Матильда кшесинская: почему балерина вооружила русскую армию второсортными пушками

Создателям нашумевшего фильма «Матильда» удалось почти невозможное: не обратить никакого внимания на изобилие любопытных, неоднозначных, полных драматизма сюжетов выбранной эпохи, пренебречь яркими и сложными характерами ее действующих лиц.

С героиней фильма настоящая Матильда имеет мало общего, кроме имени и профессии. История ее творческой карьеры свидетельствует не только о «дамских талантах», но и о незаурядном характере и большой силе воли в достижении поставленной цели.

Впрочем, нельзя не признать, что жизнь и карьера Кшесинской – как в России, так и в эмиграции – были крепко связаны с домом Романовых.

В апреле 1892 г. будущий император Николай Александрович, размышляя о своей любви к принцессе Алисе Гессенской и о природе любви вообще, перечислял в дневнике и свои юношеские увлечения: «…весьма странное явление, которое я в себе замечаю: я никогда не думал, что два одинаковых чувства, две любви одновременно совместимы в душе.

Теперь уже пошел четвертый год, что я люблю Аликс Г и постоянно лелею мысль, если Бог даст, на ней когда-нибудь жениться! На следующую зиму я сильно влюбился в Ольгу Д, теперь, впрочем, это прошло! А с лагеря 1890 года по сие время я страстно полюбил (платонически) маленькую К.

Удивительная вещь наше сердце! Вместе с этим я не перестаю думать об Аликс!

Право, можно было бы заключить из этого, что я очень влюбчив? До известной степени да; но я должен прибавить, что внутри я строгий судья и до крайности разборчив!»

Нет причин не верить дневниковым признаниям Ники, скрупулезно записывавшего и чаепития, и количество убитых на охоте зайцев (отдельно русаков и беляков).

Но если влюбленность в княжну Ольгу Александровну Долгорукую и еще одна, неупомянутая в дневнике, – в английскую принцессу Викторию Уэльскую – прошли без публичного резонанса, то роман с балериной Кшесинской был окружен и скандалами, и слухами, и немаловажными для императорской семьи последствиями. Впрочем, последствиями совсем иного рода, чем это принято представлять в костюмных мелодрамах.

Матильда Кшесинская родилась в 1872 г. под Петербургом в семье артистов балета. Знакомство этой семьи с российскими самодержцами началось еще до ее рождения. В мемуарах балерина писала, что ее отец в 1835 г. выступал перед Николаем I в Варшаве и царь (по ее словам, большой любитель мазурки) позже пригласил его среди других исполнителей польских танцев в Петербург.

Матильда Кшесинская: почему балерина вооружила русскую армию второсортными пушками

В 1890 г., после окончания Императорского театрального училища «Кшесинскую вторую» («первой» числилась старшая сестра) приняли в балетную труппу Мариинского театра. С наследником престола она познакомилась как раз во время выпускного экзамена. За праздничным ужином Александр III шутливо предупредил ее и сына: «Только не слишком-то флиртуйте!»

Предупреждение прошло втуне: между наследником и обаятельной, веселого нрава балериной начался роман. Поначалу бесстрастные и краткие записи Николая в дневнике 1890 г. становятся гораздо эмоциональнее после его возвращения из восточного путешествия:

«10 июля. Вторник. Был в театре, ходил на сцену».

«17 июля. Вторник. Кшесинская 2-я мне положительно очень нравится».

«30 июля. Понедельник. Разговаривал с маленькой Кшесинской через окно».

«1 августа. Среда. В 12 часов было освящение штандартов. Стояние у театра дразнило воспоминания».

1893 г., 25 января: «Вечером полетел к моей М.К. и провел самый лучший с ней вечер до сих пор. Находясь под впечатлением ее – перо трясется в руке!»

Матильда Кшесинская: почему балерина вооружила русскую армию второсортными пушками

Разгар романа пришелся на зиму 1892–1893 гг. «Нас все более влекло друг к другу, и я все чаще подумывала о том, чтобы обзавестись собственным уголком. Встречаться у родителей становилось просто немыслимым», – вспоминала Кшесинская.

В это время она нашла «маленький прелестный особняк на Английском проспекте, № 18, принадлежавший Римскому-Корсакову», который наверняка приглянулся ей и своей историей: он был построен двадцать лет назад великим князем Константином Николаевичем для своей возлюбленной – балерины Кузнецовой.

В мемуарах маленькая Кшесинская (действительно, всего 153 см!) подробно, до мелочей вспоминает визиты наследника и великих князей в «прелестный особнячок».

В своих воспоминаниях она строго придерживалась одной линии: любовь с наследником была горяча и взаимна, но невинна; его брак был вынужденно династическим, поэтому балерина с самого начала отношений благоразумно не претендовала на важную роль в его судьбе.

Заявления о взаимной любви («…когда государь со свитою обходил фронт полка, наследник, идя за ним, в упор смотрел на меня, а я на него моими влюбленным глазами») чередуются в мемуарах с перечислением всевозможных «трофеев» (дорогих вин, мебели, украшений – знаков внимания великих князей, офицеров и знаменитостей) и подарков от Ники («…наследник подарил восемь золотых, украшенных драгоценными камнями чарок для водки»; «подарки были хорошие, но не крупные»). «Предстоящий сезон обещал быть исключительным. Я ожидала наследника у себя в доме, могла свободно и когда хотела его принимать, а в то же время в театре я должна была получать первые роли в лучших балетах и выступать уже как настоящая балерина в целом балете, а не в отдельных небольших ролях», – Кшесинская легко и не особо смущаясь совмещала личное со служебным.

О том, что этот роман рано или поздно должен окончиться, оба понимали с самого начала. Примечательно, что в еще декабре 1891 г.

, задолго до помолвки, в то время, когда дневник велся исключительно для собственных глаз,Ники делает весьма эмоциональную запись: «…Невольно этот разговор (беседа «мама»с одной из фрейлин. – С. В.

) затронул ту мечту и ту надежду, которыми я живу изо дня в день… Моя мечта – когда-нибудь жениться на Аликс Гессенской.

Я давно ее люблю, но еще глубже и сильнее с 1889 года, когда она зимой провела шесть недель в Петербурге! Я долго противился моему чувству, стараясь обмануть себя невозможностью осуществления моей заветной мечты! Но теперь, когда Эдди (Альберт Виктор Эдуард, старший сын принца Уэльского, с согласия королевы Виктории сватался к Аликс, однако получил отказ. – С. В.) оставил или был отказан, единственное препятствие или пропасть между ею и мною – это вопрос религии!»

Вопрос в итоге решился: в апреле 1894 г. была объявлена помолвка Ники и Аликс, а в ноябре, после восшествия на престол – свадьба.

В мемуарах Матильда записала лишь общие возвышенные фразы о царе («…чувство долга и достоинства было в нем развито чрезвычайно высоко») и царице («…в ней наследник нашел себе жену, целиком восприявшую русскую веру, принципы и устои царской власти, женщину больших душевных качеств и долга»). При расставании она лишь трогательно попросила разрешения обращаться к нему в письмах на «ты», как и прежде, и в нужде просить о помощи.

Матильда Кшесинская: почему балерина вооружила русскую армию второсортными пушками

На деле все было несколько сложнее: после помолвки Алиса Гессенская в Англии получила неприятные анонимные письма с оскорбительными сведениями о Ники. Вчитываться она не стала, показала письма жениху, и тот исповедался ей в своем завершенном романе. Николай дал прочесть невесте дневник и впредь открыл ей доступ к его записям.

Примирение было полным: в том же дневнике 8 июля 1894 г.

Аликс растроганно записала: «Мой родной, дорогой мальчик, никогда не меняющийся, всегда верный… Словами не выразить мою любовь, восхищение и уважение – что прошло, то прошло и никогда не возвратится, и мы можем спокойно вспоминать об этом – нас всех искушают в этом мире, и… когда мы раскаиваемся и возвращаемся к добру и на верный путь, Бог нас прощает… Прости, что я пишу так много, но я хочу, чтобы ты был совершенно уверен в моей любви к тебе и в том, что я люблю тебя еще больше с тех пор, как ты рассказал мне об этой маленькой истории. Твое доверие ко мне тронуло меня так глубоко, и я молю Господа оказаться всегда достойной его. Благослови тебя Бог, любимый Ники!»

Роман Кшесинской с Николаем завершился, но рачительная балерина всегда держала эту историю в качестве козыря для своей карьеры, который в сочетании ее несомненным талантом и трудолюбием приносил немалые плоды.

До «охлаждения» Кшесинская не только не скрывала, а напротив, старалась афишировать свои отношения с будущим царем, а после – напоминать о них. Отсвет власти и всемогущества державного друга падал и на нее.

Среди множества слухов и сплетен о ней – чаще всего скандальных и диких – были и вполне обоснованные.

Еще во время романа она вела себя довольно надменно с коллегами по цеху и требовала к себе особого отношения. «Кшесинская очень заважничала с тех пор, как находится для особых милостей», – записывали любители городских новостей.

Когда Ксешинская не получила роли в парадном балете Большого театра в честь коронации, она сочла это оскорблением и обратилась с жалобой к его дяде, великому князю Владимиру Александровичу. Дирекции Императорских театров было приказано «пропустить» балерину.

«Моя честь была восстановлена, – радовалась Кшесинская, – и я была счастлива, так как я знала, что это Ники лично для меня сделал».

Матильда Кшесинская: почему балерина вооружила русскую армию второсортными пушками

Дальше – больше: отец балерины во время ее бенефиса и угощения шампанским, устроенным великим князем Сергеем Михайловичем, требовал от официантов, чтобы «они откладывали бутылки и отнесли к нему», угрожая жалобой самому «государю-императору».

Позже на одном из спектаклей Кшесинская отказалась надеть предписанный сценарием костюм, за что в соответствии с правилами ей был выписан штраф (относительно небольшой). Матильда вновь сочла, что тем самым директор Императорских театров князь С. М.

 Волконский нанес ей оскорбление, и обратилась к царю с просьбой этот штраф отменить (впрочем, конфликт балерины с директором эпизодом не исчерпывался этим). Царь отдал приказ, а директор подал в отставку.

Скандалы и капризы прим случались во все времена, но здесь – из-за тщеславия танцовщицы и капризов государя, действовавшего вне закона, – престиж и без того уже не очень прочного трона неуклонно понижался в глазах общественного мнения.

Тем временем карьера Кшесинской продолжала идти в гору: Матильда совершенствовала технику (сочетая итальянскую и русскую балетные традиции) и с 1896 г. пребывала в статусе прима-балерины. Впрочем, в 1904 г.

она оставила Мариинский театр, появлялась лишь изредка на разовых выступлениях.

После расставания с Николаем близкие отношения Кшесинской с представителями царской фамилии не закончились. «Князь Сергей Михайлович баловал меня, как мог, ни в чем не отказывал и старался предупредить все мои желания», – вспоминала она о жизни с двоюродным дядей царя.

Современник вспоминает: «Сергей Михайлович никогда не женился, хотя его верная подруга, известная балерина, сумела окружить его атмосферой семейной жизни». В 1902 г. «верная подруга» подарила Сергею Михайловичу сына, правда, от другого великого князя – Андрея Владимировича.

Матильда Кшесинская: почему балерина вооружила русскую армию второсортными пушками

Слухи о способности Кшесинской влиять на решения высшей администрации не ослабевали вплоть до самой революции. К посредничеству балерины прибегал знаменитый антрепенер Сергей Дягилев, решивший, «помимо оперного, организовать и сезон балета» и хлопотавший о покровительстве и государственной субсидии.

Правда, Дягилев отдал роль Жизели Анне Павловой и посредничество не состоялось («…совершенно очевидно, что после этого я уже не собиралась хлопотать о выделении субсидии для выступлений»). Впрочем, через два года Кшесинская с Дягилевым помирилась, и в Лондонский сезон 1911 г.

она танцевала отдельные части «Лебединого озера» и «Спящей красавицы». Ее партнером был Вацлав Нижинский, с которым она танцевала и раньше. Нижинский «очень ценил то, что я сделала для него в начале его творческого пути, и до конца своих дней был мне за это благодарен.

В знак симпатии он подарил мне красивую икону, сделанную из перламутра, в серебряном окладе», – такой образ гениального танцовщика оставила потомкам Кшесинская.

Читайте также:  Чем герои новгородских былин отличались от остальной руси

Сильный характер и жизнелюбивый нрав Матильды в полной мере проявились в тяжелые времена: во время Первой мировой войны она на свои деньги оборудовала два госпиталя, танцевала для раненых, устраивала друзьям роскошные проводы на войну.

После Февральской революции 1917 г. Кшесинская вынуждена была бежать из дома – известного роскошного особняка в стиле «северный модерн» в начале Каменноостровского проспекта, в котором вскоре расположился штаб большевиков. Матильда не сдалась без боя: наняла адвоката и пыталась отсудить у захватчиков дом.

Мировой судья постановил выселить из дома революционные организации «со всеми проживающими лицами и очистить помещение от их имущества», однако законы в революционном Петрограде уже не работали, и помещение от имущества «очищали» солдаты, сломавшие и разграбившие все, что смогли.

«Как-то, проезжая мимо своего дома, я увидела Александру Коллонтай, прогуливающуюся по моему саду в моем же горностаевом манто», – писала потом бывшая хозяйка дома.

Матильда Кшесинская: почему балерина вооружила русскую армию второсортными пушками

Кшесинская выехала с сыном в Кисловодск, к великому князю Андрею Владимировичу. «В моей душе боролись чувство радости снова увидеть Андрея и чувство угрызения совести, что оставляю Сергея одного в столице, где он был в постоянной опасности.

Кроме того, мне было тяжело увозить от него Вову, в котором он души не чаял». Опасения ее не подвели: в 1918 г. Сергей Михайлович был расстрелян в Алапаевске. Кшесинская же с семьей эмигрировала. Поначалу они поселились на принадлежавшей ей вилле на юге Франции, и в 1921 г.

они с великим князем Андреем Владимировичем поженились.

«С первого дня жизни в эмиграции нас беспокоила мысль о том, как обеспечить себе кусок хлеба. В России мы потеряли все, что имели, и приехали за границу нищими. Поначалу, заложив мою виллу, мы кое-как сводили концы с концами.

После смерти великой княгини Марии Павловны Андрей получил свою долю драгоценностей, но… подходящий момент для того, чтобы обратить драгоценности в деньги, был упущен, а полученная сумма была гораздо меньше оценочной стоимости», – писала Кшесинская о жизни в эмиграции.

Матильда Кшесинская: почему балерина вооружила русскую армию второсортными пушками

Поскольку муж занимался политикой, а сын не работал и предпочитал жизнь за счет богатых пожилых дам, то о содержании семьи стала заботиться Матильда. В 1929 г. после переезда в Париж она открыла балетную студию, ставшую весьма популярной.

Об образе жизни и увлечениях Матильды, о которых не упоминается в мемуарах, косвенно говорят слухи: переезд семьи в Париж знакомые связывали с проигрышами балерины в Монте-Карло.

«А правда заключается в том (и я никогда этого не отрицала), что я всю жизнь любила играть, но никогда не делала высоких ставок», – возмущалась та несправедливыми сплетнями.

Имя Кшесинской было хорошо известно, и число учениц без всякой рекламы доходило до 150 человек (1939). Среди них – Татьяна Рябушинская и дочери Фёдора Шаляпина. Последний раз Матильда выступала на сцене в 1936 г., когда танцевала «Русскую» в лондонском Ковент-Гардене.

Вторая мировая война оказалась для нее тяжелым испытанием: в 1940 г. Владимира Красинского – сына Матильды – в числе 300 русских эмигрантов арестовало гестапо. Пришлось задействовать все возможные связи (по слухам, Кшесинская даже добилась встречи с начальником гестапо Генрихом Мюллером) для его освобождения – это произошло через несколько месяцев.

Матильда Кшесинская: почему балерина вооружила русскую армию второсортными пушками

После войны балерина продолжала работать: в 1951 г. ее пригласили на собрание Федерации русского классического балета. Целью Федерации было «сохранение основных канонов русского классического танца и обучение с помощью методики, разработанной в Императорских балетных училищах», –  Матильда с радостью согласилась давать там уроки.

В 1956 г. Андрей Владимирович умер. «В семье Романовых мужчины редко жили дольше 70 лет», – отметила сроднившаяся с царской династией балерина. Сама она не дожила лишь нескольких месяцев до своего столетия.

Одно из самых ярких впечатлений – гастроли московского Большого театра в 1958 г. в Париже. О них в конце мемуаров Матильда Феликсовна напишет: «Несмотря на то, что после смерти мужа я нигде не бывала и проводила все время в студии или дома, по такому случаю я решила нарушить это правило и поехала в Оперу. На спектакле я плакала от счастья… Это был все тот же балет, что и сорок лет назад!»

Матильда Кшесинская: почему балерина вооружила русскую армию второсортными пушками

Источник: http://lhistory.ru/statyi/matilda-kshesinskaya

Николай II и Матильда Кшесинская: история любви

В прошлом году, пожалуй, самым скандальным стал фильм «Матильда», затронувший историю взаимоотношений цесаревича Николая и балерины Кшесинской.

Копья вокруг этой картины ломались на протяжении всего 2017 года, но споры успокоились почти сразу после выхода «Матильды» на экраны кинотеатров.

Но сегодня мы не будем вспоминать эту крайне спорную с исторической точки зрения картину, а постараемся представить настоящую историю взаимоотношений Николая и Матильды.

Матильда Кшесинская: почему балерина вооружила русскую армию второсортными пушками

Матильда Феликсовна Кшесинская родилась в сугубо артистической семье: ее родители, брат и сестра служили балету. По этой дороге пошла и младшая (или, как писали на афишах, 2-я) Кшесинская. Она окончила Императорское балетное училище и поступила в труппу престижного Мариинского театра.

Как раз на выпускном спектакле в марте 1890 года, на котором присутствовала вся царская семья, Николай и познакомился с Матильдой. Чуть позже, во время ужина Александр III усадил Кшесинскую между собой и застенчивым наследником, добавив при этом: «Смотрите только не флиртуйте слишком!».

К слову сказать, во время этой первой встречи Николай ни разу не проявил особого внимания к юной балерине, а вот в ее душу голубоглазый цесаревич запал. Она начала искать встречи с ним: специально ходила подолгу в местах его прогулок, причем пару раз «случайные» встречи происходили.

Вообще, в это время сердце наследника было занято мыслями о той самой Аликс, будущей императрице Александре Федоровне, на которой он мечтал жениться. А голова и тело были полностью погружены в военную службу и сборы.

Матильда Кшесинская: почему балерина вооружила русскую армию второсортными пушками

Летом 1890 года они вновь повстречались в Красном селе после начала театрального сезона. Дневниковая запись Николая от 17 июля 1890 года гласит: «Поехали в театр… Кшесинская мне, положительно, очень нравится». С этого момента и начался их четырехлетний роман.

Встречи стали происходить чаще, слова и чувства становились глубже: «30 июля. Были в театре… Разговаривал с маленькой Кшесинской через окно».

Однако военные маневры и дальнейшие поездки цесаревича сначала в кругосветное путешествие, а потом в Данию разлучили влюбленных до осени 1891 года.

  Любовь, ради которой Александр III хотел отречься от трона

Матильда Кшесинская: почему балерина вооружила русскую армию второсортными пушками

Весь 1892 год их встречи продолжались.

Николай навещал Матильду у нее дома, иногда засиживаясь там допоздна, забегал за сцену к ней во время антрактов, случались и объятия, и поцелуи, но чаще они просто разговаривали по душам и веселились.

Интересно, что одновременно цесаревич не скрывал от Кшесинской своей любви к Алисе Гессенской и намерения жениться на ней. Запись в дневнике от 1 апреля 1892 года:

«Весьма странное явление, которое я в себе замечаю: я никогда не думал, что два одинаковых чувства, две любви одновременно совместимы в душе. Теперь уже пошел четвертый год, что я люблю Аликс Г.

и постоянно лелею мысль, если Бог даст, когда-нибудь жениться на ней!.. А с лагеря 1890 г. по сие время я страстно полюбил (платонически) маленькую К.

Удивительная вещь наше сердце! Вместе с тем я не перестаю думать об Аликс Г.»

В августе им вновь пришлось расстаться, а встретились они только зимой 1892 года, но все это время они переписывались.

Новый этап в их романе начался 8 января 1893 года, когда между ними произошел «серьезный разговор»: Матильда и Николай беседовали о «более близком знакомстве», на котором настаивала балерина и от которого не отказывался цесаревич.

Истории неизвестно, случилось ли что-то между влюбленными, но вот что записано в дневнике Николая 25 января 1893 года:

«Вечером полетел к моей М. К. и провел самый лучший с нею вечер до сих пор. Находясь под впечатлением её — перо трясется в руках!».

К слову сказать, в отношениях между Аликс и Ники в период с 8 по 25 января тоже чуть было не произошел коренной перелом: гессенская принцесса при встрече с русским наследником отказала ему в свадьбе. Причиной она называла будто бы нежелание поменять религию.

Правда, вряд ли это было настоящей причиной для Аликс, которая не переставала любить Николая.

Скорее всего, здесь имел место страх за будущее их общего сына, ведь к этому моменту в ее семье произошло несколько случаев смерти от гемофилии, которой впоследствии заболел их сын Алексей.

  Кто был отцом Петра I

С этого момента встречи Малечки (как балерину называл цесаревич) и Николая стали регулярными, а их взаимоотношения оказались известны петербургскому обществу. Чуть ли не каждый день наследник бывал у Матильды и даже оставался ночевать у нее.

Правда, постоянные командировки и отъезды не дали укорениться в Николае более глубокому чувству к Кшесинской: с конца 1893 года он стал охладевать к своей возлюбленной. Встречи становились редкими, дневниковые записи — более сдержанными. Матильда прекрасно понимала, кто был причиной этого.

Но она же прекрасно знала, что в любом случае она выйти замуж за наследника никак не сможет, поэтому особо не сопротивлялась.

Матильда Кшесинская: почему балерина вооружила русскую армию второсортными пушками

Мечты о женитьбе на Аликс все так же были живы и постоянно бередили душу наследника. И чудо произошло: почти отчаявшийся исполнить свою мечту Николай получил от Алисы Гессенской в апреле 1894 года согласие на брак. С этого момента Малечка пропала и из дневника, и из жизни Николая. Но напоследок наследник написал ей искреннее письмо, где сказал:

«Что бы со мною в жизни ни случилось, встреча с тобою останется навсегда самым светлым воспоминанием моей молодости».

Матильда, безусловно любившая Николая, стойко и достойно воспримет это неизбежное событие. В своих воспоминаниях она будет с умилением писать об их романе. А вот как она отзывалась впоследствии о своей сопернице, Александре Федоровне:

«Мнения могут расходиться на счёт роли, сыгранной императрицей во время царствования, но я должна сказать, что в ней наследник нашёл себе жену, целиком воспринявшую русскую веру, принципы и устои царской власти, женщину больших душевных качеств и долга».

Сердце Кшесинской недолго будет свободно. Вскоре у нее завяжется роман с другим Романовым — великим князем Сергеем Михайловичем, от которого у Матильды будет сын Владимир.

Почти в это же время у нее завяжутся отношения с другим князем — Андреем Владимировичем, с которым роман перерастет в семейную жизнь: уже в эмиграции в 1921 году они поженятся.

А с Николаем они будут встречаться теперь только на официальных мероприятиях.

  То, что вы не знали об Екатерине Великой

Матильда Кшесинская: почему балерина вооружила русскую армию второсортными пушками

Таким был этот недолгий роман между балериной и наследником российского престола (интересно, что у этой истории заранее был известен и прописан конец). Они, будучи молоды и полны жизни, любили друг друга, но оба понимали, что это всего лишь временные отношения, которым суждено когда-то окончиться.

А нам, живущим сейчас, нужно не исследовать постельные тайны жизни Матильды и Николая, а восхищаться тем, насколько уважительно они вели себя по отношению друг к другу, и учиться этому.

Источник: Филиал Карамзина

Источник: https://newsroyal.ru/nikolai-ii-i-matilda-kshesinskaya-istori/

Матильда Кшесинская и её вклад в развитие русской артиллерии

Матильда Кшесинская: почему балерина вооружила русскую армию второсортными пушками

Эту статью уже публиковал сайт «Кириллица» , но там она была урезана и отредактирована. В данном же случае предлагаю своим читателям авторский вариант.

Читайте также:  Что будет, если жених уронит невесту на мосту

***

В дореволюционной России имя Матильды Кшесинской знали многие.

Известна она была и как прима-балерина Мариинского театра, и своими любовными связями с наследником престола, затем императором Николаем II, и великими князьями Сергеем Михайловичем и Андреем Владимировичем.

В те времена подобные связи не считались чем-то зазорным.  Ну не по борделям же великим князьям ходить, в самом деле. А так вроде и тяга к прекрасному, и одновременно и все интимные потребности можно решить с актрисами и балеринами.  

Жителям Ленинграда Кшесинская так же была известна. Все ленинградские школьники (и не только школьники) обязательно посещали Музей Революции, многих там принимали в пионеры.

Экскурсоводы всегда упоминали, что музей расположен в бывшем особняке Кшесинской, и что в 17-м году с его балкона произносил речи Ленин. Ну а раз сам Ильич выступал, то вроде как и Кшесинская тоже своя получается.

Её биографией никто и не интересовался в советское время.

В современной России о Кшесинской вспоминали лишь после выхода в свет посвященного ей фильма, вызвавшего бурную реакцию части населения. Страсти вроде утихли, зато теперь про Матильду только слепой и глухой не знает.

Но мало кому известно, что Кшесинская оказала серьезное влияние на развитие русской артиллерии перед Первой Мировой войной.

Во второй половине XIX века Российская империя имела отличную артиллерию, которая создавалась при помощи немецкой фирмы Крупп. А сама фирма Крупп смогла стать крупнейшей в мире благодаря российским заказам.

При создании артиллерийских орудий, между Россией и Круппом сложилась следующая практика. Наши военные давали заказ на конкретное орудие. Фирма Крупп предлагала проект, его обсуждали, вносили какие-то поправки, затем создавали опытный образец.

Военные его испытывали, высказывали свои замечание и пожелания. После чего орудие снова дорабатывалось, и если принималось на вооружение, то немецкие инженеры помогали наладить производство на российских заводах.

Очень даже разумная система работали отлично, и результаты отражались на полях сражений.

В начале XX века русская армия обновляла свою артиллерию. По сложившейся тогда практике был объявлен конкурс, на который различные фирмы предлагали свои образцы.

Матильда Кшесинская: почему балерина вооружила русскую армию второсортными пушками

6-дм осадная пушка 1910 года. В России не сохранилась, это орудие из финского музея

В 1906 году проходил конкурс на новую 6-дюймовую пушку. Приглашены были и английская фирма Виккерс, и шведская Бофорс, и австрийская Шкода, и отечественные Путиловский, Обуховский и Пермский заводы, и немецкие фирмы Крупп и Эрхард, и французские Шнейдер и Сен-Шамон.

Словом, всё вроде по-честному, и все лучшие фирмы мировые пригласили, и своих не забыли. Основная борьба шла между орудиями Круппа и Шнейдера, и, хотя немецкая пушка показала немного лучшие результаты, комиссия пришла к выводу, что пушки одинаковы.

Далее последовал вывод, что надо принять систему Шнейдера, потому что она легче. И это при

Источник: http://nwtele.ru/content/matilda-kshesinskaya-i-eyo-vklad-v-razvitie-russkoy-artillerii

О положении в стране, о потенциале страны и о перспективах его реализации

1.2. Матильда Кшесинская — как «выдающийся разработчик артиллерийских систем» Русской армии

Дело не в том, занималась ли сексом Матильда поочерёдно с цесаревичем Николаем и его младшим братом великим князем Георгием, дело в том, что она стала любовницей великого князя Сергея Михайловича, естественно, не став при этом его законной супругой: сословные предрассудки — на такой мезальянс великий князь пойти не мог, однако беспрепятственно блудить с простолюдинкой — мог, а другой великий князь Андрей Владимирович в это же время «наставил рога» Сергею Михайловичу. Но в Российской империи великие князья обычно были на военной службе и по праву рождения в императорской семье занимали должности первостепенной значимости, подчас мало чего понимая в подвластном им деле.

В силу такой кадровой политики Сергей Михайлович стал «главным артиллеристом» Российской империи. За сто лет до него «главным артиллеристом» Российской империи был граф А.А. Аракчеев.

Если императора Франции Наполеона I считать лучшим артиллеристом Европы тех лет, то по итогам наполеоновской кампании против России А.А. Аракчеева следует признать лучшим артиллеристом той эпохи, поскольку именно он подготовил артиллерию Русской армии к победе в Отечественной войне 1812 — 1814 гг.

Великий князь Сергей Михайлович в таковом качестве состояться не смог, а Матильда Кшесинская в этом приняла посильное участие.

«Русско-Японская война, помимо всего прочего, выявила тот факт, что одних только трёхдюймовок для полевой артиллерии явно недостаточно, и потому в 1907 году ГАУ решило объявить конкурс на лёгкую полевую гаубицу дивизионного звена.

В отличие от большинства европейских стран, где для лёгкой полевой гаубицы был принят 105-миллиметровый калибр, наше ГАУ, решив пожертвовать подвижностью в пользу разрушительной силы снаряда, остановилось на 48-линейном калибре.

На такое решение ГАУ подтолкнул опыт недавно прошедшей войны, в позиционных боях которой разрывной силы пудовых снарядов 42-линейной осадной пушки образца 1877 года оказывалось недостаточно для разрушения полевых укреплений противника.

В то же самое время чудом сохранившиеся в войсках отдельные экземпляры 12-фунтовой стальной осадной пушки образца 1867 года неожиданно оказались эффективным средством борьбы с японскими блиндажами. Калибр этой пушки в линиях как раз и составлял 48, что в переводе в миллиметры равняется 121,92 мм.

Однако в начале ХХ столетия принять на вооружение новый образец артиллерийского орудия было уже не так просто, как в предшествующие годы.

Дело в том, что в 1905 году генерал-инспектором артиллерии стал Великий князь Сергей Михайлович. Период его генерал-инспекторства ознаменовался переходом русской артиллерии на французские образцы.

И не просто на французские, а исключительно на образцы фирмы Шнейдер.

Эта компания, основанная в 1838 году бывшими портными братьями Адольфом и Иосифом Шнейдерами (от евр. שנײַדער — портной) занимала прочные позиции на машиностроительном рынке Франции, но за ее пределами авторитетом не пользовалась.

Формально в России продолжали проводиться конкурсные испытания опытных образцов артиллерийских систем, на которые по-прежнему приглашались фирмы Круппа, Эрхардта, Виккерса, Шкода и другие, а также русские казенный заводы Обуховский и Санкт-Петербургский орудийный. Но в подавляющем большинстве случаев победителем конкурса оказывалась фирма Шнейдер.

При этом эта французская компания, заключая контракт с Военным ведомством России, непременно оговаривала, что определенное количество лет такая-то пушка системы Шнейдера будет изготавливаться исключительно на Путиловском заводе, или вообще будет изготавливаться только на нём.

Дело в том, что в числе акционеров завода, помимо промышленника Путилова и банкира Вышнеградского, была ещё и третья особа — балерина Мария-Матильда Адамовна-Феликсовна-Валериевна Кшесинская.

(Рассказы о её сожительстве с разными великими князьями опустим по изложенным выше причинам — ВП СССР) Затем она стала любовницей сразу двух грандюков — молодого Андрея Владимировича, четвёртого сына великого князя Владимира Александровича, и уже упомянутого Сергея Михайловича (начальник ГАУ: пояснение ВП СССР), который был пятым сыном Михаила Николаевича — самого младшего из сыновей Николая I. От кого-то из этих двоих 18 июля 1902 года Матильда родила сына Владимира, пополнившего плеяду незаконнорожденных князей Романовских и ставшего впоследствии британским шпионом во Франции.

Однако в 1907 году на конкурс, объявленный ГАУ, фирма Шнейдер опоздала. Конкурс пришлось проводить «по-честному» — отдать предпочтение тем, кто даст больший откат. В результате на вооружение под индексом «48-линейная полевая гаубица обр. 1909 г.» была принята полевая гаубица фирмы Крупп.

Однако Кшесинская только что закончила строить новый дворец в Петербурге и сильно поиздержалась — поиздержалась настолько, что денег от крупповского отката ей едва хватило на покупку виллы в Ницце.

Поэтому уже на следующий год грандюк настоял на том, чтобы была принята на вооружение ещё и гаубица Шнейдера. И как ни странно, на вооружение её приняли, присвоив ей индекс «48-линейная полевая гаубица обр. 1910 г.».

Эта гаубица не имела никаких преимуществ по сравнению с гаубицей Круппа.

В итоге артиллерия получила две конструктивно различные системы одного калибра, выполнявшие одну и ту же задачу, и юнкера Михайловского артиллерийского училища тут же обозвали шнейдеровское орудие гаубицей системы Кшесинской».

Из Михайловского артиллерийского училища это определение вместе с его выпускниками распространилось по всей армии. И это не единственный случай, когда Матильда оказывала воздействие на политику развития артиллерии в России. Ниже фрагмент из воспоминаний академика А.Н. Крылова (описываемые им события происходили в 1912 г.):

«Начальником Главного артиллерийского управления был великий князь Сергей Михайлович, только что вернувшийся из Англии; там ему в числе разных артиллерийских новостей показали такое прицельное приспособление для береговых орудий, где простой наводкой прицельной трубы на ватерлинию цели орудию автоматически придается и надлежащий угол возвышения.

Англия применяла такие приспособления для Адена, Гонконга и прочих колониальных местностей, где орудия ставились на высоте свыше 1500 м.

При таких условиях эта система была применима и могла давать довольно точные результаты, а у нас эти орудия предназначались для низменных побережий Финского залива с высотою не более 15 м — погрешность была бы примерно в 100 раз больше, и система абсолютно не могла быть применена.

Вернувшись с завода, я написал записку, в которой расчетами и формулами в 12 пунктах показал непригодность предложения.

На следующий день поехали с директором Федоровым в Главное артиллерийское управление. Ввели нас в зал Артиллерийского ученого комитета. Стали постепенно сходиться артиллерийские генералы, пришел и Н.А. Забудский.

Началось заседание, прочел я свою записку, и, вместо ее обсуждения по существу, начали артиллеристы-генералы судить и рядить о том, как бы все это скрыть от Сергея; нельзя же ему доложить, что он внес нелепое предложение.

Решили отложить рассмотрение до следующего заседания через неделю под предлогом, что не было генерала А.А. Маниковского, начальника артиллерии Кронштадтского района, для которого главным образом и предназначались эти пушки.

Через неделю опять приехали, приехал и А.А. Маниковский, которого я знал уже лет десять: — Ваше дело совершенно ясное, это только не по разуму ученый Забудский мог разную ерунду городить.

На этот раз нас с Федоровым в зал заседания не пустили, а предложили подождать в приемной.

Примерно через час выходит капитан, ученый секретарь комитета:

— Решено снабдить установки прицелами вашего завода, можете продолжать изготовление, но журнала с этим постановлением вам прислать не можем: надо дождаться, пока Сергей уедет в отпуск, нельзя же этот журнал поднести ему на подпись. Вы себе вообразить не можете, какой скандал был. Генерал N. стал возражать Маниковскому и говорит:

— Я не усматриваю, почему обыкновенная прицельная труба не будет давать требуемой точности.

Маниковский и ляпни:

— Ваше высокопревосходительство, если вы эту трубу всунете окуляром себе в ж…, тогда, может быть, усмотрите.

  • Такая поднялась ругань, что пришлось закрыть заседание.
  • — Но как же быть заводу, ведь дело миллионное и срочное, нельзя же работать, не имея журнального постановления.
  • — Попробуйте устроить так, чтобы Сергей поскорее поехал за границу, где сейчас сезон, — в Трувиль или в Ниццу, — посоветовал ученый секретарь.
  • Едем с Федоровым обратно на завод.

— Вы поняли, что посоветовал капитан? — спрашивает меня Федоров.

— Понял, поднесите пачечку штук в сто «катенек» (сторублевок) Матильде (балерина М. Кшесинская, метресса Сергея), пусть она увлечет Сергея с собою купаться в Трувиль, тогда и журнал получите.

Читайте также:  Почему коренных москвичей не существует

Отсюда ясен вред, который бессознательно приносили великие князья, стоящие во главе управлений. Знаниями они не обладали, но все должностные лица боялись «огорчить» великого князя оспариванием его мнения: к празднику припомнит строптивость, да из наградного списка и вычеркнет.

Дворец Матильды на углу Каменноостровского проспекта и Дворянской улицы привлекал всеобщее внимание. Еду как-то на Металлический завод мимо этого дворца, извозчик на козлах и отпускает философское замечание:

— Дом-то какой, слышь, царская фря построила, … нажила, — причем он выразился чисто по-извозчичьи.

Но он, очевидно, не знал, что Матильда обладала и другими способами наживы. На артиллерию тратилась в то время сотня миллионов в год; один процент комиссии — вот уже миллион».

Матильда Кшесинская: почему балерина вооружила русскую армию второсортными пушкамиИмператор Николай II к такому подрыву боеспособности империи на протяжении всего своего царствования относился безучастно.

В общем, к первой мировой войне артиллерия армии Российской империи не была готова — ни по соответствию стоящего на вооружении набора арт-систем условиям и задачам ведения боевых действий, ни по количеству артиллерийских орудий и боезапаса к ним, ни по мощности производств, обеспечивающих боевые действия артиллерии, ни по научно-техническому заделу на будущее. А за роскошную жизнь Матильды при великом князе Сергее Михайловиче за счёт артиллерии — мужики в солдатской амуниции и офицеры — профессионалы и добровольцы — платили своею кровью…

Те, кто считает, что академик А.Н. Крылов и другие клевещут, пусть подумают, почему никакая другая балерина императорских театров не нажила дворца, такого, какой был у М. Кшесинской, и не стала акционером (как бы «инвестором») наиболее доходных предприятий Российской империи.

Фильм на тему «Гаубица системы Кшесинской» был бы куда более полезен, нежели обсуждаемая в СМИ «Матильда» вне зависимости от исторической достоверности либо клеветнической лживости снятого А. Учителем «кина про будущего святого царя-мученика и его юношескую “любовь”»…

Тем не менее «Матильду» отсняли, и СМИ отрабатывают социальный заказ на скандал вокруг неё как клеветнического произведения, порочащего святого царя-мученика.

Источник: http://e-dotu.ru/2017/10/20171011_tek_moment04132/3/

Как балерина Матильда Кшесинская разоружила Россию накануне Первой мировой войны

В год 100-летия русской революции скандальный кинофильм Алексея Учителя, вокруг которого развернулась бурная дискуссия с громким протестом депутата Госдумы Натальи Поклонской, привлек огромное внимание общественности к фигуре прима-балерины Мариинского театра Матильды Кшесинской. Однако ее фатальная роль в истории России заключается отнюдь не в ее связи с последним императором Николаем II, а в ее романе с Великим князем Сергеем Михайловичем, который ради нее обезоружил страну накануне Первой мировой войны.

Такую версию событий приводят авторы дополненного издания книги «Идеальный Шторм.

Технология разрушения государства» – известный политолог, директор Международного института новейших государств Алексей Мартынов и кинодокументалист Роман Газенко.

По их оценке, основанной на документальных свидетельствах, Кшесинская была участницей беспрецедентной в то время коррупционной схемы, повлиявшей самым негативным образом на обороноспособность Российской империи.

РИА «Новый День» публикует выдержку из этой работы, которая в ближайшие дни должна появиться на прилавках магазинов.

Как отмечают авторы книги, балерине удалось получить огромное состояние не столько из-за благосклонности последнего российского императора Николая II, сколько благодаря должности ее «гражданского мужа» – Великого князя Сергея Михайловича, которого в 1905 году император назначил начальником Главного артиллерийского управления.

«Кураторство артиллерийского ведомства этим отпрыском царской фамилии было бездарным.

Достаточно привести интересные цифры – количество артиллерийских орудий, с которым Россия вступила в Первую мировую войну – 11.700 стволов разных калибров против суммарно 104.

500 у Германии и Австро-Венгрии. То есть, более чем в десять раз меньше, чем у смертельных врагов по мировой бойне», – отмечается в книге.

  • Как считают Мартынов и Газенко, Великий князь и Кшесинская практически погубили эту отрасль своей непомерной жадностью.
  • В главе, посвященной балерине, говорится, что по протекции Сергея Романова она вместе промышленником Путиловым и банкиром Вышнеградским стала совладельцем Путиловского завода – «индустриального гиганта стратегического значения».
  • Коррупционная схема была достаточно банальной, но от этого не менее эффективной – все государственные заказы просто «уплывали в руки всемогущих лихоимцев», которые контролировали Путиловский завод.

В частности, одно из крупнейших артиллерийских предприятий – Мотовилихинский завод в Перми с 1905-го по 1914 год этот не получил заказы ни на одно орудие. Обуховский артиллерийский завод также был доведен до состояния краха, поэтому в 1910-1911 годах «казне пришлось выделить ему четыре с половиной миллиона рублей ассигнований».

«Действуя в обход государственных заводов, «главный артиллерист» страны отдавал монопольный приоритет своему французскому партнёру (фирме Шнейдера, основанной в 1838 году), а фирма Шнейдера, по «странному» капризу, оговаривала в контрактах право производить свою продукцию исключительно на Путиловском заводе. Понятно, что у этой странности была своя цена, которая и оседала в карманах Великого князя и предприимчивой балерины», – подчёркивают исследователи.

При этом, как отмечается в книге, в 1907 году произошел вопиющий случай – фирма Шнейдера опоздала предоставить на конкурс 122-мм гаубиц своё изделие, поэтому на вооружение было принято орудие немецкой оружейной фирмы «Крупп», которая «проявила непростительную наивность» и не настояла «на монопольном праве подконтрольного этой преступной парочке Путиловского гиганта».

От этой немецкой фирмы получить откат было невозможно.

«И главный артиллерист, пользуясь покровительством своего венценосного родственника, совершает беспрецедентный по своему цинизму шаг – лоббирует изделие своих французских подельников – гаубицу Шнайдера.

Для этого были проведены испытания «опоздавшего» к официальному конкурсу орудия, и оно, уступая по всем ключевым параметрам крупповской чудо-гаубице, тоже было принято на вооружение», – констатируют авторы книги.

В результате таких махинаций Кшесинская действительно стала самой богатой женщиной в Российской империи.

Балерина владела четырьмя дворцами, особняком на Кронвельской набережной и двумя виллами во Франции.

Жемчужиной её «недвижимой коллекции» был дворцовый комплекс в Стрельне, в котором была собственная электростанция. При чем электричество в этот комплекс было проведено раньше, чем в Зимний дворец.

«Есть горькая ирония в том, что накануне Октябрьской революции именно во дворце Кшесинской в Петербурге располагался штаб большевиков, а впоследствии в нём обустроился Музей Революции. Ведь именно непомерная алчность столичной профурсетки стала одной из непосредственных причин национальной революционной катастрофы», – говорится в книге «Идеальный Шторм. Технология разрушения государства».

Москва, Мария Вяткина

Москва. Другие новости 01.12.17

Итоги праймериз лево-патриотических сил: кандидатом в президенты РФ стал Павел Грудинин. / Рабочие УВЗ требуют судить «московского бизнесмена» Олега Сиенко. За 300 миллиардов долгов кто-то должен ответить. / На платных дорогах в России начнут штрафовать «зайцев». Читать дальше

© 2017, РИА «Новый День»

Подписывайтесь на каналыЯндекс НовостиЯндекс Дзен YouTube

Источник: https://newdaynews.ru/moskow/621987.html

"Царская фря" Матильда Кшесинская. Воспоминания современника. (mikhailosherov)

«Царская фря» Матильда Кшесинская. Воспоминания современника.

Из воспоминаний академика-кораблестроителя А.Н. Крылова.

  • В 1912-м году он в чине генерал-лейтенанта возглавлял Морской технический комитет и Главное управление Кораблестроения морского министерства России.
     
  • Заказ Металлическому заводу установок для 6-дюймовых пушек береговой обороны

«В августе 1912 г. присылают за мною автомобиль Металлического завода с просьбою директора В. О. Сонгина немедленно приехать на завод по делу неотложной важности. Приезжаю. Оказывается, завод получил предложение от Артиллерийского ведомства спешно внести существенные изменения в изготовляемые заводом 60 установок для пушек 6-дюймового калибра.

Контрактная цена этих установок была по 60 000 руб., т. е. весь заказ был на 3 600 000 руб.
Заводу предлагалось на следующий день к 12 часам дня командировать своих представителей в Главное артиллерийское управление на заседание Артиллерийского комитета, причем прилагались материалы, подлежащие обсуждению на предстоящем заседании.

Начальником Главного артиллерийского управления был великий князь Сергей Михайлович, только что вернувшийся из Англии; там ему в числе разных артиллерийских новостей показали такое прицельное приспособление для береговых орудий, где простой наводкой прицельной трубы на ватерлинию цели орудию автоматически придается и надлежащий угол возвышения.

Англия применяла такие приспособления для Адена, Гонконга и прочих колониальных местностей, где орудия ставились на высоте свыше 1500 м.

При таких условиях эта система была применима и могла давать довольно точные результаты, а у нас эти орудия предназначались для низменных побережий Финского залива с высотою не более 15 м — погрешность была бы примерно в 100 раз больше, и система абсолютно не могла быть применена.

Вернувшись с завода, я написал записку, в которой расчетами и формулами в 12 пунктах показал непригодность предложения.
На следующий день поехали с директором Федоровым в Главное артиллерийское управление. Ввели нас в зал Артиллерийского ученого комитета. Стали постепенно сходиться артиллерийские генералы, пришел и Н. А. Забудский.

Началось заседание, прочел я свою записку, и, вместо ее обсуждения по существу, начали артиллеристы-генералы судить и рядить о том, как бы все это скрыть от Сергея; нельзя же ему доложить, что он внес нелепое предложение.
Решили отложить рассмотрение до следующего заседания через неделю под предлогом, что не было генерала А. А.

Маниковского, начальника артиллерии Кронштадтского района, для которого главным образом и предназначались эти пушки.
Через неделю опять приехали, приехал и А. А. Маниковский, которого я знал уже лет десять:
— Ваше дело совершенно ясное, это только не по разуму ученый Забудский мог разную ерунду городить.

На этот раз нас с Федоровым в зал заседания не пустили, а предложили подождать в приемной.
Примерно через час выходит капитан, ученый секретарь комитета:
— Решено снабдить установки прицелами вашего завода, можете продолжать изготовление, но журнала с этим постановлением вам прислать не можем: надо дождаться, пока Сергей уедет в отпуск, нельзя же этот журнал поднести ему на подпись.

Вы себе вообразить не можете, какой скандал был. Генерал N. стал возражать Маниковскому и говорит:
— Я не усматриваю, почему обыкновенная прицельная труба не будет давать требуемой точности.
Маниковский и ляпни:
— Ваше высокопревосходительство, если вы эту трубу всунете окуляром себе в ж…, тогда, может быть, усмотрите.
Такая поднялась ругань, что пришлось закрыть заседание.
— Но как же быть заводу, ведь дело миллионное и срочное, нельзя же работать, не имея журнального постановления.
— Попробуйте устроить так, чтобы Сергей поскорее поехал за границу, где сейчас сезон, — в Трувиль или в Ниццу, — посоветовал ученый секретарь.
Едем с Федоровым обратно на завод.
— Вы поняли, что посоветовал капитан? — спрашивает меня Федоров.

— Понял, поднесите пачечку штук в сто «катенек» (сторублевок) Матильде (балерина М. Кшесинская, метресса Сергея), пусть она увлечет Сергея с собою купаться в Трувиль, тогда и журнал получите.

Отсюда ясен вред, который бессознательно приносили великие князья, стоящие во главе управлений. Знаниями они не обладали, но все должностные лица боялись «огорчить» великого князя оспариванием его мнения: к празднику припомнит строптивость, да из наградного списка и вычеркнет.
Дворец Матильды на углу Каменноостровского проспекта и Дворянской улицы привлекал всеобщее внимание. Еду как-то на Металлический завод мимо этого дворца, извозчик на козлах и отпускает философское замечание:
— Дом-то какой, слышь, царская фря построила,… нажила, — причем он выразился чисто по-извозчичьи.

Но он, очевидно, не знал, что Матильда обладала и другими способами наживы. На артиллерию тратилась в то время сотня миллионов в год; один процент комиссии — вот уже миллион.«

http://e-libra.ru/read/205474-moi-vospominaniya.html

Источник: https://AfterShock.news/?q=node/563005&full

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector