Триполье: действительно ли оттуда пошла украинская история

Согласно официальной истории, в те времена на Земле царила эпоха неолита. Египтяне еще даже не задумывались о постройке знаменитых пирамид. Оставались тысячелетия до появления цивилизации шумеров. Еще не познавшие колеса и копий люди жили в пещерах и поклонялись огню.

И все-таки свеженайденная культура не может претендовать на лавры древнейшей. Рекорд по загадочности и старине поставила цивилизация, рожденная на украинской земле.

Вообще, долгое время самым первым цивилизованным народом считались шумеры. Эти древние люди жили в третьем тысячелетии до нашей эры в Месопотамии (территория современного Ирака).

Строили города, лепили кувшины, научились обрабатывать землю, создали письменность, вроде бы изобрели колесо…

В 1897 году археолог Викентий Хвойка проводил раскопки у села Триполье под Киевом. Его археологические находки оказались не менее сенсационными и ещё более древними.

В слое почвы, соответствующем шестому тысячелетию до нашей эры, Хвойка раскопал удивительные вещи — остатки каменных жилищ и сельскохозяйственной утвари.

Границы появления «человека хозяйственного» отодвинулись, как минимум, на тысячелетие в прошлое, а найденная культура получила название трипольской.

Но еще более удивительный факт был обнародован в 1966 году, когда археологи обнаружили на территории Украины огромные погребенные под землей города.

Население многих из них превышало 15−20 тысяч человек — огромную по меркам восьмитысячелетней давности цифру. Да и масштабы поражали: ученым известны трипольские поселения размером до 250 квадратных километров. Площадь самых больших зданий порой достигала 1000 квадратных метров. Причем строили трипольцы с умом.

Источник

Исследования показывают, что все протогорода созданы по одному и тому же плану. Дома в них располагались вплотную друг к другу, концентрическими кольцами, глухой стеной наружу. В результате получалось оборонительное укрепление. Расстояние между «кольцами» равнялось примерно ста метрам — дальности полета стрелы. А в центре города, как правило, стоял огромный храм.

Как могли древние полудикие люди создавать столь капитальные сооружения, ученым непонятно до сих пор. Впрочем, куда больше их потрясает другой факт. Грандиозные трипольские города существовали около 70 лет. Затем они погибали в огне.

Пожар выжигал все, оплавляя даже породу. Что было его причиной? Ответа на этот вопрос ученые не знают до сих пор. Выдвигают самые безумные версии. Например, что города выжигали пришельцы — лазерами с космических кораблей.

Вот только чем их могли прогневить безобидные земледельцы?

Есть и иная теория. Мол, земледельцами трипольцы были отнюдь не безобидными: за 70 лет они умудрялись уничтожить окружающую среду вокруг городов, а потому были вынуждены искать иное место для поселения. Ну, а сожжение? Возможно, таков был ритуал.

Как бы то ни было, многотысячное поселение в одночасье снималось с насиженного места, а вскоре оседало в молниеносно построенном городе. Так трипольцы скитались почти полторы тысячи лет. А затем… исчезли.

Это исчезновение — одна из самых больших загадок в истории. По некоторым подсчетам, трипольская культура насчитывала до двух миллионов человек, и однажды вся эта толпа в одночасье как в воду канула.

Куда же исчезли древние трипольцы?

Реконструкция жилья трипольской культуры ru.wikipedia.org

Версий, как водится, множество. От самых безумных (мол, продвинутые перволюди, устав от Земли, отправились завоевывать другие планеты) до вполне практичных. К примеру, что трипольцев уничтожила смена климата.

И правда, где-то в начале 3-го тысячелетия до нашей эры на смену влажной погоде пришла более засушливая.

Заниматься земледелием с тем же размахом, что и раньше, стало невозможно, и первая земная цивилизация потихоньку прекратила своё существование.

Есть и еще одна гипотеза. О том, что представители трипольской культуры ушли жить… под землю. Еще в конце XIX века близ украинского села Бильце-Золото археологи обнаружили пещеру под названием Вертеба.

А в ней — несколько древних захоронений, гончарную мастерскую, всевозможную домашнюю и сельскохозяйственную утварь. Пока ученые обследовали лишь восемь километров разветвленных подземных ходов Вертебы.

По мнению археологов, это составляет лишь четверть её протяженности.

Еще пяток подземных поселений специалисты института археологии НАН Украины обнаружили на юге Тернопольской области. Сейчас там ведутся раскопки. Возможно, скоро они объяснят, что же заставило трипольцев уйти жить под землю и куда этот загадочный народ делся потом.

Источник: https://ShkolaZhizni.ru/culture/articles/33997/

История Трипольской культуры

Главная > Европа > Украина > История Трипольской культуры

Развитие культуры земледелия длительное время оставалось не до конца изученным.

Благодаря археологическим исследованиям XIX века учёным удалось приоткрыть завесу тайны и сложить воедино научные находки, связанные с жизнью древнего человека в районах Поднепровья и Причерноморья.

В это же время учёные начали уделять внимание исследованию палеолитических стоянок у Днепра, заниматься раскопками курганов на юге страны, проводить масштабные работы по изучению древнегреческих колоний на черноморском побережье России.

В конце второй половины XIX века в области Поднепровья у села Триполья произошло открытие новой особой культуры, получившей название «трипольской».

Трипольская культура

Трипольская культура, зарожденная в Киевской области Украины, является археологической культурой эпохи энеолита, распространявшейся на территории от Восточного Прикарпатья до Среднего Поднепровья. В области Румынии это явление называли культурой Кукутени.

Трипольская культура захватила территорию Запрутской Молдовы, Молдавию, Правобережную Украину и развивалась на протяжении 1500 лет. Отличительной чертой данной культуры является то, что она тесно переплеталась с балканскими традициями, а также находилась на границе ареала земледелий, что позволяло ее носителям осваивать и заселять новые территории.

Археолог из Киева В. В. Хвойко стал первооткрывателем памятников трипольской культуры, дающих представление о первых земледельцах. В 1899 году состоялся XI Археологический съезд, в рамках которого Хвойко выступил с докладом под названием «Каменный век Среднего Приднепровья», отнеся изученные им памятники к особой неолитической культуре.

После исследований Хвойко у села Петрены около Бельцы Э. Р. Штерном были проведены раскопки, давшие возможность изучить другую сторону трипольской культуры. Работа Штерна в течение долгого времени представляла собой единственный сборник материалов, связанных с западной расписной керамикой.

Зачатки трипольской культуры появились в Буго-Днестровском бассейне, благодаря неолитическим племенам, которые на протяжении долгих тысячелетий проживали на данной территории, обладали мотыгами и серпами, проводили постройку не только землянок, а даже прямоугольных домов с печами в виде каминов, одомашнивали диких животных.

На сегодняшний день общий объём научных достояний, имеющих непосредственное отношение к культуре Триполья, впечатляет своей масштабностью. Известно свыше полутора тысяч работ, посвященных трипольской культуре. За время проведения научных операций было обнаружено и изучено огромное количество поселений и археологических памятников.

Поселения культуры Триполья

Советский археолог Татьяна Сергеевна Пассек разделила трипольскую культуру на три этапа развития:

Ранний этап – вторая половина VI – начало первой половины V тысячелетия до н.э. В роли домов выступали землянки, также были обнаружены маленькие «площадки» из глины.

Средний этап – вторая половина V тысячелетия до н.э. – 3200/3150 гг. до н.э. Поселения в районах мысов укреплялись при помощи валов и рвов, площадь поселений возрастала, жилища начали располагать по кругу. Иногда можно было встретить дома, имеющие два этажа, двускатную крышу и окна круглой формы.

Поздний этап – 3150 – 2650 до н.э. Территория культуры Триполья разрастается на север и восток путём расселения племён на укреплённых местах. Встречаются как некрупные наземные жилища, так и простые землянки.

Множество поселений, организованных во времена трипольской культуры, было обнаружено начиная с 1880 года в районе Правобережной Украины.

Особым отличием этих стоянок стали специальные «площадки», которые укреплялись с помощью обожжённой глины. Такие платформы имели квадратную форму, длина одной стороны «площадки» варьировалась от 5 до 18 метров.

На некоторых стоянках остались следы бывших очагов, построенных из глиняных плит.

Типичное трипольское поселение имело довольно интересный план организации. Дома располагались в два круга, чтобы усилить защиту населения в случае возможной атаки. Иногда в середине малого круга домов не строили, так как эта территория представляла собой городскую площадь.

Хозяйство культуры Триполья

Период с 5500 по 4000 г. до н.э. считается временем земледельческой революции, когда народ перешел от собирания растения и трав к их выращиванию, от охоты на зверей к их одомашниванию и разведению. Также и племена, относящиеся к трипольской культуре, начали заниматься сельскохозяйственным производством одними из самых первых.

Трипольцы обрабатывали земли и жили на одном и том же месте около 60 лет. По прошествии этого времени ресурсы земли истощались, и жители вынуждены были перемещаться на соседние территории.

Учёные выяснили, что сельское хозяйство трипольцев было так хорошо развито, что продукция всегда была в избытке.

Трипольская цивилизация по праву считается одной из первых земледельческих общин, которая не страдала от нехватки продовольствия.

Трипольцы зарекомендовали себя не только как грамотные земледельцы, но и как талантливые ремесленниками. Сначала их орудия труда изготавливались из камня, затем уже из кремния, который можно было применять для производства наконечников стрел, топоров, серпов и многих других незаменимых в быту вещей.

Высокое развитие получило скотоводство, гончарное дело и ткачество. Земледельцы выращивали не только зерновые культуры и овощи, но и целые фруктовые сады. На территории Украины именно трипольцами были посажены первые вишневые деревья.

В Поднестровье появились мастерские по добыче и обработке кремния, что также свидетельствовало об огромном прогрессе в сфере хозяйственной деятельности.

Помимо земледелия и скотоводства большую роль в становлении хозяйства Триполья сыграла охота и рыболовство.

Также отмечено существенное развитие техники обработки меди, полученной  Балканского полуострова, найдены многочисленные сельскохозяйственные орудия, приборы для ткачества, деревообработки, плетения, выделки шкур и так далее. Трипольская керамика была богато украшена красивым орнаментом.

Трипольцы возделывали землю при помощи мотыг из камня, кости и рога, а урожай убирали самодельными серпами, которые сначала были каменными, а после и медными. Медное орудие труда повсеместно вошло в обиход, благодаря раскопкам было обнаружено несколько сотен различных предметов из чистой меди, полученной из балкано-карпатских рудников.

Скотоводству также отводилась значительная роль в хозяйстве. Трипольцы содержали быков двух пород, одни из которых были мелкими, а другие – очень крупными, похожими на диких туров. В большом количестве жители содержали овец и свиней, а к концу культуры Триполья появились и домашние лошади. Выпас скота проводился недалеко от посёлка, а ночью животных закрывали в загонах.

Искусство Трипольской культуры

В каждом трипольском доме археологами было обнаружено от пары десятков до нескольких сотен керамических изделий потрясающего качества – блюдец, тарелок, кувшинов, кубков, амфор и фруктовниц.

Читайте также:  Рост петра i: какие есть нестыковки

Качество посуды поражало своим превосходством – керамика гладкая, тонкая, искусно окрашенная в белый, черный или красный цвета. Чёткость орнамента была совершенной, насыщенной символами и особыми знаками.

Не исключено, что эти знаки считались магическими, являлись оберегами и способом защиты от высших сил.

В каждом доме трипольца можно было найти один или два ткацких станка. Женщины были настоящими мастерицами с золотыми руками. Они ткали рубахи, платья, свитки, украшали свои произведения оригинальным орнаментом и узорами. Поверх платьев модницы времен Триполья носили медные, каменные или ракушечные бусы. Любили они и изделия из драгоценных металлов.

Отличительной чертой трипольской культуры являются статуэтки из глины, которые свидетельствовали о значительных успехах в становлении художественного вкуса. Обнаруженные предметы искусства отражали специфику экономического развития времен Триполья-Кукутени и этапы социального развития носителей данной культуры.

Верования и идеология трипольцев

Во времена трипольской культуры образовались специфические идеологические представления, на которые прямым образом повлиял земледельческий характер хозяйства.

Трипольцы отражали свои мысли и в орнаментах сосудов, которые отличались своей витиеватостью и, безусловно, несли в себе религиозно-магические свойства.

В орнаменте отражались представления трипольцев об окружающем мире, планете в целом.

Древние земледельцы вплетали в орнаменты своё представление о дожде и ветре, времени суток, временах года. На сосудах красовались изображения животных, растений, пахоты и посевов. Культ плодородия отразился в трипольских статуэтках женщины-богини с явными признаками женственности. В глину умельцы подмешивали зёрна пшеницы и муку.

Объектом культа во всём Средиземноморье на тот момент являлся и бык, приносящий огромную пользу в хозяйстве. Это животное обеспечивало жителей мясом, как и корова, дававшая молоко. Изображения этих животных были очень распространены, а статуэтки быков встречались в большинстве домов трипольских поселений.

Храм имел особое значение для каждого трипольца. Его всегда ярко раскрашивали, расписывали орнаментом, оснащали высокими арками, алтарём и жертвенной чашей. Народ Триполья был озабочен идеей Возрождения, которого можно было достигнуть при помощи ритуалов и обеспечения душевного бессмертия.

8 апреля 2017

Источник: https://archeonews.ru/istoriya-tripolskoj-kultury/

Триполье: откуда взялся миф о «протоукраине»

Описание

Представление об утраченной прародине, о «золотом веке» есть у каждого народа. Для украинцев это Триполье. Открытая на волне панславизма, Трипольская культура породила целый пласт научных и околонаучных изысканий.

До конца XIX века никто о Трипольской культуре не знал, но её очень искали. Дело в том, что на волнах трендового в то время панславизма славянские народы занялись поисками идентичности.

Надо понимать, что в те годы ни Польши, ни Чехии, ни Хорватии, ни Словакии и Словении не существовало.

Славянская общность была представлена «балканской тройкой» из Черногории, Сербии и Болгарии, и Российской империей, которую в европейском сообществе то и дело обвиняли в отсутствии демократии и сибирских каторгах.

Отыскал Триполье Викентий Хвойка. Профессионального археологического образования он не имел (окончил коммерческое училище), раскопками начал заниматься только в возрасте 40 лет.

По происхождению он был чехом и мечтал об освобождении своего народа от Австро-Венгрии. В этом вопросе он уповал на помощь Российской империи и получил от Российского императорского исторического музея средства на раскопки.

В 1899 году Хвойка на 11-м археологическом съезде в Киеве представил на суд коллег результаты своих раскопок. Главным «лотом» были расписные черепки. Хвойка объявил свои находки ни много ни мало доказательством существования «славянской ветви арийского племени».

Было ли открытие Хвойки сенсацией — вопрос по-прежнему спорный, так как по факту Трипольская культура только под другим названием была открыта ранее и называлась «культурой галицийской расписной керамики».

Ещё за 13 лет до раскопок Хвойки, в 1884 году румынский исследователь Теодор Бурада обнаружил элементы глиняной посуды и терракотовые фигурки неподалёку от села Кукутень. Поэтому в Молдавии и Румынии артефакты Трипольской культуры относят к «Культуре Кукутень».

По подсчетам историков, на территории Румынии и Молдавии было больше 2300 памятников этой культуры, на территории Украины артефактов Триполья меньше на пару сотен.

Кроме того, самые старые артефакты культуры были обнаружены в Трансильвании. Выходит, что Триполье на территории Украины было только восточным форпостом этой культуры, растянувшейся от Трансильвании до среднего Днепра, от Волыни до побережья Черного моря.

Была ли в Триполье письменность? Однозначного ответа на этот вопрос нет, хотя дискуссии на эту тему ведутся давно. В 2000 году вышло исследование И.Ткачука и Я.Мельника «Семіотичний аналіз трипільсько-кукутенських знакових систем». Разбирал эту тему в своей монографии 2002 года «Трипільська цивілізація» археолог Михайло Видейко.

Выводы ученых неутешительны: полноценной письменности в Триполье не существовало. Убедительно доказать, что узоры на трипольской керамике содержат какой-то семантический языковой код никому пока не удалось. Попытки расшифровать трипольские знаки при помощи древнегреческого и других европейских языков также не увенчались успехом.

Хотя, есть одно «но», а именно исследование российского востоковеда-шумеролога Анатолия Кифишина «Древнее святилище «Каменная Могила».Опыт дешифровки протошумерского архива ХІІ—ІІІ тыс. до н.э.», изданное в 2001 году.

В своем труде ученый заявил, что ему удалось расшифровать пиктограммы на 40 панно и 16 каменных табличках, так называемых скрижалях VІІ—ІІІ тысячелетий до н.э.

Из расшифровок Кифишина вытекает, что такие протошумерские пиктограммы, как «зерно», «ячмень», «мотыга», «плуг», «колесо» и даже «пиво», впервые появились в Каменной Могиле, Трансильвании, Подунавье и Приднестровье в V—ІV тысячелетиях до н.э.

Академическая общественность отнеслась к работе Кифишина сдержанно. Предположения ученого были критически оценены востоковедом Игорем Дьяконовым ещё до публикации работы Кифишина. Из ученых Санкт-Петербурга только историк-ассиролог Ростислав Грибов поддержал Кифишина.

Зато эти предположения были подхвачены некоторыми украинскими националистами в искажённом виде: «Украина — родина шумеров».

На сегодняшний день с Трипольской культурой до сих пор не все ясно.

С одной стороны доказано, что она была частью культурного комплекса, располагавшегося на территории Румынии, Молдавии и Украины, с другой — украинские историки продолжают создавать из Триполья протоукраину, и порождают на базе Трипольской культуры миф о «золотом веке Украины», когда не было войн, где люди только и делали, что лепили красивые горшки и украшали их магическими узорами-посланиями своим потомкам.

Установить достоверно этническую принадлежность жителей Триполья не представляется возможным, поскольку здесь была распространена кремация, но кем только не считали трипольцев — и прафракийцами, и прашумерами, и протославянами.

Только на одном отрезке от Киева до Канева в IV тысячелетии до н. э. ученые насчитали сразу 5 различных групп трипольцев.

Источник: https://4fasol.com/answer/history/76602

Миф о трипольском горшке

С этим горшком у нас с некоторых пор носятся как с писаной торбой. Однако парадокс заключается в том, что ни к украинцам, ни даже к славянам Трипольская культура не имеет ни малейшего отношения.

Начнем с того, что до самого конца XIX века никакой «Трипольской культуры» не существовало. Никто даже не догадывался, что в окрестностях очень живописного, но совершенно не известного широкой общественности села Триполье под Киевом археолог Викентий Хвойка обнаружит в 1896 году древнее поселение с горшками оригинального вида.

Хвойка был по происхождению чехом. Специального археологического образования он не имел. Зато успел окончить коммерческое училище и копал, как крот, по всей территории Украины. А все раскопанное тут же громогласно объявлял «славянским».

Тому была важная причина. Как большинство чехов того времени Хвойка очень не любил Австро-Венгрию, угнетавшую его маленькую родину, зато обожал Российскую империю, с которой связывал надежды на освобождение Чехии от австрийцев.

Таких чехов тогда имелось в избытке. Ярыми русофилами были современные Хвойки – Ярослав Гашек, еще не успевший написать своего «Швейка», и историк Любор Нидерле, в «Славянских древностях» отстаивавший тезис о «фактическом единстве» трех ветвей русского народа – великорусской, белорусской и украинской.

Официальной идеологией России конца XIX столетия был панславизм. Нет ничего удивительного, что Хвойка действовал строго в русле этой политической теории, отыскивая в прошлом доказательства древнего величия славян. Поэтому «правильному» археологу и позволяли рыть везде, где его душа пожелает, – даже в центре Киева на месте бывшего языческого капища.

Хуже было то, что отсутствие научной подготовки, умноженное на необыкновенную энергичность, постоянно ставило Хвойку в смешное положение. Как Колумб, он вечно плыл в Индию, а попадал в Америку, совершенно не понимая, что такое в очередной раз «открыл».

Зато ушлый чех неплохо зарабатывал на своих находках. «Спонсором» Хвойки являлся Императорский Российский исторический музей в Москве. Именно он оплачивал трипольские изыскания археолога, наивно полагая, что траншеи, прорытые Хвойкой в украинских грунтах, – суть оборонительные сооружения вокруг панславистской модели великого прошлого.

Чем так понравились находки Хвойки Императорскому музею – понятно. Дело было – в горшке. Да-да, в знаменитом расписном трипольском горшке, который просто невозможно было спутать ни с какой другой кухонной посудой.

Тут следует кое-что объяснить. На рубеже XIX–XX веков славянские народы испытывали сильнейший комплекс неполноценности. Хорватии, Чехии, Словакии, Словении, Польши не существовало как независимых государств.

Остальные были представлены слабосильной балканской троицей из Болгарии, Сербии и Черногории и обширной, но несколько старомодной Российской империей, которую мировое сообщество то и дело шпыняло за сибирскую каторгу и полное отсутствие намека на демократию.

Скрипя зубами, славяне точили нож на могучую германскую цивилизацию, завалившую их импортными стальными косами и зингеровскими швейными машинками, и искали утешения в легендарных праисторических временах. Но и там их мог утешить только так называемый «горшок пражского типа». А это было весьма слабое утешение. Честно говоря, почти никакое.

Следует заметить, что в основу классификации археологических культур ученые почему-то положили кухонную утварь. До сих пор эти профессиональные гробокопатели упорно считают, что каждый исчезнувший народ шуршал во тьме веков присущей только ему разновидностью черепка.

Лично мне этот метод кажется сомнительным. Ведь, исходя из него, развалившийся на наших глазах СССР можно обозвать «культурой чугунной сковородки», распространенной от Бреста до Камчатки, или, что еще вернее, «культурой граненого стакана».

Нынешнее же постсоветское пространство будет определено как «культура одноразового стаканчика».

Но тогда получится, что и сталинский энкавэдист, охотящийся в карпатских горах за бандеровцем, и сам бандеровец попадут в одну археологическую культуру только на том основании, что оба они опохмелялись из одинаковой посуды!

Ко времени открытия Хвойкой Трипольской культуры место жительства ранних славян определяли по ареалу распространения так называемого «пражского горшка», найденного, естественно, под Прагой.

Но беда заключалась в том, что, по словам того же Любора Нидерле, «этот славянский тип был в сущности не чем иным, как украшенной волнистым орнаментом римской посудой, широко распространенной в северных римских провинциях от нижнего Дуная до Рейна.

Читайте также:  Константин аксаков: от чего на самом деле умер главный славянофил

Очевидно, славянам приходилось общаться с римлянами на пограничных территориях у Дуная, когда там в I–IV веках употреблялся этот тип керамики, который и был заимствован славянами».

Получается, что древние славяне даже горшка своего не изобрели, а только по-обезьяньи «слямзили» его римский провинциальный вариант, который растиражировали в бесчисленном множестве копий от Одера до Днепра! Обидно, черт возьми, для гордого панславистского самосознания!

А тут появляется Хвойка и демонстрирует на Одиннадцатом археологическом съезде в Киеве замечательный расписной черепок прямо из окрестностей древнерусской столицы! Нет, кучу черепков! Можно сказать, даже целый ларек для сдачи тары! И громогласно заявляет, что вся эта обожженная глина принадлежит «славянской ветви арийского племени».

Все, естественно, в восторге! Настолько в восторге, что даже не замечают явной несостыковки. Ведь ничего особо оригинального Хвойка не открыл.

Все, что он обозвал Трипольской культурой, еще за двадцать лет до него называлось «культурой галицийской расписной керамики» и было обнаружено на территории «конкурирующей фирмы» – Австро-Венгерской империи.

Совершенно аналогичные трипольские горшки валялись где попало, почти на всем пространстве входившей в ее состав Западной Украины!

Но на то он и восторг, чтобы не обращать внимания на мелкие детали! Развеют его только немецкие пушки в 1914 году, доказавшие, что в начале XX века воевать придется все-таки не черепками, а тяжелыми артиллерийскими снарядами. Аккурат в этот год Хвойка и помер. Не от снарядов, а от естественных причин.

То есть от старости. А вот Российская империя, наивно внимавшая чешским наукообразным бредням выпускника коммерческого училища, прожила еще целых три года и рассыпалась от немецкого артобстрела на множество национально-сознательных черепков, из которых только Сталин слепил нового колосса на глиняных ногах.

Советские археологи взглянули на «Трипольский мир» шире. Подобно тому как Сталин присоединил Западную Украину к СССР, так и они «культуру галицийской расписной керамики» прилепили к «братской» Трипольской. Но на этом разрастание политико-археологического мифа не прекратилось. «Стулья расползаются, как тараканы!» – говорил Остап Бендер.

В один прекрасный момент ученые заметили, что то же самое научились делать и трипольские горшки. Их находили везде – на Киевщине, на Черкащине, на Винничине, на Ивано-Франковщине и Хмельниччине.

Но если бы только тут – было бы еще полбеды! Ярким трипольским черепьем оказалась переполнена вся Молдавия и, страшно даже подумать, не очень дружественная Румыния! А это уже грозило серьезными международными осложнениями…

В Румынии то, что Хвойка обозвал Трипольской культурой, с истинно румынской тягой к прекрасному, наименовали «культурой Кукутень».

Но на этом коварные потомки римских каторжников и дакских угонщиков скота не остановились, а еще и начали пересчитывать все имеющиеся у них кукутенско-трипольские «месторождения» расписных горшков.

Получилась страшная цифра – 1800! Причем если в Украине коллекционеры при вопросе о том, откуда у них ценные трипольские черепочки, стыдливо отводят глаза, то румынская «перепись» потрясает своей официозной помпезностью.

В ней указано не только, где, что, когда и кто нашел, но даже то, кем очередной «шедевр» древнего керамического производства был описан с научной точки зрения и в каком музее или частном собрании теперь находится.

Наши обладатели трипольских аналогов кукетенских мисок такой точности, естественно, не проявят, так как закупили свою «глину» в основном у «черных» археологов, рывших вопреки всем законам Украины. Теперь владельцам шумно разрекламированных в последнее время «коллекций» еще придется доказать, действительно ли их экспонаты произвели древние трипольцы, а не слепили с голоду киевские гончары в период «звериного» капитализма начала 90-х.

Однако раздосадованные румынскими достижениями в области трипольской арифметики наши археологические светила тоже начали считать. Вышло, что на территории Украины имеется примерно 2040 единиц памятников отечественного Триполья. Против 1800 румынских мы в явном большинстве – можно наступать.

Беда только, что в Бухаресте исчисления произвели лет тридцать назад, а у нас – совсем недавно.

Возможно, румыны еще кое-чего за это время раскопали, о чем наши ученые пока не успели прослышать, – научная мысль через границы лезет медленно… А кроме того, имеется еще 530 поселений молдавского Триполья! Их куда девать? Пока Молдавия вместе с Украиной находилась в составе СССР, молдавско-трипольские горшки можно было условно зачислить в «наши». Но теперь они скорее союзники румын. Молдаване и румыны говорят на одном языке, имеют общую историю. И, если к их 530 приплюсовать задунайские 1800, выйдет 2330 молдавско-румынско-кукутенско-трипольских памятников. Украина против этого археологического союза в явном меньшинстве!

И наконец, самое страшное – после долгих поисков истоки Трипольской культуры обнаружили именно на территории Румынии. Более того! В Трансильвании – на родине печально знаменитого князя Дракулы! Отсюда она расползлась концентрическими кругами, перевалив сначала Дунай, потом Днестр и, наконец, подойдя к Днепру.

Собственно поселение, раскопанное Хвойкой у Триполья, – всего лишь ее крайний восточный форпост. Так сказать, ноги, которыми она отбивалась от наседавших из-за Днепра дикарей.

А голова и грудь с романтически бьющимся сердцем – в Румынии! Брюхо – в Молдавии! Украине же, образно говоря, досталась только филейная часть с нижними конечностями.

Кусочками этого «филе» и набивают свои коллекции непереборчивые олигархи с непреодолимой тягой к прекрасному в праистории.

А теперь давайте остынем и спокойно разберемся, из-за чего, собственно, весь сыр-бор.

Любой поклонник Трипольско-кукутенской культуры независимо от уровня умственного развития на полном серьезе начнет рассказывать вам, что это была величайшая цивилизация древности, что на территории Украины в те времена, когда не существовало еще египетских пирамид, строили гигантские «протогорода», которые сжигали раз в шестьдесят лет, что из Триполья вышло все мировое земледелие, что трипольцы создали «магические» орнаменты, божественно красивые горшки и статуэтки и что вообще они никогда не воевали, чуть ли не напрямую общаясь с Космосом… В общем налицо миф о потерянном Золотом веке. Почему после этого триполеманы не оставляют свои городские «хатынки» и не уходят воссоздавать заново «протогорода» – ума не приложу.

Но, если отбросить романтику, получится куда более скромная картина.

По уточненной методом радиоуглеродного анализа хронологии, Трипольская культура существовала примерно с V тысячелетия до нашей эры на территории Румынии и с IV – на юго-западе нынешней Украины.

А земледельческая революция произошла в VIII тысячелетии до Рождества Христова на Ближнем Востоке – еще в те времена, когда под Киевом шлялись стада первобытных охотников. Так что отнюдь не трипольцы научили Вселенную печь пирожки.

Так называемые «протогорода» могут тревожить только воображение дилетантов.

Конечно, славно, что на поселении Майданецкое дома стояли десятью концентрическими кругами и было их аж две тысячи! А теперь переведем этот счет на нормальный язык.

При самых оптимистичных раскладах в «протогороде» могли жить не более 15 тысяч человек. И был он просто большим, разросшимся, но все-таки селом. Даже мегаселом, если хотите, но никак не городом.

Для сомневающихся приведу пример одного такого всеукраински знаменитого села – Гуляйполе.

На рассвете XX века, когда в нем начинал свою политическую деятельность батька Махно, там числился, по официальным данным (фактически было больше), 16 151 житель, мельница, пять школ, почтовая станция, кинотеатр «Колизей» и даже двухэтажные дома, построенные не из глины и палочек, как у трипольцев, а из красивого красного (до сих пор стоят – сам видел!) кирпича. И, тем не менее, вся эта роскошь, несмотря ни на что, значилась селом – в Российской империи еще не додумались до возвышающего в собственных глазах термина-мутанта – «поселок городского типа». Так вот – трипольские «протогорода» выглядели на порядок скромнее Гуляйполя. По сути, их можно сравнить с современными большими совхозами – теми самыми, где все удобства во дворе. И жили эти «протогорожане» в основном за счет того, что пасли быков, свиней и сеяли полбу.

Да и что это за капитальное строительство, если каждые шестьдесят лет такие «города» якобы «ритуально» сжигали? Можете представить качество постройки? Хотя лично я в магический смысл пожаров в трипольских «совхозах» не очень верю.

Куда проще предположить, что очередной катаклизм случался просто в результате неосторожного обращения с огнем.

Скученные постройки выгорали в этом случае, как по команде имитируя загадочный «ритуал», при котором никто из современных дешифраторов на самом-то деле не присутствовал!

Нет никаких доказательств и мирного характера Трипольского проторая. В Молдавии раскопали два древнетрипольских домика на поселении Друцы. Один из них был, как мишень, засыпан тучей стрел.

У угла второго валялось еще с десяток. Признаки силового решения конфликта – налицо. Причем все наконечники одного типа.

Значит, трипольцы с удовольствием баловались в развлечение под названием «гражданская война».

Резали, иначе говоря, друг друга! И все у них для этого было – и топоры-молоты, и бронзовые ножи, и, естественно, никого не удивлявшие даже в те времена обычные копья.

И так со всем, что хоть как-то касается Триполья. Не цивилизация – формула. Подставляй значения, какие хочешь. Биноклевидные сосуды? По одной версии, магические посудины для вызывания дождя.

По другой, через них просеивали человеческий пепел на поле, чтобы урожайность была выше. По третьей – самой смешной – ничего не просеивали, а просто обтягивали донышко кожей и лупили, как в барабан.

Кстати, проводили эксперименты – очень даже громко получается! Как у негра на там-таме.

Недавно киевский научный мирок потряс очередной скандальчик. Один из местных археологов – кстати, тоже большой фантаст, заявил, что культура Триполье-Кукутени, возможно, была связана с прашумерской или прасемитской цивилизациями Ближнего Востока.

Теперь он в испуге везде, где может, оправдывается, что ничего о «прасемитизации» Триполья не говорил, а большие носы трипольских статуэток якобы ни на что не намекают.

И вообще лучше, дескать, «прасемитские» заимствования в нынешних европейских языках (tauro – «бык», kou – «корова») назвать «афразийскими». Во избежание всяких антисемитских выходок.

Возможно, так оно и действительно лучше. Но что касается этнической принадлежности трипольских костей, то чьими их только не объявляли! В «Древней истории Украины», изданной под руководством Петра Толочко двенадцать лет назад, – «прафракийскими». В докладе Хвойки 1899 года – «протославянскими».

С той же степенью достоверности их можно считать «протоиндоевропейскими». И вообще, какими угодно. Даже «истинно арийскими», так как на некоторых горшках попадаются изображения свастики.

Читайте также:  Какие русские воевали в армии шамиля на кавказской войне

Проблема в том, что своих покойников представители этой культуры кремировали, а тех черепов «средиземноморского» антропологического типа, которые по каким-то причинам не сожгли, слишком мало, чтобы делать обобщающие выводы. Ведь даже на отрезке от Киева до Канева в IV тысячелетии до н. э.

насчитали сразу пять различных групп трипольцев! Говорить, что они были единым народом от Трансильвании до Днепра, так же глупо, как утверждать, что мы – одна нация с американцами, на том основании, что в «Макдоналдсе» запиваем чизбургер колой из одинакового пластикового стаканчика. Слишком мало фактов.

Но почему же тогда наши коллекционеры из новых украинцев так вцепились в эти горшки? Ответ прост – по бедности. Украина – провинциальная страна с нищими олигархами. Денег, чтобы купить Рембрандта, у них в отличие от японцев все равно нет.

Действительно стоящее – скифское золото, античные ювелирные изделия из причерноморских городов – давно собрано до них и покоится в Эрмитаже. Остается кухонная утварь из мифических «протогородов», так напоминающих родные села, вытолкнувшие чумазых нуворишей в Киев.

Ее-то и приходится грести. А что еще остается?

Трипольская культура угасла в III тысячелетии до н. э. Первые же исторические свидетельства о славянах относятся только к началу I тысячелетия н. э. Исторический промежуток между ними – двадцать веков! Кроме того, прародина славян, как мы уже писали в первой главе, находится на территории Полесья.

Византийские историки описывают их как типичных лесных жителей. Но трипольцы вообще никогда не расселялись на территории лесной зоны. Их культура полностью вписывается в лесостепную полосу, осваивать которую украинцы станут только в XVII столетии н. э., а полностью заселят лишь при Екатерине II.

О каком тождестве между украинцами и трипольцами можно после этого говорить?

Бузина О.А.

Источник: https://pravdorub-analitika.ru/mif-o-tripolskom-gorshke-hvojka/

Кто кого рубал "как зелень"

Международный скандал вызвала фраза телеведущего Ивана Урганта в программе «Смак»: «Порубил зелень, как красный комиссар жителей украинской деревни». Продолжение крылатого теперь выражения вы уже знаете. «Свобода» пыталась «уничтожить» Урганта у здания российского посольства в Киеве. Украинский МИД сделал соответствующее заявление.

Кулинар-остроумец извинился за «проделанную работу» по, так сказать, «укреплению» российско-украинских отношений… А я задумался: странная все-таки штука историческая память. Одни помнят царапину и размахивают ею на весь мир. Другие предпочитают забывать даже смертельные раны.

Охотник на комиссаров похож на себя живого только шапкой» src=»https://imgprx.livejournal.net/b9b17505f85ec0368826dda990e6045196352c5e/vMOTcaik3u61TuqCW1ZZHavOvNG6UkF1uycSuTlb0dnyi0ismwLAgCGJf4W6fG_66CAaYjYMDb1WdUG3BlJMjx-94hh11fh89IFPA2FT7LrZnT0S7fQZdvKXFdWHgzJ7″>

Памятник атаману Зеленому в Триполье. Охотник на комиссаров похож на себя живого только шапкой

Если рассмотреть сказанное тем же Ургантом не с юмористической, а с исторической точки зрения,  то иначе, как шуткой, его назвать нельзя. Ибо нет в истории гражданской войны ни одного факта, чтобы красный комиссар «порубал» жителей украинской деревни!

ДЕРЕВНЯ С ПУШКАМИ И ПУЛЕМЕТАМИ. Зато наоборот случалось неоднократно. Что такое украинская деревня в 1918 году? Это нечто среднее между чеченским аулом в начале 1990-х и Вандеей эпохи Великой французской революции, уроженцы которой резали косами присланных из Парижа комиссаров.

Мирных жителей в украинской деревне, конечно, можно было найти. Но они прятались ото всех: и от красных, и от белых, и от петлюровцев, и от махновцев. Благодаря своей отстраненной позиции эта категория крестьян, кстати, меньше всего пострадала от гражданской войны. Она в ней попросту не участвовала.

Ни на чьей стороне.

А вся остальная украинская деревня вооружена до зубов и организована местными атаманами. Десятки и сотни «батек» по всей Украине! Причем «политическими украинцами» отнюдь не являвшимися — не мыслили они пределами шире уезда. В крайнем случае губернии.

Жители украинских деревень того времени — это преимущественно молодые люди, только что вернувшиеся с Первой мировой войны. Причем прихватившие с собой горы оружия. Не только винтовки и револьверы, но и гранаты, пулеметы и даже пушки.

Среди них полно прапорщиков военного времени — младших офицеров с несколькими классами образования, которые успели послужить в Русской императорской армии.

На стенах крестьянских хат потом будут десятилетиями висеть их фотографические карточки, снятые в самых разных городах бывшей империи, куда они попали по мобилизации.

В общем, все вооружено и обозлено. Потому что у крестьян есть хлеб. И сало. И колбаса. А у красных, белых или петлюровцев ничего нет, кроме идеи. Но идея без хлеба и колбасы в материальном мире жить не может.

Поэтому и шастают по деревням различные отряды из города с целью свои идеи покрепче материализовать. За счет реквизированных у крестьян продуктов.

Но попробуй эти «дары» крестьянского труда изъять, если хозяин их вооружен до зубов.

Яркий пример всему сказанному — так называемая Трипольская трагедия. Триполье — это огромное село под Киевом. Летом 1919 года Киев контролировали красные. А Триполье и весь нынешний Обуховский район — бывший военный писарь атаман Зеленый. Та самая «зелень», которую так легкомысленно взялся «рубать» в телевизоре Ургант.

Настоящее имя Зеленого — Даниил Терпило. Но «терпилой» этот господин не являлся. Скорее наоборот. Внешне на типичного атамана из кинофильма Зеленый тоже не похож. Ни бороды, ни усов, ни оскаленной челюсти.

С фотографии на нас смотрит совсем молодой человек — чуть ли не школьник. Правда, в кудлатой шапке. Но такие шапки кто только ни носил.

Скажем, будущий писатель Аркадий Гайдар, тогда же пребывавший в Киеве как красный курсант, мало чем внешне отличался от Зеленого.

«ТРИПОЛЬСКАЯ ТРАГЕДИЯ». Тогда же в красном Киеве возникла идея Зеленого усмирить. Так как лишних частей не было, отряд сформировали из подольских комсомольцев.

По происхождению они в основном были евреями — представителями той же национальности, что и легкомысленный Иван Ургант. В поздние советские времена 1950—1970 годов, когда вклад евреев в революцию стали замалчивать, этот факт не афишировали.

Просто говорили: пошли, мол, на Триполье какие-то «комсомольцы». Хотя фамилии командиров и членов этого подразделения говорят сами за себя.

Советская открытка 1920-х. Расстрел комсомольцев в Триполье

Возглавлял комсомольский отряд родившийся в Одессе Михаил Самуилович Ратманский. Ему как раз исполнилось 19 лет. А одним из его «боевых побратимов» был сын киевского художника Абрама Маневича. За семь лет до описываемых событий семья Ратманского перебралась из Одессы в Киев. Миша Ратманский был молодой да резвый.

Сразу кинулся искать себя в революции — в семнадцать лет вошел в инициативную группу, созданную Киевским комитетом РСДРП(б) «для организации молодежи города».

Боевик — к моменту экспедиции в Триполье уже обстрелянный в январских уличных боях в Киеве — в том самом Январском восстании, которое подавляли войска Центральной Рады.

Факты эти историкам хорошо известны. Никакого секрета не представляют. Их можно найти в любом советском справочнике. Только сейчас их не афишируют  — не вписываются они в новую концепцию украинской истории.

Здание, где формировался отряд, уцелело до сих пор. Очень красивое — бывший особняк предпринимателя Тевье Апштейна на Спасской, 12. Там теперь управление по охране памятников старины.

Торговал господин Апштейн до революции металлическими изделиями, ни в какую политику не лез и даже не подозревал, что другие еврейские юноши временно используют его чудный особнячок с высокими окнами для своих революционных нужд.

Закончился поход «ургантов» гражданской войны быстро и печально. Зеленый и его хлопцы прижали комсомольцев к Днепру и порубали. Не в переносном, а в прямом смысле. Как зелень. Только шашками. Что тоже объяснимо. Ведь поход юных энтузиастов с Подола был не природоведческой экскурсией, а военной операцией с целью изъятия продовольствия.

Триполье. Остатки памятника

Победив в гражданской войне, большевики установили в Триполье убитым комсомольцам памятник. Его разрушили в ющенковские времена.

А чтобы «свято место» пусто не бывало, в том же Триполье теперь стоит бюст атамана Зеленого. Нынешний культ «героев Крут» — родной брат советского культа «героев Триполья». Хотя «героями» не были ни те, ни  другие.

Просто прыгнули добровольно в кашу гражданской войны и сварились, как овощи в программе «Смак».

По поводу атамана Зеленого тоже существуют как минимум две оценки. Нынешние политические  поклонники Данилы Терпилы называют его «героем». Враги  — «садистом». И то, и другое — всего лишь оценочные суждения. Вряд ли атаман Зеленый был садистом. В отличие от 19-летнего Ратманского, ему было 33 года.

Он успел побывать участником революционного движения, членом партии эсеров и ссыльным в Архангельской губернии. Дореволюционное прошлое никак, кстати, не сказалось на его карьере в русской армии.

Во время Первой мировой войны он был писарем в штабе одного из корпусов, потом окончил Житомирскую школу прапорщиков.

АТАМАН ЗЕЛЕНЫЙ — КРАСНЫЙ И ЖЕЛТО-СИНИЙ. Но во время гражданской войны в самом обычном человеке просыпается такое, о чем он даже не подозревал.

Отрубленные головы и вспоротые животы убитых врагов — это логическое продолжение животного страха, который испытывают будущие «герои» перед боем. Уцелев, им хочется убить не только врага, но и свой страх. Поэтому победители и глумятся над трупами побежденных.

Все армии это тщательно скрывают, обнародуя только отдельные «инциденты». Но действительность намного страшнее официальной статистики.

Зеленый в центре. Даже не скажешь, что атаман!

Парадокс состоит в том, что уничтоживший комсомольцев Зеленый тоже был некоторое время «красным». А до того петлюровцем. Вместе с Петлюрой он брал Киев в декабре 1918 года — во время антигетманского восстания, описанного Булгаковым в «Днях Турбиных».

Его «банда» официально называлась тогда Днепровской повстанческой дивизией. Потом Зеленый рассорился с Петлюрой и перешел на сторону красных. Зимой 1919-го петлюровцы даже отправляли из Киева специальный карательный отряд на усмирение бывшего прапорщика и его хлопцев.

А дальше была ссора уже с красными и «битва за Триполье» с комсомольцами с Подола.

Советские историки 1970-х утверждали, что Зеленый действовал в интересах… белогвардейцев. Но правда состоит в том, что, отделившись и «унезависившись» от всех, атаман погиб в бою именно с белыми. В том же 1919 году.

Сразу после истребления комсомольцев. Легче дать оценку его нынешнему памятнику, чем политической ориентации. Монумент Зеленому действительно установили ужасный. Покойный на нем сам на себя не похож.

Только шапка смахивает на настоящую — ту, что на фотографии.

Источник: https://mikle1.livejournal.com/3285375.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector