Когда русская женщина становилась бабой, а когда молодухой

Мы привыкли употреблять слово «баба» по отношению к немолодым и часто не слишком привлекательным женщинам. Однако у наших предков это определение имело несколько иной смысл.

В Древней Руси и мужчин, и женщин разделяли согласно занимаемому ими статусу в обществе. При этом имели значение возраст, семейное положение человека, наличие или отсутствие детей.

Интересно узнать, кого на Руси могли назвать «бабой», «молодкой», «молодухой» и почему.

До и после вступления в брак

Молодых девушек, не вступивших в брак, называли «девками» или «девицами». Они могли распускать и показывать свои волосы, а также и заплетать их в косу, надевать множество украшений, покрывать голову было необязательно.

Когда русская женщина становилась бабой, а когда молодухой

Женщина, выданная замуж, должна была прятать свои волосы под платком. Всю красоту ей следовало хранить для ее супруга. Ее общественный статус при этом повышался, ведь теперь у нее появлялись новые функции — рожать и воспитывать детей, быть хозяйкой дома. Ценность замужней женщины определялась как раз способностью быть продолжательницей рода.

Когда русская женщина становилась бабой, а когда молодухой

Бабы и молодки

Девица на выданье на Руси была сравнима с васильком. Эти цветы прекрасны, но никакой пользы не несут.

Молодая женщина, выданная замуж, была как спелая пшеница — несла плодородие всему роду. Рождение детей поднимало женщину на самый высокий уровень в обществе. Молодых мам уважительно называли «молодками» или «бабами». Это зависело от того, ребенок какого пола родился. Если мальчика, то его мама становилась «молодкой» или «молодухой», если девочку — то «бабой».

Когда русская женщина становилась бабой, а когда молодухой

Семье нужны были рабочие руки, а потому молодухи пользовались уважением. Подрастая, сын помогал отцу обрабатывать землю, ухаживать за лошадьми и выполнять другую тяжелую работу.

Отношение к бабам

«Бабы», то есть матери девочек, были в еще большем почете у общества. Никакой негативной оценки слово не несло. В праславянском языке «ба» означало жизнь. Мать, родившая в этот мир дочь, становилась «вратами жизни», ведь через нее приходила в мир продолжательница рода. Так происходила преемственность поколений.

Когда русская женщина становилась бабой, а когда молодухой

Про родившую говорили, что она «обабилась». В наши дни это слово окрашено негативно и употребляется по отношению к женщинам, которые располнели после родов и перестали за собой следить.

Когда русская женщина становилась бабой, а когда молодухой

Но наши древние предки наоборот уважали «обабившихся» женщин, поскольку это были матери, несущие в наш мир новую жизнь. Конечно, определение «баба» косвенно указывало на возраст, ведь назвать так молодую девушку никто не мог.

Когда русская женщина становилась бабой, а когда молодухой

Слово «ба-ба» подразумевало удвоение женского начала. Ведь мать рожала дочь, которая в будущем должна была сама принести в мир новую жизнь.

Женщину-мать в возрасте почтительно называли «бабушкой». Это слово относилось к основательнице рода, подарившей миру много детей, а через них — и внуков.

Когда русская женщина становилась бабой, а когда молодухой

Так что и «молодки», и «бабы» на Руси были чрезвычайно уважаемы, поскольку именно они давали жизнь новым поколениям и обеспечивали продолжение рода.

Когда русская женщина становилась бабой, а когда молодухой

К сожалению, в наши дни первоначальный смысл многих определений был утрачен. И сегодня слово «баба» употребляется скорее как оскорбление, а «молодух» и вовсе не стало, ведь людям даже не приходит в голову уважать женщину только потому, что она родила мальчика.

Источник: https://www.syl.ru/post/society/78694

Баба или молодуха? Рассуждения по теме

Небольшие «исторические» изыскания, вот как… )

В общем, началось всё вот с этого утверждения, увиденного в одном здешнем блоге:

«Есть разница между «рассказами» и «россказнями»… между «молодая женщина» и «молодуха». Последняя — та, которая родила первым сына. Родившая первой дочку — «баба».

Так скажем, это ввело меня в ступор. Потому что молодуха, вообще говоря, и есть молодая женщина. Как я до сих пор считала. Так на Руси называли женщину в её первые замужние годы.

Вот так, сначала она девка (период отрочества опустим), потом баба, причем, вообще-то, с первого дня замужества (вот как перечесали её на свадьбе, во время обряда, по-женски, волосы под повой убрали, это и называлось «бабой делать», все остальное уже техника и за кадром)) Но поначалу она баба-молодка, молодица, молодайка, молодичка, молодуха, да. Этим подчеркивалось, что молодая пока. Ненадолго, рекомендую вспомнить стихотворение Некрасова про женскую долю

А тут как-то даже странно выходит, если совсем ни одной дочки не родилось, так до старости и ходи молодухой? В общем, я не отнеслась серьёзно, но автор поста любезно объяснила, «откуда хвост»: статью об этом перепостили несколько сайтов, причем довольно давно, и даже в «Что? Где? Когда?» прошёл такой вопрос, причем аж в 2002 году. И это якобы должно быть убедительно, «редакторы ж проверяли, чтобы на всю страну не позориться». Вообще говоря, да. Но давайте и мы подумаем.

В вопросе звучит «В Оренбургской губернии…»

В Оренбургской губернии проживали мордва, чуваши, башкиры, русские и украинцы, казаки (тоже русские, вообще-то, но они такие, со своим самомнением)) А что, не сказано ведь, буквально или в переводе слова взяты? Если в переводе, то я бы сразу поверила, и не заморачивалась. Так что, оставляем только русских )

Короче говоря, я нигде больше не нашла других подтверждений загадочного утверждения, кроме упоминаний, которые явно из одного источника. Мне показалось, что «хвост» можно проследить до одного этнографа из Новосибирска… но утверждать не могу )

А знаете что, известный исследователь русского языка Владимир Иванович Даль долгое время прожил именно в Оренбурге, там ему даже памятник стоит. И над своим «Толковым словарем живого великосусского языка» он трудился долго и весьма дотошно. Все виды лаптей и то упомянул )

Так вот, про бабу у него сказано вот что:

БАБА ж. замужняя женщина низших сословий, особенно после первых лет, когда она была молодкою, молодицею, или вдова.

Про бабу — маму дочки ничего нет.

Кажется, на этом уже можно тему и закрыть. НО.

Давайте думать дальше? Откуда, вообще, ветер дует?

Молодуха – это, так сказать, бытовое, разговорное, второстепенное именование женщины. Она баба, но и молодуха, потом просто баба, потом старая баба, или старуха. А если смотреть со стороны поговорок, житейских наблюдений и тд?

Сорок лет – бабий век, сорок пять – баба ягодка опять. Такое вот явление в жизни женщины, которое медики объясняют особыми колебаниями гормонального фона в этом возрасте.

И тут, кажется, я поняла, в чем может быть дело, для этого пришлось вспомнить, как сама была «молодухой», то есть собиралась рожать первого сына). Узи мне делали поздно, и я долго не знала, кто будет.

Но это, как обычно, было предметом обсуждения на работе и среди друзей-знакомых. Вот таких:

«У тебя такая форма живота, будет девочка!»

«Сядь и встань, посмотрю, как встанешь. Будет девочка».

«Слишком хорошо выглядишь, будет мальчик! Девочка у матери красоту забирает!»

Вот последнее и есть решение задачки, вы поняли, да? Потом я сама так же угадывала. И прочитала в какой-то книге по теме, а в это время много всего такого читаешь, что на последних сроках гормональный фон матери немного зависит от пола ребенка, и мама девочки может выглядеть хуже, пигментные пятнышки на лице бывают, и всё такое.

(Дорогие мамы девочек, не кидайте в меня тапками, я знаю, что у вас всё было совсем иначе))

Итак, молодуха, которая готовится рожать мальчика, цветёт, у нее свежая кожа, и после родов тоже – ну молодуха же! Родила дочь – баба. Первое время только, конечно, но для вывода уже хватает. Для поговорки хватает. А потом они обе возьмут детей и поедут в поле жать на сонцепёке, ну и …

Нам проще жить, да, девочки? Пардон, бабы))

А зачем вообще было придумано такое утверждение, да ещё и с детализацией:

«Про женщину, произведшую на свет младенца, говорили, что она «обабилась», стала вратами для новой жизни.

Если же она стала вратами для других врат (девочки, которая вырастет и тоже произведет на свет новую жизнь), то она дважды «ба-ба». В этом слове заключено некое таинство.

Баба – это женщина, дарующая жизнь еще одной женщине, которая в будущем тоже подарит жизнь еще одному человеку». (источник)

Не знаю, честно. И какой там процент истины, тоже не берусь судить.

Но с некоторых пор модно стало делать слишком обширные выводы на основании нашего фольклора. Например, о нашем инопланетном происхождении:

«КОЩЕЯМИ — КНЯЗЬЯМИ ТЬМЫ, назывались подлинные властелины Тёмных Миров, наряду с которыми были и Тёмные Леги, и Тёмные Арлеги. Вспомните, в РУССКИХ СКАЗКАХ русские богатыри сражаются с КОЩЕЯМИ-БЕССМЕРТНЫМИ, спасая из их лап Василис-Прекрасных, символизирующих РОДину, Мидгард-Землю. Не правда ли, любопытно?!..

В результате ЗВЁЗДНЫХ ВОЙН между Светлыми и Тёмными Силами, одна из Лун — Леля сошла со своей орбиты и её осколки-Сварожичи упали на Землю, вызвав планетарную катастрофу, которая привела к смещению тектонических платформ и погружению на дно морское Даарии». (Левашов Н.В, Россия в кривых зеркалах)

Нет, я не против выводов на основании фольклора. Я за осторожность оных )

Всё, для меня эта тема закрыта, если только не прилетит какая-нибудь особо интересная инфа по ней. А зачем я этим вообще занималась? Да хотя бы затем, чтобы авторы славянского фентези не преподнесли нам это когда-нибудь, как незыблемую истину, а то ведь от частого повторения можно и поверить. В интернете столько всякой ерунды есть, пусть её будет меньше)

Всем любви и тепла в этот хмурый и холодный понедельник )

А вот это праздничный костюм молодухи из Костромской губернии. Красиво, правда?)

Когда русская женщина становилась бабой, а когда молодухой

Источник: https://litnet.com/ru/blogs/post/34647

Жестко и правдиво о русских женщинах

На просторах интернета наткнулась на статью о русских женщинах. Написано очень жестко, но, на мой взгляд, правдиво.

Если почитать посты на этом сайте, то большинство женщин такие и есть, но есть, конечно, и исключения.

Ты все еще считаешь, что русская жена — предел мечтаний любого иностранца? Увы, но мы вынуждены тебя разочаровать: русские женщины, кажется, выходят из моды. Сейчас расскажем, почему.

Выйти замуж для русской женщины — святое

Будем честными: мало кому нравится ощущать себя объектом, а не субъектом. Но мужчина для русской женщины — именно объект: ее цель — выйти замуж. Надеть белое платье и получить заветный штамп в паспорте.

Мужчина сам по себе ее мало интересует, ее интересует только собственное положение: замужняя она, или нет.

В начале нулевых, когда за рубеж вдруг хлынул целый поток «русских невест», иностранцы ликовали: вот же они, идеальные женщины! Женщины, пока еще способные искренне и честно любить! Женщины, которые простят любимому практически любые недостатки: люблю — и баста! Выйду замуж! Не то что феминистичные европейки и американки: этим же подавай проверку чувств, многолетнее партнерство и только потом — брак. Может быть. Если мужчина будет идеальным. Русская женщина не такая. Русская женщина — идеальная жена!

Но потом стало ясно, что эта прекрасная сказка — действительно сказка. Русской женщине нужен не сам мужчина, ей нужен брак. Чем скорее она станет «мужней женой» — тем лучше, и потому она согласна на все.

И в тот момент, когда неизбалованные женской лаской иностранцы поняли, что происходит на самом деле — русские жены стали выходить из моды. Потому что мало кто хочет связать жизнь с женщиной, для которой ты — не человек, а статус. Условный муж.

Бесплатное приложение к печати и кольцу.

Русская женщина не способна на партнерские отношения

Мужчина всегда что-то должен ей, на том простом основании, что он мужчина. Большинство россиянок все еще предпочитают наделять мужчин определенными качествами(«добытчик», «защитник», «каменная стена»), не спросив, собственно, самих мужчин.

То, как среднестатистическая россиянка понимает определение «совместный бюджет» — яркая иллюстрация этого отношения: ее деньги — это ее деньги, а его деньги — это «наши». Русская женщина уверена, что она зарабатывает «себе на булавки», а всю финансовую ответственность за семью обязан нести муж.

И, помимо этого, он обязан оплачивать все ее крупные покупки (ту самую шубу — непременно!).

Но, впрочем, дело не только в деньгах. Дело в равном партнерстве вообще, которое русская женщина отрицает. «Муж — голова, жена — шея». «Мудрая женщина знает, как добиться своего», и так далее. Честные, открытые отношения на равных — не ее история.

Ей нужно создать видимость отношений Родитель-Ребенок, где Родитель — ответственный за все муж, а она — беспомощный Ребенок. Якобы. На самом деле она желает управлять мужем, но так, чтобы он ни в коем случае не догадался, что происходит. Эта топорная игра, разумеется, видна сразу, но русских мужчин она обычно устраивает.

Иностранцев — совершенно нет. Они считают подобное поведение манипуляцией, и они совершенно правы, разумеется.

Русская женщина безжалостна к мужчине

Абсолютно безжалостна. Русские женщины и сами верят в миф о собственной жертвенности, о собственной готовности принять мужчину любым, только они не бросают никуда не годных мужей: алкоголиков, безработных, домашних тиранов и даже сумасшедших.

Читайте также:  Александр суворов и другие самые успешные советские полководцы

Только они готовы терпеть, что угодно, ради сохранения брака и во имя той любви, с которой когда-то начались отношения. Вот раньше она любила этого мужчину, а теперь ей его жалко.

Он же без нее пропадет! Разве кто-то еще, кроме русских женщин, способен на такое?

На самом деле это называется созависимостью. Мужчина должен быть плохим, чтобы женщина могла быть хорошей. Он должен быть невыносимым, чтобы все вокруг ее жалели, он должен страдать, чтобы она утешала, но в то же время быть преступником, чтобы она стала судьей. В белом пальто.

Этими болезненными отношениями русская женщина упивается десятилетиями — вместо того, чтобы заниматься своей собственной жизнью. Так что, собственно, русская женщина не спасает зависимого мужчину — она его топит в зависимости, чтобы иметь возможность «нести свой крест».

А то свалится с плеч еще — и что она тогда будет делать?

Русская женщина выходит замуж вместе со всей семьей

Иностранец, решивший связать жизнь с русской женщиной, должен понимать, что отныне он будет тесно связан со всей ее семьей. В первую очередь — с ее мамой. Анекдоты про тещу — это реальность, совершенно непонятная человеку, живущему в иной парадигме.

Среднестатистический европеец или американец «вылетает из гнезда» достаточно рано и более туда не возвращается. Он дружит с родителями, но живет своей жизнью, русская женщина же остается «маминой дочкой» до тех пор, пока у нее есть мама. И это значит, что у ее мужа тоже будет мама. Ее мама.

Маму надо содержать, даже если у мамы есть муж, который вроде как ей должен — ведь он, скорее всего, тот самый «тяжкий крест», который мама всю жизнь несет. Маму нужно беречь, она ведь будет воспитывать внуков.

Нельзя просто так взять и нанять няню, с ребенком должен быть родной человек, даже в том случае, если этот самый родной человек воспитывает твоего ребенка совершенно неправильно, не смей возражать: это же мама!

А кроме мамы есть папа, братья и сестры, бабушки и дедушки — полный комплект, если очень не повезет. Не повезет мужу русской женщины, конечно. Потому что семья — ее, а заботиться о ней должен теперь он.

Сама русская женщина, повесив родственников на шею мужа, желает не помогать, а получать помощь.

В первую очередь, конечно, от мамы, у которой в момент рождения первого внука должна окончательно и бесповоротно закончиться личная жизнь.

Русская женщина — мать-героиня

При этом материнство русская женщина воспринимает как ежедневный подвиг. Она же мать! Она совершила героический поступок! Уже сам факт рождения ребенка якобы дает ей право слегка забронзоветь, но это только начало: теперь она положит жизнь на алтарь материнства и будет требовать почестей.

И при этом она будет ревниво оберегать ребенка от отца: ребенку нужна мать! Она приходит в ужас от понятия «отец в отпуске по уходу за ребенком». Это невозможно! В этом отпуске должна находиться только она — причем до тех пор, пока ребенок не закончит начальную школу.

К этому времени, кстати, можно родить второго, таким образом продлив свой отпуск на еще одно десятилетие.

Современные отцы желают принимать участие в воспитании детей. Их не пугают ни бессонные ночи, ни грязные подгузники, ни детские болезни, ни первые битвы в песочнице. «Папа может!» — этот факт русская женщина старательно игнорирует, но хуже другое: она отказывается понимать, что папа еще и хочет.

Современный папа, выросший за пределами России, действительно чаще всего хочет быть полноценным родителем своим детям и отказывается довольствоваться ролью донора спермы и добытчика материальных благ. Но русская женщина этого не позволит: материнство для нее — единственная возможность реализоваться.

Она всерьез называет его «главным предназначением женщины», а мужчина как бы и не участвует. Материнство в России есть, отцовства — нет. Есть только безотцовщина (часто «При живом-то отце!» — и кто, спрашивается, в этом виноват, да?).

Русская женщина не позволяет мужу быть родителем, потому что власть над ребенком — единственная доступная ей власть. Реализовываться иначе она не умеет, потому что не хочет уметь. Так что мужчина, выбравший в жены русскую, должен быть готов к тому, что дети будут как бы и не его. Они только мамины.

И вполне естественно, что современных мужчин категорически не устраивает подобное положение вещей — если они не русские, конечно.

Русская женщина не умеет быть счастливой

И это — самое главное. Счастье для русской женщины — не состояние, а цель. Цель, которую она никогда не достигает, потому что счастье в принципе не может быть целью. Это процесс, а не результат. Но у русской женщины все иначе: «У верблюда два горба, потому что жизнь — борьба». Ей все время нужно приносить какие-то жертвы.

«Красота требует жертв». «Над отношениями нужно работать». «Материнство — тяжелый, но почетный труд». «Женщина должна…» Русская женщина желает походить на кошечку, но на самом деле она дикобраз: чуть что — и она топорщит иглы, обороняясь от этого жестокого, бездушного мира.

И нельзя сказать, что она в этом виновата: бытие определяет сознание.

Но зато можно сказать с уверенностью, что русская женщина ничего не желает менять. Она не умет и, главное, не хочет работать над собой, не желает признавать свои проблемы и всерьез разбираться с причинами и следствиями.

Она желает читать низкопробную литературу типа «Как выйти замуж за иностранца и стать счастливой», где понятным языком написано: хитри и манипулируй, доминируй и унижай.

То есть не меняй в себе ничего, продолжай делать то, что уже умеешь.

И знаете, что самое поразительное? При этом русские женщины уверены, что они — самые-самые: самые красивые в мире, самые лучшие жены, и границы России давно осаждают толпы иностранцев с обручальными кольцами в зубах.

И очень удивляются, когда оказывается, что «иностранные недоженщины» — некрасивые, неухоженные, смеющие требовать равноправного партнерства, — отчего-то вновь оказались желаннее, чем они, идеальные русские жены.

Как же так?!

Когда русская женщина становилась бабой, а когда молодухой

Источник: https://www.baby.ru/blogs/post/475163372-261275969/

Публикации

Когда русская женщина становилась бабой, а когда молодухой БАБА 23.08.2018 12:51

        В структуре традиционного общества баба – это замужняя женщина любого возраста, в том числе и старуха. С этой точки зрения показательно псковское выражение «выйти в бабы», означающее «выйти замуж», а также название жены (по отношению к мужу) «бабой». Вдова тоже баба, т.к. она участвовала в свадебном ритуале. С именованием жены «бабой» связано то, что с момента вступления в брак женщина зачастую утрачивала свое настоящее имя и носила имя мужа или прозвище, которое возникало от прозвища мужа или его имени, фамилии (например, Сухарихой называли по прозвищу мужа — Сухарь, или по его фамилии Сухарев), свое имя она вновь обретала, становясь старухой. Наиболее распространенное обращение мужа к жене было «мать» (свидетельствующее о наличии детей в семье), «женка», «хозяйка»; свекра и свекрови — «дочка», «молодка». В Каргополье (Архангельская область) замужнюю женщину приветствовали: «бабина», «бабица».

         Понятие «замужняя женщина» по отношению к слову «баба» более общее. Именование «баба» женщина получала с рождением детей, т.е. с обретением ею статуса матери. До этого момента ее называли «молодухой», «молодкой», «молодицей».

В этом плане показательны характерные для псковского, нижегородского, пермского народных говоров слова «бабиться», «бабничать» со значениями «начинать рожать детей», «становиться матерью», относящиеся к молодухе. В некоторых местностях — в Тамбовской, Тверской, Ярославской губ. — вышедшую замуж называли «молодухой» только до беременности, т.к.

на уровне физиологии статус «бабы» связывался с утратой месячных очищений, обусловленной зачатием ребенка.

        Вместе с тем в ряде местных традиций для изменения номинации, закрепляющей переход от статуса «молодухи» к статусу «бабы», в рамках семейной терминологии мог иметь значение пол первого ребенка. Так, женщина, родившая первой девочку, в Вологодской губ. называлась «бабицей», в Оренбуржье и Казанской губ. — «бабой».

Родившая же мальчика продолжала именоваться «молодухой». В Пермской губ. женщину называли «молодухой» вплоть до женитьбы сына. В Сибири говорили: «Если первую дочь родила, то уже и не молодуха. А если только сыновей рожает, то молодухой зовем. Как девчонку принесет, так уже и не молодуха».

Несмотря на свойственное русскому крестьянству представление о престижности рождения сына и ожидание появления на свет именно его, все же очевидно, что в традиции более высокий статус имела женщина, которая родила девочку (баба), а не мальчика (молодуха).

Этот факт, вероятно, связан с тем, что родившая девочку, по народным представлениям, максимально реализовала свои репродуктивные возможности, поскольку произвела на свет замену себе — того, кто в будущем сможет продолжить воспроизводство жизни (потомства).

       С годами баба становится старухой (при этом не теряя статуса бабы). В крестьянской среде это связано с утратой женщиной репродуктивных способностей. Так, в Воронежской губ. считали, что если баба «отмылась», т.е. месячные у нее закончились, рожать больше не может, то она «устарела», стала старой.

Известные поговорки: «Сорок пять — баба ягодка опять», а также: «Бабий век — сорок лет» — указывают на сближение статусов девушки/молодухи и старухи. Воронежские крестьянки так описывали это состояние: «Старость… баба из строя выходит, у ней кровя прекращаются, она и слабеет».

Кроме того, повсеместно показателем наступления старости женщины было взросление и изменение социовозрастного статуса ее детей. Так, в Воронежской губ. женщина считалась старой, когда женили ее старшего сына, в юго-западных русских областях — когда все ее дети вступят в брак. Во многих местах статус старухи соотносился с появлением внуков, то есть нового поколения в роду.

При этом женщину в семье начинали называть «бабушкой». В Псковской губ. женщина начинала считаться старой с того момента, как ее внуки начинали говорить, т.е. тем самым как бы «дооформлялись» как «люди».

        Традиционно статус замужней женщины проявлялся во внешнем виде: в особом способе убранства волос, в особенностях одежды и головного убора. Изменение прически и костюмного комплекса происходило в процессе свадебного обряда.

После венчания или после первой брачной ночи женщины причесывали новобрачную «по бабьи» и надевали на нее женский убор — «повойник», подносили зеркало и говорили: «Ну-у-у, ты теперь, голубушка, уж баба».

У русских в качестве женской прически преобладали две косы, уложенные надо лбом или закрученные узлом на затылке (девицы до брака носили одну косу). Способ плетения кос «по бабьи» был иным, чем у девушек. Последние укладывали пряди волос снизу вверх, а женщины — сверху вниз.

В западно- и южно-русских областях женщины не плели кос, а скручивали и укладывали волосы на затылке. На Дону такая прическа соответственно называлась «бабник». Головной убор, независимо от его формы, почти всегда полностью закрывал волосы замужней женщины.

        Отличительной деталью костюма замужней женщины в ряде центральных и южных губерний являлась понёва. Понёва — это женская шерстяная юбка замужних женщин из нескольких кусков ткани (как правило, темно-синей клетчатой или чёрной, реже красной) с богато украшенным подолом.

Даже если в некоторых местах, например в Воронежской губ., эта деталь входила в комплекс одежды не только находящихся в браке, но и достигших совершеннолетия девушек, то по отделке понёвы можно было определить, к какой социовозрастной группе относится ее владелица.

Существовал обряд надевания поневы, который говорил о том, что девушка уже могла быть просватанной. В целом одежда замужних женщин среднего возраста по сравнению с костюмами девушек и молодух была более сдержанной в цветовой гамме и имела меньше декоративных элементов. С возрастом в костюме уменьшалось и количество украшений.

В отличие от девушек и молодух, женщины среднего возраста практически не использовали косметические средства: белила, румяна др.

         В некоторых местных традициях существовали свои формы принятия молодухи (недавно вышедшей замуж) в бабье сообщество матерей. Своего рода приемом в сообщество матерей являлся северно-русский обычай посещения женщинами селения роженицы и ребенка в течение шести недель после родов.

       Сфера бытовой и обрядовой деятельности замужней женщины была обширной. На ней лежала ответственность за пищу и одежду для всей семьи, за утварь в доме, воспитание детей и уход за стариками. Круг ежедневно выполняемых работ зависел от типа семьи.

В условиях большой семьи среди женщин выделялась большуха, имевшая статус хозяйки, которая распределяла работу между остальными. Почти повсеместно хлеб на всю неделю пекла большуха, а также каждый день готовила еду на три-четыре приема, поэтому ей приходилось вставать раньше других, растапливать печь и стряпать.

Читайте также:  Атаманша бурова: чем прославилась русская долгожительница в сша

Всякий раз после еды следовало мытье посуды. К ежедневным заботам хозяйки относилось кормление домашней птицы и скотины, доение коз и коров 2-3 раза в день, в зависимости от времени года и количества корма. Женским занятием была уборка дома, с особым тщанием проводившаяся накануне праздников.

Каждую субботу женщина топила баню, а если ее не было, — печь, для того чтобы все семейство могло помыться, а она — выстирать белье. В любое время года белье после стирки несли на реку, озеро или другой близлежащий водоем для полоскания.

Поздней весной, летом и ранней осенью помимо ведения домашнего хозяйства женщина занималась множеством других с/х работ. С Рождественского поста до посевных работ труд женщины ограничивался домашними делами, а в свободное от повседневных хлопот время она была занята изготовлением пряжи, тканьем и шитьем.

В рамках семьи на женщине лежала ответственность за благополучие в доме и хозяйстве, за здоровье всех домочадцев. Например, на Крещение, Чистый четверг и другие значимые дни календаря хозяйка совершала очистительные обряды: окропляла освященной водой все углы в избе и хозяйственных постройках, мелом или углем на всех дверях ставила кресты.

Традиционно женщина считалась хранительницей домашнего очага. В рамках распределения пространства внутри избы женщине соответствовал бабий угол (печной, кухня) — место около печи (бабий кут), а также «долгая», или «бабья», лавка, идущая вдоль боковой стены к красному углу; на ней женщины сидели, когда ели или работали (пряли, шили).

        Женщины, как правило, не были активны в увеселениях. С появлением детей женщина переставала участвовать в играх, хороводах, беседах. Она скорее выступала в роли зрителя и судьи происходящего на празднике, что не исключало в праздники хождения в гости к родственникам и соседям.

Лишь в период широкой Масленицы — со среды до субботы — женщины развлекались: катались на санях, иногда со своими мужьями. Тут же на горке они пели песни.

У замужних женщин были свои, так называемые бабские праздники, на которые они воздерживались от женских видов работ: прядения, ткачества, огородничества, приготовления пищи.

Так, «бабиным днем» называлось рождественское гулянье женщин у повитухи (26 декабря/8 января; это день повитух или по-другому праздник «Бабьи каши»). Бабьими праздниками считались также день Благовещения (25 марта/7 апреля), Фомино воскресенье — второе после Пасхи и вся неделя Жен мироносиц, день Рождества Богородицы (8/21 сентября).

        Откуда пошло выражение «бабье лето»? Чаще всего так называли несколько погожих дней осенью. В этом случае понятие «бабье лето» в крестьянском сознании соотносилось с осенними праздниками, связанными с почитанием Богородицы (Успение, Рождество Богородицы, Покров), и с сентябрьским новолетием.

В Тверской губ. и на Северной Двине бабье лето это время, когда женщины убирают лен, на Пинеге (Архангельская область) — время уборки хлеба, трав, в некоторых местах — период работ в огороде, уборка картофеля, прополка капусты», в Костромской губ. — женское гулянье, связанное с окончанием полевых работ.

        Очевидно, что роль женщины в жизни семьи и общины была чрезвычайно велика. Отсутствие в доме хозяйки могло быть восполнено только другой женщиной. Отсюда народная пословица: «Мужик без бабы пуще малых деток сирота».

В Оренбуржье по этому поводу говорили так: «Мужчина без женщины — никудышный народ. Женщины — они терпеливее».

В этой связи показательно, что даже срок траура для вдовца в народной традиции был короче, чем для вдовы, чтобы поскорей мог себе новую найти.

        Номинация «баба» в рамках семейно родственных отношений распространялась на бабушку, а в системе социальных ролей — на повитуху, т.е. женщину, которая занимается родовспоможением, а по народному выражению — «бабит».

составлено по материалам Е.Л.Мадлевской (кандидат исторических наук,

ведущий научный сотрудник Русского этнографического музея, преподаватель Санкт-Петербургского университета).

Источник: http://hram-kaluga.ru/publikacii/news_post/baba

В каком возрасте русская женщина считалась старухой

Сейчас возраст женщины в России воспринимается субъективно и зависит от ее здоровья, состоятельности и медицинского обслуживания. Но раньше все было не так. Исстари на Руси девушек замуж отдавали рано, в 20 лет девица уже считалась «старой девой», а граф Александр Васильевич Суворов штрафовал родителей, если в 15 лет дочь была не замужем.

В XIX веке положение поменялось. По данным, которые в работе «Демография в Российской Империи» приводят авторы Арсений Михайлович Ситковский и филолог Сергей Сергеевич Галиев, в России XIX века средний возраст вступления девушек в брак был самым низким в Европе и достигал 20,7 лет. Самые юные невесты были в Черноземной губернии – здесь средний брачный возраст составлял 19,3 года.

В 28 лет – старуха или молодуха?

Михаил Юрьевич Лермонтов в романе «Княгиня Лиговская» пишет, что «девушка в 17 лет так же благоразумна, как мужчина в 25», но «девицу» на выданье, которой уже 28 лет, называет «старухой». Правда, в момент написания романа автору было всего 22, и женщина «под тридцать» ему, вероятно, казалась старой.

По другому определяет «старуху» Федор Михайлович Достоевский, у которого старуха-процентщица в романе «Преступление и наказание» – это женщина в возрасте: ей уже шестьдесят.

Большинство умирало молодыми

Но какова была продолжительность жизни в России? Быть может, старухами действительно становились рано, и Лермонтов прав?

Белорусский биолог Ольга Антоновна Емельянчик, изучив останки захоронений зажиточных жителей города Полоцка в своей статье «Антропоэкологическая характеристика населения Полоцка XVII–XVIII веков» пришла к выводу, что максимум смертности жителей городов Полоцка и Горы в течение XVII–XVII веков приходился на детей в возрасте до шести лет и составлял 27%, затем происходило снижение смертности вплоть до 20 лет, а потом количество смертей увеличивалось, и каждые последующие десять лет смертность составляла 16,1% населения, а после пятидесяти лет умирали оставшиеся 13%. Причем динамика продолжительности жизни жителей Могилевской губернии в конце XIX века сохранилось такой же, изменений мало.
При этом биолог выявила, что население не страдало от недостатка пищи, признаки анемии были выявлены у немногих, но с учетом детской смертности средняя продолжительность жизни была всего 25 лет.

  Почему крестьянки могли убить своих мужей

Выводы, к которым пришла Емельянчик, не противоречат уже известным данным о демографии России – они сходны.

Правда, это тоже проясняет мало – умирали рано и молодыми, старух было мало, но они все же были.

Значит, прав был не Лермонтов, а Достоевский? И старухой на Руси называли тех, кто по словам библейского царя Давида : «Дние лет наших, в нихже седмьдесят лет, аще же в силах, осемьдесят лет»?

Когда все женское осталось позади

Немного ясности вносит историк Владимир Борисович Безгин в книге «Крестьянская повседневность. Традиции конца XIX – начала XX века», где он пишет, что русская крестьянка рожала за свою жизнь от семи до девяти раз.

Среднее количество родов в Тамбовской губернии составляло 6,8 раза, но были и «рекордсменки», которые производили на свет по 17 детей. Записи в акушерских отделениях губернии свидетельствуют, что к 40–45 годам некоторые крестьянки рожали по 14, по 16 раз. Но были ли они старухами? Наверное, нет.

Быть может, они выглядели не так привлекательно, как молодые девушки, но они рожали и выкармливали детей, тащили на себе груз обязанностей по дому и заботу о муже.

Поэтому скорее всего на Руси старухами начинали считать тех, у кого, выражаясь библейскими словами «прекратилось все женское», то есть женщин в период менопаузы, после 50–55 лет, когда они уже не могли воспроизводить на свет детей, теряли интерес к мужьям и начинали стремительно стареть, слабеть и не могли выполнять весь объем работы.

Каково было на Руси становиться старухой?

Когда женщина переходила в эту возрастную группу, изменения происходили не только во внешности или в физиологии.

В деревнях старухи начинали носить глухую, темную одежду вроде сарафана без лямок, запони – передники с рукавами, особым образом повязывали платок, переставали шить себе новую одежду, донашивая старое, и переставали носить украшения, – об этом пишет историк Зинара Зиевна Мухина в работе «Социальные и возрастные группы в традиционном русском крестьянском социуме».
Некоторые старухи надолго оставались в доме старшими, других считали бесполезными – это зависело от здоровья. Везде и всегда старухам отводились главные роли в проведении свадеб, похорон. Старухи были защищены христианской верой, заповедовавшей уважение к родителям, а в том случае, если дети начинали вести себя непочтительно, одернуть их мог крестьянский общинный суд. Тем не менее, на рубеже XIX–XX веков среди нищих было немало бедствующих пожилых женщин.

Особое место в возрастной группе занимали дворянки, многие из которых «уходили на покой», уезжая из столиц в деревни или начинали писать мемуары, благодаря которым сейчас возможно понять, во сколько лет женщина-дворянка становилась «старухой».

Например, графиня Варвара Николаевна Головина, жившая на рубеже XVIII и XIX веков в мемуарах писала, что женщина становится старухой в 60 лет.

Она то вспоминала некую «старую кокетку шестидесяти лет», то описывала другую «шестидесятилетнюю старуху, у которой с одной стороны рука и нога чрезмерно распухли», то писала про то, что одна старуха… с трудом передвигается для себя, для других же всегда деятельна», а близких родственников называла «старушками». Столичные жительницы представляли старость. как время, когда женщина нуждается в помощи и в «упокоении» со стороны родных и детей, – об этом пишет антрополог Анна Валерьевна Белова («Восприятие старости русскими дворянками»).

Между тем старухи-дворянки часто были весьма деятельными, обустраивая свои дома и дома детей и затевая новые предприятия. Они прекрасно понимали свой возраст, но часто вместо слова «старость» употребляли выражение «на склоне лет».
Так что, как видим, в прежние времена «старухами» женщины становились несколько раньше, чем сейчас – к 60 годам.

Источник: https://umnaja.ru/v-kakom-vozraste-russkaya-zhenshhina-schitalas-staruxoj

Николай Некрасов — Есть женщины в русских селеньях: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

Есть женщины в русских селеньях С спокойною важностью лиц, С красивою силой в движеньях,

С походкой, со взглядом цариц,-

  • Их разве слепой не заметит, А зрячий о них говорит: «Пройдет — словно солнце осветит!
  • Посмотрит — рублем подарит!»
  • Идут они той же дорогой, Какой весь народ наш идет, Но грязь обстановки убогой
  • К ним словно не липнет. Цветет
  • Красавица, миру на диво, Румяна, стройна, высока, Во всякой одежде красива,
  • Ко всякой работе ловка.
  • И голод и холод выносит, Всегда терпелива, ровна… Я видывал, как она косит:
  • Что взмах — то готова копна!
  • Платок у ней на ухо сбился, Того гляди косы падут. Какой-то парнек изловчился
  • И кверху подбросил их, шут!
  • Тяжелые русые косы Упали на смуглую грудь, Покрыли ей ноженьки босы,
  • Мешают крестьянке взглянуть.
  • Она отвела их руками, На парня сердито глядит. Лицо величаво, как в раме,
  • Смущеньем и гневом горит…
  • По будням не любит безделья. Зато вам ее не узнать, Как сгонит улыбка веселья
  • С лица трудовую печать.

Такого сердечного смеха, И песни, и пляски такой За деньги не купишь. «Утеха!»

  1. Твердят мужики меж собой.
  2. В игре ее конный не словит, В беде — не сробеет,- спасет; Коня на скаку остановит,
  3. В горящую избу войдет!
  4. Красивые, ровные зубы, Что крупные перлы, у ней, Но строго румяные губы
  5. Хранят их красу от людей —
  6. Она улыбается редко… Ей некогда лясы точить, У ней не решится соседка
  7. Ухвата, горшка попросить;
  8. Не жалок ей нищий убогий — Вольно ж без работы гулять! Лежит на ней дельности строгой
  9. И внутренней силы печать.
  10. В ней ясно и крепко сознанье, Что все их спасенье в труде, И труд ей несет воздаянье:
  11. Семейство не бьется в нужде,
  12. Всегда у них теплая хата, Хлеб выпечен, вкусен квасок, Здоровы и сыты ребята,
  13. На праздник есть лишний кусок.
  14. Идет эта баба к обедне Пред всею семьей впереди: Сидит, как на стуле, двухлетний
  15. Ребенок у ней на груди,
  16. Рядком шестилетнего сына Нарядная матка ведет… И по сердцу эта картина
  17. Всем любящим русский народ!

Анализ стихотворения «Есть женщины в русских селеньях» Некрасова

В своих произведениях Н. А. Некрасов ни раз обращается к описанию образа русской женщины, красивой и сильной. В поэме «Мороз, Красный нос» он тоже выражает свое восхищение, приводя в отрывке «Есть женщины в русских селеньях…» яркое описание простой крестьянки Дарьи.

Как и многие стихотворения Николая Алексеевича, «Есть женщины в русских селеньях…» пропитано глубоким сочувствием к тяжелой жизни и судьбе женщины из села. Автор описывает ее многочисленные страдания от трудной работы и моральные унижения. Забота о семье, воспитание детей, заботы по дому и труд в поле – после смерти мужа всем этим занимается только Дарья.

Читайте также:  Какие опасности таит черном море

По мнению Некрасова, такая женщина способна перенести «и голод, и холод». Поэта восхищает, как при такой непростой жизни, русская женщина обладает еще и богатой душой.

Высокие нравственные качества остались при ней, она не теряет веру и не ломается под тяжестью жизненных испытаний. Трудолюбивая и самоотверженная, хорошая хозяйка, она была и остается опорой, на которой держится вся семья.

Она все успевает, при этом, находит в себе силы веселиться и смеяться, будто забывая на время обо всех невзгодах, свалившихся на ее плечи.

Особенностью русского женского характера поэт называет сострадательную любовь, даже находясь в крайне трудном положении, человек менее всего думает о себе, о своем личном горе.

Некрасов одновременно и восхищается, и переполнен сопереживания к их нелегким судьбам. Большой нежностью и теплом пропитано каждое четверостишие. И возмущается по поводу их бесправного существования, их горькой судьбы. По мнения автора, русская женщина достойна счастливой и беззаботной жизни.

Для создания более яркого портрета Некрасов применяет в стихотворении:

  1. Сравнения – «словно солнце осветит», «рублем подарит», «со взглядом цариц».
  2. Эпитеты – «миру на диво», «во всякой одежде красива», «ко всякой работе ловка».
  3. Метафоры – «сердечный смех», «румяные губы», «внутренней силы печать», «что взмах — то готова копна».

И нельзя не выделить закрепившийся типичный образ русской женщины-крестьянки:

«Коня на скаку остановит, В горящую избу войдёт!»

Поэт в каждой строчке описал настоящую, правдивую судьбу русской крестьянки. Он глубоко прочувствовал ее боль и страдания, все тяготы, которые ей пришлось перенести. И подчеркнул, что несмотря на все это, она осталась красивой внешне и внутренне, смогла сочетать мужество с высокими нравственными качествами.

Читать стих поэта Николай Некрасов — Есть женщины в русских селеньях на сайте РуСтих: лучшие, красивые стихотворения русских и зарубежных поэтов классиков о любви, природе, жизни, Родине для детей и взрослых.

Источник: https://rustih.ru/nikolaj-nekrasov-est-zhenshhiny-v-russkix-selenyax/

Как и за что русские женщины продавали свою любовь и тело

Мораль и нравственность в старину были более ценным «товаром», чем сегодня. При этом на селе женщины вели себя гораздо скромнее, чем в городе. Однако и в те времена не обходилось без «падших женщин». Иногда ими становились по глупости совсем юные и наивные девушки, иногда женщины превращались в распутниц вполне осознанно – по самым разным причинам. И далеко не всегда их осуждали.

Ранний брак

Василий Максимов, «Сборы на гулянье», 1869 год

Если девушку на селе в 14-15 лет выдавали замуж, а через некоторое время ее мужа забирали в солдаты, — это означало, что на долгие годы юной женщине придется остаться без мужской ласки. Одиночество и тоска двигали теми солдатками и молодыми вдовами, которые, помучившись и погоревав, принимали решение «пуститься во все тяжкие».

Молодых крестьянок-солдаток, «блудивших» в деревнях с чужими мужьями или вдовцами, народ отчасти оправдывал.

В некоторых губерниях, если складывалась такая ситуация, виноватым считали мужчину: не надо было жениться до солдатчины.

Еще дальше пошли в своем понимании жители Воронежской губернии: если женщина, пока муж служил солдатом, приживала на стороне ребеночка, то он считался законным, с такими же правами, как дети, рожденные от супруга.

Вплоть до конца XIX века во многих селах бытовала традиция «просватывать» 12-13 летних девочек за таких же юных мальчиков. Если запланированный брак в течение пары лет не расстраивался по воле родителей, – уже через год-два молодежь начинала сожительствовать. Иногда до брака так и не доходило. Нового жениха после этого найти было сложно, особенно при отсутствии завидного приданого.

Мужское бессилие

Нередко причиной превращения порядочной женщины в гулящую становилась импотенция мужа. В таких случаях народ тоже оправдывал женщину: мол, к чему ей мучиться рядом с бессильным, ведь такой мужик ни пожалеть, ни приласкать толком не может. Ну, может, и не очень оправдывал, но все-таки измена в таких случаях не считалась таким уж тяжким прегрешением.

Как отмечала писательница Ольга Семенова-Тян-Шанская, дочь знаменитого географа и путешественника, много лет изучавшая быт и жизнь в русских деревнях, одного любовника общественная мораль обычно прощала – а вот если их было несколько, женщина уже считалась «распутевой».

Работа на помещика

Так называемый «отхожий промысел» подразумевал, что молодые крестьянки, начиная с ранней весны, уходили из родного села работать в помещичьи усадьбы. Крепостные девки становились забавой для всесильного помещика, нередко он держал целый гарем для собственных утех.

Такой же разврат был распространен и среди челяди — лакеи, кучера, другая обслуга, «приближенная» к хозяину, брала с него пример и тоже многое позволяла себе. В архивах сохранилось множество таких свидетельств.

Иногда девушек принуждали к сожительству, а иногда они и сами не могли устоять перед чарами обходительного франта.

Алексей Венецианов, «Портрет крестьянской девушки с серпом во ржи», 1810-1820 гг

Жажда заработка

Ученый Илья Конкарович, серьезно исследовавший проблему проституции на Руси в XIX веке, писал, что многие крестьянки подавались в город за заработком, когда на селе становилось очень уж тяжко. А самым легким заработком являлась проституция. Сначала 40 %, а потом и 70 % всех падших женщин Петербурга в то время прибыли из деревень.

Некоторые прибывали в город с самыми благопристойными намерениями, поступали на фабрику или становились горничными, но через некоторое время их увлекал более легкий и обширный заработок, возможность завести поклонников и получать от них подарки.

А бывало и так, что деревенские родители продавали своих дочерей путешествующим коробейникам и торговцам, а те, наигравшись юной девушкой, попросту бросали ее где-нибудь на улице. И той не оставалось ничего другого, как «пойти по рукам». Порой такая «падшая женщина» своим заработком на панели содержала всю многочисленную деревенскую родню.

Практичность и экономия

Борис Кустодиев, «Ярмарка», 1906 год

Русские деревенские бабы часто смотрели на жизнь очень уж практично и рационально. Так, некоторые из них, отправляясь на ярмарку, чтобы продать урожай, не отказывались от возможности дополнительного «заработка», приторговывая телом. Иногда крестьянки в поисках выгодного клиента сами отправлялись на его поиски — в ближайший трактир, например. Местом утех становился окрестный лес.

По некоторым свидетельствам, в Вологодской губернии, например, в дни ярмарок окружающие город и поселки лес был буквально наводнен парочками. О «простых» нравах деревенских молодух писал, в частности, русский публицист Александр Энгельгардт.

Та же Семенова-Тян-Шанская в своей книге «Жизнь Ивана», вышедшей в начале ХХ века, рассказывала историю женщины, «прижившей себе» сына «всего-то за пустяк, за 10 яблоков». «Профессионального» разврата в деревнях не существовало – но многих женщин очень легко было купить за небольшие деньги или подарок.

Приказ мужа

Известный публицист Серафим Шашков писал, что в некоторых северных губерниях был такой обычай: хозяин, сдававший приезжим избу или угол, предлагал квартирантам в качестве дополнительной услуги собственную жену, невестку или дочь.

Таким образом, плата за постой значительно увеличивалась. Сохранились описания поразительных и шокирующих фактов.

Например, в Орловской губернии, отправляя женщин в лавку за табаком или хлебом, некоторые экономные или просто жадные и циничные мужья велели им расплачиваться не деньгами, а собственным телом.

Справедливости ради стоит добавить, что целомудрие и порядочность все же ценились в русских деревнях очень высоко, а случаи «грехопадения» женщин были достаточно редкими.

Источник: https://teleprogramma.pro/style/sudd/327645/

Когда девушку можно называть женщиной?

Обратимся к самому популярному словарю русского языка — словарю С. И. Ожегова.

ДЕВУШКА 1. Лицо женского пола в возрасте, переходном от отрочества к юности. 2. Такое лицо, достигшее половой зрелости, но ещё не вступившее в брак. 3. Молодая служанка, горничная в барских домах (устар.). 4. Обращение к молодой женщине (разг.).

ЖЕНЩИНА 1. Лицо, противоположное мужчине по полу, та, к-рая рожает детей и кормит их грудью. 2. Лицо женского пола, вступившее в брачные отношения.

Из определений ясно, что эти названия не являются взаимоисключающими. С одной стороны, девушку можно называть женщиной всегда, так как она принадлежит к женскому полу. Это первое значение слова «женщина» по Ожегову.

С другой стороны, девушка вроде бы становится «женщиной» в более узком значении (номер 2 у Ожегова) после вступления в брачные отношения. Однако критерий семейного положения, который до наших дней кочует из словаря в словарь, по-моему, уже не очень актуален.

Сейчас многие считают, что девушка становится женщиной после начала половой жизни. Мне кажется, что понятие «женщина» часто подразумевает не только половую зрелость, но и сформированность личности в целом: физиологическую, психологическую зрелость и определённый жизненный опыт.

Обычно из контекста высказывания понятно, какое из значений «женщины» имеется в виду.

У вопроса есть и другой аспект: можно ли называть девушку «женщиной» при обращении? Я считаю, что это не вполне вежливо, причём вне зависимости от возраста и семейного положения девушки. Распространено и обратное явление — употребление слова «девушка» в качестве обращения к женщинам любого возраста. Это уместно во многих ситуациях, но иногда может приобретать излишне иронический оттенок.

Есть мнение, что девушка — это женщина, вступившая в половые отношения, а женщина — это женщина, родившая детей. При этом, в качестве светского обращения желательно использовать я даже не знаю что.

На слова женщина — многие обижаются, девушкой, как точно подметил предыдущий ответ — в некоторых случая и возрастах называть собеседника не удобно. Именно поэтому самые распространённые формы обращения к не совсем юным дамам — это, «простите» или «вы не подскажите».

Дело в том, что в ряде западных стран обращения подчеркивают матримониальный статус — замужем, не замужем — мисс. Это может и вызывает некоторую неловкость — может быть кто-то не захотел бы афишировать свой личный статус, но зато это обращение основывается на твёрдом факте.

А вот девушка-женщина — на субъективном мнении. Отсюда и возможность обидеть. И отсюда растут всяческие «барышня, сударыня, дама, мадмуазель» в русском исполнении. С другой стороны, у нас по типу обращения можно судить о человеке (культуре, юморе, настрое, адекватности) и отношении к вам.

Кстати, это еще и языковая особенность — мы любим брать слова из других языков, синонимичные нашим или наоборот и придавать им своё тонкое значение, иронию. Ведь во франции мадмуазель звучит обыденно, а у нас — как скажешь.

Вот я как человек, которого так и этак называют, отвечу.

Женщиной можно называть в определенном контексте. Когда мне друзья говорят: «Ох и хитрая (умная, ушлая, забавная и т.д.) ты женщина», —  я гордо задираю нос и настроение сразу поднимается. Причем так было и в 16, и в 20, и в 30 лет. Более того, сама про себя я уже вряд ли скажу: «Девушка».

Ну как-то жеманно это. А вот когда я заняла, допустим, очередь в аэропорту, отошла на минуту, и по возвращении слышу: «Женщина-а, вы здесь не стояли», -сразу представляю свой пуховик и невыспавшуюся физиономию, умножаю свои годы на полтора и, если не выспалась сильно, огрызаюсь в ответ.

В общем, если это ваш друг, то называйте женщиной на здоровье. А если незнакомый человек, то подумайте: обидно вам будет услышать в ответ такое же: «Женщина» или «Мужчина». Не обидно — тогда валяйте называйте. 

Немного истории.

Исходно слово дева это общеславянское слово означающее — способная кормить грудью.

Значение «не вступившая в брак» вторично. Т.е. изначально, в понятии «дева», есть лишь указание на возраст, но не на статус. 

А слово женщина ещё более древнее, общеславянское индоевропейского происхождения. Это слово жена, которое, в свою очередь, является изменившимся словом гена (как, например, нога и ноженька). 

  • Генус  (genus) — род на латыни.
  • genna — женщина, древнепрусский.
  • zan — жена, иранский.
  • И, самое интересное, древнеиндийское — zna — богиня.

И, этого мало, Ж, З, и Г, но Г чередуется в других языках с К. И английское queen, через cwen от того же корня Гена, Зена, Жена, Кена.

kin — жена в армянском.

Здесь сложно однозначно утверждать исходное значение, но главное — дающая жизнь, рождающая.

Значение «состоящая в браке» вторично. Женщина — указание на жен вообще, жены, женщины. Так ещё в церковнославянском жена означает и женщин вообще, и жену, а слова женщина тогда ещё нет.

Когда кого можно как называть, решите сами )

На собственном опыте и не совсем серьёзно — когда она уже бабушка, и то не факт — может обидеться… Если сомневаетесь — всегда девушка, и себе нервы сбережёте, и ей.

Читать ещё 10 ответов

Источник: https://TheQuestion.ru/question/2981/kogda-devushku-mozhno-nazyvat-zhenshinoi

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector