Почему расстриженному монаху запрещено венчаться

Условия заключения брака, установленные гражданским законодательством и церковными канонами, имеют значительные различия, поэтому не всякий гражданский союз, зарегистрированный в ЗАГСе, может быть освящен Венчанием. • Не допускается более трёх брачных союзов. Вдовство после третьего брака считается абсолютным препятствием к новому браку.

• Препятствием к вступлению в брак является виновность в расторжении предыдущего брака. Согласно «Основам Социальной Концепции Русской Православной Церкви», лицам, первый брак которых распался и был расторгнут по их вине, вступление во второй брак дозволяется лишь при условии покаяния и выполнения епитимии, наложенной в соответствии с каноническими правилами.

• Церковь не благословляет брак, если один из брачащихся (или оба) не является христианином, а пришел в храм лишь по настоянию ближних, либо ради соблюдения традиции. Таинство венчания может быть совершено только над христианами – членами Церкви.

Слова Апостола «…если какой брат имеет жену неверующую, и она согласна жить с ним, то он не должен оставлять ее; и жена, которая имеет мужа неверующего, и он согласен жить с нею, не должна оставлять его; ибо неверующий муж освящается женою (верующею), и жена неверующая освящается мужем (верующим)…» (1Кор.

7:12-14) относятся к случаям, когда один из супругов уверовал, уже находясь в браке. Подробнее в статье «Замуж за неверующего».

• Безусловно, не венчается брак, если хотя бы один из супругов исповедует нехристианскую религию (мусульманство, иудаизм, буддизм, язычество, индуизм…). См. статью «Брак с мусульманином». Для венчания с католиком или протестантом в случае согласия на воспитание детей в православном духе также требуется разрешение архиерея.

• Нельзя венчаться некрещеным.

• Взаимное согласие вступающих в брак является непременным условием законности и действительности брака.

Это отражено в чинопоследовании венчания, куда внесены вопросы о том, вступают ли жених и невеста в брак свободно и непринужденно. Поэтому браки, заключенные по принуждению, признаются недействительными.

Причем препятствием к браку считается не только физическое, но и нравственное принуждение, например, угрозы, шантаж и т.д.

• Нельзя венчать брак, если один из новобрачных фактически состоит в браке с другим лицом.

• Запрещается брак между кровными родственниками вплоть до четвертой степени родства (т.е. с троюродным братом или сестрой). Помимо отношений кровного родства, препятствием к браку служат отношения свойства.

Они возникают из сближения двух родов через брак их членов. Свойство приравнивается к кровному родству, ибо муж и жена — одна плоть.

Свойственниками являются: тесть и зять, свекровь и невестка, отчим и падчерица, шурин и зять.

• Древняя благочестивая традиция запрещает браки между крестными родителями и крестниками, а также между двумя воспреемниками одного ребёнка. Строго говоря, канонических препятствий к этому нет, однако в настоящее время разрешение на такой брак может быть получено только у правящего архиерея.

• Нельзя венчаться тем, кто ранее дал монашеские обеты или принял рукоположение в священный сан.

• Если у жениха и невесты большая разница в возрасте, требуется специальное разрешение высшего церковного начальства – архиерея. То же самое нужно, если возраст невесты или жениха выходит за установленные рамки.

На данный момент нижним возрастным пределом для совершения Таинства венчания стоит считать наступление гражданского совершеннолетия, когда возможно заключение брака в ЗАГСе. Высший предел для вступления в брак для женщин — 60 лет, для мужчин — 70 лет (свт.

Василий Великий, правила 24-е и 88-е).

• С точки зрения Церкви «гражданский брак», не зарегистрированный государством, является блудным сожительством. Причем и с позиции гражданских законов это сожительство также не названо браком. Подобные отношения не брачные, не христианские, поэтому Церковь не может освятить их. Над людьми, живущими в «гражданском браке» не может быть совершено Таинство венчания.

• Препятствие к браку возникает также из отношений так называемого гражданского родства — усыновления. Совершенно очевидно, что, как отмечал проф. Павлов «уже простое нравственное чувство запрещает усыновителю вступать в брак с усыновленной дочерью или усыновленному сыну с матерью и дочерью усыновителя».

• Препятствием к браку является также физическая и духовная неспособность к нему (идиотизм, душевная болезнь, лишающая человека, возможности свободно проявлять свою волю).

В наши дни Церковь не производит дознания о совершеннолетии, психическом и физическом здоровье жениха и невесты, добровольности их вступления в брак, так как эти условия обязательны для регистрации гражданского союза.

Разумеется, скрыть от представителей государственных органов те или иные препятствия к браку достаточно легко.

Но невозможно обмануть Всеведущего Бога, поэтому главным препятствием для совершения незаконного брака должна стать совесть брачащихся.

Отсутствие родительского благословения на венчание является весьма прискорбным фактом, однако в случае совершеннолетия жениха и невесты оно не может воспрепятствовать венчанию. Кроме того, часто родители-атеисты противятся именно церковному браку, и в таком случае родительское благословение может быть заменено священническим, лучше всего – духовника хотя бы одного из супругов.

Следует также учитывать, что Таинство венчания может быть совершено не во все дни года.

о. Владислав Цыпин

Источник: http://dishupravoslaviem.ru/v-kakix-sluchayax-nelzya-venchatsya/

С кем нельзя венчаться православным, и когда можно разводиться. новые церковные правила в вопросах и ответах

1 декабря Архиерейский собор Русской Православной Церкви принял документ «О канонических аспектах церковного брака», который обсуждался много лет.

На соборе его представил председатель комиссии Межсоборного присутствия по каноническому праву архиепископ Берлинский и Германский Марк.

В новом документе перечислено, какие браки церковь отказывается признавать, а также условия, при которых священники не смогут венчать людей. Разбираемся в новых церковных законах.

Православная церковь категорически отказалась признавать однополые браки — вне зависимости от того, признаются ли они законодательством той или иной страны.

«Церковь категорически не признаёт и не признает союзы лиц одного пола в качестве брака вне зависимости от признания или непризнания таковых гражданским законодательством, а также другие формы сожительства, не соответствующие ранее данному определению брака как союза между мужчиной и женщиной», — сказано в документе.

  • Церковь запрещает венчать следующих лиц:
  • — уже состоящих в ином браке, церковном или зарегистрированном государственными органами власти;
  • — находящихся между собой в кровном родстве по прямой линии независимо от степени родства;

— находящихся между собой в кровном родстве по боковой линии (в том числе единокровном и единоутробном) до четвертой степени включительно (братьям и сестрам, двоюродным братьям и сестрам, дядям и тетям с племянниками и племянницами, дедушкам и бабушкам с внуками и внучками своих родных братьев и сестер. — Прим. TUT.BY);

— состоящих в духовном родстве (крестным родителям с крестниками и крестным родителям с родителями крестников. — Прим. TUT.BY);

  1. — состоящих в духовном сане, начиная с посвященных в иподиаконский чин;
  2. — монашествующих;
  3. — не достигших брачного возраста согласно государственному законодательству, с учетом исключений, предусмотренных этим законодательством;
  4. — признанных недееспособными в установленном законом порядке в связи с психическим расстройством;
  5. — осуществивших смену пола;
  6. — удочеривших с удочеренными, усыновивших с усыновленными, приемных родителей с приемными детьми.
  7. Также недопустимо совершение венчания при отсутствии свободного согласия обеих сторон.

Отметим, что в этих правилах все же прописаны исключения. Например, союз между крестными отцом и матерью, браки в пятой и шестой степени бокового кровного родства (например, троюродным братьям и сестрам. — Прим. TUT.BY), также как и венчание признанных недееспособными в связи с психическим расстройством могут быть совершены с благословения епархиального архиерея.

Церковь точно запрещает освящать брак с еретиками.

А вот с представителями тех «инославных сообществ, которые не враждебны Православной Церкви», венчание возможно.

В списке «инославных христиан» — католики, члены Древних Восточных Церквей, протестанты, «исповедующие веру в Триединого Бога».

Но для вступления в церковный брак необходимо благословение епархиального архиерея и письменное согласие «неправославной стороны» на то, чтобы дети были воспитаны в православной вере.

Тот же подход применяется в отношении венчания православных христиан со старообрядцами.

Что же касается «нехристиан», то их браки с православными венчанием не освящаются. Правда, в документе отмечается, что к лицам, состоящим в браке с нехристианами, «Церковь может проявлять пастырское снисхождение, заботясь о том, чтобы они сохраняли связь с православной общиной и могли воспитывать в православии своих детей».

Не больше трех.

Согласно документу, запрещено венчание тех, кто ранее состоял в трех браках. При этом учитываются браки как венчанные, так и невенчанные, но получившие государственную регистрацию, в которых желающий вступить в новый брак состоял после обряда крещения.

По правилам, венчаться в церкви можно только после государственной регистрации брака. Хотя некоторые (и даже в Беларуси) умудрились обходить этот запрет.

  • Теперь же официально прописаны исключения.
  • «Совершение венчания до государственной регистрации брака допускается исключительно по благословению епархиального архиерея и в особых случаях, например, по причине подтвержденного медицинскими документами тяжелого заболевания, могущего привести к скорой кончине, или ввиду предстоящего участия в военных, а также иных действиях, связанных с риском для жизни, и при условии, что государственная регистрация брака в желаемые сроки невозможна», — говорится в документе.
  • Также отмечается, что в ситуациях, требующих безотлагательного решения о венчании до государственной регистрации брака, священнослужитель может самостоятельно принять таковое решение «с последующим докладом об этом епархиальному архиерею».
  1. Что касается допустимых оснований к расторжению церковного брака, то он может быть признан утратившим каноническую силу при наличии обстоятельств, «которые влияют на брачный союз столь же разрушительно, как и прелюбодеяние, или которые могут быть уподоблены смерти одного из супругов», — говорится в принятом документе.
  2. В списке поводов для расторжения церковного брака:
  3. — отпадение одного из супругов от православия;
  4. — прелюбодеяние одного из супругов и противоестественные пороки;
  5. — вступление одного из супругов в новый брак в соответствии с гражданским законодательством;
  6. — неспособность одного из супругов к брачному сожитию, явившаяся следствием намеренного самокалечения;
  7. — заболевание одного из супругов, которое при продолжении супружеского сожительства может нанести непоправимый вред другому супругу или детям;
  8. — медицински засвидетельствованные хронический алкоголизм или наркомания супруга при его отказе от лечения и исправления образа жизни;
  9. — безвестное отсутствие одного из супругов, если оно продолжается не менее трех лет при наличии официального свидетельства уполномоченного государственного органа; указанный срок сокращается до двух лет после окончания военных действий для супругов лиц, пропавших без вести в связи с таковыми, и до двух лет для супругов лиц, пропавших без вести в связи с иными бедствиями и чрезвычайными происшествиями;
  10. — злонамеренное оставление одного супруга другим (длительностью не менее года);
  11. — совершение женой аборта при несогласии мужа или принуждение мужем жены к аборту;
  12. — надлежащим образом удостоверенное посягательство одного из супругов на жизнь или здоровье другого супруга либо детей;
  13. — неизлечимая тяжкая душевная болезнь одного из супругов, наступившая в течение брака, подтверждаемая медицинским свидетельством и устраняющая возможность продолжения брачной жизни.

Решение о признании церковного брака утратившим каноническую силу принимается в епархии по месту фактического проживания супругов. В случае проживания супругов в разных епархиях вопрос должен рассматриваться в той епархии, где проживает супруг, инициирующий развод.

Кроме того, епархиальный архиерей может признать недействительными браки, совершенные по ошибке (например, при незнании о наличии препятствий) или злоумышленно (в случае, если молодожены не сообщили священнику о наличии установленных церковным законодательством препятствий).

Опять же, есть и исключения: например, если при венчании супруг или супруга не достигли брачного возраста, установленного законодательством, но «ко времени обнаружения данного обстоятельства «брачный возраст был уже достигнут или если в таком браке родился ребенок», это не послужит основанием для церковного развода.

Белорусская православная церковь (БПЦ) — каноническое подразделение Русской православной церкви на территории Беларуси, имеющее статус экзархата. Так что да, принятые решения Архиерейского собора Русской Православной Церкви касаются и белорусских православных.

Источник: https://news.tut.by/society/571384.html

Запреты во время венчания: вот что категорически нельзя делать в этот особенный день

«Сам Бог соединяет освящаемых Таинством и посреди их присутствует».

Многие считают, что по-настоящему пара становится мужем и женой только после того, как повенчается. И в этом есть доля истины, ведь брак — это не только печать в паспорте, это еще и клятва в вечной любви и верности, а такие обещания нужно засвидетельствовать перед Богом. Это очень важный обряд, и, конечно же, в нём есть свои особые правила и запреты.

© DepositPhotos

Редакция «Так Просто!» расскажет тебе о правилах венчания и особых запретах в этом прекрасном обряде.

Читайте также:  Сколько чукчи живут на чукотке на самом деле

Обряд венчания

Венчание — это очень важный шаг в жизни пары. Ведь это не просто печать в паспорте, которую можно зачеркнуть, это обещание Богу. Поэтому не все пары идут на этот шаг или идут, но не сразу. Прежде, чем решиться, нужно узнать, а можно ли вам венчаться? Здесь есть строгие запреты.

Кому нельзя венчаться

  • Лицам, состоящим в браке, нельзя вступать в новый союз. Христианский брак безусловно моногамен и не допускает многоженства. Даже если первый союз был только гражданским (заключен в ЗАГСе, но без венчания), церковь всё равно не разрешит венчания.

  • Духовным лицам, принявшим сан. У священника может быть одна супруга, но только если брак заключили до посвящения в сан. Также монахиням и монахам запрещено вступать в брак после принесения обета.

    © DepositPhotos

  • Людям, которые венчались трижды. Вступление в четвертый брак возбраняется церковью. Но не стоит думать, что церковь положительно смотрит на второй или третий брак. Всё же священнослужители выступают за один брак на всю жизнь.
  • Виновный в прелюбодеянии, из-за которого распался предыдущий брак, не может вступить в новый. По крайней мере, не в церковный.
  • Нельзя венчаться, если кто-то из супругов некрещеный или придерживается атеистических взглядов. Также церковь не разрешит венчание, если супруги исповедуют разные религии.
  • Не повенчают пару, если у них не будет свидетельства о браке. Обряд можно совершать только после официального бракосочетания.
  • И, конечно же, не повенчают в церкви родственников (до четвертой степени родства).

    © DepositPhotos

  • Есть еще один важный запрет: нельзя венчаться, если кто-то против. В церкви не запретят, конечно же, но это считается самым плохим, что можно сделать. Ведь венчание — это таинство, с которого начинается жизнь молодоженов. А как быть, если начата она со лжи? Часто бывает так, что венчаться хочет только невеста, а жених просто идет на уступки любимой.

    Всё должно происходить по обоюдному согласию. Всё получится так, как надо, если и невеста и жених хотят закрепить свой союз перед Богом. Так что несколько раз подумай перед обрядом, загляни в свое сердце и найди там ответ.

    © DepositPhotos

    Кстати говоря, насчет выдуманных запретов. Бытует мнение, что нельзя венчаться беременной женщине. Так вот, это неправда. Церковь считает, что раз Бог послал женщине счастье материнства, то этот союз уже благословлен. Единственным препятствием может стать то, что женщине в положение будет сложно выстоять весь обряд.

    Обряд совершается не каждый день: молодоженов венчают по воскресеньям, понедельникам, средам и пятницам. Существуют и запреты, связанные с датой свадьбы и венчания.

    Не заключаются браки во время церковных постов: Рождественского (с 28 ноября по 6 января), Великого (7 недель до православной Пасхи), Петрова (зависит от даты Пасхи, продолжается от 8 до 42 дней) и Успенского (с 14 по 27 августа).

    Также церковь откажет в венчании в большие праздники. Если сомневаешься насчет выбранной даты, лучше всего сходить в церковь и посоветоваться с батюшкой. К тому же невесте нужно подсчитать, чтобы в выбранную дату не было месячных, ведь в эти дни нельзя появляться в церкви.

    © DepositPhotos

    Что нужно для венчания

    Итак, день выбран, супруги согласны, остается только провести обряд правильно. Во-первых, к обряду нужно тщательно подготовиться: выбрать храм и священника, который будет венчать пару, исповедаться и пойти к причастию. Это уже отдельное таинство, к которому нужно подготовиться.

    Еще один важный шаг — выбор свидетелей (поручителей). Не разрешается брать в свидетели разведенных супругов и пару, живущую в незаконном браке. Эти люди как крестные, только в твоем браке они выполняют роль духовных наставников. Поэтому лучше всего не звать молодых людей, не знакомых с супружеской жизнью.

    И еще один важный момент: эти люди будут всю церемонию держать над твоей головой венец, так что позаботься о том, чтобы они не были намного ниже тебя ростом и смогли выстоять всю церемонию. Ведь им нельзя менять руку и уж тем более нельзя передавать венец другому человеку.

    © DepositPhotos

    Для обряда тебе понадобятся: иконы Спасителя и Божьей матери, венчальные свечи, белое полотенце, кагор, нательные крестики, кольца. И, конечно же, не забудь взять документ, свидетельствующий о заключении брака. Это то, что нужно в любом случае, а все дополнительные условия нужно уточнять в храме.

    Важно также подобрать правильные наряды. Если с женихом всё понятно: он наденет свадебный костюм, то невесте нужно оценить свое платье. Нельзя, чтобы оно было слишком коротким, отрытые плечи и спина тоже не приветствуются. Чтобы не менять платье, можно прикрыть спину и плечи платком.

    Голова невесты должна быть покрытой. Этот вопрос чаще всего решается с помощью фаты. Для гостей тоже важен дресс-код: для женщин только юбки, желательно ниже колен, а также платки на голову.

    © DepositPhotos

    А вот теперь можно переходить к самому обряду венчания. Он включает в себя два этапа: обручение и венчание. Обручение происходит у входа в церковь. После молитвы батюшка трижды меняет обручальные кольца с руки мужчины на руку женщины, благословляет молодых и дает в руки венчальные свечи, которые нужно держать до конца службы.

    © DepositPhotos

    Венчание проводится в центре храма, где жених и невеста стоят на белом полотенце. После происходит обряд, на протяжении которого священник читает молитвы. Затем он спрашивает молодоженов, по доброй ли воле они вступают в брак, а после ответа и молитв они становятся супругами. Теперь они могут поцеловать венцы и трижды выпить вина, которое символизирует семейную жизнь.

    После того как священник проведет молодоженов вкруг аналоя, он подводит их к Царским вратам, муж целует икону Христа, а жена — Божьей Матери. Теперь гости могут поздравить обвенчанных. Так и происходит обряд венчания.

    © DepositPhotos

    Помни, что это не просто устаревший обычай или часть праздника, это ответственный шаг, скрепление союза перед Богом. После обряда начинается семейная жизнь, полная сложностей и радостей одновременно.

    Эта статья была полезна для тебя? Делись с друзьями!

    published on cemicvet.ru according to the materials
    takprosto.cc

    Опубликовал: Инга Прознич

    Источник: https://cemicvet.mediasole.ru/zaprety_vo_vremya_venchaniya_vot_chto_kategoricheski_nelzya_delat_v_etot_osobennyy_den

    Архим. Тихон (Шевкунов). Необратимость монашеских обетов / Православие.Ru

    22–23 января 2015 г. в московском Сретенском монастыре в рамках XXIII Международных Рождественских образовательных чтений проводилась секция «Преемство святоотеческих традиций в монашестве Русской Церкви». Предлагаем читателям портала Православие.Ru доклад архимандрита Тихона (Шевкунова).

    ***

    СЛУЧАИ ОСТАВЛЕНИЯ МОНАШЕСТВА: СВЯТООТЕЧЕСКИЙ ВЗГЛЯД И ПОПУЛЯРНЫЕ СОВРЕМЕННЫЕ МНЕНИЯ

    Оставление иноком монашества – одно из самых тяжелых испытаний, с которым приходится сталкиваться братству монастыря, прихожанам обители и, конечно, самим решившимся на такой поступок нашим братьям или сестрам.

    Мы помним, как в девяностые годы, в начале бурного возрождения монашеской жизни, некоторые обители обновлялись практически полностью.

    Сейчас ситуация, слава Богу, изменилась, хотя, к несчастью, подобные случаи время от времени возникают.

    Архимандрит Тихон (Шевкунов)     

    В нашем московском Сретенском монастыре за двадцать один год из монашества ушли четыре наших собрата. Когда нам говорят, что это очень мало, мы не можем согласиться. Каждый такой случай – огромная трагедия для всех.

    Наша задача, конечно же, не в том, чтобы осуждать кого бы то ни было. Необычайно важно и для ушедшего инока, и для оставшегося братства или сестричества назвать случившееся с ушедшим монахом своими именами, как бы сурово и нелицеприятно это ни прозвучало. Критерии же оценки подобных поступков мы должны искать не в личных мнениях кого бы то ни было, но у святых отцов и в предании Церкви.

    Еще важнее понять, каковы коренные, духовные причины попрания монашеских обетов и что необходимо сделать каждому – братии, игумену, священноначалию, – чтобы, по возможности, предотвращать подобное.

    Но прежде хотелось бы обратить внимание на то, что сегодня все чаще заметны попытки прямого или косвенного оправдания оставления монахами избранного ими пути. (Кстати, то же относится и к случаям оставления белыми священниками своего служения.

    ) Оправдания эти объясняют явлением, обозначаемым термином «выгорание», вдруг ставшим заметно востребованным и популярным.

    «Выгорание» пытаются представить как нечто практически неизбежное в священническом служении, как неминуемую профессиональную болезнь, за которую сам больной ответственности в общем-то нести не может.

    На самом деле то, что понимают под «выгоранием» (если кому-то нравится этот термин), может означать действительно духовную болезнь, впрочем, вполне известную еще древним отцам и описываемую ими в зависимости от конкретного ее проявления как уныние, отчаяние, маловерие, малодушие, окамененное нечувствие.

    Те же отцы подробно рассказывают о путях борьбы с такими духовными недугами. В первую очередь, осуждением самого себя и неосуждением ближнего. Борьбой с высокоумием и тщеславием. Покаянным и неотступным обращением ко Господу. Все это хорошо известно каждому монаху и священнику.

    Другое дело, что от знания до исполнения – труды, поты и кровь.

    Но сегодня, в век стремления к комфортности везде и во всем, возникает почти целое «богословие», решительно оправдывающее священническое «выгорание» и даже провозглашающее его в качестве признака особой «честности» и некоего возвышенного и тонкого душевного устроения.

    На все аргументы против извинения такого «выгоревшего», оставляющего священство или монашество, а по сути на аргументы против легитимизации таковой практики можно услышать раздраженное: «Ну выгорел он! Ничего здесь не сделаешь.

    И не сметь осуждать, не сметь упрекать никого в этом поступке!»

    Несомненно, судить наших несчастных братьев и сестер, принявших ужасающее решение отвергнуть великие монашеские обеты, данные Самому Богу, не может никто, кроме Господа Иисуса Христа. Но это совсем не означает, что сам подобный поступок мы не можем назвать своими именами: духовная деградация, расцерковление, предательство.

    Но все же в чем причина столь гибельного изменения во вчерашнем искреннем и благочестивом иноке?

    Как-то мне довелось спросить у архимандрита Иоанна (Крестьянкина): какую главную проблему он видит сегодня в жизни Церкви? Отец Иоанн ответил, даже не задумываясь. Очевидно было, что он много размышлял об этом. «Неверие», – ответил он. – «Как неверие? Может быть, вы имеете в виду новоначальных мирян? А какая главная проблема у священников?» – «И у священников тоже».

    Через несколько дней я был на острове у отца Николая Гурьянова и задал ему тот же вопрос. «Маловерие и неверие», – ответил старец. Такое единодушие двух старцев меня тогда, признаться, совершенно поразило.

    Но вскоре нечто похожее я нашел у древних отцов. Вот что пишет преподобный Исаак Сирин, говоря о том, что самое худшее может случиться с монахом: «Отчаяние из-за богооставленности, родившееся от неверия твоего».

    Вот оно – то самое пресловутое «выгорание»: «отчаяние от богооставленности». Откуда оно проистекает? – «Рождается от неверия твоего». И далее пишет преподобный Исаак: «Отчаяние предаст тебя унынию, уныние предаст тебя расслабленности, последнее же уведет тебя от надежды твоей».

    И заключает: «Из того, что может случиться с тобою, нет ничего хуже».

    А вот отрывок из Гимна преподобного Симеона Нового Богослова: «Я возгордился, Владыка, так как понадеялся на себя и, увлекшись попечением о чувственных вещах и житейскими заботами, пал, несчастный.

    И, охладев, сделался черным как железо. И оттого, еще долгое время лежа, я ржавчину принял. Посему взываю к тебе, Человеколюбче, прося о том, чтобы мне снова очиститься и быть возведенным к прежней доброте.

    И света Твоего насладиться ныне, всегда и во веки веков. Аминь».

    Читайте также:  Внебрачные дети пушкина: что с ними стало

    Неверие… Ржавчина… Сделался черным… – разве это не именно то, о чем мы говорим? И выход из этого состояния указывает святой: покаяние, обращение в Богу. Как все известно, как просто.

    Но как порой невыполнимо! И особенно когда к охваченному малодушием, изнемогшему в духовной брани иноку назойливо (как бесы, по другому не скажешь) приступают ложные утешители и самозваные советчики, усугубляя роковую готовность совершить непоправимую ошибку.

    Что должно сделать, чтобы свести до минимума обсуждаемые нами случаи? Это необычайно обширная тема, начиная от обязательного возрождение практики продолжительного духовного испытания послушников и вплоть до едва ли не практически всех вопросов, касающихся устроения монашеской жизни. Но есть одна из проблем, представляющихся несомненно принципиальной и важной, решение которой не вызовет особых затруднений.

    Синодальной комиссии по монашеству не раз доводилось сталкиваться со случаями, когда постриженники некоторых монастырей, намеревающиеся выйти из обители и вернуться в мир, как это ни поразительно прозвучит, просто не имеют никаких представлений о том, что монашеские обеты невозвратны.

    Тем более не знают они о содержании церковного предания и взглядах святых отцов на саму возможность и канонические последствия оставления монашества. Все, что должно быть известно каждому иноку на данную тему, становилось для них открытием и диковинной новостью.

    Впрочем, представления о высочайшей ответственности и невозвратности монашеских обетов даже у части насельников благополучных обителей порой носят весьма приблизительный характер.

    Но скажут: есть и другое мнение. Для людей, хорошо знакомых с монашеской жизнью в нашей стране, не секрет, что бывают случаи, когда архиереи «снимают монашество» и благословляют принявших постриг возвращаться в мир, создавать семью.

    Не входя в обсуждение подобных действий некоторых епископов, необходимо сказать, что святая обязанность и огромная ответственность нас, игуменов и игумений, – приложить все усилия, чтобы ознакомить послушника или послушницу с истинным преданием Церкви о невозвратности монашеских обетов, удостовериться, что эти знания глубоко и верно восприняты, и рассеять ложные представления об этом предмете, от каких бы лиц подобные соблазнительные утверждения ни исходили.

    В нашем монастыре мы уже несколько лет в период послушнического искуса обязательно знакомим трудника и требуем от него тщательного изучения небольшой исследовательской работы, которую я позволю себе представить сейчас на ваш суд. Книжка эта была написана по благословению Комиссии по монашеству Межсоборного присутствия.

    ***

    НЕОБРАТИМОСТЬ МОНАШЕСКИХ ОБЕТОВ

    Источник: https://pravoslavie.ru/77685.html

    Ахилла

    Этот текст-размышление можно считать ответом на вопрос нашей читательницы «Почему нельзя венчаться с иеромонахом?».

    ***

    Многие новоначальные иноки весьма обольщаться на свой счёт и сильно переоценивают свои возможности.

    Да, хорошо побывать в монастыре в течение какого-нибудь непродолжительного срока и, получив духовное и эстетическое наслаждение от находящихся там святынь и от удивительного по красоте и благолепию монастырского богослужения, окунуться в совершенно иную по своему древнему укладу иноческую жизнь, а потом снова вернуться к обыденной жизни.

    Однако в последнее время, к сожалению, среди некоторых духовников, — которые вообще-то призваны к тому, чтобы помогать человеку в становлении на духовном пути, — распространилась постыдная практика принуждения к принятию монашества. Эти духовники паразитируют на доверии большинства верующих к такому богодухновенному явлению как старчество.

    И редко кто из крайне доверчивых и наивных новообращённых, со священным трепетом относящихся ко всему духовному, может в каком-нибудь «благообразном старце» разглядеть волка в овечьей шкуре.

    Когда человек приходит к вере в Бога, то особое душевное состояние настолько охватывает его, что он и тени сомнения не допускает в своих мыслях, что его могут обманывать «служители Неизреченного Света».

    Эти «боговдохновенные старцы» и их окружение — с попустительства представителей высшей церковной власти, — прибегают к вполне сектантским методам: например, умалчивают о недопустимости вступления в брак после принятия дьяконского сана или принуждают к монашескому постригу в раннем юношеском возрасте (хотя таковой по церковным канонам запрещён, тем более в период неофитства), а нередко даже запугивая «Божьей карой» за неподчинение «Божьей воле». И преследуют, пользуясь неосведомлённостью новообращённых в церковно-канонических вопросах, вполне своекорыстные цели: получение бесплатной рабочей силы для своих обителей, возможность быстрого карьерного роста от увеличения числа насельников и создание особой «благолепной» атмосферы вокруг своего «духоносного старца». И их вовсе не трогают жизненные трагедии и изломанные судьбы, что в таких случаях, к сожалению, практически неизбежно. Не говоря уже об изощрённых издевательствах в некоторых монастырях со стороны начальствующих под предлогом спасения твоей души.

    Затем тебя непременно ждет еще ряд разочарований на твоём духовном поприще: несмотря на все твои усилия, основная масса мирян воспринимает тебя всего лишь как совершителя «волшебных обрядов»; большинство «собратьев по духовному цеху» видят в твоем лице не столько соратника, сколько конкурента «на рынке религиозных услуг»; а твоему священноначалию от тебя требуются в первую очередь вовремя сданные отчёты и добросовестно выплачиваемые взносы.

    Потом тебя постепенно начинает одолевать чувство одиночества и приходит, наконец, переосмысление жизненных ценностей и отношения к семейной жизни.

    Ты осознаешь, что настоящая радость в ней исходит не от возможности жить в своё удовольствие (в таком случае это было бы проявлением эгоизма) и доступности интимной близости с противоположным полом (согласно церковным канонам таковая близость допустима лишь в венчанном браке), а от возможности общения с дорогим твоему сердцу человеком, с которым разделяются все тяготы и радости совместного жизненного подвига. И в первую очередь радость от взаимной беззаветной привязанности друг к другу и совместного воспитания детей — как квинтэссенции жизнедеятельности человека и плода обоюдной родительской любви, а также исполнения жизненного долга, вложенного Творцом в человеческую природу.

    Трудно, наверное, представить чувство более трепетное, чем то, которое может испытывать отец в тот момент, когда, не успев переступить порог дома, он ловит на себе восторженный детский взор бегущего в его объятия сына или дочери, ощущает прикосновение нежной детской щеки и осознаёт, что кроме него для его ребёнка дороже и любимей нет никого на свете?

    Ты приходишь к осознанию того, что добродетельная и благочестивая жизнь в миру не менее достойна восхищения и награды от Создателя, чем жизнь в «духовном оазисе» за монастырской оградой.

    К праведной жизни, к святости и к соблюдению заповедей Божиих призваны все люди — не только монашествующие, но и мирские.

    Разница между ними заключается не в степени святости, а в образе служения, к каждому из которых необходимо особое на то призвание, и в особых дарованиях от Бога на выбранном жизненном пути.

    Многие люди (особенно в юношеском возрасте), не получившие должного церковного воспитания, не в состоянии отличить желание жить обычной церковной жизнью от монашеской, и в начале своего духовного возрастания вполне могут ошибиться (особенно под влиянием неофитского максимализма) в выборе жизненного пути, с лёгкостью приняв желание жить полнокровной духовной жизнью за стремление к иночеству, чем иногда, — как было уже указано выше, — пользуются недобросовестные (мягко выражаясь!) духовники.

    Для того чтобы было более понятно о чём идёт речь, можно прибегнуть к языку образов. Если Церковь, т. е. верующих, представить воинством, то священнослужителей можно сравнить с офицерами, а иноческие обители можно уподобить гвардейским частям.

    И если же вы решили вступить в ряды «церковных гвардейцев», несмотря на все ожидающие вас на этом пути трудности, то в наш, к сожалению, полный подлости и цинизма век нужно быть весьма осмотрительным, чтобы не угодить в «духовный штрафбат».

    В случае же ошибки в выборе жизненного пути можно горько поплатиться. Состояние душевной опустошённости на грани нервного срыва может продлиться не год и не два. И ты не знаешь — выйдешь ли ты из него вообще когда-нибудь или нет, и никто тебе не может дать никаких гарантий.

    Уходит год за годом, а чувство самонереализованности охватывает тебя всё сильнее. Пропадает аппетит, сон; и тебе уже ничего не приносит радости, — хотя при желании ты можешь себе позволить практически любое удовольствие.

    В вине также не можешь найти утешения — к нему как назло нет никакой тяги, да оно и не веселит нисколько, лишь сильнее нагоняя тоску.

    Всё это пытаешься заглушить, загружая себя до изнеможения работой, общением с людьми, документами, книгами — всё что угодно, только бы не оставаться наедине со своими переживаниями и мыслями. Однако утешения не приносит ничего…

    Единственной отрадой в таком состоянии бывает возможность общения с детьми, но после этого неизбежно тебя охватывает чувство уныния, а то и отчаяния — от отсутствия детского смеха, плача, лепета, запаха (приятней которого, наверное, нет ничего на свете), и особенно если к ним ты привык с раннего детства, воспитываясь в многодетной семье.

    Отказаться от священного сана? Но лишь в нём чувствуешь своё призванье, подобно призванию, например, художника, который не может не писать своих картин, или композитора, не мыслящего своего существования без музыки.

    Но и церковное служение — крестины, венчания, встречи с детьми в детсадах и школах — всё режет по живому, сердце сжимается от тоски и безысходности, и ты невольно вынужден прятать от окружающих глаза с предательски наворачивающимися на них слезами…

    И проблема здесь для многих заключается не в простом влечении к противоположному полу, или, по крайней мере, вовсе не в вульгарном его проявлении, а в доходящей до предела психических возможностей потребности во взаимных чувствах, в непреодолимом желании проявлять нежность, заботу, свои самые лучшие и благородные качества в отношении к той, которая сможет ответить тебе взаимностью, и с которой ты сможешь разделить радостное бремя рождения детей и заботливые хлопоты по их воспитанию.

    И рано или поздно она встречается на твоём жизненном пути…

    Такое испытание (причём это является тяжелейшим испытанием для обоих) может выдержать далеко не каждый.

    Церковно-канонические же нормы, регламентирующие жизнь Церкви (составленные к тому же в глубокой древности), таковую ситуацию, к сожалению, не рассматривают, и выход из неё подпавшим под влияние лжедуховников приходится находить разный.

    Одни, стиснув зубы, стараются изо всех сил сохранить верность данным по неосмотрительности обетам. Другие, отрекаясь от сана, возвращаются к обычной мирской жизни.

    Третьи, в случае снисходительного отношения правящего архиерея (обычно из-за особых на то жизненных обстоятельств, а также в виду щепетильности ситуации и сомнительности с церковно-канонической точки зрения законности такого рода пострижения), решаются вступить в гражданский брак, продолжая своё служение в Церкви.

    Знаю даже о паре случаев, когда архиереи живших в «гражданском» браке иеромонахов перевели в разряд белого духовенства.

    Однако такие архиерейские «вольности» в церковной среде считаются противоканоничными, и наверняка одним из следующих на кафедре архиереев на бывшего чернеца, ставшего бельцом, может быть обрушена вся тяжесть церковного законодательства, согласно которому такового надлежит лишить священнического сана.

    Но при этом монашеский сан не снимается, а церковные правила предписывают ему (уже в качестве простого монаха), оставивши свою семью (естественно, об алиментах умалчивается), отправиться на жительство в один из монастырей для того, чтобы провести остаток своей жизни в покаянии.

    В этом случае складывается совершенно парадоксальная ситуация. Священство, являясь таинством, в восточно-христианской (в отличие от западной) традиции считается «смываемым» — лишенный сана не имеет более права надеяться на его восстановление. Монашество же, напротив, в церковной традиции таинством не считающееся, объявляется пожизненным и «неизгладимым».

    Читайте также:  Какие русские воевали в украинской армии петлюры

    В современной церковной практике принято осуждать монашествующих священнослужителей, оставивших свое служение и вернувшихся к мирской жизни.

    Если кто-то решается обнародовать свои отношения и вынести решение своего вопроса в церковный суд, то таковой подвергается не только жесткому прещению (церковному дисциплинарному наказанию), но и (если не пожелает оставить свою семью и жить в каком-нибудь отдаленном монастыре на покаянии) совершенно выкидывается из церковной жизни.

    Хотя дореволюционная практика (объявляемая большинством нынешних канонистов неправомерной), начиная с петровских времен, была совершенно иной — человеку, добровольно (но бывали случаи и насильственного расстрижения) слагающему с себя монашеский сан, дозволялось вступать в брак, — совершавшийся соответственно духу того времени посредством таинства венчания. А Духовный Регламент, несмотря на налагаемые для расстриг ограничения по месту жительства и государственной службы, предписывал предоставлять им возможность устроиться на церковную (в качестве мирских служащих) или военную службу.

    В настоящее же время обычно тот, кто решается порвать со своим священническим прошлым, лишается не только духовной, но и элементарной материальной поддержки.

    Монашествующая братия в основной своей массе — за исключением высокопоставленных и «своих» — не имеют ни трудовых книжек, ни отчислений в Пенсионный фонд (т. е.

    не могут рассчитывать на нормальную пенсию), и не имеют права надеяться (невзирая на многолетнее самоотверженное служение в священном сане) на помощь со стороны матери-Церкви.

    Мы можем по-разному относиться к римо-католикам и спорить с ними о степени чистоты веры, но относительно обсуждаемого вопроса не может не вызывать восхищение отношение нынешнего понтифика к духовенству, оставившему служение ради создания семьи.

    Он не только ищет общения с ними, но и выказывает им свою поддержку: «Если священник влюбляется, — заявил он, — это ведёт к пересмотру его призвания и к изменению жизни. Он должен найти епископа и сказать ему, что он любит, и оставить священство.

    И что тогда? — А я помогу найти ему занятие».

    Из уст папы Франциска в адрес бывших священников звучат не слова упрека, а пастырское ободрение:

    «Если ты ошибся — поднимайся! Нет ничего более человечного, чем ошибки».

    «Каждый человек должен смотреть на другого человека сверху вниз только тогда, когда нужно помочь подняться».

    «Ни одного человека нельзя осудить навсегда за то, что он оступился; нет такой ненависти, которую нельзя было бы победить любовью!»

    «Исправлять брата — это служение, и оно становится возможным и действенным лишь когда каждый признаёт себя грешником и нуждающимся в прощении Господа. Сама совесть, которая помогает мне простить ошибку другого, еще раньше напоминает мне о том, что я сам ошибся и ошибался много раз».

    «Только один Бог лишён слабости, человек же по своей сути нуждается в Божьей поддержке. Мы никого не можем отбрасывать, потому что все мы — сокровище в глазах Бога. Пожалуйста, не забывайте молиться и обо мне, потому что я тоже слаб».

    «Церковь — не организация, ни культурная, ни социальная, ни даже религиозная… Церковь — это семья Иисуса».

    По утверждению римского первосвященника, Церковь призвана «лечить глубокие раны искренним диалогом» и «омывать ноги, а не промывать мозги».

    И если уж и применять в отношении «оступившихся» священников наказания в рамках действующих канонических норм, то по логике вещей необходимо начать в первую очередь с тех, кто — фактически мошенническим образом — их рукополагал и постригал в нарушение этих же самых канонических норм. И вместе с их жертвами извергать из священнического сана и отправлять на покаяние в провинциальные обители.

    Если же у нашего священноначалия нет воли и решимости к таковым одинаково справедливым действиям в отношении тех и других, то тогда необходимо поменять хотя бы свое отношение. Отказавшись от лицемерия, положить преграду к дальнейшим злоупотреблениям со стороны внутрицерковных сектантов и шибко рьяных церковных функционеров.

    И проявить «милость к падшим», оказавшимся (даже не столько по своей вине, сколько по вине недобросовестных пастырей) в сложной жизненной ситуации, но, несмотря на это, не озлобившимся и продолжающим оставаться верными чадами матери-Церкви и ожидающим от нее в лице своих духовных наставников и руководителей не отвращения и жестокого по отношению к себе обращения, а если и не сострадания, то хотя бы человеческого участия и духовной поддержки.

    • Если вам нравится наша работа — поддержите нас:
    • Карта Сбербанка: 4276 1600 2495 4340
    • С помощью PayPal
    • Или с помощью этой формы, вписав любую сумму:

    Источник: https://ahilla.ru/o-tajnyh-miryanah-i-o-brakah-s-byvshimi-monahami/

    Может ли монах вернуться к обычной жизни?

    Уходя в монастырь, человек отрекается от всего мирского и приносит обеты девства, послушания и нестяжания. Но случается и такое, что монах не может или не желает больше держать эти обеты и хочет уйти из монастыря.

    Препятствовать такому желанию настоятели монастырей не могут. Но они обязаны попытаться уговорить желающего стать мирянином остаться и не отказываться от принесённых обетов. Но что же происходит, если монаха не удаётся отговорить?

    Долгое время после принятия христианства на Руси и появления первых монастырей монахи не имели права отречься от принесённых обетов. Принимая монашеский постриг, они всю жизнь обязаны были провести в монастыре. Более того, принятие монашества означало, что человек становился мёртвым для мирской жизни.

    Такое правило действовало не только в Русской Православной Церкви, но и в других. Но, разумеется, случалось и такое, что разочарованные в монашеской жизни сбегали из обители. Заканчивался побег для таких монахов весьма печально — их отлавливали и помещали в монастырские тюрьмы.

    Легально уйти из монашества до середины XIX века не представлялось возможным.

    Впрочем, предпосылки к получению права официального отречения от монашеских обетов и возвращения в мирскую жизнь появились ещё при Петре I. Правда, тогда возможен был только принудительный выход из монашества, получаемый в ходе рассмотрения прошения духовным судом.

    А вот во времена Александра I монах мог покинуть обитель по своему желанию. Первым монахом, воспользовавшимся этим правом, стал игумен Иоасаф. Он обратился к Священному Синоду с прошением о разрешении покинуть монастырь и жениться.

    Разрешение игумену не хотели давать очень долго, развернулись долгие дебаты. Но в результате был принят «Закон о снятии монашества». Он даже был закреплён в «Полном собрании законом Российской империи». Несколькими месяцами позже этот закон признала легитимным и Духовная консистория.

    Однако он не отвечал ни одному теологическому и каноническому обоснованию Восточной Православной Церкви.

    Конечно, полученное русскими монахами право вернуться к мирской жизни не осталось незамеченным зарубежными священнослужителями. Так, грек Мелетий Апостолопулус попытался разобраться, как закон, не отвечающий ни одному канону христианской церкви, всё-таки мог быть принят. Однако ни один православный священнослужитель не смог дать ему ответа. В своей книге Мелетий писал:

    Я обратился к канонистам из России с просьбой объяснить, как такая практика Русской Православной Церкви может быть совместима с основными учениями Восточной церкви касательно этого вопроса. Полученные ответы явственно дали понять, что канонисты не могут дать разумное объяснение этому закону.

    Но как бы то ни было, закон был принят, и монахи, желающие вернуться в мирскую жизнь, должны были пройти специальный обряд.

    Как проходил монашеский обряд отречения

    Каждый человек, уходящий в монастырь, сначала принимал монашеский постриг и отказ от мирской жизни. После он приносил монашеские обеты девства, послушания и нестяжания.

    А желающий выйти из монашества должен был отречься от данных обетов и пострига. Разумеется, решившийся на такой шаг монах должен был сначала поставить в известность настоятеля монастыря.

    Просто уйти из обители и сообщить о своём решении постфактум он не имел права.

    Перед тем, как монах получал разрешение на выход из монашества, настоятель и все члены обители пытались отговорить своего брата от совершения этого поступка. Сначала с монахом говорил игумен, а после — назначенный епископом клирик.

    Если у них ничего не получалось, то к делу подключался епископский совет. На уговоры давалось полгода. И если желающий уйти монах не внимал увещеваниям в течение этого срока, то ему давали разрешение отступить от принесённых обетов.

    Процедура извержения из духовного сана называлась расстрижением, а прошедший её монах, соответственно, становился расстригой. В епархиальном управлении или в местной церкви ему зачитывали указ о лишении духовного сана. А после все собравшиеся восклицали «Анаксиос!». Это слово с греческого переводилось как «недостоин».

    Затем с расстриги снимали его монашеское одеяние, соответствующее его статусу. Все его предметы монашеского одеяния вместе с отслужившим свой срок церковный инвентарём сжигали. Интересно, что такой же обряд проводили над теми, кто отступил от принесённых обетов.

    То есть если монах, например, тайно женился или нарушал монашеский устав другим способом, то его изгоняли из обители, предварительно сняв одеяние — подрясник, рясу, скуфью или камилавку.

    Если монах имел священный сан, то его лишали права совершения богослужений и чина.

    В заключение обряда снятия обетов у отступника отрезали клочок волосы с бороды и головы и выдавали ему мирские одежды и справку о пребывании в монастыре.

    В наше время обряд выхода из монашества проходит точно так же, за одним исключением. Сегодня уходящим из монастырей не срезают клок волос с головы и бороды. Оказавшись в миру, бывший монах волен делать что угодно.

    Так ли просто проходило возвращение к мирской жизни?

    В Российской империи отношение к бывшим монахам было не слишком хорошим. Если до ухода в монастырь мужчина занимал какую-то должность или имел военный чин, то он его лишался. Но вместе с тем он восстанавливался в своём бывшем сословии.

    Не могли расстриги, бывшие дьяконами или священниками, пойти на государственную службу. А в армию их брали только на должность рядового. Ко всему прочему, отказавшиеся от монашеских обетов не могли жить в Москве и Петербурге.

    А ещё они обязаны были уехать из той губернии, где находился их монастырь. Эти правила действовали в течение семи лет.

    В течение того же времени бывший инок не мог жениться и поступить на гражданскую службу. Кстати, не мог он и венчаться со своей избранницей в церкви.

    Считалось, что действующий священнослужитель не может пойти наперекор обету безбрачия, принесённого его бывшим братом во Христе в бытность монахом. Так что расстриги могли заключить лишь гражданский брак.

    При этом, если до ухода в монастырь у мужчины уже было два брака, то заключить третий ему разрешали с большим скрипом. А четвёртый брак бывшему монаху заключить и вовсе не разрешали.

    Ко всем запретам добавлялось также отлучение от Святого Причастия. А если расстрига умирал, то отпевали его как простого мирянина, а не священнослужителя. Кстати, и сегодня бывших монахов отпевают по мирскому чину. За соблюдением всех запретов бывшим монахом тщательно следили.

    Если он нарушал их, то его могли сослать в Сибирь. Сегодня церковь более лояльна к отказавшимся от монашеского пострига. Таких строгих запретов, как в Российской империи, в отношении них больше нет.

    К тому же, бывший монах всегда может вернуться в обитель, если он понял, что мирская жизнь не для него.

    Возвращение бывших монахов в монастырь

    Русская Православная Церковь положительно относится к тому, что прошедшие обряд снятия обетов возвращаются обратно в монастыри. Ведь каждый может совершить ошибку и принять неверное решение. К тому же, если человек прожил в монастыре большую часть жизни, то приспособиться к современным реалиям ему может быть очень трудно. Так что бывший монах всегда может вернуться.

    Для возвращения в монастырь ему нужно принести покаяние и пройти испытательный срок. После этого он может носить своё прежнее церковное имя и даже получить обратно сан, если он у него был. Как правило монахи возвращаются в свою бывшую обитель, где они жили и служили ранее. Но если на момент возвращения в монашество она не действует, то монах может перейти в другую обитель.

    Можно ли аннулировать крещение в церкви

    Источник: https://www.factroom.ru/religiya/mozhet-li-monah-vernutsya-k-obychnoj-zhizni

    Ссылка на основную публикацию
    Adblock
    detector