Николай каменский: как воевал лучший воспитанник суворова

Николай Каменский: как воевал лучший воспитанник Суворова

Нескольких исторических баек про нашего самого известного полководца – Александра Васильевича Суворова.

История первая. Как-то на придворном балу, желая оказать внимание своему фельдмаршалу, императрица Екатерина II спросила:- Чем потчевать дорогого гостя?- Благослови, царица, водкой, — ответил Суворов.- Но что тогда скажут красавицы фрейлины, которые будут с вами разговаривать? — заметила Екатерина.- Они почувствуют, что с ними говорит солдат – ответил Александр Васильевич.

История вторая. Люди служившие, и особенно воевавшие, хорошо знают о том, что иногда боевые награды совершенно незаслуженно вручаются всяким непричастным: штабным писарям, начпродам и прочим тыловым крысам. Вторая суворовская история будет как-раз про такое награждение.

После взятия Суворовым неприступной крепости Измаил, высшие воинские чины завели речь о награждении особо отличившихся Георгиевскими крестами. И желая сделать приятное своему фельдмаршалу, прямо в его присутствии стали намекать, что, дескать и сам Суворов достоин награды. На что, неожиданно для всех, Александр Васильевич заявил, что награды заслуживает его писарь Иван Курис.

И объяснил за что именно: — «Он писарь в моем штабе и храбро написал: «Идти на штурм». А я что? Я только подписался…»

История третья. У Александра Суворова было потрясающее чувство юмора. Он был очень остёр на язык, и иногда совершал поступки, шокирующие напыщенное придворное окружение.

Однажды, к фельдмаршалу прицепился генерал-поручик Николай Тучков из штаба армии. Дотошный педант Тучков жаловался на Суворова, что тот не предоставляет в высший военный департамент карты своих походов.

Александр Васильевич выслушал претензии, согласился с тем, что это непорядок и удалился исправлять своё упущение.

Через очень короткое время, Суворов приволок в штаб огромную карту ЕВРОПЫ и торжественно вручил её Тучкову. Больше штабисты к Суворову с глупыми претензиями не приставали.

Нет, ну каков поступок, а? Просто карта Европы, и всё! Вот ведь время было! И ни одна иноземная… держава, даже не смела пикнуть про санкции.

Короткая историческая справка – в Европе насчитывается 16 государств, которые своей независимостью обязаны Российской Империи и Советскому Союзу. Я сейчас приведу всего один пример, про который европейцы не знают и не помнят.

Или делают вид, что не помнят.

Так вот, такая живописная, такая замечательная, ароматно-шоколадная, банковско-часовая страна Швейцария возникла на карте в современных границах и обрела независимость только потому, что русская армия разгромила Наполеона.

А при чем тут Суворов – спросите вы? Да притом, что он тоже приложил свой воинский талант к возникновению независимой Швейцарии. Я говорю о знаменитом переходе через Альпы. Швейцарский поход русской армии стал самым выдающимся из всех совершённых альпийских переходов.  И если бы не предательство союзников-австрийцев, то французы были бы полностью разгромлены.

История четвёртая. Во время назначения Суворова главнокомандующим в Италию произошел весьма курьезный случай, в котором во всей красе проявился своеобразный юмор полководца.

Александру Васильевичу на тот момент уже исполнилось 69 лет, и эта цифра вызвала пересуды и сомнения у австрийских генералов. Они волновались — не слишком ли стар русский фельдмаршал для такой должности. Эти разговоры Суворов случайно услышал в своей приёмной.

Там столпились австрияки и вальяжным светским полушепотом обсуждали старческие немощи полководца.

Ах, так – подумал Александр Васильевич, — сейчас я вам покажу! Далее произошло следующее. Суворов в нижнем белье выскочил в приемную залу, доложил австрийским генералам: «Суворов сейчас будет!» — и исчез. Вы представляете себе их лица!?…

Однако, не успели посетители опомниться, как фельдмаршал явился одетым по всей форме и блеске орденов… Таким вот оригинальным способом измышлениям о старческих немощах русского полководца был положен конец.

Источник: http://polzam.ru/index.php/istorii/item/288-suvorovskie-bajki

Как Александр Суворов создавал собственную систему обучения и воспитания войск?

Полководец оставил потомкам не только славу своих побед, но и большое литературное наследие. До наших дней дошло значительное количество его писем, приказов, наставлений, диспозиций и других документов.

Теоретическое наследие Суворова по праву венчает «Наука побеждать». Это наставление и сегодня хорошо знают в армии.

Знаменитые суворовские изречения: «Пуля — дура, а штык — молодец!», «Стреляй редко, да метко» известны даже новобранцам.

Но немногие знают, что перу полководца принадлежит «Полковое учреждение» — развернутое наставление по обучению и воспитанию войск, составленное им в бытность командиром Суздальского мушкетерского полка. Иногда в литературе оно встречается под названием «Суздальское учреждение».

«Полковое учреждение» дает возможность проследить, как Суворов закладывает и оттачивает собственную систему обучения и воспитания войск, умело подводит подчиненных командиров к выводу:

«…не надлежит мыслить, что слепая храбрость дает над неприятелем победу, но единственно смешанное с оною военное искусство».

Особое место в наставлении Суворова отводится караульной службе. Он подробно описывает порядок подготовки караулов, развод и смену часовых, действия должностных лиц. И это неслучайно. В уставах того времени нет подробного изложения порядка несения караулов, а повседневная жизнь полка настоятельно требовала внесения в караульную службу единообразия и четкости.

Николай Каменский: как воевал лучший воспитанник СувороваД. Г. Левицкий, «Портрет А. В. Суворова», ок. 1786 г. ru.wikipedia.org

Четкость караульной службы, считает Суворов, достигается не только тренировками, но и глубоким изучением обязанностей. Он поучает командиров:

«Все, что рядовому на карауле исполнять должно, часто им подтверживать, дабы свою должность не забывали».

В «Полковом учреждении» Суворов создает стройный, наполненный воспитательным воздействием на подчиненных церемониал караульной службы. Многие положения, разработанные им, позднее почти без изменений вошли в воинские уставы.

На центральное место в системе боевой подготовки Суворов ставит строевое обучение — экзерцицию.

«Ничто так не приводит в исправность солдата, как его искусство в экзерциции, в чем ему для побеждения неприятеля необходимая нужда, для того надлежит ему оной обучену быть в тонкости».

Наставление требует начинать обучение со строевой подготовки самих офицеров.

«Господам обер-офицерам должно оную весьма знать и уметь показать, дабы… подчиненных своих в надлежащее время без изнурения подробно обучать могли так, чтоб оное упражнение вообще всем забавою служило».

Интересно сравнить Суворовскую систему строевой подготовки с современной. Обучение военнослужащих начиналось со строевой стойки.

«Чтобы оные имели на себе смелый военный вид, головы вниз не опускали: стояли станом прямо и всегда грудь вон, брюхо в себя, колени вытягивали и носки розно, а каблуки сомкнуты,… глядели бодро и осанисто.

Потом обучать поворотам: по-одиночке, по-шесткам, по-шереножно и всею командою в три шеренги. После приступить к хождению. Обучать сначала весьма тихим шагом, наблюдая прямизну стана. Потом делать шаг скорея».

И далее в той же последовательности, что и в современном Строевом уставе.

А. И. Шарлемань, «Фельдмаршал Суворов на вершине Сен-Готарда 13 сентября 1799 года» ru.wikipedia.org

Главная задача строевой подготовки, считал Суворов, подготовить солдат к слаженным действиям в бою. Для этого он требует постоянное повторение экзерциции, чтобы «выученное не забывали».

«В обучении экзерциции, — наставляет командиров Суворов, — наблюдать, чтобы поступаемо было без жестокости и торопливости, с подробным растолкованием всех частей особо и показанием одного за другим». В этом случае рота будет «не токмо готова всякий час на смотр, но и на сражение со всяким неприятелем». А каждый воин «будет бодр, смел, мужествен и на себя надежен».

Большой интерес представляют взгляды Суворова на воинскую дисциплину. Требования беспрекословной исполнительности и жесткой дисциплины проходят через все наставление.

«Вся твердость военного правления, — считает полководец, — основана на послушании, которое должно быть содержано свято».

В то же время он требует от командиров сочетать требовательность с постоянной заботой о подчиненных.

«Ротный командир… к своим подчиненным имеет истинную любовь, печется об их успокоении и удовольствии: содержит их в строгом воинском послушании и научает их во всем, что до их должности принадлежащем».

Очень современно звучит требование наставления подходить индивидуально к воспитанию каждого военнослужащего.

«Ежели кто из новоопределенных в роту имеет какой порок, яко то: склонен к пьянству или иному злому обращению, неприличному честному солдату, то стараетца оного увещеваниями, потом умеренными наказаниями от того отвращать. Умеренное военное наказание, смешанное с ясным и кратким истолкованием погрешности, более тронет честолюбивого солдата, нежели жестокость, приводящая оного в отчаяние».

Подробно определяя в «Полковом учреждении» обязанности полковых чинов от капрала до ротного командира, Суворов создает стройную систему военного управления.

В основу деятельности командиров он ставит твердое знание военного дела, служебных обязанностей, хорошую строевую выучку, усердие и личный пример.

Офицер, считает полководец, «примером благородного своего поведения, полным знанием службы и попечительным исполнением оных ободряет и поощряет всякого из своих подчиненных к наблюдению своей должности, содержанию себя в непорочных поступках и делает вообще всех на себя надежными».

Читайте также:  Русские туалетные правила: о чем было запрещено думать в уборной

Особый интерес представляет глава наставления «Об убранстве и чистоте». В ней Суворов подробно описывает порядок ношения военной формы, приводит много «мелочей» армейской жизни: как делать прическу, заплетать косу и пудрить волосы, выбеливать перевязь и портупею, чистить мушкет и т. д.

Жесткие требования по внешнему виду Суворов предъявляет и к офицерам. Он требует в наставлении «офицеру носить то, что солдатскому виду прилично».

Написанное более двух веков назад, «Полковое учреждение» доносит до нас многие особенности воинского быта екатерининской эпохи. Показывает, как много из того, что закладывал в систему обучения и воспитания воинов А. В. Суворов, и сегодня активно используется в процессе боевой подготовки.

  • Красной нитью проходят через наставление три главные мысли:
  •  — подлинная солдатская храбрость, а с ней и победа в бою, возможны только тогда, когда воин «на себя надежен» — хорошо обучен и подготовлен; — крепкая дисциплина скрепляет военный организм и делает «его твердость непоколебиму», без нее же «твердость в полку разрушитца и будет оной как грубое тело без души»;
  •  — военные знания только тогда крепкие, когда они постоянно повторяются, закрепляются и пополняются, когда к ним «ежедневными опытами нечто присовокуплять».
  • Заканчивает наставление Суворов эмоциональным требованием

«содержать себя во всегдашней исправности, наблюдать свою должность в тонкости, жертвовать мнимым леностным успокоением истинному успокоению духа, состоящему в трудолюбивой охоте к военной службе, и заслужить тем самым бессмертную славу».

Источник: https://ShkolaZhizni.ru/culture/articles/16601/

Суворов о воспитании воина, воспитании человека

Великий русский полководец Александр Васильевич Суворов граф Рымникский, князь Италийский является при этом и вдумчивым педагогом. Его программа воспитания воинов представляет собой законченную стройную учительную систему. Вместе с тем его письма дочери Наталье «Суворочке» содержат множество советов для воспитания нравственных качеств души.

«Полковое учреждение»

Штейбен Карл. Портрет А.В.Суворова.

Первым крупным трудом, где заложены элементы новой системы воспитания А.В. Суворова является «Полковое учреждение», написанное в 1764 году. В нём был сформирован ряд положений, которые легли в основу передовой школы русского военного искусства. Главное место в «Учреждении» отведено обучению и воспитанию войск. По этому вопросу Суворов писал:

«Не надлежит мыслить, что слепая храбрость даёт над неприятелем победу, но единственно смешанное с оною военное искусство.

Основой военной подготовки было понимание солдатом того, чему он обучался, как это ему пригодится в службе. Лучшим средством такого обучения являлся наглядный пример. Использование такого метода позволяло выработать уверенность в себе и своём оружии, обеспечить «на себя надежность».

Суворов сам был во всём примером и вёл самый простой образ жизни. Ел такую же пищу, как и солдаты, вставал раньше, чем поднимались войска, одевался просто, запросто беседовал с солдатами, знал многих по фамилиям и именам. В «Учреждении» он давал следующие инструкции ротному командиру:

«К своим подчиненным имеет истинную любовь, печётся об их успокоении и удовольствии, содержит их в строгом воинском послушании и научает их во всём, что до их должности принадлежащем».

«Наука побеждать»

А.В. Суворов (1764 г.). Семенов А.Н. 1997 г.

Наиболее известным творением Суворова является «Наука побеждать». По своей сути это настоящий воинский устав, в котором обобщён тридцатилетний военный опыт. «Наука побеждать» состоит из двух частей. Первая «Вахт-парад», которая предназначалась для офицеров. В ней излагались основы тактико-строевого учения войск. Вторая «Разговор с солдатами их языком» содержала основные тактические принципы и являлась памяткой солдатам. В нём нашло отражение тактическое правило Суворова:

«глазомер, быстрота, натиск».

Каждое наставление Суворов заканчивал подробным разбором, в котором указывал ошибки, отмечал лучшее и учил, как поступать в том или ином случае. Разборы были просты по форме, понятны для солдат. Образность и живость языка Суворова помогала усвоить высказанные мысли.

Он прекрасно понимал, что люди легче усваивает то, что возбуждает воображение. Александр Васильевич часто использовал неожиданные способы, чтобы внушить какую-либо мысль. Например, чтобы отучить войска отступать он применял следующий приём. Если кто-либо выступал из рядов вперёд, то вся часть подавалась вперёд, вместо отступления назад одного человека.

«Солдат есть звание почетное»

Суворов избегал всего, что могло привести к понижению морального духа солдата, вызвать в нём робость. Об отступлении Суворов отучал даже и думать.

Великий полководец и воспитатель понимал, что для победы необходимо укрепить солдата умственно, нравственно и физически. Развитие смекалки, упорства, выработка твёрдости характера, положительное знание военного дела, — вот основа суворовской системы.

Суворовское положение: «Каждый воин должен понимать свой манёвр», поднимало личность солдата и вселяло в него чувство человеческого достоинства, развивало у подчинённых инициативу.

Переход Суворова через Альпы 1899 г. Cуриков Василий Иванович

Денис Давыдов, характеризуя Суворова, писал, что он любил решительность в действиях и лаконизм в речах. Он был непримиримым врагом немогузнаек, о которых говорил:

«От проклятых немогузнаек много беды».

Презирая робость, он старался возбудить в войсках решительность и смелость, которые соответствовали бы его собственным действиям. Этим вырабатывалась в солдатах уверенность в себе, чувство собственного достоинства.

Суворов учил своих офицеров, что нужно, прежде всего, воспитать уважение солдата к самому себе. В наставлениях для ротных командиров говорится: «солдат есть звание почетное». Рядовой солдат носил ту же форму, которую носил и фельдмаршал.

При этом Суворов воспитывал в своих чудо-богатырях добрые человеческие чувства:

«Если неприятель будет сдаваться, то его щадить; только приказывать бросать оружие».

По отношению к мирному населению от солдата требовал:

«обывателя не обижай: он нас поит и кормит. Солдат не разбойник».

Выдающимися учениками и последователями Суворова были М.И. Кутузов, П.И. Багратион, М.А. Милорадович…

Суворочка

Как воспитатель большого числа воинов Александр Васильевич не мог, конечно, остаться равнодушным и к воспитанию родной дочери. В своих письмах к ней, он проявлял любовь отца и наставлял в развитии нравственных чувств.

«Суворочка, душа моя, здравствуй… У нас стрепеты поют, зайчики летят, скворцы прыгают на воздухе по возрастам; я одного поймал из гнезда, кормил изо рта, а он ушел домой. Поспели в лесу грецкие да волоцкие орехи. Пиши ко мне изредка. Хоть мне недосуг, да я буду твои письма читать.

Моли Бога, чтобы мы с тобой увидались. Я пишу к тебе орлиным пером; у меня один живёт, ест из рук. Помнишь, после того я уже не разу не танцовал. Прыгаем на коньках, играем такими большими кеглями железными, насилу поднимаешь, да свинцовым горохом; как в глаз попадет, так и лоб прошибет.

Прислал бы тебе полевых цветов, очень хороши, да дорогой бы высохли. Прости, голубушка сестрица. Христос-Спаситель с тобой».

В своих письмах полководец Суворов часто наставлял свою дочь:

«Будь благочестива, благонравна и здорова. Христа Спасителя благословение с тобою».

Графиня Наталья Александровна Суворова родилась в семье великого полководца и его жены Варвары Ивановны, урождённой княжны Прозоровской.

Этот брак был заключён стараниями Екатериной Второй, но оказался не прочным. По просьбе Суворова Императрица определила Наталью на воспитание в Смольный институт.

Она не отличалась особыми способностями, но приобрела репутацию «доброй, добродетельной маленькой особы».

Наталья Александровна Суворова

Екатерина II пожаловала графиню Суворову-Рымникскую по заслугам её отца во фрейлины и устроила её свадьбу с братом своего фаворита Николая Зубова. Однако же по приезде в Санкт-Петербург Суворов забрал дочь из дворца.

В одном из писем Александр Васильевич писал дочери: «… Любезная Наташа Суворочка! Ай, да надобно тебе всегда только благочестие, благонравие, добродетель.

Скажи Софье Ивановне и сестрицам, у меня горячка в мозгу; да кто и выдержит! Слышала ли, сестрица душа моя? ещё de ma magnanime mere Рескрипт на полулисте, будто Александру Македонскому; знаки Св. Андрея тысяч в пятьдесят, да выше всего, голубушка, первый класс Св.

Читайте также:  Под каким именем жил человек, который мог быть спасшимся царевичем алексеем

Георгия; вот каков твой папинька за доброе сердце. Чуть право от радости не умер. Божие благословение с тобою. Отец твой Граф Александр Суворов-Рымникский».

Овдовев в тридцать лет, Наталья Александровна посвятила себя воспитанию шестерых детей. Она жила скромно в Москве в собственном доме на Тверской улице, не участвуя в светской жизни. Детей она воспитывала в простоте и благочестии. Зимой москвичи могли наблюдать, как дочери графини Зубовой сами разгребали у себя во дворе лопатами снег.

Видно запали в душу Суворочки отцовские слова из писем:

«Пусть богиня невинности тобою всегда руководствует! Ты переменяешь состояние; помни, что вольное обхождение производит презрение; остерегайся вольности в поступках. Привыкай к учтивости непринужденной.

Убегай обществ, желающих блистать умом; нравы их по большей части развратны.

Будь строга с мужчинами, говори с ними мало, когда они говорят с тобою; на похвалы их отвечай скромным молчанием.

Надейся на Провидение! оно не замедлит утвердить твой жребий: ручаюсь тебе в том.

Когда будешь во дворце и если нечаянно встретятся тебе старшие, показывай вид, будто бы хочешь поцеловать их руку, не подавая, однако, для того своей руки».

Необходимо добавить, что сын Суворова Аркадий в 25 лет был произведён в чин генерал-лейтенанта и командовал пехотной дивизией. В ходе очередной русско-турецкой войны он утонул, спасая людей и армейское имущество, при переправе через реку Рымник, на берегах которой его отец завоевал победу и славу.

Суворовская система воспитания, созданная более двухсот лет назад, по сей день остаётся востребованной. Многие её положения актуальны и в наши дни и вполне приемлемы для современной педагогики. Высказывания Александра Васильевича стали своего рода народными поговорками.

Суворовское утверждение «Мы русские с нами Бог!» стали заглавными словами песни-гимна российских десантников.

(3

Источник: https://media.elitsy.ru/istorii/suvorov-o-vospitanii-voina-vospitanii-cheloveka/

Читать

  • Арсений Замостьянов
  • Гений войны Суворов. «Наука побеждать»
  • Предисловие
  • И славы гром, как шум морей, как гул воздушных споров,
  • Из дола в дол, с холма на холм,
  • Из дебри в дебрь, от рода в род
  • Прокатится, пройдет, промчится, прозвучит
  • И в вечность возвестит,
  • Кто был Суворов… —

Так пророчествовал Державин – друг и боевой соратник нашего героя. Под командованием Суворова он служил во время борьбы с пугачевщиной, и он же, будучи признанным поэтом и влиятельным вельможей, стал автором эпитафии полководцу. Державин не преувеличивал. Мерило славы Суворова – вечность.

На огромном материке русской истории, где уживаются герои разных эпох, окружённые ореолами почитания, прошлое не проходит безвозвратно и бесследно. Мы связаны с прошлым и будущим корневой системой, и значение величайших людей России не ослабевает с веками. Гениальная самобытность всегда актуальна, всегда она противостоит штампу и рутине. Таков наш герой – Суворов.

Суворов – верный своему долгу герой счастливой России, России сильной, могущественной и терпеливой. Кроткой и мудрой. И думаю, что он – как легенда и как пример – еще способен принести своей Родине такое счастье, какого она достойна.

Когда – то презрительно, то восторженно – выражением русского национального характера объявляют экстремала, живущего от апатии до эйфории, – это ослабляет нас.

Противники хотят видеть Россию слабой и озлобленной, вороватой и агрессивной, в вечной бездельной рефлексии, в пьяных слезах то от умиления, то от зависти. Хотят видеть разобщённость, холерическую агрессию, жестокость.

А вот боятся они спокойной уверенности в себе, боятся русского благородства «всемирно отзывчивой души». Боятся бескорыстия. Боятся созидательной имперской идеи, объединяющей страны и народы. Боятся того, что олицетворяет Суворов.

Александр Васильевич Суворов прожил жизнь удивительную – деятельную, героическую, легендарную. И такие суворовские черты, как склонность к самовоспитанию, упорство, могучая внутренняя дисциплина, соседствовали с природным талантом полководца.

Суворов никогда не был расхристанным, неорганизованным гением.

Из мемуаров Дениса Давыдова мы узнаём, что все суворовские победы начинались с чистой сорочки! («Вдруг растворились двери из комнат, отделённых столовою от гостиной, и Суворов вышел оттуда чист и опрятен, как младенец после святого крещения».)

Недруги, критики, да просто досужие ораторы и при жизни Суворова, и после его смерти нередко приписывали успехи непобедимого полководца одной лишь удаче. Александр Васильевич Суворов, будучи человеком проницательным до мнительности, знал об этом.

Он знал, что не вписывается ни в одну систему, и современникам нет смысла даже пытаться анализировать «беззаконную комету» военной истории. Получить достойное признание в истории Суворову помогла русская культура – и народная, фольклорная, и авторская.

Русский Марс, русский архистратиг Михаил, непобедимый герой-полководец, который и через двести с лишком лет после смерти остаётся наиболее действенным символом российской армии… Принципы науки побеждать можно и нужно понимать шире армейского контекста. Это ключ к успеху, окрыляющая мечта, необходимая в каждом деле.

Нас уже двести с лишком лет занимает Суворов-мыслитель, Суворов-лидер – личность, вполне реализовавшаяся в учениях, походах и боях. Не менее важна и легенда о Суворове – истинном народном герое, которого ещё долго будут переосмыслять, ломая копья. Он стремился к свободной самореализации, к максимальной, нутряной самостоятельности и самобытности.

Хватать судьбу за холку – и идти вперёд, это и называется «повелевать счастьем». Это выражение вырвалось у Суворова в очень откровенном, эмоционально открытом письме к Потёмкину.

В другой раз, размышляя о достоинствах полководца, Суворов повторит эту сокровенную мысль, с которой не расставался десятилетиями: «Приучай себя к деятельности неутомимой, повелевай счастьем: один миг иногда доставляет победу».

Наша книга посвящена разным граням суворовского феномена, а лучше сказать – суворовского чуда . История терпеливого, кроткого, но в то же время решительного и сильного человека была воистину «полна чудес». Сила Суворова – в верности и православной человечности.

Агрессия, вырастающая из низменных страстей человека, меркла перед суворовской простотой, перед его нравственной неуязвимостью. Наше повествование – про человека, сильного верой, духом и – педантичным профессионализмом.

Стремительность мысли и действий Суворова поразительна; в истории России Суворов стал символом неуязвимой быстроты.

Исследователи, работавшие после 1917 г. (а среди них было немало блестящих сувороведов!), упускали из виду религиозность Суворова. Мы уделяем внимание и этой важнейшей грани суворовского чуда . Вера пронизывает всю жизнь Суворова; читатель заметит, как православная этика проявлялась в жизни полководца и в дни тревог, и в дни триумфов.

Взаимосвязь, существующая между Суворовым и Россией, угадывалась и современниками полководца, и самыми внимательными исследователями суворовского гения. Д.А.

Милютин писал: «Суворов по природе был, можно сказать, типом Русского человека: в нем выразились самыми яркими красками все отличительные свойства нашей национальности…» Своей судьбой Суворов словно повторял судьбу России, а во многом он попросту предзнаменовал будущность нашей культуры.

Национальный (а лучше сказать по-русски – всенародный!) герой и должен быть таким. Он, являясь сокровенным олицетворением народного характера, обречён на повторение достоинств и недостатков (последние – продолжение первых) своего народа.

В этой книге вы найдёте очерки всех побед Суворова – полководца, не знавшего поражений. В том числе и очерки непопулярных в недавние годы побед над поляками, пугачёвцами и ногайцами.

Да, Суворов был первой шпагой империи и самозабвенно возглавлял экспансию государства Российского. Где бои – там и учения. Мы постарались уделить внимание и педагогической стороне суворовского поприща.

В походах и битвах, в учениях и боях прошла вся жизнь солдата и генералиссимуса.

Книга дополняется и будет дополняться новыми материалами, как дополняется новыми главами история общественного отношения к Суворову, история суворовской легенды. Всматриваясь в суворовский образ, мы понимаем, какой должна быть судьба человека в России.

Многое пришлось преодолеть Суворову, чтобы не зарыть в землю свой талант, чтобы всего себя отдать Отечеству. Уповая на Всевышнего, Суворов не покладал рук на пути самосовершенствования.

Он осознавал, что во все времена Отчизне нужны настоящие герои, потому и написал однажды: « Потомство мое прошу брать мой пример: всяко дело начинать благословением Божьим» .

Отец Отечества

Прижизненный биограф Суворова, Иоганн Фридрих фон Антинг, лично служивший под командованием полководца, оставил нам достоверную характеристику полководца, своеобразный «портрет с натуры», относящийся к последнему периоду жизни Суворова, когда полководец был уже человеком пожилым и прославленным:

Читайте также:  Борьба за власть: о чем спорят между собой современные потомки царской семьи романовых

«Ирой наш, не взирая на то, что в продолжение службы своей сделал превеликое множество самых беспокойных переездов и переходов тяжких, до сорока двух тысяч и более вёрст, не взирая на свои военные изнурения и полученные в боях с неприятелями России раны, имеет ещё и поныне бодрый и моложавый вид не по летам своим. Телесные припадки чужды ему, а причина тому то, что он с самой юности своей приучил к всем неприятностям воздушным и трудам тяжким, наблюдает совершенное во всём воздержание, от чего природное сложение его сделалось весьма крепкое.

Будучи во многом отличным от обыкновенных людей, не менее отличается он весьма и образом жизни своей, так как и препровождением и разделением времени своего. Обыкновенно встаёт он от сна весьма рано, летом и зимой, в поле и в селении, всегда прежде четырёх часов.

Постель его – не пуховики изнеженных людей, шёлковые, с таковыми же занавесами, но с давнего времени уже есть самое простое произведение природы, на котором также и утруждённый земледелец почивает, – охапка добрая свежего сена, постланная довольно высоко и широко, покрытая холстинною чистою простынёю, да подушка, а плащ вместо одеяла.

Он спит обыкновенно весь раздет донага и не имея на теле ни нитки. Летом и доколе погода и время года дозволяют, он живёт и спит под палаткою в саду. Одевание его поспевает в немногие минуты. Он весьма чистоплотен, обмывается и обливается водою холодною несколько раз в день.

Всегда в мундире или куртке военных, но штатского никогда не надевает, как то халата, сюртука, рукавиц, плаща или шубы, какова бы погода ни была, кроме как в дороге, и то известное время, употребляет он из помянутых платьев которое-нибудь: то есть плащ или тулуп».

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=169040&p=100

священник Афанасий Гумеров, насельник Сретенского монастыря. Можно ли говорить о святости А.Суворова за его военные победы, и возможна ли его канонизация? / Православие.Ru

Можно ли говорить о святости А.Суворова за его военные победы, и возможна ли его канонизация?

  Редкая по своим изумительным дарованиям личность Александра Суворова (1730–1800) долгое время привлекала внимание главным образом историков, представителей военной науки и писателей.

Но чем больше проходит времени и чем настойчивее наши желания религиозно осмыслить наш исторический опыт, тем явственнее проступают те духовные грани, которые совершенно не замечала наша расцерковленная общественная наука. Он не потерпел ни одного поражения. А.Суворов был гениальный человек, но только этим объяснить его непобедимость не возможно.

Лучше других это понимал он сам и прямо об этом говорил: «Молись Богу! от него победа. Чудо-богатыри! Бог нас водит, Он нам генерал»;  «Короток взмах сабли, короток и штык, а врагу смерть.

Божия же помощь быстрее мысли воину доблестному, посему просящего в бою пощады — помилуй, кто мститель — тот разбойник, а разбойнику Бог не помощник!» (Наука побеждать). Благочестие А.Суворов считал одним из необходимых качеств воина: «Солдату надлежит быть здорову, храбру, тверду, решиму, правдиву, благочестиву».

Для воинов была обязательная молитва: «Пресвятая Богородице спаси нас. Святителю Отче Николае чудотворче, моли Бога за нас». Полководец настаивал: «Без сей молитвы оружия не обнажай, ружья не заряжай, ничего не начинай». Сам он для солдат был примером. Ни одну баталию не начинал без молебна.  Иногда объявлял перед сражением пост.

Например, началу штурма крепости Измаил, которую турки считали неприступной, предшествовали три дня поста. Патриотизм его был проникнут глубоким религиозным сознанием. Отечество наше А.Суворов называл Домом Богородицы: «Умирай за Дом Богородицы, за Матушку, за Пресветлейший дом. Церковь Бога молит.

Кто остался жив, тому честь и слава!» (Наука побеждать»). В Итальянском походе предстояло воевать с французской армией. Суворов рассматривал эту войну как борьбу христианских государств с носителями атеизма. «Италия должна быть освобождена от ига безбожия и французов: всякий честный офицер должен жертвовать собою для этой цели…» — писал он в апреле 1799 г. генералу австрийской армии М. Меласу.

  Большая часть жизни его прошла в военных походах. Великий полководец все совершал с упованием на помощь Бога и Божией Матери. 1 октября 1787 г., в день Покрова Пресвятой Богородицы, турки высадились на берег, чтобы овладеть крепостью Кинбурн, которую защищали войска под командованием Суворова.

Он с офицерами был на праздничной службе в храме. Ему дважды докладывали о приближении турецких солдат, которые были уже на Кинбурнской косе. Однако Суворов отстоял обедню до конца, веря в покровительство Царицы Небесной. Была одержана победа.

Суворов в благодарность Богу и Матери Божией построил храм Покрова Пресвятой Богородицы.

  К пленным А.Суворов проявлял христианское человеколюбие. Он запрещал какую-либо жестокость. Когда противник складывал оружие, он говорил: «Да будет мир на Израиле». Пленные получали хорошую еду и медицинскую помощь.

  Его служение было жертвенным. Никогда не думал о себе, всегда был готов положить душу за отечество и други своя.

  Он построил несколько храмов (в Новой Ладоге собственными руками изготовил крест-распятие). «Постоянной заботой Суворова были церкви. Значительная часть оброков шла на исправление старых церквей и сооружение новых…

Параллельно с заботами о церковных зданиях, утвари и вообще благолепии, отдавались распоряжения о помещениях для причта и его содержании.

Давая распоряжения по постройке церкви в селе Рождествено, Суворов писал следующее: «На Рождественской Божией церкви на главах крестам должно быть самой первой работы и драгоценно позлащенным для прочности на обычай городовой, но без полулуниев» (М.Г. Жукова. «Твой есмь аз. Суворов», М.

, 1998, с. 105). А.Суворова отличала щедрая благотворительность. Только после смерти Суворова узнали, что он посылал ежегодно к святой Пасхе в петербургскую тюрьму несколько тысяч рублей на выкуп неимущих должников.

  Все вышесказанное только в малой мере рисует высокое благочестие великого воина.  Суворов во всем стремился к простоте. Образ жизни он вел аскетический.

Спал почти всегда на соломе и питал отвращение ко всему, что могло изнежить человека. Он свято соблюдал церковные уставы. Когда фельдмаршал жил в своем имении Кончанском, поднимался очень рано. Шел в храм. Звонил на колокольне.

Разжигал кадило и подавал священнику. Читал во время службы в храме.   

  В декабре 1798 года  А.Суворов принял решение стать монахом. В прошении Государю Павлу Петровичу он писал: «Державнейший Великий Монарх! Вашего Императорского Величества всеподданнейше прошу позволить мне отбыть в Нилову Новгородскую пустынь, где я намерен окончить мои краткие дни в службе Богу. Спаситель наш один безгрешен.

Неумышленности моей прости, милосердный Государь. Всеподданнейший богомолец Божий раб Граф Александр Суворов-Рымникский». Суворов ждал ответа. Через несколько месяцев он получил императорский рескрипт, назначавший его в поход в Европу против французов. Фельдмаршал отслужил молебен в сельской церкви и отправился в войско.

Итальянский поход закончился победоносно. Суворов получил титул князя Италийского. Император Павел присвоил ему звание генералиссимуса. Но душа полководца уже ожидала будущего перехода от временной земной жизни к вечности. Как и раньше он строго провел последний свой Великий пост.

Успел составить Канон Спасителю и Господу нашему Иисусу Христу (опубликован в 1998 г.).

  Великий воин, все упование возлагавший на Господа, скончался в Петербурге в доме своего племянника Д. И. Хвостова. Две недели продолжалась тяжелая болезнь. 6 мая 1800 г. он пожелал приобщиться Святых Христовых Таин.

После исповеди и причастия сказал: «Долго гонялся я за славой — все мечта, покой души — у Престола  Всевышнего». С молитвой отошел он в этот день к Господу.

12 мая совершилось отпевание в Свято-Троицкой Александро-Невской лавре.

   Высокое личное благочестие А.Суворова, поднимавшее его на уровень святости, явило плоды при многолетнем исполнении тяжелых обязанностей полководца. Сейчас в Свято Тихоновском гуманитарном Университете ведется сбор материалов для его прославления. Когда работа закончиться, документы будут поданы в Синодальную Комиссию по канонизации.

16 марта 2005 г.

Источник: https://pravoslavie.ru/6579.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector