война и мир» в сегодняшней России остается одной из самых сложных для детей книг в школьной программе – и не только из-за впечатляющего объема в четыре тома.

«Я когда открыл первые страницы, увидел, что там примерно половина текста на французском и подумал: ну его, прочту лучше краткое изложение», – рассказывает 23-летний москвич Алексей о своём школьном опыте чтения Толстого.

Действительно, диалоги петербургских дворян в салоне светской львицы Анны Павловны Шерер, которые открывают «Войну и мир», наполовину состоят из французских фраз, и это не выдумка автора, а отражение нравов начала XIX века (в первом томе «Войны и мира» описывается 1805 год). Об одном из персонажей Толстой замечает: «Он говорил на том изысканном французском языке, на котором не только говорили, но и думали наши деды». В XVIII веке французский «завоевал» Россию, став неофициальным языком аристократии. Почему?

Лицом к Западу

Всё началось с реформ Петра Великого, правившего Россией в 1682 – 1725 гг. Третий царь из династии Романовых, Петр решительно изменил курс, которым двигалась страна – его мечтой было превратить Россию в европейскую державу.

Для этого он не только вёл войны, но и разрушал патриархальные устои старой Руси: заставлял дворян стричь бороды, носить европейские костюмы и ездить на Запад учиться.

В итоге в XVIII веке на светских собраниях аристократии заговорили на иностранных языках.

Из всех западных наречий именно французский язык в то время доминировал не только в России, но и во всей Европе. «Французский стал первым языком, в котором возникло понятие единой нормы», – поясняет успех этого языка психолингвист и переводчик Дмитрий Петров.

Читайте также:  Что обнаружили большевики когда вскрыли гробницу александра i

Благодарить за это, считает Петров, стоит первого министра Франции кардинала Ришельё, который в 1635 г. основал Французскую академию, занимавшуюся вопросами создания и регулирования языковой нормы. В итоге французский постепенно вытеснил латынь как язык международного общения.

Французская волна

Дополнительный толчок распространению французского языка среди российских дворян придала Великая французская революция (1789 – 1799 гг.), когда многие аристократы бежали из охваченной бунтами страны, и находили убежище в том числе и в России. Число эмигрантов в эти годы достигло 15 тысяч человек.

Правительство Российской империи с подозрением относилось к любым революциям и охотно принимало у себя монархистов. Кто-то из них достиг высот, служа российскому трону, – как Арман-Эммануэль де Ришельё, потомок знаменитого кардинала, ставший градоначальником Одессы. Другие, не столь успешные, становились гувернёрами при богатых семьях, учили дворянских детей танцам или фехтованию.

Галломания и галлофобия

Публицисты и писатели задолго до Толстого заметили повальное увлечение русского дворянства всем французским – и вокруг него шли жаркие споры.

Одни считали, что заимствования из французского обогащают культуру, делают русский язык более благородным, другие – что они ведут в никуда.

«Доведем язык свой до совершенного упадка», – переживал министр народного просвещения Александр Шишков, ратовавший за чистоту русской речи.

Писатель Александр Грибоедов с иронией отзывался в комедии «Горе от ума» (1825 г.) о русских, которые поклоняются всему французскому, хотя говорить на языке толком не умеют: «Смешенье языков французского с нижегородским».

И всё-таки на французском общались все дворяне – это был куртуазный язык, ассоциировавшийся с благородством и высокими чувствами. Исследование писем самого знаменитого русского поэта Александра Пушкина, который считается основателем современной русской речи, показало, что около 90% писем женщинам он писал на французском.

Упадок франкофонии

Во время наполеоновских войн, в которых Россия и Франция сражались друг против друга, популярность французского пошла на убыль. Патриотические настроения заставили дворян больше говорить на родном языке – иногда это было вопросом выживания.

Поэт и герой войны 1812 г.

Денис Давыдов вспоминал, что иногда крестьяне (которые французского не знали и вообще часто были неграмотны) «принимали [офицеров-дворян] за неприятеля от нечистого произношения русского языка» и могли встретить топором или выстрелом.

Период увлечения Францией закончился, и многие галлицизмы, вошедшие в русский язык в XVIII веке, постепенно ушли в небытие, но десятки слов всё же остались: об иностранном происхождении многих из них, таких как «афиша», «пресса», «шарм», «кавалер» и т.д. россияне даже не задумываются. «Некоторые, нужные языку, остались, остальные, ему ненужные, ушли, – рассуждал об истории заимствований писатель Пётр Вайль. – То же происходит и будет происходить с другими привнесениями».

«Как водка…», «Зачем Путин…». Мы собрали самые популярные поисковые запросы пользователей, имеющие отношение к России. В серии статей «Почему Россия» мы детально ответим на каждый вопрос.

Источник: https://ru.rbth.com/zhizn/16-russia-french-language

Почему в царской России говорили на французском?

Иностранные языки с XVIII столетия приобрели популярность в России. И первое, что решили попробовать на себе аристократы и высший свет — думать, высказывать свои мысли и писать на французском. Что же произошло? Куда делся русский язык и почему все стали говорить именно на французском? Об этом я расскажу далее в статье.

Писатели того времени, язык оригиналов

Несмотря на века, сегодня в России до сих пор остается популярным роман Л. Толстого «Война и мир». Его преподают детям в школе и задают как рекомендуемую к прочтению литературу на лето. Однако дети читают «Войну и мир» далеко не на оригинальном языке.

Мало кто знает, что в этом романе около половины книги написано на французском языке. И это не просто литературная «прихоть» автора, это отражение тех самых нравов XIX столетия. В этот период аристократы начинали понемногу овладевать французским языком, который завоевывал Россию.

Ветер с запада

Свое начало западный ветер берет с конкретных и масштабных реформ Петра Великого. Он взял курс на Европу. Его задачей было интегрировать в Россию Европейское движение. Для достижения своей цели он: обязал всех дворян ухаживать за своей бородой, использовать в быту европейские вещи и одежду, учиться только в Западных школах.

В результате таких реформ, первые плоды появились вначале 1800-х годов на светском заседании аристократов, где они впервые заговорили на французском.

Тренды Франции

Рассвет русских дворян совпадает со стремительно расцветающей Франции. Этот рассвет передавался в культуру, политику, литературу и т.д. Франция стремительно становилась Европейским и мировым лидером. Этот взлёт происходил с XVIII и вплоть до логического завершения Наполеоновских войн. Французский язык в то время занимал такое же место в мире, как и сейчас английский.

Лидер любой страны обязан был овладеть инструментом общения — «мировым» языком, чтобы оставаться вместе со своей страной в одной «лодке» с другими государствами. В итоге, латынь как язык мирового общения, полностью исчезла, а на смену ей пришел французский.

Из-за этого в начале 1900-х годов большая часть населения не говорили на русском. Детей учили французскому с самого рождения, поэтому знали они его в разы лучше, чем русский.

Тяга к просвещению

Недостаток большого выбора литературы и терминологии компенсировали книги, пришедшие к нам из Франции, которые охотно восприняло общество.

Общество изучало новые слова, термины, в которых не было русского перевода. Вот и еще один повод общаться в элитных кругах на французском языке, показывая тем самым свою грамотность.

Эмигранты, которым рады

Еще один стимулом для развития культуры Франции в России считалась Великая французская революция. Так, к концу XVIII века на наши земли эмигрировало порядка 15 тыс. образованных и консервативно настроенных французов.

Огромная цифра, учитывая, что количество дворян в России составляло около 100 тыс. Наша власть охотно принимала бегущих эмигрантов, надеясь, что они станут эталонами и примерами для российской аристократии. Так и случилось.

Интересный фактПосле разгрома Наполеона, многие французские пленники остались в нашей стране, где вырастили и воспитали своих детей, навязывая им российскую культуру и идеологию.

Новый язык для русских помог им в войне с Бонапартом?

В период войны с Францией, российский солдат мог просто надеть на себя доспехи французского солдата и проникнуть в «тыл» врага, притворившись «своим». Возвращались такие офицеры с «бонусами» и информацией, что очень помогало командирскому штабу продумывать свою стратегию.

В 1812 г. нашим кавалерам запрещалось разговаривать на французском, потому что партизаны, сидя в засаде, услышав «вражеский» диалог, могли выстрелить, особенно в темное время суток.

Закат

После поражения Наполеона, французские тренды стали угасать и терять свою популярность. Уже при Николае I весь высший совет заговорил полностью на русском языке, даже сам Николай, обращаясь к женщинам, говорил по-русски.

Такая тенденция, в свою очередь, привела к некоторым курьезным ситуациям. Например, на судебном процессе, где рассматривались дела декабристов, выяснилось, что некоторые декабристы не могут давать показания на русском языке. Поэтому им пришлось беседовать с судебным приставом на французском языке.

Однако часть французских слов осталась и по сей день в словарях русского языка. Например: «афиша», «шарм», «кавалер» и т.д. о чем многие даже не задумываются.

Актуальность этого языка осталась и по сей день, ведь сегодня тоже модно общаться по-французски. А уникальные случаи, когда наши солдаты меняли внешний облик и представлялись французами, навсегда остались только лишь на страницах книги «Война и мир».

Подписывайтесь также на Youtube канал «Мир Истории»

Сайт: Мир Истории

Делитесь этой статьей в соцсетях с друзьями. Поддержите проект, подписывайтесь на Яндекс.Дзен-канал «История» (https://zen.yandex.ru/history_world). E-mail для связи: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Источник: https://enciklopediya-tehniki.ru/pochemu-v-carskoy-rossii-govorili-na-francuzskom.html

Французский язык в царской россии

ПОЧЕМУ ЦАРСКАЯ РОССИЯ ГОВОРИЛА ПО-ФРАНЦУЗСКИ?

XVIII — XIX столетия — период необычайной популярности всего французского в России, который получил название «галломания». И первое, что с удовольствием «примерила» на себя неискушенная русская аристократия — это язык. Что же привело к тотальному франкоязычию царскую Россию? Среди множества способствующих факторов выделим три основные.

  1. Франция — эталон мировых укладов

Расцвет русского дворянства совпадает со стремительным развитием Франции, прежде всего, в культурном, политическом и других аспектах. Французская держава быстро становится лидером и законодателем жизненного уклада в Европе и мире. Этот период длился с начала XVIII века до завершения наполеоновских войн.

Интересные факты:

  • К началу XIX века более 70% российских дворян почти не говорили по-русски. Известный осужденный декабрист Бестужев не мог отвечать перед судом из-за незнания родного языка, и посему был обязан упражняться со словарем.
  • Дети российской элиты начинали учить французский с пеленок и знали его лучше русского. Признаком хорошего тона были французские гувернеры. Нанимались такие воспитатели целыми семьями. Тому подтверждение — цитата из «Евгения Онегина»: «Судьба Евгения хранила: сперва Madame за ним ходила, потом Monsieur ее сменил».

Революционные перемены тех времен во Франции и новый режим породили волну миграции части не прижившейся французской элиты в Россию. Так, к концу XVIII века в нашу царственную державу уже переселились более 15 тысяч образованных «маркиз и маркизов». Они то и стали законодателями моды, повелителями умов и эталонами для русской аристократии.

Интересные факты:

  • Екатерина Великая, испугавшись казни Людовика, обязала всех французских переселенцев подписать присягу об отказе от любых революционных идей или немедленно покинуть Россию. Тогда из страны выехало не более 40 лиц галльского происхождения.
  • После разгрома Бонапарта множество пленных французов остались в нашей стране, поступив на службу такими же гувернерами, как и их предшественники, и воспитали уже следующее поколение российских дворян.

Галломания помогла одолеть Наполеона?

Во время войны с Наполеоном любой русский офицер мог спокойно переодеться во французский мундир и проникнуть в войска соперника, как «свой». Назад шпионы возвращались с ценными сведениями. Так, знание манер, языка и безупречное произношение помогли России получить некий «бонус» в борьбе с противником.

Галломания не случайно совпала с определенным научным кризисом в России. Недостаток научной литературы и современной русской терминологии был успешно компенсирован французскими книгами и названиями, русского перевода которых просто не существовало. Вот и еще один повод общаться на французском языке в элитных кругах.

После поражения Наполеона французский стал терять популярность, как инструмент модного общения. Однако его актуальность, как языка эрудитов и романтиков, сохранилась и до наших дней. И, да, сегодня тоже модно говорить по-французски!

Источник: https://word-house.ru/yazyki-perevoda/francuzskiy-yazyk/francuzskiy-yazyk-v-carskoy-rossii/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector